S03E05
ЧАПТЕЯ ОИЕ ЧАПТЕЯ ТХЯЕЕ

ЧАПТЕЯ ТWО

ОUЯ ГЕИЕЯОSITУ IS WITXOUT COMПАЯУ

(Наша щедрость ни с чем не сравнится)
22 января 1553, 10:53

Романов вошёл в приёмную генерального секретаря. Ничего примечательного – небольшая комнатка, напротив лифта двери в кабинет, стойка секретарши с левой стороны, диван, журнальный столик и ещё одна дверь с правой. Куда она вела, охотник до сих пор не знал. Но поразмышлять на эту тему помешала секретарша, сразу же сказавшая:

— Сергей Романов?

Механическим, немного шипящим голосом без эмоций он коротко ответил:

— Да.

— Маршал пока не пришёл, пожалуйста, подождите его здесь.

Кивнув, Романов взял со стола газету, сел на диван и начал читать первую полосу:

“ЧЕSTИОSTЬ”

ЯЕSUЛТS ОФ ТХЕ СОИГЯESS ОФ ОСП

IИДЕПЕИДЕИТ АИАЛУSIS
(«Честность» Результаты заседания ОСМ Независимый анализ)

Минут через десять, как раз в тот момент, когда охотнику надоело читать финансовые прогнозы, раздался чей-то топот. Отложив газету, он увидел Чернова, запирающего неизвестную дверь. Увидев своего охранника, маршал сразу же сказал:

— Доброе утро, Сергей. Я вроде как не опоздал, мы же на одиннадцать договаривались?

— Да. Товарищ маршал, а… что там?

Они вошли в кабинет и сели за стол.

— Моя небольшая квартирка. Однокомнатная, но уютная, да и находится в самом центре Шихона. Ну и от работы недалеко. Ладно, к делу – он вытащил из стола бежевую папку и откинулся на спинку кресла – Во-первых, расскажи мне, почему ты, лучший наёмный убийца, обладающий сверхсовременным оружием, решил застрелить цель не из винтовки, как планировалось изначально, а из пистолета? Более того, почему, обладая системами наведения, ты нанёс настолько пустяковое ранение, что её за ночь успели привести в чувство?

Помимо полученной информации, Романова также смутила реакция маршала: не злость, не холодное спокойствие, а нечто похожее на радость удачному стечению обстоятельств.

— Та подруга оказалась убийцей. Аликорн сумела её обезвредить, но я решил… помочь, а также дать ей шанс завершить работу.

— Правда? Это всё меняет. Дело в том, что мы со Смирновым нашли Лайт, и…

— …Стоп. Что вы там делали?

— Шоколад покупал, неважно. В общем, оказав первую помощь, ну и удалив пулю, конечно, её отправили в Шихон. Доктора говорят, что она уже в состоянии приехать. – маршал на пару секунд замолчал, после чего сменил тему – В общем, можно сказать, с заданием ты справился лучше, чем планировалось, дав нам предлог перевезти её сюда. Теперь, когда мне известны все подробности, можно будет убедительно солгать, и переманить многострадального аликорна на нашу сторону. Но всё-таки, пожалуйста, следующее поручение выполни без осечек, ладно? – он вытащил из ящика стола бежевую папку без надписей – Здесь находится стратегически важная информация о количестве войск в Шихоне на данный момент. Ещё здесь указанно, сколько солдат и техники будет в феврале, во время проведения парада в честь основания Партии, ну и в марте, когда основные силы отправят на границы. Пойми, если это попадёт не в те копыта, и тот же Шуги догадается, как этим воспользоваться, внеся данные в свои «гениальнейшие планы» – будет очень плохо. Всем. Ты меня понимаешь?

— Конечно.

— Отлично. Твоя задача – доставить эту папку в «Ретарию».

— В самое крупное казино в СХСР?

— Под ним сверхсекретное хранилище КХБ. Звучит дико, да, но кто догадается там искать? В общем, инструкции тебе должны прислать, ну а тебе пора идти. Заодно сыграешь в казино, развеешься.

Романов коротко кивнул, взял папку и направился к выходу.

Уже сидя за рулём своего бронированного седана, также созданного БНР, охотник вытащил из кармана телефон, на который пришло сообщение, гласившее:

“ДО УОU WAИТ ТO БЕСОМЕ ТХЕ ПЕЯSОИ ТХАТ УОU WEЯЕ БЕФОЯЕ? САЛЛ TХIS ИUMБЕЯ ФЯОМ АИУ ПАУПХОИЕ АФТЕЯ ФЕW ДАУS. ДО ИОТ ТЯУ ТО WЯITE OЯ САЛЛ ФЯОМ УОUЯ СЕЛЛ”
(Хочешь стать тем, кем ты был раньше? Позвони по этому номеру с любого таксофона через пару дней. Не пытайся писать или звонить с сотового)

Интересное предложение, но сейчас на него нет времени. Решив пока отбросить мысли о нём, и сконцентрироваться на изучении данных о хранилище «Ретарии», Романов приступил к выполнению поставленной задачи.


11:23

Лайт, ехавшая в лифте на последний этаж небоскрёба в самом центре Шихона, старалась сформулировать все интересовавшие её вопросы, надеясь, что генеральный секретарь на них ответит. Самый главный, конечно, это личность того загадочного убийцы, один глаз которого светился тусклым тёмно-зелёным светом.

Выйдя в приёмную, и, наконец, согревшись, она осмотрелась. Кроме красной пони, сидевшей на диванчике и читающей какой-то журнал, никого не было. Решив не проявлять излишней наглости, врываясь в кабинет без приглашения, Велосити подсела к незнакомке и начала выбирать, что почитать. Вариантов было много – от свежего выпуска новостей, до буклета о моногатари – официальной религии Химай. Ей всегда казалось, что эта вера лучше селестианства, хоть и поклонялись пони странному существу, которого именовали Всевышним. Совсем не похожий на пони, стоящий на двух ногах и не имеющий копыт Создатель в потрёпанных тёмно-зелёных доспехах считался покровителем всех пони, победившим Мать Сестёр полторы тысячи лет назад. Лицо Его скрывал глухой шлем, а Т-образная прорезь, закрытая тёмным стеклом, придавала облику ещё большую грозность.

Конечно, это было очень интересно, но Лайт не горела желанием изучать очередную религиозную теорию, поэтому она взяла газету и начала читать, решив заодно проверить знание химайского. Ведь ей, судя по всему, предстояло надолго задержаться в этой стране.

Красная пони с золотой гривой, сидевшая рядом, казалась ей очень знакомой, хоть они никогда раньше не встречались. Подумав пару секунд, и решив, что хоть какой-то друг не помешает, аликорн протянула ей копыто, параллельно представившись:

— Велосити.

Внезапно, пришло осознание абсурдности ситуации, но было поздно что-либо менять. Собеседница на секунду смутилась, но, как ни странно, ответила:

-П-Пуро.

Появилось странное чувство, будто она уже слышала это имя. Не обратив на него внимания, Лайт, вновь не подумав, спросила:

— Кого ждёшь?

— Ну, можно сказать, что тебя.

Неожиданный ответ, почему-то взволновавший аликорна

— В-в смысле?

— Клэр попросил меня помочь тебе обустроится в твоём новом доме, как только вы закончите

— Клэр?

— Клэренс. Чернов.

— А, точно.

Они замолчали, но через пару секунд Пуро продолжила:

— Слушай, Роуз надолго ушла, так что не жди её, заходи.

— Т-туда?

— Хочешь разговаривать в приёмной? Успокойся, он поймёт, проходи

Красная аккуратно спихнула аликорна с дивана. Поняв, что другого пути нет, Лайт собралась с силами, тихо постучалась и робко вошла внутрь.

Она ожидала увидеть пони в белоснежном кителе, на котором практически нет свободного от наград места, правителя, вершащего судьбы двух миллиардов своих граждан и вызывающего трепет и уважение…

Но эти ожидания не оправдались. «Стальной маршал» сидел в кресле напротив камина и смотрел выпуск новостей. Вместо кителя – бежевый костюм, вместо стопки важных документов – тарелка с бутербродами с красной икрой, стоящая на кофейном столике. Услышав, что кто-то пришёл, Чернов спешно выключил телевизор, вытер копыта салфеткой и жестом указал посетительнице на стул напротив массивного стола. Прикрыв бутерброды, он сел в рабочее кресло и начал говорить дружелюбным голосом:

— Сразу предлагаю забыть о формальностях. Зови меня Клэренс. Теперь к делу. У тебя есть вопросы, а у меня ответы. Начнём с главного: ты нам полезна. Именно поэтому тебя спасли от убийцы, именно поэ…

— …Спасли?

— Да. В тебя стрелял мой личный телохранитель. Правда, всё пошло немного не по плану, но, в целом, ты везучая, Велосити.

Она начинала нервничать.

— Везучая?! А если бы он меня убил? А если бы он не успел, и Спаркл…

— …А если бы я решил тебя добить? А если бы Селестия не ушла полторы тысячи лет назад? Перестань отвлекаться на мысли о том, что могло бы быть, лучше сконцентрируйся на настоящем. Мы с председателем КХБ нашли тебя, показали врачу и привезли сюда. Ты жива, у тебя очень скоро появятся жильё, деньги, а также способ отомстить. – Лайт снова хотела перебить маршала, но он не остановился – Ты примешь участие в создании химайского ответа «Фениксу», как наиболее опытный специалист в области магии во всём СХСР. Носи этот титул с гордостью.

Аликорн вновь попыталась успокоиться, но неудачно:

— Но я не смогу им воспользоваться!

— А тебе и не придётся. Твоя задача – сделать оружие, использует его кто-нибудь другой. Награда – нормальная жизнь с чистого листа, обеспеченная и безопасная. Многие о таких условиях могут только мечтать, а тебя ещё и уговаривают.

Предложение действительно было заманчивым. Взвесив все за и против, она потратила пару секунд чтобы собраться с мыслями, после чего ответила:

— Я согласна.

— Прекрасно. Хочешь ещё что-нибудь узнать?

— Что вы делали в кондитерской?

Чернов откинулся на спинку кресла

— Пили кофе, а ещё мне надо было купить шоколада. Закупаюсь там каждый раз, когда приезжаю в Кантерлот. – не дав Лайт ответить, он продолжил – Понимаю, звучит странно, но я люблю иногда сходить куда-нибудь… инкогнито, забывая о своём статусе. У меня даже есть карта постоянного гостя паба «Под берёзой», кстати, рекомендую. – маршал усмехнулся – Видела бы ты лицо администратора, когда он узнал моё имя.

— И вы считаете это нормальным?

— Абсолютно. Я обычный пони, хоть занимаю высокий пост, ну и звание выше, чем у всех моих товарищей. – Чернов посмотрел на маленькие настольные часы – Ладно, пора заканчивать. Ты когда-нибудь слышала о генерале Хинто?

Вот почему Пуро показалась ей знакомой. Участница проекта Академии Х-17, который коммунисты назвали Синдромом 2246, ставшая героем Химайской Революции. Лайт плохо знала подробности того эксперимента, так как ЭАМ засекретило практически всю информацию, но известных обрывков хватало, чтобы понять: та красная пони на самом деле не была хрупкой и беззащитной, как казалось на первый взгляд.

— Мы с ней уже даже познакомились.

— Прекрасно. Она тебя отвезёт и поможет обустроиться в новой квартире. Можешь идти

Кивнув головой, Лайт встала со стула и, забыв попрощаться, направилась к выходу.

Выйдя в приёмную, аликорн посмотрела на Пуро. Пропала скованность в её действиях – красная пони расслабившись сидела на диване, иногда о чём-то переговариваясь с подошедшей секретаршей. Увидев Лайт, она резко встала и сказала:

— Подожди пока здесь, я сейчас приду.

Её голос явно стал более жёстким. Но, решив не забивать голову глупыми сравнениями, Велосити кивнула и уселась на край дивана.

Через пару минут в приёмную вошёл пони в тёмно-синем мундире, судя по виду, сильно нервничающий. Стараясь вести себя непринуждённо, он подошёл к стойке и дрожащим голосом сказал:

— П-п-привет, Роуз

Кремовая пони подняла голову и ответила:

— Доброе утро, товарищ генерал-майор. Вы к маршалу?

— Н-нет, я к… – он на пару секунд замялся, после чего полез в карман мундира, вытащил оттуда шоколадку и положил её на столешницу – Вот, это т-тебе.

Удивлённая секретарша взяла плитку, после чего тем же спокойным голосом сказала:

— Спасибо. Как вы догадались, что я люблю с вишней?

Генерал-полковник разволновался ещё сильнее, но сумел быстро совладать с собой и продолжить:

— Слушай, мы с тобой давно знакомы, и… М-может, сходим куда-нибудь?

Из кабинета внезапно вышла Пуро, которая жестом приказала Лайт идти за ней. Решив не злить подругу, аликорн послушно встала и вошла в лифт, стараясь при этом услышать ответ.

Секретарша, явно растерявшаяся, ответила:

— Это неожиданно… Впрочем, почему бы и нет?

Двери закрылись, не дав Велосити услышать ответ незнакомца. Мысленно порадовавшись за него, она вернулась к обдумыванию насущных проблем.


12:01

Как только машина генерала Хинто выехала с Шихонской площади на набережную какой-то реки (Инги, кажется), она сказала:

— Подруга, ты выглядишь разочарованной. Что случилось?

— А? Не, ничего.

— Ожидала увидеть пляшущих медведей и флаги с серпами и молотами на каждом углу?

Аликорн попыталась ответить на химайском:

— Ньет, просто… Я не думала, что Черноф окажется таким…

— …Нестандартным?

— Да. Он вёл себя со мной, как с равной, хотя мне до дженера… геньера… До него, как до Луны пешком.

— Чернов никогда не хотел становиться серьёзной фигурой в политической игре. И даже вынужденно придя к власти, он остаётся таким же, каким был десять лет назад.

— В каком смысле «вынужденно»?

— О, это долгая история. Если хочешь, я могу её рассказать когда приедем.

— А долго нам ещё ехать?

— Не особо. Твоя новая квартира в специальном микрорайоне КХБ. Туда заселяют различных учёных, генералов, пони, попросивших политического убежища, и так далее. Проще говоря, всех, кто может быть полезен.

Лайт, решив не отвечать, положила голову на окно и начала рассматривать величественные здания на противоположном берегу. Правительственное ли оно, или жилое, определить было трудно, так как все постройки составляли единый архитектурный ансамбль, вызывавший трепет и восхищения у ещё непривыкшего к таким конструкциям аликорна.

Минут через тридцать, после того, как они приехали к многоэтажному дому и изучили новую квартиру Велосити, подруги сидели на кухне и пили чай. Пуро, налив в свою кружку какой-то прозрачной жидкости (водки, скорее всего), спросила:

— Здорово, да? Приехала в квартиру, где не только мебель, даже посуда имеется! КХБ умеют создать все условия, правда? За это нужно благодарить единственного маршала внутренних войск – товарища Чернова.

— Ты обещала про него рассказать, помнишь?

— Конечно. – она сделала пару глотков и начала рассказ – Итак, ход Химайской Революции я подробно объяснять не стану. Республиканские силы были уничтожены через полгода после начала гражданской войны, президент Яро был казнён, а власть в стране взяли коммунисты, возглавляемые товарищем Ферхалиным. Центральный Комитет он…

— …Погоди, давай сразу обозначим: что это значит?

— Центральный Комитет? Что-то вроде вашего совета министров. Можно сказать, генеральный секретарь ЦК это тот же премьер. В общем, Ферхалин простоял у руля месяца три, успев только создать Химайский Союз. Потом проблемы с почками, окончившиеся смертью. Его мечты о тоталитарном государстве, в котором каждый гражданин трудится во благо недостижимой цели, обернулись крахом, так как никто из кандидатов на пост генсека не хотел продолжать дело почившего вождя. – Пуро вновь сделала несколько глотков, после чего налила ещё чая – После ухода Ферхалина в мир иной, члены ЦК должны были выбрать себе нового руководителя, который возглавлял бы страну целых сорок лет – так было сказано в первой Конституции. На кресло генерального секретаря претендовали тогдашний председатель КХБ Владимир Орлов, бессменный министр обороны Борис Распутин и ученик первого генсека, молодой полковник внутренних войск Клэренс Чернов.

— Сколько ему тогда было?

— Двадцать один год.

— И его избрали?!

— Конечно. Орлов, старый алкоголик, сдался сразу, как только понял, что ему предстоит поднять шестнадцать государств. Распутин решил остаться в министерстве обороны и не лезть в политику. Оставался только Чернов, который в одночасье стал генеральным секретарём, Героем Химайского Союза и маршалом внутренних войск.

— Почему?

— Конституция требовала высшего воинского звания правителю страны. – она кашлянула – Ладно, мне нужно отойти. Сейчас вернусь.

Красная пони встала и, насвистывая какую-то мелодию, пошла искать уборную.

Оставшись в одиночестве, Лайт начала думать о будущем. По сути, ей здесь действительно ничего не угрожает. Даже если в Академии узнают про то, что аликорн жива, они ничего не смогут сделать. Слишком хороша была система КХБ, чтобы против неё идти – это знал каждый участник любого значимого эквестрийского проекта.

Тогда оставался лишь один вопрос: над чем её заставят работать? Однажды, изучая архивы ЭАМ среднего уровня секретности, она наткнулась на информацию о том, что при Селестии, на месте Шихона располагалась так называемая Кристальная Империя. Один учёный предположил, что кристаллы сохранили уровень магической концентрации, и их можно было бы использовать как в промышленных, так и в военных целях. Также, она наткнулась на обрывки исследований химайских специалистов так называемых «кристаллов Д66». По слухам, они были прекращены после Революции, но, вполне возможно, что Лайт придётся заняться дальнейшим изучением этого загадочного элемента.

Бросив короткий взгляд на часы, она заметила, что прошло уже двенадцать минут, а подруга до сих пор не вернулась

— Пуро?

Молчание в ответ взволновало Велосити. Стараясь успокоиться, Лайт пошла проверять, всё ли с ней нормально.

Красная пони оказалась в гостиной, где она пыталась встать с пола.

— Пуро?! – аликорн подбежала к ней и помогла сесть на диван – Ты в порядке?

Подруга ответила другим, более мягким голосом, в котором была отчётливо слышна робость:

— Д-да.

— Что с тобой? Может, скорую вызвать?

— Не надо. Это всего лишь приступ синдрома 2246, ничего необычного.

— Ч-чего?

— Синдром 2246, ну или Х-17. Сюда тебя привезла Вторая.

— Кто?

— Моё альтер-эго, которая назвалась Второй. Объясняю: суть Х-17 заключалась в увеличении УМК, который, в свою очередь, должен был образовать магические элементы в крови. К 1544 единиц МЭК у меня было четыреста двадцать пять на литр, серп и молот на моём крупе тому подтверждение.

— Сколько?! У меня всего двести тридцать!

Пуро усмехнулась

— Земнопони сильнее аликорна… Когда-то о таком даже подумать не могли.

Лайт на пару секунд замолчала, усваивая полученную информацию, после чего спросила:

— И как эта магия проявляется?

— Она усиливает её, а также делает быстрее. В архивах Комитета хранятся записи, на которых чётко видно, как Вторая увернулась от пуль, выпущенных практически в упор.

Звучало безумно. Впрочем, у Лайт будет возможность проверить эту информацию. Ну а пока, можно было попросить подругу рассказать что-нибудь ещё.


28 января 1553, 12:45

Романов окинул взглядом многоэтажное здание отеля-казино «Ретарии». Неделю назад ему открыли одну из самых сокровенных государственных тайн – о хранилище Комитета Химайской Безопасности. В скрытом глубоко под землёй сейфе находилась важнейшая стратегическая информация, за которую Эквестрия готова была сделать что угодно. Например, заплатить несколько миллионов битов наёмнику, знавшему, как туда попасть и выбраться живым.

Химайцы заменили его тело, но не разум. Он всё ещё оставался охотникам за наградой, верным тому, кто больше заплатит. Именно этой мыслью он старался заглушить ощущение собственного предательства. Эти пони подарили ему новую жизнь и новые возможности, они не заслуживали гибели!

К счастью, раздумьям мешал отправленный президентом наблюдатель из Эквестрийского Разведывательного Управления, главной задачей которого являлось предотвращение возможной подмены документов. Проболтав всю дорогу, он умолк лишь на подъезде казино, и продолжил сразу как только они вошли внутрь здания:

— И всё-таки, мне не верится, что Чернов мог так просчитаться.

— Каждый совершает ошибки. Кто-то часто, кто-то редко. Но исключений нет.

Эти слова явно произвели на него впечатление. Зайдя в лифт, Романов нажал на несколько кнопок одновременно. Мгновение спустя двери закрылись, и они поехали вниз.

— Что происходит? Почему мы едем вниз? Разве…

— …Не будь идиотом, пожалуйста. Хранилище находится глубоко под землёй. – наёмник поправил шарф – Сейчас мы выходим из лифта, и ты стоишь на месте, если не хочешь лишиться ног. В лучшем случае.

— Мины?

— Да. Слабые, наверху даже не почувствуют. Но наступившему не поздоровится, поверь на слово.

Наблюдатель кивнул.

Выйдя в тускло освещённый коридор, агент ЭРУ послушно остановился и начал пристально наблюдать за Романовым, который медленно пошёл вперёд, к сейфу. Правда, страх он нагонял ради забавы, так как расположение всех ловушек было загружено в его имплант глаза.

Введя сложную комбинацию из двадцати семи цифр, наёмник открыл массивную дверь сейфа и вытащил тёмно-зелёную папку, на которой было написано: «АИАЛУSIS ОФ ТХЕ ДЕФЕИSE ОФ ШIХОИ» (Анализ обороны Шихона). Убедившись, что все документы на месте, он повернулся в сторону наблюдателя, и на секунду замялся. У него была возможность застрелить эквестрийца и предупредить Чернова, который точно что-нибудь придумает.

Но нет. Начатую работу нужно было завершить. Не став вновь изображать осторожность, охотник подошёл к лифту и всучил наблюдателю папку.

Иного пути не было. Маршал ошибся, и это его вина. Не Романова.

Он свою работу выполнил.


23:57

Чернов проснулся в холодном поту. Увиденное только что нельзя назвать обычным сном – слишком уж это было реалистично. Маршал словно вновь попал в ноябрь сорок третьего, он чувствовал боль в пояснице, которую ему вылечили только через полгода, ощущал своё удостоверение полковника и пистолет, словно держал их на самом деле.

Но самое главное: там была Веро́ника.

Решив с утра позвонить своему лечащему врачу и проконсультироваться, Чернов включил телевизор и пошёл на кухню, стараясь забыть этот странный сон.