Автор рисунка: Devinian
Глава 02. Шуршунчики. Глава 04. Цирк с лошадками.

Глава 03. Драться нехорошо.

Песенку придумала Crazy Ditty, спасибо ей.

Иллюстрация от Ba2sai.

Лоудстар вышла из жилой башни и, вздохнув, направилась в сторону учебных корпусов. Шла вторая ночь, когда маленькая волшебница вынуждена была ходить в школу в этом ужасном виде.

Одежда, конечно, немного исправляла ситуацию, но жеребята не были бы жеребятами, если бы упустили такой прекрасный повод для насмешек. Даже если эти жеребята — юные ментаты, будущая магическая сила и опора Старспайра.

Днем погодная служба сделала дождь, и ночной воздух полнился свежестью и влагой.

Кобылка вздохнула и отвела взгляд от своего отражения в луже. Какой нелепый вид! Бледно-серая кожа, торчащая из школьной формы лысая шея, плиссированная юбка, прикрывающая круп и оголившийся хвостик. И смотрящие на все это грустные красные глаза.

Да, школьный доктор выдал мазь для роста шерстки и специальный бальзам для ванны, в которой кобылка пролежала вчера половину утра, прежде чем лечь спать. Но с виду изменений почти не было. Разве что гладкая кожа покрылась едва заметной темной щетинкой.

«Еще одна ночь, полная насмешек и позора, — грустно подумала кобылка и шмыгнула носом. — Дурацкие шуршунчики!»

Входя в аудиторию, Лоудстар еле сдержалась, чтобы не зажмуриться. Она ожидала хихиканья и дразнилок, но с ее появлением ничего не изменилось.

Ментатка обвела класс взглядом. Дюжина таких же, как она, молодых ментатов, занималась нормальными делами в ожидании учителя: кто-то повторял домашнее задание, кто-то развлекался рисованием или болтовней, а главный заводила насмешек, Найтглоу, хотя и проводил безволосую одноклассницу взглядом, не сказал вообще ничего и вообще старался держаться подальше.

Приглядевшись, кобылка с удивлением заметила, что почти весь класс выглядит слегка потрепанным: пластыри, припухлости и пара шишек. Не иначе, учудили какую-то каверзу, окончившуюся потасовкой. Не очень характерно для Академии, но и не то чтобы нечто из ряда вон.

Тем не менее, Лоудстар насторожилась. Тщательно проверила скамейку и парту на предмет розыгрышей, но ничего не нашла. С осторожностью отнеслась к обеду в столовой и на всякий случай держала наготове заклинание щита.

Но нет. Ночь прошла, словно Лоудстар была в своем обычном виде. Маленькие ментаты вели себя так, словно и не было вчерашней ночи, когда лишившаяся шерстки кобылка подвергалась настоящей травле. Разве что более старшие жеребята иногда провожали Лоудстар шепотками и хихиканьем, но по сравнению со вчерашним это было просто ничем. Ушей достигли какие-то шепотки о драке, но пострадавшая от произвола шуршунчиков малышка была далека от слухов: когда являешься легкой целью для насмешек, лучше вообще поменьше обращать внимание на себя.

Под конец ночи Лоудстар решила, что кто-то из учителей поговорил с одноклассниками, или те просто не хотят привлекать к себе лишнее внимание наставников после какой-то провинности. Драка в эту теорию хорошо вписывалась, хотя кобылка и не могла себе представить, что настолько не мог поделить дружный и сплоченный класс.

Но другого объяснения все равно не было, хотя Блю Сейдж еще вчера просил ребят поддержать пострадавшую одноклассницу. Осознали с опозданием?

«Мальчишки», — фыркнула про себя Лоудстар.

В немного приподнявшемся настроении, она направилась к одному из многочисленных кристальных мостов: нужно было успеть на заседание клуба Меткосталкеров, первое после происшествия с шуршунчиками. Да и домашних заданий было больше чем обычно.


В Большой Библиотечной башне, что возвышалась недалеко от Академии Ментатов, уже ждали обе подруги и товарищи по несчастью.

Правда, «башней» этот комплекс называли только для краткости.

В отличие от Башни Ночи, в которой располагалась главная резиденция Ордена Ментатов, Большая Библиотечная башня представляла собой несколько башен разной высоты, соединенных галереями. И каждая была наполнена книжной премудростью веков в той или иной области. А еще весь комплекс парил на отдельной скале прямо над самым крупным каменным островом Шпиля – Селестиал Филдс. Башня висела точно над Академией, удерживаемая магией и четырьмя мостами из прочнейшего хрусталя, что делали комплекс похожим на гротескного паука с постройками на спине.

Занятия для учеников любых школ проводились в нескольких нижних залах башен общедоступного знания, разделенных на классы и книжную часть. Один из таких тихих закутков и оказался в распоряжении Меткосталкеров согласно учебному предписанию.

Горячий чай и сладкое печенье немного поднимали им настроение, и Лоудстар поспешила присоединиться к друзьям.

Крылатые кобылки тоже были одеты: Ария в вязаный комбинезон с прорезями для крыльев. А Грей Маус — в черное платье с блестками и теплые носочки. Судя по всему, как и форма Лоудстар, ее одежда была празднично-выходной, и только сейчас была вынужденно надета в буднюю ночь.

Обе фестралочки, прожевав, поздоровались с Лоудстар, но ответное приветствие застряло в горле: Ария Миднайт щеголяла свежим синяком на скуле, шишкой на лысой голове, а также несколькими пластырями.

— Луна милосердная, Ария, что с тобой случилось?! — вырвалось у Лоудстар.

Фестралочка прижала уши и улыбнулась:

— Делала супер-потрясный-мозговыносящий трюк, и у меня почти получилось. Почти.

— Да-да, так и было, — поддакнула Грей Маус, не поднимая взгляда.

Лоудстар обвела подруг взглядом.

Обе выглядели законченными врушками: у одной на мордочке играла совершенно плутовская улыбочка, а вторая, покраснев, не смела поднять глаза.

— Так, — топнула копытцем Лоудстар, в душу которой закралось подозрение, — а ну-ка, признавайтесь, что вы учудили без меня?

Через минуту расспросов и увиливаний, терпение Лоудстар лопнуло, и она накричала на подруг, обвинив их в скрытности и нечестности по отношению к ней.

Мышка от такого с писком спряталась за Арию, и та, вздохнув, сдалась:

— Ладно. Дело было так...

...Из учебного корпуса Академии Ментатов выбегает галдящая толпа жеребят. Закончились занятия, и юные ночные единороги, как и все другие дети, были намерены посвятить остаток ночи играм и, в зависимости от множества причин, самостоятельной подготовке или проказам, пока ночное светило не начнет клониться к горизонту.

— Свинка-Лоудстар! — доносится со двора сопровождаемая нестройным смехом дразнилка. — Лысая как свинка!

Зоркие золотистые глаза Арии Миднайт видят, как одетая в нарядное платье Лоудстар, чуть не плача, убегает от группы таких же, как она, жеребят-ментатов, среди которых выделяется один, обычной мышастой масти с темно-лиловой гривой.

Кобылка хмурится. Есть кое-что, чего она не терпит в других пони. А именно, насмешек над ее, Арии, друзьями. И еще когда все на одного.

Заложив круг над компанией юных ментатов, Ария идет на снижение. Мальчишки, посмеиваясь и что-то обсуждая, неспешно направляются к выходу с территории Академии, еще не зная, что их ждет.

Класс Лоудстар еще довольно хихикает и напевает песенку-дразнилку. Им так весело, что даже музыка мира отзывается на их чувства и начинает звучать в сердцах и умах:

— В этот класс приходит пони,

На которой шерсти нет,

И не скрыть тебе, не спрятать

Вот такой секрет!

Отрастёт обратно шёрстка

Через много-много лет,

А пока — да воссияет яркий свет!

Свет ослепляет наших врагов,

Это мерцание лысых боков!

Но Ария не намерена терпеть, когда ее подругу обижают.

Она падает прямо перед оторопевшими жеребятами и, воинственно пригнув голову и прижав уши, делает шаг вперед.

В насмешливую песню вклинивается ее голос, полнящийся гневом, и даже звучащая в душе мелодия меняется:

— Лично я, как звеньевая,

Грубость резко осуждаю,

Стыд-позор, позор и стыд,

Тем, кто девочкам грубит!..

Ментаты как один пятятся от наступающей на них кобылки, что из-за расправленных крылышек кажется больше чем есть:

— Я считаю, вас всех надо

Сдать наставнику отряда!

Ария уже мысленно торжествует. Все же, ментаты в большинстве своем — настоящие ботаны, и такой крутой кобылке ничего не стоит прижать их к копыту.

Но не тут-то было.

Вперед выходит тот самый обладатель темно-лиловой гривы и кьютимарки в виде большой шестиконечной звезды, и в свою очередь прерывает песню Арии своим куплетом:

— В школу нашу лётную

Пони прилетела,

И девчонка бросить нам

Вызов свой посмела!

Столь самоуверенна,

Что же за дела!

Лучше бы на кухне

Маффины пекла!

Ария, нагнув голову и прижав уши, издает злобное шипение, прервав и музыку мира, и насмешливую речь юного ментата. Тот пятится, увидев, как одетая в вязаный комбинезон фестралочка скалит маленькие, но без сомнения острые зубки.

— Эй, эй, ты чего? — слышатся голоса остальных ментатов. — Взбесилась?

— Нас тут дюжина, — говорит Найтглоу, но в голосе его нет уверенности. — Причем жеребцов. А ты — всего лишь одна маленькая кобылка.

Мордочку Арии искажает усмешка.

— Сами напросились, — цедит она и в следующий миг бросается на ближайшего врага.

Да, в одиночку лезть в драку против целого класса — это безумие, происходи все в летной школе. Фестралы, как и пегасы, много времени уделяют физической подготовке и полетам, всяческим соревнованиям и даже основам боевых искусств. В общем, культура тела у крылатых пони преподается практически наравне с культурой ума.

В отличие от Академии Ментатов, где гимнастика и спортивные игры — лишь вспомогательные предметы и факультатив, призванные поддерживать физическое здоровье занятых учебой студиозусов.

Первым существенную разницу ощущает Найтглоу, получающий копытом прямо по носу. В следующее мгновение школьный двор оглашается криками, глухими звуками ударов, болезненным шипением и отчаянным ревом уже получивших.

Через небольшое время Найтглоу поднимается, утерев копытом разбитый нос, и видит, что целый класс маленьких ментатов близок к разгрому. От боли хочется реветь, но негласный лидер класса сдерживается.

— Магией! — кричит он. — Вместе! За ноги и крылья!

Еще стоящие на ногах одноклассники слышат его. Несколько рогов вспыхивают. Кто-то, правда, теряет сосредоточенность, когда в него влетает злобно шипящий комок из копыт и клыков.

В общем и целом, Ария успевает уделать семерых, когда несколько кинетических полей обездвиживают ее и придавливают к земле. Кругом раздается хныканье и стоны, валяются оторвавшиеся седельные сумки и рассыпанные книжки...

— А ну, пустите меня! — рвется в магических оковах Ария. — У, ботаники! Я вам ваши рога позасовываю в ... хмф-мфм-ммм!

Найтглоу, сформировав кинетический пузырек магического поля, с удовольствием затыкает фестралочке рот. Подходит ближе и наклоняется к самой мордочке:

— Вот ты и попалась. Разум торжествует над грубой силой, помни это, девчонка.

— Найтглоу! — раздается голос Нокс Арканума, что держит левую заднюю ногу кобылки. — А что дальше?

— Дальше? Несите веревку. Свяжем.

— А потом? — с натугой спрашивает еще один из класса, бледный Алебастр Клауд, в белесой магии которого ненадежно зажата передняя правая нога Арии.

— Успеем придумать, — усмехается Найтглоу, которого странно пьянит дарованная магией власть над сильной и быстрой кобылкой. — Может, нам ее отшлепать? Или прямо в одежде извалять в какой-нибудь грязи? А может, просто отдать взрослым, как зачинщицу беспричинной драки...

— Хорошо бы ее превратить во что-нибудь, — тоскливо вздыхает Нокс Арканум. — Скажем, в шуршунчика.

Ария издает сдавленный рык, злобно сверкая золотистыми глазами.

— Держите крепче, — велит Найтглоу. — Да, превратить было бы здорово, но практика по трансфигурации еще не скоро.

Он замечает, что кобылке тоже досталось: на голой коже особенно ярко видна пара синяков и набухающая на лбу шишка от чьего-то копыта.

— Извините меня, — вдруг раздается чей-то лепет рядом.

Найтглоу оборачивается и в следующий миг чувствует сильный тычок в рог. Все бы ничего, но в это время сквозь магическое средоточие как раз течет энергия.

Заклинание рассыпается яркими искрами с громким треском, в который вклинивается стон самогó маленького волшебника. От боли кружится голова, из глаз потоком начинают течь слезы. Каждый единорог чуть ли не с рождения знает, как это больно — ударить по рогу с активной магией. Если дотронуться — ничего страшного, просто прекратится заклинание, но чувствительность все равно повышается неимоверно.

Заклятие, держащее мордочку Арии, рассеивается. В следующее мгновение летунья поднимает мордочку и издает торжествующий вопль, почему-то переросший в какой-то иной, совершенно немузыкальный звук.

Громкий скрипучий визг, издаваемый глоткой Арии Миднайт, заглушает стоны теряющих магию ментатов. Маленьким волшебникам, чьи рога сейчас светятся от магии, кажется, что им в голову вбили ледяной гвоздь.

Заклинания юных волшебников сыплются как карточный домик: одно за другим магические поля лопаются, и вскоре Ария вскакивает, прекратив вопить.

Она торжествующе оглядывает валяющихся вокруг стонущих ментатов и встречается взглядом с Грей Маус, что скромно стоит рядом с поверженным Найтглоу. Она нервно одергивает платье: ей раздавшийся звук не навредил, а наоборот, прошелся по всему телу волной тепла и бодрости, прибавив сил и даже заставив раскраснеться.

— Спасибо, Мышка, — улыбается Ария. — А я и не думала, что ты решишься увязаться за мной.

— Зови меня теперь Бесстрашной Победительницей Мальчишек, — с улыбкой произносит фестралочка, но ворочающийся на земле с мучительной мигренью и слабостью Найтглоу задевает ее копытом, после чего Грей Маус с писком отпрыгивает к Арии.

Та, хихикнув, подходит к зачинщику дразнилок и, наклонившись вплотную, говорит:

— Отшлепать, значит? В шуршунчика превратить? Торжество разума? Слушай меня внимательно, волшебник несчастный. Если я еще раз услышу, как ты или твои приятели смеетесь над Лоудстар... Если хотя бы хихикаете за спиной... Я к вам снова приду. И тогда нынешняя боль тебе покажется легкой щекоткой. Понял?

— Я всё про тебя расскажу! — сквозь слезы кричит Найтглоу, но только вскрикивает, когда копытце прижимает рог к земле. — Понял! Понял!

— Так-то лучше, — кивает Ария, после чего поворачивается к Грей Маус. — Полетели. Хватит с них на сегодня.

Лоудстар дослушала до конца. Теперь было понятно поведение одноклассников и их общая помятость. Подруги заступились за нее. От разлившегося в груди чувства благодарности хотелось плакать и смеяться одновременно.

Наконец, ментатка смущенно проговорила:

— Ария, спасибо.

Та только отмахнулась, хотя было видно, что маленькая летунья польщена:

— Пустое. Любой, кто задевает моих друзей, будет иметь дело со мной.

— За меня так никто еще не заступался, — продолжила смущаться маленькая волшебница. — Впрочем, особенной нужды и не было...

Ария улыбнулась совершенно хулиганской улыбочкой:

— Ну что, когда мы будем готовы к следующему приключению среди стылых островов Пояса?

— Тебе что, было мало случая с шуршунчиками? — вопросом ответила Лоудстар.

Ария все также беззаботно махнула копытцем, едва не задев по носу пискнувшую Грей Маус:

— Да ладно тебе. Шерстка отрастет, а нас ждут приключения. Ты же хотела метку организатора, помнишь? Вот и организуй нам... приключение!

Ментатка на минуту задумалась, напустив на себя ну очень серьезный вид, а затем на ее мордочке появилась улыбка.

— Ладно. Только теперь все будем делать по-моему. Видишь, Ария, к чему приводит неорганизованность? А если бы это были не шуршунчики, а орлы-пониеды? Или, не приведи Луна, ночные плакальщицы? Остались бы от нас рожки да ножки!

Ария явно не желала соглашаться со сказанным подругой, ведь ни те, ни другие хищники не встречаются в таких количествах, как шуршунчики!

Но дальнейшую дискуссию прервал звук открывшейся двери.

Судя по прижавшимся ушкам подруг, вошедшая черная кобылица с ярко-оранжевыми глазами и кислотно-зелеными гривой и хвостом была им хорошо знакома. Грей Маус, пискнув, выронила надкушенное печенье, Ария же, наоборот, с удвоенной силой набросилась на угощение.

За кобылицей же...

Увидев вошедшего магистра Блю Сейджа, Лоудстар виновато опустила уши. У нее в школе накануне состоялся очень неприятный разговор с наставником. Тот выразил свое неудовлетворение выходкой своей лучшей ученицы и попрекнул ее в легкомысленности. Ее, ту, которую всегда ставил в пример другим как образец организованности и ответственности. И засадил за огромный обзор по флоре и фауне Старспайра.

«Ох, сейчас что-то будет!» — грустно подумала ночная единорожка.

И точно:

— И что же это вы тут делаете, а? — осведомилась яркая кобылица. — Разве не должны вы сейчас быть под домашним арестом за ту безобразную потасовку, что умудрились устроить? И где! В Академии Ордена Ментатов!

Лоудстар нахмурилась. А она-то думала, что мальчишкам хватит смелости промолчать! Но нет, не побоялись даже того, что им наваляли две кобылки, о чем теперь вся Академия узнает. Уж она, Лоудстар, позаботится об этом.

Кобылица продолжила:

— Ария, ты звеньевая! И какой пример ты подаешь своим подчиненным? Да еще и треская сладкое, когда тебя оставили без него?

Но маленькая фестралочка не сдалась так легко. Проглотив очередной кусок печенья, она возразила:

— Пример верности и дружбы! Мы не оставим нашу подругу одну, тренер Бейн Фаер! А сладкое... Все равно влетит, так что погибать, так с музыкой!

Бейн Фаер, хмурясь, понизила голос, подруги что-то пищали в ответ, но Лоудстар стало не до них. Строгий преподаватель трансфигурации и классный руководитель подошел к маленькой волшебнице, нависнув сверху иссиня-черной горой строгости:

— Я, кажется, запретил тебе общаться с этими кобылками? — произнес он. — Твоя дисциплина может катастрофически упасть. Процесс уже пошел.

Это было правдой, о которой Лоудстар собиралась сегодня рассказать подругам. Она уже вдохнула, чтобы возразить, но неожиданно повысила голос Ария Миднайт, гордо задравшая носик позади мэтра:

— Половине летной школы запрещено со мной общаться!

Тут же она заработала легкий подзатыльник от тренера:

— Как ты себя ведешь с магистром, Ария!

Ментат не обратил внимания на раздавшуюся сзади перепалку, продолжая ждать ответ от Лоудстар. Та, бросив на друзей мимолетный взгляд, вздохнула:

— При всем уважении, мэтр... Но я отказываюсь выполнять этот запрет.

Старший библиарий остался спокойным:

— Аргументируй.

Это был шанс. Ментат Блю Сейдж никогда не настаивал на неоспоримости своих решений. Все, что требовалось ученикам — это доказать, что наставник неправ. Правда, удавалось это лишь единицам.

— Они мои друзья! — вспомнив слова Арии, выпалила юная волшебница и почувствовала, как в носу противно защипало. — Это... это выше запретов. Даже Ваших, мэтр. Тем более, не относящихся к учебе.

Подруги удивленно уставились на нее, а ментат спросил:

— Но это не повод устраивать потасовки, ты согласна?

— Они защищали меня! — уперлась Лоудстар. — Так что если кого и наказывать, то меня! Драться, может, и нехорошо, но и дразниться — не лучше!

Библиарий какое-то время думал, после чего вперил в ученицу взгляд пронзительно-голубых глаз.

— Ты осознаешь ответственность подобного поступка? — спросил он. — Они затеяли драку прямо на территории Академии.

— Еще как осознаю! — топнула копытцем Лоудстар.

Блю Сейдж, казалось, иного ответа и не ждал:

— В таком случае, отныне за них отвечаешь ты, — сказал он и, повернувшись, направился на выход, чуть ли не нараспев продолжая излагать приговор под изумленными глазищами жеребят. — Я оформляю на тебя, Лоудстар, шефство над этими студентками летной школы. И отныне ты несешь ответственность за их дисциплину и успеваемость. Вы слышали, тренер Бейн Фаер?

— Слышала, — отозвалась кобылица. — Лучше и придумать нельзя для этих возмутителей спокойствия. И раз уж вы теперь тут, в библиотеке и такие неразлучные, вы у меня тоже напишите по эссе... На какую тему, мэтр Сейдж?

Ментат ответил:

— «Флора и фауна Пояса». На двадцать пять страниц... — он посмотрел на Лоудстар. — А вам, юная леди, как новоявленному шефу этой шайки, все сорок.

— Вот-вот, — закивала тренер летной школы, — самое то для вас.

Молодая ментатка не сразу пришла в себя. Решение наставника прошило ее словно легендарный Лунный Клинок, карающее оружие ночной богини. Ледяной кортик, от которого не спасали ни доспехи, ни магия. И даже пламенное сердце дракона гасло после единственного удара страшного оружия. Так гласила легенда.

Лоудстар несколько неимоверно долгих секунд сидела неподвижно, после чего сорвалась с места и бросилась вслед Блю Сейджу, что уже вслед за тренером выходил из библиотеки.

— Как же я могу повлиять на них? — спросила она, догнав наставника в дверях башни.

— Твои проблемы, — коротко отозвался библиарий, окидывая взглядом раскинувшийся ночной пейзаж Города Тысячи мостов.

Усмехнувшаяся Бейн Фаер расправила крылья и спрыгнула с башни, тут же поймав воздушный поток. Ей, в отличие от ментата, не нужно было пользоваться лестницей.

Порыв ледяного ветра заставил синий плащ хлопнуть, а маленькую волшебницу поежиться даже в одежде.

— Но мэтр! — пискнула та, но осеклась, когда ментат вперил в нее свой прежний, строгий взгляд:

— Ты сделала выбор, а теперь боишься его? Не разочаровывай меня окончательно, Лоудстар.

Сердечко кобылки дрогнуло. По имени Блю Сейдж называл ее в официальной обстановке и когда сердился. А это означало, что дальше лучше не перечить.

— Хотя бы с чего мне начать? — обреченно спросила она.

Но ответом был лишь хлопок воздуха, что сопроводил трансгрессию ночного единорога.

Лоудстар, стоя над ночным городом, обиженно хлюпнула носом. Потом зло утерлась копытом и крикнула в пустоту:

— Ну и ладно!

С этими словами она вернулась в библиотеку, где две ее новоиспеченные подшефные тихонько сидели среди книг и свитков. Усевшись на прежнее место, она окинула друзей взглядом, даже не зная как объяснить им произошедшее.

В теории, магистр ментатов мог так поступить с учениками летной школы: его учебное звание было выше любого тренера летной школы, куда поступало большинство маленьких фестралов. Это не отменяло их занятий в собственных учебных заведениях, но теперь за успеваемость двух подруг отвечала в том числе и она, лучшая ученица младшей группы Академии. И если те не будут справляться с учебой, в табеле самой Лоудстар тоже появится несколько неудовлетворительных оценок.

За себя она могла поручиться относительно любого предмета. А вот за двух крылатых разгильдяек — нет.

«Еще не хватало из-за них испортить себе табель!» — мелькнула паническая мысль, впрочем, отметенная почти сразу.

— У меня дежа вю, — сказала Ария, перехватив хмурый взгляд Лоудстар. — Я примерно так и получила свое звено в летной школе.

Лоудстар моргнула. Потом еще раз.

— Подожди, — она взяла копыто подруги своим. — Так ты что, и вправду звеньевая?

— Ну да, — кивнула Ария, смущенно хихикнув. — А Мышка — в моем звене. Не похоже?

— В это трудно поверить, — недоверчиво сощурилась Лоудстар. — От тебя же одни проблемы в том, что касается дисциплины.

Ария, немного виновато улыбаясь, почесала копытом затылок:

— Хех... это долгая история.

— Расскажи! — попросила маленькая ментатка, потом добавила тише. — Пожалуйста? Мне сейчас бы не помешал кто-то с руководящим опытом.

Ария вздохнула:

— Ладно. Раз уж сегодня ночь воспоминаний...

...Летная школа. Вдоль строя кадетов прохаживается инструктор Бейн Фаер. Кобылица во всех отношениях впечатляющая, а когда сердится, огненно-рыжие глаза будто наполняются колдовским огнем.

— Ария Миднайт! — раздается команда. — Выйти из строя!

Маленькая взъерошенная кобылка выходит из шеренги на два корпуса и неподвижно застывает копыто к копыту. Она не пытается оправдываться или о чем-то просить: такого удовольствия она инструктору не доставит.

Бейн Фаер продолжает:

— За проявленную некомпетентность и нежелание работать в команде со своими товарищами ты должна понести наказание. Есть что сказать?

— Мэм, никак нет, — отзывается фестралочка, не меняя позы.

— И как думаешь, какое наказание ты заслужила, маленькая гордячка?

Ария Миднайт, из-за которой безобидное упражнение по управлению погодой превратилась в ловлю грозового облака силами настоящих патрульных, думает недолго:

— Наверное, вы меня отчислите, мэм.

На мордочке инструктора отражается искреннее удивление.

— Что?! И отправить тебя на внеплановые каникулы? Ну уж нет. Свифт Блейзер!

— Я, мэм! — с готовностью выскакивает из строя командир звена.

Уж пусть только тренер назначит выбрать наказание ей! Дерзкая эгоистка, озабоченная собственной крутостью, будет до выпуска мыть пол после уроков!

— Ты больше не звеньевая, — говорит инструктор, и у Свифт все внутри как будто падает куда-то в район копыт. — Я назначаю вашим командиром Арию Миднайт.

Ария мгновенно теряет всю свою невозмутимость:

— ЧТО?!

Бейн Фаер, не обращая внимания на протестующий писк Свифт Блейзер, говорит:

— Теперь ты за них отвечаешь. И отныне твои успехи — это успехи звена. А если их постигнет неудача, то они все будут знать, что это ты их подвела.

Ария, с которой разом слетела вся спесь, робко опускает ушки под хмурыми взглядами остальной пятерки, с которыми она делит комнату во время многодневного пребывания в школе, палатку в походе и все групповые упражнения:

— Мэм?

— Тебе что-то неясно, звеньевой?

— Я не смогу!.. — в отчаянии выкрикивает кобылка, глаза которой влажнеют. — И никогда этого не хотела!

— Куда ты денешься, — усмехается Бейн Фаер. — Да и кто тебя спрашивает.

— Но я даже...

— Свифт тебя научит.

— Я не согласна! — хором выкрикнули Свифт Блейзер и Ария Миднайт, после чего беспомощно переглянулись.

— Как вы думаете, — клыкастая усмешка тренера становится откровенно хищной, — это просьба или приказ?..

— ...вот так я и стала командиром пятерки, — закончила Ария свой рассказ, — а когда ко мне назначили Мышку... ну ладно, это уже другая история.

Лоудстар навострила ушки:

— Мышку?

Ария хихикнула, а Грей Маус пояснила:

— Наш новый командир всем дала прозвища-позывные. Мне вот — Мышка.

— А какое прозвище у нее? — красные глаза перевелись на Арию.

— А у меня нет прозвища, — усмехнулась Ария. — Я слишком крута для этого! Все зовут меня «командир»!

Две кобылки вперили друг в друга взгляды. Их посетила одна и та же мысль: у подруги нет прозвища!

— Кудряшка! — вдруг выпалила Ария.

Глаза Лоудстар расширились от удивления:

— Откуда ты... я же не кудрявая!

— Ну, ты ведь у нас умная как сам Старсвирл, но не можешь быть Бородатая. Будешь, значит Кудряшкой.

— Но почему Кудряшка?

— Вот вырастет у тебя борода и будешь Звездобородой, а пока — Кудряшка, — Ария хулигански показала подруге язык.

— Где тут логика?!

— А на фиг логика в прозвище? — пожала плечами Ария, нахально улыбаясь.

Лоудстар задохнулась от возмущения:

— Тогда ты... я тебе тоже прозвище придумаю!..

Крылатая кобылка только фыркнула:

— У тебя одни уроки в голове, что ты можешь придумать?

Аурития, — поправив очки, улыбнулась Лоудстар, взяв за основу слово из древнеэквестрийского языка.

— Эй! — возмутилась фестралочка, расправив крылышки. — Нечестно обзываться непонятными словами!

Улыбка ментатки стала откровенно ехидной:

— Я тебе как-нибудь потом скажу. Обещаю. Если сама не догадаешься.

Грей Маус хихикнула в копытце:

— Теперь и у нашего командира есть прозвище, как мило!

— Не смей рассказывать звену об этом! — тут же взвилась Ария.

Лоудстар тем временем придала себе строгий вид и уперла копыта в бока:

— А ведь раз я теперь за вас отвечаю, вам придется делать то, что я говорю.

— Как бы не так! — тут же возразила Ария, показав язык.

— Но ваш тренер сказала... — начала было Лоудстар, но бойкая фестралочка перебила:

— Мало ли, что она сказала! Думаешь, я ее все время слушаюсь?

Ментатка нахмурилась:

— Я не собираюсь использовать свое положение, чтобы отыграться за произошедшее в Поясе. К слову, я сразу была против той... авантюры, и сейчас мы щеголяем лысыми крупами по твоей вине. Так может, есть резон послушать здравомыслящую пони?

Ария немного стушевалась. По всему выходило, что подруга права, но признавать поражение не хотелось:

— Это все равно не делает тебя особенной в клубе.

— Конечно, нет, — согласилась Лоудстар и с улыбкой протянула копыто. — Меткосталкеры всегда равны между собой.

Ария неуверенно стукнула по нему собственным копытом, но чудо было уже то, что она вообще приняла чьи-то доводы. Тем более, будучи звеньевой, Ария наверняка не хотела уступать первенство.

Едва Меткосталкеры решили сосредоточиться на повестке ночи, а именно, на своих эссе, дверь снова открылась. Оглянувшиеся кобылки увидели, как в дверном проеме появилась помятая мордочка Найтглоу:

— Девочки, к вам можно? — спросил он, неловко улыбаясь.

Грей Маус, издав невнятный писк, сделала попытку спрятаться за стопку книг по истории Старспайра, но была перехвачена Арией Миднайт.

— Чего тебе надо? — недружелюбно отозвалась та. — Пришел за добавкой?

— Я не один, мы тут все... — сказал маленький ментат.

— Заходите, — буркнула Лоудстар, не смотря на одноклассников. — Выкладывайте, зачем пришли и катитесь.

Вскоре в библиотеке оказался весь класс Лоудстар. Ария Миднайт и Грей Маус слегка оробели: столько ментатов в одном помещении они еще не видели. Во дворе Академии было не в счет.

Найтглоу оглянулся на приятелей, многие из которых не смели поднять глаза, и, решительно сделав шаг вперед, вскинул голову:

— Лоудстар, мы хотели все попросить у тебя прощения за те обидные насмешки вчера.

Ментатка покосилась на усмехнувшуюся Арию и фыркнула:

— Получили по рогам и задумались? Раньше надо было думать, когда ябедничали.

— Это не мы! — с чувством возразил негласный лидер класса, потом посмотрел на Арию и Грей. — Вы набросились на нас посреди двора Академии и еще удивляетесь, что вас видела куча пони? Может быть, даже кто-то из наставников!

— Сами напросились, нечего было дразниться, — буркнула Лоудстар, скрестив копыта на груди.

Смущенно опущенных ушей и взглядов в толпе маленьких ментатов стало больше. Найтглоу и сам смутился, но быстро совладал с собой:

— Понимаешь, Звездочка... наш класс — он особенный. Потому что... в нем есть ты!

Ария прыснула в копытце, услышав школьное прозвище подруги, а Грей Маус уставилась на ментатку и почему-то покраснела.

— И что во мне такого особенного?

— Ты всегда была для нас особенной... примером в учебе и все такое. Но не только, — жеребенок замялся, но все же закончил. — Еще и той пони, что нас объединяет.

— И вы поэтому меня дразнили? — осведомилась Лоудстар.

— Мы вели себя как болваны, — сказал Найтглоу. — Прости, пожалуйста. Мы должны были тебя защищать, а вышло так, что за тебя заступились твои подруги.

— Да, прости! Мы просим прощения! — раздались еще голоса.

Лоудстар вздохнула:

— Глупые мальчишки... сначала напортачат, а потом прощения просят...

— Да-да, очень глупые, — спешно поддакнула Ария, пнув копытцем Грей Маус, чтобы та не ляпнула лишнего.

Найтглоу нашел в себе силы закончить:

— Ты нам как сестра. И без тебя мы утрачиваем ту особенность, что объединяла нас.

— Конечно, я прощаю вас, — продолжила Лоудстар. — Как я могу не простить моих непутевых «братиков»?

Она показала Найтглоу язык, но на голой коже было не скрыть румянца.

Когда радостные вопли несколько поутихли, Найтглоу сказал:

— Еще кое-что. Мы тут подумали, как тебе можно помочь, и нашли заклинание для роста шерсти. Ускоряет естественный рост.

— А моим подругам вы тоже поможете? — тут же спросила Лоудстар.

— Конечно, — с достоинством кивнул молодой ментат. — Это заклинание никогда не применялось, чтобы наращивать вообще всю шерсть, тем более с нуля, но мы рассчитали каскад построения...

— ...что никогда не было твоей сильной стороной, — проворчала Лоудстар, но Найтглоу не обратил внимания:

— ...чтобы заклинания хватило на троих. Нас как раз всех хватит, чтобы обеспечить нужную мощность.

Ария Миднайт обвела взглядом с дюжину маленьких ментатов, что переминались с ноги на ногу в помещении библиотеки.

— Вы... правда нам поможете? — тихо спросила Грей Маус.

— Правда, — Найтглоу так смешно строил из себя уверенного и взрослого волшебника, что Лоудстар делалось смешно. — И мы готовы начать прямо сейчас.

— Да! — подпрыгнула Ария Миднайт. — Что нужно делать?

Найтглоу начал объяснять про подготовку к заклинанию. Для начала нужно было начертать на полу магический символ, куда потом расселись бы все нуждающиеся в новой шерстке пони. По идее, магия должна была работать и так. Но малое количество сил, которыми располагали молодые ментаты, вынуждало использовать подручные средства.

— Только вам придется снять одежду, — сказал Нокс Арканум, — а то магически восстановленная шерсть может в нее врасти. Лучше не рисковать.

— Да, долой глупые тряпки! — улыбнулась Лоудстар, и застежки на ее одежде окутались красными сиянием магии.

— Стой! — вдруг крикнула Ария, после чего повернулась к мальчишкам. — Отвернитесь!

Лоудстар удивленно посмотрела на нее:

— Ария, зачем?

— Мы же голые!

— Мы и так бóльшую часть времени ходим без одежды.

Покрасневшая Ария скрестила коптыта на груди и пояснила:

— Вы обе чуть ли в обморок не падаете от одного взгляда жеребчиков, а что с вами будет, когда окажетесь перед ними безо всего? И без одежды, и без шерсти?

Лоудстар, уже успевшая освободиться от блузки, об этом и не думала, а Грей Маус издала испуганный писк. В голосе самой Арии чувствовалось какое-то беспокойство, но никто не придал этому значения.

Ситуацию разрешил никто иной, как Найтглоу:

— Ребята... думаю, нам не надо будет видеть фигуру, чтобы колдовать.

Все ученики понимающе отвернулись от гексаграммы, в которой остались три кобылки, спешно освобождающиеся от одежды. Когда же три свертка ткани вылетели из фигуры и шлепнулись у одной из полок, ментаты построились в предписанном заклинанием порядке.

Только оглянувшийся на фигуру Нокс Арканум тут же получил по мордочке крылом.

— Это еще за что?! — возмутился он.

— Плата за просмотр, — сказала ему прикрывающаяся другим крылом Ария. — Думал, халява?

— Мальчики, давайте быстрее, — попросила Лоудстар, сидя рядом с подругами в центре фигуры. — А то холодно... без всего.

Нокс Арканум, потирая щеку, смущенно отвернулся, а Найтглоу кивнул:

— Мы быстро. Потерпите, девочки.

Рога маленьких ментатов засветились. Синхронно с этим вспыхнула колдовским огнем гексаграмма на полу.

— Ты уверена, что это безопасно? — спросила Ария Миднайт у сидящей рядом Лоудстар.

— В теории... да, — отозвалась та.

— Что значит «в теории»?

Волшебница хотела было поправить очки, но, мгновение подумав, сняла их магическим полем и пояснила своим менторским тоном:

— Это значит, что вроде как ничто не может пойти не так в безобидном косметическом заклинании.

— ВРОДЕ?!

Лоудстар с деланным спокойствием заявила:

— Это заклинание применяется, чтобы немного нарастить гриву или хвост. Или шерстку там, где она выпала, от ожога, например. Короче говоря, лысее чем сейчас, ты не станешь. Больше мне нечего добавить.

Ария прижала уши. Ее не покидало чувство какой-то неправильности, но приходилось довериться навыку юных магов. Либо смириться с неделей, а то и не одной, хождения в одежде и терпеть в летной школе хихиканье за спиной. В глаза-то из сверстников никто не посмеет дразниться над бойкой кобылкой, но вот посудачить втихаря...

Вскоре трех пони окутала магия, а на мордочках собравшихся вокруг жеребят отразилось сильное напряжение. Склоненные в сосредоточении рога вспыхнули еще ярче, и краем уха Лоудстар еще слышала, как Найтглоу что-то кричит про стабильность контуров и резервы сил...

Библиотеку озарила разноцветная вспышка.

Лоудстар, зажмурившись, в наступившей тишине рискнула открыть глаза.

Маленькие ментаты стояли вокруг с вытаращенными глазами и молчали.

— Что-то не так? — спросила Лоудстар.

По ощущениям выходило, что шерсть снова на месте: исчезло чувство неприятного холодка, что сопровождало теперь трех подруг всегда, когда они не носили одежду.

Было даже жарковато. С отвычки, вероятно.

— Что произошло? — раздался рядом голос Арии Миднайт. — Я ничего не вижу!

Лоудстар обернулась на подругу и с трудом подавила возглас удивления.

Да, шерсть на всех трех Меткосталкерах отросла. Если так можно было выразиться о тех зарослях, что образовались по всему телу вместо аккуратной понячьей шерстки.

Все три кобылки теперь напоминали меховые шарики, из которых торчали только копытца, носы, глазищи, лохматые уши и самые кончики крыльев.

Лоудстар протянула копыто и убрала от глаз Арии опавшую челку, после чего вперила сердитый взгляд в Найтглоу.

Тот, нервно хихикнув, сказал:

— Кажется, мы переборщили с мощностью... Прости!

Лоудстар ненадолго задумалась, затем сказала:

— Прощу. Если вы сейчас же, немедленно...

— Все исправим? — перебил маленький ментат.

— Не совсем. Принесете ножницы и расчески. Три комплекта. А еще простыни.

Среди ментатов началось было шевеление, кто-то подошел ближе, а Нокс Арканум, похоже, впал в ступор.

— Бегом! — прикрикнула на них Лоудстар, и вскоре только удаляющийся топот многочисленных копыт свидетельствовал о том, что здесь только что была дюжина жеребят-волшебников...

— Луна Благодетельная! — воскликнула Ария Миднайт, осматривая себя. — Я чудовище! Что они наделали!

Грей Маус же, сжавшись в трогательный комочек серой шерсти, только всхлипывала где-то в недрах меховых зарослей. Ей грива тоже закрыла обзор, но поняша настолько перепугалась, что даже не решилась позвать на помощь.

— Спокойно, — сказала Лоудстар. — Постричься — не такой уж великий труд на фоне перспективы многих дней в лысом состоянии. Так что будем считать, что Найтглоу с ребятами справились... На троечку!

Ария вдруг заулыбалась:

— А говорила, что ты не Кудряшка!

Лоудстар страдальчески закатила глаза и призналась:

— Ну хорошо, хорошо! Я распрямляю волосы магией! Довольны?

— А зачем? — спросила Грей Маус.

— Мне просто больше нравится с прямыми. Это аккуратнее.

Лоудстар нашла в себе силы улыбнуться. В конце концов, какие могут быть секреты от подруг?

Библиотеку огласило сперва тихое, но затем все более уверенное хихиканье, перерастающее в веселый смех...


Спустя неполный час кобылки привели себя в более или менее приличный вид. Юной волшебнице даже удалось сколдовать заклинание выпрямления волос.

— Лоудстар, — тихо попросила Грей Маус, — можешь помочь мне расчесаться? Непривычно с такими длинными...

— Конечно.

В сиянии телекинеза взлетела расческа и начала приводить в порядок длинные волосы Грей Маус. Лоудстар подумала, что у Мышки удивительно нежная грива. И что стричь такое — преступление против красоты.

Ария же, постригшаяся довольно коротко, ходила по библиотеке на задних ногах, в передних сжимая щетку и сметая настриженную шерсть. Даже не понадобилось просить: после того, как все закончили стричься, маленькая звеньевая ответственно взялась за работу, чего Лоудстар от нее никак не ожидала.

— Какие у тебя волосы красивые, Мышка, — сказала ментатка, после чего предложила. — Хочешь косички?

Сидя сзади, она увидела, как серые уши с кисточками покраснели.

— Мне не сложно, — добавила Лоудстар, — заодно поупражняюсь в мелкой моторике телекинеза.

— Ну если не сложно...

Рог ментатки осветился красным, и длинная грива Грей Маус сама собой распалась на шесть прядей. Плести две косы одновременно было тяжело, и молодая волшебница даже закусила язычок от натуги.

Но вскоре работа была закончена, и Лоудстар повернула подругу к себе мордочкой:

— Ну-ка, покажись... Какая ты миленькая!

Мышка было смутилась, но потом вдруг вскинула взгляд и робко улыбнулась:

— Спасибо! Мне очень нравится.

— Ты даже не видела! — возразила закончившая с уборкой Ария. — Ну-ка глянь!

С этими словами она подкатила по полу тяжелое трюмо, в котором и отразилась покрасневшая мордочка скромной фестралочки.

— Тебе правда очень идет, — уверенно сказала Лоудстар. — Ты такая хорошенькая с ними!

Та лишь смогла издать невнятный писк, но Ария видела метания подруги насквозь:

— Кудряшка, сделай мне такие же!

Два вопросительных взгляда устремились на звеньевую, и та попросила:

— Заплети мне тоже косички... пожалуйста.

Лоудстар понимающе кивнула, хотя рог уже довольно сильно устал:

— Садись.

Ария, грива которой хотя и была значительно короче, но еще позволяла заплести волосы, повернулась к Грей:

— Сейчас увидишь, как тебе идет такой марахорий на голове. На моем примере.

— Что? — опешила Лоудстар.

— Ну, марахорий, — пояснила Ария. — Это когда типа все красиво и аккуратно. Как ты любишь.

Лоудстар несколько секунд смотрела на подругу, но в следующий миг начала безудержно хохотать.

— Что я такого смешного сказала? — осведомилась Ария спустя несколько секунд, чем вызвала новый приступ гомерического хохота.

Хихикнувшая Грей Маус пояснила:

— То, что ты имела в виду — это марафет. А мораторий — это запрет.

Ария, махнув копытом, сказала с деланным безразличием, хотя щечки налились очередным румянцем:

— А, без разницы. Главное, чтобы тебе шло.

Лоудстар умудрилась сквозь смех выдавить:

— А «марахорий» у тебя на голове, Ария, всегда, за исключением сегодня!

Трехголосый смех снова разнесся по верхнему этажу библиотечной башни.

— Что ж, самое время взяться за задание, — сказала Лоудстар.

Ария издала горестный стон:

— Ну почему такая прекрасная ночь должна быть наполнена... уроками! Может, ну их?

Красные глаза изумленно уставились на подругу:

— Что значит «ну их»?

— Это значит, — пояснила Ария, — что мы проведем заседание клуба, как и хотели. А эссе не сделаем.

Лоудстар на некоторое время потеряла дар речи. В ее голове не укладывалось, как доверенная ученица, звеньевая, может подавать такой пример другим.

Ария же развила успех:

— Никто не забыл, для чего мы изначально тут собрались? Между прочим, ради твоей кьютимарки, Кудряшка. А уже полночи прошло!

— Да уж, — вздохнула ментатка. — Эта ночь вообще насыщена на события. Тем не менее, это не отменяет того, чтобы сделать эссе! Мы наказаны, забыли?

— Мы — отважные Меткосталкеры, мятежники против произвола взрослых! — объявила Ария, но вдруг удивленно уставилась на грустно опустившиеся ушки ментатки. — Лоудстар, ты чего?

Та только вздохнула и обвела подруг взглядом:

— Ну девочки... Мне же влетит из-за вас.

— И что с того? Нам всем влетит.

— Ну уж нет! — вскинулась белогривая отличница. — Я не для того днями не спала над конспектами, чтобы теперь все одночасье перечеркнуть!

Но Ария и сейчас не сдалась:

— Тебе нужно просто поменьше читать старых пыльных книг и, наконец, оторваться.

Лоудстар подумала, что у нее остался последний аргумент, и спросила:

— Как же я получу кьютимарку ответственного лидера, если начну убегать с уроков и класть хвост на задания мэтра?

Грей Маус положила копыто на плечо Арии:

— Кудряшка права, — тихо сказала она. — Пока наши выходки влияли только на нас, это было весело. Когда они могут причинить неприятности нашей подруге — это совсем другое.

— Тогда ты, Лоудстар, должна возглавить наш дерзкий побег, — решительно заявила Ария, — и получить метку лидера.

— Куда?!

— Ну как куда, навстречу приключениям. Это разве не круто?

Лоудстар топнула сразу двумя копытцами:

— Нет, нет, нет! Это НЕ круто! Совсем не круто прогуливать занятия и не делать уроки!.. Это только усугубит наказание!

Крылатые кобылки переглянулись, и в глазах обоих появилось сочувствие.

— Прости, — пискнула Грей Маус.

— Да, прости, мы забыли, что в Академии нерадивых учеников нещадно секут розгами.

Красные глаза Лоудстар вытаращились на подруг. От удивления она даже забыла сердиться:

— В Академии никого уже давно не секут, вы чего?

Грей Маус прижала ушки и ответила:

— Все в летной школе знают, в академии — старые порядки, которые поддерживает сама принцесса Ночи.

Лоудстар хихикнула. От нелепости ситуации ее гнев испарился, и она привычным движением копытца оправила очки.

— О нет, — хихикнула Ария, уже знакомая с этим жестом, — сейчас будет лекция.

Лоудстар, проигнорировав это высказывание, объяснила:

— Принцесса Луна часто посещает Академию Ментатов. И да, она, древний аликорн, и выступает за древние традиции, провозглашенные еще лично ею… Но в духе времени, снижая градус жестокости среди пони, принцессы в мудрости своей отменили телесные наказания в школах и прочих учебных заведениях. И да, исключение сделано для Академии Ментатов. И хотя уже столетия в стенах нашей Академии никого не пороли, формально розги не отменены. Что в любой момент позволяет возродить эту традицию в виде исключения.

Сделав паузу, ментатка обвела подруг взглядом:

— Невероятно мотивирует... И я как чувствую, что если мы сделаем то, что собираемся, то ментат Блю Сейдж точно сделает исключение ради меня.

— Мы не можем позволить этому случиться, — решительно заявила Мышка.

— Но и просиживать остаток ночи за учебниками — не круто, — добавила Ария, — кто-то должен сегодня получить кьютимарку. Моя очередь была первой, кто следующий?

Лоудстар покосилась на свой бок, который даже после такого выдающегося лидерского решения не украсила кьютимарка организованности.

— Пусть будет Мышка, — вздохнула волшебница. — Мне более чем хватит впечатлений на сегодня.

Грей Маус тут же словно уменьшилась под взглядами подруг и что-то невнятно пролепетала, в очередной раз спрятавшись под крыльями.

— Что-что? — навострила ушки Ария.

— Не робей, мы не кусаемся, — улыбнулась Лоудстар, — и я обещаю, что мы отправимся за твоей кьютимаркой… как только сделаем задание. Согласна?

Мышка вдруг решительно вскинулась и посмотрела в глаза ментатки:

— Хорошо, — вдруг враз затвердевшим голосом сказала она, — я согласна!

Лоудстар улыбнулась. Ей положительно нравилось, когда робкая и стеснительная подруга вдруг проявляла смелость.

— При одном условии, — вдруг добавила Мышка, и когда удивленные взгляды подруг на нее обратились, закончила, — Прежде, чем куда-то идти, мы сделаем уроки, Ария. Чтобы не подвести Лоудстар.

Ментатка с Арией переглянулись, и первая поняла, что они со звеньевой думают об одном и том же.

Остался сущий пустяк: накатать до захода луны три здоровенных эссе...