Автор рисунка: Devinian
Глава 8: Мои методы Глава 10: Мои ошибочные суждения

Глава 9: Мой первый день недели - четверг

Всем прувэ-э-э-эт! Я не знаю что здесь написать, так как всегда здесь пишу всякий бред, но на этот раз он весь ушёл в эту главу. Писать попусту в "Заметки" не о чем... сегодня чёрный день для всей главы.

Что ж... эм-м... пинки были классными и эффективными=D. На столько, что уже половина 10ой главы готова. И я счастлива, что вы просите меня продолжать писать. Каждый раз, когда кто-то просит проду, то я катаюсь по ковру с криками "ура", чем свожу моих соседей снизу с ума.

Надеюсь, что вам глава понравится.

Через несколько часов все разошлись по домам и в кондитерской остались только я, Айскрим, недоеденные сладости и тонна мусора.

Ну и свиньи.

Повсюду валялись разноцветные ленточки, фантики от конфет плавали в тарелке с какой-то фиолетовой жижей, на стене прилип кусок торта, со ступенек свисали праздничные обёртки. Картинка не из приятных, знаете ли.

И почему этой пони так захотелось устроить вечеринку? Наверное, она не думала о последующей уборке… хмх… или это ей в радость? На свете много странных пони.

— Эй, Айскрим, ты где?

Я оглядел всю комнату, но нигде её не находил. Может она в одной из этих куч мусора?

Вдруг я заметил, как из-за спинки моего дивана (ну, будем считать, что он мой) показался ярко-розовый пухлый хвостик.

— Вот ты где. Давай, Айскрим, тут нужно убраться.

Я заглянул за спинку и увидел, как голубая кобылка свернулась калачиком и тихонько спит, обнимая подушку. На её мордочке застыла улыбка.

Да ладно! Неужели мне здесь придётся убираться?! Второй раз за день?!

Я уже было хотел с криком «РАБОТАТЬ!» швырнуть её в одну из куч мусора, но придя в себя, я лишь усмехнулся.

Пожалуй, не нужно её трогать. Пусть спит, как ни как заслужила. Организовала в честь меня праздник, дала жильё, печёт кексы… а ведь я даже ничего такого не сделал. Почему?

Знаете, стоит для меня сделать что-нибудь хорошее, и я ради них готов расшибиться в лепёшку. Это странно. Впрочем, как всегда.

Ну, или хотя бы приберусь здесь. Это самое меньшее, что я могу для неё сделать.

Я тяжело вздохнул, и стал разгребать мусор.

— …

х х х

Через несколько часов «Сахарный уголок» был таким же чистым, каким был во время моего ухода за книгой. Несколько огромных мешков всякой дребедени были в мусорных телегах за кондитерской, полы и ковры были вычищены, а посуда вымыта. Осталось только хорошенько выспаться и…

Я посмотрел на кобылку, которая всё так же мирно спала на моём диване.

И где мне спать? В её кровати я спать не буду! Этого ещё не хватало. И переносить я её тоже не стану. Ещё проснётся на полпути, заорёт, что я маньяк…

Я принёс из комнаты Айскрим её жёлтое мягкое одеяло и накрыл им кобылку. Она лишь встряхнула ухом.

Гх… как это мило. Делай так почаще.

Затем я выключил везде свет, закутался в своё колючее одеяло и, облокотившись на стенку, уснул.

— …

х х х

Ммм… уже утро? Сколько я спал… который час? Где час… где часы?.. А зачем мне часы? Я куда тороплюсь? Нет. Но я хочу посмотреть на часы. Странно.

Я медленно открыл глаза и встряхнул голову, попытавшись избавиться от бредовых мыслей, которые нахлынули на меня с утра пораньше.

Я сладко зевнул, потянулся и огляделся по сторонам, но часов нигде по близости не было видно. Но зато отчётливо были видны изумрудные глаза, таращащиеся прямо на меня из-за спинки дивана. Пару секунд я смотрел на них тоже, но, не дождавшись какой-либо новой реакции, медленно произнёс:

— Опять смотришь, как я сплю? Знаешь, это пугает.

И как ни странно новой реакции всё равно не было. Я стал чувствовать, как на висках начала появляться влага.

Может, она спит с открытыми глазами?

— Всё в порядке?

— Не-е-ет…

Кобылка медленно качнула головой, не отводя от меня взгляда. Её голос был на несколько тонов ниже. Совсем не привычно, а может даже и ужасающе, учитывая, как она обычно пищит.

— Всё. Я в ужасе.

— Извини. Скажи, это ты убрался здесь?

Твою м…! Она убьёт меня! Я так и знал, что она одна из тех маньячек, повёрнутых на уборке! Я убрался за неё и теперь меня ждёт операционный стол в подвале!..

Сначала она отрежет мне крылья…

— Д-да…

— Ага…

Затем вспорет мне брюхо…

— Ясно…

А уж потом…

— Слава Селестии!

— А-А!

— Я-то думала, что ко мне ночью приходили джекалопы и прибрались, пока я спала! Увидели бы, как у меня грязно и сообщили бы Санте Редноусу, что я пони-грязнуля!

— …

Та-а-ак, сейчас концентрация бреда, услышанного мною, увеличилась на 200%. Я не хочу жить с этой цифрой! Хочу опять свои 15%!

По крайне мере она вернулась в своё обычное состояние, но лучше не стало.

— Чо? Джека кто и Санте чему?

Она посмотрела на меня как на дурака (ну, мне так показалось), а потом, подскочив ко мне вплотную, улыбнулась.

— Ты не знаешь?.. Ох, ладно, глупый, я объясню тебе, — она начала прыгать по всей комнате и махать копытами.

— Джекалопы – это такие маленькие кролики с оленьими рогами! Они ходят в неделю перед Днём Согревающего Очага по городам и проверяют, чисто ли у пони дома! Они помощники Санты Редноуса – самого доброго оленя из всех! Он дарит подарки в День Согревающего Очага только тем, кто вёл себя весь год хорошо и кто держит дом в чистоте! Конечно, подарки получают все пони, потому что джекалопы прибираются у всех в домах, чтобы им было не обидно получать подарки, но лучше лишний раз их не перенапрягать, а то обидятся ещё!

Она наконец успокоилась и без сил плюхнулась обратно на диван.

Хм. Это она меня глупым назвала? Кто здесь ещё глупый? Даже не обладая моим повальным реализмом и пессимистичными взглядами на жизнь, любой может догадаться, что это не правда.

Нет, чистейший бред.

Какие к чёрту джекалопы? Какой к чёрту Санта Редноус? Этому оленю и рогатым зайцам нечем заняться, кроме как проникать в дома к пони и следить всё ли у них в доме хорошо? Да и откуда они знают, как пони вели себя целый год?

Слежка и незаконное проникновение в дома? Попахивает преступлением…

«Я-то думал, в дома проникают не затем чтобы положить, а чтобы украсть»

Ну а если на чистоту, то это всего лишь уловка родителей. Она заключается в том, чтобы под верой получения подарка, их ребёнок хорошо вёл себя и не грязнил дома.

Похоже, Айскрим до сих пор ребёнок, хоть и в душе, раз так искренне в это верит. Так что лучше не спорить с ней, чтобы не портить её мировоззрение.

— Ладно.

Кобылка расплылась в улыбке и кивнула.

Что ж, пора вставать, пока моя спина совсем не затекла.

— Эм… Фолли? – вдруг послышался голос с дивана.

Голос снова стал на несколько тонов ниже, но не настолько, чтобы быть жутким.

— Чего?

— С-спасибо. Ну, с уборкой. И…

Она замолчала. В первый раз она замолчала! Ура! Или всё же нет?..

— Да нет, ничего. Спасибо ещё раз, Фолли! Пошли завтракать!

Кобылка соскочила с дивана и быстро, как смерч унеслась на кухню.

Хорошо. Если она не хочет договаривать, мне тоже не стоит продолжать тему. В чём-чём, а в проницательности мне нет равных.

— Лады. Хм… чувствую, будут кексы.

х х х

Прошла неделя. Не такое уж и точное определение времени, вам не кажется? Для некоторых неделя это целая жизнь, а для других лишь мимолётная секунда.

Для прожигателей жизни неделя ничего не значит. Они живут сегодняшним днём и не заглядывают ни в прошлое, ни в будущее, так что для них жизнь и пронесётся, как одна из их недель.

Я же из числа тех, у кого жизнь будет о-о-очень долгой.

Моя жизнь похожа на стояние в очереди. Я ничего не делаю, потихоньку двигаюсь вперёд, но всё это так медленно, что минута часом кажется, а следовательно неделя – целой жизнью.

Такие дела.

Знаете, эта неделя была той ещё «жизнью». Сумасшествием так и веяло.

По порядку. Итак, первый день моей недели оказался четвергом. Логично, не правда ли?

После того как мы с Айскрим позавтракали, к нам припёрся Сторм Бриз (да, утро сразу не заладилось, но дальше больше). Он был весь помятый, глаза полузакрытые, грива растрёпанная, перья взъерошены. Прямо картина «Пегас и похмелье». Интересно, он хоть дома ночевал?

Сторм с порога начал жаловаться на боль в голове и провалы в памяти, выклянчивая жалость, но оказалось, что нет. Он начал извинятся. Это было неожиданно, от такого бунтаря.

— Йоу, Айскрим, я вчера накидался немного… извини, если вёл себя как полный п…

— Стой, стой, стой! Не нужно извинений, — кобылка широко улыбнулась и начала приглаживать пегасу гриву. — Единственная, перед кем стоит извиняться, это Паула.

Хм… Паула? Что вчера у них было? Зачем ему извинятся? Чёрт, пропустил всё веселье.

Я не любитель социальных контактов, но… обожаю наблюдать за общением других. Особенно, если это общение, мягко говоря, ругань.

Нет, ругань слишком мягкое слово, но я надеюсь, вы сможете подобрать должный синоним.

— Ох, Селестия, что я натворил?

— Думаю, тебе лучше у неё спросить. И, Сторм, будь поосторожнее.

Что значит будь поосторожнее?

Сторм тяжело вздохнул и опустил глаза. Похоже ему действительно стыдно. А может он просто испугался.

— Да, она может в глаз дать... Ладно.

Он немного почесал гриву и тихонько двинулся к выходу.

Да, да, очень драматично, вали уже. А?

Я почувствовал, как по моему копыту что-то стукнуло. Эта была Айскрим. Она вытянулась ко мне и прошептала:

— Сходи с ним. Присмотри, чтобы он ничего не натворил.

Натворил? Может, это Паула с ним натворит?.. Постойте-ка…

— Эм, ладно.

Кобылка отстранилась и удивлённо посмотрела на меня.

— Да? Я думала, ты не согласишься.

— Хорошего же ты обо мне мнения.

Правильного, кстати, мнения.

— Да нет-нет!.. спасибо Фолли! Ты и в правду добрый.

— Ага.

Добрый? Ха, нет, Айскрим, совсем не доброта подвигла меня на это. Ощущение того, что я смогу увидеть, как Бризу врежут по харе, меня просто грела изнутри. Понимаю, повод сомнительный и я лучше бы ему сам треснул, но будет приятно посмотреть на это со стороны.

Сторм закрыл за собой дверь и я, немного поколебавшись, пошёл следом.

— Эй, Сторм Бриз!

Он обернулся, не произнеся ни слова, и уставился на меня.

— Я с тобой.

— Зачем это?

— Меня Айскрим попросила оказать тебе поддержку. Извинятся всегда легче, когда рядом с тобой есть др… кто-то знакомый.

Боже, я чуть не произнёс слово «друг». Чтоэтсмной?

Сторм усмехнулся и пошёл вперёд.

— Ладно. Похоже, Айскрим на тебя хорошо влияет.

— Ну, эм…

Я замешкался, вспомнив, что отнюдь не из-за добрых намерений согласился его проводить.

— Нравятся весёлые и добрые, вместо холодных и сумасбродных? Хех, да…

Это он об Айскрим и Блинк Стар говорит? Похоже, он помнит наш вчерашний трёп. Да и не так сильно он был пьян, чтобы ничего не помнить. Значит, он напился ещё и на вечеринке, если извинялся перед Айскрим за провалы в памяти…

Так вот кто выпил мою бутылку сидра вчера!

— Ну ты и…!

— Уоу, уоу, я просто пошутил.

Он опять усмехнулся, а я мысленно его проклял. Опять.

— *Ну, ничего, скор те врежут.*

Я ехидно улыбнулся и поплёлся следом.

х х х

Утро оказалось тёплым. Даже как-то удивительно, ведь последние деньки были прохладными. Мы прошлись по яблочной роще из голых деревьев, поднимаясь всё выше на холм, где виднелся огромное вишнёвое сооружение. Какой-то дворец. Или церк… а нет, это ферма. Огромная ферма. Даже не ферма, а какое-то поселение.

Огражденная территория с большим амбаром, двухэтажным домом, курятниками, колодцем, загонами и огромными садами яблочных деревьев. Просто рай деревенщины.

По близости никого не было, не считая одного красного жеребца, который двигал какие-то ящики вдалеке около курятников.

— И здесь живёт Паула? – тихонько произнёс я, оглядывая территорию.

— Агась. А ещё её мать, отец, дядя, тётя, два брата, маленькая сестра ещё одна тётя и Бабуля Смит.

— Семейка-то огромная.

Пегас засмеялся.

– Хах, ещё нет. Вот видел бы ты когда-нибудь «Слёт всех Эпплов»…

От этих слов по моей спине пробежали мурашки.

— Что ж, пора… — Сторм и направился в сторону дома, где его уже поджидала Паула.

Его неловкие, неравномерные шаги сами давали знать, что пегасу очень стыдно и он через силу идёт к ковбойше.

Я медленно пошёл за ним, сохраняя достаточное расстояние, чтобы не казаться его каким-нибудь протеже.

Больно надо, чтобы при встрече с кем-нибудь все задавали вопрос: «А где Сторм Бриз? Я думал(а), что вы всегда теперь вместе ходите»! Тьфу!

Так или иначе, я остановился в метрах 20 от них и стал пристально наблюдать за парочкой. Просто мастерство шпионажа, но делать всё равно нечего. Тем более, вдруг я пропущу долгожданный «удар в глаз Сторма»? Вот уж что было бы совсем неприятно. Для нас обоих.

Сторм робко что-то говорил, опустив голову, а Паула высокомерно (как мне показалось) спокойно выслушивала её. Затем он что-то вскрикнул, замахал копытами в мою сторону, от чего мне стало не по себе, и снова притих. Кобылка начала что-то отвечать, глядя в мою сторону, затем кивнула, сделала пару кругов вокруг дерева (это что ещё за ритуал?) и похлопала пегаса по плечу. Он засмеялся и с радостной улыбкой полетел ко мне.

— Хей-хей, чувак, всё путём! Мы помирились! И, да, она попросила, чтобы ты подошёл к ней. Пока, удачи!

Сторм сделал сальто в воздухе и улетел в сторону города, отдав мне честь.

Пошёл ты.

Я сглотнул и криво поплёлся к Пауле.

А не даст ли она мне в глаз?..

— Чего тебе?

Кобылка подняла брови и усмехнулась.

— Сначала поздоровался бы, грубиян.

Э?... Да ладно! Ещё деревенщина не учила меня культуре! Ну-ка, Фолл, скажи ей всё, что о ней думаешь!

— Здравствуй.

Слабак! И Тряпка.

Ой, заткнись.

— Вот так-то! Привет.

Паула улыбнулась и замолчала.

Итак, урок этикета закончен?

— Так, чего хотела-то?

— О, точно! Фолли, хорошо, что ты здесь. Моя семья давно хотела с тобой познакомиться.

— Вот уж не стоит.

Она снова легко улыбнулась и бесстрастно ответила: — А почему?

Её невозмутимость меня бесит. У тебя набор эмоций что ли кончился? Что ж, ща исправим.

— Думаю, наши отношения ещё не дошли до ступени знакомства с семьями.

На удивление, она не дала мне в глаз…

— Ха-ха-ха! Прекрати-и! Конечно же дошли! Почему бы и нет? Они давно хотели увидеть тебя!

Чо?

Она схватила меня своими тонкими, но очень сильными копытами за шею и потащила в дом.

Нет! Ты не можешь так реагировать! Это же была шутка! Очень смешная и компрометирующая! Ты должна была покраснеть, назвать меня дураком и убежать в дом! Одна! Без меня! Всё должно было быть как в книжках, которые так любит сестра! Я их, что ли зря читал?! Не-е-ет!..

х х х

Что ж, я в доме Эпплов. В цитадели семейных уз и любителей яблок. Хотя, тут довольно мило. Коврики, кресла качалки, шкафы с книгами, торшеры, старая софа…

— Добро пожаловать в Дом Эпплов! – Прокричала Паула, заходя в дом.

Да понял я уже.

— Ну, как тебе?

Хех, похоже на дом престарелых.

— Мило.

Она усмехнулась. Затем она сняла свой клетчатый шарф и повесила на крючок, над которым весела табличка с чёрным контуром яблока. Кьютимарка Паулы.

Рядом были ещё несколько крючков, на которых тоже висели разноцветные шарфы и таблички. Три красных яблока, одно зелёное, пирог (102% с яблоком), яблоко в форме сердца, яблоко с цветочком… о! Подковы! Улыбающиеся цветочки. Взорванное яблоко. Второе взорванное яблоко, и… ничего. Крючок без таблички. Для гостей?..

Паула беспардонно сорвала с меня шарф и повесила на свой крючок.

Эй, Эй, Эй! Ковбойша, это что такое?!

Только хотел я ей выговорить за дерзость, как перед нами появилась сморщенная зелёная пони в оранжевом платке. Она была уже совсем старенькая, и я понял, что это та самая Бабуля Смит.

— Мне опять не давали спать те мелкие светлячки! Я их полотенцем отгоняю, а они даже не вздрагивают! – Проворчала старушка, подойдя к Пауле.

— Бабуль, это были звёзды. Опять.

— Ты думаешь, я звёзды от светлячков не отличу?! Твоя бабушка не такая уж и старая! Со зрением у меня пока всё в порядке!

— *Ну, ты как бы моя ПРАбабушка,* — шепнула Паула под нос, не прекращая улыбаться. Затем она подошла ко мне ближе и толкнула меня в плечо. – Вот, Бабуля, это Фолли-Ди! Пегас, про которого я говорила.

Эмм… так, надо бы поздороваться.

— Йоу… В смысле з-здрасте. И моё имя Фолл Дэй.

Мои уголки губ немного поднялись вверх, нарушив картину безразличия на морде.

— …

— …

Старушка подошла ближе и прищурила глаза, осматривая меня с копыт до головы. Так продолжалось секунд десять, пока она не перестала щуриться и не улыбнулась.

— Эпплдэй! Как же ты вырос!

Чо?

— Не, не, не, бабуль, это ФОЛЛ Дэй, — вздрогнула Паула, замахав копытами.

Но старушка даже не обратила внимания.

— Где же тебя носило, Эпплдэй?

Э-э-э…

— Я не Эпплдэй. Я Фолл Дэй.

— Ты стал пегасом, Эпплдэй? Как ты умудрился-то? А, магия-шмагия, без неё никуда!

Нет, ну это уже просто бред...

Я наклонился к Пауле и тихо спросил на ухо.

— *Какой нафиг Эпплдэй, фермерша?*

— *А я откуда знаю?..* Эм, Бабуль, пойдём лучше поедим! *Глядишь, перестанешь…*

— Правильно, незачем здесь ботать, пойдём на кухню, я как раз испекла… не помню что, но, наверняка это вкусно! Давайте, внучата, скорее!

Мне страшно… вот я уже и член семьи фермеров… а ведь нету ещё даже обеда.