S03E05
Часть 2 (Университетские дни 18.5)

Часть 1 (Университетские дни 16.5)

Действия происходят между 16 и 17 главами “Университетских дней”

Винил ответила жарким поцелуем, гораздо более влекущим, чем тот легкий поцелуй несколькими секундами ранее. В этот раз все было как-то иначе. Поцелуй был не таким долгим, как раньше. Волна тепла прошла через ее тело, давая осознать, что они собираются сделать.

Октавия, казалось, гораздо меньше задумывалась о важности их действий, просто утратив способность мыслить. Ди-джей ухватилась, как она думала, за верную мысль, и сфокусировала свое внимание на сером шедевре возле нее, который она собиралась осмотреть полностью.

Поцелуи продолжались несколько минут, но вскоре Винил, после очередного осознания, робко протянула. – «О, Октавия..»

Кобылка беспокойно нахмурилась. – «В чем дело?»

Винил чувствовала себя полной дурой, но этого было не избежать. – «Ч-что мне делать?»

«Я... не знаю».

Секунду они просто лежали, медленно вздыхая. Затем внезапная мысль озарила разум Винил. – «Эй, помнишь, как ты застала меня в душе?»

«Да...»

«Ты... Ты помнишь, что я делала?» – Ди-джей слегка покраснела, но, учитывая, чем они собирались заняться, это не было теперь большой проблемой.

Октавия слегка хихикнула. – «Ты... трогала себя там». – Ее ноздри раздувались и дыхание было частым, что было хорошим признаком, по мнению Винил.

«Всего чуть-чуть», – пробормотала Винил, смущаясь вопреки самой себе.

«Выглядело, как будто больше, чем чуть-чуть», – хихикнула ее виолончелистка. – «Видела бы ты свою прелестную мордочку».

«Ладно, ладно. Ты меня очень сильно возбудила и мне нужно было спустить пар. Довольна?»

«Вполне». – Она действительно выглядела весьма довольной собой.

«Ну, э-э, я подумала, если я могу сделать себе приятно, делая это, может попробовать это с тобой?» – Слова еще не успели вырваться изо рта Винил, как она уже хотела взять их обратно.

О, Селестия, что же я творю? Серьезно, я предложила ей это? Это, вероятно, даже не то, что кобылки делают друг с другом! Разозлится ли она, если я быстренько посмотрю что-нить в интернете?

«Хорошо» – Ответила Октавия. Конечно это было не случайно, и говорила она сиплым голосом, но скорость ее ответа потрясла Винил.

Она... действительно доверяет мне...

Винил наклонилась для благодарного поцелуя. – «Скажешь мне, правильно ли я все делаю? Просто скажи, неважно, плохо это или хорошо».

«Хорошо». – Грудь серой кобылки быстро вздымалась и опадала, и она сглатывала каждые несколько секунд, но не отводила взгляд ни на секунду. Ди-джей поняла, что выглядит точно также.

Ее копыто дрожало, скользя по животу Октавии и над впадинкой прямо под ним. Виолончелистка ахнула, и ее глаза широко раскрылись.

Винил хотела пнуть себя. – «Прости, прости. Слишком быстро?» – За секунду, что потребовалась Октавии, чтобы ответить, Винил почувствовала, как что-то теплое и липкое капает с ее копыта. Не было никаких сомнений, Октавия была крайне возбуждена.

«Н-нет, все хорошо. Просто... я никогда такого не чувствовала. Я никогда, эм, не ублажала себя».

«Никогда?»

Октавия кивнула, густо покраснев, осознавая, что происходит. – «О, Селестия! Винил, это невероятно, неужели мы и правда это делаем?» – Воскликнула она, не в силах больше сдерживать свои эмоции.

«Я тебя всего один раз тронула», – хихикнула Винил.

Каждая капля ее строго воспитания кричала Октавии, что следующие ее слова будут невероятно развратными и что она ни в коем случае не должна произносить их.

«Тогда тебе стоит исправить это упущение», – прошептала она, затрепетав от того, что говорит нечто настолько... пошлое! Она почти что захлопала копытцами в возбуждении, прежде чем вспомнила, что должна себя вести, как взрослая кобылка.

«С-слушаюсь, мадам». – Винил снова опустила копыто, на этот раз немного пощекотав внутреннюю часть бедер (что отозвалось полным удовольствия писком), прежде чем дойти до главного трофея. Она слегка надавила на центр тепла и влажности своей подружки и подождала, пока ее напряженное тело немного расслабится.

Затем, очень медленно, она начала массировать. Несколько маленьких движений для начала, вверх и вниз, вверх и вниз. Но чем дольше она это делала, тем проще становилось. Тот факт, что ее копыто теперь было покрыто соками Октавии, делал эти движения гораздо проще.

Октавия больше не могла сдерживать свои маленькие стоны. Атмосфера накалялась, внося зрелые коррективы. Они вправду делали это. Винил не могла поверить в то, что делает; лежит возле своей изумительной соседки и лицезреет ее, стонущую и попискивающую, на конце своего копыта.

«В-Винил-л-л-л-л», – прошептала Октавия, немного заикаясь от каждого прикосновения своей возлюбленной. – «Кажется, я...»

«Шшшш», – успокоила ее белая кобылка. – «Просто расслабься и сделай это. Я хочу видеть твои глаза, когда ты закончишь».

Октавия посмотрела на свою любовь, ее лицо выражало больше, чем слова могли бы. Винил наклонилась ближе, желая подтолкнуть ее грязными разговорами. Если это звучало так классно в устах виолончелистки, то почему бы и нет?

«Ну что, классно, Октавия? Тебе нравится?»

Вспотевшая земнопони отреагировала мгновенно, сильнее прижавшись своими бедрами к копыту Винил. Единорожка стала массировать еще сильнее, с восторгом отмечая, как элегантная пони теряет контроль.

«Уверена, что нравится, разве нет? Ты в восторге».

«Винилллллллл...» – проскулила та, сжимая бедра в отчаянной попытке стать еще ближе к источнику наслаждения.

«Ты сейчас кончишь, так ведь? О, ты так этого хочешь, я вижу это в твоих глазах!»

Эти последние грязные словечки стали развязкой. Октавия издала низкий, протяжный стон, и, закусив губу, посмотрела прямо в глаза Винил, как раз так, как та и хотела. Ди-джей запечатлела каждое мгновение первого оргазма своей подружки, проходящего через ее тело, словно радужный удар.

Ее копыто было покрыто чем-то горячим, а копытца Октавии вжались в кровать, но именно ее глаза больше всего влекли внимание Винил. Лицезреть каждую волну наслаждения, поражающую их, видеть, как они теряют фокус и дрожат вместе с остальным телом, это было истинной наградой для белой кобылки.

Прошло добрых несколько минут, прежде чем Октавия перестала дрожать, и еще столько же, прежде чем она смогла говорить. – «Т-ты с-самая лучшая...» – Начала она, стараясь сказать хоть что-то осмысленное, пока ее чувства восстанавливались.

Винил снова успокоила ее. – «Шшш, отдыхай. Потом скажешь мне, какая я классная».

Это правда, ди-джей была крайне горда собой. Она наконец осознала, что она не полный профан в постели, и один лишь этот факт уже был достоин ликования.

Но теперь, когда Октавия, в конец уставшая, счастливо дремала рядом с ней, Винил решила подождать, довольно улыбаясь.