Автор рисунка: aJVL
Глава V "Волк в овечьей шкуре" Книга вторая. Глава I "Грифон"

Глава VI "Приговор"

Небо заволокли серые тучи, и вот-вот должен был начаться дождь. Холодный северный ветер вздымал гривы и заставлял пони плотнее прижимать к себе одежду. Однако, несмотря на непогоду, на главной городской площади собралось несколько тысяч кристальных пони. Места на всех не хватало, и многим приходилось забираться на лавки, стены и крыши домов. С балкона Кристального замка процессия напоминала огромный пожар, пытающийся подняться как можно выше и, насытившись кислородом, разгореться с новой силой.

Пока оставалось время, Твайлайт попросила хранителя рассказать ей о необычных стражниках в серых плащ-накидках. Как оказалось, то была личная гвардия императора, куда набирались лишь самые лучшие и тщательно проверенные пони. Они неустанно тренировались, совершенствуясь в военном ремесле. Их плащ-накидки, прочные, как сталь, позволяющие им исчезать, буквально растворяясь в воздухе на глазах у окружающих, изготавливались по древней методике, с использованием унобтаниевой руды. О большем хранитель не успел рассказать, так как на площадь вывели заключённого.

Генерала, закованного в цепи, сопровождали четыре стражника. Они вели его по живому коридору из солдат оцепления, за которыми находились горожане. С высоты было непросто рассмотреть заключенного, и Твайлайт различила лишь то, что с него сняли всю одежду и он шёл медленно, видимо, прихрамывая.

— Если вы хотите, я могу перенести вас ближе, — предложил хранитель.

— Какое наказание его ждёт? — проигнорировала Твайлайт вопрос.

— Выслушайте императора.

И в самом деле, Сэрвус Аврелий вышел вперёд, поднял копыто, и гомон толпы под ним тотчас прекратился. Без единой запинки, железным тоном, точно палач, он громогласно объявил:

— В ходе тщательного расследования генерал Сомбра был уличён в измене Кристальной Империи и попытке государственного переворота! Лишь чудом, которым стала храбрость полковника Бишопа, нам удалось помешать его планам и спасти страну от краха. В наказание за своё тяжкое преступление заключённый приговаривается к десяти ударам плетью и пожизненному заключению.

Твайлайт тяжело вздохнула, словно приговор вынесли не Сомбре, а ей.

— Так что вы решили? — осведомился хранитель.

Сомбру вывели на большой помост к двум высоким деревянным столбам. Его передние копыта связали верёвками, крепящимися к верхушкам столбов, затем растянули в стороны. Единорогу пришлось встать на задние ноги.

— Если ты считаешь, что я собираюсь смотреть на то, как его будут бить плетью, ты глубоко заблуждаешься!

— Вы хотели знать, что будет дальше, — напомнил хранитель.

«Ох уж этот голос… Дискорд и тот меньше выводит меня из себя, — подумала Твайлайт и вдруг обнаружила, что стоит на краю балкона. — Что бы ему такое сказать?»

— Если смысл заключается исключительно в телесном наказании, то я, пожалуй, лучше отдохну, — заявила она, отходя от края.

Хранитель молчал как никогда долго. Твайлайт даже показалось, что он просто согласен с её доводами и теперь ждёт дальнейших распоряжений. Однако не успел палач — какой-то кристальный пони, чей внешний вид нельзя было рассмотреть с такой высоты — замахнуться плетью, как хранитель ответил:

— С вашего позволения, принцесса, мы продолжим.

«Что ты задумал? — не понимала она, но всё же кивнула. — Интересно, а он может, вернее, способен ли он обидеться на меня? Возможно, я его чем-то задела, и теперь он…» Внезапно тишину нарушили бешеный свист рассекающего воздух кнута и не менее громкий удар. Твайлайт дёрнулась, а затем застыла на месте, чувствуя, как сердце уходит в копыта. Ещё один, схожий по громкости и силе с первым, удар вывел её из оцепенения. Не отдавая отчёта своим действиям, она подбежала к краю балкона и посмотрела вниз. На таком расстоянии плеть была не видна, но её звук, режущий слух свист, и вздрагивания тела Сомбры при каждом ударе Твайлайт различала как нельзя лучше.

Трудно сказать, каким образом Сомбре удавалось на протяжении четырёх ударов не издавать ни звука — по крайней мере, Твайлайт от него ничего не слышала, — но с пятым из его глотки вырвался громкий болезненный стон.

«Святая Селестия, пусть это скорее… — умоляла про себя она, отходя от края балкона, когда раздался ещё один крик. Дрожь пробрала её до мозга костей. — Когда же это закончится?!» Время будто застыло, и Твайлайт казалось, что с каждым новым ударом палач увеличивает интервал. Мысль о том, что кому-то может нравиться эта пытка, вносило свою лепту в процесс помутнения рассудка принцессы. Свист, удар, стон, крик, а затем тишина, во время которой к ней приходило осознание происходящего, буквально сводили её с ума.

— Принцесса, — раздался голос хранителя.

— Что тебе от меня нужно?! — взвизгнула она, и её сердце бешено забилось.

— Посмотрите вниз.

— Зачем? — спросила она, тяжело дыша. — Я уже сказала, что не собираюсь на это смотреть.

— Смотрите не на Сомбру.

Твайлайт вытерла холодный пот с лица и, ничего не говоря, подошла к перилам. Она не взглянула на центр площади, но увидела, что на город опустился мрак. Солнце, конечно, спряталось за тучами, но его не было и раньше… Ответ на загадку нашёлся сам по себе. Оказалось, что некогда сияющие тела кристальных пони сейчас потускнели, и жители стали похожими на своих потомков, с которыми встретилась Твайлайт, впервые увидев Кристальную Империю.

— Вы назвали его тираном, но жители империи не испытывали к нему ненависти, — начал хранитель. — Вы сказали, что он монстр, но он лишь выполнял приказы. Вы назвали его убийцей, но убили его.

— Он мёртв? — прошептала она.

— Нет. Император хотел, чтобы он умер долгой и мучительной смертью в темнице… С вами всё в порядке?

— Нет, наверное нет. — Твайлайт тяжело вздохнула. — Я хочу отдохнуть.

— Впереди вас ожидает много интересного, — заявил хранитель напоследок, и в следующий миг мир растворился.