Отражение

Сначала ты хвалишь рисунок Тесселя, а через два дня половину твоих лучших друзей погребает под обвалом. Потом ты стоишь перед мольбертом и смотришь, как ясное солнце касается уцелевших шпилей Старого Замка, а Тессель чуть ли не ножом всучивает тебе кисточку. Рассказ занял второе место на ЭИ 2019.

ОС - пони

О печенье и единорогах

О жизни семейства Спарклов, о Твайлайт...

Твайлайт Спаркл Другие пони Шайнинг Армор

Договор

Война затянулась. Селестии надо лишь подписать договор, чтобы она закончилась.

Принцесса Селестия Человеки

Письма внутреннего врага

Вскоре после разгрома Старлайт Глиммер и ее культа, Твайлайт начинает получать письма от единорожки-диктатора

Твайлайт Спаркл Спайк Старлайт Глиммер

Кровавые Копыта:Освобождение

Единорог по имени Эрил и пегас по имени Зино отправляются ночью в экспедицию в Вечносвободный лес. Они сталкиваются с различными трудностями и противоречиями, чтобы обнаружить то, чего лучше бы они не обнаружили. Их поступки приведут к печальным последствиям.

ОС - пони

Оставь надежду, всяк сюда входящий

Возможно, идея не новая, но кто знает? Может, всё так оно и есть? Я выкладываю ЭТО осознанно. И прекрасно понимаю, что могу отхватить минусов, я к этому готова)) Просто это некий эксперимент в написании чего-то с тэгом "ангст". Хотя этот "блин" однозначно комом.

ОС - пони Человеки

Цена ошибки

Всем доводится ошибаться. Какова же цена ошибки Королевы Роя и есть ли свет в конце тоннеля?

ОС - пони Кризалис

Окти, ты изменила меня.

Этот рассказ про то,что в мир людей попала поняшка. Да я знаю, что всем это тема надоела, просто мне очень захотелось это написать под свой лад)

Принцесса Селестия Октавия Человеки

Ночь Морозной Смерти

Есть на севере Эквестрии существа, которым нужно тепло...живой плоти.

Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони Доктор Хувз

Дуэтом

В общем, ничего особенного. Лёгкий флафф, не несущий особой смысловой нагрузки. Так, чисто мозгам отдохнуть.

Зекора Другие пони

Автор рисунка: BonesWolbach

Меня зовут Твайлайт Спаркл. Я нынешняя и единственная правительница Эквестрии.

Я правлю уже чуть больше десяти тысяч девятисот шестидесяти двух лет.

Немаленький срок.

В мои лучшие годы память у меня была отменная, однако теперь самые ранние моменты начинают забываться. Я не помню подробностей того, что случилось десять тысяч девятьсот шестьдесят два года назад, когда меня короновали.

Я помню, что у меня когда-то были подруги: две пегаски, две земных пони и единорог вроде прошлой меня. Я помню, что жила в дереве. Помню, что у нас было много приключений, начиная от отваживания дракона и заканчивая спасением одной из нас от Алмазных псов.

Я не помню лиц моих подруг. Как же они выглядели? В памяти от них остались лишь шесть неясных цветных пятен, смутно напоминающих силуэты идущих пони.

Одна из них, кажется, была голубой.

Другая — невообразимо яркого оттенка розового.

Третья — ослепительно белая.

Но, как и все прочие, они были смертными, а потому в конце концов умерли. Я помню, что была на похоронах каждой, окружённая костлявыми, дряхлыми, сломленными старыми пони, которых едва узнавала.

Я же оставалась молода, как в тот самый день, когда впервые появилась в этом жестоком, жестоком мире. Даже подросла — скоро стану вровень с Селестией; Луну я уже перегнала.

Поначалу я не знала, что принцессы тоже не бессмертные. Пускай их жизни и были очень долгими, они всё равно оставались смертными.

Я помню первые морщины на лице Селестии, когда она позволила мне самой поднять солнце.

Время не стоит на месте, и в какой-то момент, подобно листве осенью, Селестии и Луны не стало. Я написала прощальную речь, но прочитать её так и не смогла: как раз шло заседание Всемирного Конгресса. Бумага с ней, потрёпанная и пожелтевшая от старости, до сих пор лежит на моём столе.

Это случилось, когда я только-только разменяла второе столетие.

Стоило мне моргнуть, как мир менялся. Я позабыла, сколько в моём дворце побывало смертных, которых я утешала, наставляла, поучала, оскорбляла и, наконец, изгоняла. Их беды нисколько не отличались друг от друга: то утраченная ферма, то похищение, то пробудившееся древнее зло — сплошь одни банальности.

В конце концов я приказала камергеру запереть ворота дворца и прогонять любого, кто явится. Их проблемы были для меня сущими пустяками, и справиться с ними я могла взмахом копыта.

По моему слову была закрыта академия магии Селестии. По кивку головы Кристальная империя была аннексирована, а её четырёхсотый президент казнён. По движению взгляда Всемирный Конгресс оказался полностью в моей власти.

Тысяча лет прошла, как один день. Я поднимала солнце на рассвете и зажигала луну на закате — размеренно, методично, машинально. Ничто не менялось настолько, чтобы удовлетворить меня.

Дискорд несколько раз навещал меня в течение моего первого тысячелетия. Его борода удлинилась, шерсть стала тусклой и кудлатой, а белые волосы, пучками торчавшие изо лба, отросли вдоль спины до самого хвоста. Честно сказать, он походил больше на змею, нежели на дракона.

Он рассказывал мне истории из своего прошлого о том, как мы вместе веселились. Но и он не был бессмертным. Накануне моего второго тысячелетия, в самом конце нашей очередной встречи, он спросил, приду ли я на его похороны. Я ответила: видно будет.

Он так и не вернулся, а я лишь становилась всё старше и старше. Через несколько месяцев (или же лет?) после его ухода мне пришло письмо с просьбой написать прощальную речь по драконэкву.

Я села за стол и начала писать.

Когда я наконец-таки послала ответное письмо, его тут же вернули: адрес перестал существовать, а получатель умер много лет назад.

Сперва я не поверила и отдала письмо обратно почтальону, чтобы он попытался снова. Но это уже был совсем другой почтальон в совсем другой униформе. Почти сразу же письмо мне вернул третий почтальон, который был одет в совершенно иную униформу и сидел в парящем металлическом устройстве.

Я пыталась не моргать, но когда всё же моргала — теряла себя. Порой мне было трудно вспомнить, что случилось пятью минутами ранее. Вот только годы были подобны минутам, дни — секундам, а секунды — как одна миллионная того времени, что требовалось мне, чтобы моргнуть.

Мир менялся буквально у меня на глазах. Я смотрела, как Понивилль рос к небесам, точно подсолнух-феникс в моём лектории: поднимался ввысь, расправлял лепестки, затем обращался в прах и возникал заново. Изо дня в день я видела новый небоскрёб, бывший чуть выше остальных. Изо дня в день я видела увеличивающиеся с каждым разом то́лпы, собиравшиеся снаружи моего дворца и переливавшиеся красками, как полярное сияние. Изо дня в день я видела ширящийся с каждым разом столп чёрного дыма, тянувшегося к небу бесформенным копытом.

Само понятие времени начало терять для меня смысл. Воспоминания стали лишь очередной мыслью — чем-то, что можно выкинуть из головы за ненадобностью. Солнце и луна танцевали в небесах; день и ночь, будто держась друг за друга, кружились в бесконечном стремительном вальсе.

Меня зовут Твайлайт Спаркл. Я нынешняя и единственная правительница Эквестрии.

Я правлю уже чуть больше десяти тысяч девятисот шестидесяти двух лет.

Я не разговаривала со смертными уже чуть больше десяти тысяч девятисот шестидесяти двух лет.

А вдвое дольше этого у меня не было друга.

Я бессмертная. Вот, сказала.

Я не могу умереть.

Лишь со Смертью одной я не смогу подружиться никогда.

...

Так скажи же мне, добрый пони, как разговаривать со смертными?

Комментарии (14)

+4

Что меня всегда… напрягало в подобных рода рассказах, от фанфиков до фантастики, это такой себе неявный запрет на трансгуманизм (в данном случае — трансэквинизм, ну да ладно). И ладно бы футуристы первой половины XX века, когда такая идея даже толком не была распространена, но сегодня?…

Крайне странно и противоречиво видеть личность, разум, тысячелетиями остающимся на месте (в лучшем случае) или деградирующим (в худшем), особенно у персонажа, напрочь обвешанного plot armor и всесилием левой задней ноги.

Orhideous
Orhideous
#1
0

Случайно поставил дизлайк. Считай что тут +1)

Rakkat
#3
0

Как я уже высказывался в разговоре о FiO, это весьма любопытно, что мы, даже создавая рассказы о лучшем мире, в котором нет смерти и страданий, умудряемся впихнуть в него какие-то совершенно смехотворные, если смотреть на них трезво, ограничения и проблемы. Многое говорит о нашей способности моделировать вещи адекватно.

gelirhil
#10
+1

Так как я читатель средний руки копыта, не слишком хорошо шарящий за какие-то специфические столбы литературы, для меня подобная идея в новинку, поэтом, лично для меня сейчас, эта зарисовка мне очень понравилась, ибо смотрится свежо.
Но. Как никак, это Твайлайт, и думать, что она потеряет интерес к жизни (а, судя по фанфику, это так) очень сложно (все же каноничный персонаж и персонаж здесь отличатся, причем отличаются заметно). Может быть для любого другого персонажа это и работало бы, но точно не для Твайлайт (на мой взгляд).
Поэтому оценка фанфику твердая четверка, все мои претензии к непосредственно автору, а переводчику респект и спасибо за перевод.

Qulto
Qulto
#2
-6

Поток сознания :)
Бессвязный, бессмысленный. Мне жаль, что я вынужден это высказать.
Всего хорошего. И не переводите такого больше, пожалуйста.

RangersStolen
#4
+12

И не переводите такого больше, пожалуйста.

Nogood
Nogood
#5
-1

Чушь просто Чушь и оценка 1

Frethel
Frethel
#6
+1

Очень интересный и хороший рассказ.
Жду ещё подобного.

Golden
#7
0

Такие рассказы были очень популярны когда Твайлайт только вознеслась. По моему, это было в конце 3 сезона, в две тысячи толи тринадцатом толи двенадцатом. Они тогда как грибы после дождя полнились и множились, и вот спустя столько времени... Вот уж действительно реликтовая работа. Мысль пронзившая почти десятилетия.

Kobza
#8
+3

Это рассказ не о Принцессе Дружбы, увы. Скорее наоборот. Ни дружбы, ни магии, только божественный склероз.

Hid
#9
0

Скрезол!
888-Р

Navk
Navk
#11
+1

Если ее не волнуют проблемы смертных, то непонятно что ее там удерживало все это время. Но рассказ любопытный.

Freend
#12
0

грусно

Devoid_Soul
Devoid_Soul
#13
+1

Проследить за медленно увядающим сознанием было приятно. Во всём тексте чувствуется размеренность и неспешность, которые теперь вуалью окутывают разум Спаркл. А момент с траурной речью по Дискорду очень удачно застаёт врасплох — как и Твайлайт, я не ожидал, что пройдёт столько времени.

Это хороший рассказ. И ему даже не нужна последняя, оптимистично намекающая на то, что вечная Спаркл всё же выползла из своего пристанища, чтобы попытаться вновь поговорить со смертными, строка.

Анастасий Порфирьевич
Анастасий Порфирьевич
#14
Авторизуйтесь для отправки комментария.