Автор рисунка: BonesWolbach

Да, это снова попаданцы и снова про войну!

* * *

— Ефрейтор Муншайн, снимите эти Ваши дискордовы очки — солнце уже практически зашло! — лейтенант Сильвер Арроу строго посмотрела на свою подчинённую.

— А чего?! У меня левый глаз по-прежнему слезится! — пожаловалась фестралка.

— Тебе повезло, что я не Шайнинг Армор: он бы быстро его вылечил! С помощью копыта.

— И чего это нас заставили топать аж в таком составе? — пробубнил коричневый земнопони, поправляя доспех, который ему явно был маловат. — Ну, потерялись детишки... Ну — отправили бы капрала Роуза, он как раз любит с детьми возиться... Вон, Черили его чуть ли не на каждый утренник вызывает.

— Эта сопля?! — переспросила пегаска. — Да он и в Эквестрийском лесу способен собственные накопытники потерять! А уж в Вечнодиком... Тогда уже и за ним придётся поисковую бригаду отправлять! — лейтенант фыркнула и снова взглянула в сторону неумолимо опускающегося светила. Теперь она поняла, почему к их отряду приписали двух фестралов из Ночной Гвардии. Изначально она не предполагала, что поиски могут затянуться так надолго.

Два пегаса, два единорога, два фестрала и один очень большой земнопони с физиономией, не изуродованной интеллектом, продолжили свой путь.

Отправить семерых гвардейцев на поиски двух потерявшихся жеребят — это выглядело бы смешно, если бы они не умудрились потеряться именно в Вечнодиком лесу.

— Господин лейтенант, подождите пожалуйста!

— Что там ещё, Тринси?

— Шлейка... Она расстегнулась...

Стражница с красным крестом на повязке стала поправлять свою сумочку с медикаментами.

Лейтенант вздохнула и уставилась на её рог, ожидая, когда тот перестанет светиться и её подчинённая закончит свои дела. Пегаска проклинала капитана за то, что он поставил её во главе этих придурков. Да, может, она и завалила тест на подготовке к ежегодному параду, когда употребила пару крепких словечек, но это не значит, что теперь она должна в наказание командовать этим "сборищем"! Да ещё, словно специально, пару фестралов из Ночной Гвардии к ней приписали! Мало того, что они и так подшучивают над Дневной Гвардией, так теперь ещё по возвращению для этих шуточек появится реальный повод! Они же во всех красках распишут, с кем им пришлось в одной команде лес прочёсывать!

— Чё плетётесь, словно старые клячи! — решила отыграться лейтенант.

— Так ведь... туман... под копытами не видно ничего... А Вы сами говорили: много шума не создавать, высоко не подлетать... — оправдывалась лавандовая пегасочка.

— Рядовой Стеар Давн, — тихонько прошипела лейтенант, — Вас ведь предупреждали: в Вечнодиком лесу разговаривать только шёпотом! Для особо тупых... — пегаска целенамеренно уставилась на фестралов, явно пытаясь показать им своё превосходство "во избежание..." — Пофффторяю! Нам нужно найти в этом дискордовом лесу двух маленьких жеребят. И если вы своими воплями привлечёте сюда хищников — то мне всё равно, что случится с вами: вы были при исполнении! А вот если что-то случится с этими детишками — то клянусь Селестией, хоть я и не единорог, но я залезу во флигель Старсвирла Бородатого, найду нужный свиток, потом воскрешу вас и снова прикончу! Вот этими вот копытами! Надеюсь, меня все поняли?!. И. Перестань. Пялиться. На. Мой. Круп! Да-да, это я тебе, — прорычала она в сторону молодцеватого сизого фестрала с модной лакированной гривой, ради сохранности которой он даже не надевал форменный шлем.

— Успокойся, лейтенант! — тихонько проговорил поотставший единорог, флегматично пожёвывая сорванную тут же в лесу травинку. — Как я понял, он тут не только на твой круп заглядывался. Интересно, если бы я не шёл последним — он и на мой круп точно так же пялился?

Фестрал гневно посмотрел на третьего представителя сильного пола в их отряде, но ничего не сказал.

Единорог же вдруг получил мощный подзатыльник от своей начальницы. Удар был настолько силён, что травинка улетела на землю.

— Тебе что, жить надоело?! Всякую гадость в рот тянешь! Ты что, крутой спец по травам Вечнодикого? Дубина стоеросовая! А если ты сейчас слабительного сожрал! Или Ядовитую Шутку?!

— А она красненькая? С фиолетовыми листочками? — то ли опасливо, то ли издеваясь, протянул единорог.

— Тебя что, уставу не учили?! Ты как к офицеру обращаешься?!

— Ой, лейтенант, брось ты это! Устав только на парады нужен, а меня на них никогда не берут... Хотя нет, в самом начале службы... один раз... Так красная с фиолетовым?

Буумммм!

Шлем гвардейца гудел ещё несколько секунд.

— Ммм... э... господин лейтенант... мэм... Вы же... разрешите обратиться!

— Что тебе, Стеар Давн?

— Просто я хотела сказать... простите... ннно ведь Вы сами говорили, чччто шуметь здесь... ну-у-у... хихихищники там, и... и ещё чего похуже... Может, больше не будете звенеть его шлемом? А то... мало ли, услышит кккто... Или... — пегасочка попыталась полностью вжаться в собственный доспех.

Лейтенант сделала фэйсхуф, заставив загудеть уже собственный шлем.

— Святая Селестия! Когда же меня переведут?! Хотя бы в патрульные!

Проклятый туман становился всё гуще и гуще, подтверждая дурную славу погоды Вечнодикого леса.

Ориентироваться было возможно разве что по тонким запахам местных растений. Но вдруг исчезли и они, в одно мгновение сменившись на студёнистый запах болота.

— Муншайн, прекратите! Прекратите чавкать!

— Пвофпипе, мэм! — давясь очередным бутербродом, извинилась ефрейтор.

— Я не удивлюсь, если запах рыбы и тины идёт от твоих лакомств!

— Мэм! Я не использую тину в качестве приправы, мэм!

— М-м-м, понятно! — вполголоса прорычала пегаска.

Вдали, вторя её рычанию, лениво и вальяжно отозвался могучий продолжительный рык неведомого чудовища, приглушённый дальним расстоянием.

— Прячемся под кусты и ночуем до рассвета, — приказала лейтенант. — И тихо мне! Тихо, пока оно нас не услышало...

— Э-э-э, лейтенант! — крикнул земнопонь. И тут же перешёл на шёпот. — Ой, простите! Тс-с-с, виноват! Может, лучше там дальше. Смотрите — там туман заканчивается. Может — когда караул выставим, лучше видно будет, когда кто к нам подкрадывается?

— М-м-может, ммы ннне бубудемм ложжжиться сспать? Ммможет, они ужже нашлись и тттам, в Понивилле давно? Мможет, нам надо вввернутьсся в Пппонивиль и прпрпроверить?.. — пропищала лавандовая пегасочка.

— Рядовой Стоун Хэд, благодарю за хорошую идею. Ты меня удивил: целая разумная идея, и всего за один день! А Вы, рядовой Стеар Давн, прекратите эту свою "папапанику"!

— Еееесть, Мммэм!

— Первой в дозор заступает Муншайн. Постарайтесь не прочавкать нашествие. Вторым будет Фэнси Мейн. И специально напоминаю, что пялиться надо не на крупы во внутреннем круге, а на потенциальную угрозу во внешнем. Ну — представь себе, что нас хотят окружить класные кобылки. Вот и будешь пялиться наружу и искать их! К утру тебя сменю я и... Рядовой Дренз Дартон!!! ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ?!

— Мммы жжже говорррили, ненене надддо ккккричать, а то оно там там там рычит, а мммы ттут ужжже здесь совсем тут рядом совсем!

— Есть шанс не услышать нас: оно громко рычит. А вот шанс не увидеть костра, который разжигал этот дебил!..

— Дык ведь холодно, лейтенант! — озадаченно сообщил единорог, затаптывая только что разожжённый костёр. — Я думал, так теплей будет. К тому же у Муншайн, кажись, зефирчик есть, могли бы поджарить... Ладно, придётся греться по старинке... — и не успела лейтенант среагировать, как Дартон извлёк из седельной сумки солидного вида сулию и присосался к её горлышку.

Теперь к запахам болот, копчёной рыбы и чьей-то мочи (не будем говорить, чьей) добавился запах чего-то покрепче эпловского сидра.

— Эй, вы, тушки неощипанных грифонов! Подъём! Где-то здесь в лесу двое маленьких пони плачут и зовут маму с папой, а вы бока греете! — пинала своих подчинённых продрогшая до костей пегаска.

Вечнодикий лес не казался уже таким страшным, как раньше. Теперь он был ещё более зловещим: растущие среди густого кустарника, привычные уже деревья, опутанные стеблями и лианами, сменили седые сосны и чахлые берёзки среди непролазных топей.

— Там они не могли пройти, идём вот по этой... кажется, тропинке, или что это... Звериная тропа, что ли?

Однако, далеко команда Сильвер Арроу продвинуться не смогла: прямо поперёк единственной тропы между гиблых топей, лежало поваленное ветвистое дерево.

— Эй, Дренз, ты, вроде, хвастался, что можешь магией даже булыжники тягать? Убери с дороги это дискордово полено!

— Ы-ы-ы... У-у-у... Э-э-э... Дискорд, это, по-моему, не выйдет! Или оно пустило корни, или что-то случилось с моим рогом! По крайней мере — я надеюсь на первое.

Действительно, всё, что удалось гвардейцу — так это сорвать магией пару поганок с прогнившего ствола.

— Муншайн, подними свою толстую задницу и слетай посмотри — может, оно с той стороны чем-то привязано? Только осторожно: это может оказаться ловушкой.

— Уфффф, как-то чё-то не летается сегодня... — запыхтела фестралка.

— Ха-ха-ха, я же говорил: надо есть овощи и конфеты, а не эту вонючую рыбу! — гыгыкнул Дренз.

— Ничего не можете! — прошипела лейтенант. — Хочешь сделать что-то хорошо — сделай это сама!

Она распахнула крылья.

— Учитесь, бездари! Э-э-э...

Дренз Дартон скептически взглянул на потуги своей начальницы и невинно сказал:

— Хм-м-м, у Флаттершай куры летают лучше... Ну, правда, для этого им нужно дать пинок... О, кстати, Стоун, ты ничем не занят?

— Только попробуй... — процедила в сторону земнопони глава отряда.

— А я чё... Я ничё... — коричневый сделал вид, что и не изготовился только что пнуть свою командиршу.

— Дерево лучше пни, дурень!

— А-а-а! Ну эт запросто!

От могучего пинка отлетело не дерево, а сам земнопонь.

— Э-э-э, мы, конечно... — замялась Тринси, пытаясь выпутаться из шлейки собственной медицинской сумочки, — Так мы, конечно, ну-у, тогда обошли эту Ядовитую Шутку, но... Как бы это сказать, госпожа лейтенант... понимаете, может быть, в высокой траве потом мы не заметили и где-то всё-таки вступили в эту синюю гадость?.. Ох! — с последним вздохом единорожке таки удалось выпутаться из собственной амуниции, одновременно шлёпнувшись на круп в какую-то лужу. — У меня где-то тут было противоядие. Мне Принцесса Твайлайт его в дорогу дала.

— Ох, знаю я твои лечения! Только не твои противоядия!

— Ну, это не мои, Её Высочество сказала, что его готовила какая-то её подруга, которая прекрасно знается на этой траве и способах лечения от её воздействий! Ну дык где же этот пузырёк? — говоря это, единорожка доставала из сумки самые разнообразные предметы. Одинокий памперс для новорожденных, пачку слабительного, клубок посеревших бинтов, из которого гордо торчал тюбик зубной пасты с портретом Тарди. Следом выкатились непонятные полукруглые банки, клубок ниток с недовязанным носком, кусочек пудреницы.

— О! Универсальный болеутолитель! — обрадовалась медичка. — А я думала, что его перестали выпускать ещё семь лет назад! Хм-м, а это ещё что за странные воздушные шарики?.. А, я вспомнила — это мне всучили на медицинской ярмарке в позапрошлом году. Или в позапозапрошлом?..

Наконец-таки выпотрошив сумочку полностью, Тринси воскликнула:

— Ах! Да я ж его тогда в карман поддоспешника положила!

Она извлекла на свет пузырёк, украшенный мордочками каких-то яйцеголовых пони с огромными миндалевидными глазами.

— Давай сюда! — не дожидаясь реакции, лейтенант схватила обеими копытами бутылочку и тут же к ней присосалась.

— Хм-м, ну и мерзость! — вынесла она свой вердикт. Взмахнув крыльями, офицерша попыталась взлететь. — Вот дискорд! — она внимательно оглядела пузырёк. — Ха, так и знала, опять какая-то абиссинская подделка!*

Лейтенант поняла, что ещё её так напрягает в окружающем пейзаже. Звуки. В Вечнодиком лесу стоял шум и гам от всевозможных птиц, насекомых и прочих животных. Зачастую это были громкие и пугающие звуки. Здесь же тишину нарушало лишь стрекотание гнущихся сосновых стволов да редкое цвириньканье маленьких, ни разу ранее не виданных птичек.

— Тс-с-с, шшшто это?! — проскулила Стеар Давн.

— Где?! — офицерша настороженно огляделась.

— Ссслышите? Это где-то со-со-со-со-совсем рядом!
"Бруль... Бу-бу-бу-бру-бу-бруль... Бу-бу-буль..."
— Господа, это где-то среди нас... — многозначительно произнёс Фэнси Мейн. — И боюсь, я знаю, что последует за этим звуком...

Что бы ни имел в виду фестрал, вместо ожидаемого им раздались вдалеке голоса пони.

Повернувшаяся было к Фэнси командирша приложила копыто к губам. Её ушки активно зашевелились, ища направление звука.

Судя по голосам, это были не жеребята. Нехорошие подозрения закрались в голову лейтенанта: "Ну действительно, как эти двое пострелов сумели выбраться из детской и прошмыгнуть мимо родителей, возившихся в лавке на нижнем этаже. А даже если сумели — то почему они не побежали на детский гомон, доносившийся от школы, а попёрлись в лес?! Причём не в какой-нибудь, а именно в Вечнодикий! Блин, да если бы та чокнутая зебра-поэтесса не нашла на опушке брошенную малышами игрушку, которую опознали родители, то никому бы и в голову не пришло искать в Вечнодиком этих двух мальцов, которые ещё и говорить-то толком не научились! Не иначе — им "помогли" исчезнуть, и скорее всего — это голоса похитителей!"
В этот момент ветер сменил своё направление и взрослые голоса, и без того плохо различимые, слились в общий непонятный гул, больше похожий на собачий лай.
"Алмазные псы?! — напряглась Сильвер Арроу. — Да, такие нередко похищают пони. Здоровых, крепких, выносливых. Но зачем им эта мелкота?!"
И в этот момент грохнуло! Посреди маленького спасательного отряда раздался тихий протяжный взрыв.

— Фу-у-у, Святая Селестия! ШШТО ЭТО?! — забыв о маскировке и правилах, воскликнул Дренз Дартон, зажимая копытами нос.

Чвяк! Дзинь-дзинь! — раздался звук чьего-то грохнувшегося тела.

— Дискорд! В свинарнике у Эплов — и то лучше пахнет! — всхлипывая и размазывая слёзы, взмолился Стоун Хэд.

— Муууууншшшшаааайн! — прошипела офицер.

— Не виноватая я — оно само вырвалось! — пухлая ефрейторша виновато взмахнула перепончатыми крылышками, равномерно распределив свой пук по всему отряду.
"Бруль... Бу-бу-бу-бру-бу-бруль... Бу-бу-буль..."
— Опять?! — хором выпалили все кроме Стеар Давн, блажено распластавшейся поперёк тропы.

Сделав каменную морду лица, Муншайн надела солнцезащитные очки.

— Ты думаешь, что нас это спасёт? — полюбопытствовал Дренз.

Сильвер Арроу тем временем повернулась к Тринси и невинно поинтересовалась:

— Ты мне пробку от флакона с противоядием одолжишь? От неё явно будет больше пользы, чем от напитка.

— И разверни лунносияющую в сторону голосов! — предложил Фэнси. — Поверь, я знаю, что советую...

— Позвольте, лучше я сама проведу эту операцию... Я же всё-таки медик...

— В другом случае я бы ни за что не позволила приблизиться ни к одному моему подчинённому...
" Бу-бу-буль..."
— Но сейчас я на этом даже настаиваю! — плотоядно улыбнулась пони.

Когда "операция" была завершена, лейтенант тихо скомандовала:

— Скрытно продвигаемся в сторону голосов. Ефрейтор Муншайн, идёте первой, и крупом вперёд! И не вздумаёте направить пробку в нашу сторону!

— Раньше бы я потащил её на одном плече! — вздохнул Дренз Дартон... — Да и прицельнее было б... Стоун, подхвати малую, а то она так и останется тропинку украшать...

Семеро пони, стараясь двигаться как можно тише, пробирались в сторону предполагаемых похитителей. Тяжелее всего было продвигаться ефрейтору. Нет, не только потому, что она постоянно видела перед собой кислые физиономии командира и сослуживцев. Просто к таким манёврам раньше её не готовили.
"БУМ!!!"

...Даже праздничная пушка Пинки ТАК ДАЛЕКО не стреляла!..

Пробка усвистела в сосновые дебри, и оттуда раздался короткий вскрик, а за ним... Шум, громкие вопли и хлопки, похожие на звуки рогаточной резины...

* * *

Гауптшарфюрер СС Клаус Линке нервно прохаживался по поляне. Он клял вышестоящее руководство, определившее место дислокации его отряда на самой большой поляне, какая только отыскалась в этом проклятом лесу. Он проклинал своих подчинённых: ему, гауптшарфюреру СС, поручили командовать какими-то необстрелянными вермахтовцами, которые только и умеют, что сидеть в тылу да жрать казенную тушёнку. Да, может, его чин и не такой высокий, но лучше б это были бойцы из его отдела, а не это дурачьё в мышиных мундирах!

Небрежно сбив щелчком сориночку со своего кителя, Клаус Линке принялся обходить расположение: не хватало только, чтобы эти тыловые пугала сейчас напились и стали горланить песни. В этих лесах полно партизан, да и сверху они как на ладони, а вражеские самолёты, того и гляди, снова устроят налёт.

Достав из потайного кармана носовой платок и заветную флягу, шютце Рихард Штофф плеснул прозрачную жидкость на ткань. Бережно протерев затвор МГ, боец ласково посмотрел на своего железного любимца. И хоть стрелять из него доводилось только на учениях и только дважды — рядом с этим железным другом шютце чувствовал себя намного увереннее. По рассказам ребят из отдела СС, в этих ужасных лесах и болотах прятались жуткие партизаны. Говорили, что они могут бесшумно прокрасться ночью и перебить целый взвод одними ножами. А поскольку их командование не снабжало их провизией — то они пожирали трупы убитых прямо на месте и прямо сырыми!.. Да, Фюрер правильно сделал, что решил выкосить этих варваров прямо на корню! Какие земли — такие и жители!

Все эти мысли давили мозги Рихарда и мешали вспоминать родную уютную и сытую Баварию с её аккуратными деревеньками и пасторальными пейзажами.

Приложившись в очередной раз к фляжке, шютце привычным движением сложил платок и аккуратно спрятал его в потайной карман. Пожалуй — стоит ещё раз проверить боекомплект. На всякий случай.

Немец присел у ящика с патронами и тут...

Что-то золотистое и массивное вылетело из чащи и впечаталось ему аккурат промеж глаз!

Тихо охнув, боец без чувств повалился на спину, гаснущим сознанием фиксируя срикошетившую обратно в леса золотую фигню.
"Вот они, партизаны!" — последнее, что успел подумать шютце, прежде чем отправился в объятия Морфея.

— Шютце Штофф, что Вы себе позволяете! Опять напились на боевом посту! Я Вас лично расстреляю, если такое ещё раз...

Клаус осёкся, заметив здоровенную гематому, украшенную струйкой крови, текущей по лицу рядового.

Резким движением унтер-офицер выхватил "Вальтер" и закричал:

— Внимание, солдаты! ТРЕВОГА!

В этот момент он почувствовал, как его глаза сами по себе заслезились, а в нос ударила какая-то жуткая адская смесь.

— Ахтунг! Газы!

Серые подчинённые, даром что тыловики, проворно заметались по лагерю в поисках противогазов. Послышались первые резиновые хлопки надеваемых масок.

— Немедленно занять круговую оборону! — скомандовал гауптшарфюрер, натягивая свой противогаз, командирский, с мембраной, позволяющей продолжать орать на подчинённых. — Шютце Ганс, что это Вы...

Помянутый рядовой разорвал от усердия свой противогаз и теперь быстро скручивал с него фильтр, собираясь засунуть его в рот.

Прошло пять минут, но ни снайперских выстрелов, ни массированной атаки так и не последовало. Хотя рыдающий без защитных стёкол Ганс доказывал, что газы никуда не делись.

Послышался грозный рокочущий звук вражеских самолётов, и эсэсовец принял единственно правильное решение:

— Внимание, отступаем в туман, там нас иваны не увидят! Эй, Хельмут, ты у нас самый крепкий! Подхвати Рихарда: по-моему, он ещё жив!

Туман клубился вокруг отряда второй час, сплетаясь в гротескные неестественные фигуры. Иногда казалось, что он светится сам по себе.

Немцы давно потеряли направление в этом густом киселе бледного марева, в котором с нескольких сантиметров нельзя было различить компас.

Внезапно туман впереди оборвался, словно отрезанный, и лишь небольшие клубы стелились у земли. В эту-то благодать и вышел отряд грозно сопевших, словно аквалангисты, вермахтовцев в защитных масках противогазов.

Странные незнакомые звуки, пугающие и тревожные, заставляли солдат жаться друг к дружке.

Уже ставшие было привычными сосны и берёзки сменились совершенно диковинными деревьями, протягивающими к воякам свои корявые лапы-ветви. То тут, то там свисающие лианы мешали продвижению отряда, словно змеи пытаясь опутать их.

— Не могу больше! — Ганс выплюнул зажатый в зубах фильтр и глубоко вздохнул, собираясь мгновенно помереть от русского газа.

— Эй, парни! — тут же выкрикнул он. — По-моему, всё! Кончился газ! Дышим!

— Внимание! Снять противогазы! — проорал унтер-офицер, стаскивая с себя опостылевшую маску. — Фу-у-ух! Пронесло... И от газов ушли, и бомбы в подарок не получили. Что бы эти олухи без меня делали?!

— Герр офицер! Можно мне снять шинель? А то жарковато малость!

— Разрешаю, шютце. Все, кто хочет снять шинели — можете их снять.
"Хм, мне говорили, что в этой стране даже в начале сентября бывают заморозки. А тут уже конец октября — а погода как в июле на Шпрее!"
— Герр офицер! Скажите: а у русских жирафы водятся?

— Это варварская дикая страна, шютце. Тут что угодно водиться может! Хоть мамонты!

— Да нет, герр офицер, на мамонтов это не похоже! Смотрите — вон четыре жирафа! Только я читал, что они жёлтые и пятнистые должны быть, а эти коричневые и чешуйчатые!

— А что ты хочешь, Ганс: в варварской стране и жирафы варварские...

* * *

— Тринси, может быть — не стоило вставлять пробку так глубоко? — задумчиво спросила лейтенант, глядя на трассирующий след. — По-моему, мы вызвали там какое-то нездоровое движение! Давайте лучше переберёмся вон к тем зарослям...

— Интересно, если её накормить горохом — из неё получится стенобитное орудие? — задумчиво произнёс Дренз Дартон.

— Говорить о даме в третьем лице в её присутствии... — начала было фестралка, но Дренз её перебил:

— Ну что ты, я же говорю о разработке новейшего типа оружия!

Спустя несколько минут к приглушённым крикам и непонятным лающим командам приплёлся ещё один звук. Поначалу пони не обратили на него внимание. Затем, когда гул, доносящийся откуда-то с неба, стал достаточно громким и различимым, лейтенант приняла единственно правильное решение:

— Все! Быстро! Вон под ту кучу валежника!
"Я не знаю, что это такое, но я уверена, что будет лучше не попадаться ему на глаза..."
Просидев приблизительно минут двадцать и убедившись, что в округе нет ни подозрительных голосов, ни странного гула, лейтенант вывела свой маленький отряд из укрытия.
"Чтоб меня ещё раз послали в этот Вечнодикий?! Да лучше я пошлю капитана в его же задницу и получу десять нарядов вне очереди!"
— Так, похоже, "ЭТИ" ушли, идём проверим, были ли с ними мелкие и куда направились...

Следопытов среди пони не было. Так что единственное, что им удалось разобрать — это хорошо протоптанная, словно оставленная на марше, тропинка, ведущая куда-то на запад.

— Ссстранно! Небо вроде чистое, а гггром гггремит! — с этими словами пегаска извлекла из дупла дерева золотую пробку. Из открывшегося отверстия вылетела визжащая и плачущая белочка и скрылась в лесу.

Только сейчас Сильвер Арроу обратила внимание на могучие громовые раскаты, доносящиеся с востока и щекочущие копыта лёгкой дрожью земли. На удивление — небо действительно было чистым.

— Погода в этом дискордовом лесу ещё более безумна, чем мне рассказывали! — сплюнула себе под копыта офицер.

— Стоп! Тише! — предупреждающе поднял копыто Дренз. — Лейтенант, чуешь запах? Похоже — эти пёсики привал решили устроить. Костром пахнет!

— Ага, а ты решил подойти к ним и спросить, нет ли у них жареного зефирчика? — попробовал подколоть его фестрал.

— Не умничай. Не время сейчас, — слишком уж серьёзно ответил Дартон, про себя подумав, что в другое время такую эскападу он без внимания б не оставил.

Огромные деревянные дома, некогда стоявшие тут, нынче превратились в груды обгоревших брёвен и пепла. В воздухе витал запах гари, к которому примешивался другой, страшноватый, о котором и думать-то не хотелось.

— Эттто б...б...б...был дддракон?! — пискнула Стеар Давн, присев на коленки и закрыв мордочку копытами...

— Похоже, алмазные псы его обокрали. Вот он и отомстил, — лейтенант указала копытом на еле проглядывающие в пепле обугленные кости, слишком крупные для пони.

— Простите... — как-то очень уж тихо даже для самой себя сказала Тринси. — Но алмазные псы не строят деревянных домов...

— Зато охотно живут в чужих, — возразил фестрал.

— В чужих, но подземных и давно покинутых драконами, — поправил Дартон.

— Значит, это были сумасшедшие псы... — резюмировала Муншайн.

— Мун! Ты... Вон подальше от пожарища, а то и мы все... на воздух взлетим!

Фестралка обиженно перекатилась подальше от огня...

Лейтенант не вмешивалась в эти пререкания и разговоры: простоявшие минут пятнадцать в полном ступоре пони наконец-то заговорили.

Изредка перебрасываясь короткими фразами, пони бродили среди пепелища, стараясь понять, кто же здесь жил.
"По возвращению надо будет срочно доложить принцессам о неизвестной деревне, уничтоженной драконом... хотя нет — городке, здесь домов под тридцать было. Вот, блин, паники-то будет!"
Странная незнакомая трескотня и хлопки, доносившиеся откуда-то издалека, оторвали офицера от размышлений.

И словно эхо странных звуков — прозвучал из кустов за деревней детский плач.

Первым метнулся Дренз Дартон. Но, обгоняя его, Арроу метнулась на звуки плача, перепархивая с места на место, словно совершая гигантские прыжки.

— Нашла! — она радостно вытащила из зарослей лебеды двух заплаканных, трясущихся от ужаса жеребят.

— Эй, Тринси! Осмотри их. Порезы там, ушибы, переломы или ещё чего... Только не вздумай их "лечить"!

— Да вроде нормально всё. Грязные только, как алмазные псы в угольной шахте!

Бледно-кремовый пегасёнок, хныкая и заливаясь слезами, тыкал копытцем в сторону пожарища:

— Тя-тя... Тя... Па-па-па! Па-па-па-па-па!

Маленькая бледно-жёлтая единорожка лишь только всхлипывала и жалась к братику.

— Давайте уйдём отсюда! — предложил Фэнси. — Что-то не нравятся мне эти странные звуки...

— Стянны уки! Па-па-па-па!

Пони загрузили малышей на спину Стоун Хэду и рысью направились обратно по своим следам.

Рыжегривая малышка вцепилась в шею здоровяка и прижалась покрепче, изредка посверкивая вспышками на роге и хлюпая носом. А её крылатый братик недолго сидел рядом. Внезапно он вспорхнул и теперь летел в середине отряда, приподнявшись чуть выше холки земнопоня.

— Да сколько можно! Опять этот дискордов туман! — выругался Дренз.

— Рядовой Дартон! Здесь дети! Ещё раз я услышу от вас ругательство — и получите два наряда вне очереди!

— У-у-у, сказала сама невинность и блюститель морали, ни разу не матерившаяся на переаттестации, — тихо пробурчал себе под нос единорог.

— Исколдов уман! — не снижаясь произнёс пегасёнок.

Словно его слова оказались заклинанием — туман рассеялся. Точнее — оборвался в обычный послеполуденный лес. Разумеется, если слово "обычный" применимо к Вечнодикому.

— Тише! — скомандовала лейтенант, аккуратно отодвигая лиану.

Лиана зацепила вторую пегасочку за нос.

— Змейаааааа! — без малейших заиканий завопила та, распугивая живность в паре-тройке миль вокруг и взмыла ввысь.

— Не змея, а гидра, — равнодушно произнёс Дартон, рассматривая здоровенные отпечатки в болотистой почве. — И, похоже, нам крупно повезло: она недавно уже кем-то пообедала и ушла... — рядовой ткнул копытом в забрызганный кровью здоровенный лист какого-то растения.

— Она, похоже, этого "кого-то" ещё и варила: вон котелок валяется! — Стоун кивнул в сторону полукруглого предмета, лежащего в траве.

Лейтенант аккуратно подняла помятый "котелок" и тут же с ужасом выронила его, обнаружив внутри кровь и куски ещё чего-то.

— Это не котелок... — тихо прошептала она. — Это шлем. Странный шлем.

Увидевшие помятый железный предмет, жеребята вновь разразились пронзительным плачем.

—————————

* — автор в курсе, что противоядие надо наносить на пони снаружи. А вот Сильвер Арроу слово "наружное!" на этикетке не прочитала. Про медика мы вообще скромно промолчим.

Комментарии (17)

+1

Рассказ завершён!

Надо продолжать. Тема встречи эквестрийцев с земными лошадьми не раскрыта.

TopT #1
0

Надо продолжать. Тема встречи эквестрийцев с земными лошадьми не раскрыта

Мсье, я Вас ни в чём не сдерживаю!

Angelripper #2
+1

Мне, например, нраваться рассказы про попаданцев. Сам рассказ, вообще, не плох, зелёное копыто заслуживает,но я думаю, что мало описания про людей и мало действия, ну, как бы, скучно читать.( Это моё мнение). А вот узнать, что дальше будет, хочеться.

Lover_Pony #3
0

А вот узнать, что дальше будет, хочеться

Дык а что дальше-то может быть?

Детишек кейковских родителям вернут,

фрицев гидра схарчила — и поэтому-то па возвращающихся поняшек места в её желудке уже не хватило,

а каску небось решат в кантерлот отправить, да Лира её выманит и себе утащит: всё-таки первый настоящий предмет от ЛЮДЕЙ!!!

(А вот Драалу я б руки-то поотрывал: чего это портал из Эквестрии в далёкое прошлое Земли открылся? Ась?)

Navk #4
0

TopT, и если хотите — могу подбросить Вам идею:

1. Тэги: правило 34, ужасы

2. Название придумайте сами

3. Краткое описание сюжета: пони пищали и лопались.

Angelripper #5
0

Angelripper

Я сожусь перед микроволновкой и завожу таймер. Минеатюрные лошадки в масле и с солью просто обьеденье! Я жду не дождусь пока таймер запиликает, и я смогу наслодится этим прекрасным ароматом. Пони пищали и лопались, да вот так мои маленькие пони и помните Кто есть....

— Паша, а где мои игрушки? — спросила его младшая сестра.

— Упс,тревога!

Smolinek #6
+1

Автор, скиньте контакты, пожалуйста. Заранее спасибо.

PinkpowerUP #7
0

1. Тэги: правило 34, ужасы

2. Название придумайте сами

3. Краткое описание сюжета: пони пищали и лопались.

Было. "120 дней Блюблада".

TopT #8
+1

Автор, скиньте контакты, пожалуйста. Заранее спасибо.

PinkpowerUP, автор по телефону попросил меня отправить Вам ответ: напишите ему пока в личку, а он после 11-го января выйдет на работу и тут же ответит Вам.

Navk #9
+1

Как я уже отмечал, годно и "смерть наци!"

VIM #10
0

TopT, и если хотите — могу подбросить Вам идею:
1. Тэги: правило 34, ужасы
2. Название придумайте сами
3. Краткое описание сюжета: пони пищали и лопались.

Б*я.

Я Флаффи пони вспомнил.

Б*я.

qazqwer #11
0

2 PinkpowerUP

>> Автор, скиньте контакты, пожалуйста. Заранее спасибо.

Маякните мне в личку и я скину Вам контакты. На форуме я под тем же никнеймом.

Angelripper #12
0

Не особо впечатлен. Прочитать, пару раз улыбнуться и забыть. Вот и все впечатления.

Muscat #13
0

Muscat,как ты поставил фото на аву?

CrazyPonyKen #14
0

2 Muscat

Что поделать, вот такой вот я бездарь! =)

Angelripper #15
0

Такой себе рассказ, ни рыба не мясо. Только несколько вызванных улыбок и все. 3/5 ничего не ставлю

eis #16
0

Под пиво пойдет.

Штунденкрафт #17
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...