Автор рисунка: Siansaar
Флэшбэк. Подарки судьбы.

Желания и страдания.

Есть мат.

«Пытайтесь достичь своих целей без причинения несчастья другим.»

Травка зеленеет, солнышко блестит, мудрая Селестия с доброй весточкой к нам летит...

Тьфу, какая Селестия? Кто еще летит? Какие еще добрые вести? Какая трава, в конце концов?! Ну это уже совсем крыша поехала, дожили. Пули в голову не прошли без последствий, а я ведь выпила пару зелий, чтобы придти в себя! Ухх, моя голова.

Рейдеры, чтоб вас аликорн драл!

Уух.

А что вчера вообще было? Ну, кроме дебильного поведения Флэшбэка и кучи мяса, при жизни бывшего аликорном, в подвале? Стоп, а я где вообще? И почему тут пахнет дымом? И... кровью?

Резко вставать не стоило — боль вдарила в голову со всей силой. Но это было ничего по сравнению с тем, что я увидела вокруг себя.

Я же помню, что я вчера легла спать на первом этаже, рядом с полками сахарных бомбочек! Точно помню что именно на том месте! Так почему же рядом с матрасом, на котором я лежу, к двери тянется кровь?

Это точно одно из моих самых неожиданных пробуждений утром. Второе в списке было пробуждение когда два мелких жеребенка захотели окунуть мое копыто в теплую воду. Ну так результат их полностью оправдал. Правда, они хотели чтобы это со мной случилось, а оказалось совсем наоборот. Потом еще меня шугались, по широкой дуге обходили. Хорошую трепку я им задала. Ибо нефиг.

Голова болит, а если я сейчас здесь, рядом с потухшим костром и с кровью того аликорна еще немного просижу, то мне станет совсем фигово. И не съешь же ничего, сразу же наизнанку вырвет!

Я осторожно вылезла из своего спального мешка и осмотрелась.

Так и есть. Я спала в той же самой комнате, где вчера лежала бедняжка-аликорн. И от этого у меня пошли муражки по телу.

Брр. Как противно!

Но с этим уже ничего не поделаешь. Тем более, на кровь в течении своей жизни я насмотрелась с лихвой и достатком, так что меня этим так просто не проймешь. Тут надо посильнее что-нибудь, для полного эффекта.

Ну, полный эффект был вчера. И вспоминать об нем не хочется.

Я осторожно подошла к выходу, стараясь не запачкать копыта в крови. Чего мне еще не хватало, так потом на них воду тратить, чтобы отмыть. Одна бутылка у торговцев водой стоит двадцать пять крышек! Грабеж! Да я лучше всякую водку двухсотлетней выдержки пить буду! Или Спаркл-колу. И пофиг что от них сушит еще хлеще, но они куда дешевле. А горло перемочу какой-нибудь водой из крана. Да, Порча и радиация, да, плохо. Но ни разу не слышала о том, что кто-то мутировал в монстра или отбросил копыта из-за этого.

Со вчерашнего дня здесь мало что изменилось. Разграбленная мною же аптечка, огромное количество сломанных холодильников, гудеж все еще исправных... Ну, это хорошо. Вот и нашла я себе завтрак, обед и ужин. Надеюсь, что там не чипсы и не лапша. Ненавижу их.

Обшарив холодильники, и, найдя там залежи картошки с яблоками, я пошла наверх, на первый этаж. Благо лестница выходила на то место, где в меня попасть было нельзя, а вот обзор из-за стеллажей там был отличный — просматривался весь торговый зал, от входной двери до стойки кассиров.

Солнечные лучи полосками пробивались через окна, забитые досками, и являли взору огромное количество пыли. Вообще, все место было очень странным — вроде тут и никто не жил, если судить по пыли, и здание старое, но какая-то деталь, которая меня напрягала, все время от меня ускользала. Только понять не могу какая. Вроде и мелкая, но в тоже время такая значительная, что, вспомни я ее, уже бы не то чтобы бежала подальше отсюда, а по крайней мере озиралась бы по сторонам, ища все, что могло на меня бы напасть.

Ну, хорошо что я помню что наличие — или отсутствие этой детали — плохой знак. Так что надо быть поосторожней. А то вдруг мне тоже брюхо вспорют? А от рейдеров надеяться не на что, живую мучать будут.

Умею я себе аппетит портить. Живот пустой, а в горло и кусок не лезет.

Лента крови, что вела меня из подвала, петляла по помещению, но общий курс был понятен — полоса шла к выходу. Ну а там раздавалось мерное бурчание и треск костра.

Что? Сейчас же утро, и не настолько холодное, чтобы согреваться у огня! Ну а мерное бурчание...

ЛУМ показал всего один желтый огонек. А когда я вышла, я смогла увидеть, кто был этим огоньком.

Флэшбэк. Ну конечно же. Кто же еще? А я уже волновалась, куда это он подевался, не забыл ли он меня? Тьфу. Далась я ему. Я же его Мастеру рабыня.

Сидит около костра и бубнит себе под нос. Делать ему больше нечего? Странный он. Да и вообще, следы крови на земле ведут к нему... Или, точнее, к костру.

К костру? Нет, точно, к костру. А еще и дым какой-то... странный. Как будто не дерево сжигает. Запах будто... Такой плотный запах, тяжелый, будто горелое...

Не, ну точно голову повредила. На языке вертится, понять не могу.

Да кому какое дело, что там горит? Горит и горит, мне плевать.

— В последний путь отправляем братьев и сестер наших, имен мы не знающих, — пронудил низким голосом единорог и помахал копытом над костром.

Ух ты, как же я сразу не догадалась. Он же фанатик, а это всего лишь один из его бессмысленных ритуалов. Мне до этого никакого дела нет.

— Эй, — тыкнула я его в плечо. — Пойдем. Если поторопимся, то к вечеру будем уже в Ривер Дам.

Единорог кивнул и продолжил дальше бубнить свой бред.

Я тыкнула его еще сильнее.

— Если ты не понял, то я имела в виду «надо идти прямо сейчас», — перефразировала я.

— Погоди, Голд, — Флэшбэк отвлекся и развернулся в мою сторону. — Я сейчас, быстро. Кстати, — он встрепенулся, — там в подвале есть какой-то зашифрованный терминал и сейф рядом с ним. Пока я тут занят, ты не могла бы обсмотреть их?

Я махнула копытом и пошла обратно в здание, оставляя чудака один на один с его сумасшедшими сказками.

Терминал взломать? Мне? Нет, серьезно? Я же ничего в них не смыслю! Для меня они просто экранчики с клавиатурой. Нет, ну правда — в Стойле 71 был мой самый первый раз! И то я как-то умудрилась угадать пароль. Где гарантия того, что сейчас я не потерплю неудачу?

И если с терминалами я имела хоть какой-нибудь опыт, то с сейфами... Не, я не единорог. У меня даже инструментов нет. Это самый дохлый номер. Уверена, даже если моя жизнь весела на волоске и мое выживание зависело только от моего умения взламывать замки — то я ставлю все свое имущество на то, что я не смогу ничего поделать!

Кстати! А чего это я должна с терминалом и замком мучаться? Это Флэшбэк у нас единорог, всякие умные вещички знает и все такое, вот пускай он этим и занимается! Тоже мне, нашли дуру. Я лучше пойду осмотрю еще раз холодильники и трупы! Да!

Наверное, всю нормальную еду я собрала в прошлый раз. Потому что во всех холодильниках лежали то гнутые банки, то разный металлический мусор. Но самое мерзкое из всего этого было то, что некоторые холодильники были набиты мясом. И, кажется, парочка органов была либо от очень большого пони, либо... либо от аликорна.

Святые пули! Жрать мясо уже мерзко — мы же пони, мы же травоядные, в конце концов! Жрать мясо пони — еще хлеще, а жрать мясо непонятно какого мутанта, неизвестно как появившегося на свет — это не только отвратительно со стороны морали, так еще и просто... просто неправильно! Эти аликорны вообще даже не пони! А вдруг у них мясо ядовитое?! Нет, ну в самом деле, кто в своем уме будет есть то, о чем он вообще понятия не имеет?

Да я даже не знаю, что должно долбить в голове сильнее — факт того, что это мясо, или факт того, что ты не знаешь, что это за еда? Как можно просто взять и игнорировать эти два пункта? Нет, ну рассудок как можно заткнуть?

Э, ну их, этих рейдеров. Понимать их логику — гиблое дело.

Подавив свои мысли о последствиях такого окружения на мое настроение, я решила чем-нибудь себя занять. Чем-нибудь таким, чтобы мысли всякие в голову не приходили. Обыкновенно я смотрела по сторонам и следила за Пустошью, чтобы никто не смог ко мне подойти незамеченным, но сейчас это точно не помогло бы. Ну, еще я обыкновенно, ну, это, того, про это, ну, как бы сказать... Ну, про жеребцов. Ну, фантазировала. Ну, мускулы и все такое.

Не, я же здоровая, абсолютно нормальная кобыла! И это нормально! А если нет, то тогда как мама с папой, ну, того, встретились? Ну и что вообще тогда предшествовало моему рождению? Я-то уже не маленькая, я-то уже знаю, как появляются жеребята! Видите ли, когда кобылка и жеребец очень сильно любят друг друга, то они вместе уединяются в тихом, укромном местечке, чтобы им никто не мешал, и...

Только сейчас мне в голову подробности приходят совсем уж не того характера.

Скорее анатомические. И все по отдельности.

Мне нужно срочно отвлечься! Где этот долбанный терминал?!

Терминал светил зеленым светом в углу комнаты, повернутый к стене. Рядом со столом поблескивал черным металлом напольный сейф. Вроде, подходи да бери, но всю идиллию портит замок. И, судя по всему, серьезный такой, большой. Не знаю, но папа говорил, что запертый замок можно прострелить. Есть вероятность, что замок просто вылетит из двери со всем своим механизмом.

А я папе всегда доверяла. Папа самый умный пони на свете! Все, что я умею — это он меня научил! Вообще, самый лучший папа на свете! И это просто... просто несправедливо что он умер! Вообще! Все бы отдала, чтобы он с мамой был жив! И вообще, были бы они живы — было бы все круче! Во много раз! Вообще, мама с папой — самые лучшие пони! Самые добрые, самые красивые и, и, и, вообще, самые-самые!

Мне точно нужно отвлечься. Я уже расплакаться готова — шмыгаю носом и чуть ли не икаю. А глаза по-моему и так уже на мокром месте.

И ведь понимаю, что рыданием ничего не изменишь, и что Пустошь тебя проглотит при удобном случае, а сдержать себя не всегда могу. Ну что поделать, люблю я маму с папой. Очень сильно люблю. Да кто не любит своих родителей? Это же... мама с папой! Они тебя тоже любят, растят и кормят и вообще! Чего тут объяснять? Это же мама с папой!

У меня начинается истерика. Надо что-то делать, а то потону в своих слезах. Надо срочно отвлечься. Срочнее не бывает. Вон, у меня терминал стоит, мне надо посмотреть что да как, а не сопли распускать! Взять себя в копыта! Быстро, решительно!

Я сжала губы и с самыми решительными намерениями села за стол и нажала на кнопку включения.

Ну все, какой рейдер был тут настолько умным, чтобы уметь разбираться с компьютерами? Я его найду и башку-то поотрываю! Я его глазами буду в гольф играть!

Картинка пони с широкой наглой ухмылкой и надписью «шо, бесишсо?».

У этого рейдера самое поганое чувство юмора, которое я когда-либо встречала.

Так, сначала я чуть ли не зарыдала от тоски по самым дорогим моему сердцу пони, а сейчас, похоже, я заору от злости и разобью экран. На тысячу маленьких кусочков.

Спокойно, все нормально. Мне надо отвлечься.

Я сжала губы настолько сильно, что, казалось, не могла бы ими пошевельнуть, если бы хотела. Да вот только они сами водились туда-сюда, наверное, вслед за желваками.

«Шо, бесишсо?»

Бляяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяяя...

ДА, СУКА ГРЕБАНАЯ, БЕШУСЬ! ИЗ-ЗА ТОГО, СУКА, БЕШУСЬ, ЧТО Я, БЛЯДЬ, ТУТ В ПОЛНОЙ ЖОПЕ, А ТЫ ТАМ, СУКА ОТТРАХАННАЯ, РЖЕШЬ! НАЙДУ — УБЬЮ, ЗАСУНУ РОГ МЕГААЛИКОРНА ТЕБЕ В ПАСТЬ, ПРОТКНУ НАСКВОЗЬ, ДА ЕЩЕ ЖРАТЬ СВОИ ОРГАНЫ ЗАСТАВЛЮ!

И вырубите эту вашу горелку в моей шее!

Я со всей дури стукнула по клавиатуре. Экран мигнул и начал обыкновенную загрузку.

Так-то лучше, блядь.

И что мне сейчас делать? Где в этой последовательности букв и знаков пароль? Как я вообще в прошлый раз искала? Мне тут слова искать? А вдруг кто-то в цифрах загадал? Что тогда делать?

Так. У меня есть ПипБак, пусть эта чудо-машина и решает эту проблему. А я пока тут, рядом посижу.

Похоже, утро точно не заладилось. После того как я подсоединила ПипБак, вариантов стало немногим меньше. Зато хоть стало понятно, во что тыкать.

И так я просидела где-то десять минут, пока не увидела заветную надпись «пароль верный».

Действительно, «шо, бесишсо?». Запала фраза в голову. Теперь с нее смеяться охота.

И, наверное я так смеялась, что мимо пункта с разблокировкой сейфа я попала в пункт «открыть почтовый ящик». Дважды.

Дорогая Берта,

Надеюсь что у тебя все хорошо. Потому что у твоего Густава все идет именно так!

Да, мон ами, твой Густав смог получить разрешение на открытие своего ресторана в самом Кантерлоте! О да! Теперь наши изысканные блюда будут насыщать желудки самых сливок общества! Уверен, мой птенчик, после этого наш бизнес пойдет в гору!

Поверить не могу! Моя дорогая, ты же знаешь, сколько кабинетов я облетел, пока смог разобраться с этой новой бюрократической системой! Все эти Министерства, уход принцессы Селестии с поста правительницы... Это все очень большой шок для всех, и я не могу никого винить! Ах, если бы мы могли, мы бы вернулись домой, и открыли бы бизнес там, моя сладкая! Но увы, ты сама знаешь, почему это невозможно. Все, моя милая, обстоятельства сильнее твоего любимого Густава — я должен спешить по делам! Обещаю что вернусь при первой возможности!

Страстно целую твои коготки,

Густав ле Гранд.

P.S. Дорогая, прости меня за то, что пропустил твой день рождения. На коленях умоляю тебя принять эти два подарка в качестве извинений — бутылку отменного вина «Пети Нуар» десятилетней выдержки и этот элегантный 5.56 пистолет, собранный специально для тебя, мон ами! Я назвал его «Ля Фаталь», и надеюсь, что он будет поражать твоих врагов своей изысканностью точно так же, как ты сразила мое сердце! То есть — наповал!

Ух ты. Просто ух ты.

Фу, какая гадость! Столько сюсюкания я в жизни не читала! И это еще письмо!

А этот Густав при встречи точно так же вел? Тоже коготки целовал? Фу блин, какая мерзость! Меня же сейчас от всей этой лизости стошнит!

Так бы я и ушла, сплевывая во все стороны, если бы не щелкнувший у меня под ногами сейф, из которого я выудила настоящие сокровища: Минталки, две пачки Мед-икса, Рейдж, два зелья, два десятка патронов 5.56, и...

Ух ты. Просто ух ты.

Это называют пистолетом? А почему у него барабан как у револьвера? Тьфу, не так.

Это называют писто... Тоже не так.

А, вот так надо бы.

Уууу, блестящая штука!

Рево... То есть писто... То есть «Ля Фаталь» был просто шикарен. Спасибо, Густав! Не против, если я заберу? Думаю, твоя Берта уже того, на небе с тобой то отменное вино пьет! Так что ей он не очень-то и нужен! Я возьму, да?

Молчание — знак согласия! Спасибо, Густав! «Шо, бесишсо?», ха!

Такая красота должна попасть в копыта только настоящей красотки! То бишь, меня! Я тут самая красивая!

Такую красоту нельзя называть пистолетом! Уж я-то видела их достаточное количество! Пистолеты грязные, ржавые, воняют смазкой, заедают постоянно, а эта красавица... Или красавец? Этот шедевр не такой, нет. Этот шедевр блестит, изыскан, элегантен, имеет утонченный ствол... Даже название написано на нем такими красивыми буквами, с завитушками!

О-о-о-о. Моя прелесть. Дай-ка я тебя поцелую.

И правильно что у него ручка неправильная, за которую не схватиться ртом.

Грифонское оружие же, по «коготкам» в письме было видно же! И не надо ручку-загубник! Мне же придется мыть рот перед каждым выстрелом, чтобы из такого оружия выстрелить! Так нельзя поступать! Это оружие надо положить в рамочку и любоваться! Этот идеал не предназначен для того, чтобы из него стреляли!

Ах, какая изысканность, какие формы...

— Фух, Голд, я закончил. Ты разобралась с сейфом?

У, этот Флэшбэк. Он у меня все отберет, а это нечестно! Я сама трудилась, чтобы открыть сейф, я заслужила сокровища, а не он! Надо молчать! Потому что если я расскажу ему, то он у меня все отнимет! Даже мою прелесть! Не допущу!

Я представила себя крепко сжавшую пистолет и свернувшуюся калачиком. Не, смешно же выгляжу со стороны! Но "Ля Фаталь" действительно хороша. Как украшение, но не как оружие. Хотя, думаю что в Ривер Дам или в Трейдинг Пост мне за пистолет отвалят немаленькую сумму.

Я осторожно развернулась боком к единорогу, после чего как можно незаметнее попыталась спрятать «Ля Фаталь» в седельную сумку.

— Да, типа того, — нервно кивнула. — Всего-то медикаменты.

— Это здорово! — воскликнул он, подходя ко мне поближе. — Медикаменты всегда нужны! Какие там?

Он слишком подозрителен. Он хочет отобрать нашу прелесть, нашу «Ля Фаталь»! Не позволю! Пускай забирает лекарства, пускай уходит!

— Голд? Ты в порядке? — наклонился он ко мне, будто пытаясь что-то высмотреть у меня на лице.

— Да, в полном, — промямлила я. — Тут просто... жарко. Да, жарко, — я издала смешок. — Вот, болеутоляющие, стимуляторы и тому подобное, — проговорила я, быстро валя все химикаты ему в сумку.

— Правда? — он наклонил голову вбок. — А ты ничего...

— Я ничего не прячу, правда! — почти с жалостью как можно уверенней закивала я.

— Да я и не говорил, что ты что-то прячешь, — недоуменно ответил он и пошел к выходу. — Что нашла, то и себе можешь оставить. — он пожал плечами, после чего посмотрел вверх. — Ладно, пошли, только не дыши глубоко — я там трупы сжигал.

Он врет! Он только ждет, чтобы забрать нашу прелесть!

Погодите, что он там делал?!

— Ты сжигал трупы?! — моему удивлению не было предела. Такая практика вообще-то нормальна, трупы сжигают чтобы зараза всякая не распространялась, но обыкновенно это делают в больших городах. Но чтобы вот прямо так, здесь? Это же просто глупость! Обыкновенно в таких случаях про трупы просто забывают!

— Ага, — ответил он, шмыкнув носом. — Трупы долго горят.

Вот теперь я поняла, что за запах я почувствовала, когда вышла из здания. И с ним точно не связаны приятные воспоминания. Я нервно сглотнула. Мне точно надо успокоиться.

— И нафига их сжигать? — спросила я, поднимаясь вслед за Флэшбэком и стараясь как можно реже дышать.

— А, обычай. — ответил он после раздумывания, когда мы вышли на открытую местность.

Запах гари только усилился.

— Обычай сжигать трупы? Ну вы даете.

— А что с ними делать? Не оставлять же просто так? — удивился он. — Так. В каком направлении Роксфильд?

Роксфильд? Руины маленького городка совсем на границе Валунистых Земель, намного южнее караванных путей. Вот из-за этого туда никто не ходит. Хотя рейдеры иногда там прячутся, как раз-таки из-за близости этих фанатиков!

— Трупы можно и закопать, — закашлялась я — ветер подул в мою сторону. — Куда легче, чем тратить на них топливо.

— После смерти души попадают в место, где больше нет ни страданий, ни мучений. В этом месте царит любовь. Любовь греет души, а мы сжигаем тело, чтобы это показать, — пояснил он.

Чего? Это что еще за бред? А тела зачем сжигать-то?

— Поняла?

— Нет, нифига не поняла! — крикнула я, и зря — вглотнула в себя много дыма. — Поняла что ты дурак! Нафига нам в Роксфильд?

— Ну извини, Голд. Спроси у Мастера при встрече! — он отошел подальше от костра. — Пойдем!

Ветер подул еще сильнее, и я, превозмогая боль от бега, побежала за ним.

— Ау, ты глухой? — закричала я ему прямо в ухо, как только подошла поближе. — Нафига нам в Роксфильд?

— Потому что если пойдем по другому пути, то мы придем в Ривер Дам только завтра утром! — Флэшбэк отодвинулся от меня и, наверное, посмотрел на меня как на тупую. Не знаю, за железками не видно. — А через Роксфильд мы идем чуть ли не напрямик!

— Ты не знаешь что иногда в тех руинах рейдеры прячутся?

Флэшбэк поднес копыто к подбородку и задумался.

— Знаю. Я там тоже прятался когда-то. — готова поклясться, он хитро улыбнулся. — Так что не волнуйся, все будет нормально!

Он мне и про это место говорил точно так же! Сейчас, чтобы я еще раз понадеялась на этого дуболома!

Я встала перед ним.

— Слушай сюда, ты, безмозглый болван, — я взяла его за грудки. — Мы не пойдем в Роксфильд, понятно? Сейчас мы пойдем к северу отсюда, на торговые пути, проверенные самим временем, понятно?

Вот это копыта. Вот это у него мускулы. Вот это у него сила.

— Голд, умоляю, прости меня за это, — он обхватил мои копыта и сжал. — Не хочу причинять тебе боль. Но не могли бы мы вместе обсудить это, не прибегая к насильственному пути решения? Спасибо, — поблагодарил он, когда я опустила его после трех секунд терпения боли. — Так вот. Если мы сейчас пойдем не через Роксфильд, то потеряем очень много времени. Если идти по твоему плану, то мы придем, в самом лучшем случае, только завтра утром, и мы нигде не сможем передохнуть. А ночь в Пустоши — это...

— Знаю, знаю, — перебила я его. — Не самая лучшая ночь в жизни.

— Ага, — кивнул он. — А мы с тобой на открытой местности ничего сделать не сможем.

— Да уж, из тебя воитель как из меня взломщик сейфов, то есть никакой. Совсем. — пояснила я. — Да и с какого ты вообще вчера не стрелял? Хотел чтобы нас убили, придурок?!

— Не хотел никого убивать, — он отодвинул меня от себя и отряхнул свои бинты. — Да и вообще, слишком много на Пустошах смертей. Почему бы просто не стрелять и не проливать крови?

У-у-у-у, опять пошло-поехало. Еще один приступ религиозного дебилизма. Так мы точно в Ривер Дам не придем к вечеру.

— Ну а нельзя ли по Валунистым Землям пройти? Ну, там же знают что мы типа свои?

— Мы-то пройдем, — единорог усмехнулся и тряхнул головой. — А представь — выходит из земель, откуда никто не возвращался, какое-то пониобразное чудовище с тремя рогами. Весь в бинтах. Да на нас сразу же внимание обратят! — он присел и развел передние ноги в разные стороны. — Пристрелят, или будут расспрашивать как, что, почему не исчезли, что в Валунистых Землях находится, почему там пони пропадают, — он перевел дух. — И мне ведь придется отвечать! И что самое главное, правду и только правду! Не то чтобы я этого не хотел, но я хочу чтобы наше поселение оставалось как можно дольше в секрете. И тебе советую молчать по поводу этого, — он указал мне на горло.

Ну ладно. Не надо — не буду. Меня эта шняга в шее достала. Найду как снять — и всем все расскажу. Рейнджеры первые вашим поселением заинтересуются, им ведь нужно где жить рядом с Трейдинг Пост? Ну так будет им жилье! Пусть нормальное дело хотя бы раз в жизни сделают.

Ладно. Вас всех прибить я потом успею. Но если кто-то из фанатиков решится от меня избавиться первым, то я его сама грохну, и плевать что со мной та железяка сделает потом.

Значит, либо Роксфильд, либо ночевка под открытым небом. Либо руины с возможностью нарваться на рейдеров, либо Пустоши с такой же возможностью. А

учитывая то, что с началом сезона заморозков рейдеры всегда начинают активно нападать на всех кого могут увидеть... Оставаться вне укрытия очень опасно.

— Ладно, убедил, — махнула я на него ногой. — Там хорошие места чтобы спрятаться?

— О да, очень хорошие! — интенсивно закивал единорог. — Нас во век никто ненайдет!

Ну вот и порешили.

***

К окраинам Роксфильда мы подошли где-то к полудню.

Ну что можно сказать про Роксфильд? Да ничего особенного. До Последнего Дня, говорят, это был обыкновенный поселок, где жили и отдыхали от работы пони. Да и, собственно, это все. Ничего здесь, кроме жилых домов и нет. Ну, может быть, еще какие-нибудь здания вроде школы или больницы, но уже все давным-давно разграблено и унесено пронырливыми искателями. Редко кто сюда заходит. Торговые караваны идут северными путями, обыкновенные группки искателей приключений на свой круп в этот скучный район не лезут, мародеры, как я уже сказала, вынесли отсюда все что могли. Ну и остаются тут только рейдеры, когда патрули Ривер Дам их отстреливают. У них, правда, есть и еще другие места для отступления, но Роксфильд для них — самое лакомое, так как из-за близости Валунистых Земель сюда мало кто в своем уме пойдет.

Я, правда, знаю одну пони, что решила как-то раз нарушить это правило, но она иногда тупая как пробка. А так вполне себе нормальная кобыла. Я бы с ней поспала в дозоре.

Солнце уже стояло высоко в небе, и, будто не думая выключаться, жарило не переставая. Да и вообще, с того дня, как показалось Солнце, погода резко изменилась. Стало куда суше, куда жарче днем и куда холодней ночью. Так раньше я могла, например, вспотеть в своем мешке, а сейчас совсем наоборот — я в нем мерзну. Приходилось как-то раз платить единорогу, чтобы утеплил и зашил дыры. Не то чтобы помогло, но по крайней мере, мне стало не так уж холодно ночью. А зима — вообще ужас, прилипший к копыту аликорна. В первую зиму у нас торговцы водой торговали не водой, а кубиками льда на палочках. Говорят, у них был сговор с Хемиз Хемз, так как именно компания Хеми производила лекарства для лечения.

Так или иначе, обе компании нехило так разбогатели за один сезон. Умеют же пони делать деньги, заткнув совести горло! Не, лично я предпочитаю зарабатывать крышки простым и честным способом, без всякого мухлежа — я делаю свое дело, ты платишь мне за результат, вот и все.

Ветер гулял по городу и катал скопища пыли, будто был здесь единственным хозяином. Да впрочем, так оно и было. В этом городе ничего нет, кроме как ветра и пыли. Тихонько скрипели качающиеся на одной (редко на двух) петлях двери, осколки стекол в оконных проемах жадными клыками искали себе жертву, ну а рухнувшие здания дополняли пейзаж полного уныния.

Та улица, по боку которой мы шли, наверное была каким-то торговым рядом. Куча маленьких, чудом сохранившихся до наших дней прилавков, на которых когда-то выставляли напоказ кучу разного товара.

Когда-то.

Сейчас большинство ларьков представляло собой обуглившиеся железки с деревяшками. И предлагали они купить самый разный мусор. Ну я точно не нуждаюсь гнутых банках и пустых бутылках Спаркл-колы. И уж тем более в плюшевых медвежатах! У меня и так один есть, зачем мне второй?

ЛУМ, из-за которого я решила выработать привычку заглядывать в него хотя бы один раз в десять минут, особо не жаловался, и показывал всего лишь одну желтую отметку — Флэшбэка. И это хорошо, ибо любая другая отметка, неважно какого бы цвета и неважно кому бы принадлежащая, меня напугала бы до визга.

Ну не люблю я эти все руины! Они такие заброшенные, такие... безжизненные! Вот если что, так я и умру тут одна, и никто мне даже на помощь не придет, даже за вознаграждение! Ну не любительница я по городам лазить в одиночку. Может быть, всякий мусор, что ты соберешь, и будет только тебе принадлежать, но вдвоем можно попытаться проникнуть в те места, куда в одиночку лезть просто небезопасно.

Так что я по руинам лазаю тогда и только тогда, когда уж совсем приспичит. Сейчас не тот случай. Сейчас тот случай, когда я бы с удовольствием шла бы в охране каравана! Там бы я хотя бы не одна, и если что, медик рядом есть. Да и другие пони огнем поддержат. А не то что этот больной на всю голову, убивать он никого не хочет. Тьфу. Да он же, оставь его одного, от радтаракана умрет в жестоком бою! Он просто будет молиться своим Всевышним чтобы его таракан не кусал. А сам ему ничего не сделает, ибо убивать ему нельзя. Дебилы эти фанатики, вконец обдолбанные дебилы.

Тьфу. Правильно, пускай они у себя сидят в Стойле и не высовываются. Не хватало чтобы они еще и по Пустоши расхаживали. Пони и так много, зачем разбавлять эту сборную солянку еще и религиозными дебилами? Правильно, незачем.

— Погоди, — Флэшбэк преградил мне дорогу ногой, приказывая остановиться. Блин, ну чего там еще? Честное слово, если там еще одна группа рейдеров, то я стреляю без предупреждения и без всякого промедления.

— Ты это тоже слышишь, или это у меня в ушах что-то бумкает? — В голове у тебя бумкает, болва...

Нет, не бумкает. Или это у нас у обоих в ушах бумкает, что очень странно. Потому что он сумасшедший кретин, а я совсем наоборот! У нас по определению одни и те же вещи в голове происходить не могут!

Я прислушалась, пытаясь отсеять всякий шумовой фон вроде сквозняков и скрипов.

— Слушай, как ты думаешь, кто это может быть?

А я откуда знаю? Тут издалека не поймешь что да как. Похоже на взрывы, но что-то тут не так. Совсем не так. Если совсем по-жеребячьи объяснять, то взрывы бабахают, а тут у нас бумкает. И размеренно так. Не думаю, что это взрывчатка или что-то подобное. Уж очень размеренно, и, сколько я не слушала, пауз не было.

Странно как-то это. А еще это бумкание громче становилось.

И земля трястись начала.

Святые пули, да что же тут творится-то?!

— Я не знаю что это, но я уже сваливаю отсюда! — прокричала я, вбегая в ближайшее здание.

— Стой! — крик Флэшбэка гулко отражался от стен зала, куда я пришла.

Зал представлял собой большую двухэтажную комнату с кучей винтовых лестниц куда-то вверх, правда, большинство из них эксплуатации не подлежало.

Ну а по бокам комнаты было ужасное зрелище. Вполне возможное, одно из самых ужасных зрелищ что я видела за всю свою жизнь. Головы поотрывать тем кто так мучает пони! Это уж совсем бессердечно! И сильнее коробило то, что все пони, что были подвержены этим мукам, были именно земными пони! Это одновременно вызвало у меня ощущение липкого страха и отвращения.

Так этот садист еще с ними и разные непотребства вытворял! Ну вот нафига так делать вообще? В чем вообще веселье так издеваться над пони? Так и еще напоказ выставил, как будто хвалился!

Сзади раздалось пыхтение — это догонял меня Флэшбэк.

— Ух, — он пытался отдышаться. — Пошли, Голд, найдем укрытие. Ух, — он еще раз выдохнул. — Пока не прекратится эта тряска, никуда мы не пойдем.

Но я его не слушала.

— Как же так можно поступать с пони? — тихо спросила я.

Единорог наклонился ко мне.

— Как так?

— Да вот так! — чуть ли не плача, я обвела копытом всю комнату.

Флэшбэк, кажется, вполне нормально относился к такому способу умерщвления пони.

— Ну что тут такое?

— Я не буду прятаться в этом городе, пока этот садист не будет пойман и убит

прямо перед моими глазами! — я пыталась забыть увиденное, закрыв глаза копытами. Тряска все продолжалась, но становилась все меньше и тише.

— Да что тут такого?

— Как что?! — завопила я, но тут же заткнула свой рот копытами. — Кто бы это ни был, я не собираюсь попасть к нему в лапы, чтобы потом оказаться нанизанной на шест и быть одетой в разные платья! — я раздраженно топнула ногой.

Доказать что фанатики являются дебилами — есть.

Доказать что фанатики считают всякое проявление насилия нормальным — есть.

Доказать что фанатики, как и их возлюбленные принцессы, жестоки по натуре — есть.

Потому что Флэшбэк пытается не рассмеяться, но это у него совсем не выходит. Легко понять, несмотря на то, что рожа у него вся тряпками закрыта.

— Ну чего смешного, урод вонючий? — подошла я к нему. — Ты чего ржешь как скотина?

Он хихикнул.

— То есть, там пони?

— Да! — крикнула я.

— Нанизанные пузом на шест насквозь?

— Да!

— Одетые в платья?

— ДА! — рявкнула я, тряся копытами от злости.

Флэшбэк заржал во весь голос.

— Во имя Всевышних, Голд! — смеялся он, подтирая копытом под железяками. — Это не пони!

— А кто это тогда?!

— Это манекены! — от смеха он не мог нормально стоять и поэтому присел.

— Какие еще маньяки? — недоуменно спросила я.

— Самые обыкновенные! Ох, Голд, ну ты и учудила, — все еще продолжая смеяться, он подошел к стене, к одному такому, как он их назвал, манекену. — Иди сюда, не бойся, он не укусит! — он помахал копытом, подзывая меня приблизиться. — Видишь? — спросил он, когда я подошла поближе. — Это всего лишь фигура, а не настоящий пони. Такие используют чтобы модельер платья мог оценить.

Какая мерзость эти ваши манекены. Такие... ненастоящие. Ненатуральные. И как будто в душу смотрят своими широко распахнутыми глазами.

Я поежилась от волны страха, что прошла по моему телу ледяной дрожью.

Внезапно бумкнуло посильнее. Да и тряска была такой, что я чуть ли не вдарилась носом в этот манекен.

Флэшбэк не смог устоять на ногах, и несколько фигурок пони в комнате упали на пол и разломались.

Бумкнуло еще раз. Не так сильно, но тряска не ослабла.

— Да что же это такое?! — взмолилась я, пытаясь ухватиться вообще за что-нибудь, чтобы не упасть.

— Тихо! — шикнул на меня единорог. — Слышишь?

Ничего такого особенного не слышу, придурок ты долбанутый! Что я должна тут слышать, кроме этих бумканий?

А, вот теперь понятно что Флэшбэк имел в виду.

С улицы доносилось едва слышное бормотание, в котором, за исключением некоторых коротких слов вроде «мы», «они», «здесь», ничего не было возможно разобрать.

А вот это мне вообще не нравится.

Где-то в глубине здания послышался треск ломающихся стекол.

— Говоришь, ты умеешь хорошо прятаться в этом городе? — шепотом спросила я Флэшбэка, помогая ему встать. — Похоже, нам сейчас это как никогда нужно. Не хочу ввязываться в бой, — пояснила я.

— Сейчас, сейчас, погоди, дай вспомнить, — единорог постучал себя по лбу. — Мы сейчас в Зале Мод, тут и прятаться негде толком... — задумчиво проговорил он.

Шаги сверху стали отчетливо слышны.

— Давай, придумывай скорее куда можно спрятаться! — шикнула я на него, замахиваясь копытом.

— Можно спрятаться в подвале, но это не поможет, если кто-то решит его осмотреть, — все таким же задумчивым тоном протянул Флэшбэк.

Сверху на нас посыпалась пыль — кто-то проходил этажом выше.

Что самое интересное, ЛУМ показывал всего одну желтую черту. А если желтый, то, значит, невраждебный.

Вот только не хочу я с этим неизвестным встречаться, пускай он был бы хоть самим воплощением Элемента Доброты!

— Ну же, давай, соображай быстрее! — я начала трясти единорога за плечи, одновременно смотря в потолок, в надежде увидеть шагающего там. Только сквозь стены я смотреть не могу, а верх удивлял своей целостностью.

— Ну, мы можем спрятаться в соседнем здании, — наконец-то хоть какое-нибудь предложение! Я уже от ожидания и нервов сойти с ума готова!

— Ну давай! Веди! — тихо крикнула я, подталкивая его незнамо куда.

— Сейчас, сейчас! Нам сюда! — он указал на дверь служебных помещений под лестницей, ведущей на второй этаж. Раз туда — значит, туда. Не очень-то я хочу встречаться с этим незнакомым наверху, пускай он и пока невраждебен.

Ключевое слово здесь «пока». Не хочу испытывать судьбу, жизнь всего один раз дается. А я ведь многого еще не сделала в своей жизни! Да и нужна ли мне отговорка чтобы хотеть жить? Я хочу жить, вот и все! И чем меньше я даю поводов чтобы меня убили, тем больше шансов что я останусь в живых! А в этом городе, как я уже говорила, кроме рейдеров никого не бывает. Ну и подумаешь, что на ЛУМе он был желтый! Это он меня еще не видел. Или решил хитростью взять.

Нет уж, я не куплюсь на такие трюки. Я тебя не видела, и меня не видели — вот и славно. Пока-пока!

За дверью оказался слабоосвещенный коридор, прямой стрелой ведущий мимо стеллажей с инструментами и полуобвалившейся лестницы к двери с табличкой «служебный выход».

— Давай, вперед! — поторопил меня Флэшбэк. — Там мы прямо в руины соседнего здания попадем!

Всего-то? Это было бы слишком просто, чтобы все прошло без проблем.

Я побежала к двери, терпя боль в правом переднем копыте, что, к сожалению, мне совсем не удавалось.

Терпи! Терпи, дура! Подумаешь, в копыто попали, подумаешь, болит! Если замешкаешься, то уже больше ничего не будешь чувствовать! Давай!

Последний рывок отнял у меня почти все силы. Но чтобы спасти свою жизнь никаких сил не жалко.

Я дернула за дверную ручку.

Заперто!

— Неужели закрыто? — Флэшбэк подбежал ко мне и задумчиво почесал затылок. — Но как? Да и кто поставил замок?

— Не знаю, и знать не желаю! — огрызнулась я, все еще дергая ручку в слепой надежде что это замочный механизм за две сотни лет просто заржавел. — Давай, взламывай!

— А чего я? — удивился единорог.

— Потому что ты своей магией это сделаешь куда лучше чем я!

— Я не умею! — он развел копыта в стороны.

Вот это поворот.

— Что значит не умеешь?

— Так, не умею! — Флэшбэк сел и уперся ногами в бока. — Вот просто не умею, и все!

— Ну и я не умею! Что нам дальше делать-то? — спросила я, оглядываясь по сторонам в поисках незнамо чего.

— Ну, можно попробовать через крышу...

Звук шагов стал громче и четче — неизвестный преследователь приближался. И, судя по тому как быстро перемещалась желтая черточка, этот неизвестный был очень близко.

Я оставила попытки разобраться с замком и, схватив Флэшбэка за шкирку, рывком потянула к узкому проему в мусоре, завалившем половину лестничного пролета. Раз не можем открыть дверь, то полезем через верхние этажи. Надеюсь, мы по лестнице сможем на них попасть, если и выше не завалило.

— Ну чего ты там копаешься? Давай, лезь уже! — цыкнула я на единорога после того, как я пролезла через расщелину. Просто ждать я его не собираюсь.

— Я застрял!

Святые пули. Ну и пусть здесь подыхает. Отличный, между прочим, способ убить дебила.

Ха, да я его здесь просто оставлю, и пусть он от голода умирает! Экономия патронов! Я бы даже посидела рядом, посмотрела бы, если бы не этот таинственный незнакомец. Ха, а чего ждать? В ЗПС, и пристрелить...

Затылок взорвался огнем.

Больно! Не буду я его убивать, прекратите это мучение!

Боль в затылке стала едва терпимой.

Ладно, сейчас помогу!

— Давай сюда свои копыта, — с ненавистью в голосе процедила я, хватая его. — Выдохни и задержи дыхание. И раз! — я дернула изо всей силы. Неудача. — И еще раз! — я дернула посильнее. Опять неудача. — Ты мне помогать будешь, или как? И три!

Похоже, я переборщила немного.

Потому что я отлетела к стенке, крепко ударившись головой.

Затылок взорвался новой порцией боли, вот только это не самое паршивое было.

Самым паршивым было то, что на меня сверху навалился Флэшбэк. А еще самым паршивым было то, что он меня за талию обнял и к себе прижимает!

Я почувствовала как у меня загорелись щеки и уши стали торчком. Мне это что,

нравится? Отвали от меня, извращенец! Отпусти меня-а-а-а-а!

Я почувствовала как его копыто скользнуло по моему крупу, прямо по моей кьютимарке. И, кажется, хотело ее потеребить. Против шерстки.

ШМЯК!

Пощечина справа.

БУХ!

Удар удачно попавшим под ногу вантузом слева.

БУМ!

Удар задними ногами по пузу. Кажется, прямо по... прямо по батарейкам. Флэшбэк замычал и рухнул на бок.

— За что?! — он едва мог выговорить фразу. Даже сквозь тряпки было видно как он корчится от боли.

— Нефиг трогать что не твое, понял? — со злостью в голосе буркнула я. — Извращенец!

— Да я же не хотел!

— «Не хотел», «не хотел»! — передразнила я его, отряхивая свою куртку от бетона. — Вставай давай, дурень! Нам на крышу надо, давай уже!

— Сейчас, — сипло прохрипел единорог, пытаясь встать. — Не думаю что смогу бегать какое-то время, — тяжело продышал он.

— Что, сильно ударила? — с ехидцей спросила я.

Флэшбэк повернул в мою сторону голову.

— Ага, — он фыркнул и почесал щеку. — Ты уж извини меня, пожалуйста. Сам не знаю как это получилось. — он встал, морщась от боли. — Больше такого не повторится, обещаю! — прокричал он, подымаясь вслед за мной по лестнице. Конечно. Потому что в следующий раз я из тебя просто-напросто выбью душу.

Лестница и вправду вывела нас на крышу. В некоторых местах она провалилась вниз, в других, наоборот, вздулась вверх как гора рядом с Стойлом 71; из-за этого казалось что кто-то использовал взрывчатку в больших количествах этажом ниже. Правда, более-менее целые трупы пони в разных одеждах это опровергали — что я, не знаю как пони на куски разносит, если рядом с ним граната взорвется?

Если честно, то я и следов от выстрелов не вижу. И вообще ничего такого. Как будто они просто взяли да умерли там где стояли.

Спасибо большим дырам: они сразу напомнили мне, что летать я не умею. И осознание этого факта сразу повергло меня в уныние.

Ведь чтобы попасть в дыру в стене соседнего здания, на которое указывал Флэшбэк, нам нужно было перейти по шаткому мостику склеенному из двух досок!

— Нам туда!

Ой, мама. Я же земная пони, я не пегас, я летать не умею... Надо смотреть вверх!

Высотку, на которую показывал Флэшбэк, время совсем не жалело. От некогда величественных стен и арок остались лишь одни обломки. Да и само здание напоминало больше клык хищного зверя — одна его половина не выдержала испытание на долговечность и осыпалась вниз, погребя под своими останками несколько улиц снизу.

Несомненно, в свое время этажей было семь-восемь, но сейчас, после двух веков разрушения, самое высокое место, на которое можно было залезть, чтобы осмотреться, было острие стены на пятом этаже, что всего выше нас на два пролета.

Снова бумкнуло. На этот раз звук был не такой уж и громкий, а вот тряска сделала свое дело: доски, прокладывающие путь по обвалившимся кускам кровли, подпрыгнули на месте.

От такого мне точно расхотелось идти по ним. А если упаду? Я же костей тогда точно не соберу!

Желтая отметка на ЛУМе остановилась. И... стала красной.

А вот это мне не нравится. Очень не нравится.

Рядом с ней появилось еще три красных.

И еще две.

Я нервно сглотнула.

Появилось еще три отметины.

Да откуда же они берутся, вашу Луну?! Из ниоткуда?! Быть такого не может!

Я посмотрела на Флэшбэка. Единорог, казалось, был встревожен не меньше моего: он мотал головой по сторонам, пытаясь, как и я, увидеть обладателей этих меток.

Или просто по сторонам смотрел, кто его знает. ПипБака у него же нет, вроде.

Трясти стало сильнее. И куда чаще.

Спина сразу взмокла от напряжения.

Краем глаза я увидела движение снизу. Одновременно с этим дернулась одна полоска.

И это точно не было радтараканом. И уж точно не было каким-то мелким и безобидным. Скорее наоборот, большим и страшным.

Знаете что? Я здесь стоять на виду у всех не собираюсь!

Я развернулась в сторону двери и побежала изо всех сил...

Или, если быть точнее, попыталась побежать.

Откуда-то снизу начал нарастать свистящий звук, который, становясь громче, начал отдаваться громким треском электричества. Металлический мусор, оставшийся на крыше, начал озорно сверкать маленькими молниями, и чем громче становился треск, тем чаще и ярче начали блестеть вспышки на остриях арматуры.

Пара раз молния проехалась по стволам моих винтовок.

Кажется, помимо странного запаха, начавшего теребить мой нос так, что чихать хочется, у меня еще и шерсть с гривой дыбом встали.

И почему я не могу даже с места сдвинуться?! У меня копыта будто к крыше прилипли!Вы попались в Нашу ловушку, экви нормалс!

Ух, нифига себе голос! Как будто прямо в голове говорят.

— Выходите, где бы вы ни были! — закричала я, озираясь по сторонам. Красные метки на ЛУМе начали дергаться из стороны в сторону как сумасшедшие.

— Голд, кажется, у нас будут проблемы...

Предсказуемо. Сейчас выбирайте свою судьбу. Или вы умрете, или вы подчинитесь Нам.

Я понять не могу, это кричат, или это эхо настолько сильное, что отражается в моей голове?

— Чего? Да пошли вы, я домой!

Значит, смерть. Хорошо, Нам нужен лишь один из вас.

Не успела я сказать что-нибудь в ответ, как мое тело приподняло темно-синее сияние.

И сжало изо всех сил.

Слов не знаю, чтобы описать эту боль. Поэтому:

ААААААААААААААААААААААААААААРГХ!!!

Столько! Боли! Я! Еще! В! Жизни! Не! Ощущала!!!

Неведомая магия сжала меня в клубок, придав моему телу совсем не естественную форму. В самом деле, выгнуть меня так, что я своим ртом упираюсь в свою шею, а лбом — в свой живот?

Меня сжало еще сильнее.

Ох вашу...

Я заорала от дикой боли, охватившей меня полностью — от кончика хвоста до копыт.

Перед глазами все поплыло, постепенно окутываясь в темноту. Не знаю, от боли ли это, или от огромного количества вспышек повсюду...

Внезапно все закончилось.

Я рухнула на крышу, тяжело дыша, и сразу же выгнулась, вытягивая ноги во все стороны, будто только что проснулась.

Кажется, мои кости трещат. Или мне сломали пару мест. Голова кружится, и в горле будто кости застряли...

— Хорошо, хорошо, мы согласны сотрудничать! — раздалось откуда-то справа. — Единство же было создано не ради убийства, ведь так?

Единство? Какое еще нафиг Единство? Я тут сейчас со своим телом чуть не разъединилась!

Ты удивляешь Нас своими познаниями, эквус нормал. Мы считаем, именно ты приведешь Нас к успеху.

«Эквус нормал»? Эй, это я тут нормальная, а не какой-то там сумасшедший!

Вы будете первыми, кого Мы принесем в дар Великому и Могучему Белому Сиянию!

***

Аликорны.

Дискорд бы их всех побрал, от принцесс до всех их уродливых подделок.

Хорошо хоть в живых оставили. Так я хотя бы еще могу сбежать. Правда, без оружия это не представляется возможным. По крайней мере, для меня. Эти-то дуры и без него отлично справляются — чего только вспоминать ту боль, что я пережила на крыше. Да и слухи разные о том, что эти аликорны на равных дерутся с Рейнджерами тоже подтверждает что с ними шутки плохи. Хотя у нескольких аликорнов, которых я видела пока нас вели до места заключения, были наплечники с доспеха Рейнджера. Добыть они их могли, ясное дело, только в бою: железнобокие очень неохотно расстаются с своей броней.

А вообще, все на Пустошах ходят в броне. Даже такой придурок как Флэшбэк. Я видела, у него есть пластина за тряпьем.

А эти длиннорогие вообще без ничего ходят! То есть совсем голые! Стыд и срам! Аж глаза закрыть копытами хочется! Все аликорны больные на всю голову, однозначно!

Я сидела в углу темной комнаты, куда нас с Флэшбэком отвели сразу после того как аликорны спустили нас с крыши Зала Мод. Настроение у меня было совсем никакое, а если по-честному — то настроение у меня было настолько паршивым, что я бы могла затопить всю Эквестрию, если бы я могла это сделать.

А так мне остается только сидеть, скрестив ноги, и дуться на судьбу.

Я мысленно перебрала все свои знания об аликорнах. Нападают на караваны, раньше уносили пони куда-то, после показа Солнца просто нападают как обыкновенные рейдеры, чаще всего встречаются на территории между Трейдинг Пост и Ди-Левел, так что даже странно видеть их здесь. Что они там делают — не знаю, да и знать не хочу. Могут хоть оргии устраивать, я все равно видеться с ними не хочу.

Гораздо интереснее что они будут с нами делать. Не думаю что это будет какой-нибудь приятный сюрприз или вручение подарков за все мои дни рождения, которые я провела в полном одиночестве после смерти родителей. Да я знаю что ничего хорошего мне сейчас не светит, но блин, как же меня злят неопределенность и ожидание!

В самом деле, хотите меня убить — так чего ждете, вот она я, безоружная совсем! Ведь пока вы медлите, я и сбежать могу, или парочку с собой в тот мир прихватить! Предоставится возможность — так и сделаю!

Нас сторожили два темно-синих аликорна с безразличным выражением лиц, внимательно следя за каждым нашим движением. Кажется, они даже не моргали.

Ну а мне от их темно-красных глаз, бурящих меня на протяжении нескольких часов, становилось не по себе. Как дерзко я не старалась выглядеть, внутри меня просто все холодело, стоило мне встретиться с ними взглядом.

Святые пули... Как же вы меня своими равнодушными мордами бесите. Что принцессы — гордые самовлюбленные твари, что вы.

И напрасно Флэшбэк пытается завести разговор. Никакой аликорн еще не снисходил до разговора с пони, и нечего пытаться. Даже ваши “особенные” Селестия и Луна!

— Так как тебя зовут?

По-моему, это уже десятый, если не сотый вопрос, которым Флэшбэк пытается привлечь внимание и получить в ответ хоть что-то кроме пустого безразличного взгляда.

— Меня друзья называют Флэшбэк, а это моя подруга Голд Ган. А тебя как?

Вот, этот ненормальный меня уже в друзья записал. Ну здорово! Этот “друг” меня вчера затащил к рейдерам, где я едва копыта не отбросила, пока он там трясся в укрытии, поджав хвост. Если это дружба, то я такую дружбу готова задешево продать! Продается дружба, нетронутая, девственно чистая! Подходи, не скупись, покупай и дружись!

— Знаешь, я еще никогда не разговаривал с аликорном, — протянул Флэшбэк, лежа на полу с приподнятой головой. — А вот один мой друг имел счастье поговорить, — задумчиво протянул он. — Знаешь, что он мне не рассказал? Он не рассказал, как вступают в Единство. — Он повернул голову обратно в направлении аликорна. — Вот расскажи, как ты оказалась в Единстве? Как ты, ну... — единорог замялся и, уткнувшись в землю, бубнил пока наконец не решился. — Ну, типа, как ты стала, ну, это, такой?

Аликорны молчали и всем тем же взглядом следили за любым нашим движением.

Это я уже давно заметила и размахивала хвостом в разные стороны, тщетно пытаясь заставить мутанта передо мной пошевелиться.

Куда там! Смотрит на меня не отрываясь, и даже не моргает! Даже зрачками не шевелит! Вообще, я бы поверила что это статуя, если бы не развевающиеся грива и хвост! Святые пули, это пугает!

Солнце уже начало садиться — это стало понятно по поднимающихся к потолку лучам, пробивающимся сквозь форточки и дыры в стене.

— Ты это, только того, не обижайся. Я не хотел тебя обидеть, честное слово. Просто любопытно стало, извини.

Отличие умного пони от дебила заключается в том, что умный своей шкурой понимает последствия своих действий, в отличии от тупого. И всегда знает, как надо действовать в ситуации так, чтобы хуже не стало.

Вот Флэшбэк точно ведет себя как распоследний дебил. Ведь одно неверное слово — а я не могу знать, о чем можно разговаривать с аликорнами, так что любое слово может разъярить их — и это МОЯ голова полетит вместе с головой Флэшбэка в канаву неподалеку. Потому что никто не даст и гнутой крышки что и я заодно не попаду под раздачу. Хотя, нас могут убить еще кучей разных способов. Ноги у них длинней, так что если нас начнут душить, то я в ответ даже дотянуться до ее горла не смогу. Или просто своей магией прикончат. Или еще каким-нибудь извращенским методом. Могут и мега-аликорну отдать, вот та нас просто в порошок сотрет. Трехэтажная громадина, про таких только слухи ходят. Да я не верила особо этим слухам, да вот где-то полтора года назад одна пробегала неподалеку от Трейдинг Пост. Думаю, тогда Армед Сэддл из своих запасов все что смог достал, до последнего шарика для пневматической винтовки, лишь бы стреляло. Тогда пронесло, то ли четыре выстрела из антимех-винтовок, с огромным трудом вспоровших брюхо так, что оттуда кишки вываливались, то ли у великанши были свои дела, но она пробежала мимо, куда-то в сторону Валунистых Земель.

Мне потом еще кошмары снились месяца два как такая громадина меня просто втаптывает в землю. Нет, действительно, простые аликорны хоть и сильны, но их вариации по размеру? Не, не скажу что я размерами не вышла, я скорее, утонченная. Ну, размером с манекена, что я видела ранее. Просто то неприятное чувство, когда думаешь что с размерами у тебя что-то не так. Просто как? Жеребцы побольше, кобылы поменьше. Ну и вот. Жеребцы побольше потому что они обыкновенно сильнее, а кобылы... Так, а что у кобыл? Круп побольше? Не, ну просто кобыла с мускулатурой выглядит как-то уж очень странно.

Фу, куда меня занесло?! Папа был больше мамы потому что он жеребец! Вот, он просто должен быть сильным, чтобы если что, защитить и меня и маму! А как известно, чем больше, тем сильнее.

Не хочу представлять себе аликорна-жеребца. Вот он точно будет смотреть на всех свысока. Хотя, я и представить не могу, наверное, из-за того что я ни одного не видела. Но такие точно есть, просто их хорошо спрятали где-нибудь. В самом деле, новые аликорны откуда-то должны появляться? Ну не просто по чьему-либо желанию они возникают, не раз захотел — и вот тебе один аликорн, два — и вот второй? Наверное, в каком-то бункере секретном плодятся.

— Какой... такой?

АААА, ДРАТЬ СТВОЛОМ СНАЙПЕРСКОЙ ВИНТОВКИ ВАШУ ЛУНУ, ОНИ РАЗГОВАРИВАЮТ!!! ПРЕСВЯТАЯ СЕЛЕ...

Если бы моя челюсть могла отвалиться, она бы упала на пол с оглушительным грохотом.

Ну нифига себе! Я не знаю, от чего я сильнее удивилась — от самого факта что аликорны могут разговаривать, да еще на нашем, обыкновенном языке, или от того, что Флэшбэку все-таки удалось разговорить одну!

На морде кобылы, что сторожила Флэшбэка, начало появляться что-то отдаленно похожее на заинтересованность окружающим, если можно так назвать простое движение бровями. В остальном аликорна как сидела неподвижно, так и осталась, только дымка хвоста и гривы колебалась.

— Ну... Такой вот, — Флэшбэк немного нагнулся в сторону и копытом показал на крыло.

Ну как мелким надо объяснять! Берем кобылу и жеребца, и оставляем наедине. Ну или продолжаем наблюдение, если сильно хочется. Только смотрите, чтобы не засекла, а то испепелит на месте.

Короче, кто-то любит ваших Богинь, причем в самом вульгарном смысле. Много и часто. Откуда же аликорны тогда берутся?

А ведь самый главный вопрос, который на ум сразу после этого приходит.

Есть ли смысл боготворить потаскух и шлюх?

По-моему, нет. Боготворят хороших пони, а что эти ваши принцессы сделали?

Эквестрия в полном дерьме, насилие тут и там... Полный список перечислять не нужно: разуйте глаза и поглядите на Пустоши. Зашибенное местечко!

Я лучше своих родителей боготворить буду. Вот уж кто в самом деле хорошие пони.

— Ну, такой. В смысле, ну, того, — Флэшбэк явно не мог подобрать нужных слов. — В смысле, с крыльями и рогом! — выкрутился он.

Я вспомнила слова Гризера по поводу кого фанатики считают аликорном, а кого — мутантом. А по мне, разницы нет. Что те заслуживают смерти, что эти, что за нами наблюдают.

— Богиня подарила мне это тело, — насупившись ответила аликорн. — И Богиня своей волей подарила нам Единство. Но тебе не понять, эквус нормал, — утвердительно и с ноткой превосходства завершила она.

Ну да, мы же по сравнению с этими аликорнами просто клещи безмозглые, мы ничего не поймем из их мудреных речей. Ну а от клещей избавляются. А мы, клещи, должны с улыбкой идти на верную смерть. С именами Богинь на устах, конечно. Ведь именно так после смерти попадают в рай, и ни никак иначе!

— Ну почему же? — спросил Флэшбэк, подползая поближе к аликорну. — Ты в общих чертах объясни, а если что, я у тебя переспрошу. Просто на Торхувских Пустошах про Единство никто ничего не знает. Все вас просто считают сумасшедшими мутантами, которыми движет одна лишь ненависть.

Ой дурак... Сейчас им покажется что это было оскорбление, и нам не поздоровится... Ой дебил... Правду сказал, но иногда же молчать надо! Я же про его Мастера и про его фанатизм молчу, не говорю что они тупые как пробки, хотя это самая что ни на есть правда!

Аликорны переглянулись. Впервые за весь разговор на их мордах можно было увидеть эмоции, а точнее — даже целый спектр, от шока и гнева до неверия.

Однако, это их задело. Та аликорна что сторожила меня медленно поднялась и таким же медленным шагом приблизилась ко мне, заслоняя своим грузным телом свет и от этого становясь еще темнее чем раньше.

Ее взгляд магнитом притянул мой. Я наградила ее своим самым вызывающим выражением лица.

Ну что, тварь, давай, покажи на что ты способна. Я тебе легко не дамся. Меня простым давлением не запугаешь, я сама кого угодно задавлю! Про предпринимательство слышала? Ну там без давления никак, куда труднее выторговать себе подешевле товар, чем взять его с холодного трупа, так что давай!

Грива моей тюремщицы, в отличие от ее подруги, свисала с одного бока, как занавеска, и таким образом будто отделяла нас от нежелательной слежки. Иногда солнечный луч попадал на волшебное облако, и тогда в нем зажигалась пара-другая искорок, которые лениво съезжали вниз, к полу. От этого казалось что грива аликорна просто вытекала из шеи и стекала книзу.

Она медленно начала подносить свою морду к моему лицу. И только одну- единственную эмоцию я смогла на ней высмотреть.

Гнев вперемешку с ненавистью.

Не у одной меня настроение паршивое, "подруга". Терпи, дерьмо у всех случается. И компенсацию никто не выдает.

В темноте было трудно различить очертания мутанта, но по легкому, чуть сиплому дыханию, становившемуся все громче, я поняла: аликорн медленно, но верно наклонялась надо мной.

А я не могла этого видеть потому что все мое внимание привлекали два кроваво-красных глаза, в которых кипела ярость. Они неспешно приближались, все более и более пристально смотря на меня, даже не моргая.

В гляделки играем? Ну давай поиграем, пока у тебя есть чем играть. С удовольствием тебе их выколю.

К сожалению, как бы я себя ни прибадривала, как бы я ни старалась не выказать своим хоть малейшим движением ужас что в глубине души уже давно меня сковывал, меня все же трясло. Мелкой дрожью, едва заметной, но трясло. И аликорн вроде это понимала. Недвижимой скалой стоя надо мной и одаривая меня холодным гневным взглядом, который, казалось, видел меня насквозь, она придавила свой рог в мою голову и четко, интонацией выделяя важные ей слова, прошептала:

— Когда мы найдем Великое и Могучее Белое Сияние, я буду умолять Его, чтобы он не принимал тебя в Единство, а отдал нам. — ее голос был на удивление глубоким даже для шепота, а сама речь отдавалась каким-то тройным эхом. — И тогда уверяем тебя,твои мучения будут вечны. А пока, — она отодвинулась и повернула корпус в сторону выхода, — а пока наслаждайся своей никчемной жизнью.

Да, это земных пони отстреливают при любой встрече, да. Это у меня никчемная жизнь? Да это я тебе сейчас никчемную жизнь устрою!

— Зубы сначала почисть, тварь. — кинула я ей вдогонку.

Язык мой — враг мой.

Аликорн остановилась в дверях.

Сим заявлением я, Голд Ган, завещаю все свое добро тому, кто решится за ним прийти в Роксфильд. Опасностей его не счесть, тебя предупредили, путник.

Но вместо впечатывания меня в стенку и дальнейших мучений аликорн всего лишь рассмеялась.

— У себя сначала понюхай, примитивная, — она злорадно улыбнулась. — А то с тобой в одной комнате находится невозможно.

Я свой рот чищу регулярно, два раза в месяц! Полоскаю свежей водой после мытья!

Мне бы стоило заткнуться, но... Моя натура пересиливала все доводы разума.

— Говорит мне мутант что грязь голой жопой собирает по всей Пустоши, — я махнула копытом. — Да, правду говорят — в дерьме живешь, дерьмо и жрешь, — я исподлобья уставилась на нее.

— А ты забавная, — выражение морды аликорна приняло такой вид будто она вела разговор с жеребенком. — Пожалуй, я попрошу Белое Сияние оставить тебя в качестве игрушки, так, чтобы мы смогли поразвлекаться, когда нам будет скучно, — она подошла и приблизила свою морду вплотную к моей.

— Скучно? Ляг под жеребца, — съязвила я в отместку. Твою Луну, да заткнусь же я когда-нибудь?! — Ой, извини, на такую уродину как ты и последний жеребец не запрыгнет. Даже за мешок корня хандр в голодный год. Ой, извини, — спохватилась я. — У вас-то и жеребцов, наверное, нет, — да вообще-то должны быть, корпорация "Солярис" одного на свой логотип поставила. — Ну, отломи рог и засунь как можно глубже. Или можешь найти и... — "Попробуй альтернативу", гласил их девиз, но я не успела перечислить эти альтернативы:

— Кобылки тоже хороши, — вкрадчивым шепотом проворковала она, отчего Флэшбэк поежился, и пошла обратно к выходу. — А когда мы найдем Великое и Могучее Белое Сияние, — обернулась она у выхода, — у меня появится жеребец. И не один, — с этими словами она вышла из помещения.

Спустя момент послышалось хлопание крыльев: аликорн, должно быть, полетела по своим делам.

Краем глаза я заметила как Флэшбэк покачал головой. У меня не было никакого настроения препираться еще и с фанатиком, поэтому я всего лишь состроила сердитое лицо.

— Голд, ну это было лишнее. Ну зачем злоупотреблять гостеприимством?

От этого заявления я чуть не взорвалась от возмущения. Вот это называется гостеприимство?! Да я, получается, в неправильные гости всю жизнь ходила, что ли?! Даром что последний раз я ходила в гости где-то лет десять-пятнадцать назад, но не помню чтобы мне жизнь угрожали отнять или чтобы меня перекатиполем по крыше гоняли под смех!

— Думаю, будет лучше для всех если вы друг перед другом извинитесь, — Флэшбэк снова настроился на свою "праведную" волну.

Думаю, будет лучше если ты заткнешься. Ты меня своей тупой логикой бесишь уже. Причем сам факт того, что твоя логика непонятна уже выводит из себя.

— Зачем извиняться? — встряла в разговор аликорн.

— А зачем злиться друг на друга? — единорог снова покачал головой. — Думаю, Голд сейчас сильно обижена и напугана заявлениями твоей подруги.

Скорее, я сильно рассержена. И вообще еле себя держу в копытах, чтобы не броситься на тебя, тупой урод!

— Они мои сестры, — насупилась аликорн. — И, возможно, они действительно злятся на вас, поэтому столько всего наговорили. Но Белое Сияние очень добрый, и если вы попросите, то Он с радостью примет вас в Единство. Тогда мы станем самыми лучшими друзьями, — мечтательно улыбнулась она.

Не хочу заводить друзей с (а): сумасшедшими; (б): фанатиками; (в): непони. Аликорны попадают под все пункты, Флэшбэк — под два. Хотя с его железяками из глаз я не уверена насчет (в).

Полагаю, если с головой все в порядке, то про себя в множественном числе говорить не будешь. Да и потакать чужой болезни тоже. Я-то о себе во множественном лице не говорю!

— А просто так подружиться мы не можем?

— В Единстве были и экви нормалс, — аликорн сердито нахмурила брови, выговаривая последнее словосочетание. Я, похоже, одна тут дура последняя, не понимаю про что идет речь? — Но после смерти Богини они струсили и попрятались кто куда. Жалкие твари, — с ненавистью прошептала она. — Они отказали нам в помощи! Они настолько глупы, что даже не понимают что их судьба целиком и полностью зависит от Великого и Могучего Белого Сияния! — последнюю фразу мутант почти прокричала, постепенно приподымаясь и под конец со всего размаху ударив об пол копытом.

— Давай о плохом вспоминать не будем, если это приносит такую боль, — быстро проговорил единорог, делая успокаивающие жесты. — Давай о хорошем лучше поговорим, — предложил он. — Вот Белое Сияние. Расскажи нам про него поподробнее, может быть, мы его знаем.

Аликорн призадумалась.

— Ну... Белое Сияние, он... — замялась она. — Он прекрасен! И еще он Великий и Могучий!

Мне уже с этим свечением в голове дырку прожужжали уже! Я про себя тоже самое могу сказать, между прочим. Голд Ган, прекрасная земная пони, тоже великая и могучая! Красоты неописуемой! Жеребцы готовы головы оторвать себе после поцелуя со мной! Правда, я даже и не целовалась ни с кем еще, кроме как с родителями.

Флэшбэк продолжал внимательно глядеть на аликорна.

— А еще он белый и сияет, — добавила она через минуту.

Я мысленно ударила себя по голове.

— А еще он Принц Единства, — аликорн продолжила перечислять непонятные мне титулы. — Только он принадлежит не Принцессе Единства и даже не Единству, а самой Богине. И это, наверное, хорошо, — аликорн сокрушенно вздохнула. — Хотелось бы по-другому, но с волей Богини не спорят, — она легла и свернулась полукалачиком, отвернувшись от нас.

— А вот про Принцесс в Единстве я не слышал, — Флэшбэк почесал подбородок. — Расскажи и про нее, пожалуйста. Если тебе не трудно, конечно.

— Принцесса добрая, Принцесса заботливая, — зачарованно протянула она, глядя на выход. — Принцесса умная, но не мудрая. Принцесса много плачет из-за нас.

— "Много плачет"? — переспросил Флэшбэк. — Она еще жива?

— Не знаю, но она очень умная, — повторила аликорн в полузабытьи. — Она учила нас всему что знала, разговаривала с нами на разные темы, — аликорн с тоской выдохнула. — Принцесса сильная как Богиня, и Богиня часто совещалась с Принцессой. Но Принцесса просила не искать Белое Сияние, чем приводила Богиню в гнев. Но Богиня прощала Принцессу, потому что всем желала добра и счастья, — закончила аликорн.

— Ну а Белое Сияние вам зачем? — Флэшбэк подсел поближе к кобыле, что я бы никогда не сделала. Но если ему на свою шкуру плевать, то я его уму-разуму учить не собираюсь.

— Богиня говорила что Он еще более могуществен чем она, — аликорн поелозила копытами по полу. — Богиня говорила что Белое Сияние принадлежит только ей и никому больше. Но потом Богини не стало, Принцессы, наверное, тоже, и у нас остался только Он. — эти слова будто застревали у нее в горле, настолько ломаным стал голос мутанта.

Это вообще круто, иметь то чего у тебя никогда не было. Я бы не отказалась от такой логики, действуй она в нашей Эквестрии.

— Мы найдем Его, и Он возглавит Единство, и все будет хорошо...

— Ну а потом что будет-то? В чем сама суть Единства? — Флэшбэк вернул тему разговора в старое русло.

— А потом все будут приведены к единому сверх-виду и не будет больше страданий... — мутант вытянулась во всю свою длину, доставая копытами противоположных стен, и легла на левый бок, поворачиваясь к нам спиной. Можно было подумать что она заснула, но стоящие торчком уши выдавали ее бодрость.

— Хорошая идея, — кивнул Флэшбэк.

— Хорошая, — согласилась аликорн. — Мы его найдем, и мы будем выполнять все Его приказания. И все будет хорошо, — сказала она, будто сама себя уговаривала.

Нет, идея, мягко говоря, отстой. Дерьмом браминьим отдает. Не хочу быть рабыней! Тем более рабыней какого-то Принца Единства аликорнов, которые только и делали что пони убивали. Мне-то и рабыней Мастера этих фанатиков противно быть, так что не, в ваше Единство я ни за что не полезу, даже если меня сделают аликорном!

— А что ты умеешь делать?

Убивать и насиловать она умеет! И зло хохотать, смотря на страдания других пони. Правильно рейдеры брюхо разодрали одной. Так и надо!

Но аликорну этот вопрос сильно взволновал, раз она даже резко привстала.

— Я... Я... Я петь умею! — крикнула она дрожащим голосом.

Флэшбэк одобряюще хмыкнул.

— Это здорово! — он почти похлопал аликорна по плечу, даже ногу протянул, но вовремя одернул: никто не знает, какова могла быть реакция мутанта. — Спой что-нибудь, пожалуйста, если ты не против, — попросил он.

Ну что за? Я точно с ума сойду! С аликорнами не разговаривают — это раз! С аликорнами не пытаются подружиться — два! И уж точно не просят спеть что-нибудь, это три!

Че за фигня происходит в Пустошах? Чего еще ожидать? Пришествие пони с других планет? Выворачивание грифонов наизнанку? Рейдеры будут ходить все во фраках и цилиндрах как пижоны? Или, может быть, пони станут плотоядными?

Верните мне старые Пустоши, где в аликорнов стреляют на поражение, где Рейнджеры обыскивают любой торговый караван с довоенными технологиями, где дашитов меньше чем когтей у грифона, где, в конце концов, небо закрыто и Солнце тускло светит за тучами! Потому что там я точно знаю как мне надо реагировать на любую опасность! Потому что там я чувствую в своей тарелке и мне там хорошо! А не в этих дурацких Пустошах с их открытым небом и Солнцем! У всех что, от желтого кружка в небе помутнение мозгов?!

Дайте мне другую Эквестрию, подобрее, или где мама с папой живы, я туда сразу с удовольствием пойду, без разговоров! Только покажите направление, сразу же, в тот же миг отправлюсь! Только меня и видели!

— Я никаких песен не знаю, — аликорн смутилась. — И мне говорят чтобы я не пела.

— Ну что-то ты поешь, раз знаешь что умеешь петь, ведь так? — подловил ее Флэшбэк. — И ты тихонько так, чтобы только мы услышали! — начал он ее подбадривать. — Тебе практика будет, представь, как ты будешь здоровски петь Белому Сиянию, он точно оценит!

— Возможно... Возможно, ты прав, — кивнула аликорн и встала перед нами, загородив выход.

А ведь можно было быстрым бегом сбежать... А сейчас уже никак. Только копыта кусать от досады, эх!

Перегородив единственный путь к отступлению, аликорн торжевственно постучала себя по груди, прокашлялась, и открыла рот. Я на автомате потянула копыта к ушам, сокрушаясь что рядом со мной нет ничего большого и мягкого вроде подушки, потому что своими силами я свои уши точно не заткну нормально, чтобы не слышать "песню". Уверена, пение будет таким отпадным, что у меня кровь из головы потечет.

После нескольких томительных секунд ожидания хоть каких-нибудь звуков из раскрытого рта аликорны, я все же решилась послушать это "пение".

Оказалось, аликорн просто пела нараспев без каких-либо слов, просто управляя громкостью и интонацией. Вот начала она очень тихо, поэтому я и не могла услышать ничего. А вот сейчас...

Что меня удивляло, так это то, что у нее это зашибись как получается! Лучше чем радио поет! И пофиг что одну букву "А" тянет, такой-то голос!

Медленно, но верно, моя челюсть опускалась вниз, второй раз за вечер.

Флэшбэк тоже своеобразно удивился — начал махать копытом из стороны в сторону и покачиваться на месте.

А, плевать на дебилизм ситуации, песня чарует! Поем, ребята! Есть подковы у меня, что звенят при галопе, дзинь-дзинь!

Песню мы дослушать не смогли.

Время уже поздний вечер, глаза привыкли к темноте — из-за этих факторов внезапная вспышка ослепила меня.

Песня из, собственно, песни перешла в детский вопрос "А?".

Когда туман перед глазами рассеялся, то я смогла увидеть то, что меня поразило наповал.

Стоящая перед нами аликорн с вытянутой вперед левой ногой и с сильно удивленным лицом, на котором можно было прочитать вопрос, который раз в жизни задавал себе каждый пони, а именно — "что за фигня сейчас случилась?".

Я была готова задать себе точно такой же вопрос, так как увиденное полностью не укладывалось в мою картину мира.

У аликорна появилась кьютимарка. В виде непонятного символа — большая точка с исходящей палочкой, на конце которой была кисточка в виде клыка.

Так. Кто получает кьютимарки? Земные пони, единороги, пегасы и зебры. Ни грифоны, ни кто-нибудь еще! И уж тем более не какие-нибудь мутанты и отродья Пустошей, коими эти аликорны являются!

Аликорн тоже догадалась в чем дело. Она с подозрением и осторожностью скосила глаза на свой круп.

— Нет, — не веря произнесла она. — Нет! НЕТ! СГИНЬ! ИСЧЕЗНИ! — заорала она как резанная. — УЙДИ! УЙДИ!!! — она в панике несколько раз стала невидимой, потом пару раз попыталась с помощью магии избавиться от метки, но безрезультатно — через секунду кьютимарка возвращалась на место. Я и Флэшбэк судорожно начали отползать подальше от нее. — Исчезни, тебя нет! Тебя не может быть! — зарыдала она. В бессильном гневе она несколько раз изо всех сил билась об стены комнаты, пока она, обессилевшая, не рухнула на пол.

Единорог осторожно начал к ней приближаться.

— Все в порядке? — он, казалось, даже понятия не имел что произошло. Или не обращал внимания.

Реакция аликорна удивила. Впрочем, это же аликорн, а они как рейдеры – отребья с необъяснимой логикой. Сейчас так повела, потом по-другому, а на третий раз вообще с землей будет целоваться! Так что правильней будет так: если бы так отреагировала пони, то меня бы это удивило.

— ЭТО ТЫ!!! ЭТО ТЫ ВО ВСЕМ ВИНОВАТ!!! — заорала она таким голосом, что Флэшбэк отпрянул. Впрочем, расплаты не последовало: аликорн, трясясь от плача и злости, выбежала на улицу.

Я в задумчивости почесала затылок. Странность ситуации выбивала меня из колеи и не позволяла адекватно ее оценить. Такое ощущение что я просто сама себе не верю. Я эту историю буду своим жеребятам рассказывать, а они мне станут пищать "враки!", и я им буду верить, вот в чем странность! Буду знать что это одновременно и правда и неправда!

А такого в жизни не бывает, в жизни бывает что-то одно! Ну нельзя же быть одновременно и мертвым, и живым! Гули не в счет — они просто недоразложились, трупы ходячие.

Собрать мысли с эмоциями в пучок у меня не получалось, и вскоре я бросила это занятие, перейдя к занятию куда более важному, а именно — к попытке побега!

Что-то в последнее время меня много раз пленили. Кто им вообще давал такое право? Я свободная пони, чего им неймется? В конце концов, это просто несправедливо! Я ничего такого не делала, чтобы меня какое-то сверхъестественное существо так наказывало! Я вообще-то хорошая пони! Я не убиваю ради своего удовольствия, никого не мучаю, никого в жизни не пленила, мясо тоже не ем... И кто там сверху главный?

Селестия, это ты? Ну и засунь свое рыло в круп своей сестры! Тоже мне, Богиня нашлась. Правда, мне кажется что ты и так там сидишь, потому что ничего не видишь!

Я осторожно, почти на цыпочках, попыталась выйти из темницы.

По-моему, Селестия услышала мой крик души и очень сильно обиделась. Ну и иди в жопу, все равно ты первая начала, убив моих родителей.

Едва я переступила за порог, как меня окружила дюжина аликорнов, появившихся прямо из ниоткуда.

Вашу Луну.

— Хочешь жить — иди с нами, — прошипела одна из них.

***

И это все?

И это все? Вот просто так, и все? Тут точно какая-нибудь ловушка!

Эй вы, большекрупые, у вас мозги засохли? Это что еще такое? А ну, говорите, понятно же что вы что-то задумали! Даже последний дурак догадается! Меня так просто не проймешь! Я на вашу уловку не куплюсь! Вылезайте, твари!

Заставили идти рядом с собой, а потом куда-то свалили! Смешно очень, да?!

Встречу — перья повыщипаю, рога пообломаю, пасти поразрываю! Вы меня за кого держите вообще?!

— Эй, длиннорогие, я знаю что вы здесь! — гаркнула я во всю глотку.

Только тишина, прерываемая завыванием ветра, была мне ответом.

Ну и ладно! Если вы так за своими "дарами" своему Никчемному и Слабому Белому Сиянию следите, что даете им возможность сбежать — то это ваши проблемы! Я вам не подарок, не рабыня, и не какая-то там игрушка! Можете гнать про свое Единство сколько хотите, но я лучше знаю, что для меня хорошо, а что плохо!

Аликорны, рейдеры, Анклав, Рейнджеры, рабовладельцы — плохо!

Торговцы, друзья — хорошо!

Понятно в каком вы списке? Вам оттуда не выбраться!

Холодно-то как... Сейчас бы забиться в свой спальный мешок, да поспать бы до утра. Да вот только беда, все мое имущество отобрали эти отродья, и сейчас я стою посреди какого-то проспекта только в своей кожаной куртке. Без оружия, без своих припасов — хорошо что не голая совсем. Они же ходят без одежды, может быть, у них это в норме вещей. А может быть, у них нормой считается в Порче купаться, где-то я слышала что они к ней невосприимчивы.

Все равно. Дует, и очень холодным ветром дует. И стояние на месте ничего не решит, так что, думаю, единственным нормальным решением будет идти куда-нибудь вперед. Или вообще куда-нибудь, только не назад.

Потому что позади меня через два перекрестка горел костер. Но к нему я точно ни за что бы не пошла: пока меня вели мимо, около него грелись трое аликорнов. Так что этот вариант для меня остается закрытым.

В полуобветшалые здания я лезть просто боялась: еще обрушат эти мутанты прямо на голову... А перспектива быть погребенной под обломками меня не очень радовала. Ну что поделать, не люблю я руины. Так и кажется что завалит тебя.

Ох, и что мне делать?

Одно я знала точно: без направления мне никуда не выйти. А значит, мне нужны ориентир и само направление, куда я хочу идти! Или, если быть точной, куда мне НУЖНО идти. А нужно мне куда-нибудь к нормальным пони. Ривер Дам ближе всего.

Направление я посмотрела в ПипБаке — аппарат любезно показал мне путь. Правда, в режиме местной карты он мне не очень помог, сказывалась разрушенность прилегающих зданий.

Ориентир я скрепя сердце решила искать с крыши какого-нибудь более-менее целого здания, здраво рассудив что с высоты я увижу куда больше, чем с земли. И пока я поднималась по лестнице первой попавшейся четырехэтажной высотки, я дала себе зарок: ни в коем случае не задерживаться больше чем на три минуты! Не хочу давать этим уродинам ни единой возможности!

Правда, сверху вид мне открылся ого-го какой... Мне бы бинокль, поподробнее разглядеть, да и без подробностей все было хорошо видно.

А Роксфильд не такой уж и большой как я думала раньше. Он, вероятно, был чуть больше размером, чем поселение фанатиков у Стойла 71. Бесчисленный массив домов и зданий был разделен на несколько частей тремя широкими шоссе, образующими почти треугольник, внутри которого и находились развалины. Одна сторона дорожного треугольника соединяла город с 22-ой магистралью Торхув-Кантерлот, другие две были всего лишь связующими звеньями со 117-ой магистралью, что объединяла Ди-Левел и Хуффингтон.

Здание, на которое я забралась, находилось неподалеку от перекрестка этих двух проспектов. А до разрушенной высотки рядом с Домом Мод вообще копытом подать!

Так это же замечательно! Это я же почти на границе города! Делов-то, разок пробежаться, и ищи меня в чистом поле! Главное — убежать так, чтобы меня не увидели. А это легко сделать, ночь же!

Задача — пройти мимо всех костров, что яркими красными углями контрастируют с темной палитрой города. Потому что явно их не для освещения поставили! Рядом с ними точно аликорны греются, уроды поганые.

Несколько огоньков горели где-то очень далеко, отчего казались маленькими точками. Некоторые были побольше, и только один горел неподалеку от моего местоположения.

И этот факт мне портил настроение. Очень. Потому что хоть и ночь, хоть и сама Луна глаза выколет в этой тьме, но прятаться я не умею. Совсем не умею. Ну как-то не было возможности попрактиковаться. А сейчас...

Я скорчила недовольную рожицу. Ну а что поделать? С боем не пробьюсь — да что я, совсем свихнулась, без ничего на аликорна лезть? Остается игра в прятки, что я не умею.

Да еще и глаза к темноте привыкли, так что тени с силуэтами уже различаю. А вот костры меня слепят, как та вспышка, когда аликорн кьютимарку получила.

А что плохого в кьютимарке-то, собственно? Ну получила и получила, ее теперь не изменить, да и вообще, талант показывает! Мне моя очень нравится, между прочим! Мне мое золотое ружье еще как нравится! Хорошо выделяется на моей шерсти, красиво выглядит, будто со страниц оружейного каталога только что сошло, да и вообще! Моя кьютимарка! Каждый жеребенок радуется как безумный, когда у него она проявляется! Да я вообще до сих пор радуюсь! Это моя самая любимая кьютимарка! Правда, у меня другой- то и нет, но все равно.

Это. Моя. Самая. Любимая. Кьютимарка.

Жалко папа с мамой ее не видели, жалко...

Но я знаю что они там за меня рады! Конечно, хотелось бы вместе порадоваться...

Я сокрушенно вздохнула.

В таком упавшем настроении я пошла вниз, прислушиваясь к окружающему меня пространству — не скрипнет ли где, или не упадет ли что-нибудь. Но как я ни старалась, ничего, кроме завываний ветра я услышать не могла.

А, впрочем, оно и к лучшему. Нервы у меня ни к чему сейчас. Да и вообще, за прошедшие несколько дней на меня свалилось столько происшествий, будто моя судьба пытается наверстать упущенное, за все мои-то двадцать с лишним лет!

А я-то другого хотела бы...

А, тьфу.

Аликорны, видимо, про меня просто-напросто забыли. Как будто и не ловили там какую-то земную пони по имени Голд Ган! Оно и к лучшему.

К перекрестку я вышла прижимаясь к зданию на противоположной стороне от того места, где должен был гореть костер. Наверное, когда-то на первом этаже был маленький семейный ресторан — это подтверждало несколько жеребячьих колясок рядом с входами в главный зал. Да и весьма популярным был, наверное — почти все столики были "заняты" скелетами разных пони и единорогов, как будто они там и умерли.

Я вот не понимаю, разве не было каких-либо предупреждений, когда все началось? Ну главные пони должны же знать, ведь так? А останки тут не со вчерашнего дня лежат же! Вроде какая-то система оповещения должна же быть!

В голову приплыл совершенно незнакомый образ пещеры перед главной дверью-шестеренкой Стойла с кучей скелетов на полу. Некоторые скелеты держали в копытах самодельные плакаты с надписями "Впустите нас, ублюдки!", "Мы здесь умираем!", "Будьте вы прокляты!". Самое веселое что надписи вполне читабельны, а вот цифра на двери была очень расплывчатой, из-за чего понять что за Стойло было совершенно невозможно. Вроде два, или три... Я вообще за свою жизнь видела только два Стойла, в одно нашу семью не впускали, а в другое я ни за какие пирожки не полезла бы снова! Нет, ну правда, почему они не бежали?

А, я все поняла! Скорее всего, они умерли после Апокалипсиса! Тогда непонятно почему они не искали место где спрятаться...

Осмотрев главный зал, я начала пробиваться через завалы, пытаясь не дотрагиваться до костей. Положение усложняло то, что останки лежали едва не дотрагиваясь друг до друга черепами, свесившись назад со стульев и перегораживая мне проход. Благо их было не так уж много и...

Сзади меня что-то хрустнуло.

Ой, мама. Если это аликорн — мне конец.

Я осторожно, не спеша, чтобы не провоцировать потенциальный источник звука резким движением на активные действия стала разворачивать голову.

Я была настолько напряженна, что для меня прошла вечность пока я в конце концов не развернулась.

Я ничего не увидела.

Бляяяя... Голд, ты себя доведешь, ты точно себя доведешь! Что дальше? Тени игрушечной машинки пугаться будешь? Обойдешься, ты эту игрушечную машинку своему жеребенку еще подаришь!

Я сделала шаг вперед.

И раздался еще один хруст костей, погромче.

А это я оступилась, это я на ребрышко маленького единорожка наступила, хи-хи!

Не, Голд, ты еще посмейся тут, во весь голос.

Ой, да успокойся, что я, дура совсем?

— По-моему, да. Полная тупица.

Передо мной стояла я. То есть та пони, похожая на меня и с рейдерской прической, что приснилась мне во сне еще в Стойле. То есть, Ирокез.

Я разинула рот.

— Закрой пасть, а то граната залетит, — буркнула она и села за столик. — Если не поторопишься, то я закажу из тебя отбивную, — она свела ноги на груди и растворилась в воздухе. На ее месте появился скелет в такой же позе.

Обалдеть. Я сошла с ума, раз мне всякая чепуха видится. Лишь бы никто не узнал, а то со мной никто дел вести не будет. А это — голодная смерть и жизнь разбоями. Я так не хочу жить.

Я помотала головой, прогоняя наваждение. Скелет, к сожалению или к счастью, продолжал сидеть в той же позе.

Второй выход из ресторана был удачно прикрыт со стороны костра, где несомненно сидели аликорны, большим завалом, перекрывавшем проспект полностью. Я бы не волновалась по поводу ближайшего костра, если бы видела этот завал когда я составляла ориентиры.

Я вышла из кафе и, прикрываясь грудой осколков, как можно тише побежала из города в сторону пустыни, все больше прижимаясь к стенам домов по мере отдаления от завала. Этот завал, к счастью, загораживал меня от костра — в этом я смогла убедиться сама, пока я восстанавливала дыхание после непродолжительного бега. Да еще сама дорога шла вниз с горы, так что склон тоже благоприятствовал моему побегу.

Еще чуть-чуть, еще немного!

От притока настроения у меня даже перестало болеть копыто. Да что там копыто, простреленная нога — это не самая большая моя проблема сейчас! Я вся была на подъеме! Тут бы самой все копыта не отбросить...

До знака "Уже покидаете Роксфильд? Мы всегда вам рады!", обозначавший границу города, было семь домов и маленький пустырь. Я, сама того не замечая, начала прибавлять в скорости, переходя с шага на галоп.

Семь, шесть, пять, четыре, три, восемь, семь, шесть, пять, че...

Куда делся знак?! Почему, в конце концов, я бегу ОБРАТНО в город?!

А ПОЧЕМУ СЕЙЧАС Я НЕ ЧУВСТВУЮ ЗЕМЛИ ПОД КОПЫТААААААААМИИИИИИ...

Прямо передо мной из ниоткуда появился железный столб.

Вот де...

БАМС!

От удара мою голову с шеей вбило в корпус, а туловище по инерции продолжило движение.

Повинуясь инстинктам, внезапно начавшим трубить тревогу, я крепко обвила ногами столб.

Этого делать не стоило. Или стоило, но по-другому!

Я все не могла сообразить что же со мной случилось. Из-за всех происшествий с моей головой в последнее время я начала туго соображать. Да и вообще, можно целиться мне в туловище в следующий раз? Пожалуйста? В голову просто очень больно.

Спасибо, всего хорошего, ваша Голд Ган.

Нет, правда! У меня корпус больше, а круп так вообще широкий, любая кобыла такому обзавидуется!

У меня начало появляться ощущение что я падаю куда-то вверх. Или у меня все кишки через рот решили вылезти?

Ой мама.

Все нормально, просто это я верх тормашками вцепилась в фонарный столб и скольжу по нему сейчас. Вниз.

А сил у меня не очень много сейчас... Так и помывает отпустить.

Но я тогда еще раз головой стукнусь! Не хочу! Мне и так уже противно!

Кто-нибудь, помогитеееее! Снимите меняяяяяяя! Я крышками заплачууууу!

А, уже не надо.

Ноги, уставшие меня держать в таком положении, разомкнулись.

Бумс.

Сколько раз я уже... А, неважно. Все равно дальше двух не сосчитаю, да и в глазах все двоится.

Я немного отдохну, а потом снова пойду попытаюсь...

Сквозь пелену свиста в ушах я расслышала медленный размеренный цокот копыт.

А у меня не было даже сил повернуть голову, чтобы полюбопытствовать кто это был.

Одно знаю точно.

Мне сейчас настолько фигово, что мне плевать.

— Покидаем тушку? — раздался голос с издевательскими нотками.

***

Под «покидаем тушку» подразумевалось мое вечное падение.

Ну, это с моей стороны мне казалось что я вечно падала. А на самом деле весь процесс был таков: я падаю с высоты двух этажей, почти долетаю до земли, не успеваю испугаться, оказываюсь перенесенной телепортом одного из аликорнов поблизости.

И так до того самого костра. Верх-вниз, верх-вниз. Аккуратно положили и улетели по своим делам.

А у меня не было никакого желания идти куда-то дальше. Все равно побьют, здоровье подорвут основательно... Лучше просто тут лечь около костра и в полузабытьи смотреть на искры, летящие во все стороны.

А они забавно летают.

Спать хочется. Сейчас бы просто лечь в свой мешок у себя дома, крепко зажмурить глаза, обнять плюшевого мишку, представить что-нибудь такое доброе и светлое, запереться на ключ, зажать уши чем-нибудь таким звуконепроницаемым, и спать, спать, спать...

Слушайте, дайте умереть по-нормальному. Не хочу я быть рабыней.

В Единстве ты будешь как никогда свободна!

Отвали. У меня тут плохое самочувствие. Голова болит и кружится, меня пару раз вырвало уже. Да и вообще, тело не чувствую. Чего еще надобно?

Пей.

Я почувствовала как мне в копыта упало что-то стеклянное.

Обойдешься. Отраву пить не собираюсь.

ПЕЙ!

На этот раз сил сопротивляться у меня уже не было.

Словно повинуясь каким-то инструкциям, я с закрытыми глазами приподнесла предмет ко рту и выпила одним глотком.

На вкус похоже на лечебное зелье.

Так и есть. Теперь вколи это.

На сей раз у меня в копытах оказался какой-то шприц.

Так, ручку в рот, иглу к колену, и надавить языком... Будет небольно, как маленькая пчелка.

Да только пчел нет уже, есть только радскорпионы. А те жалят очень больно.

Теперь открой глаза и посмотри на этот мир! И узри то, что должно случиться!

Ну, раз надо смотреть, то будем смотреть.

Первым, на что я посмотрела своими «ясными» глазами, был шприц. Какую-то дурь я себе вколола не глядя. Но мои опасения были напрасны — шприц был наполнен Мед-иксом, болеутоляющим.

Ну, теперь я себя лучше чувствую. Правда, это ненадолго, пока лекарство не перестанет действовать.

После того как я отдышалась, мир вернул свою изначальную четкость. Было видно даже колыхание нагретого воздуха над огнем. А маленькие горящие угольки горели как маленькие солнца. А маленькие светлячки под порывам ветра текли куда-то в сторону, разделяясь как течение реки.

Ты хочешь узреть правду?

Отвали, мне не до тебя, голос в моей голове. Я на искры смотрю. Они так клево летят!

Или так странно...

Ты не желаешь узнать будущее?

Что-то меня в этой обстановке напрягает. Только что? Костер горит, искры летят, огонь греет, голова проясняется, дышать становится легче, взгляд не дергается как тени около костра.

Да вроде все нормально.

Погодите, не все...

Я и раньше замечала что искры как-то странно летают, но была слишком измотана чтобы это заметить. Сейчас, когда мне уже стало лучше, мозги начали бить тревогу.

А ведь все просто и понятно — если чувствуешь что будет подлянка, она обязательно будет! И поэтому надо готовиться ко всему.

Вот только в доспех Рейнджера ты не залезешь, он не отдаст.

Так, что же тут не так?

Глупая! Когда ты станешь единой с Нами, перед тобой откроются невообразимые возможности!

Да заткнись ты уже! Я уже десять раз головой стукнулась, и не понимаю, говорит ли сейчас со мной кто, или это плод моего больного воображения, как в ресторане с Ирокез. Клянусь, она там была, настоящая! Да только ее никогда и не было, она же из сна! Как и другая пони, как ее там, Волна!

Тебе больше не надо будет бояться опасностей этого мира — ты станешь выше их! Тебе не будет страшен никакой враг — ты будешь сильнее их!

Святые пули, дайте пистолет и патрон, застрелюсь. Я сошла с ума, я сошла с ума, мне нужна...

Ты больше никогда не будешь одинока! Ты будешь счастлива в Единстве! Все, что от тебя требуется — это преклонить колени перед Великим и Могучим Белым Сиянием!

Горящая деревяшка мне нужна.

Я наконец-таки поняла.

Ведь тень получается когда какое-то тело стоит на пути света, так?

Ну так вот одна такая тень лежит почти рядом со мной. Только там никого нет. Совсем пусто.

Но проверить не мешает. Никто обо мне не побережется лучше чем я сама, правда?

Мы будем заботиться друг о друге! Подумай, ведь именно этого ты больше всего желаешь на свете — семью! Мы будем сестрами!

Я к маме с папой хочу.

Но они мертвы. Они живы только в моем сердце. И на фотографии, которая лежит в кармане моей куртки.

Ты хочешь этого! Мы хотим этого! Ты хочешь снова стать кем-то любима! Мы нуждаемся в тебе! Ты нуждаешься в Нас!

Я даже не знаю. Мне и вправду нужно чуть больше тепла в жизни. Только я никому не нужна и всем на меня плевать.

Мы можем быть вместе! Навсегда! Вступи в Единство! Стань единой с Нами!

Единство — это аликорны. Аликорны бывают трех цветов. Зеленые, синие и фиолетовые.

Фиолетовые умеют телепортироваться и телепортировать разные предметы — это я поняла еще на себе.

Ну а кто из них становится невидимкой, я сейчас и узнаю.

Я резким движением выхватила одну горящую головешку и, подхватив ею несколько угольков, быстро кинула их в подозрительное место.

Головешки пролетели чуть-чуть... И отлетели в сторону, будто нарвались на какое-то препятствие.

Одновременно с этим раздался громкий визг, и на том самом месте, куда я кинула угли, появилась светло-синяя аликорн, усиленно стряхивающая горячую золу.

А, значит фиолетовые у нас мастера телепортации, а синие могут становиться невидимыми по желанию? Удобно, ничего не скажешь. Ну а раз одна такая сидела сейчас рядом со мной, то я думаю, ничего не мешает еще нескольким отслеживать мои перемещения.

Интересно что делают зеленые, но мне сейчас не до этого.

Мне сейчас бы не заблудиться в лабиринте узких переулков!

На сей раз я решила бежать не по открытому пространству проспектов, а наоборот, по узким улицам. Как ни крути, но если ты становишься невидимым — то тебя просто не видно, но слышно. А хлопание крыльев, однако, да еще таких широких, слышно даже сквозь вытье ветра.

Сама логика была проста: у аликорнов есть крылья, и если что, они меня с легкостью догонят. Поэтому надо было их лишить этого преимущества. То есть, ныкаться в тех местах, где они будут вынуждены приземлиться. Тогда, правда, вступают другие факторы. А именно — у них длиннее ноги, то есть в беге я им проигрываю, и сил у них тоже куда больше.

То есть надо действовать совсем хитро. На открытом пространстве я их легкая добыча, а вот в закрытых помещениях наши шансы примерно равны. Ну, до того как я на них наткнусь. Вот тогда они из меня своей аликорньей магией котлету сделают.

Пони в Роксфильде умирали как-то странно — прямо на своих местах, часто держа какие-нибудь предметы из обихода в копытах. Просто огромное количество скелетов пони, все еще лежащих в тех позах, в которых они умерли, я могла увидеть в комнатах сквозь разбитые окна, пока я бежала по тесным проулкам. Вот мне интересно, как они могли так сразу умереть в городе, который не был даже целью жар-бомб? Самый ближайший кратер, оставшийся после падения ракеты зебр, если не ошибаюсь, находится к северу от Торхувских Пустошей — я помню его, своими глазами видела. Большая такая яма в земле, по ночам светится зеленоватым. Зато там Порчи рядом не было, но радиации... Просто жуть.

А тут ну ни одного такого кратера, и город с виду целый, а вот пони все умерли. И очень быстро. Здания потом начали рушиться из-за времени, а не из-за чего-нить другого.

Вот к примеру, подземные переходы сохранились на редкость хорошо. Я смогла разглядеть один, пока пряталась в нем и пыталась отдышаться после спринта. Он был почти целым, только тонкая длинная трещина украшала потолок. На взгляд он точно не обрушится раньше чем я пробегу через него на другую сторону того проспекта, на котором меня и оставили эти аликорны некоторое время назад.

Пока все идет очень даже хорошо. Я сейчас недалеко от Зала Мод. А значит, и недалеко от того места, где Флэшбэк хотел спрятаться. Я, конечно, не знаю про его убежище ничего, но я же не дура? Поищу, если потребуется.

— Я тебя нашла.

В тишине, в которой можно было услышать только мое сиплое дыхание, эта реплика показалась мне злорадным криком рейдера. Рейдера, что радуется новой жертве.

— Ну и молодец, — сказала я не разворачиваясь. — Теперь мой черед искать тебя. Прячься.

— О, нет, зачем мне прятаться? — голос был определенно женским. — Я куда сильнее тебя. Это слабые прячутся. Как ты сейчас.

Я медленно обернулась.

— Это, конечно, правильно, что слабые прячутся, — пессимистично выдохнула я. — Однако, я тебя не вижу. Ты тоже от меня прячешься?

— Я? Прячусь? — на сей раз возглас доносился справа от меня. — О нет. Я просто показываю свое превосходство.

Конечно, так я и поверила.

— Странное превосходство у тебя — прятаться, как последний трус, — заметила я. — Разве что это не превосходство в трусости.

— Да, но ты так не можешь, — обладательницу голоса мое заявление, наверное, только раззадорило, и теперь она пыталась доказать мне что я не права. — Ты вообще ничего не можешь.

— По крайней мере я могу быть честной, — ответила я, разворачиваясь в сторону выхода. — Если ты такая сильная и могучая, то давай, выходи!

Ответом мне был сильный удар камнем по затылку.

Я не стала ждать второго и стремглав побежала из перехода.

Мимо меня просвистело несколько камней разного размера, самый маленький из них был с мое копыто. А самый большой — с мою голову.

Такой попадет — расшибет же меня нафиг!

Честно говоря, меня уже все это достало. Будто весь мир меня хочет просто взять и избить за что-то! В самом деле, за что? Я ведь никого не мучала, не порабощала, ничего такого противоестественного не делала, а все равно! Охота поиздеваться над бедной кобылкой? Типа она такая беспомощная, ничего в ответ не сделает?

Радуйтесь что ничего не могу сделать! Потому что если бы могла, вы бы у меня давно пощады бы запросили!

Да я и сама хороша. Мне бы помалкивать и не сотрясать попусту воздух, ан нет, я не могу. Дай-ка мне колкость какую-нибудь сказать.

Но сейчас разговаривать у меня не было никакого желания. У меня вообще не было никакого желания что-либо делать, но...

Меня же не спрашивают, хочу ли я перебежку по дворам до Зала Мод, или нет. Мне ее просто навязывают.

Наверное, мне здорово помогал Мед-икс, потому что я, словив еще мусора в тело, ничего толком не почувствовала. Это хорошо, я уже обессиленная от всех этих переживаний.

Нет, не так.

Я устала. Просто, банально устала. Нафига жить, если тебя бьют, мучают, похищают, снова бьют и ты это делаешь с перерывами на врача?

Ты же знаешь ответ на этот вопрос.

Отвали, противный голос! Не до тебя сейчас! Я тут умираю как личность!

Ты очень похожа на Богиню. И на всех в Единстве тоже. Но ты просто боишься эту схожесть показать. У нас всех одинаковые... добродетели.

А мне плевать! Я не верю ни в какие добродетели!

Нет никаких добродетелей! Если бы они существовали, Эквестрия не была бы в таком дерьме как сейчас! Все жили бы в мире и согласии! Только я не вижу этот мир и согласие! Или что, у всех все хорошо, радуга и взрослые пони дарят маленьким жеребятам бесплатные конфеты и воздушные шарики за просто так, ради улыбок, а у меня все дерьмо? У меня одной эта Пустошь в глазах стоит, отравленная всеми возможными болезнями? Я одна в этом бреду нахожусь?! Да?! А вы все счастливы?! Если это так, то почему? Почему я должна мучаться?! Я тоже хочу счастья!!!

И оставьте меня в покое!!!

***

К сожалению, оторваться от аликорна я не смогла.

А вот в чем мне повезло, так это в том, что я сразу попала в нужное мне здание рядом с Залом Мод, в то здание, где мы с Флэшбэком планировали спрятаться раньше.

Что, впрочем, меня не сильно утешало. Вот если бы не было аликорна на хвосте...

Но что есть, то есть. От клеща тоже так легко не избавиться. Их приходится так долго выдергивать, да еще это так больно! А если клещ какой-то ядовитый будет? Я знаю что такие есть. Снимешь — и умрешь, если не вколешь противоядие. Встречала таких когда с отцом путешествовала. А антидот дорого стоит, так что иногда стоял вопрос — оставить клеща, и пусть он медленно травит, или вытащить клеща сей момент и надеяться на качество лекарства?

Вот только этот аликорн — не клещ, которого можно оставить. Это как раз таки тот клещ, которого надо выдернуть, и чем быстрее, тем лучше!

Хорошо, что я умудрилась спрятаться от этой чокнутой. Как — не знаю, да и наверное она просто меня так, вперед пропустила, хочет чтобы я поверила что она от меня отстала.

Ну нет.

Флэшбэк говорил что он часто прятался где-то в этом здании. А где обыкновенно делают заначки? Правильно, в тихом, укромном месте. Чаще всего в подвалах. А что обыкновенно бывает в заначках? Правильно, медикаменты. А если сильно повезет — то и оружие с патронами. Не самое крутое, конечно, но вполне нормальное. Варминт-винтовки, или же охотничьи ружья.

Вот если мне попадется такое ружье с десятком патронов, то аликорну крышка. Я, правда, сама очень сильно пострадаю, но аликорна, если буду атаковать со спины, завалить успею.

Надеюсь, или мне будет ОЧЕНЬ больно.

Укрытие, как я и предполагала, находилось в подвале, и нашла я его только по чистой случайности: я бы проходила бы мимо раз этак двести, если бы не увидела кусок копыта, торчащего из вентиляционной отдушины у пола. Оказалось что эта отдушина вела в довольно-таки уютную и просторную маленькую пещерку.

А вот то, что я там нашла, радовало меня больше всего.

Варминт-винтовка с глушителем, несколько десятков патронов 5.56, зелье, водка и Рад-Эвэй в аптечке. Винтовку вообще можно продать втридорога.

Повезло так повезло.

Ну, пара трупов в рваных лохмотьях меня не интересуют, у них все добро рядом, а вот все остальное я обворую. С одного я взяла сумки, у другого позаимствовала седло, которое воняло так, что вокруг него мухи дохли.

Водка сразу пошла на обеззараживание седельных ремней — во избежание инфекции. Не хватало мне еще трупным ядом травиться. Я и так не очень себя чувствую, а так станет еще хуже.

Вот теперь я полностью готова. Порву любого аликорна на клочки.

Я осторожно вылезла из своего укрытия. ЛУМ то ли сломался, то ли аликорн что-то сделала с ним, но ни одной метки я больше на всем радиусе действия радара не видела.

А вдруг он совсем сломался? Не, я так не хочу. Обидно будет, ведь совсем новый ПипБак же! И по нему не били вообще!

В чем мне повезло чуть меньше, так это в попытках найти выход из здания. Получалось, что у этого небоскреба осталось только два выхода — первый, через который я зашла, и второй, что вел на крышу Зала Мод.

Ну так вот эти долбаные мостики я найти долго не могла! Заблудилась в четырех этажах как тупая кобылка!

А вот когда нашла, удача совсем меня покинула.

Я уже закончила переправляться по доскам, держащимся на одном честном слове, через пропасть между зданиями, когда меня повторно настигла та же аликорн.

Ну а так как я сейчас с оружием, то она не стала вступать в разговор, а сразу начала кидаться в меня досками. По которым надо бежать к служебной лестнице.

Но это полбеды. Проблемы у меня бы начались тогда, когда я бы свалилась вниз. Думаю, если бы аликорн действительно хотела меня скинуть, или, что еще хуже, убить, то она бы могла сделать это десятки, если не сотни раз. Так что мне кажется что она просто со мной играет. Доказывает свое превосходство, гадина.

Я нырнула на лестничный пролет, благополучно миновав все неприятности, подстроенные мне аликорном, и остановилась на второй площадке послушать — летит ли за мной она, или не летит.

Точнее, не ото всех увернулась, парочка-тройка все-таки задели меня, но не в этом суть. Я даже специально под них попадалась. Мне нужно было ЗАМАНИТЬ аликорна за собой. А там — все будет прелестно. Есть одна маленькая идея...

Не прошло и десяти секунд как сверху раздалось тумкание четырех копыт, обозначавшее что аликорн все-таки приземлилась на крыше.

Настала следующая фаза — аликорн должна за мной погнаться. Это очень просто сделать.

— А я знаю где находится Белое Сияние, но никому не скажу!

Попалась. Даже, по-моему, через пять ступенек перескакивает.

А если я не потороплюсь, то попадусь я. Только я не могу вот так перепрыгивать как она! Я пыталась, пролетела кубарем до следующего этажа.

Мне сейчас самое главное — держаться достаточно близко чтобы она меня видела, и достаточно далеко, чтобы она до меня не смогла добраться. Это пункт первый. Второй пункт — секрет. Третий — пристрелить суку. Четвертый — успех!

И пока пункту первому я следую довольно-таки хорошо. Нет, конечно лучше было бы если она меня вообще потеряла и я спокойно бы убежала. Мы же с Флэшбэком зашли в город не со стороны проспектов, а со стороны дворов, и никто нас не поймал. А это значит, что никто там не сторожил и не патрулировал. Хотя кто знает, может именно после того как аликорны нас поймали они решили устроить и там дозор?

Не хочу надеяться на лучшее, но боюсь, это единственное что я могу сейчас сделать.

Пять пролетов я пробежала очень быстро. А аликорн — и того быстрее.

И в итоге она меня догнала на пролете между первым и вторым этажом, рядом с завалом где застрял Флэшбэк.

Она была настолько близка, что сумела схватить меня за ногу.

Ах твою же Луну... Я начала сильно брыкаться, пытаясь вылезти из захвата, или хотя бы вдарить ее по лицу, но... У нее же ноги длинее! Да и сильнее она меня в три раза!

Аликорн, по-видимому, забавляться больше не желала, и перешла к активным действиям. Своим телекинезом она подняла вокруг себя все куски бетона, до которых она могла дотянуться, и со всей силой начала кидать в меня ими.

Бум!

Меня стукнуло по затылку.

Ай, чтоб тебя!

Шмяк!

На этот раз камень летел прямо на меня и вдарил по челюсти.

Ну все, тебе...

Следующий камень попал мне по виску, да так, что я чуть не отрубилась на месте. Но удар был настолько сильным, что меня отбросило к стене.

Вот теперь я действительно зла. Считай, сама напросилась.

Камни градом сыпались на меня со всех сторон, но я уже настолько взбесилась, что их не чувствовала.

Одним рывком и ничего не соображая я метнулась в сторону. Под копыто попалась какая-то деревяшка, и я уже ничего не могла поделать — я набросилась на аликорна так стремительно, что она ничего не смогла предпринять.

Мое сердце пылало дикой ненавистью ко всему живому. И не было даже ни одного существа, которому бы я сейчас не наподдавала.

Вантуз — а это был именно тот вантуз, которым я огрела Флэшбэка — разлетелся на куски после второго удара по рогу. Ну нифига себе. Тайм Шоту было достаточно стволом энерго-магической винтовки наподдать, чтобы рог сломать, а ее еще цел, только вантуз в щепки. Но от боли она скривилась лицом и зашипела, давая мне несколько секунд передыху.

Которыми я незамедлительно воспользовалась, преодолев завал. Аликорн прыгнула в него следом за мной.

И застряла.

Ву-ху! Мой план сработал! Кто у нас тут умная пони? Кто у нас тут самая умная пони? Кто у нас тут умная что перехитрила аликорна? Кого это у нас тут любят папа с мамой? Кто у нас тут любит папу с мамой?

Это я, Голд Ган! Ву-хууу!

Аликорн несколько раз дернулась, пытаясь вылезти. Безуспешно: крылья мешали.

Жопа широковата у тебя, тварь. Иногда полезно быть чуть меньше размерами.

Я подошла и поднесла винтовку почти к ее глазам.

— Прощайся с жизнью, сука, — процедила я.

Я бы прострелила ей голову прямо сейчас же, но не могла. Почему-то мне очень сильно насладиться моментом. Ну это как будто видишь красивого жеребца и не хочешь чтобы он уходил.

Но если она будет дергаться или попытается использовать магию — ее мозги окрасят мусор.

Выражение на ее лице медленно сменилось с озабоченного на испуганное. Взглядом она устремилась в дуло винтовки, которое было настолько близко, что еще чуть-чуть — и я бы проткнула ее глаз.

— Пожалуйста, не надо...

Умоляй, умоляй. Мне приятно.

Но увы, тебя в живых я оставлять не собираюсь.

С такого расстояния я даже попаду зажмурившись и без ЗПС!

— Ну и у кого превосходство сейчас? А? А?! — заорала я на нее, зло улыбаясь.

— У тебя! У тебя! — она испуганно поглядела на меня. — Пожалуйста, не убивай меня!

— И почему же? — спросила я, топая задней ногой: это приводило в движение механизм, отвечающий за передергивание затвора. Сделала я это для лишнего устрашения, конечно.

— У меня сегодня день рождения! Мне всего лишь год исполнился! Пожалуйста, не надо! — затряслась она.

Своим поведением она напомнила мне Маркеда, когда тот начинал ныть и истерить.

Год? Всего лишь? Да за кого она меня держит? За дуру?

— Ну и срать мне, что у тебя день рождения сегодня. Меня тоже чуть ли не изнасиловали в один мой день рождения. А вы, твари, пыталась меня еще и убить. Так почему же я должна оставить тебя в живых?

— У меня сегодня день рождения... — захныкала она, медленно кладя голову себе на копыта и рыдая. — Я не знаю ни Богиню, ни Белого Сияния, ни Принцессу...

— Ну и я не знаю, но мне и без этого отлично живется. А без тебя еще будет лучше, — я пододвинула дуло к ее рогу. Вантуз рог выдержал, а вот пулю из винтовки однозначно не выдержит. Да я за пять выстрелов ей башку прострелю!

— Пожалуйста! Умоляю! Не надо! Мы не хотели тебя убивать! Мы хотели всего лишь тебя проучить! — взмолилась она. — Мы хотели... — но я ее не дослушала:

— Я не люблю когда мне лгут, — сказала я. — Вы, суки, отродья Пустошей, меня доконали так, как ни один рейдер не смог, — я еще раз топнула ногой, на всякий случай проверяя патрон. Вся эта мишура с аликорнами меня доставала и надо было быстрее с нею кончать.

— ПОЖАЛУЙСТА! — заорала она во всю глотку, поднимая ко мне свое зареванное лицо. — УМОЛЯЮ! У МЕНЯ ДАЖЕ ИМЕНИ НЕТ!

— Ну и вот мой подарок тебе, истеричка, — процедила я, отступая на два шага назад, лишь бы не оглохнуть от ее рева. — Отныне тебя зовут Шлюхина Дочь. Не думаю, что ты с этим именем захочешь жить, — уничтожительно добавила я.

Аликорн с тающей надеждой во взоре уставилась на меня, на этот раз ничего не прося.

И тут ее рог засветился.

Ну, я предупреждала. Тем более, пушку вытряхивать не надо.

Пять тихих «чпок» по сравнению с ее криками были ничем.

И после того как ее тело обессилено рухнуло на пол, я вышла из здания через служебный выход.

Заметка: новый уровень!