Автор рисунка: Siansaar
Побег. Желания и страдания.

Флэшбэк.

Есть мат.

«Ответственность за ваши решения лежит только на вас самих.»

А, круто. Просто зашибись. Жизнь преподносит мне новые сюрпризы. Вляпалась я по самое не могу.

Ночь я провела отлично, без особых волнений и очень крепко заснув сразу же после того, как я закрыла глаза. А может быть, и не сразу, потому что слышала, будто кто-то пел мне колыбельную. Кто мне ее пел — понятия не имею, наверное робот. Да плевать мне, кто ее пел! Подумаешь, велика заслуга. Я же не мелкая, сама засну. Могу и сама себе спеть, только слов не помню.

Ну, хоть спасибо на том, что одеяло было очень хорошим: мягкое, теплое и пушистое. Только в поход жалко такое брать — запачкается, или прострелят насквозь.

Не знаю, от качественного одеяла ли, или от песенки, или от того, что со мной, пока я была в отключке, много что против моей воли сделали — а точнее, покопались в моих воспоминаниях, запихнули какую-то железяку для контроля, и, зуб даю, напичкали наркотой по самое не могу, — но я хорошенько выспалась. Вставать не сильно хочется, но и лежать на холодном металле не будет самой умной идеей. Тем более, мне очень хотелось пить.

Я приподнялась над «кроватью» и огляделась. Не удивительно, что ничего не изменилось с вчерашнего дня. Ну я была в странном белом халате с пуговицами на спине, а мой ПипБак все так же отблескивал экраном на левой ноге. И что сильнее всего меня радует — я не привязана к этой гребаной кушетке! И в комнате никого нет, кроме этого гигантского робота! Правда он выключен, так что я тут могу делать все что захочу! А что будет делать пони, когда он один в комнате?

Правильно, он возьмет свою седельную сумку, что лежит неподалеку, и начнет быстро складывать туда все, что плохо лежит! Скальпели, трубки, пустые шприцы, лекарства — все, что я видела и до чего могла дотянуться — мигом отправлялось в сумку, автоматически сортируемое одним из встроенных в ПипБак заклинаний.

Не надо все-таки так живо в сумку все бросать, у меня теперь в голове сердце стучит, и в шее жар...

Стоп, в шее?

Так что если мне при случае покажется что ты переходишь за рамки, я его включаю. Сначала совсем капельку — ты почувствуешь жар в шее.

Ой-ой. Пули в морду, этот жар невозможно терпеть! Очень сильно жжется, зараза, да еще и чешется!

Мое лицо исказила судорога острой боли, от которой мне показалось, что рот у меня тянулся от одного уха к другому.

Рот до ушей, хоть резиной зашей!

Шею разрывала неодолимая тяжесть, внезапно появившаяся вместе с жаром. Ну а то что глотка пересохла почти мгновенно, говорить смысла не было. Копыта сами потянулись к зудящему месту и начали быстро его дербанить. Впрочем, скоро все утихло и боль прошла.

В углу включился и загудел робот.

— Доброе утро, Голд, — поприветствовал он, медленно отрываясь от пола и вертя своими манипуляторами, — вижу, ты уже поняла, что даже малейшее воздействие аппарата может причинить довольно-таки большие неудобства. И, если честно, — робот вздохнул, — мне очень не хочется его активировать. Так что давай договоримся что ты не будешь давать мне повода его включать и мы избавим нас обоих от этих страданий.

Ну конечно, он страдать не будет, страдать буду я! Я же, в конце концов, буду таскать этот аппарат, а не он! Ему какое дело?

— А что будет считаться за повод? А то, знаешь ли, я понятия не имею, что у тебя в твоих ржавых схемах творится, рухлядь, — огрызнулась я, все еще чеша затылок, чтобы унять зуд, который появился после интенсивного чесания.

— Что? — удивленно переспросила машина. — Голд, я не робот! Я вполне себе из мяса и крови, как и ты.

— Я с железякой разговариваю, следовательно, — сделала я умозаключение, — ты либо трус, либо ты мне врешь.

— Я придумаю еще несколько причин, почему я использую роботов для коммуникации, — он развел руками. — Однако, дай подумать, я постараюсь ответить покороче на твой вопрос. — он начал летать по комнате туда-сюда, бормоча самому себе. — О! Придумал! — он поднял один из своих манипуляторов. — Запомни, мне эта фраза очень нравится: поступай с другими так, как ты бы хотела, чтобы другие с тобой поступали.

— Ты хоть понимаешь, что ты ей сам противоречишь? — у меня появилось сильное желание вмазать роботу по окулярам. — Ты бы хотел, чтобы тебя похищали?

Робот остановился на одном месте и начал совершать круговые движения. Через некоторое время он опустил руки, и шумно выдохнул:

— Я полагаю, если бы все пони жили по этому правилу, то мне бы не пришлось никого похищать, не правда ли? Правда, — он замялся, — это не тот принцип по которому я живу.

Я помотала головой, прогоняя наваждение, и начала осматривать комнату в поисках подходящей одежды — ну не идти мне на поверхность чуть ли не в чем мать родила? Только ничего я не нашла.

Принципы-шринципы... Тьфу, о каких принципах идет речь, если ты хочешь есть все время?

— Дурацкие у тебя принципы, — дернула я носом. — Где моя одежда?

Робот, не ответив на вопрос, подлетел к низкому темному шкафчику, и нагнулся над ним, закрывая обзор. Через некоторое время послышалось бибикание, и над роботом показалось маленькое облачко пара.

— Вот, держи, — робот развернулся, левитируя перед собой мою кожаную куртку, в которой я покидала Ривер Дам. Правда, на ней в некоторых местах были заплатки да и выглядела она куда чище. — И еще держи вот это, — с этими словами он достал комбинезон Стойл-тек. — Начинается сезон заморозков ведь, да?

Заморозки, конечно. Похолодание, меньше еды, цена за нее, соответственно, становится больше, рейдеры за рекой начинают активнее атаковать торговые караваны, владельцы торговых компаний нанимают больше охраны. В такое время главное — приготовится к новому сезону: еды побольше накупить, дом утеплить, договориться с кем надо, чтобы без работы не сидеть, одежду потеплее приготовить. Не то чтобы у меня лохмотья были, но в первую же зиму мы с отцом чуть ли не замерзли до смерти — простудились и едва не заболели лихорадкой.

Эх, пап, видел бы ты во что я вляпалась по дурости своей... Вы там с мамой не переживайте, я как-нибудь выкарабкаюсь!

— Заморозки-шмаморозки, — пробурчала я, заходя за ширму чтобы переодеться, — нафига мне твой комбинезон?

— Он утепленный, от холода не замерзнешь, тем более, он и так твой. — какая щедрость, ты смотри сам не замерзни.

— То есть что, размером меньше, чем мне нужно? — я закончила одеваться и вышла из угла. — Тогда и даром не возьму.

Робот засмеялся.

— Забирай, это другой комбинезон. Ты думала, ты уже в нем ходила? — он протянул мне одежду. — Тем более, ты же все равно бы его взяла. У меня дома говорили «на халяву и уксус сладок», — он чуть-чуть приподнялся надо мной. — Бери, это подарок, я уверен, если не будешь носить — то что-нибудь придумаешь с ним.

Ну, раз мой размер, и раз предлагают, да еще за бесплатно, то кто откажется? Дура полная, вот кто! Я не дура, иначе бы уже умерла. На Пустошах слабаки и придурки долго не живут. Первых убивают, вторые по дурости своей вляпываются в какое-нибудь дерьмо, что лучше умереть, чем жить так.

— Я надеюсь, тебе понравится этот подарок. Но к сожалению, радости потом, — собрался робот. — Я бы с тобой бы еще поболтал, но ты мне нужна для одного дела, помнишь?

— Ага, — пробормотала я. Крупом чую, будет много дел. Я же у тебя рабыня, понимаешь! Ручная зверюшка! Ты будешь мною играться сколько тебе влезет.

— Хорошо, — робот качнулся вперед-назад, — быстрее к делу перейдем. Ты сейчас выходишь и идешь прямо на поселение рядом со Стойлом. Ну, где вас с Грин держали неделю назад, — напомнил он. — Там встретишься с Дабл Чеком, он тебе все поведает и выведет наружу. Понятно?

Чего же тут непонятного? Один работорговец послал к своей шестерке рабыню.

— Даст тебе припасов и оружие. На твой выбор. Хочешь — лазерные винтовки, хочешь — гранатометы, хочешь — мечи и ножи, — перечислил робот, — и там с тобой пойдет еще один пони. Он, правда, немного странный, — тон голоса сменился на задумчивый, — но в целом хороший малый. Зовут его Флэшбэк.

Странное имя. Флэшбэк.

— Голд? — голос робота внезапно сломался.

— Ну чего тебе? — огрызнулась я.

— Ты... — казалось, робот сейчас заплачет. — Ты... очень хорошая кобылка. Ты даже не представляешь насколько.

И, кажется, я поняла, что со мной точно церемонится потом не будут. Что делает работорговец с симпатичной кобылкой? То-то.

— Угу, конечно, я хороша собой, — я попыталась признаться в той манере, чтобы не показалось, что я поблагодарила его за комплимент.

Робот замер на мгновение, потом сокрушенно вздохнул:

— Ты уж осторожней будь, ладно?

***

Не могу сказать, что осторожностью я отличалась от других пони. Потому что если бы осторожность была бы моей отличительной чертой, я бы здесь не сидела. Скорее, я расхлябана очень. Но не так уж чтобы совсем, но чуть-чуть есть. Совсем капельку.

Когда я вышла из пещеры со входом в Стойло, был уже полдень. Ну и приближающийся сезон холодов давал о себе знать — в воздухе чувствовалось холодное дыхание поздней осени. И это еще хорошо что вся эта местность находится внутри горы! Потому что снаружи, я уверена, ветра дуют так, что даже пегасам трудно летать становится!

Само поселение со стороны выглядело больно уж нетипичным для всего, что я повидала на Пустоши. Вот у меня дом в Трейдинг Пост с натяжкой можно назвать домом: из всех бетонных стен, что у него были в лучшие времена, остались две с следами от выстрелов и ближайших взрывов, того и гляди, сами развалятся. Еще одна сохранила какие-то остатки, но заботливый хозяин жилища, кем бы он ни был, поставил на место недостающих стен железные листы, сваренные в одно единое. Внутри он тоже хорошо обустроился — дырки в полу забил всяким мусором (кроме одной, там у меня заначка, но туда я заглядываю только чтобы пополнить ее) и накрыл старым ковром, поставил перегородку, чтобы разделить пространство на кухню и спальную, натаскал шкаф и две тумбочки. Вообще, дом у меня ничего так, очень даже хороший, пускай и выглядит убого, но вполне цивилизованный. На кухне даже плита есть! Правда, неработающая: талисмана нет. Все гребаные Рейнджеры порасхватали и ни за какие коржики с ними не расстаются. Ну это не беда, я умею готовить только пюре из корня хандер и его же жарить на костре. А костер развести не проблема, было бы что жечь. Ну, это обыкновенно и готовят в путешествиях.

Но если у меня дом неказист с виду, то эти домики очень уж похожи на домики с довоенных плакатов «купите жилье!». И вообще какие-то они квадратные, ухоженные, чистые. И что самое главное — будто новые!

Ну, это те что на земле находились. Те дома, что располагались на склоне горы, были куда менее привлекательными. Вот они были и собраны из материалов, что попались под копыто во время строительства. И лестницы к ним были сделаны тяп-ляп, даже не верится, что они вынесут веса пони. Но, как я увидела пока я, понуря голову, подходила к деревеньке, им это особенно и не нужно было — к этим строениям подлетали только пегасы. И большинство из них были в броне Анклава.

Я смогла насчитать одиннадцать.

А что они тут забыли? Они вообще кто, Дашиты или Анклав? Дашитов терпеть еще можно, но Анклав сам нетерпим. Хотя если бы это были пегасы из Анклава, то тут никого бы не было. Или у Анклава здесь свой интерес. Хотя какой тут может быть интерес? Работорговцы их, как мне известно, интересуют как другие пони — они и тех, и других расстреливают.

Впрочем, меня это не особо и волнует. Меня пока не трогают, так что все более-менее нормально.

Ударение на «пока». Потому что сама Пустошь — место игр Дискорда, а это значит что ситуация может в один момент измениться на противоположную.

Вот что странно — Мастер (или Док?) говорил что в поселке проживало где-то четыреста пони, но сам поселок не создавал впечатление густо населенного, как, например, Ривер Дам или Кламэйр. Наоборот, он был пустой как не знаю что!

Или возможно я просто на окраинах была, потому что Дабл Чека я нашла отдающего распоряжения группе пони и роботов. И тюрьма была уж точно не в центре города!

Десять, все рейдеры из окрестностей Торхува, вспомнила я.

Так и было. Десять одетых во всякое рванье пони стояли без оружия, окруженные роботами и другими пони, обвязанных с ног до головы в широкие бинты.

Он кивком головы дал понять, что мною он займется в скором времени, и вернулся к отдаче приказов:

— Я дважды повторять не буду! Если хоть один из вас дернется и пойдет не в том направлении, или если появятся хоть малейшие подозрения что его магия сможет повредить другим пони, то вы все — я повторяю еще раз! — он повысил голос. — Вы все попадете в Стойло в виде парализованных тел! Понятно?!

Из толпы послышались возгласы, полные мата и обещаний сотворить с его семьей различные непотребства. Впрочем, особенно выслужился один молодой земнопони, куда младше меня, чуть ли не с пеной на лице бросавшегося на роботов:

— Я те печень-то выжму! Я те глаза-то повырываю!- визжал он. — Никто не смеет нападать на клан Каменного Лица!

Типичные обкурившиеся рейдеры. Им бы себя со стороны послушать.

— Вот когда вас Мастер просвятит, вот тогда мы с вами и поговорим, это я вам обещаю! — Дабл, казалось, не терял расположение духа и явно знал как надо разговаривать со нахальными отбросами. — Увести их! — он указал копытом куда-то сзади меня.

Ну конечно, он сам отброс. Сам не лучше.

— Добрый день, Голд, — Дабл подошел ко мне, непонятно чему улыбаясь. — Как дела?

— Что ты хочешь мне этим сказать? — огрызнулась я. Меня просто бесит когда кто-то ведет себя не по-настоящему. А Дабл — рабовладелец, а им сама Пустошь прописала не здороваться. — Желаешь мне доброго дня? Или утверждаешь что день добрый, и не важно что я о нем думаю? — я одарила его сердитым взглядом. — Или может ты хочешь сказать, что испытал на себе доброту этого дня? Или ты считаешь что все должны быть добрыми в этот день?

— Ой, да ну тебя, — единорог махнул копытом, — поздоровался, а ты все зубы скалишь. Ладно, ты экскурсию хочешь, или сразу к делу?

Это... было немного неожиданно. Я не ожидала что Дабл будет так разговаривать. Я-то думала он мне сейчас какую-нибудь проповедь начнет, а он...

Ладно, плевать как он там речь свою толкает, моей роли тут это не меняет.

— Рожи бы я ваши не видела, — топнула я копытом, — так что давай по делу и по-быстрому.

— Ладно, как знаешь, — он отвернулся и показал копытом в сторону кратера. — Иди вон туда, там тебя ждет твой товарищ, с ним потом ко мне.

Я перегородила ему путь.

— А сейчас что, нельзя?

— Сначала тебе, потом ему, времени много потеряем, — ответил он, обходя меня. — Давайте вы все вместе подойдете, а там уж и разберемся.

Эх. Ладно, что от этого изменится, если я продолжу стоять на своем? Ничего.

Так что собираемся и идем в ту сторону, которую показал Дабл.

Все больше и больше во мне росла уверенность что Мастер врал, когда говорил о сотнях пони, живущих здесь. Потому что я могла насчитать только примерно два десятка пони, да и то, больше половины из них были совсем мелкие жеребята, гуляющие со своими мамами. А что было вообще из ряда вон выходящее — так это то, что они все были безоружными! АБСОЛЮТНО! Вообще! Какой дебил будет ходить без пушек? На Пустошах-то? Я уже неуютно себя чувствую даже с пистолетом в зубах, но если я буду ходить без винтовок — то я просто стану жертвой первого же встречного! Я себя не могу представить без пушки на боку! С самого детства носила, сначала пистолеты, потом полуавтоматику, а потом, после того как получила кьютимарку, перешла на ружья и винтовки! А тут! Как такое возможно?!

Хотя, если учесть то, что репутация у Валунистых Земель и так не особенно хороша, и то, что сюда никто не лезет, а те кто лезет — получает по морде и отправляется в Стойло на промыв мозгов — то понятно, что тем пони, кто здесь живет, здесь достаточно безопасно живется. Но вдруг там Стальные Рейнджеры или Анклав нападет? Особенно если большими количествами?

Кстати, про Анклав. Он-то точно сверху увидел бы что здесь происходит. Ведь костры и свет так просто не скроешь. А если все здесь такие беззаботные что ходят без оружия, и Анклав их не вынес, то это значит только одно: Анклав с ними, так сказать, дружит. И он что-то здесь творит.

Все равно, эти пони странные. Очень даже. Хотя рабам оружие нельзя давать, но вон та кобыла с двумя жеребятами явно не рабы. Они не тощие и не затюканные. И походу, у нее в сумках еда...

Запах стоял такой, что у меня скрутило живот.

БОЖЕСТВЕННЫЙ ЗАПАХ! Еда богов и сильных от мира сего!

Он проникал повсюду, щекотал нос, от него сводило живот в адских судорогах... И, кажется, я выгляжу как полная дура, облизываясь не зная от чего. В запахе можно было найти оттенки жареного корня хандер, но остальные оттенки быстро его перебивали. Например, было что-то такое острое, и это острое щипало нос, но это что-то острое было на своем месте! Оно позволяло почувствовать всю прелесть этого запаха.

Я не шучу! Он действительно настолько хорош, что отвлекал от всего. Если честно, я поняла что выпала из реальности только тогда, когда эта пони подошла и спросила все ли со мной в порядке.

Теперь точно нет. Слюнями подавилась.

Я этот запах точно долго теперь не позабуду. Надеюсь, то, что источало его, было таким же и по вкусу. А то обидно станет, если это будет какая-нибудь дрянь.

Я бы стояла и вдыхала в себя эти ароматы бесконечно, но, первое, не хочется привлекать внимание других пони, второе, есть все-таки приятней, чем нюхать, и третье — меня ждут. И из трех последний довод был самым ненавистным. Потому что меня все в этом месте бесит.

Потому что я здесь гребаная рабыня, а тут еще надо мной как будто издеваются! Ожидание пытки иногда доводит до такого состояния, когда пони уже и не нужна пытка! И я уже почти на пределе!

Когда я нашла Флэшбэка, я поняла что погорячилась. Раньше я держала себя в рамках. А к тому времени, походу, я уже перешла за границу.

Потому что я на него наорала благим матом, едва не срываясь в истерические визги.

— Ну чего ты рычишь? — он, казалось, даже ухом не повел. — Извини меня пожалуйста, я не хотел. Я думал ты еще побродишь тут, осмотришься, подружишься с кем-нибудь.

Дебил.

Он просто сидел на какой-то асфальтовой плите, и телекинезом водил камешек туда-сюда. Самое глупое занятие, которое, как ни странно, его веселило.

И выглядел как полный дебил. Весь в бинтах, ростом чуть выше меня, на месте глаз очки со странными приспособлениями в виде толстых антенн, исходящих из центра линз и смотрящих в разные стороны, да так, что когда я его увидела в первый раз со стороны, мне показалась что у него три рога. Спутала антенны с рогами. Так-то он был единорогом, но я не смогла ничего больше у него увидеть. Ни гриву, ни шерсть, ни кьютимарку. Все его тело было полностью покрыто этими тряпками. Да как же он есть будет, или в туалет ходить? Да еще имя дурацкое, Флэшбэк. Поставили ко мне надзирателя, блин.

Сам же единорог ничуть не унывал. В его голосе то и дело проскальзывали веселые нотки, из-за чего я бесилась все сильнее, а он только смущался и водил копытом по земле.

Говорил он мне разную чушь. И как он рад знакомству со мной, и как он хочет чтобы я не сердилась, и что он бы с удовольствием познакомился бы со мной при других, менее стрессовых, как он сказал, условиях, и как он хочет помочь мне побыстрее вернуться к нормальной жизни и вообще все такое же в том же духе. Я его не слушала, угуканьем и киванием головы соглашаясь со всем, что он мне скажет. Разговаривать я с ним не хотела. Я бы быстрее придушила его, да вот только толку-то?

Также он провел мне экскурсию по поселению. Оказалось, с камнем он баловался в их местном тире. Ну а помимо тира в городе находились только административное здание, ферма с столовой, да жилые дома.

И я потратила так примерно два часа, пока он, не успокоившись, не остановился перед зданием его начальства.

А оно ничего так, хорошо сохранилось. Большое такое, с арками, с колоннами. Одним словом — вычурное здание, которое непонятно зачем строили в таком стиле. Да еще в таком месте. Ну в самом деле? Понятно что жить пошикарнее всем хочется, но строить такой особняк — это как будто кто-то смеется что у него есть бабло, а у другого нет! А я обыкновенно таких сразу шлю куда подальше.

А вот внутренности здания время не пощадило. Даже у меня мой дом и то лучше обустроен, хоть глазу приятно, а тут... В некоторых местах обвалился этаж выше, картины все висели либо порванные, либо обгоревшие, ковры вообще немытые, с непонятными пятнами... И как они в таком бардаке живут и работают? Это же... противно, в конце концов! Конечно можно быть такими ублюдками чтобы рабами помышлять, но святые пули, убираться в доме надо! Иначе это не дом, а уборная какая-нибудь!

Фу, мерзость. Фу, гадость. Хоть пахло в доме как на улице — пылью и едой.

А, Дискордовы рога... Я же недавно поела, почему я опять хочу? Почему я такая прожорливая? Откормилась на харчах из Стойла? Ну так привыкай, тут за еду глотки рвут. Понятный, а самое главное — нормальный естественный процесс.

Флэшбэк после маленького показа всего, что можно было назвать в этом здании более-менее сохранившимся, вернулся к парадным дверям и повернул в сторону широкого коридора. Надо заметить, вот этот коридор как-раз и был самым чистым местом в особняке.

Неизвестно только зачем он ходит щупая стены.

Да мне как обычно плевать, если дело меня не касается, то с чего я должна волноваться и переживать?

Флэшбэк, чертыхаясь и раздраженно стуча копытами об пол, подошел ко второй двери и с энтузиазмом постучал.

Из двери раздался приглушенный голос Дабл Чека:

— Входите!

Единорог начал энергично трясти левым копытом, предлагая подойти поближе, и одновременно начал водить по двери правым.

Он больной? Это что еще тут за танцы?

— Ты чего делаешь? — в недоумении спросила я, пытаясь заглянуть ему в «глаза».

Он пропыхтел.

— Сейчас, погоди, — засопел он, все еще дергая копытом. — Ага, вот! — радостно воскликнул он и дверь открылась. — Доброго дня, мистер Чек! — поздоровался он, входя в кабинет.

Кабинет Дабла был без окон, а также довольно просторным и темным, если судить по количеству мебели в нем. Большой, длинный стол с огромным количеством стульев, светильник на потолке, сохранивший более половины своего орнамента, куча терминалов, несколько шкафов у стен, и все это умещалось в комнате в половину Атриума. Такой роскоши даже у Бэйл не было в кабинете Смотрительницы, а я ведь считала ее самой богатой и клевой комнатой на свете. Ну вот, теперь этот рекорд побит.

Дабл Чек следил за мониторами на дальней от нас стене, изредка переключая изображение с одного ракурса на другой. Мониторы в основном показывали безжизненную пустыню Валунистых Земель, где редко появлялся какой-нибудь пони в лохмотьях, похожих на одежду Флэшбэка. Некоторые камеры показывали тюремную комнату, в которой в первый день моих злоключений сидели я и Грин, а пара камер приглядывали за входом в Стойло 71. Остальные камеры не представляли большого интереса.

Как только мы вошли, Дабл жестом пригласил нас присесть на стулья и поздоровался:

— Приветствую вас еще раз, Голд и Флэшбэк, — кивнул он головой, развязывая головной убор. — Всевышние да помогут вам на вашем пути. Мы будем молиться за вас.

Ну спасибо. Я бы не отказалась от маленькой армии, ведь я слышала, у вас тут четыре сотни пони, да и еще роботы есть. Что? Нету? Как же так, меня что, развел сам Мастер? Да вы только не бейте меня, не виноватая я!

— Мастер попросил вам выдать оружие и снаряжение, — продолжил он. — Голд, — единорог повернулся ко мне. — Я думаю, будет правильным решением вернуть тебе твое имущество, ведь так?

Ну конечно. У меня там есть личные вещи. Ключ от замка, спальный мешок.

Я кивнула головой в знак согласия.

— Вот и славно, — Дабл улыбнулся. — Ты возьмешь свои винтовки, или выберешь другое оружие?

А вот это вопрос куда серьезней. Я, конечно, привыкла использовать пороховое, но мне в противовес ставятся аж две причины: их магические винтовки уж слишком хороши, чтобы от них отказываться, и второе — пока я была в Стойле, я смогла более-менее к ним приноровиться. Но раньше я их никогда не встречала, и не думаю, что при случае я смогу их починить. А ведь еще есть Рейнджеры, им эти винтовки очень приглянутся.

Не, ну нафиг.

— Давай-ка мое все обратно, — ответила я. И если пропадут некоторые вещи, то ты огребешь по полной.

Дабл кивнул.

— Хорошо, — он подтянул телекинезом микрофон, лежавший перед панелью с камерами. — А ты, Флэшбэк, что возьмешь?

— Все свое у меня есть, — единорог осмотрел себя, — так что дай мне что-нибудь из припасов. Думаю, мне хватит.

— Оружие не будешь брать?

Забинтованный отрицательно мотнул головой.

— Незачем брать эти орудия убийства, — произнес он с большим сожалением в голосе. — Не хочу даже о них думать.

— Мастер сказал чтобы ты взял хотя бы что-то, — закатил глаза Дабл. — Но учитывая твое состояние, я думаю тебе будет полезны силовые накопытники и ножи.

— Я не буду брать эти орудия насилия! — скорее попросил, чем потребовал он. — Я все сказал!

Ой дебил, ой дебил... Выйдем из Валунистых Земель — пристрелю сразу. Пустошь и так дерьма полна, так нечего ее еще сильнее засорять!

АЙ! Моя шея! Горит, и боль, жуткая!!!

Боль взорвала мою шею жгучей полосой, от которой во все стороны побежали тараканы мелкой щекотки.

Я все поняла, поняла! Нехорошо поступлю, не буду так делать, урод ты вонючий, Мастер жопы своей, прекрати! Не буду я в него стрелять!

Мои рожи хоть сейчас в какой-нибудь юмористической постановке ставь.

Оба единорога переглянулись, после чего Дабл удивленным голосом спросил:

— Голд, ты в порядке?

— Да, в полном! — моя шея! Кто-нибудь, помогите мне ее расчесать до внутренностей!

— Ну, если так... — он не сводя с меня глаз повернулся к Флэшбэку. — Я тебя понимаю, самому не хочется, но ты же знаешь, добро должно быть с дробовиком.

— Ладно, тогда я думаю, — он приложил копыто ко рту, — тогда дай мне охотничий дробовик и пару гранат.

Если бы Дабл сейчас что-нибудь пил или ел, он бы поперхнулся.

— Да ты что! — вытаращил он глаза. — Охотничий! Да ты сдурел! Куда тебе охотничий? На них патронов не напасешься! Все! — он стукнул по столу. — Варминт-винтовку, десяток обойм к ней, три гранаты, кожаную куртку и припасы! Я все сказал!

Трехрогий хмыкнул.

— Ну ладно, хорошо, извини, у меня и вправду большие запросы.

— Не большие, а как раз наоборот, маленькие, — поправил его единорог, повернувшийся к терминалам и что-то там щелкавший. — Только куда тебе охотничий дробовик?

— Как куда? — встряла я в разговор. — Придурков всяких валить, чтобы не лезли! Или на продажу, если не нужна!

— Убивать я никого не хочу, — сухо ответил Флэшбэк. — И торговаться я не умею.

— Это не отговорка! — развела я копыта в стороны. — Мне подаришь, раз тебе не нужен!

— Ох, — Дабл приложил копыто к лицу. — Мисс Ган выдайте двести крышек, — сказал он, нагнувшись к микрофону, из которого через короткое время послышался треск и шум.

Крышки на халяву? Да вы меня дурите.

***

Я уверена, эти крышки фальшивые!

Мои зубы своим нытьем доказывали обратное.

Они просто удачно скопированы с настоящих!

Ага, и металл точно такой же кислый на вкус. Прямо как настоящие.

Да кто в здравом уме отдаст рабыне оружие, припасы да даст сверху еще крышек?

Да никто!

И тогда с какого у меня все настоящее, все мое собственное? Даже ключ от дома — и тот ничуть не изменился, весь в царапинах и ржавчине. Я уверена что это мой ключ. Я бы точно никогда бы не спутала! Ибо даже маленькая надпись «Пр. Голд Г.» на одной стороне осталась нетронутой!

Я, конечно, понимаю, скопировать можно, говорят, в Хорне, городке, кишащим всяким отродьем, есть специальные мастера по поводу ящиков и ключей любых, но отсюда до Хорна полторы недели пути пешком! А летать небезопасно — небо контролирует Анклав.

Но я все равно не понимаю! Мне отдали мои варминт-винтовки, дали к ним сверху патронов, вернули в отличном состоянии одежду, дали недельный паек, зашили дыры в моем спальном мешке, в челюсть вставили четыре новых зуба, так что у меня там полный комплект сейчас...

А нафига?! Не то чтобы я против была, но крупом чую — эта щедрость неспроста! Тут что-то такое затевается, что я понять не могу! Вроде бы не должны они со мной так вести, но все равно ведут!

Моя голова. Она болеть очень больно. И это не от того что при каждой мысли пристрелить этого тупого болвана в бинтах у меня начинает зудеть и ныть шея, а от того, что я все мозги сломала, пока пыталась понять что же фанатикам от меня надо.

Нет, то что я с Мастером какой-то договор подписала, это понятно, а вот зачем со мной послали Флэшбэка — это загадка почище той, как мертвая Селестия таскает по небу Солнце. Ха, может быть, она всех в древности обманула? А ведь пони в то время были ну такими тупыми, что когда им говорили «работай головой!», они не понимали как можно работать таким тупым предметом! А всего нужно было утопить Эквестрию в жар-бомбах. Всего-то, совсем капельку.

Ну так я готова еще раз устроить, дорваться мне бы только до того места где их хранят. Уж я бы такого натворила, уж я бы так развернулась, что полетели бы клочки по закоулочкам. Разобралась бы как следует, и наподдавала бы как попало! Ха-ха.

Ай! Опять шея.

А ведь огромных трудов мне стоило уговорить не идти сначала в Ривер Дам, а заскочить в Трейдинг Пост. Нет, так все уперлись в то, что Мастер сказал что надо искать нужного нам пони именно в Ривер Дам, и нигде больше! А ничего что это было чуть больше недели назад? Он бы успел свалить куда подальше за это время. А ведь по всему выходило что он тоже чудик не из нормальных.

Да и как он умудрился быть в Ривер Дам, если он, как сказал Мастер, работорговец? Тьфу, да что это я, Мастер да Мастер. Противно его так называть, никакой он мне не Мастер. Но все же, как этот работорговец без особого напряга сидел в баре? В Ривер Дам безопаснее всего, это все знают. Там хоть и налоги, но охране платят еще как! Я как-то раз краем уха подслушала разговор двух охранников. Ну, разговаривали они о чем обычно разговаривают жеребцы — выпивке, кобылах и о крышках. Так вот, от одного только аванса я чуть ли не удавилась от зависти. Сразу появляется такое огромное желание взять и устроиться на работу. Но нет, так нельзя. Сначала надо подойти к ним по навыкам — с этим у меня в порядке. Потом надо не иметь за собой никаких особо тяжких преступлений на территории Ривер Дам — а вот с этим труднее.

Под особо тяжкими преступлениями имеется в виду любое действие, так или иначе затрагивающее благосостояние всего города. Ну и так как все мы тут наживаемся на торговле, то любая мелочь на рынке карается очень строго. А у меня там была маленькая проблемка... Ну, в общем, обокрасть меня хотели — подсунули фальшивые крышки. А платить пошлину надо было нормальными. Так я в тот раз и торговала научной всякой всячиной, которую покупать никто нигде не будет кроме ботаников из их лаборатории, так что меня обмануть могли только коренные жители Ривер Дам. Со всякими там бумажками, со всякой бюрократией. А когда я решила выяснить в чем дело, и собирается ли кто возмещать ущерб — прибежала охрана и выкинула меня куда подальше. Забрав весь товар и всю выручку.

Грабеж посреди дня!

Ну вот с тех пор у меня проблемы с их местной охраной и администрацией. В Трейдинг Пост с этим, конечно, получше. Тебя обманули, ты раскусил — пулю в лоб, и никаких проблем. Ибо нефиг.

Ну, если в Ривер Дам ты на хорошем счету, и ты им особенно нужен, то остается всего ничего — твоя заявка на гражданство рассматривается их властью — Советом.

Те еще старые маразматики. Каждый отвечает за свое дело и в чужую вотчину не лезет. Наука, охрана, торговля, медицина, администрация — всего по два пони от каждого отдела. Почти как у нас в Трейдинг Пост. Только у нас по несколько пони от каждой торговой компании посылают проблему решать. Чем компания больше, тем больше ее представителей идут на собрание. Иногда большие компании нанимают тех, кто хорошо слова складывает.

Одно дело, если твою заявку будет предлагать кто-то из Совета — тогда у тебя полные шансы получить заветный листочек с гражданством. А если в порядке общей очереди — то ничего не получится.

А кому я там нужна? Я же не какая-то там супергероиня из древних комиксов! Я же не Капитан Астромеда и уж точно не БэтМэйр!

Хотя они бы и БэтМэйр не впустили. Наверное, она для них слишком крута. Но она же БэтМэйр! Она же вообще! Насколько я помню, она такой клевый детектив и у нее столько всяких приспособлений, что ух!

Хотя последний комикс я читала когда мне было где-то восемь, так что я могу путать с другим героем.

И вроде бы, вся эта система уже давно всем понятна и известна, и что если есть какие-то предложения, то в Трейдинг Пост ты для рассмотрения вопроса должен быть владельцем не самой мелкой компании, а в Ривер Дам должен заинтересовать члена Совета, так почему тогда эти Рейнджеры уже в который раз за последние полтора года как к себе домой ходят? Сидели бы у себя, да и делали бы свои дела с Дашитами. Чего к нам приставать? Знают же, никто с ними не будет торговать и никто к ним не присоединится.

Каждый раз когда они приходят с каким-то предложением, так у нас в Трейдинг Пост начинается активное посылание в Тартар.

Так и сейчас.

Вся эта веселая компания была видна еще издалека, когда я с Флэшбэком вышла из Валунистых Земель. Чего там говорить, Трейдинг Пост вообще близко находится, так что путь от поселения фанатиков занял всего-то полдня.

И как мы тут живем вообще в такой близости?

Так или иначе, Трейдинг Пост здесь стоял еще задолго до того как пони начали пропадать в Валунистых Землях. Да и ничего вроде не случилось такого страшного. Там пропадают только те тупицы, кто забрел туда. Неважно, по своему ли желанию, или случайно.

Ну, не пропадают, а попадают к этим долбаным верующим. Разницы нет.

Я бы даже всем рассказала об этом. Что, доказательства у меня есть — новый ПипБак, комбинезон Стойла, да и вообще, потрясти Флэшбэка по поводу информации — и дело с концом.

Да вот только меня сразу предупредили, что не надо никому рассказывать. Даже намекать не надо. Вот и поставили ко мне этого забинтованного. Выглядит, будто его лишай пожрал, честно.

Эх, ну ладно. Мне бы от железяки в шее избавиться — и все будет нормально.

Потому что именно через эту железяку меня контролируют!

— Эта сделка будет выгодна и жителям Трейдинг Пост и Рейнджерам ЭпплДжек!

У, снова здорово. Как обычно, Рейнджеры требуют чтобы с ними открыли торговлю. А с ними никто торговаться не хочет!

Потому что, вспомня прошлые заслуги Рейнджеров, платить они любят жизнью торговца. Ну а кому охота за просто так отдавать товар? Ну нет. Торговля — дело сугубо добровольное, и добровольно отдавать свое имущество никому не хочется.

— И почему же? Где в этом наша выгода?

А, это Армед Сэддл. Представитель оружейной компании «Армз Пауэр», светло-бежевый земнопони с боевым седлом в качестве кьютимарки.

А это значит что сейчас опять будет издевка над Рейнджерами. Бедняжки. Все компании наотрез отказываются иметь с ними дела. «Армз Пауэр», контролирующая оборот оружия и обеспечивающая правопорядок в городе; «Мед-тек», снабжающая покупателей лекарствами; «Хемиз Хемз», продающая любую дурь; «Отрада голодного желудка», которая, как ясно из названия, занимается пищей; торговцы водой «Фреш Вотер»; и куча других рангом поменьше.

И ни одна из них не желает иметь никакого дела с Рейнджерами. Ни одна. Да и вообще никто с ними дела не хочет заводить. Долгая история, но если покороче — то кто будет торговать с рейдерами? Только другой рейдер. Вот и пускай валят в Кламэйр или в Хорн. И пофиг что далеко, что им из Стил Форта где-то две недели пешком — у них Дашиты с техникой, вот пусть они и этим делом занимаются.

Ой, я помню, еще давно, когда я была мелкой, при любом появлении Рейнджеров чуть ли не весь город хватался за оружие. Потому что химические лаборатории, невесть как сохранившиеся до наших дней, да и станки оружейные очень сильно привлекали внимание пони в силовой броне. Ну и пытались они эти станки взять силой. Продать бы им никто не продал, за просто так, за то, что они, Рейнджеры, по их же словам, единственные, кто понимает, насколько важны эти технологии, их бы никто не отдал. А видать у Рейнджеров в жопе шуруп был подлиннее ствола снайперской винтовки, раз уж им очень сильно хотелось станки получить. Ну, хочется — перехочется, а вот после атак в Ривер Даме появлялось огромное количество брони. Да и торговые компании в плюсе.

Ой, а как вспомню какой с ними был первый разговор! Как сейчас помню. Прошла где-то неделя с того дня, как показалось Солнце. В Трейдинг Пост это мало кого осчастливило, ну, за исключением «Отрады» — растения начали лучше расти. Ну так вот, прошла неделя, и тут на горизонте появляются десяток пони. Останавливаются где-то за пределами уверенной стрельбы антимех-винтовок... И разворачивают белый флаг. Я думаю, тот, кто у них там за главного, либо ссал от кипятка, либо от стыда чуть ли не застрелился. Такие вот великие, непобедимые, могучие, в блестящих доспехах, только сошедшие с плаката «Лучше в проводах чем в полосах!» пони, понурив головы от стыда, шли с белым флагом! Святые пули, надо было видеть их рожи!

Остановились у дома на окраине и начали звать главного. Не будь они такими засранцами в прошлом, знали бы, что пока все компании соберутся, пока решат, кого послать на переговоры, пройдет где-то дня два-три. Надо отдать должное хамству Рейнджерам, за эти несколько дней они умудрились построить маленький палаточный городок. Ну, правда, потом переговоры велись где-то два часа от силы, после чего их справедливо послали засунуть рог аликорна себе в круп. Иными словами, ни о чем не договорились.

И ведь правильно, ведь у компаний есть куда более надежные партнеры. Например, отдел Науки в Ривер Дам. Или вечно полуголодное племя из Антс Нестс. Или наемники из Кламэйр.

А Рейнджерам не доверяют. А ведь в бизнесе доверие — это все! Правда, своеобразное доверие, на слово не верят. Да и я сама на слово не верю.

Вот и пытаются Рейнджеры доверие вернуть. А я, как назло, пропустила все веселье.

Хорошо хоть на конец действия не опоздала.

— Что там у них опять стряслось? — спросила я у приземистого земного пони из толпы что обступила яростно кричащих друг на друга пони. — Рейнджеры опять с предложением поторговаться пришли?

— Агась, — ответил он, не отворачиваясь от происходящего, — вот тольк у них ща эт получиться может.

— Что, они пришли на коленях просить?

— Неее, — протянул он, — прост Анклав Антс Нестс взял.

Чего? Анклав что сделал с Антс Нестс? Взял? То есть, взял да захватил? Не завидую я пони из Антс Нестс, ой не завидую... Добро пожаловать в плен, то есть — в рабство!

— Да ты гонишь, — не поверила я. — С чего это Анклаву далась такая зашарпанная деревня?

— Я те говорю, — жеребец мотнул головой в подтверждение своих слов, — за последнюю неделю беженцев было выше крыши!

Так вот почему Грин оказалась в Валунистых Землях. Ведь с ее талантом она была кобылой номер один у себя дома. И ведь просто так ее бы не вышибли, тут нужен был серьезный повод... Ну, значит, Анклав и был тем поводом. Да уж, я бы ее пожалела, если мне не было бы пофиг.

А что говорят на этот счет Рейнджеры? Я прислушалась к крикам впереди толпы, благо, все пони наблюдали за зрелищем молча.

— И че вам тут надо? Валите обратно к себе в Форт, вы тут не нужны! — по тонкому голосу я узнала Черри Хеми, владелицу «Хемиз Хемз». Не то чтобы противна была, но на любого пони она смотрит как на потенциального наркомана. Любит всучивать Стэд, Рейдж и прочие наркотики с высоким шансом привыкания. Ну, я не любительница Стэд или Рейджа, мне Мэд-Икс по нраву. Не то чтобы я часто им пользовалась, но если был, то при случае — вскрыть ампулу, вколоть в переднюю ногу, ждать учащения сердцебиения и ощущения вязкости во рту.

— Наше предложение нисколько не поменялось, миссис Хеми, — ответил ей пони в силовой броне, — мы всего лишь оставляем гарнизон рядом с Трейдинг Пост. Гарнизон будет отслеживать регион и проводить операции по уничтожению рейдерских формирований, а так же по защите поселения от набегов.

— Это мы и без вас можем! — раздался голос позади Армеда.

— Так как мы испытываем небольшие трудности со снабжением, мы планировали закупать продовольствие и амуницию у ваших компаний. Полагаю, это приведет к увеличению прибылей, в чем они, несомненно, заинтересованы. — Рейнджер протянул копыто вперед, в виде соглашающегося жеста.

Может проканать, если честно. Правда, этот аргумент уже использовался много раз, но все же. Всем нужны оружие и патроны к нему, а Рейнджерам в особенности. Но тот факт, что все это идет к ним, играет очень большую роль. Потому что Рейнджера не так-то просто убить. А если это обман? То прямо рядом с поселением будет отряд трудноубиваемых пони, которые этим преимуществом не преминут воспользоваться. А это, так скажем, вредит бизнесу. Так вредит, что я, плюнув на все, что у меня есть, перееду жить либо в Ривер Дам, либо в Кламэйр.

Но у меня тут дом!

Да всем тут на всех плевать. Плевать Армеду что у какой-то кобылки тут дом, плевать ему на то, что у Хеми тут химическая лаборатория и вообще. Смысл перечислять, я-то в дому живу только потому, что его хозяина убили. Так-то я до сих пор бы жила бы на улице.

Ну, кто успел — тот и съел.

Пони-представители удалились в центр города для обсуждения, и толпа, потеряв интерес к зрелищу, начала медленно расходится. Впрочем, Рейнджеры тоже начали разбредаться по окраине, не заходя в сам город.

Ну и я что, тоже без дела? Не, у меня как раз дело-то есть. Мне надо домой заглянуть. Хорошо что отсюда недалеко.

***

Ну же! Тупой замок, открывайся! У меня терпение на исходе! Ну же! У меня сил уже нет терпеть!

Замок наконец-то под моим напором сдался и сдавленно щелкнул.

Наконец-то! Нет времени приводить себя в порядок, быстрее в уборную!

Я уверена, пока меня не было, какой-то урод решил его взломать. Потому что так всегда бывает, когда в замок лезет какой-то единорог с заколкой и отверткой. Я видела как-то раз, как мелкий жеребенок пытался это сделать. Ну и огреб по заслугам. Получил пару пинков под круп и кучу ругани. И кучу угроз что я сделаю с ним и с его рогом, если я еще раз поймаю его за этим делом.

Ухх. Ополоснула лицо водой из раковины — будто смыла с себя все переживания и все невзгоды. И все равно что вода-то холодная и протухшая вся, и то что от нее ПипБак трещит, мне плевать.

Когда я вышла из ванной, меня ждал неприятный сюрприз.

В главной комнате — да что там, у меня-то и комнат других нет, только уборная и кухня, так что главная комната — единственная, и в нее сразу попадаешь с улицы; так вот, в главной комнате нагло сидел Флэшбэк.

— А ты что здесь забыл? — ошарашенно уставилась я на него. — Я тебя внутрь не приглашала, пшел вон! — махнула я копытом.

Единорог уставился на меня. Надо сказать, зрелище морды с двумя рогами из глаз было жутким. Даже очень.

— Голд, ну что такое? — недоуменно спросил он. — Я ничего не буду трогать, обещаю! — он скрестил передние ноги. — У тебя очень даже уютно.

— Ты мне тут уши не заговаривай, а вали отсюда! — я подошла сзади и начала толкать его по направлению к двери.

Вот и разница полов. Жеребцы обыкновенно сильней кобылок. Вот и у меня ничего не получилось, Флэшбэк остался сидеть на том же месте.

— Голд, для начала, тебе бы понравилось, если бы ты, придя в гости, нашла себя выталкиваемой хозяином? — обернулся он ко мне, поднимаясь. — А во-вторых, мы все равно надолго не задержимся.

— Для начала, тебя сюда никто не звал, — огрызнулась я. — А во-вторых, когда пойдем, тогда и пойдем. Понятно?

— Да это понятно, — Флэшбэк издал смешок. — Но все же, Голд, Мастер попросил выполнить его поручение как можно быстрее. Мы и так полдня потеряли, придя в Трейдинг Пост. Объясни, зачем нам это нужно?

Дебил. Мне дом нужно проведать. Убедиться, что его никто не занял, не ограбил, не поджег. Потому что дом — это единственное место, где я... Ну понятно как я отношусь к своему дому? Это же мой дом!

— Чтобы ты спросил! — я оставила бесполезные попытки вытолкнуть жеребца на улицу и махнула копытом: — Располагайся.

Единорог покачал головой.

— Нет, Голд, мы скоро пойдем. Собирай то, что тебе нужно, я постою на улице. Через пять минут уходим.

Можешь засунуть рог аликорна себе в круп, я пойду тогда, когда я решу!

Да что он о себе возомнил вообще? Тут нет его дружков, тут нет его Мастера, тут никто за него не заступится! У меня есть винтовки, так что я его просто...

АЙ! ВАШУ ЛУНУ! АЙ-АЙ-АЙ, ПАДЛЫ ВОНЮЧИЕ, ЧТОБЫ ВАС АЛИКОРНЫ НАСИЛОВАЛИ, МОЯ ШЕЯ!!!

Я все поняла, все поняла! Не буду его бить, убивать тоже, только вырубите!

Как же вы меня все достали! Всего-то день хожу с этой штукой в шее, и уже несколько раз от нее страдала! Ну за что?! Мастер, ты что, прямо как Селестия — самый жестокий пони на свете?

Ну за что? Мам, ну что я такого сделала? Ну разве я сделала что-то такое аморальное? Ну разве я стала работорговцем, или рейдером? Мам? Ну что там Селестия, она меня помучить хочет? Желает прямо? Мам, так ты ей скажи, что то, что тебя с папой не стало так рано — уже пытка! Ну скажи, мам, пусть отстанет!

Мам?

Может, мне взять нашу фотографию с семьей? Ту, когда я еще была совсем маленькой кобылкой? Ну, когда вы еще были живы? А?

Мам? Пап?

А может, не надо? Ну мало ли что, второй у меня нет. А тут она в безопасности, и никто ее не трогает, лежит себе в рамочке рядом с кроватью, да и лежит.

Эххх.

Несправедливо как-то получается.

Ну и ладно, Пустошь справедливой не бывает. Тут добро не вознаграждается как в сказках, у плохих парней куча всего в карманах, и вообще — кто сильнее, тот и прав.

Ладно, что-то я долго тут засиделась. Меня Флэшбэк на улице ждет. Я все уже проверила, заначку никто не раскрыл, никто меня не обокрал... Так что, если по правде, все, что я хотела сделать, я уже сделала.

Я осмотрела комнату и, убедившись что все на своих местах, взяла фотографию с собой. Не знаю почему, но... Когда папа с мамой рядом, пускай даже в такой форме, мне как-то легче.

И откуда во мне эта покорность?

***

Быстро, однако, было принято решение что делать с предложением Рейнджеров. Правда, оно и сильно не изменилось.

— Идите вы нафиг!

Это почти традиция. Раз в несколько месяцев, Рейнджеры приходят в Трейдинг Пост и начинают торговаться...

— Мы предлагаем охрану поселения! Мы будем платить за еду и амуницию! Вы будете в большем выигрыше чем Рейнджеры!

О да, конечно. Ну, учитывая что у них почти непробиваемая броня, мы будем в большем выигрыше. Ну конечно. Ага, щаз.

Неужели они не понимают? Никто с ними торговать не будет. А если позволить им остаться — значит, потеряют других партнеров. Ну а Ривер Дам — уж очень хороший партнер.

— Наше решение окончательное — валите нафиг!

Сейчас будет такое! Рейнджеры будут зубами скрипеть от ярости, а наши их будут посылать куда подальше. Как обычно. Жаль только до брани никогда не доходит.

— Мы можем быть немного... более гибкими в плане договора, если вы нормально объясните причины вашего отказа, — с расстановкой произнес главный Рейнджер, немного подумав.

По-моему, этот Рейнджер даже не паладин. Потому что все знают, что им мозги выдают только после посвящения в оные. А его тупость поражает.

— Мы сами себя можем защитить, и в вашей опеке не нуждаемся!

Неизвестно, сколько бы они еще так не пролаялись, если бы толпу не растолкали два пони из «Армз Пауэр».

— Шэф, у нас гости!

— Что будем делать, шэф?

И какие же гости? Для простого пони слишком много внимания. Рейнджеры тут сидят, рейдеров на расстоянии не отличишь... Так что остается либо Анклав, либо Дашиты, либо какая-нибудь еще мерзость.

— Ну кто там? — Армед Сэддл выглядел, если не был, раздраженным.

— Аликорн, босс!

— Ага, синяя, шеф!

— Прямо к нам идет, шеф!

— Ну так пристрелите ее! — прикрикнул на них Армед. — За что вам крышки платят?

— Есть, шеф!

Только их и видели.

Я даже не знаю, правда ли это, или Армед это все подстроил, чтобы показать что свои обязанности он выполняет на отлично?

Ведь, если честно, как-то не очень правдоподобно выглядит. Армед вполне мог и обмануть весь народ. Да только никого это не волнует. А еще точнее — если бы волновало, то что бы они делали? Ведь всю власть в городе держат компании. А Армед Сэддл — глава оружейников. Я бы не стала с ним связываться — жизнь дороже. Да и незачем — он добрый малый. Крышками, правда, не поможет, но просто так трогать, потому что может, не будет.

— Погодите, — другой Рейнджер вышел вперед. — Мы можем доказать свои добрые намерения. Давайте мы за ней проследим. Пускай она войдет в город.

Толпа начала перешептываться. А я лишний раз удивилась наглости Рейнджеров.

— А вы кто такие вообще? — раздался голос позади меня.

— Вы че ведете как будто вы здесь хозяева? — раздался другой.

У, пошло-поехало.

— Ты что ли здесь главный самый?

— Давай мы гранату к твоей жопе привяжем и подождем пока чека не отвалится?

— Слышь, урод, вали отседова!

— Понаехали тут!

— Ходит тут всякое отродье, топчет!

— Дыа! Чтоб вы сдохли, ублюдки!

— ТИШИНА! — рявкнул Армед на всю площадь. — ЗАТКНУЛИСЬ ВСЕ, ИНАЧЕ Я ВАС ВСЕХ БЫСТРО УСМИРЮ!

Ну и на том спасибо. Говорила же, Армед свою работу делает хорошо.

— Младший паладин Стронг Бэк, вернитесь на место, — приказал главный Рейнджер, повернув голову в направлении выскочки. — В следующий раз, свои предложения высказывайте лично старшему по званию!

Рейнджера перебил выстрел.

Вслед за ним прозвучало еще три.

В мгновение ока все Рейнджеры встали в боевые стойки.

Среди пони началась давка и паника, вызванная желанием занять ближайшее укрытие.

— Спокойно! — урезонил всех Армед. — Это полиция разбирается с аликорном.

Ну а как будто непонятно. Еще бы стрельбу устроили — разнесли бы полгорода.

Толпа начала медленно расходиться — после едва не случившейся заварушки, зевак, желающих поглядеть на препирательства двух сторон, стало куда меньше.

Я почувствовала как Флэшбэк начал меня дербанить за колено.

— Голд, пошли уже, — прошептал он, наклонясь ко мне и едва не задевая рогами. — Тут уже небезопасно.

В кои-то веки я с ним согласна. Пускай они тут устроят полное месиво, я в их сторону даже смотреть не хочу.

***

— Эти друзья нам совсем не друзья!

Убью гада.

Убью, зарежу, порублю на кусочки, нанижу на палочки, поджарю, продам грифонам! Потом найду Селестию, заставлю оживить, и снова повторю! И так до бесконечности!

Зачем я за ним сюда поперлась?! Ведь вон, если идти по дороге, то мы были бы уже у заброшенной кафешки «У старого Флэйвора», где обыкновенно все караваны останавливаются! Но нет же, ему довелось прогуляться по Пустоши! «Я знаю одно местечко», сказал он. «Часто там бывал», сказал он. «Там и ночь проведем», сказал он. «Там и еда есть», сказал он.

А ничего что мы немало накупили перед тем как мы покинули Трейдинг Пост? Я думала мы пойдем по торговому маршруту, да и если что, купим недостающее! Но, блин, идти в какую-то дыру? И чем я только думала?!

Тра-трат!

Пуля, выпущенная рейдером, задела край стойки, за которой я пряталась.

Святые гранаты!

Судя по ржанию, рейдеров было примерно пять. И были вооружены кто чем попало. Точно могу сказать что один, самый тупой, был с свинцовой трубой. Ну и первым слопал пули от меня.

А вот остальные были серьезней вооружены. Кажется, два девятимиллиметровых пистолета были. И вроде еще охотничье ружье у одного.

Напрягает то, что я не знаю, что у других.

Тра-трат!

Еще две пули заставили меня скрыться, когда я пыталась осмотреться.

Нам не везло с самого начала — трудно назвать везением то, что рейдеров мы поначалу и не заметили. Ну по нам и открыли огонь. Кажется, пару раз попали мне в корпус.

Это было больно и неприятно. Теперь искать медика во всей Пустоши, или самой заниматься лечением. А я, так сказать, медицине не обучена. Ну, в караване почти всегда медики есть, да и времени не было чем-то подобным заниматься.

Так ведь сразу понятно, что в таком случае надо делать! Надо брать и валить всех нафиг! Или самим валить отсюда!

Так нет, этот придурок такое учудил! Я бы до такого бы в жизни никогда не додумалась! Ну это просто невероятно!

Он просто помахал копытом и решил поздороваться! «Здравствуйте, друзья, да убере...»

Ржач ублюдков заткнул его, а вскоре на нас посыпался свинцовый ливень. Это хорошо еще их оружие было в настолько паршивом состоянии, что они в нас не могли попасть, пока мы бежали к укрытиям.

Вот так и сидим. У нас позиция лучше, но их больше. И они еще вроде под дрянью всякой. Ну как обычно? Обколятся до усрачки, чтобы голову сносило, чтобы штырило по полному — и вперед! Боли не чувствуют совсем. Ну, вон тот что лежит уже ничего не почувствует.

Нда. А Флэшбэк голову обхватил, и ничего не делает.

— Ты стрелять будешь, ты, гной вонючий?! — моей злости не было предела. Я его просто пристрелю за такую тупость! Винтовки есть, так давай! Вперед! В ЗПС и...

Ну, сама хороша, забыть про ЗПС — надо умудриться.

— О, мне нравятся когда они визжат от боли!

А мне нравится когда ты в своей крови захлебываешься.

Забинтованный единорог съежился за прилавком справа от меня, что стоял перпендикулярно моему укрытию. Выход находился позади нас, но чтобы к нему подобраться, нужно было вылезти из-за стойки. А это значит то, что любой из пони, находящихся здесь, будет просто рад такому шансу превратить меня в решето.

Не, не хочу. Ну почему все всегда в такой жопе?

Тра-трат!

А вот это под обстрел попал Флэшбэк. Получай, урод!

Пользуясь моментом, я выглянула из укрытия и нырнула в ЗПС.

Темно, нифига не видно, к тому же седла не предназначены для ведения прицельного огня — скорее, они созданы для того, чтобы просто поливать врага свинцом, чтобы тот не высовывался; и вот все эти факторы, по подсчетам ЗПС, не позволяют вести огонь с максимальной точностью.

ДА КОГО ВООБЩЕ ЭТО ВОЛНУЕТ?!

Времени, отведенного заклинанием, хватило на четыре пули, пущенные в торс кобылы-рейдера. Почему в торс? Потому что торс больше, чем все остальные части тела! Потому что мне так удобней! Я же не единорог, стрелять прицельно в голову! С седлами такой трюк не пройдет!

Тра-тра-тра-трат!

К тому времени, как рассеялось заклинание, рейдерша была уже мертва.

Минус один.

Тра-трат!

Ургх, ах ты сукин сын!

Моя щека! Спасибо что не из ружья, гадина ты падальская! Трупоед двухрогий!

Пуля влетела мне прямо в левую щеку.

Это было очень больно. Нижняя челюсть съехала вправо, в глазах помутнело, в ушах начало отдаваться сердце...

Ради всего святого, какие у меня хорошие новости?

Пять минус два будет равно двум... Тьфу ты, пуля. Три. Осталось три пони.

Плохие новости — меня кружит по полному. И винтовки перезарядить нужно.

Итак, маленький план. Первое — перезарядить оружие. Второе — вытащить из сумок одно зелье. Третье — выпить его. Или надо сначала второе, а потом первое? Кстати, а от этого второе первым станет? А первое вторым?

Ранение в голову не прошло незамеченным. Такой дурости я от себя не ожидала. Станет ли первое вторым, если оно станет вторым? Очевидно же!

Тем более, планы поменялись очень быстро. Теперь самым первым пунктом стало «снова спрятаться в укрытие». И лишь потом выпить зелье и перезарядить оружие.

Сказано — сделано. А вот с питьем не получилось.

Только я села раскрыть сумки, как с другого конца стойки появился единорог в шипастой броне, левитируя перед собой ружье. И, кажется, он не будет ждать моей очереди.

С первым выстрелом мне повезло — он попал мне в копыто. Больно, ходить толком не смогу, но не смертельно. А вот второй попал мне в грудь.

— Что, боишься вида своей крови? — оскал его улыбки я смогла увидеть даже в такой темноте. Он зубы чистит стиральным порошком? — Я тебя в ней УТОПЛЮ! — во весь голос заржал он.

Сил нет. Во рту начала накапливаться кровь. Мир стал темным и покрылся красной пленкой. Казалось, еще чуть-чуть — и мое тело, ставшее необыкновенно тяжелым, проломит пол. Все вокруг начало звенеть, но все остальные звуки отошли на второй план. Я ничего не слышала, кроме свиста, звона и сердцебиения.

Паршивое состояние.

Хороша ситуация, ничего не скажешь. Никогда я раньше не была в таком положении. Самое болезненное ранение, что мне пришлось пережить, было два выстрела дробью в круп и в крестец. Я тогда два дня сидеть нормально не могла. Ха. Это было больно, но не смертельно.

Я здесь и умру? Вот так, и не пожив толком? Попав в рабство и умершей только из-за одного придурка? И никто обо мне не вспомнит? Ну спасибо тебе, Селестия, огромное. Тебе даже в аду от меня не скрыться. Я тебе все выскажу, ты, всемогущая бессмертная тварь! Я тебе устрою такое, что твой ад для тебя будет просто пустячком! Я набью тебе морду, набью твоей сестре морду, набью всем морды, кто мне покажется противен, возьму свою мать с отцом и вместе мы свалим оттуда!

И МЫ БУДЕМ ЖИТЬ ДОЛГО И СЧАСТЛИВО! КАК И ДОЛЖНЫ БЫЛИ!

Но сперва... этот гавнюк тоже туда попадет. Чтобы я и ему там морду набила.

ЗПС.

Рог. Ружье. Рог. Голова. Все, чтобы он не сделал еще один выстрел. Плевать я хотела что попасть было бы невозможно даже при свете дня. Даже если бы он не был в нескольких метрах от меня.

Тра-трат.

Мимо.

Тра-трат.

Мимо.

Тра-трат.

Мимо рога, но в голову.

Тра-трат.

Голова рейдера разлетелась на куски.

Сдохни, сука.

Вслед за телом рейдера рухнула и я. Что-то теплое начало вытекать из моего прикрытого рта... А, это, наверное, моя кровь. Ну и пофигу.

Точно такое же тепло растекалось по моему копыту. А живот вроде вообще был весь мокрый.

Блядь, как жить-то хочется. А раз хочется, то надо действовать.

Собрав последние силы, я вытащила из стремительно намокавшей кровью сумки баночку с зельем. Зубами открыла ее. И одним глотком осушила ее.

Потребовалось где-то пять секунд прежде чем я смогла наконец-то отличить вкус лекарства от соленого привкуса крови и еще где-то пять секунд, чтобы придти себя. Одной было явно недостаточно, так что вторая склянка, когда у меня появились новые силы, была опустошена еще быстрее. А за ней и третья.

Вот так вот и за одну встречу с рейдерами я использовала большую часть своих запасов. А ведь там еще два остались. И что будет, если они оба решат так прикольнуться? И почему, в конце концов, я одна тут воюю?

— Флэшбэк! — позвала я единорога. — Твою Луну! Ты что, еба... — я закашлялась кровью. — Ты мозги в молитве отбил? Ты стрелять собираешься, ты, отродье клещавое?

Зачем я так мучаюсь? Я его просто пристрелю. И пофигу что со мной будет. Мастер пусть хоть мне всю шею прожжет насквозь, мне плевать. Если они все такие тупые, то я за них не отвечаю! Если он не будет драться, то его быстро прибьют!

Если бы меня здесь не было, он бы уже давно был бы их игрушкой! Не смотря на все то, что ему дали! А ему дали — обзавидуешься! Только я завидовать не собираюсь, мне ведь тоже самое выдали что и ему. А я рада, что на мне целая, заштопанная куртка и оружие в хорошем состоянии! Иначе бы я уже мертва была, это точно. И почему я должна принимать огонь на себя?

Два против двух. Что же, расклад отличный. Если бы я была в полном порядке бы еще.

Все. Я троих вынесла, а этими двумя пусть Флэшбэк занимается.

— Ну?

Наверное, я скорчила очень страшную рожу, раз он, едва взглянув на меня, шугнулся. Покачал головой, и, достав из своих сумок две гранаты, слегка высунулся из своего укрытия. Сразу же появились воронки от пуль.

— Голд, отвлеки их, я прицелиться нормально не могу! — крикнул он, опиревшись об стенку.

Ну блин, опять я... Да и как я с варминт-винтовками это сделаю?

А где они вообще сидят? Среди стеллажей? Куда стрелять? Как выглянуть из укрытия? Дурацкий ПипБак, как прицеливаться та помочь можешь, а вот как посмотреть кто да где — толку от тебя ноль!

Хорошо я примерно помню где оставшиеся два рейдера спрятались. И они вроде в одном месте сидят, не то что их три дружка до этого. Умные гады. Первые пошли в лоб — и умерли, эти уже так не хотят. Или отходняк пошел? Уже страшно стало?

Ладно. Сейчас я выпрыгиваю с криком «ВНЕЗАПНО НАРКОТА, МИЛЛИОНЫ ЕЕ!» и начинаю шмалять по их местоположению. Надеюсь, Флэшбэк успеет за это время кинуть гранаты.

Так. Винтовки заряжены, чувствую себя более-менее нормально...

Вперед!

А теперь, когда я высунулась и, вопя во все горло, стреляю наугад, мне эта идея совсем не нравится...

Пять патронов. Четыре. Три.

В направлении засевших рейдеров полетели два бело-синих сгустка. Через мгновение они взорвались ослепительной вспышкой.

Предупреждать надо, урод! Для моих глаз сегодня и так много что произошло! И что это за гранаты вообще? Я ожидала каких-нибудь вроде осколочных, а не этих, энерго-магических!

К моему удивлению, Флэшбэк как ни в чем не бывало вышел из-за своего прилавка и направился ко мне.

— Ну ты как, нормально? — взволнованным голосом спросил он. — Тебе нужно раны перевязать!

А то я не знала!

Я тебе, урод, такого сейчас устрою! Ты у меня попляшешь, ты у меня порыдаешь!

— ТЫ С КАКОГО РОГА НЕ СТРЕЛЯЛ?! — взревела я. — ТЫ, ПРИ... — я наступила на поврежденную ногу и завыла от боли.

— Спокойно, Голд, вот, выпей, — он протянул мне зелье.

Очень хотелось взять его и швырнуть ему прямо в лицо. Но больное копыто заставило повременить со своим желанием и переменить решение.

— Ну вот, надеюсь, тебе уже лучше, да? — его рога, торчащие из глаз, будто сканировали меня, проникая во все доступные места.

— Да пошел ты, — пробурчала я, ощущая как боль постепенно уменьшается, и, наконец-то совсем исчезает.

— Ты уж меня извини, что так получилось, — протянул он, чеша себе затылок. — Пойдем, посмотрим. У этих ребят обязательно должны были быть какие-нибудь припасы.

Это уж точно. И лучше бы им быть какими-нибудь замечательными.

Кладовая оказалась этажом ниже, в обширном подвале. До войны это наверное был какой-нибудь супермаркет. Жаль только что когда мы подходили к этому зданию, мы ни одной вывески не увидели. Ну да ладно, это не суть важно.

Пожитки были не густыми. Из всех морозильников работали только три, и то в них хранились всякие довоенные продукты.

Что ж, лучше это чем ничего. Хоть от голода не умрем. Но вкус у этой еды — мерзостный.

И, как обычно это бывало в оживленных местах — была аптечка с парочкой зелий и одним Рад-сэйфом. Одно зелье я выпила сразу, а все остальное убрала в сумки.

Но когда я осмотрела последнюю комнату, я порадовалась тому, что я не ела ничего тяжелого на обед.

На полу лежала мертвая аликорн. И ладно бы если просто мертвая, ладно бы если от пулевых ранений умерла, нет.

Эти рейдеры точно психи.

— Ух ты, — боролась я с рвотным позывом. — Эти ребята точно были не в своем уме.

— Да? А что такое? — единорог, казалось, даже не заинтересовался положением.

— А какой пони, кроме последнего сумасшедшего, вспорет брюхо аликорну? Да и вынет оттуда все кишки и разбросает их по всей комнате? — спросила я, пятясь оттуда.

Я не знаю как там внутри устроены аликорны, но вот ребра с легкими у них точно есть. А у нее отсутствовали. То есть совсем. То есть лежали рядышком.

Святые пули, это какие-то укуреннные в хлам рейдеры! Ну убил ты аликорна и убил, зачем еще дальше издеваться? Тем более, аликорн и так была уже не в форме — сломанное крыло, два пулевых отверстия рядом с сердцем, выбитый глаз...

Ну, сегодня я точно не засну. Насмотрелась за сегодня я достаточно. Уж не знаю, что еще отвратительнее может быть. Наверное, только какой-нибудь червь-паразит, вылезающего из пони и разрывающего его пополам.

Дискорд меня побери, ну и с какого мне в голову лезут такие кошмары? Мне что, тех сороконожек не хватает? Коллекцию кошмаров надо пополнить? Найтмер Мун, ты здесь?

Тьфу.

Стараясь не выплеснуть свои кишки наружу, я вернулась на первый этаж и села рядом с телами поверженных рейдеров.

Через минуту ко мне подсел Флэшбэк.

— Нда, — протянул он. — Ты ужинать будешь? Или сразу спать пойдешь?

Да он что, прикалывается?

— У меня сейчас прошлогодний ужин выльется, а ты мне новый предлагаешь, — ответила я, качая головой. — Да и где я теперь засну? В самый раз было бы внизу заснуть, но с мясом на стенах? Нет уж, увольте, — сказала я, переступая с ноги на ногу от волнения. А может быть, и от холода. Надо бы разжечь костер, или теплого чего-нибудь выпить. — Эти ребята точно больные, — указала я на один из трупов. — Как можно так просто издеваться?

— Ну, можем у них спросить, — покачал плечами единорог.

У них? Эти религиозные дебилы умеют с мертвыми разговаривать? Вот это сумасшествие.

— Они уже мертвы, — напомнила я этому сумасшедшему. — И я очень этому рада. Не знаю как у вас, а я с мертвыми не могу поговорить по душам, — улыбнулась я своей шутке.

— Ну я тоже.

Я уставилась на него с недоумением.

— Вон те два, — он показал копытом на два тела, что пострадали от его гранат. — Те два просто парализованы и спят.

ЧТО?! Он их не убил?!

Эти два больных рейдера нас просто перережут когда мы будем спать! И сделают тоже самое, что и с аликорном!

Я выстрелила в рейдера что поближе... И почувствовала жгучую боль в шее.

— Голд, прекрати! — требовательным тоном крикнул он, пока я корчилась от боли. — Ты что делаешь, они же уже все!

— Что все?! — крикнула я в ответ, пытаясь растереть зудящее место. — Все было бы потом, когда они очнулись! Я не хочу чтобы мои внутренности размазывали по всем стенам!

— Их нельзя убивать!

— Почему же?! — заорала я, испытывая приступ еще более сильной боли. — Они запросто убьют нас, дай им только шанс!

— Они уже не опасны! Мы могли бы с ними просто поговорить, объяснить им...

ОН БОЛЬНОЙ?! Совсем? Поговорить с насильниками, убийцами? С рейдерами разговаривать? С РЕЙДЕРАМИ? С этими кусками мяса, что впитывает в себя все дерьмо Пустошей? Да ни за что!

Боль постепенно начала затихать.

Я так это не оставлю! Пускай лучше они сдохнут, чем я! Тем более я нормальная, я не режу всех пони на куски!

Не слушая причитания Флэшбэка, я скользнула в ЗПС. Два каждому в голову.

На таком близком расстоянии я не могла промазать.

И я не промазала.

Как только стало понятно что оба оглушенных рейдера мертвы, боль сразу прошла. Наверное от облегчения. Или может от того, что уже смысла нет? Мертвых не вернешь.

И это хорошо. Потому что некоторым лучше и не возвращаться.

— Зря ты так с ними.

Ты просто не понимаешь всю суть Пустошей. Тут тебе не Стойла.

— Назови одну причину почему я не должна была убить их, — процедила я, тяжело дыша.

— Не знаю, — он развел копыта в стороны, — они тоже были живыми пони? А жизнь отбирать — это грех.

Ха. Ну и глупость. Если это грех, почему все друг друга убивают? Да еще и самыми жестокими способами? Ха, грех. Да убийство — это нормально! Потому что лучшая защита — это нападение! И вообще, меньше мерзости на Пустошах — лучше нормальным пони!

— Они были рейдерами, и этого достаточно.

— Ты думаешь, их нельзя перевоспитать?

Мне уже пофиг. Они мертвы, и я рада. Рада тому, что всякая мерзость получила по заслугам.

— Нет.Заметка: новый уровень!

Получена новая способность «Кладоискательница»: с этой способностью вы будете находить в ящиках значительно больше крышек, чем без нее.