Автор рисунка: aJVL

Друзья со звёзд

Это был обычный поздний вечер в Понивилле. Жители городка отдыхали после трудового дня: ужинали вместе со своими семьями, прогуливались по улицам или по парку, читали любимые книги, развлекались на вечеринках или просто расслаблялись в уютных креслах возле каминов. Самые младшие уже крепко спали. Некоторые работяги ещё спешили домой. Всё выглядело так, как и должно быть, но…

Вдруг окраину Вечнодикого леса в стороне от городка осветила гигантская сияющая колонна. Столп света, казалось, исходил из глубин космоса. Он был невероятно ярок, но длилось это светопредставление всего лишь пару секунд. Колонна исчезла так же внезапно, как и появилась.

Особого внимания на это никто не обратил: подобные феномены нередки в Вечнодиком – он уже давно снискал славу аномальной зоны – но это событие было особенным. Рассеивающийся свет явил трёх странных существ. Их вид не был похож ни на одного из обитателей этой планеты: первое существо своим обликом напоминало гибрид гориллы и ящера, было покрыто густой шерстью, имело небольшие перепонки меж пальцев, а рост его вчетверо превосходил рост пони, другое было в три раза ниже и выглядело как нечто среднее между пони и трицератопсом – четыре ноги с двумя короткими пальцами, три небольших рога, два над глазами и один на носу, но без костяного воротника, третье своим видом походило на смесь кентавра и перевёртыша – перепончатые сложенные крылья, плотный панцирь, четыре жучиных ноги и пара рук. Но самое удивительное заключалось в том, что тела существ были полупрозрачны – издалека они выглядели как настоящие призраки в ночи.

— Поздравляю, друзья мои! Устройство сработало! Мы здесь! – большое существо поделилось своей радостью с коллегами через телепатический передатчик.

— Четыре тысячи световых лет от дома… – рогатое существо осмотрелось вокруг. – Невероятно!

— Я ожидал несколько иной приём… – насекомоподобное существо подумало с ноткой грусти.

— Ты ожидал делегацию, Скре-ту? – ответило ему большое существо. – Помни, нам не нужны свидетели!

— Халт’кери, я просто ожидал, что планета, которую я открыл, будет подружелюбнее, – ответил Скре-ту.

— А мне нравится это место! Выглядит прямо как моё жилище! – улыбнулся Халт’кери.

— Ты величайший ум нашей планеты, Халт’кери, а живёшь на болоте! – поморщился Скре-ту.

— По крайней мере, это лучше, чем ваши продуваемые ветром колонны! – ответил Халт’кери.

— Заткнитесь, вы двое! – выразило своё недовольство рогатое существо. – Так называемые двое лучших учёных Нефие! Мы должны сосредоточиться на задании!

— Я согласен, Алвере. Скре-ту, мы должны прислушаться к леди! – кивнул Халт’кери.

— Я согласен, – кивнул Скре-ту.

— Вот и славно, мальчики! – улыбнулась Алвере.

— Прости меня, Алвере. Я знаю, всё выглядит несерьёзно, но… я знаю Халт’кери уже восемьдесят лет! Мы не можем иначе! – передал Скре-ту.

— Да, как заклятые друзья! – добавил Халт’кери.

Алвере вздохнула.

— Что ж, с проблемами разобрались, теперь можем приступить к выполнению задания! – продолжил Халт’кери.

— Я чувствую разумное существо! Рядом! – Скре-ту поднял тревогу.

— Уже? – удивился Халт’кери.

— Прячьтесь! – передала Алвере.

Пришельцы скрылись за кустами, начали осматриваться, и вскоре увидели того, кто вызвал тревогу: одинокая пегаска на бреющем полёте вдоль тропы возвращалась в Понивилль. Это была Дерпи – она спешила домой из Додж Сити.

— Что ж, мы ожидали, что разумные существа могут жить здесь. И раз мы нашли их, мы их изучим – будем действовать согласно Протоколу №8. Отныне эти существа будут нашей главной целью – планету мы будем исследовать по ходу. И, кстати, теперь я могу сказать, что ты, Скре-ту, нашёл Брата по Разуму! – съехидничал Халт’кери.

— Я бы сказал, что сестру… – ответил Скре-ту.

— Вот как? Интересно… – подумал Халт’кери.

— Что мы будем с ней делать? – спросила Алвере.

— Она может стать прекрасным посредником для наших исследований. Мы можем использовать её как временного хозяина-носителя! – ответил Халт’кери.

— Я чувствую, что она очень умное существо. Её разум заставляет мои телепатические сенсоры трепетать. Но она несколько ленива. Из-за этого на её “жёстком диске” много свободного места! Хватит на всех нас! Но также она есть настоящий магнит для неприятностей. Поэтому другие сторонятся её. В принципе, если не обращать внимания на последнее, да, мы можем использовать её как посредника, – передал Скре-ту, явно заинтересованный.

— Вселиться в неё? А иных путей разве нет? Мне это не кажется правильным, – Алвере обратилась ко всем.

— Таков порядок действий по Протоколу: вселиться в одного из местных и изучить всё – планету, общество этих существ, и так далее. Мы обязаны ему следовать. Потому что, во-первых, мы не имеем ни малейшего понятия о том, как они на нас отреагируют, а это самый безопасный из известных путей, во-вторых, это приказ, и не я был его автором. Это Совет. И, кроме того, мы не в первый раз будем в теле другого существа. Так что, Алвере, осуществляй заклинание! – ответил Халт’кери.

Алвере молча кивнула и сосредоточилась. Вскоре небольшая сфера яркого света сформировалась между её рогов, и три пришельца исчезли во вспышке. В этот же момент Дерпи потеряла сознание из-за внезапного сильного приступа головной боли и упала на дорогу.

Но уже через несколько минут он пришла в себя и поспешила в родной город. Визитёры затаились на время.

Вскоре пони добралась до дома.

— Мамочка, где ты была так долго? – воскликнула Динки, когда пони открыла дверь.

— Прости, дорога, – ответила Дерпи. – Это из-за последней доставки – мне надо было лететь в Додж Сити… А как прошёл твой день? Что нового было в школе?

— А, ничего особенного. Математика, эквестрийский, история… Но нам не задали никаких заданий на завтра!

— Вам повезло!

— Только на сегодня…

— Знаешь, уже довольно поздно, – сказала Дерпи, посмотрев на часы. — Ты ужинала, дорогая?

— Да! – ответила Динки. – После школы я пригласила подружек к себе, у нас было, что перекусить.

— Хорошо.

— Но я должна сказать, что… – юная пони сглотнула комок в горле, – … во время одной игры мы случайно разбили одну вазу – ту, что стояла на шкафу на кухне.

— Оу… Не волнуйся, и не вини себя, – ответила Дерпи дочурке, приобняв её крылом. – Случиться может всё, что угодно. Мы купим новую вместо неё.

Пони улыбнулись друг другу.

— Что ж, уже десять часов. Пора в кровать! – сказала Дерпи.

— Но мам! – запротестовала Динки.

— Нам обеим надо рано завтра вставать. И, чтобы не было возражений, я пойду спать вместе с тобой.

— Раз так, то я согласна! – улыбнулась Динки.

И пони неспешно направились в свои спальни.

Правда, этой ночью хорошо поспать Дерпи не удалось – пришельцы активизировались. Они решили изучить всё, что помнила пони про свою планету и её жителей. Но это было только началом! Нефиеанцы были учёными, и для их исследований и баз данных этой информации им было мало – они должны были получить ещё. С помощью инструментов для наблюдения. А если ты находишься в теле другого существа, то единственным вариантом являются органы чувств. Так что Алвере осуществила ещё одно могущественное заклинание, и разумы пришельцев соединились с разумом пони, органы чувств пегаски стали общими для всех четверых. Затем, для безопасности, пришельцы создали специальный механизм, который позволял носителю осознавать, что в своём теле он далеко не один, но сказать про это или даже подать вид он не имел никакой возможности. Только после всего этого работы были закончены.

Но для Дерпи всё это было далеко не в радость. В результате утром вид у неё был ещё более помятый, чем вчера.

Динки взволновалась, увидев утром свою маму со взъерошенной гривой и мешками под глазами.

— Мамочка, ты в порядке? – спросила она, как только Дерпи вошла в столовую.

— Просто видела плохой сон, ничего страшного, – ответила пегаска с улыбкой. – Давай, вместо того, чтобы волноваться, хорошо позавтракаем!

Дерпи ушла на кухню и вскоре вернулась с тарелкой хлопьев с овощами, чашкой чая, и, конечно же, кексом для дочки. Аналогичный набор блюд она приготовила и себе. В то утро она почему-то расщедрилась и приготовила действительно большие порции. Поэтому Динки, как бы ни старалась, осилить весь набор блюд не смогла.

Завтрак закончился, и пришло время для Динки идти в школу, а её маме на работу. Дерпи, поскольку ей на сборы требовалось немного времени, подождала дочку, покуда та собирала свой рюкзачок, и обе пони вместе покинули дом.

— Мам, а ты не подбросишь меня сегодня до школы? – спросила Динки с умоляющим выражением.

— Конечно, только сегодня тебе придётся воспользоваться наземным транспортом, – улыбнулась Дерпи и наклонилась, дав дочурке поудобнее устроиться у себя на спине.

Динки улыбнулась в ответ и заняла место на “транспорте”. Дерпи пошла, и уже через несколько минут конечная остановка была достигнута. Пегаска попрощалась с дочкой и побежала на работу.

Она успела буквально за секунду до начала смены.

— Как раз во время! – воскликнул начальник станции, увидев запыхавшуюся пони в дверях.

— Простите меня, сэр, мне надо было отвезти дочку в школу, и я до сих пор уставшая после вчерашней смены, – ответила Дерпи.

— Понимаю… Что ж, в следующий раз постарайся припоздняться не более, чем на час!

— Спасибо, сэр!

— Тогда давай поговорим о работе на сегодня. Так, тебе сегодня надо доставить относительно немного посылок – двенадцать, насколько я помню. Так что прошу!

Дерпи кивнула и ушла в хранилище, чтобы забрать их. Заведующий выдал коробки и начал перечислять адреса. В то же время в противоположной части хранилища рабочие переносили мешки с письмами и другие коробки с посылками. Некоторые из них были довольно большими и тяжёлыми, а то, что было в них, стоило немалых денег. Поэтому рабочие были предельно сосредоточены и осторожны. Но, несмотря на это, несчастье всё же случилось: один грузчик оступился, выронил коробки, и из них выпала хрустальная посуда…

Для настолько большого существа у Халт’кери была невероятная скорость реакции. Причём она была приобретённая – результат долгих тренировок, целью которых было избежать возмещения ущерба дорогостоящему оборудованию из собственного кармана. Пришелец незамедлительно взял инициативу и, заодно, контроль над телом Дерпи… Рабочие и заведующий только и видели, как обычно не самая аккуратная пони молнией метнулась к падающей посуде. И поймала её всю!

У тех, кто видел это, от удивления отвисли челюсти. А Дерпи, как ни в чём не бывало, аккуратно поставила посуду на ближайшую пустую полку и отряхнулась.

— Как??? – воскликнула одна половина рабочих.

— Чё только что произошло??? – воскликнула другая.

— Т-т-ты в п-п-порядке? – спросил Дерпи дрожащим голосом заведующий.

— П’ти. – ответила она.

— Чего?

Халт’кери осознал, что уже увлёкся, так что вернул хозяйке контроль над телом.

— То есть да! Я в порядке! – сказала пони.

— Что ж, ЭТО было действительно неожиданно. Особенно такая прыть!

— Кажись, я выпила слишком много кофе за завтраком…

— Тогда в следующий раз пей поменьше, и без подобных трюкачеств!

— Есть, сэр! – энергично ответила Дерпи, взяла сумку с посылками и вышла на улицу, чтобы начать доставку.

Самый безумный день в истории Понивилля и окрестностей начался…

Первым в списке значился Бутик Карусель. Почтальонка быстро прибыла на место и постучала в двери. Прозвенел колокольчик, и на порог вышла хозяйка.

— Здравствуйте, вот ваша посылка! – сказала Дерпи, доставая из сумки довольно увесистый и немного пыльный пакет.

— Спасибо большое! – ответила Рэрити. – Но эта посылка не для меня – она для моей сестры. Она ждёт её уже очень давно.

— Позвольте, если не секрет, поинтересоваться, что это?

— О, это старинная книга по астрономии. Свити Белль в школе задали приготовить доклад по природоведению про звёзды, а в обычных учебниках информации оказалось мало. Эта книга оказалась единственным достойным вариантом. Добыть её получилось только при помощи Твайлайт, – сказала Рэрити и повернулась. – Свити, дорогая, твоя книга уже пришла!

В углу комнаты шевельнулась куча бумаг на столе, и из-за неё, покашливая, вышла уставшая на вид кобылка.

— Наконец-то я это закончу! – сказала Свити Белль и, поблагодарив почтальонку, продолжила работу.

— Ей немного нездоровится сегодня, так что в школу она не пошла, – сказала Рэрити, увидев удивление на лице почтальонки.

— А, понятно.

Тем временем Свити Белль открыла посылку и приступила к чтению. И с первых же предложений начала сожалеть, что решила её использовать – не каждый студент Троттингемского или Хуффингтонского университета в состоянии осилить эту книгу, что говорить про обычных школьников. Сердобольный Скре-ту, видя, как мучается юная пони, решил помочь ей. Он взял контроль над телом Дерпи и начал действовать.

— Если у вас есть сложности, то я могу помочь, – сказал пришелец устами пони.

— Простите меня, но… как? – удивились сёстры.

— Ну, однажды я помогала готовить дочери готовить доклад по похожей теме. Часть из прочитанного я до сих пор помню.

— Вы действительно мне поможете? – проговорила Свити.

— Доклад, конечно же, я за тебя не напишу, но я смогу подробнее рассказать про некоторые моменты, которые помогут тебе понять эту книгу, – сказал Скре-ту, Первый Астроном Нефие, и начал объяснение. – Итак, звёзды. Их число во Вселенной практически бесконечно. Ясными ночами в этом можно убедиться самим. С поверхности Земли звёзды выглядят всего лишь огоньками разной яркости, но на самом же деле звёзды бывают самых разных видов: маленькие и гигантские, белые и цветные, одинокие и кратные… Говоря о расстояниях между звёздами, необходимо сказать, что оно просто невероятно – свет, самое быстрое, что есть во Вселенной, идёт от одной звезды до другой года. Эти расстояния в значительной степени и определяют яркость звёзд на ночном небе планеты. Но это не единственный фактор – яркость определяется также и размерами звёзд. Обычные звёзды – это тела, в тысячи и миллионы раз превосходящие по размерам планеты (кстати, Солнце примерно в миллион раз как раз и превосходит Землю), но существуют звёзды, размер которых даже меньше, чем у Земли, а есть такие, которые в тысячи раз больше Солнца. Также звёзды отличаются по цвету: есть светила голубые, белые, жёлтые, оранжевые и красные – это установленный порядок. Но атмосфера искажает свет, так что с Земли звёзды невооружённым глазом видны как белые светящиеся точки. Настоящий цвет звёзд можно увидеть, глядя на них в телескоп – тогда, чем больше будет звезда, тем отчётливее будет проявляться её цвет. Надо сказать, что звёзды ещё отличаются и по температуре своей поверхности, причём она зависит от цвета – голубые звёзды самые горячие, а красные – самые холодные (хотя, назвать холодным тело, температура которого вдвое превышает жар печей для плавки металла, как-то язык не поворачивается). Имеется также ещё одна характерная зависимость: обычно голубые звёзды – самые большие, а красные – самые маленькие, хотя это правило нередко нарушается – если в книге будет список основных звёзд, ты в этом убедишься. Происходит это потому, что звёзды развиваются. Очень медленно, но развиваются. И из-за особенностей этого самого развития получаются гигантские красные звёзды и бело-голубые звёзды-карлики. Но при прохождении всех этапов своего развития звёзды практически не меняют своей массы – причуды природы, что сказать. И, напоследок, стоит сказать, что далеко не все звёзды являются одиночками, как Солнце – у них имеется компаньон, или даже компаньоны. Они вращаются вокруг один одного – но такое возможно лишь тогда, когда массы звёзд имеют значительные отличия. Если же массы звёзд-компаньонов подобны, то… как бы сказать получше… вращаются вокруг оси, лежащей между ними – центре массы – и постепенно немного смещаются. Проще будет, если я нарисую…

И затем Скре-ту взял карандаш и на ближайшем листе нарисовал фигуру, состоявшую из множества эллипсов, смещённых один относительно другого против часовой стрелки, и жирной точкой отметил ось (у Нефие два Солнца (и три Луны – так, для информации), так что Скре-ту знал эту схему как свои три пальца).

Закончив, он вздохнул и сказал:

— Что ж, на первый раз достаточно. Есть вопросы?

Рэрити и Свити Белль были поражены до глубины души: Дерпи Хувс, почтальонка, прочитала им лекцию по астрономии на уровне преподавателя колледжа! Краткую – как для первокурсников – но всё объясняющую. Владелица бутика и её сестра не могли произнести ни слова.

— С-спасибо большое… – тихо проговорила Свити Белль, когда пришла в себя.

— И где ты узнала всё это? – воскликнула Рэрити.

— Читая некоторые книги, увлеклась малость, – немного смущённо ответила Дерпи.

— Даже не знаю, как вас благодарить! – сказала Свити.

— Это лишь краткое объяснение. Чтобы понять получше, возьми “Справочник школьника” в библиотеке у Твайлайт. Думаю, пару книг там ещё осталось, – ответила почтальонка.

— Всё равно спасибо! – воскликнула Свити и Рэрити и с радостью обняли Дерпи.

— Я благодарю вас, но, прошу, не стоит! Мне необходимо… доставить ещё десть посылок… и мне… надо дышать!

Сёстры отпустили почтальонку и извинились. Дерпи слегка поклонилась, и совершив ритуал расписывания в бланке и оплаты доставки, попрощалась с Рэрити и Свити и ушла. Сёстры остались очень рады, но и очень удивлены.

Почтальонка тем временем, а это была точно она – Скре-ту вернул тело владелице, направлялась к следующему пункту в списке – ферме “Сладкое Яблочко”. Несколько (сотен) взмахов крыльями – и она на месте. Стук, ожидание, и через полминуты дверь открылась. На пороге стоял Большой Макинтош. Дерпи удивилась – обычно Эпплджек встречала её, а её брат в это время работал в саду – но решила не обращать на это внимания.

— Здравствуйте, ваша посылка! – сказала Дерпи, доставая свёрток и бланк.

— Спасибо, – ответил Макинтош, расписался в бланке и вернул лист почтальонке.

— Простите меня, но… где Эпплджек? – поинтересовалась Дерпи. – Обычно она меня встречает…

Макинтош вздохнул и отошёл в сторону. И Дерпи увидела его сестру. Она выглядела очень, очень плохо – возможно, даже хуже, чем в те дни, когда решила собрать весь урожай в саду в одиночку. Она бы полностью вымотана и еле двигалась. Над ней сидела взволнованная Бабуля Смит.

— Что с ней? – спросила Дерпи.

— Эппл Блум вчера отравилась, и Эпплджек лечила её и присматривала за ней всю ночь, – ответил он. – Сейчас Эппл Блум гораздо лучше, но Эпплджек… Я не помню её такой уставшей… У нас на сегодня было запланировано не много работы, но без помощи я не справлюсь… Я не знаю, что делать!

Он был готов впасть в отчаяние. Дерпи искренне сочувствовала семье Эппл, но сделать хоть что-то она не могла.

Но кое-кто из её “гостей” мог.

Алвере, видя, в каком положении находится вся семья, решила помочь. Поэтому сейчас она решила действовать “от имени” Дерпи.

— Простите меня, – сказала Алвере, – но, думаю, я могу помочь.

— Как? – удивился Макинтош, — Мы вызывали врача, и он сказал, что ей станет лучше только на следующий день, после отдыха!

— Ну, есть один метод. Я узнала про него в Маунтин Мидоу. Однажды мне надо было доставить посылку туда. Сделав это, я совсем выбилась из сил. Но глава деревни, очень старый, абсолютно седой земной пони, для которого и предназначалась доставка, помог мне. Он тихо прошептал над моим ухом одно длинное слово, и силы вернулись ко мне. Я не знаю, как это происходит, но его метод работает безотказно. И я ему научилась.

— Если ты так считаешь… – проговорил Макинтош и дал Дерпи войти внутрь.

Почтальонка поблагодарила его и направилась к Эпплджек.

— Теперь мы должны дать ей заснуть. Метод работает только так.

Макинтош кивнул, поскакал на второй этаж и вскоре вернулся с пледом. Бабуля Смит укутала Эпплджек и начала тихо напевать. Через минуту глаза пони сомкнулись, и она отправилась в царство Морфея.

Затем Дерпи наклонилась и начала шептать волшебное слово. Это длилось довольно долго. Большой Макинтош и Бабуля Смит всё это время неотрывно наблюдали за процессом, хотя не могли разобрать, что всё-таки почтальонка шепчет – для них это было просто бормотание, обиловавшее глухими согласными.

Как вы, наверное, могли догадаться, это был не метод горцев Эквестрии, но старейшин Нефие. То, что использовала Алвере, они называют “заклинанием нижайшего уровня” – по сути своей это звуковой код, но который может дать невероятный результат при правильном применении.

У Алвере был огромнейший опыт в использовании подобных “заклинаний”. И результат не заставил себя долго ждать: как только почтальонка закончила, Эпплджек открыла глаза, вздрогнула, а затем натурально взлетела до самого потолка, после чего приземлилась на все четыре копыта. Она изменилась в одночасье: из смертельно уставшей пони до существа, готового подзарядить всю Эквестрию своей энергией.

— Ух ты! Это было классно! – воскликнула Эпплджек. — Я не знаю, что ты сделала, Дерпи, но ты вернула мне силы! Спа-си-бо!

И она обняла почтальонку.

— Всгда пжалста!.. – произнесла на остатках выдоха Дерпи.

— Ты в порядке? – спросил Большой Мак, удивившись такой резкой перемене.

— Просто замечательно! – ответила Эпплджек. – Чувствую себя на миллион битов!

Неожиданно она сменила тему разговора.

— Ты говорил, что имеется работёнка?

— Да, но… – начал было её брат.

— Так идём же! Если поторопимся, то времени хватит и для Эппл Блум, и для сегодняшней большой встречи с моими подругами! – ответила Эпплджек, и прихватив брата в охапку, побежала в сад.

Дерпи и Бабуля Смит молча провели их взглядом.

— Могу я идти? – спросила почтальонка, когда Эпплджек и Макинтош скрылись из вида.

Старейшина семьи Эппл молча кивнула. Дерпи поблагодарила её и направилась дальше.

Она была на пути к следующему адресу, когда увидела тех, кого в Эквестрии нечасто увидишь – сибериан. Ростом почти что с Принцессу Луну, но при этом коренастые, и покрытые густой плотной шерстью, которая визуально делала их ещё больше (и из-за которой они получили прозвище “мамонты”), эти титаны заставляли других чувствовать неловко в своём присутствии. Но эти сибериане сами чувствовали себя нелвоко, ибо у них была большая проблема: язык аборигенов Эквестрии эти туристы знали не очень хорошо. Все четыре члена группы бегали о одного жителя деревни к другому и жестами с небольшим набором слов пытались объяснить, чего им надо. Казалось, они хотели что-то купить, но что конкретно и где – никто не мог понять. Из-за этого обычно неэмоциональные гиганты Дальневосточной Европонии были очень расстроены. Довольно атипичная картина.

Казалось, что им никто не поможет. Но “соседи по разуму” Дерпи решили исправить ситуацию. Скре-ту прочёл мысли сибериан, чтобы выучить их язык, разделил полученное знание между всеми членами сообщества, и вскоре все четверо знали сибирский.

Туристы сидели и тяжело вздыхали после очередной неудачной попытки, когда к ним подошла светлогривая пони и абсолютно без акцента сказала:

— Добры дзень, чым я вам магу дапамагчы?

“Мамонты” были так удивлены, что, казалось, готовы были вымереть вслед за существами, из-за которых получили своё прозвище.

— Вы разумееце нас? – тихо произнесли сибериане.

— Так, цалкам, – ответила почтальонка.

— Зразумела…

— Так у чым справа?

— Бачыце лі, мы, як гэта сказаць, шукаем у вас краму ўсеагульнага прызначэння. Месца, дзе магчыма набыць усё адразу ж. Карацей, самую вялікую краму ў вашым мястэчке, – ответил один из туристов.

— А, гэта… У такім выпадку вам патрэбна ісці па гэтай дарозе, а затым – шосты паварот направа. Сотня крокаў – і вы на месцы! – сказала Дерпи и указала направление.

Сибериане, услышав, наконец, желаемое, обрадовались как жеребята, и перейдя на эквестрийский, сказали:

— Спасиба!!!

И обняли почтальонку – не сильно по сибирским стандартам, но, несмотря на это, что-то в теле Дерпи всё равно хрустнуло.

— Нават не ведаем, як вас падзякаваць! – улыбались туристы.

— Няма за што. Я заўжды рада дапамагчы! – ответила почтальонка.

— Дазвольце пацікавіцца, а адкуль вы так добра ведаеце нашу мову? – спросил один сиберианин.

— Ну, я люблю паслухаць радыё, у тым ліку каналы іншых краін. А на Сібірскім радыё ёсць “Шоў Шапялявых”, якое мне вельмі падабаецца. Слухая, я і вывучыла мову, – ответила Дерпи.

— Ясна… Дарэчы, гэта і нашая самая любімая перадача! – сказали турситы.

— Калі ваша праблема вырашана, тады я пайду?

— Так. І яшчэ раз дзякуй!

На деле же прощание затянулось, и сибериане ещё не раз благодарили почтальонку. В конце концов, они предложили ей провести некоторое время с ними на пикнике в лесу, который планировали на сегодня. Дерпи была б рада отвлечься от работы, но когда Скре-ту узнал, что в “программу выражения благодарности” входит предложение и употребление спиртного в количествах, нормальных лишь для сибериан, и убойных для всех остальных разумных существ, то изменила своё решение. Хотя Халт’кери и Скре-ту были не дураки выпить – далеко не дураки – но от величины запасов винища туристов даже им стало не по себе. От лица всех четырёх разумов своего тела Дерпи вежливо отказалась, сказав, что ей предстоит ещё немало работы. Сибериане поняли её, отблагодарили последний раз, обняли и попрощались. Проведя их взглядом, почтальонка вздохнула и продолжила доставку.

Несколько минут неспешного полёта, и Дерпи прибыла на место с наибольшей концентрацией скворечников на квадратный метр в Понивилле – дворик Флаттершай. Почтальонка приземлилась, достала посылку, подошла к дому и постучала в дверь. Реакция последовала незамедлительно, но она была неожиданной – из-за дверей послышался громкий мужской голос:

— Я открою!

Вскоре двери открылись, и из проёма показался гость хозяйки – Дискорд. Дерпи и Алвере замерли от удивления, а Скре-ту и Халт’кери, которые догадались, что за существо перед ними, подумали: «Вот мы и встретили духов этого мира…»

— Кто там? – раздался из комнаты голос Флаттершай.

— Доставка почты, дорогая, – ответил Дискорд и обратился к почтальонке. – Прошу, входите!

Дерпи мочла кивнула в знак благодарности и вошла внутрь.

— Прости меня, что не могла подойти, – сказала Флаттершай. – Тут возникла одна небольшая проблема…

И она аккуратно показала на табуретку, что стояла возле неё. На табуретке сидел кролик хозяйки дома, Эйнджел. Но сейчас его было трудно узнать – он был от хвоста до кончиков ушей покрыт семенами репейника. Из-за этого казалось, что кролик был одет в старинный водолазный костюм.

— Пожалуйста, подожди меня здесь, Дерпи. Я приму посылку как только закончу помогать Эйнджелу, – сказала Флаттершай. – И, Дискорд, прошу, составь пока компанию нашей гостье.

— Будет сделано, – ответил дух.

Флаттершай кивнула, отвернулась и принялась отдирать репейник от шёрстки кролика, тихо напевая при этом.

Дискорд усмехнулся и обратился к Дерпи:

— Чем желаете заняться?

— Ну, я… – неуверенно начала пони, но не успела даже закончить мысль, как Дискорд посмотрел ей прямо в глаза.

Дух решил вспомнить прошлое и “забавы ради” загипнотизировать пони, пока надзирательница отвлеклась. Так что он сменил глаза на необходимую пару особых и приступил.

Но Дискорд не имел понятия о том, что Дерпи в тот момент не была одна. Дух мог захватить лишь одно сознание из системы – сознание хозяйки тела – остальные же могли сопротивляться. Поэтому произошло следующее: как только дух-озорник приступил к гипнозу, нефиеанцы сразу же догадались, что он задумал, посему решили хорошенько его проучить. Пришельцы освободили разум Дерпи и нанесли ответный удар. Правда, выглядел этот ответный удар, так сказать, очень нетипично: как только система разумов восстановилась, глаза пони начали хаотично вращаться с невероятной скоростью. Вращение было настолько интенсивным, что даже самый стойкий хамелеон от подобного окосел бы за считанные секунды. В результате же гипнотизёр и гипнотизируемая поменялись местами.

Дискорд никогда прежде в своей жизни не был так удивлён. Но он осознал, что становится гипнотизируемым, слишком поздно…

В результате Дерпи с товарищами проделала над духом то, что он собирался сделать с ними. Пока Флаттершай чистила Эйнджела, Дискорд сделал дюжину отжиманий на хвосте, станцевал джигу, за полминуты в пантомиме объяснил всё, что думают земляне об экзистенциальной сущности бытия, угостил Дерпи настоящими сибирскими щами, а в конце спел “О Соле Мио” с коровейско-зебринским акцентом.

Вскоре Флаттершай закончила с чисткой кролика, повернулась и нашла своих гостей на тех же местах, где они и были. Только вот Дискорд – уже разгипнотизированный – стоял по стойке смирно и всем своим видом показывал, что хочет превратиться обратно в статую, причём как можно скорее.

— Вы хорошо провели время? – спросила хозяйка дома.

— Ага, – ответила Дерпи.

Дискорд лишь молча кивнул

— А вот и ваша посылка! – сказала почтальонка, доставая упаковку.

— О, мой справочник! – воскликнула Флаттершай. – Я долго ждала его.

— Что за справочник?

— Ветеринарный. Мне хочется поподробнее узнать о новых лекарствах.

— Понятно.

Флаттершай и Дерпи разговаривали ещё несколько минут. Дискорд же всё это время стоял молча и большими удивлёнными глазами смотрел на почтальонку. В конце концов, хозяйка дома расписалась за доставку, и Дерпи, попрощавшись, улетела.

Она направилась к следующему пункту в списке, к самому сладкому месту в Понивилле, “Сахарному уголку”. Пара минут полёта – и она уже там. Она приземлилась, постучала в дверь и приготовилась отдать посылку. Открыли почти сразу же. Из дома вышла Пинки Пай, которая, казалось, сама была на пути превращения в сдобную сладость: её шёрстка, грива и хвост стали белыми из-за муки и сахарной пудры, а в гриве неизвестно каким путём оказался здоровенный кусок сливочного масла – для полноты картины не хватало яиц и молока, чтобы получилось настоящее тесто.

— Э… Д-доставка почты? – промямлила удивлённая Дерпи.

— Хорошо! *вдох* У меня не так много *выдох* времени, так что *вдох* давай посылку, я *выдох* распишусь и оплачу, – ответила розовая пони.

— Что тут у вас происходит? – спросила почтальонка.

— У нас тут *вдох* самый настоящий *выдох* аврал! *вдох* Мистер и Миссис Кейк получили *выдох* слишком много заказов. *вдох* Мы с трудом с ними *выдох* справляемся. Я *вдох* помогаю им, чем могу, *выдох* но не помню, чтобы мы так *вдох* много работали! Я просто *выдох*…

— Позволь узнать, в чём конкретно заключается проблема, – сказала Дерпи, перебив Пинки Пай, видя, что та уже начинает увлекаться.

— А , это… *вдох* Мы просто не успеваем выпекать *выдох* все заказы.

— Это всё?

— Ну… *вдох* Думаю, да. *выдох* У нас есть *вдох* все необходимые ингредиенты: *выдох* мука, сахар, масло, яйца, молоко… *вдох* Есть множество различных специй и посыпок и даже *выдох* осталось немного золотой! Хватает *вдох* всего, теста мы наделали *выдох*, только вот в печи *вдох* все сладости не помещаются. *выдох*

— В таком случае разрешите мне помочь вам!

— Ты *вдох* построишь нам за полчаса *выдох* ещё одну печь?

— Нет, у меня идея получше! Скажи мистеру и миссис Кейк чтобы освободили место на полу, я скоро вернусь! – сказала Дерпи и улетела.

Удивлённая Пинки Пай почесала голову, размазав тем самым масло по гриве, но просьбу почтальонки исполнила. Владельцы “Сахарного уголка” сначала возмущались, что им придётся прервать работу, но поддались уговорам и очистили пол. Вскоре вернулась Дерпи. С небольшим трясущимся и гремящим облаком.

— Теперь кладите противни со сладостями на пол! – скомандовала пегаска.

— Что ты собираешьс сделать? – спросили удивлённые пекари, всё же ставя подносы на пол.

— Увидите! – ответила Дерпи ия лягнула облако со всей силы.

Облако крякнуло, громыхнуло, и, в конце концов, выплюнуло несколько молний. Мощные заряды ударили в противни и… выпекли сдобу как раз до нужной кондиции. Кейки и Пинки Пай от удивления чуть не упали.

— Готовьте вторую порцию! – крикнула Дерпи.

Её голос привёл пекарей в чувства.

— Вау! – воскликнула Пинки Пай. — Это было потрясно!

— Как ты догадалась так готовить? – спросили Кейки.

— Когда на приготовление завтрака остаётся меньше минуты, то соображаешь просто в лихорадочном темпе! – ответила почтальонка. – И чего вы ждёте? Тащите следующую партию!

Пекари вновь пришли в себя, и подняв копыта, как бы говоря “один момент!”, вместе с помощницей приготовили следующую порцию сладостей.

Эти слова Дерпи могли сойти за правду, но, как вы уже поняли, правдой не были – хотя это была наиболее удачная отговорка за весь день.

Мыслью о таком способе приготовления пищи поделились с Дерпи Халт’кери и Скре-ту. Они были студентами Первого Нефиеанского Технологического Университета (ПНТУ, или КНГР на общенефиеанском), а там, особенно на старших курсах, нагрузка на студентов просто непомерная – порой не остаётся времени даже на личную гигиену. Поэтому, чтобы не терять время, тамошние студиозусы наловчились использовать устройство, известную на Земле как трансформатор Тесла, для готовки еды. Пришельцы хорошо помнили эти славные времена, и подкинули идею пони. Дерпи же, в свою очередь, нашла прекрасную замену трансформатору – грозовое облако. И она работала просто отлично!

Новый способ выпечки помог значительно ускорить работу, и в итоге через час все заказы были выполнены – пекари едва поспевали делать новые сладости. В конце концов, облако полностью выдохлось, а “Сахарный уголок” оказался заполнен сдобой по самый потолок.

— Уф! Не помню, чтобы мы когда-нибудь так продуктивно работали! – вздохнул Мистер Кейк.

— Я тоже, дорогой, – сказала Миссис Кейк.

— Я так устала, что готова отключиться прямо сей… – сказала Пинки Пай, упала и захрапела.

— Теперь надо будет внимательно следить за детьми, чтобы не съели тут всё! – с усмешкой вздохнула Миссис Кейк.

— Дааа… Извините, но новую кладовую для вас я построить не смогу! – сказала Дерпи, глядя на горы кексов, пончиков и эклеров.

— Ты и так нам очень помогла, Дерпи! С размещением мы сами как-нибудь справимся, – сказал Мистер Кейк.

— Что ж, тогда… Доставка почты?

— А, конечно! – сказали владельцы пекарни, приняли посылку, расписались в бланке синим кремом и последовали примеру Пинки Пай.

— А я ещё на свою работу жаловалась! – уже прошептала почтальонка, глядя на уставших пекарей.

Затем она покинула заведение, по пути погрозив младшим Кейкам копытом, чтобы не будили родителей и не ели ничего, и направилась дальше.

Путь почтальонки в этот раз пролегал неподалёку от самой большой стройки городка – “Первого Понивилльского небоскрёба”, как называли его местные (если подобное можно было сказать о двенадцатиэтажном здании). Обычно там кипела работа, но сейчас стройка встала – прораб подхватил грипп и слёг в больницу, а его замы были ещё неопытными руководителями, только недавно закончившими колледж. Они, пытаясь совместить работы инженеров и прорабов, потерпели неудачу и там, и там. В итоге строители постепенно превратились в неорганизованную группу, а здание стало строиться дрянно и ленно.

Глядя на это, Скре-ту, происходивший из династии строителей, и инженер до мозга костей Халт’кери негодующе сказали:

— Кто ж так строит!

Они вновь взяли контроль над телом пони и направили её прямо на стройку. Так как строители и замы прораба в это время активно спорили, Дерпи проникла на территорию абсолютно незамеченной, спрятала сумку с посылками, взяла ближайший ящик с инструментами и пошла исправлять строительный брак.

Объём работ оказался не таким большим, как представляли нефиеане, поэтому они – вместе с Дерпи – стали работать относительно неспешно. В силу того, что одно тело контролировало сразу трое существ, Дерпи работала сразу тремя инструментами – держа их, соответственно, зубами, передними копытами и хвостом. Выглядело это, прямо скажем, очень необычно. Но, тем не менее, несмотря на это, пришельцы даже находили время, чтобы напевать народные мотивы своей родины.

Прошло полчаса, час, полтора… Почтальонка продолжала работать, а строители продолжали спорить. Замы прорабов от болтовни уже порядком устали, так что начали отвлекаться от основного занятия и глазеть по сторонам. И тогда один из них заметил, что с одиннадцатого этажа кирпичи сыплются как-то более интенсивно, чем обычно. Он поднял тревогу, строители сразу же смолкли и побежали на предпоследний этаж.

Они прибыли очень быстро, и когда увидели причину… Две трети строителей сразу же впала в глубочайший ступор. У остальных ступор был средней глубины. А Дерпи тем временем уже заканчивала кладку и, положив последний кирпич, вздохнула:

— Дело сделано!

И, попросив у строителей извинения за вмешательство, покинула здание. Она положила ящик на место, достала сумку и вернулась к своей основной работе.

На выходе со стройки она встретила прораба (который, зная что его неопытные замы могут наломать дров и обязательно это сделают, принял слоновью дозу лекарств и побежал назад на стройку), который очень удивился, увидев почтальонку.

— О, извините меня, сэр! – сказали пришельцы устами пони. – Я просто пролетала мимо и… решила кое-что исправить. Но не волнуйтесь! Теперь всё в порядке!

— Ладненько… – ответил прораб.

Дерпи – которой уже вернули полный контроль над телом – попрощалась и улетела.

Рабочие проводили её взглядом, а затем перевели взор на прораба. Тот был зол, поэтому без всяких приветствий рявкнул на рабочих:

— Чего уставились? Работайте!

— Есть, сэр! – хором ответили рабочие и, разбежавшись по своим местам, начали работать интенсивнее всех пчёл и муравьёв Понивилля вместе взятых.

Почтальонка тем временем приближалась к следующему адресу – дому Рэйнбоу Дэш. Дом пегаски был уже в поле зрения, когда владелица появилась прямо перед носом Дерпи.

— Есть? – дрожащим голосом спросила пони, сгоравшая от нетерпения.

— Да, – кивнула Дерпи, доставая из сумки упаковку. – Новая книга о приключениях Дэринг Ду! Прямо с печатного станка! Ещё тёплая!

— ООООО ДДДАААААА! – воскликнула Рэйнбоу Дэш и выхватила из её копыт книгу. – Спасибо!

— Всегда пожалуйста! А теперь распишись и оплати доставку спецзаказа.

После этих слов весь восторг радужной пони испарился. Она не хотела расставаться с новоприобретённой прелестью, но и оплачивать спецзаказ по особой цене не имела ни малейшего желания. Так что она начала отговариваться, и постепенно это перешло в мольбы. И это стало раздражать почтальонку всё больше и больше.

— Ё-моё, Рэйнбоу! – воскликнула Дерпи в очередной раз. – Это всего лишь двенадцать монет! Ничтожные деньги сегодня!

— Знаю, но у меня нет ни единого бита! – ответила Рэйнбоу Дэш очередной отговоркой.

— Что ж, в таком случае мне придётся забрать книгу и хранить на почте до тех пор, пока ты не оплатишь доставку. Таковы правила!

Услышав это, радужная пони разозлилась, но через несколько секунд неожиданно изменилась в лице – на нём появилась ехидная ухмылка. Она прижала книгу к себе и отлетела от почтальонки

— Последнее предложение! – сказала она. – Посоревнуемся! Если ты меня догонишь, то я, так и быть, оплачу доставку. Если нет – книга моя!

— Нечестно! Ты быстрее и сильнее меня! Мне тебя ни за что не догнать! – крикнула в ответ Дерпи.

— Выбор за тобой! Спорить мы можем сколь угодно долго! – продолжала ухмыляться Рэйнбоу Дэш.

Дерпи злобно глянула на неё и сказала:

— Ладно.

— Вот и славно. Я даже дам тебе фору! – сказала Рэйнбоу.

— Не нужна мне никакая фора! – крикнула почтальонка. – Но мне надо время на подготовку…

— Ладненько. Иди готовься!

Серая пони вновь одарила соперницу недружелюбным взглядом и скрылась в облаках. Хотя Дерпи была очень, очень разозлена, она сохранила трезвость мышления. Она знала, что ей необходим план, чтобы победить, но собственной хитрости ей не хватало. Поэтому она… обратилась к нефиеанцам. Пришельцы, которые всё видели, согласились помочь.

И они очень быстро разработали план. Он был таков: вначале принять ванну с морской солью и жидкой радугой, а затем наполнить рот как можно большим количеством смеси жидкой радуги и сухих облаков, которую предстоит выплюнуть уже во время полёта.

Ванны с морской солью и жидкой радугой – одна из любимых шуток пегасов. Дело в том, что после такой ванны происходит подъём абсолютно всех волос от самых корней, а на самих волосах, особенно при пролёте через облака, в больших количествах аккумулируется статическое электричество. Также это делает внешний вид пони невероятно забавным.

Так что не удивительно, что Рэйнбоу Дэш, увидев “приготовленную” Дерпи (с полным ртом смеси и со слезами на глазах, ибо смесь была острой), заржала как настоящий тяжеловоз.

— Бпфвахахахахаааа! Ты решила ТАК меня победить? Решила, что истерично смеясь я не смогу летать? Что ж, хехе, у тебя не получится! – и, глянув ещё раз на Дерпи, продолжила хохотать. – Никогда не думала, что мне придётся соревноваться с летающей подушкой! Гхахахаха!

Почтальонка лишь одарила её ехидным взглядом.

Пони взошли на стартовую линию – порог дома Дэш – финишем была отмечена ближайшая скала, поднимавшаяся выше облаков – вместе провели обратный отсчёт и стартовали. Радужная пегаска сразу же ушла в отрыв. Дерпи же так ускориться не могла: повышенная пушистость и найострая смесь во рту – не лучшее сочетание для лётных состязаний. В добавок, почтальонка летела сквозь облака, что ещё больше замедляло её. Но, в конце концов, она достигла желаемого – её шёрстка начала заряжаться.

Теперь настало время для коктейля из жидкой радуги. При смешении с сухими облаками это вещество образует очень горючую субстанцию. Так что когда появились значительные искры, Дерпи развернулась, сложила крылья, крепко зажмурилась и резко выплюнула смесь. Искра подожгла её и… Произошёл небольшой взрыв, и по небу понёсся, оставляя серо-жёлтый след, пушистый метеор – Дерпи Хувс, первая пони-ракета в Эквестрии. Взрыв распылённой смели придал ей невероятное ускорение, и всего через дюжину секунд она опередила Рэйнбоу Дэш, попутно спалив макушку её гривы. Та, увидев летящий задом наперёд пушистый и немного подгоревший шарик, просто остановилась и едва не рухнула на землю.

Заряд быстро иссяк, но его хватило, чтобы обеспечить Дерпи победу. Она достигла скалы, сделала круг почёта вдоль неё и полетела назад – приводить Рэйнбоу Дэш в чувства.

Когда та пришла в себя, почтальонка сказала:

— У нас был уговор!

В тот момент в глазах радужной пони была видна вся печаль Вселенной. Она опустила голову и вздохнула:

— Ладно. Лети за мной!

Они прилетели к дому пегаски, и та оплатила заказ. Дерпи, получив положенные двенадцать монет, поблагодарила её и, попрощавшись и сказав “Обращайтесь ещё!”, улетела.

Рэйнбоу Дэш провела её взглядом – до тех пор пока почтальонка не исчезла в облаках – и, вздохнув, тихо сказала:

— По крайней мере у меня есть книга…

И ушла читать.

Дерпи же тем временем взяла курс на самый удалённый адрес в её сегодняшнем списке адресов – Академию Уандерболтов.

Два с половиной часа полёта – и она была на месте. Но уже издали было заметно, что там что-то не так. Обычно самое организованное учреждение во всей Эквестрии напоминало базар какого-нибудь Восточного Королевства: повсюду царили беспорядок и неразбериха, а напряжение курсантов и преподавателей чувствовалось издалека. Когда Дерпи подлетела ближе, то увидела, что стало тому причиной – одно из тренировочных устройств, известное как “Чёртово колесо”, вышло из строя. Возле него собралась немалая группа пони, очень удивлённых и в то же время опечаленных. Соарин что-то объяснял им, а Спитфайр ходила туда-сюда в стороне от них и была очень раздражена – у неё натурально ВСЕ волочы стояли дыбом.

Видя это, почтальонка тихо приземлилась позади группы и медленно подошла к преподавателю, который выглядел более спокойным.

— Простите меня, – тихо сказала пони, – но что тут случилась?

— Эта штука сломалась. Чуть было не взорвалась! – ответил преподаватель. – Вышла из строя в самое неудачное время – у нас как раз были запланированы тренировки. Но если бы только это… Во время аварии пострадал один пони, он сейчас в госпитале, но он был единственным во всей Академии, кто мог эту штуку починить. Замены придётся ждать ещё полдня. Всё наше расписание пойдёт насмарку!

Дерпи, услышав это, почесала затылок и сказала:

— Думаю, я бы могла что-нибудь сделать.

— ВЫ? Серьёзно? – удивился преподаватель. – Но… Что?

— Ну, у нас на почтовой станции стоит устройство-распределитель, по конструкции довольно похожее на то, что сломалось у вас. Пару раз мне доводилось его подправлять, так что, думаю, смогу помочь и вам.

— Раз вы так считаете… Тогда прошу!

— Благодарю.

— Расступитесь! – воскликнул пегас-преподаватель. – Дайте пройти ремонтнику!

Толпа замолкла в одно мгновение и уставилась на почтальонку.

— Какой ещё ремонтник? Пропустите и дайте мне посмотреть! – раздался из глубины голос Спитфайр, и вскоре из толпы вышла она сама.

— Приветствую, мэм! – поклонилась Дерпи.

— Шутите? Ты? – воскликнула Спитфайр. – Чем обычная почтальонка сможет нам помочь?

— На почтовой станции Понивилля были проблемы с похожим устройством, но я их устранила, – ответила Дерпи.

— Правда?

— Да, мэм.

— Не шутишь?

— Нет, мэм.

— Тогда… проходи… – тихо сказала глава Академии с выражением лица, всё ещё показывавшим большое недоверие, и отошла в сторону.

Дерпи кивнула, подошла и начала осматривать устройство. Курсанты и преподаватели молча наблюдали за ней.

Примерно через минуту почтальонка остановилась, повернулась к толпе и сказала:

— Я наша, в чём неполадка!

И приступила к ремонту.

Сейчас необходимо отметить, что Халт’кери – который, кстати, взял контроль над телом пони с момента начала осмотра – будучи инженером, способным отремонтировать очень и очень многое, и будучи охочим до приколов, всегда разыгрывал сценки перед теми, кто не имел понятия о том, как вещи чинить. Эти “спектакли одного актёра” представляли собой смесь шаманских танцев родных краёв пришельца и собственно акта ремонта. В итоге, другие ремонтники, видевшие эти представления, бились в истерике со смеху, а несведущие испытывали благоговейный трепет. А сейчас Халт’кери вёл себя как в своей лаборатории.

Для студентов и преподавательского состава Академии это было самое странное зрелище в их жизни: Халт’кери-Дерпи чинил(а) устройство, попутно грохоча гаечными ключами и отвёртками, треща подшипниками, гремя болтами и гайками, шебурша трансмиссионными ремнями и, вместе с тем, подвывая, бормоча и стуча по обшивке двигательного отделения как по бубну. Сие безумство тянулось где-то час. Затем Дерпи остановилась и тихо пробормотала:

— Так, работа почти закончена. Надо ещё один ремень, а запчастей нет. Чем бы его заменить…

Она осмотрелась и, остановив своё внимание на одной юной пони с длинным красивым хвостом, подошла к ней и внушающим ужас голосом произнесла:

— Ты готова пожертвовать ради общего блага???

— Д-д-да… – ответила пони.

— Тогда ладненько! – воскликнула Дерпи и… откусила у несчастной две трети хвоста – та от сего акта упала в обморок – после чего вернулась назад и с помощью слабо нагретого паяльника сплавила волосы вместе в некое подобие ремня.

Она поместила своё творение на место, закрыла двигательное отделение и со всей силой своего заднего правого копыта ударила устройство. В ответ оно громыхнуло, загудело, кашлянуло и… заработало! “Чёртово колесо” вновь закрутилось, и даже быстрее, чем было прежде!

У всех очевидцев отвисла челюсть.

— Дело сделано! – воскликнула теперь уже точно Дерпи.

— К-как? – пробормотала Спитфайр, только начав отходить.

— А, ничего особенного, если был опыт работ с подобным прежде!

— Э…

— И если на этом моя работа закончена, – перебила её почтальонка, – давайте перейдём к главному. Вот ваша посылка!

Спитфайр молча приняла передачу и расписалась. Дерпи попрощалась и улетела. Остальные же продолжали быть в ступоре.

Полностью пришли в себя все только через час.

В тот день тренировки в Академии закончились глубоко за полночь.

Почтальонка, в свою очередь, направилась в город, где находились последние пункты назначения – Кантерлот.

Через полтора часа она была на месте и быстро разнесла все посылки. Но один заказ был особенным – он предназначался для очень высокопоставленных особ. Так что Дерпи сглотнула комок в горле и полетела к замку. Она приземлилась возле специального “почтового” входа, постучала и стала ждать.

Вскоре двери открылись, и к почтальонке приблизился стражник. Выглядел он… не так, как обычно выглядят стражники. Обычно эти ребята всегда брутальны и невозмутимы, этот же был печален, помят, а глаза его были полны грусти.

— Добрый вечер… – тихо сказал он.

— Здравствуйте, – промедлив, ответила удивлённая почтальонка. – Я принесла посылку.

— Хорошо.

— Тогда, будьте добры, распишитесь здесь, – сказала Дерпи, подавая стражнику документы.

Тот слабо кивнул, расписался, принял посылку и медленно пошёл обратно. Но пони его остановила.

— Простите мне моё любопытство, – начала она, – но… Почему вы так подавлены? С вами случилось что-то плохое?

Стражник помялся, но ответил:

— Ну, есть одна проблема… Мне очень понравилась одна пони, но я не знаю, как ей в этом признаться.

В глазах Дерпи промелькнул огонёк, а на лице появилась едва заметная улыбка.

Она решила помочь стражнику. А её нефиеанские друзья придали ей смелости. Став куда более решительной, она немедля приступила к делу.

— В таком случае я помогу вам! – громко сказала изменившаяся Дерпи.

Стражник поперхнулся.

— В-в-вы? Н-н-но к-к-как? – пролепетал он.

— Да, я! – ответила Дерпи, — Слушай, парень, никто тебе не скажет, что девушке нужно, кроме другой девушки. Ты встретил такую девушку – меня – так что слушай внимательно.

Если ты хочешь признаться своей особенной пони в своих чувствах, то ты должен знать одну вещь: все девушки любят быть приятно удивлёнными, без исключения. Но для каждой должен быть свой особый подход. Это зависит от характера. Так, для тихих признание должно быть довольно спокойным, мягким, а для бойких – неординарным, внезапным, может даже и немного резким. Я знаю, что вы, стражники, проходили при подготовке курсы по основам психологии, так что можете узнать основные черты характера пони по поведению. Так что присмотрись к ней, отметь детали – и вот, примерный портрет будет готов!

Затем, после того, как ты узнал характер своей избранницы, можно приступить непосредственно к признанию.

Моё предложение следующее.

Для начала попроси небольшой отпуск. Когда получишь, то начни просто гулять по городу и постарайся встретить свою особенную пони, скажем, возле магазина. Предложи свою помощь – поднести пакеты. Затем начни разговор – сначала с какой-нибудь общей темы (пускай даже погоды), затем можно переходить к другим. Обязательно прояви чувство юмора. А вот дальнейшие шаги зависят непосредственно от характера избранницы. Если она спокойная, то сопроводи её до дома. Когда она поблагодарит тебя и попроси поставить пакет, сделай это, а затем неспешно поклонись и признайся. Затем посмотри на неё. Она будет удивлена, но она согласится. Если же она, так сказать, активистка, то надо вызвать более сильное удивление. Сначаал “подготовь” её несколькими хорошими шутками. А затем скажи ей, что хочешь задать вопрос, и как только она согласится, поставь пакеты и начинай петь – название и исполнителя я точно не помню, но текст таков:

When I saw you

Walking down the street,

I said: “That’s the kind of girl

I’d like to meet?

She is so pretty,

Looks so fine,

I’m gonna make her

My oh mine!

Heeeeeeey, hey babe!

Hu! Ha!

I wanna kno-o-o-o-ow

If you’ll be my girl?

Это обязательно сработает, я гарантирую это!

Стражник был просто ошарашен. От удивления он еле сохранял равновесие и не мог ничего сделать – только лепетал. Возможность нормально говорить он вновь обрёл лишь через пару минут.

— Спасибо… большое… Но, видишь ли, моя проблема куда серьёзнее…

Я влюбился в принцессу Луну.

Теперь уже Дерпи чуть не упала. Но она вскоре привела себя в чувства, поднялась и начла ходить туда-сюда, бормоча: “Н-да, это действительно серьёзно. Проблема, проблема…”
Она так ходила минуты две, а потом вдруг остановилась и повернулась к стражнику.

— Я нашла способ!

— Что? Какой? – воскликнул тот.

— Что ж, в твоём случае требуется нечто действительно масштабное и впечатляющее. Но у меня есть одна мысль…

Для начала тебе придётся занять место одного из стражников принцессы – хотя бы на день. Не думаю, что это будет сложно – зная вас, парней, и вашу “мужскую солидарность”… В общем, когда ты уже будешь заменять “болеющего”, делай ту же работу, что и они. Обращайся с принцессой галантно и аккуратно. Во второй половине дня, думаю, можно делать признание. Зная принцессу, вербальная форма будет на самой лучшей, так что…

— Я знаю! – неожиданно воскликнул стражник. – Я сделаю целую композицию – растяжка с красивой надписью, цветы, гирлянды… Размещу это в одной из комнат замка. А когда останусь наедине с принцессой, то порошу её зайти в эту комнату, и сопровожу её дотуда!…

Если только я осмелею…

— Ё-моё, ты только что составил отличнейший план! Ты обязательно найдёшь в себе смелость! – воскликнула Дерпи.

— Но когда ты имеешь дело с такими персонами…

— Не волнуйся, и всё будет просто отлично!

— Надеюсь…

— Хватит сомневаться и дрожать, действуй! Осуществи свою мечту! Будь жеребцом! Кто жеребец???

— Э… Ну… Я…

— Кто КОРОЛЕВСКИЙ СТРАЖНИК?

— Я.

— Кто брутален и в то же время галантен?

— Я.

— Кто умён и талантлив?

— Я!

— Кто знает, как обращаться с дамами?

— Я!

— Кто тут пикап маста?

— Ты… Э, то есть я!

— Кто смел и решителен?

— Я!

— Кто только что составил найлучшее признание в любви?

— Я!!!

— Кто начнёт его претворять в жизнь прямо сейчас?

— Я!!!

— Так чего ты стоишь? Действуй!!!

— Я сделаю это!!! Я сделаю!!!

— А вот это правильный настрой! – сказала почтальонка.

— Спасибо большое! – воскликнул стражник, крепко обнял и поцеловал Дерпи как добрую старую подругу, отблагодарил её ещё раз и убежал осуществлять мечту.

Пони проводила его взглядом, и, вздохнув, улетела.

Она вернулась в Понивилль когда день уже приближался к закату. Дерпи устала от долгих полётов, поэтому приземлилась неподалёку от городка и продолжила путь пешком. По дороге она задумалась и поэтому пошла не той улицей. Но, осознав это, встрепенулась и пришла в себя. И от того, что она увидела, её сердце чуть было не выпрыгнуло из груди: она была прямо перед домом, в котором жил Доктор! И, более того, дверь открывалась!

Дерпи была шокирована и обескуражена, она не знала, что делать. Нефиеане пытались успокоить её, но не могли ничего поделать.

Тем временем двери открылись полностью, и жилец вышел на улицу. Он увидел почтальонку и очень удивился:

— Дерпи? Что ты тут делаешь?

Дерпи, час назад бывшая специалистом экстракласса по всем видам межличностых отношений, не имевшая никаких комплексов, за секунду превратилась в самую неловкую пони Эквестрии. Её волнение было таким сильным, что пришельцы не могли с ним справиться никак, не выдав при этом себя.

Но почтальонка всё же, хотя и промедлив, ответила:

— О, з-з-дравствуйте, Доктор! Я п-просто возвращалась н-на станцию…

— А почему пешком?

— Н-немного устала.

— Ясно… – “понимаю, для путешественника во времени то, что я сейчас скажу, звучит нелепо, но я не знаю, как это сказать получше на данном языке”. – У тебя есть время?

— Что? Зачем?

— Ну, это будет не вежливо не предложить помощь уставшей леди.

Дерпи была готова упасть в обморок.

— Й-йя?

— Да, мэм, – ответил Доктор. – Так что не хотите ли немного отдохнуть за чашечкой чая?

Почтальонка попробовала ответить, но сказать ничего не могла – только открывала-закрывала рот. Доктор, видя это, слегка кашлянув, сказал:

— Будем считать, что это значит “да”.

И, отойдя в сторону, жестом пригласил её в дом.

Пегаска – после ментального толчка от нефиеанцев – молча и слегка дрожа кивнула и вошла внутрь. Доктор вошёл следом за ней и закрыл дверь.

Она оказалась в просторной комнате, обставленной по традициям Западной Европонии – не слишком много вещей, но со вкусом. Интересной деталью был огромный – от пола до потолка – шкаф квадратной формы, который небогатый студент вполне мог использовать в качестве общажной комнаты. Также внимание привлекал стол, на котором лежал небольшой побитый девайс.

— Это… – начала Дерпи.

— Да, – вздохнув, ответил Доктор. – Мой инструмент.

Понимаю, это была чистая случайность, но после того, как ты на него села, мне не удаётся его починить – повреждения слишком значительны.

— Извините меня! Я не хотела!

— Не надо извинений, Дерпи.

— Но из-за меня у вас проблемы!

— Это всего лишь случайность. Давай не будем об этом говорить.

Так, ты предпочитаешь чай с молоком или без?

— Лучше без.

— Хорошо. – сказал Доктор и ушёл заваривать чай.

Когда он ушёл, Дерпи, осознав, что ТАК продвинуться ей за всё это время не получалось ни разу, схватилась за голову и начала ходить туда-сюда – на задних ногах, так как она частично была под влиянием пришельцев – и бормотать: “Что же делать? Что же делать?” Она хотела исправить проблему, причинённую Доктору своей неловкостью, отблагодарить его за гостеприимство и, может, наконец самой признаться в своих чувствах, но всё ещё сильно сомневалась, смущалась и волновалась. Мысли шли бурным бесперебойным потоком, а в силу обстоятельств превращались в отборную неразбериху. В итоге почтальонка решила, что лучшее, что она сможет сделать сейчас, это… вернуть инструменту Доктора рабочее состояние. К чему и приступила.

Но у неё не было достаточно знаний и возможностей – поэтому, поразмыслив (если тот суматошный процесс, происходивший в её голове, можно так назвать), она решила привлечь силы пришельцев. Те – опять же в силу обстоятельств и наличия связи между разумами – оказались под её контролем. Так что использую знания Скре-ту и Халт’кери и магию Алвере – форма субастральной проекции даёт возможность колдовать не только самому волшебнику, но и тому, кто стал вместилищем его/её разума – она в лихорадочном темпе ремонтировала девайс.

В результате Доктор, когда вернулся с чайным набором, увидел Дерпи, сидящую на полу и неловко улыбающуюся и… свою звуковую отвёртку, целёхонькую и даже отполированную. От удивления он уронил поднос. Чай расплескался по полу, но Доктор, не обращая на это никакого внимания, подошёл к столу и остекленевшими глазами уставился на отвёртку. И застыл в таком положении на минуты полторы.

— К-как?

— А это – это я просто хотела помочь, очень сильно хотела. Но, извините, судя по этим часам мне уже надо бежать. Так что ещё раз простите! Но всё равно спасибо! До свиданья! – выпалила почтальонка и пулей вылетела из дома.

А Доктор остался, молча смотря то на отвёртку, то на удаляющийся серый силуэт пони.

Очень скоро Дерпи прибежала на почтовую станцию. Там она провела обычную процедуру завершения рабочего дня – нефиеанцы ей не мешали. Они пребывали в глубочайшем шоке от осознания того, что они не первые и далеко не самые развитые визитёры на этой планете, поэтому в данный момент пытались справиться с потрясением.

Они окончательно оклемались, когда Дерпи уже покинула станцию и шла домой.

Её путь проходил через Понивилльский парк. Тем вечером там было мало чего приметного, но одна компания была заметна издалека – группа из хранительниц Элементов гармонии, Спайка и Большого Мака. Выглядели они весьма странно: все уставшие, хранительницы стали явно темнее, а мужская четверть компании вовсе выглядела как вытащенная прямо из угольного забоя. Над ними курился то ли дым, то ли пар – из-за их состояния трудно было угадать, что же случилось: или они действительно малость поджарились, либо просто достигли точки кипения.

— Твайлайт, ты должна остановиться! – воскликнула Эпплджек. – Я понимаю, это важно для тебя, но… восемь попыток! А у нас ничего, кроме ожогов!

— Да, хватит! – добавила Рэйнбоу Дэш. – Восемь неудач за час! Мы вымотаны! А про состояние Спайка и Большого Мака вообще говорить не стоит – и так видно!

Большой Мак и Спайк, лежавшие ничком на траве в стороне, приподнялись, кивнули и упали назад.

— Я знаю, это сложно, дорогая, – сказала Рэрити. – Но уже восемь часов вечера!

— Я должна была накормить питомцев час назад, – тихо сказала Флаттершай.

— А я должна была накормить себя! – воскликнула Пинки Пай.

— Девочки, я всё понимаю! – ответила Твайлайт. – Но послушайте: такие благоприятные условия для Сверхобъединения Элементов гармонии следующий раз повторятся лишь через семнадцать месяцев! И…

— Проблема не в этом! – перебила её Рэйнбоу. – Проблема в том, что твоё “Совершенное Заклинание” не работает!

— Да! – воскликнули остальные.

— Я не знаю! Я не представляю, что пошло не так! Заклинание разрабатывали лучшие академики магических наук на протяжении месяцев, и проверялось оно неоднократно!..

Следующий такой благоприятный час будет только через семнадцать месяцев. Так что прошу вас, друзья: ещё одна попытка. А если и она провалится, что ж… тогда до встречи через полтора года!

— Ладно… – ответили пони и Спайк и разошлись по своим местам.

И в этот момент Дерпи вышла из кустов.

— Простите меня, но, может, вам нужна помощь? – сказала она.

Все восьмеро были очень удивлены, увидев почтальонку, но стали вести себя так, будто не имеют ни малейшего представления о том, что та сегодня творила.

— П-привет, Дерпи, – сказало несколько пони.

— Здравствуй, Дерпи, – сказала Твайлайт. – Спасибо за предложение, но… не думаю, что ты сможешь нам помочь. Это очень сложная магическая проблема.

— Понимаю… – грустно вздохнула почтальонка. – Но, позвольте спросить. Что же именно вы делаете?

— Что ж, мы пробуем осуществить одно очень мощное заклинание, которое я, Принцессы Селестия и Луна и несколько академиков разработали, – ответила Твайлайт. – Мы назвали его Заклинанием Сверхобъединения. Оно позволит соединить все силы Элементов в единый поток. Получившееся заклинание очень сложно в осуществлении, и требует особых условий среды. Такие условия сложились сегодня. Мы решили попробовать, но все попытки провалились. Хотя я, согласно подробнейшим инструкциям, проделала все девяносто пять этапов заклятья, наладили отвод положительной и отрицательной энергии, – она показала на Спайка и Большого Мака, – поскольку в процессе её образуется очень много, и не вся она нужна. И ничего! Сейчас будем пробовать опять, и если снова не получится, что ж, придётся отправлять Заклинание на доработку…

Дерпи, улышав это, только почесала затылок. Но Алвере, глава Совета Магов Нефие, поняла возможную причину неудачи и поделилась этим с пони. Она, приняв мысль, обрадовалась и, зная, что пришельцы тоже хотят помочь – пускай даже чисто из научного любопытства – донесла идею до всех присутствующих:

— Может количество энергии так велико, что требуется третий отвод?

— Серьёзно? – сказали хранительницы.

— Дерпи, это не сра… – начала было Твайлат, но неожиданно остановилась, и где-то через минуту хлопнула себя копытом по лицу.

— Конечно! – воскликнула она. – Как же мы до этого не додумались! Три отвода! Положительная, отрицательная и НЕЙТРАЛЬНАЯ энергии! Народ, теперь у нас получится, Заклинание сработает!

— Ты уверена? – спросил народ.

— Оно обязано! – ответила Твайлайт. – Если проблема только с отводами, то надо всего лишь выделить нейтральную энергию из общего выходного потока. Зная сигнатуры положительной и отрицательной энергий, это проще пареной репы.

— Что ж, в таком случае – так как я представляю, что чувствовали Большой Мак и Спайк – позвольте мне быть третьим отводом – для негативной энергии, – сказала почтальонка.

— Что? Нет! – воскликнула Твайлайт. – Ты представляешь, что может случиться? Тебя же может просто поджарить!

— Твайлайт, после всех ударов молний, что я получила, ещё один навряд ли что-то изменит.

— Но Дерпи…

— Никаких “но”! Со мной всё будет в порядке!

Твайлайт не нашла, чем возразить. Пони и Спайк заняли положенные места, и Твайлат, преобразовав Заклинание и сглотнув комок в горле, начала осуществление.

Тут надо сказать, что Сверхобъединение Элементов гармонии – это как запуск двигателя бесконечной невероятности, заправленного чистой концентрированной радостью, возле чёрной дыры гиперпортального типа. Это значит, что может случиться абсолютно всё, что угодно.

И всё, что угодно, случилось.

Как только Твайлайт закончила с последним, девяносто пятым этапом, гигантский столб света, окружил всех девятерых и устремился в Космос. Колонна сияла всего секунды три, но и этого хватило на то, чтобы пони и Спайк пронеслись через 2373465012596718 реальностей и встретили все возможные версии самих себя. Затем колонна растворилась, осталось лишь небольшое облако света, скрывавшее маленького дракона и пони, и началось собственно Сверхобъединение. Это сопровождалось не самыми приятными ощущениями: хранительницы чувствовали себя как на сеансе акупунктуры, на котором десять тысяч иголок ставятся им одновременно, Большой Мак почувствовал сильнейший зуд, Спайк – неистовую щекотку. Дерпи же почувствовала протяжный удар током. Все, кроме Большого Мака, который с трудом, но сдерживался, закричали – не столько от боли, сколько от неожиданности. А бедная пони-почтальонка чувствовала только боль – она и Алвере кричали, Скре-ту и Халт’кери просто ревели.

Тем временем где-то в полутора тысячах световых лет одна звезда превратилась в сверхновую, но тут же потухла, ибо прямо возле неё образовался гиперпортальный канал, и вся энергия передалась на Землю. Там она сконденсировалась на принцессах Луне и Селестии, которые от этого почувствовали себя хорошо как никогда прежде. Но всего лишь через секунду их радость сменилась депрессией, поскольку энергия покинула их и направилась к конечному пункту назначения – Понивилльскому парку. Там она запитала Сверхобъединение и привнесла изменения в ход процесса. Пони и дракон закричали ещё громче.

Трансформация длилась минуты три. И всё бы ничего, но во время процесса из облака света вырывались короткие, но мощные заряды, которые разлетались по всему миру, и пугали очевидцев до чёртиков. Так, один из зарядов достиг Кристальной Империи, где в разгаре были отборочные соревнования к Эквестрийским Играм, и попала в двух спортпони, готовившихся к старту. В результате один из них побил все рекорды по скорости бега, а второй – по прыжкам в высоту. Но тому второму повезло меньше, ибо он приземлился в королевскую ложу прямо на принцессу Каденс, и посему мужем оной был незамедлительно выпровожен – то есть выкинут. Пришлось начинать наново. Другой нашёл свою цель в Мэйнхэттене – тамошнюю Башню Часов, в которой спалил часовой механизм. Третий заряд попал в Дискорда. Ему от этого прострелило поясницу, а сие, в свою очередь, вызвало установление Абсолютного Хаоса – но всего на тринадцать наносекунд, так что этого никто не заметил. Четвёртый ударил в Вечнозелёный лес и испарил все запасы напитков сиберианских туристов. Никогда прежде не знал тот великий лес такой печали. Пятый достиг Восточных Королевств и превратил обычный светский приём в рэйв-пати…

Всего зарядов было более трёхсот, но, зная, что после двадцатого вы потеряете всякий интерес, давайте вернёмся к нашим героям, которые как раз проходили самую интенсивную часть процесса.

Энергия сверхновой сделала возможным Сверхобъединение, но её вливание имело ряд побочных эффектов: так, Спайк, бывший отводом положительной энергии, вырос почти что в три раза, Большой Мак, ставший отводом нейтральной энергии, внешне не изменился внешне никак, но интенсивная прокачка энергии сделала его самым здоровым пони из ныне живущих, хранительницы же… что ж, когда облако рассеялось, то стало видно, что сближение Элементов вызвало и сближение организмов в физическом плане. А “образцом” стала Твайлайт. Дерпи же, получив напоследок ещё один удар молнии, отлетела в сторону и упала на траву.

Пони и Спайк, не обращая никакого внимания на то, что произошло с ними самими, бросились на помощь почтальонке.

— Дерпи, ты нас слышишь? – спросили пони, когда привели подругу в чувства. – Ты в порядке?

— Я поджарка… – ответила Дерпи, выдавила лыбу и вновь упала на траву.

— Она в порядке! – вздохнули остальные и, наконец, обратили внимание на самих себя.

Вскоре на место телепортировались принцессы Селестия, Луна и Каденс вместе с Шайнинг Армором, которые почувствовали, что произошло. Хранительницы разбудили Дерпи. Зрелище последствий Сверхобъединения вызывало у новоприбывших смешанные чувства, и некоторое время они даже не могли придумать, что сказать. Первой пришла в себя Селестия:

— Что ж, наши поздравления! – сказала она с неловкой улыбкой на лице. – Вижу, Сверхобъединение произошло успешно.

— Даже слишком, Ваше Высочество, – ответила Твайлайт. – Таких последствий мы не ожидали.

— Да, сами в шоке, – подтвердили остальные участники процесса, то и дело поглядывая на свои новые крылья и рога.

— Мы всё равно рады за вас! – воскликнули Шайнинг Армор и Каденс.

— После первых попыток вы сообщили, что пробы не прошли успешно, – сказала Луна. – Почему же эта попытка стала успешной?

— Нам немного помогли, – ответили пони и дракончик и расступились, дав дорогу смущённой и покрытой тёмным налётом Дерпи.

Принцессы и Шайнинг Армор очень удивились.

— Позволь узнать, в чём заключалась твоя помощь? – спросила Селестия почтальонку.

— Я предложила себя в качестве третьего отвода, Ваше Высочество, – ответила Дерпи.

— Третий отвод?

— Да, для нейтральной энергии, – сказала Твайлайт. – Но сама Дерпи стала отводом для негативной.

— Сегодня Дерпи помогла многим из нас, – сказали хранительницы.

— Агась, – подтвердил Большой Мак.

— Особенно мне, – добавили Эпплджек и Пинки Пай.

— И моей сестре! – воскликнула Рэрити.

— А мне нет! – вмешалась Рэинбоу Дэш.

— В следующий раз платите за доставку сразу… Ваше Величество! – ответила Дерпи ей.

Остальные с трудом удержались от смешка.

— Я вижу, что ты сделала много хорошего сегодня, Дерпи, – сказала Селестия. — Даже помогла со в такой неожиданной области!

— Как мы можем отблагодарить тебя? – спросила Луна.

— Ну, сейчас бы мне больше всего хотелось просто попасть домой, – ответила почтальонка.

Принцессы поклонились ей, смутив этим скромную пони, и телепортировали её прямо на порог её дома.

Там её встретила радостная Динки и вместе они провели тихий семейный вечер. Нефиеанцы на это время “отключились”, чтобы переварить полученную за день информацию.

В это время в Кантерлотском замке проходило экстренное совещание. Теперь уже девять аликорнов, Шайнинг Армор, Спайк, Большой Мак и все остальные пони, которым Дерпи сегодня помогла, были собраны там. Многие до сих пор были очень удивлены.

— Я много чего повидала за свою жизнь, – начала Селестия, – но сегодняшние события… Это просто ни в какие ворота!

— С Дерпи определённо что-то не так, – сказала Луна.

— Я знаю её уже давно, – сказала Рэйнбоу Дэш. – Но я не помню ни единого проявления её хитрости, и этого саркастического юмора.

— У неё этих черт никогда и не было. – ответил начальник почтовой станции. – Как и не было такой скорости реакции!

— Вы о чём?

— Это произошло ещё перед тем, как она начала доставку, – начал начальник станции. – Один грузчик уронил ящики с хрустальной посудой, и она выпала. И Дерпи поймала их все! Ни одна не разбилась! Она была как молния!

— Продолжая тему… – перебила его Спитфайр. — Дерпи говорила, что однажды починила там у вас устройство-распределитель…

— Что? Серьёзно? – удивился почтмейстер. – Она боится этой штуки как огня, ибо та грохочет просто жуть!

— Тогда как она починила наше “Чёртово колесо”? – воскликнула Спитфайр.

— Она сделала что? – удивились присутствующие.

— Она починила эту страшную штуку? – воскликнула Рэинбоу Дэш. – Откуда у неё знания?

— Думаю, оттуда же, откуда и астрономические знания, не описанные в книгах, – сказала Рэрити.

— И знания по альтернативным способам приготовления сладостей! – добавила Пинки Пай.

— И знания по технологиям строительства и сибирскому языку, – добавил Спайк. – Услышал это, когда был на рынке.

— Но самое важно состоит в том, откуда у неё знания в области настолько высокой магии, – сказала Твайлайт. – Она ничего не знала про Сверхобъединение, я в этом уверена. Но только благодаря Дерпи нам удалось его совершить.

— Я согласна с Твай, – сказала Эпплджек. – Мой брат рассказал, что для моего выздоровления Дерпи использовала метод, похожий на магию, – Большой Мак кивнул. – Она сказала, что научилась ему в Маунтин Мидоу…

— Маунтин Мидоу? – воскликнули Селестия и Луна.

— Да, Ваши Величества, – подтвердили Эпплы.

— Из-за опасностей оползней эту деревню расселили сорок лет назад, – тихо сказала Селестия.

Повисла тишина.

— Чего??? – воскликнули пони.

— Она что, с привидениями говорила? – воскликнул Спайк.

— Или она наврала нам! – крикнули Рэинбоу Дэш, Спитфайр, Рэрити и Эпплджек.

— ТИХО!!! – разнёсся по залу громогласный крик Луны. – Мы ушли от основной проблемы: что же всё-таки случилось с Дерпи, и что нам с этим делать.

— Наверное, я знаю… – тихо сказал Дискорд, который начал “отходить” от состояния статуи.

— Ты знаешь? И что же? – воскликнули остальные.

Дух Хаоса сглотнул комок в горле и начал.

— Я встретил Дерпи, когда гостил у Флаттершай. Перед тем, как она пришла, прибежал Эйнджел, весь в репейнике, и поэтому Флаттершай сказала Дерпи подождать, пока она будет чистить кролика. Мне же она сказала составить ей компанию.

Когда она отвернулась, я решил *а-кхем* малость загипнотизировать ту пони…

— Дискорд!!! – возмутились все присутствующие, особенно Флаттершай.

— Что? Да, я не мог устоять: привычка – вторая натура, как говорится. Так что не удивляйтесь.

В общем, забавы ради я решил загипнотизировать её – слегка так. Но вдруг всё изменилось! Она обратила мой гипноз против меня!

У всех остальных от этих слов в очередной раз отвисла челюсть.

— Да, она меня загипнотизировала, – продолжил Дискорд. – Я не имею ни малейшего понятия, как она это сделала. Но в одном я уверен: в момент “перенаправления” гипноза я почувствовал, что в теле пони было не одно сознание…

— ЧТООООООО??? – воскликнули остальные.

— Да, так оно и было, – сказал дух. – И я не знаю, как это объяснить.

— Хочешь сказать, что в неё что-то или кто-то вселился? – переспросили Луна и Селестия.

— Или она перевёртыш! – воскликнули некоторые из присутствующих.

— Не, она точно не перевёртыш, – ответил Дискорд. – Перевёртыши на такую имитацию не способны. Однажды я поспорил с Крисалис, и она, как ни старалась, не смогла проделать подобное.

Думаю, Селестия и Луна правы, В Дерпи действительно кто-то есть.

Принцессы кивнули.

— У нас есть “рабочая гипотеза”. Теперь нам надо провести наблюдения, – сказала Селестия.

— Ты хочешь сказать, пошпионить? – произнёс Дискорд с ухмылкой.

— Есть предложение получше? – сказали ему принцессы.

Дух не нашёл, чем возразить.

— В таком случае группа Уандерболтов, Каденс, Шайнинг Армор, Спайк, Твайлайт, Эпплджек, Рэрити, Рэинбоу Дэш, Флаттершай, Пинки Пай, Дискорд, Луна и я будем наблюдать за Дерпи. Остальные – возвращайтесь домой и завтра ведите себя так, как будто ничего и не было, – сказала Селестия.

— Соберёмся в 18:00 в саду замка для подведения итогов, – подытожила Луна.

Присутствующие согласились с этим решением и разошлись.

На следующий день они приступили к осуществлению задуманного. Когда Дерпи, отведя дочку в школу, пришла на станцию, почтмейстер и заведующий хранилищем с невозмутимыми лицами – насколько это было возможно после вчерашних событий – дали ей новое задание. Почтальонка кивнула и немедля приступила к доставке. С этого момент и началась слежка: аликорны, Шайнинг Армор и Дискорд погрузились в заклинания слежения (новичкам пришлось учиться в авральном режиме), а Спайк и Уандерболты начали обычную слежку из прикрытий.

С первых же секунд все приковали свой взгляд к пегаске и тому, что она делала. Такой широты действий, как вчера, не было, но, тем не менее, посмотреть было на что.

В тот день Дерпи совершила не так много актов помощи, но они по качеству исполнения не уступали вчерашним. Акты были следующими: сначала почтальонка спасла сады Дэйзи, Лилли и Роуз от очередного внепланового нашествия параспрайтов. Сделала она это путём показывания вредителям такой жуткой гримасы, что Дискорд – который тоже имел несчастье это видеть – опять захотел стать статуей. Затем Дерпи сказала хмурым сиберианским туристам – на их родном языке, разумеется – что они могут пополнить свои запасы в лавке Берри Панч. После она встретила Великую и Могучую Трикси, которая утверждала, что прибыла в Понивилль на время короткого отпуска, и показала ей один хороший трюк: как с помощью минимального количества магии сменить цвет шёрстки, гривы и хвоста. Трикси была ей благодарна, но сначала, когда она сама вдруг стала красной, верещала с перепугу на весь городок. Далее почтальонка спасла группу юных пони от лесных волков – она просто приземлилась перед обитателями леса и с красноречием рекламного агента описала волкам все прелести новой пилорамы Додж Сити. Звери, прослушав сию информацию, передумали нападать и, извиняясь, ушли назад в заросли. После этого Дерпи втихаря отремонтировала трансформаторную подстанцию Понивилльской ГЭС. И, в завершение дня, она научила Свити Белль колдовать, а Скуталу – летать. Способы были весьма несложными: для начала она заставила Свити пятнадцать раз подряд прочитать листок с парой заклинаний для создания защитного экрана, а через пару часов “организовала” сброс довольно массивной ветки на всю компанию Меткоискателей. И Свити, испугавшись за друзей, создала экран! Сначала все три жеребёнка были в шоке, но потом были готовы прыгать до облаков от радости, особенно сама Свити. Что же касается Скуталу, то с ней было ещё проще: когда юная пони отвлеклась, Дерпи слегка уколола её сосновой иголкой в нижнюю часть спины. Вскрикнув, Скуталу оставила тёмно-розовый след и скрылась в облаках. Мягко говоря, не ожидавшая такой прыти с первого раза, Рэйнбоу Дэш чуть было не потеряла сознание от удивления, а Спитфайр сделала для себя заметку о том, кто будет первым кандидатом в группу “Уандерболты: Следующее Поколение”.

Наблюдавшие не один час пытались просканировать пони, но всё, что они смогли узнать, ограничилось сведениями о нетипичной размытости и хаотичности ауры и увеличения интенсивности внутренней энергии. Так что, разочарованные, наблюдатели собрались в саду замка, чтобы обсудить, что делать дальше.

Все пришли вовремя – кроме принцессы Луны. Это было странно: опаздывала самая пунктуальная пони из всей группы. Собравшиеся уже начали волноваться, как принцесса появилась сама. Выглядела Луна шокированной и даже напуганной.

— Что с тобой случилось? – спросила Селестия.

— Я увидела истинную причину такого поведения Дерпи… – ответила Луна.

— И это было так ужасно? – содрогнулась Каденс.

— Да…

— И что же это было?

— Постойте! – неожиданно сказала Селестия. – Для начала, Луна, скажи нам, КАК тебе удалось увидеть причину. Потому что мы, фактически, ничего не добились.

— Ну… – неуверенно начала Луна и, прервавшись, чтобы сглотнуть комок в горле, продолжила. – В начале я использовала обычные заклинания для сканирования, но они не дали результатов. Поэтому я решила использовать другие – их области пограничной магии…

— Ты что использовала??? – вскричала Селестия.

— Я только хотела узнать причину! – ответила Луна. – И я её узнала…

Дискорд был прав – в Дерпи действительно вселились. Три сущности соединились с её разумом. И эти сущности берут пони под частичный или полный контроль во время этих самых актов помощи. Это всё выглядит безобидно, но… Эти трое не являются ни колдунами, ни духами, ни какими-либо ещё существами, известными нам.

— Что???

— Да, эти сущности не похожи ни на что другое. Их магия вообще мне непонятна. Выглядит всё так, будто они из другого мира!

— Тогда… кто они? И зачем пришли сюда?

— Не имею ни малейшего понятия.

На несколько секунд установилась абсолютная тишина. Нарушила её Селестия:

— Мы должны немедленно предпринять меры. Мы не знаем, что надо этим сущностям, так что мы должны заставить их покинуть тело Дерпи. Единственный способ – это заклинание извлечения. Понимаю, это не по-эквинистски, но выбора у нас нет.

Через час Дерпи будет проходить через парк Понивилля, возвращаясь с работы. Там мы её остановим и извлечём сущностей, вселившихся в неё.

— Постойте! А что насчёт её дочери? – воскликнули Хранительницы. – Динки, похоже, ни о чём не догадывается!

— Хм… В таком случае, нам надо ей всё рассказать.

— Мы займёмся этим, – ответили хранительницы.

— Через час мы узнаем всё, – сказала Селестия, и присутствующие исчезли во вспышке яркого света.

Час прошёл. Дерпи попрощалась со всеми на станции и, положив мешок для писем на спину, неспешно возвращалась домой.

Она шла через парк, когда услышала странный шум. Он продлился мгновение, а потом… все, кому Дерпи помогла вчера и сегодня, появились из множества вспышек света и окружили почтальонку. Она растерялась.

— Э… З-здрасте? – тихо сказала она.

Ответа не последовало.

— Дерпи, скажи нам, что с тобой случилось, – сказали Селестия и Луна.

— Что случилось, Ваши Величества?

— Твоё поведение, Дерпи, – вмешалась Твайлайт. — За последние пару дней ты много кого удивила и даже шокировала.

— П-простите, но я не понимаю, о чём вы.

— Эти твои “акты помощи”, – сказала Луна. – Ты их не помнишь?

— У меня в последние время появились провалы в памяти, Ваши Величества – я давно не была в отпуске. Но я всё равно не помню, чтобы я кому-нибудь помогала.

— Не лги нам, Дерпи, – послышалось из толпы.

— Что? Я не вру! Серьёзно, я не помню!

— Мамочка, почему ты не сказала мне? – послышался голос Динки, и она вышла из толпы. – Почему ты не сказала мне обо всех этих странностях?

— Прости, дорогая, но я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не помню…

— Ну всё… – сказали Селестия, Луна, Каденс и Твайлайт, выступили в перёд и приступили к осуществлению заклинания извлечения.

Дерпи не смогла даже отступить назад – четыре мощных потока энергии достигли её за мгновение, и ударили со всей силой. Она закричала от боли.

Рэрити и Эпплджек отвели Динки в сторону. Остальные застыли в ужасе.

Принцессы продолжали извлечение примерно минуту, до тех пор, пока истязаемая болью пони не крикнула: “Стоп!!!”
Аликорны немедленно прекратили. Дерпи упала на землю, но почти сразу же поднялась, отряхнулась и сказала – но громким, неестественным голосом, который будто имел несколько источников:

— Мы оставили слишком много следов… Мы виноваты сами… Что ж, если нас нашли, смысла таиться больше нет…

Пони скрыла яркая вспышка. От непереносимого сияния собравшиеся зажмурились.

Когда они открыли глаза, то увидели три полупрозрачных силуэта: ящероподобного существа в центре, цератопсоподобного справа от него и существа, похожего на перевёртыша, слева от него. Дерпи сидела на земле и держалась за болящую голову.

Эквестрийцы испугались и отошли назад. Почтальонка, увидев своих “соседей по разуму” вживую, замерла.

— Вы видели, что мы делали, – сказали пришельцы. – Мы вам вреда не причиним.

— К-кто в-вы? – дрожащим голосом спросили несколько пони.

— Вам будет тяжело это воспринять, но, просим, выслушайте нас и поверьте, – сказал Халт’кери.

— Как вы уже осознали, мы пришли не отсюда, – продолжил Скре-ту. – Честно говоря, мы даже не с этой планеты.

— Тогда откуда вы? – удивились эквестрийцы.

— Мы пришли из мира, который зовётся Нефие, – сказала Алвере.

— Это другая звёздная система, очень, очень далеко отсюда, – продолжил Скре-ту.

— Четыре тысячи световых лет, если быть точным, – добавил Халт’кери.

— Что??? – воскликнули присутствующие.

— Да, это так, – сказал Скре-ту. – Звёзд великое множество, и многие из них имеют планеты. Хотя планеты, на которых может существовать жизнь, редки. За всё время исследований мы нашли не более семи сотен – для космоса это ничтожно мало.

— А вы – первая, сформировавшаяся чужая (для нас), цивилизация, которую мы встретили, – добавила Алвере.

— Хотя мы изучаем глубины космоса более века, – добавил Халт’кери.

— Так значит… – начала тихо Твайлайт. – Есть другие планеты, и жизнь на них?

— Да, – ответил Скре-ту. – Хотя чтобы их найти, надо хорошо постараться.

— Понятно…

— Мы просим прощения за то что напугали и шокировали вас, – начала Алвере.

— И особенно мы просим прощения у Дерпи, – сказали Халт’кери и Скре-ту.

— Я вас прощаю, – ответила пони. – Если честно, с вами было интересно провести время. Только у меня одно замечание: в следующий раз, прежде чем вселяться, предупреждайте. Ладно?

— Обязательно, – ответили нефиеанцы.

После этих слов ситуация изменилась. Эквестрийцы успокоились, и начали пытаться завести с пришельцами разговор.

Первыми начали Принцессы.

— Извините нас, но нам интересно… – начала Селестия.

— Почему вы прибыли именно сюда? – перебив её, спросила Луна.

— Что ж, – начал Халт’кери, – ваша планета была частью нашей исследовательской программы. Мы построили ряд мощных телескопов, чтобы искать планеты, более удалённые от нашей родной. Благодаря нашим магам мы уже исследовали ближайшие миры…

— Постойте, у вас тоже есть магия? – удивились пони.

— Да, – ответил Халт’кери. – И как у вас, на Нефие магией хорошо владеет только один народ, – пришелец аккуратно показал на свою соседку. – Эти самые маги разработали заклинание, позволяющее путешествовать между мирами…

— Это возможно, но занимает очень много времени и сил, – вмешалась Алвере, видя недопонимание на лице эквестрийцев. – Также это заклинание позволяет путешествовать только в форме так называемой “субастральной проекции”. Мы сейчас и есть эти самые проекции.

— Но это заклинание имело ограничения по расстоянию – дальше шестидесяти семи световых лет проникнуть было нельзя, – сказал Скре-ту и показал на товарища сбоку. – Но этот большой парень, Халт’кери, Первый Мастер Технологий Нефие, разработал устройство, которое позволило путешествовать куда дальше.

— Да, это так, – кивнув, сказал Халт’кери. – Но путешествия до сих пор невозможны без помощи сильных магов. Мы здесь благодаря единственной даме в нашей компании – Алвере, главе Совета Магов Нефие.

— Но без твоего устройства это было бы невозможно, – сказала она, поклонившись. – И, продолжая о том, почему мы прибыли именно на Землю – ваша планета была выбрана как наиболее перспективный объект в нашей программе “Долгий Путь”, а нашёл её и выдвинул на первый план Мастер Скре-ту, Первый Астроном Нефие.

Скре-ту поклонился.

— И вот мы здесь! – подытожил Халт’кери.

— Вы прибыли, чтобы исследовать планету? – удивились пони. – Тогда почему вы не пришли открыто? Мы б вас с радостью приняли!

— Понимаете, мы предполагали, что наше открытое появление, мягко говоря, напугало бы вас, – ответил Халт’кери. – Поэтому работали согласно стратегии вселения. И таковы были наши директивы.

— Наши архивы всегда открыты для исследователей! – заявили Селестия и Луна. – Вы можете использовать любые материалы, которые захотите!

— Благодарим, но нам это уже не нужно, – ответил Скре-ту.

— Не нужно? – удивились принцессы.

— Да. Видите ли, я телепат, – продолжил нефиеанин. – Я могу извлекать информацию непосредственно из сознания другого существа. Этим я и занимался всё время: добывал данные и делился ими с коллегами. Также благодаря этому вам нет нужды представляться, Ваши Высочества!

— Ясно… – ответили аликорны.

— Кстати, я должен поблагодарить вас, принцессы! – сказал Скре-ту. – Именно вы обеспечили нам значительную часть знаний об этом мире. Особенно вы, принцесса Твайлайт.

— Я? – удивилась та.

— Да. Значительную часть уникальных сведений мы смогли получить только благодаря вам и вашим выдающимся знаниям.

— Что ж, спасибо… – смущённо ответила Твайлайт.

— Не надо смущаться, если так оно и есть! – воскликнул Скре-ту. – Также нам хотелось бы поблагодарить и всех остальных за более детальные данные.

И особенно нам хотелось бы поблагодарить Дерпи, – нефиеане поклонились ей.

Эквестрийцы кивнули в знак благодарности. Почтальонка же, улыбнувшись, обратилась к своим бывшим “соседям по разуму”:

— Скажите, пожалуйста, почему вы выбрали именно меня как посредника?

— Тебе просто “повезло” стать первым представителем цивилизации, которого мы встретили, – ответил Халт’кери. – А согласно инструкциям, мы должны были вселиться в первого попавшегося представителя другой культуры.

— Теперь я понимаю… – проговорила Дерпи. – Тогда, раз вы узнали про наш мир, расскажите нам про свой!

— Да! – поддержали остальные пони, и особенно Динки, которая выбежала из толпы и теперь сидела возле мамы.

— Если вы простите… – сказал Халт’кери и обратился к соседу. – Скре-ту, начинай!

— Если вы просите… – проговорил Скре-ту и начал рассказ. – Что ж, Нефие. Наша родная планета. В целом, она похожа на Землю – размеры почти идентичны, но наш мир немножко меньше. Почти такой же вид из космоса: голубые моря, зелёные и бурые материки, белые облака. Атмосферы же планет практически идентичны. Различия заключаются в том, что суша на Нефие сосредоточена в основном в южном полушарии, и самой суши больше, но, несмотря на это, материки покрыты не степями и пустынями, а лесами и лугами. Основные же различия, как вы, наверное, догадались, заключаются в составе флоры и фауны. Но пусть между планетами четыре тысячи световых лет, но живой мир похож – у нас тоже есть и растения, и животные. Хотя наши растения тоже могут двигаться, пускай и не так быстро…

Что касается планетарной системы, то тут уже много различий. Для начала стоит сказать, что у Нефие два солнца и три луны…

— Что? Серьёзно? – несказанно удивились Селестия и Луна.

— Да, Ваши Величества, – продолжил Скре-ту. – Более того, солнца Нефие меньше земного – это оранжевые звёзды, в то время как солнце Земли звезда жёлтая. Луны Нефие также меньше, чем луна Земли, но к планете они расположены ближе. И, для информации, обычно лун у планет больше, чем солнц, – после этих слов Луна одарила сестру хитрым и ехидным взглядом. – Теперь давайте вернёмся к главному. Как я сказал, У Нефие два Солнца, но они маленькие, и располагаются близко друг к другу, поэтому нефиеанский год короче земного – около 280 дней. Относительно периодов обращения лун, то они составляют 7, 12 и 18 дней. Что же касается остальных планет… В нашей системе, Кхору-Дхире, их 11, в вашей же – 8. В нашей системе всего три больших газовых планеты, но у нас есть две большие планеты с твёрдой поверхностью (они где-то раз в пять больше Нефие), аналогов которых в вашей системе нет.

Это про астрономию с географией. Что касается населения и культуры, то я передаю слово специалисту…

И Скре-ту уступил место Алвере.

— Хорошо… – произнесла она. – Если говорить о населении Нефие, то перед вами сейчас представители всех разумных видов планеты…

— Только три? – удивились эквестрийцы.

— Да, – вздохнула Алвере. — Тут, на Земле, их куда больше, а у нас всего лишь три – Три Нации, как мы себя зовём. Но для весёлой жизни этого более чем хватает.

Касательно количеств представителей каждой нации, то они примерно равны: где-то по миллиарду. Самоназвания наших народов – ндекхи, – Алвере указала на Скре-ту, – джате, – указала на Халт’кери, – и эустаа, – указала на себя. – Как вы уже слышали, эустаа – единственный народ магов, а ндекхи способны к телепатии. Джате подобными талантами не обладают, но много проворнее и куда живуче остальных. Вместе мы образуем Союз Нефие – единое государство мира. Столицей является Седт’мал – очень большой город. В нём проживает более пятидесяти миллионов жителей.

На лицах эквестрийцев отобразилось неверие.

— Да, пятьдесят миллионов, – продолжила Алвере. — Много народу… Но, тем не менее, Седт’мал – это культурный, торговый, научный и промышленный центр планеты. Это очень красивое место, я вам покажу…

И Алвере с помощью магии создала похожее на голограмму изображение города. Высокие небоскрёбы оригинальной архитектуры, широкие улицы, красивые парки… Выглядело это чудесно. Пони любовались этим великолепием несколько минут – после Алвере устала, и видение растворилось в воздухе.

— Это современная ситуация, – продолжила волшебница. – А сейчас несколько слов про нашу историю.

Сами культуры возникли около двенадцати тысяч нефиеанских лет назад. Тогда это было множество мелких государств. С течением времени они объединялись, и итогом стало образование Трёх Империй. Они существовали пять тысяч лет, и в последствие были преобразованы в республики. Но поскольку между государствами уже давным-давно сформировались прочные связи, а конфликты прекратились, в результате интеграции образовался Союз Нефие. Столица была построена там, где бывшие Империи граничили. И недавно мы отпраздновали тысячелетие образования Союза.

— Наши поздравления! – сказали эквестрийцы.

— Спасибо! – ответили нефиеане.

— Вы не будете возражать, если мы зададим вам ещё несколько вопросов? – спросил Спайк.

— Нет, спрашивайте, сколько хотите! – ответили пришельцы.

— Скажите, как вам удалось так быстро выучить языки?

— При установлении телепатического контакта язык “принимающей стороны” – это первое, что усваивается. Иначе общение невозможно, – ответил Скре-ту.

— Хм… Интересно, – сказал Спайк.

— Почему вы нам помогали? – спросила Спитфайр и ещё несколько других пони.

— Не знаем… Альтруизм? – пожал плечами Халт’кери.

— Тогда почему это было так странно?

— Простите, но другие способы нам не известны.

— Вы ничего не сказали о духах… – вмешался Дискорд. – На Нефие есть мои собратья?

— Да, на Нефие тоже есть духи, но они редки, – ответила Алвере.

— И они предпочитают как можно реже бывать среди нас, смертных, – добавил Халт’кери.

— А есть ли на Нефие свой покровитель Хаоса?

— Да, есть, – ответила Алвере. – И, должна сказать, что отличаетесь вы только внешностью.

— Любопытно… А, кстати, всё-таки, как вам удалось загипнотизировать МЕНЯ?

— Искусство отражения нападений. Первостепенный секрет Совета Магов Нефие. Разглашению не подлежит.

— А что насчёт демонстрации?

— Это тоже невозможно – условия не чрезвычайны.

— Жаль.

— Я понимаю.

— Нам бы хотелось уточнить ещё некоторые детали… – вмешалась Рэрити.

— Какие именно?

— Что ж… Каково ваше отношение к моде?

— Если вы говорите об одежде, – начала Алвере, – то мы, как и вы, носим её нечасто. Ндекхи и джате, в частности, вообще предпочитают красить тела, а не носить одежду.

— Вы сказали, что атмосферы Нефие и Земли очень похожи, – сказала Рэйнбоу Дэш. – Но есть ли у вас патруль погоды?

— Скажем честно, контроль погоды оказался для нас самым удивительным достижением вашей цивилизации, – ответил Скре-ту.

— У вас нет ничего подобного?

— Нефиеане больше привыкли к прогнозам.

— Простите меня, но… – тихо сказала Флаттершай. – Вы говорили, что на Нефие и животные, и растения, движутся, так что… – она сделала паузу и немного смутилась. – Вы держите и тех, и тех как питомцев?

— Да, – ответил Халт’кери. – Хотя, признаюсь, и для некоторых нефиеан питомец-растение – это звучит дико.

— Мне бы хотелось узнать ваше мнение о нашей кухне… – сказала Эпплджек.

— Да! Мне тоже! – воскликнула Пинки Пай.

— Что ж, в целом она нам понравилась, – ответил Халит’кери, – Хотя для нас она слишком сладкая. К такому количеству сладостей мы просто не привыкли. Это сложно, даже если ты всеядный.

— Что??? – воскликнули пони.

— Да, представители всех Трёх Наций – существа всеядные, – продолжил Халт’кери. – Но мы предпочитаем что-нибудь фотосинтезирующее или неорганическое.

— Неорганическое?

— Да. Но продемонстрировать я не смогу – через меня всё пройдёт как сквозь воздух.

— Скажите, а… ваши семьи похожи на наши? – спросили Каденс и Шайнинг Армор.

— Абсолютно такие же, как и у вас, – ответила Алвере.

— А что вы думаете о нашей планете вообще? – спросила Пинки Пай. – Она вам понравилась? Как сильно? Вы останетесь?

— Ну… – начал Скре-ту. – В общем, мы должны сказать, что нам понравился этот мир. Для нас он непривычен, но… Нам нравится! А что насчёт того, чтобы остаться… Согласно плану, мы должны вернуться на Нефие сразу же после окончания экспедиции. А согласно протоколу, появление перед вами и установление контакта как раз и значит её завершение.

— Жаль… Но вы ведь вернётесь?

— А вот это вполне возможно!

— Да? – удивились эквестрийцы.

— Это так, – подтвердили нефиеане, и Скре-ту продолжил. – Вторая экспедиция будет снаряжена как только будет обработана информация, полученная в ходе этой. Это займёт немало времени, но всё же…

Сейчас контакт между цивилизациями установлен, так что вторая делегация будет куда больше. Поэтому мы просим назначить принца Шайнинг Армора и принцесс Каденс и Твайлайт организаторами официальной части приёма, а хранительниц Пинки Пай, Рэйнбоу Дэш, Рэрити, Эпплджек и Флаттершай – организаторами фестивальной части.

Присутствующие улыбнулись. Луна и Селестия, улыбнувшись, кивнули в знак согласия.

— Ещё один вопрос, можно? – неуверенно начала Твайлайт. – Это может прозвучать нагло, но… Ваши технологии. Вы обошли нас на десятилетия. Так что…

Если можете, дайте нам урок!

— Знаете, это довольно проблемный пункт, – ответил Халт’кери. — Согласно директивам, делиться мы не имеем права, но ряд некоторых исключений всё же имеется. И эти исключения применить можно.

Конечно, всего мы вам выдать не можем – ряд разработок при некорректном использовании может причинить большой вред, поэтому мы их разгласить не можем. Но основная часть наших технологий вполне безвредна. Так что мы вправе их вам предоставить.

Но вот остаться и научить вас мы не сможем. Поэтому, зная эти обстоятельства, мы пошли другим путём – мы решили оставить вам специалиста!

Нефиеане сделали шаг назад и поклонились Дерпи.

— Я??? – удивилась пегаска.

— Да, – ответил Халт’кери. – Чтобы воспринять такой объём информации нужна очень хорошая память. А у тебя, моя дорогая, память просто отличная!

— Вы уверены?

— Уверены, – ответил Скре-ту. – Поверь нам.

— Хорошо…

— Также вместе с информацией про технологии мы оставляем вам сведения о нашей культуре и магии, – добавила Алвере.

— И магии? – удивилась Дерпи вместе с другими присутствующими.

— Да. Мы не жадные, – сказал Халт’кери.

Эквестрийцы искренне поблагодарили нефиеан за такой дар.

— Что ж, теперь нам пришло время возвращаться домой, – вздохнул Халт’кери.

— Постойте! Ещё один вопрос! – неожиданно воскликнула Дерпи.

— Да?

— Мы встретимся снова, но это будет тут, на Земле. Скажите, мы когда-нибудь сможем увидеть ваш мир?

— Вы не находитесь под действием устройства, – начал Халт’кери, – так что никого забрать мы не сможем. Но сейчас у вас есть знания, чтобы создать аналогичную установку, так что… Подождите ещё несколько лет!

— И я должна добавить, – вмешалась Алвере, – что, изучив вашу магию, я поняла, что вы сможете разработать заклинание, позволяющее путешествовать, сохраняя физическое тело, даже раньше нас. Особенно сейчас, когда вы получили поддержку.

— Спасибо!

Нефиеанцы поклонились и сказали:

— И вам спасибо, друзья! Увидимся!

— Как будет по-нефиеански “прощайте, друзья”? – спросила Динки маму.

— Минуту… А! “Гек’на, граиде”!

— Гек’на, граиде! – попрощались эквестрийцы.

— До свидания, друзья! – попрощались нефиеане.

Затем Халт’кери и Скре-ту поклонились Алвере, она сосредоточилась, между её рогов появилась сияющая сфера, и через мгновение гигантская колонна света, устремившаяся в небеса, унесла пришельцев прочь.

Свет рассеялся через несколько секунд, и в центре поляны уже никто не стоял.

Этот день перевернул представление всех эквестрийцев о мире. Они узнали, что не одиноки во Вселенной, и что там, среди звёзд и планет, они смогут найти и найдут друзей.

* * *

Пони, Спайк и Дискорд ещё долго были на той поляне. Потрясение от контакта было невероятным. Эта встреча изменила всё.

С завтрашнего дня началась новая жизнь. Пони и другие земляне начали относиться друг к другу ещё добрее, и с ещё большим пониманием. Шайнинг Армор, Каденс и хранительницы Элементов начали подготовку к встрече следующей делегации с Нефие. Дерпи стала проводить ещё больше времени с дочкой и сменила работу – она стала главной пони в центре исследований Нефиеанского наследия.

В общем, произошло многое, и ещё большему предстояло случиться. Но это уже другая история…

Комментарии (5)

0

Crazy Frog — Hey Baby?

chernik #1
0

Опускание Рэйнбоу порадовало.

Теперь шоу фриков. Ой протите, талантов.

Вселение в пустую голову Дерпи — окай. Насильное принуждение к не выдаче тайны и проч — зомбификация, насилие над личностью и прочий нацизм. Вот она магия.

Типа такие умные, дававйте не палиться — и пошли сплошные проколы. Пони в черном должны были отловить ублюдков в первый день. Бон бон что ли в отпуске?

Мвежие силы Эплджек. Если по описанию это скорее не магия а кодовое слово — то это психотропное воздействие. Новых сил нет. Просто поциент работает на резервах. После окончания зомбирования --эплджек в коме или вообще в могиле. Что кстати должно по логике произойти и с Дерпи. Ибо фанф вроде как техно-магию проповедует с наукой, то законы природы должны работать.

Еще Дерп померла бы от ракетного способа движения — ракета двигается не от того что топливо где то там горит, а из-за того что оно горит в камере сгарания и с чудовищной силой вылетает из сопла. По сценарию это глотка и рот Дерпи — ей все бы к псовым чертям выжгло и разарвало на мелкие лоскуты.

Дискорд. Вот толи он взял под контроль сознание дерпи, и потом отвлеченный поддался ответному, или все же это отражение воздействия. В первом пришельцы бы сами свихнулись (не лезь в голову Хаосу — тебя сожрет)

redrem #2
0

Меня смущает тотальная аликорнизация, но так рассказ получился интересный, добрый. На мой вкус многовато пришельцев и маловато поняш, но почему бы и нет... +1
ЗЫ: Удар молнии в часовую башню? На календаре 21.10.2015. Совпадение... не думаю!

Dwarf Grakula #3
0

Неплохо, мне понравилось. +1.

GORynytch #4
0

«Прости, дорога, — ответила Дерпи» – какая дорога?

«у нас было, что перекусить» – запятая непонятно зачем.

«Как раз во время» – в данном случае, слитно

«но сказать про это или даже подать вид он не имел никакой возможности» – угу. И сами «палятся» каждую минуту. Если поведение некоторого... существа резко меняется – это уже повод заподозрить, что с ним что-то не так.

«кстати, Солнце примерно в миллион раз как раз и превосходит Землю» – знания могут быть неверными, они же на другой планете. Это ещё одно жуткое палево. К тому же, местное «солнце» вообще должно быть сверхкомпактным и сверхблизким. А звезда, вокруг которой вращается планета, на которой находится Эквестрия, скорее всего далеко, как Солнце от Плутона (локальное «солнце» вращается внутри своеобразной «сферы Дайсона» вокруг планеты, именно внутренний «рисунок» звёздного покрова сферы Дайсона и контролируют принцессы, сама же сфера разработана очень давно учёными Первого Рейха – моя головопушка, прим. автора комментария).

«Но атмосфера искажает свет» – как же тогда телескоп может помочь увидеть «истинный» свет звезды? Он ведь только усиливает световой поток (можно увидеть более слабые звёзды) и улучшаят угловое разрешение (можно увидеть раздельно две звезды, которые кажутся невооружённым глазом слитными, так проверяли зрение в древнем Риме).

« возьми “Справочник школьника” в библиотеке у Твайлайт» – какие ваши инопы продвинутые, даже про содержимое Твайкиного дуба знают.

«доставить ещё десть посылок» – так, вспоминаем: «Первым в списке значился Бутик Карусель» и «относительно немного посылок – двенадцать» – в какой системе счисления там считают ваши инопланетяне я не знаю, но с моей точки зрения они какие-то малограмотные, даже арифметики не знают.

«чувствовали себя нелвоко» – это как?

«бегали о одного жителя» – как?

«по пути погрозив младшим Кейкам копытом» – прям так и послушались

«ВСЕ волочы стояли» – это что за орган у поней?

«волосы вместе в некое подобие ремня» – вспоминается рассказ Задорнова про то, как два немца удивились качеству ремонта. Прошу прощения, но в интернете нормальной ссылки не найти, приходится копировать из запасников:

Два немца едут по Подмосковью на ГАЗике, на козле военном, а водитель Василий такой. Всех кто нехорошо соображает, я Василиями называю. И вот ГАЗик вспыхнул, встал, немцы говорят, надо из автосервиса вызвать помощь. Сейчас, конечно, у нас полное Подмосковье сервисов, запчасти для козлов военных, конечно, да! Василий говорит – я пошел. Куда? В автосервис. Пошел в деревню, вернулся из деревни, принес консервную банку, ножницы садовые и колготки ношенные женские. Немцы спрашивают: «Это из автосервиса?» Да, конечно! И начинает что-то делать, то есть, отрезает от банки что-то, прикручивает, а мужики понимаю вполне, что он сделал с колготками, он повязал их вместо ремня генератора. Друзья мои, немцы, на которых здесь равняются латыши, смотрели на этот процесс, как на ремонт шатла во дворе. Но когда ГАЗик поехал, Вы готовы испытать гордость. Готовы! Я требую испытать гордость! Один из немцев сказал: «Видимо поэтому мы проиграли войну!» blockquote>
Есть второй прикол того же направления, про америкосов, было на iihtappens:

В Ми-8 есть электроклапан подачи воздуха от стартера к двигателям для их запуска. Этот клапан в условиях влажности имеет свойство залипать. Так как этот косяк проявляется только на пуске, и то редко, а не в полёте, то все на него забили и не фиксят. Помогает пару раз треснуть по клапану ключом.

Прилетали к нам америкосы, дабы посмотреть, как мы тут живём. Везли их на Ми-8. В аэропорту двиг не запускается. Пилот просит всех выйти, потом с разводным ключом лезет на капот, там пару раз что-то звонко ударяет, садится назад. Вертолёт заводится, все на борт, улетаем.

Когда американцы прилетели, они реально забыли, зачем вообще собрались в гости. blockquote>
«направилась в город... Кантерлот» – чушь собачья. Она – понивилльский почтальон.

«нефиеанские друзья придали ей смелости» – ммм... разбираться с ходу в любовных делах и обычаях чужой расы – бред сивой кобылы.

«Твайлат, преобразовав Заклинание» – кто?

«2373465012596718 реальностей» – это что за нафиг? Для круглого счёта хотя бы 2251799813685248 реальностей (2^51).

Дальше читать внимательно стало скучно, потому что вдохновение у вас кончилось. От слова «совсем». Нет, оно раньше кончилось, примерно когда почтальонка пришла к Доктору. С этого момента рассказ стал скучным и... туповатым? Да, наверное так. До этого хотя бы была техничность решения проблем. После... простите, полная чушь. Предыдущий коммент годовалой давности также поддерживаю. А посему – дизлайк.

GHackwrench #5
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...