Автор рисунка: Noben

1

Звезды на небе зажигались одна за другой, одаряя своим мерцанием сказочную страну Эквестрию, и свет их, отражаясь от белоснежного снега, коим было усыпано все пространство, делал ночь чуточку светлее. Вот и Луна взошла еще сильнее, озарив все своим приятным глазу светом. Богиня ночи осмотрела свою работу и осталась довольна проделанными трудами. Где-то внизу послышались детские крики, смех и песенки. День согревающего очага только завтра, а ребятня уже колядует. Луна невольно улыбнулась — столько лет прошло, а праздник остался неизменным. Разве что только фейерверки стали красивее и народу больше. Выдохнув небольшое облачко пара и поправив перчатки на своих руках, Луна вернулась с балкона в покои своей сестры. Витражи покрылись инеем, образовав еще более красивые узоры и без того красивых витражей; поленья потрескивали в камине, объятые пламенем, которое слабо освещало комнату, однако это лишь добавляло уюта и атмосферности в преддверии праздника. Селестия же сидела за своим рабочим столом, на котором стоял магический светильник, и что-то писала пером на пергаменте.

— Дорогая Твайлайт. Сим письмом поручаю тебе подготовку предстоящего Дня Согревающего очага. Если тебе что-то нужно — можешь обращаться к мэру Понивилля, я её предупредила об этом. Если это-то “что-то” вне её компетенции — пиши мне или Луне. Кроме того, у меня к тебе убедительная просьба: мне бы хотелось, чтобы это был действительно праздник, такой, который запомнят все, а не просто скучный спектакль по мотивам исторических событий, про которые знает каждый жеребенок. Надеюсь на тебя. — свиток с хлопком испарился в воздухе.

— И ничего больше? — удивилась Луна, снимая с себя теплую жилетку.

— Краткость — сестра таланта, — прокомментировала Селестия. — Я так пишу уже не одну сотню лет. Как и все письма, которые я отправляла до этого, так что это тоже ничем не отличается — все коротко и лаконично.

— Но ты же пишешь своей любимой ученице и не можешь выдавить из себя ни строчки лишних слов, — попыталась критиковать сестру Луна, однако, наткнувшись на строгий взгляд Селестии, решила сменить тему. — Скажи лучше — ты сможешь быть на том празднике, который поручаешь организовать?

— Если смогу, то приду.

— Ключевые слова — «если смогу». Ты уже который год не появляешься на празднике. Дай подумать… С того самого момента, когда он вообще появился, а это было аж до начала нашего с тобой правления. И чем этот год лучше всех остальных?

— Луна, ты прекрасно знаешь, что я иначе не могу. Государственные дела важнее всего.

— Но раз в тысячу лет ты могла бы сделать исключение и сделать ярче этот праздник своим присутствием. В конце концов, твои подданные любят тебя.

— Если смогу Луна, если смогу.

— Что означает — я опять буду за тебя там. Пойду, приготовлю все необходимое и ведро извинений для Твайлайт. Все равно краснеть за тебя. — Сняв жилетку с вешалки, Луна открыла дверь, и, остановившись на пороге, сказала: — Тебе пора заканчивать ставить “Важные дела” выше близких тебе людей.

— Может быть ты и права, сестренка...- сказала Селестия, когда ночная принцесса уже покинула спальню. Поленья в камине продолжали потрескивать, а огонь танцевал свой пламенный танец. За окном снова пошел снег и послышался звон колокольчиков.

… и был в той сказочной стране небольшой городок, который Понивиллем звался. И все, что не могло произойти ни в одной точке вселенной, могло произойти в этом с виду ничем не примечательном поселении. То нашествие параспрайтов, то пес трехглавый, что Тартар охраняет, сюда забредет, а однажды даже Властитель Хаоса здесь побывал. Но, как ни странно, сегодня все было тихо и спокойно, хотя, как известно, пред наступлением нового года чудеса случаются чаще, чем обычно. И в такой тихий и спокойный вечер верная ученица Селестии, Твайлайт Спаркл, попивала настой, презентованный ей гостьей из далеких земель, что поселилась тут несколько лет назад, Зекорой. Снежинки, исполняя свой особенный вальс, медленно опускались на землю, слегка поблескивая при лунном свете. Закутавшись в теплый плед, Твайлайт сделала еще пару глотков из своей кружки. Идиллию прервал стук в дверь.

— Спа-а-айк! — раздалось по всей библиотеке.

— Иду, не кричи ты как резанная. — Со второго этажа, не спеша, спустился мальчик с зелеными волосами, одетый в джинсовые штаны и фиолетовую майку. — Могла бы и сама дверь открыть.

Из прихожей доносились звуки возни и обрывки разговора Спайка с кем-то еще. Расслышать точно, о чем была речь, Твайлайт не смогла, да и не особо горела желанием. Она уже и так догадалась, кто же мог прийти в столь поздний час.

— Лайт, — сказала Твайлайт, глядя на посетителя, и указывая жестом на стул, — Кто же, кроме тебя. Что? Твои научные штучки не умеют разговаривать? — улыбнувшись, ответила девушка с фиолетовым волосами.

— И это мне говорит зубрилка номер один во всей Эквестрии… хотя, пожалуй, нет… на всей планете. — так же улыбаясь, ответил тот, кто звался Лайтом. С кухни вышел Спайк, держа поднос, на котором было еще две порции чудесного напитка, в руке. Поставив все это дело на стол, Спайк вернулся на кухню, и судя по грохоту, уронил пару кастрюлей.

— Шалфей с боярышником? — удивился парень, потягивая ароматный пар, струившийся над кружкой. — Откуда у тебя это?

— Зекора прислала, — ответила волшебница.

— Не очень то я ей доверяю — ответил Максел, но, тем не менее, прихлебнул.

— Я знаю, что она не без странностей, — согласилась Твайлайт, — но это, — тут она чуть приподняла кружку, немного встряхнув её содержимое, — у нее получается на отлично. Давай, пей, а после подумаем, как провести этот вечер.

Негромкий чих и легкая вспышка на кухне с едва слышным шорохом чего-то, упавшего на пол, непрозрачно намекнули, что в планы наших героев будет внесено несколько корректив. Твайлайт оглянулась в ожидании помощника номер один, и тот, не заставив себя долго ждать, выбежал с кухни, держа в руке свиток, перевязанный золотой ленточкой.

— Кажется, это — конец нашим планам, — попытался мрачно пошутить Лайт. Магичка, развернув послание, быстро прошлась по тексту, попутно прихлебывая настой из кружки. Закончив чтение, она положила свиток на стол, посмотрев на Лайта выжидающим взглядом.

— Ну, и что на сей раз? — не выдержав, спросил гость, допивая чай.

— Добавки? — спросил Спайк глядя на то, как быстро выпил свою порцию Максел.

— Да, пожалуй, я выпью еще, — сказал местный ученый, снова потерев ладони, которые уже согрелись от теплого бока кружки. Спайк вернулся, быстро неся добавку, и эту порцию Лайт уже пил не спеша, беря пример с Твайлайт. — Не томи уже.

Твайлайт молча протянула свиток Лайту, и тот, взяв его, быстро развернул и пробежался по тексту. По прочтению ему захотелось присвистнуть, да погромче.

— Нет ничего, что бы не могла сделать магия, — начала фиолетововласая, — но вся проблема в том, что этого она не может, как ни крути.

— Организовывать праздники? — поинтересовался ученый, глядя на задумчивое выражение лица лучшей ученицы Селестии.

— Именно, — утвердительно сказала Твайлайт, доставая книгу об организации массовых мероприятий и увеселительных праздников. Спайк, который уже вернулся с кухни и занял свое почетное место у камина, лишь прыснул со смеху, за что сразу же был одарен испепеляющим взглядом волшебницы и был вынужден подавить свой порыв.

— А по-моему, это лишнее, — Лайт поставил кружку и еще раз прочитал свиток. — Давай обратимся к той странной особи с розовыми волосами. — Вместо ответа Твайлайт прожгла его оценивающим взглядом. Максел тут же стушевался, поняв, что сказал лишнее, и поспешил поправиться. — Кажется ее зовут…

— Пинки Пай, — закончила за него фразу девушка. — Мог бы уже и запомнить. Не все же тебе сидеть в четырех стенах. Ты определенно должен был выходить на улицу почаще.

— Да будет тебе, Твалайт. Ну, сказал, не подумав, прости.

Волшебница сменила гнев на милость и вернула бесполезный справочник на полку.

— Так когда пойдем? — поинтересовался Лайт, прикончив последнюю порцию настоя.

— Подготовку начнем завтра, а пока нужно предупредить Пинки Пай. Она сейчас с Рейнбоу Деш и Флаттершай на катке, на коньках катается.

— Бедняжка Флатти…

— Садитесь ужинать, — послышался голос Спайка, — а потом и топайте куда угодно. Пока не поедите, никуда не отпущу. — добавил он. Встав с кресла и собрав ставшие на тот момент бесполезными столовые приборы, он жестом указал на ванную комнату. Твайлайт и Лайт молча пожали плечами и пошли мыть руки. В конце концов, гигиена — дело святое.

Снег блестел в лунном свете, и переливались его кристаллики десятками цветов, а ночь была на удивление светлой. Снежинки продолжали падать с небес, все так же исполняя свой вальс, и не смел ветер нарушать ритм танца сего. Мороз был довольно крепким, и путникам нашим в столь поздний час пришлось одеться соответствующе. В окнах некоторых домиков, также усыпанных снегом, все еще горел свет. А Лайт и Твайлайт при свите магического фонаря, что они взяли с собой, шли на окраину города, где ныне было замершее озеро, которое каждые год превращалось в площадку развлечений для любителей коньков, а тех было очень много. Спайк семенил рядом с парочкой, стараясь не отставать.

— О чем ты задумалась? — спросил Лайт, видя, как волшебница о чем-то думает весь путь.

— Я просто не совсем понимаю, почему принцесса решила изменить традициям праздника. Само празднование — да и спектакль — проводили в Кантерлоте, да и в этот раз проведут, но внезапно Селестия хочет, чтобы в Понивилле устроили свое собственное мероприятие.

— И, судя по письму, она хочет чтобы это была неплохая такая тусовка.

— И почему она решила отказаться от спектакля? Он очень поучительный и… — начала было волшебница, однако была перебита:

— Ну кому улыбается в тысячный раз смотреть одно и тоже? К тому же, все события касательно этого есть в учебниках по истории. — Лайт поправил шапку на своей голове и смахнул снежинки с нее. — К тому же, мы встречаем наступление нового года, а это должно быть ярким и запоминающимся событием.

— Думаю, что ты прав — протянула Твайлайт, выставив руку вперед и наблюдая за тем, как на её ладонь падают снежинки. — Давай поскорее разыщем Пинки Пай, а то холодно как-то.

И они ускорили шаг, оставляя на снегу за собой много следов, продавленных в мягком и хрустящем снеге. По небу плыли снежные тучи, изредка загораживая луну.

Много света и гирлянд — именно так выглядел каток этой ночью, которая была предпоследней в этом году. Огромное замершее озеро было лучшим местом для катания на коньках, и даже в Кантерлоте не было столь огромного катка, как это озеро. И, разумеется, здесь было немало народу, даром что время было поздним. Рарити, не стесняя себя в фантазии, каталась на коньках со стразами. Рэйнбоу выписывала фигуры высшего пилотажа, на льду проделывая такие “па”, что у некоторых, смотревших на нее, сразу начинал болеть позвоночник. Флаттершай была похожа на елку, но вместо игрушек на ней “висели” птицы всех сортов, имеющихся в округе. Они то и дело вспархивали от резких окликов катающихся и садились обратно, отчего импровизированная елка, то и дело расцветая, увядала опять. Рядом с Пинки пытался изобразить некое подобие искусства катания Вайт, но, как бы он ни старался, не получалось лучше слона в посудной лавке. Наконец, наша пара подошла к обозначенному месту.

Глядя на веселящуюся ребятню и прочих жителей, волшебница попыталась позвать Пинки, но из за всеобщего шума и гама у нее не вышло ничего. Вместо этого ее заметила розоволосая девушка. Быстро сняв коньки, она уже через несколько секунд была рядом с ней.

— Привет, Твайлайт! — поприветствовала подругу Пинки, глядя на задумчивое выражение лица подруги — Что-то случилось? — все так же беззаботно спросила девушка.

— Понимаешь ли, вместо спектакля нам нужно организовать большую вечеринку для всех. Поможешь? — спросила волшебница, хоть и знала о том, что Пинки не сможет ей отказать.

— Никаких проблем, Твайлайт, я все смогу. Вечеринки любых размеров! Все эксклюзивно, от меня. — достав, словно из ниоткуда, мегафон, она выкрутила его на полную громкость и так, как могла, свистнула. Весь шум и гам моментально смолк. Извинившись за содеянное, она громко объявила свое решение, которое было с восторгом подхвачено всеми и сразу. Магичка, придя в себя после звуковой атаки, словно ничего не произошло, достала из кармана блокнот и ручку.

— А откуда у нее рупор? — спросил Лайт, когда в ушах прекратило звенеть. С неба вновь посыпались снежинки.

— А у меня они по всему городу спрятаны — невозмутимо сказала Пинки, когда вернулась с катка, откуда тащила за собой Вайта. Лайт, конечно, удвился подобному раскладу дел, однако, вспомнив, с кем имеет дело, предпочел не ломать себе лишний раз голову в поисках несуществующей логики.

— Пошли домой, — предложил Спайк Твайлайт. — Завтра будет тяжелый день, а тебе еще предстоит все подготовить. — И, словно в подтверждение его слов, едва прикрывшись, Лайт зевнул. Да и сама Твайлайт почувствовала усталость, а еще она почувствовала то, что одела слишком легкую куртку для такой погоды. Попрощавшись с подругами, что продолжили веселье на коньках, Лайт, Твайлайт и Спайк отправились обратно, в уютную библиотеку с теплым камином.

Солнце вставало из-за горизонта, озаряя своими лучами заснеженный Понивилль. Лучики солнца скользили по по снегу, отражаясь от его кристалликов, заставляя тем самым их сверкать, все деревья также превратились в нечто сияющее и прекрасное. Спайк, сидя у окна в теплой и уютной библиотеке, просто не мог оторвать взгляда от столь прекрасной картины, в то время как Твайлайт ходила по библиотеке взад и вперед, над чем-то размышляя.

— И так, начало положено. — наконец сказала фиолетововласая, садясь за стол. — Пункт первый: собрать всех на праздник… есть! Пункт второй: устроить вечеринку, есть! Пункт третий: устроить фейерверк… — тут она тяжко вздохнула — Много работы будет. Заклинание такого объема весьма сложное, а времени осталось лишь до завтрашнего дня. С чего бы начать…

— Начни с главного, — сказал Спайк, не отрываясь от созерцания красот природы — О том, как устроить праздник не только для себя.

Волшебница собиралась что-то ответить помощнику номер один, однако была бессовестно прервана стуком в дверь. Выйдя в прихожую, она открыла дверь, и холодный воздух полоснул её по ногам. На пороге стояла модельер всея Понивилля, без преувеличения лучшая в своем деле.

— Рарити? — удивленно спросила Твайлайт — А разве у тебя не полно работы?

— О! Дорогуша, неужели ты думаешь что в такой праздник я буду занята работой? Я все сделала заранее и, вот, решила зайти к тебе. — сказала гостья, грациозно стряхивая снег со стильных сапожек. Волшебница помогла снять ей шубу и проводила внутрь.

— Спайк, завари нам, пожалуйста, чаю, — попросила Твайлайт, жестом прося Рарити присесть. После того как гостья заняла свое место, Твайлайт села напротив неё с книгой заклинаний. На диване послышалось шуршание, после чего из-под одеяла показалась сонное лицо Лайта.

— А, проснулся, — не отрываясь от поиска нужного заклятия, сказала Твайлайт. — Продирай глаза быстрей, у нас много работы сегодня будет.

— Оу! Я смотрю, вы перешли с Лайтом на новый уровень отношений — расплывшись в улыбке и подмигнув Твайлайт, произнесла Рарити пробуя чай, принесенный только что Спайком. — Спасибо, Спайки-Вайки. — тот покраснел, словно вареный рак.

— Эй, все не так — возразила фиолетововласая, закрыв книгу и кинув её на стол. — Не говори глупостей. Просто он засиделся допоздна, так что я решила, что лучше пусть переночует у меня. — однако щечки у волшебницы покрылись румянцем.

— Дорогуша, я же не слепая и все понимаю. Эх, завидую я тебе, я ведь так и не нашла своего принца, — немного расстроенно проговорила элемент щедрости, — Но в День Горящего Очага случаются чудеса, и, быть может, мне повезет найти того самого-самого… — дальше Рэрити начала летать в своих грезах и мечтаниях о том самом особенной человеке.

Вновь открыв книгу заклинаний, Твайлайт продолжила поиск, игнорируя источник шума напротив нее. Из ванной комнаты вышел Лайт, вытирая лицо полотенцем и избавляясь этим от холодной воды. Тучи заслонили собой солнце, и с неба вновь посыпали снежинки.

— … и будет у нас пять… нет, семь детей! — не унималась Рарити, однако на этом моменте она осознала, что её уже более никто не слушает. — А, так, значит. Ну, знаете ли… — изобразив обиду, Рэрити отхлебнула из кружки чаю и скрестила руки на груди, обратив свой взор куда-то в потолок.

В Сахарном уголке творилось Селестия знает что — розовая комета носилась по всему дому, самым невероятным образом умудряясь никого не задеть. Вайт стоял, словно статуя, не в силах поспевать за любимой, и только успевал подставлять руки, принимая и отдавая кастрюли, чашки и все, что вообще можно было держать руками. Пинки же месила тесто, бегала за прочими компонентами в подвал и обратно. Вайту в перерывах между ручной работой едва хватало времени почесать нос. Не только Сахарный уголок был “на рогах”. По всему городу горели окна, и в домах творилось всеобщее праздничное безумие. Каждый готовил на свой лад. Предстоящая вечеринка, затеянная Твайлайт, наградила всех праздничным настроением по самую макушку. Ферма Эплов не была исключением. Из трубы вовсю валил дым. По кухне, топая, как танк на паровой тяге, ходила бабуля Смит, все время что-то пробуя и помешивая варево, параллельно вместе с оным руководя “оркестром” семьи.

— Еще вольт-яблок, — командовала бабуля, махая половником, как регулировщик жезлом.

— Есть, — отвечала ЭпплДжек, таща тяжелый мешок.

— Сахару, — приказала она Макинтошу.

— Агась, — ответил тот, ковыряясь на антресолях и извлекая оттуда огромный мешок.

— Бабуль, — кричала ЭпплБлум, — опять готовишь свой радужный компот?

— Какой творог? — переспросила та, не отрываясь от священнодействия — перемешивания варева гигантским черпаком.

— Компот, — снова крикнула красновласая девчонка, но, убедившись в бесплодности попытки, решила просто выждать время, когда бабуля очнется и, наконец, пошлет ее за чем-либо.

В дверь постучали. За порогом стояли остальные метконосцы и Фастер. Их одежда и ботинки были покрыты снегом, а сами они выдыхали огромные облака пара.

— А почему ты не с братом? — спросила Блум, пропуская подруг.

— Ему сейчас некогда, — ответила та, махнув в сторону Сахарного уголка, и, усмехнувшись кривой улыбкой, добавила: — Совсем некогда.

— Так как я сейчас не у дел, — начала Блум, ходя перед подругами, как командир перед строем. — Надо чем-то заняться.

— Пошли наверх, — предложила Фастер, загадочно улыбаясь и показывая пару сумок, перекинутых через плечи. — Я как раз принесла все для создания игрушек из бумаги.

— Отлично! — завопили все разом, и, словно быстро плывущая стайка мелких рыбок гупешек, устремились наверх.

С каждым часом праздник становился все ближе, так что все готовились к нему изо всех сил.

В библиотеке работы было не меньше. И пусть никто не бегал взад и вперед, все были напряжены до предела. Три доски с расчетами красовались посреди гостиной, книги валялись на полу, стульях и даже на люстре. Все было усыпано листочками с какими-то непонятными формулами, а посреди всего этого великолепия сидели Лайт и Твайлайт.

— … не то! Все не то! … у нас не хватит пропускной способности, чтобы за один раз высвободить столько магии. Плакал наш грандиозный фейрверк. — Твайлайт прикрыла лицом руками.

— Может, ну его, этот фейрверк? — предложил Лайт, однако прожигающий взгляд волшебницы был ему ответом. — Ладно, я так понял, ты просто так не сдашься.

Твайлайт молча кивнула и вновь принялась листать пособие для продвинутых магов. Лайт посмотрел за окно: солнышко уже клонилось к горизонту, а на небе уже были видны самые первые звезды. А это значило лишь одно — времени в обрез.

— Твайлайт, я не хотел бы тебя отвлекать, но у нас проблема — уже вечер.

— ЧТО?! — крикнула волшебница так, что даже глухой бы, наверное, услышал этот отчаянный крик. Твайлайт посмотрела на часы, а затем и за окно — О Святая Селестия! Мы не успеваем! Нужно срочно… — Твайлайт, резко подскочив с пола, хотела было куда-то побежать, однако, споткнувшись о стопку книг, упала на Лайта, который, кстати говоря, был не слишком-то против оного.

За этим их застал Спайк, выходя с кухни, где хлопотал над готовкой.

— Эй, голубки обнимаются, — начал было он, но Лайт строго посмотрел на него, а потому Спайк тут же умолк, сделав жест коим закрывают замок на ключ.

— Нашла, — снова крикнула Твайлайт, но уже на три уровня тише, тянувшись за спину Макселла, который, чтобы не упасть, сел в сторону, досадуя, что сорвался такой момент. — Наконец-то все получится. Сделаем составное заклинание. Это сюда, это сюда. Здорово! Лайт, я тебя обожаю, — сказала волшебница, коротко чмокнув того.Тот покраснел, и, чтобы не выдавать себ, я пассии, отвернулся — поглядеть в окошко, как падают снежинки.

Спайк уже вовсю шумел на кухне, не обращая на происходящее в зале решительно никакого внимания. Твайлайт стерла расчеты с доски и снова начала что-то быстро чертить и писать на ней. Уравнения, странные символы и схемы выходили из-под маркера, черной краской застывая на доске. Лайт же изумленно наблюдал за тем, как оживилась волшебница и как много расчетов она проводит в секунду. Меньше, чем за две минуты все три доски были полностью исписаны маркером. Твайлайт осмотрела свою работу, после чего схватила пергамент и начала что-то быстро писать на нем пером.

— Вот! Я записала заклинание! — сияя от восторга, воскликнула ученица Селестии. — Только нашей магии все равно будет мало.

— Судя по тому, как ты радуешься, ты уже своевременно нашла способ решить эту проблему, — подметил Лайт.

— Ага! — так же радостно ответила девушка. — Нам нужен кристалл. Попросим всех, кто владеет магией, немного его подзарядить, и энергии на большой фейрверк хватит с головой! — от радости Твайлайт даже не заметила, как начала прыгать а-ля Пинки Пай.

— А где возьмем кристалл?

— Упс…- улыбку с лица волшебницы как ветром сдуло. Лайт, уже надеявшийся, что у нее и это предусмотрено, немного поник, когда понял, что плана Б нет.

— Фьють фьють, — послышалось с порога.

— Кар кар, — послышалось из кухни, откуда выглянул посмотреть на вторженца Спайк. На пороге стоял Вайт собственной персоной, отряхивая ботинки от снега.

— Меня тут выг… э, я тут, в общем, освободился наконец, а потому теперь в вашем распоряжении. Ничего случайно не надо? — Вместо ответа ему, не успевшему раздеться, сунули в лицо исписанный пергамент. Вайт пробежался по формуле, однако почти больше 75% всего заклинания не было ему понятно.

— Есть кристалл вооот такого размера? — спросила волшебница, когда заметила, что собеседник ничего не понял.

— Эм, — вяло начал Вайт, смотря на ровные строчки исписанного листка. — Я сам таким не обладаю, но могу предположить, у кого он есть.

— Ты о ком? — уточняюще спросил Лайт, глядя на Вайта.

— Да все о нем. Тут помочь больше некому.

— Давай, — почти приказала Твайлайт. Вайт на пару секунд закрыл глаза, в библиотеке повисла тишина, а воздух прямо пропитался напряжением наших героев. Открыв глаза, Вайт, немного выждав пару секунд, ответил:

— Он согласился нам помочь. Сказал, что будет через пару часов возле мэрии.

— Слава богу, — выдохнули в такт Максел и Твайлайт.

— Пора выдвигаться, — скомандовала Твайлайт, — надо еще все подготовить. Спайк, собирайся.

Солнце уже зашло за линию горизонта, лишь последние лучи осветили Понивилль последний раз в этом году. На небе стали зажигаться звезды, одна за другой, в то время как с неба снова начали падать снежинки, кружась и танцуя в воздухе. Уличные фонари, уже украшенные стараниями Пинки Пай и Рейнбоу Дэш, освещали улицы города всеми цветами радуги.

Перед мэрией, на площади, уже собралось приличное количество народу, и поток желающих принять участие в грандиозной вечеринке в уходящем году с каждой минутой становилось лишь больше. Огромная елка, красовавшаяся посреди площади и усыпанная снегом стараниями магов, светилась и переливалась всеми цветами радуги.

Вокруг площади так же стояли маленькие елочки, украшенные гирляндами, на стенах мэрии и близлежащих домов висели украшения в виде серебряных оленей, бумажные елочки и снежинки из кристаллов. Падающие с неба снежинки блестели и переливались в свете многочисленных огней города. Эпплджек с Биг Маком занимались сервировкой круглых столиков, коих на площади было воистину немало, но, к счастью, с этим делом им помогала неразлучная троица во главе с Эпплблум, Фастер с Флаттершай, да и все прочие городские жителями, которые в этот момент не были заняты чем бы то ни было. Вокруг елки уже с радостными криками бегали детишки, играя в догонялки. На сцене перед елкой знаменитая Винил Скрэтч с неизменной парочкой помощников занимались установкой музыкального оборудования, а неподалеку стояла Октавия с листком бумаги и что-то тихо пела.

— Вау, — это было все, что смогла сказать Твайлайт, глядя на такое великолепие — Пинки Пай, ты, конечно все можешь, но такого… не ожидала…

Со стороны Вечносвободного леса потянуло вихрем снежинок которые почти сразу осели вращаясь в небольших воздушных вихрях. Послышались гулкие шаги под которыми отчаянно скрипел снег. Под свет фонарей вышел гигант, неся в своей огромной лапище, которую назвать рукой можно было разве что с натягом, поскольку она была своими размерами похожа на ковш грейдера, серебристый кристалл ростом с самого Биг Мака. Все разом утихли, пораженные зрелищем гиганта, но уже через несколько секунд шум и гам поднялся снова. Ворд водрузил кристалл перед Твайлайт, после чего, приветливо помахав рукой Вайту, занял место рядом с ним. Серая тень мелькнула по снегу, и за спинами собравшихся возникла девушка с серыми волосами и золотистыми кошачьим глазами. По спине Вайта прошли мурашки, ровным строем промаршировав от затылка и обратно до копчика, и он обернулся.

— Твила, — воскликнул он. — Какими ветрами?

— Свистнула прыгун на станции и прилетела. Не пропускать же такое событие?

— А как же полковник? — спросил Вайт.

— А ему сейчас некогда, — загадочно улыбаясь ответила девушка. — Он занят.

— Даже не знаю, что ты сделала, но это здорово, что ты с нами. Присоединяйся.

— За этим и пришла, — ответила желтоглазая. — Ты даже не представляешь, как мне надоели лунные пейзажи за окном. Вот и решила навестить вас.

— Ты как раз вовремя, — ободряюще сказал Вайт. — У Твайлайт все готово к фейерверку. Сейчас начнем.

Принцесса Луна, прилетевшая загодя, уже ждала своей очереди. Твайлайт закончила загадочные пассы над кристаллом и кивнула принцессе. Сложив ладони лодочкой, принцесса дунула на кристалл, и к нему устремились серебристые пылинки.

— Достаточно, — сказал волшебница. — Начинаем.

И, коснувшись магического знака на одной из граней, отошла подальше. Кристалл засветился и начал переливаться разными цветами, после чего руна на верхней части кристалла тоже зажглась. Огромный луч магии взмыл в небо. Вспышка. Луч разбился на несколько потоков, и каждый из них начал выписывать в небе красивые узоры разных цветов и оттенков, от такого количества света над Понивиллем стало светло, почти как днем. Следом по небу запрыгали друг за другом разноцветные маленькие лошадки, играя, по всей видимости, в догонялки.

— Ты чем то недовольна, Твайлайт? — спросили почти одновременно, напоминая эхо, Спайк и Лайт.

— Чего-то не хватает, — ответила волшебница, смотря в небо.

— А, может, даже кого-то? — тихим голосом сказала Флатершай. На шапке у нее, напоминая красный помпон, сидел, нахохлившись, снегирь.

— Точно, — воскликнул Спайк. — Не хватает еще одной принцессы.

Тем временем Винил закончила настраивать оборудование и уже сидела за пультом во всеоружии, а на сцену поднялась Октавия в голубом концертном платье и концертной телогрейке, с микрофоном в руке. Винил включила трек…

Dashing through the snow

On a one-horse open sleigh,

Over the fields we go,

Laughing all the way;

Bells on bob-tail ring,

Making spirits bright,

What fun it is to ride and sing

A sleighing song tonight, O

Все стали потихоньку стягиваться поближе к сцене, не забывая прихватить что нибудь съестное со столиков. С неба все так продолжали падать снежинки, что в сочетании с музыкой, льющей, подобно реке, создавало особую атмосферу.

Jingle bells, jingle bells,

jingle all the way!

O what fun it is to ride

In a one-horse open sleigh

Jingle bells, jingle bells,

jingle all the way!

O what fun it is to ride

In a one-horse open sleigh

Флаттершай закрыла глаза и просто наслаждалась музыкой. Принцесса Луна тихо подпевала однако чем дальше слушала, тем громче произносила слова.

A day or two ago,

I thought I'd take a ride,

And soon Miss Fanny Bright

Was seated by my side;

The horse was lean and lank;

Misfortune seemed his lot;

He got into a drifted bank,

And we, we got upset.

Кто-то в толпе, беря пример с принцессы, начал подпевать так же, заражая и всех остальных новогодним настроением. Октавия продолжала петь своим ангельским голосом, все больше людей начинало вторить ей.

Jingle bells, jingle bells,

jingle all the way!

O what fun it is to ride

In a one-horse open sleigh

Jingle bells, jingle bells,

jingle all the way!

O what fun it is to ride

In a one-horse open sleigh

Dashing through the snow

On a one-horse open sleigh,

Over the fields we go,

Laughing all the way;

Bells on bob-tail ring,

Making spirits bright,

What fun it is to ride and sing

A sleighing song tonight, O

Песню подхватили все, и даже могучий великан Ворд не остался в стороне. Кто-то в толпе зажигал бенгальские огни и размахивал ими над головой, вытянув руки как можно выше.

Jingle bells, jingle bells,

jingle all the way!

O what fun it is to ride

In a one-horse open sleigh

Jingle bells, jingle bells,

jingle all the way!

O what fun it is to ride

In a one-horse open sleigh

O what fun it is to ride

In a one-horse open sleigh

O what fun it is to ride

In a one-horse open sleigh

Площадь буквально разорвали аплодисменты и восторженные крики горожан, а также хлопки хлопушек. Конфетти засыпали всю площадь.

— Эй, а есть что-нибудь по новее, а то, в самом деле, каждый год одно и тоже, — сказал Вайт и тут же согнулся, получив под бок неожиданный удар кулаком от недовольной Фастер. Толпа сразу же зашумела, в ответ на его реплику посыпались вопросы типа:” А что же тогда спеть?”
Ситуацию выручила Октавия.

— Уважаемые понивильцы, у меня есть текст новой песни, но я ее еще никогда не исполняла. Поэтому прошу прощения — заранее — за возможные ошибки. И, да, мне понадобится немного вашей поддержки.

— Мы все простим, — снова, не выдержав, сказал Вайт и почувствовал на себе неодобрительный взгляд от сестры. — Но всё-таки попрошу одну минуточку, — сказал Вайт, выскользнув из объятий Пинки и протискиваясь к принцессе.

— Ваше Высочество, — сказал он нарочито громко, подойдя к Луне. Горожане утихли, ловя каждое слово. Стражники сделали шаг вперед, но были остановлены немедленным жестом принцессы. — Можно вас попросить об одном маленькой услуге?

— Мы слушаем, — негромко сказала принцесса ночи.

— Ведь ваша сестра сейчас отсутствует здесь. Если возможно, перенесите всех нас в Кантерлот. Пусть эта песня звучит и для нее тоже.

— Нет ничего невозможного для меня, — сказала Луна делая шаг вперед. — Все согласны? — спросила она.

Толпа одобрительно загудела. Свет фонарей на мгновение померк, следом погасли гирлянды, но тут же все засветилось снова. Луна и собравшиеся понивилльцы очутились в саду, на просторном газоне перед фонтаном, за которым начинался сам сад.

Поправив микрофон, Октавия начала своим бархатным голосом:

Вы однажды вдруг

Мне помогли услышать новый сердца стук

Я слышу этот звук

Он мне велит сиянье всем дарить вокруг

Сияй так ярко

Радужным светом

Сияй так ярко

Радужным светом

Вы все мои друзья

Всегда на вашей стороне останусь я

И эта музыка опять

Напомнит нам что вместе рождены сиять

Этот звук что идет из сердец

таким крещендооооооо

Этот свет что ведет в темноте

Всегда впере-оооод

Сияем так ярко

Радужным светом

Сияем так ярко

Радужным светом

Мы все устоим

Если дождь пойдет сильней

И всех поведем вперед

Вслед за светом новых дней

И толпа, почувствовав, наконец, весь ритм музыки, подхватила песню всей палитрой голосов, замолкая, когда новый куплет начинала Октавия.

Этот звук что идет из сердец

таким крещендооооооо

Этот свет что ведет в темноте

Всегда впере-оооод

Сияем так ярко

Радужным светом

Сияем так ярко

Радужным светом

Радужным светом

На балконе дворца стояла Селестия, смотря на это шоу. Из всех многочисленных башен высыпали все те обитатели дворца, которым стало интересно, что происходит. Селестия украдкой вытерла слезу. Одни только стражники стояли каменными истуканами. Снежинки падали с неба вновь и вновь, исполняя свой снежный танец, а где-то вдалеке звенели колокольчики.

Комментарии (8)

0

"Выдохнув небольшое облачко пара и поправив перчатки на своих руках, " — ШТАААА!?

Император #1
0

"Тебе пора заканчивать ставить “Важные дела” выше близких тебе людей. " ШТА!?

Император #2
0

Эмм... Ещё один момент:
" уже покинула тронный зал. " — а до этого они общались в своей спальне.... Когда обстановка успела поменяться?

Император #3
0

" ответила девушка с фиолетовым волосами. "

Император #4
0

Ты меня конечно извини, автор, но красное копыто ты заслужил.

Император #5
0

Великолепно!

Огромное спасибо за рассказ!

Лови зелёной копыто!!!

Artes Septim #6
0

Кстати, а что это за персонажи в рассказе мелькали? И откуда они?

Просто очень интересно.

Artes Septim #7
0

Да, персонажи взяты не пойми откуда, из-за чего сам рассказ выглядит не полным. Как будто это не рассказ вовсе, а только его фрагмент, вырванный произвольно из контекста. Сами по себе новые персонажи не являются необходимостью, вполне можно было обойтись без них. Шипинг тут тоже не нужен. Вообще, если бы вместо ОСов были бы взяты обычные фоновые персонажи, было бы лучше. Атмосфера подготовки к празднику удалась, но вот сам праздник выглядит плоско, ему не хватает движения. Не понятна и мораль. В начале для Селестии государственные дела важнее личных и она не может лишнюю строку написать своей лучшей ученице. В конце мы видим то же самое — помахать ручкой с балкона, вытереть слезинку и снова за работу. Т.е. воз и ныне там, ничего не исправить, а значит для чего всё это было? Если у Селестии в праздничную ночь не было никаких планов на Поннивиль, то зачем она всё это затевала — осталось непонятным.

В целом вышло так себе. -1

Dwarf Grakula #8
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...