Дипломатический иммунитет

Принцесса Твайлайт Спаркл недавно вернулась из дипломатической миссии в Грифонстоун. Прежде она много раз бывала за пределами Эквестрии, однако это был её первый государственный визит в качестве принцессы. Дабы отпраздновать её успех, принцесса Селестия устраивает чаепитие, во время которого остальные монархи Эквестрии делятся историями о своих дипломатических оплошностях: столкновении Кейденс с аравийскими законами о нравственности, едва не состоявшемся обезглавливании Луны и мучениях Селестии с лаймами.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Принцесса Миаморе Каденца

Последняя жертва

Попаданцы ходят в Эквестрию, как к себе домой - но не просто так. Волшебное Зеркало в глубинах сокровищницы Селестии порождает их только тогда, когда над миром в очередной раз нависает смертельная опасность. Луна, обратившись Найтмер Мун кое-что смогла понять в бесконечности этого цикла и хочет его прекратить. Почему?

Найтмэр Мун

Стране нужны паровозы!

Прогресс не стоит на месте, дамы и господа. Он всегда находится в движении. И я уверена, что если хорошенько наподдать ему, то он полетит вперед как ошпаренный. Как, вы меня спросите? Очень просто — найти самый мощный двигатель прогресса! Самый технологичный, самый большой и самый быстрый. Как, например, паровозы. Да, да, именно те огромные громыхающие штуки с ужасной расцветкой. Уж поверьте мне, друзья мои, они незаменимы. Стране нужны паровозы! Именно поэтому мы будем делать их, а если, делая паровозы, мы сделаем немного денег, то это ведь никому не навредит, правда?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Брейберн ОС - пони Флёр де Лис Вандерболты Стража Дворца

Изменённые

Изменённые. Существа настолько ненавидящие свою изначальную суть, что их тела перестают отвергать чужеродную плоть и металл. Главный герой, Виктор, заперт в собственной квартире, без возможности сделать что-либо, кроме как ждать. Но мир вокруг него движется, а его убежище словно дрейфует в океане тьмы и неизвестности.

Живой мертвец

Она не успела.

Коварный замысел Пинкорда.

Пинкорд(Дискорд) хотел немного пошалить, но ненароком спас Эквестрию от обращения в "истинную" веру.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони Дискорд Человеки

Практикум

Всё пошло немного не так. Сначала Найтмэр Мун победила, а потом… Потом она удивила Твайлайт ещё больше. А потом уже стало не до удивлений.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Найтмэр Мун Кризалис

Носочки для Зекоры

Рождественская история про Эплблум и носки, частичный ответ на вконец уже задолбавшие перепевки «Рождественской песни в прозе», которые американские сценаристы просто обожают пихать в свои мультики. На конкурсе ЭИ 2018 вошла в первую пятерку из двадцати, так что вряд ли она такое уж говно.

Эплблум

Мы давно уже не те

Мир Гигаполисов. Три года минуло с того момента, как "Паучья Сеть", с громом и фанфарами, заявила о себе. Три года минуло с той поры, как Даймонд Тиара Ингред, сменившая прим-фамилию на Шпиц, пытается жить новой, обычной жизнью. И ведь любить кого-то и быть кем-то любимой бывает невыносимо сложно. Особенно, если твоей близкой подругой оказывается Эврика Тандерстрайк, что приготовила просто сногсшибательный сюрприз!.. P.S. Рассказ является прямым продолжением "Всех цветов жизни", что в свою очередь приходятся продолжением "Пробуждения" и "Солнца в рюкзаке". Настоятельно рекомендуется прочесть первоисточники, спасибо.

Диамонд Тиара Другие пони ОС - пони Колгейт Человеки

Воспоминания о былом

Селестия и Луна вспоминают о прошлом. О своём самом чёрном дне. О том, как потеряли друг друга на тысячу лет. Переживают застарелую боль, которая не желает их отпускать и размышляют о будущем, которое готовит сюрпризы, неприятные даже для пары могущественных аликорнов.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Noben
Глава 2

Глава 1

Лес просыпался после безмятежной ночи и лучи утреннего солнца уже пробивались сквозь кроны деревьев. Но эта идиллия была внезапно нарушена громким мужским криком: “Ах, ты ж, твою мать!” – за которым последовал мощный всплеск. Семья бородавочников, как раз собиравшаяся напиться у небольшого озера, с пронзительным визгом сиганула в заросли кустарника. Через несколько секунд из воды, плюясь и чертыхаясь, вынырнул человек. Осмотревшись по сторонам, он быстро поплыл к берегу, находившемуся от него на расстоянии около пятнадцати метров. Ступив на твердую почву, мужчина протер глаза и слегка согнулся, уперевшись ладонями в колени.

— Какого… — через мгновение произнес он, уставившись на свои ноги.

Человек с удивлением стал рассматривать свое тело, осознав, что был совсем голым. Он некоторое время приходил в себя от увиденного, пока до него не дошли еще пара нюансов: было утро, он находился в чертовом лесу и, что еще больше шокировало – было лето! Он что, совершил скачек во времени и пространстве? Ведь буквально пару минут назад он пробирался по заснеженным горам… Ну, как пробирался – скорее, падал в расселину. “Ладно, чемпион, ты хотя бы жив. Пусть и без одежды… Давай-ка присядем вон на тот камень, успокоимся и прокрутим в голове последние пару дней”. Мужчина быстрым шагом двинулся к небольшому валуну в паре метров от берега и уселся на него, задумчиво потирая лоб.

Итак. Несколько дней назад его наняла небольшая группа энтузиастов, чтобы он провел их, как они выразились, к “сакральному месту”. Если верить легендам, иногда там истончалась грань между материальным миром и обителью духов. А еще ходили слухи, что пару раз в том районе самым таинственным образом пропадали люди – мол, эти самые духи забирали их к себе. Мда. Мужчина, хоть и был агностиком, но все-таки скептически относился к подобным заявлениям. Но место и вправду было очень красивым и, по-своему, сакральным. К тому же, сумма гонорара оказалась весьма соблазнительной. В общем, он не видел поводов отказываться.

Поначалу все шло гладко, даже несмотря на двадцатиградусный мороз и ветер. Но вот затем, часов двенадцать назад, началась лютая метель, хотя в прогнозах погоды не значилось ничего подобного. Да к черту предсказания синоптиков – всем известно, чего они стоят. Он сам все проверил и перепроверил для успокоения совести и максимум, что их ожидало – это легкий снегопад. Он сказал группе остановиться и дал указания, как и куда двигаться в случае чего. Сам же пошел вперед, пытаясь понять, как лучше проложить дальнейший маршрут. И умудрился заблудиться. Заплутал, как последний “выживальщик”, отправившийся в дикую глушь и возомнивший себя Беаром Гриллсом. Мужчина до сих пор не понимал, как мог проморгать ту расселину, но это случилось — он провалился и полетел вниз. И… И все. В лучшем случае он бы переломал себе ноги и замерз насмерть, не дождавшись помощи. Хотя нет, это все-таки было ХУДШИМ вариантом, нежели мгновенная смерть. Человек невесело усмехнулся: ну что ж, если духи решили забрать его именно в тот момент, то с него причитается. “Надеюсь, что группа смогла вернуться без происшествий…”.

Склонив голову на бок и выжав длинные темно русые волосы, он стал думать, что же делать дальше. “Ну, хорошо. Оказаться голым в совершенно незнакомой местности, это, конечно, не предел мечтаний, но и лучше, чем медленно подыхать от холода. Хм… Начну я, пожалуй, с набедренной повязки.” С этими мыслями, мужчина пошел в сторону зарослей в поисках подходящих материалов.

Где-то через пару часов, уже в повязке из папоротника и листьев, он вновь сидел у берега, пытаясь заточить обломанные палки остроугольным камнем. Когда у него было готово три импровизированных копья, человек поднялся и направился к воде: желудок уже потихоньку начинал урчать, напоминая о себе. “Ненавижу рыбу.” Но выбора не было: хоть он и успел приметить различную живность, снующую по лесу, с его “арсеналом” он бы только впустую потратил время, гоняясь за ней. И ему слишком хотелось есть, чтобы тратить время на изготовление и расстановку силков или чего-то подобного

Солнце постепенно клонилось к закату. Сидя возле уже потухшего костерка под большим деревом, мужчина обгладывал третью рыбину. Так же он собрал несколько плодов, похожих на авокадо, но есть не спешил, будучи не до конца уверенным, что после сей трапезы не побежит в кусты по зову природы. Утолив голод, человек улегся на мягкую траву и стал продумывать свои следующие шаги. Его размышления самым наглым образом прервало низкое рычание. Пытаясь сохранять самообладание, он осторожно повернул голову в сторону нарушителя и открыл рот от удивления – в нескольких метрах от него стоял волк. Ну, во всяком случае, он выглядел, как волк, только деревянный. Деревянный, мать его за ногу!

— За-е-бись… – только и смог вымолвить мужчина.

Волк все еще стоял на месте, не двигаясь, лишь ощетинив мелкие ветки, заменявшие ему шерсть. Ну а где один, там и целая стая. Без резких движений, дабы не спровоцировать зверя (или все же растение?), человек подтянул к себе копье и подполз чуть ближе к остаткам костра. После чего резко ударил ногой так, что еще тлевшие угли полетели прямо в морду этого чуда природы. Кожу слегка обожгло, но его нехитрый маневр оказался успешным: волк с визгом отскочил, мотая головой из стороны в сторону и на какое то время забыл про свою жертву. Резко вскочив на ноги, мужчина сделал мощный прыжок и, уцепившись за сук, вскарабкался на дерево. “Надеюсь, по деревьям они не лазают”.

Придя в себя после внезапной атаки, зверь огляделся по сторонам и принюхался. Покрутившись вокруг дерева и сожрав две последние рыбешки, деревянный волк потрусил прочь. Человек сокрушенно вздохнул: в любом случае он бы заночевал вот так, пусть и не столь скоро, но за завтрак было обидно.


Открыв глаза, мужчина крепко выругался: тело нещадно ныло – все-таки спать в подобных условиях это вам не в кровати дома нежиться. Разогнав кровь по затекшим конечностям, он посмотрел вниз: никого не было. Аккуратно, стараясь не шуметь, человек слез с дерева и вздохнул: придется снова идти к озеру и постараться наловить еще рыбы.

В этот раз рыбы почти не было, а та, что попадалась ему на глаза, была слишком юркой и легко уходила от его копья. Мысленно обматерив местную живность, он уселся недалеко от берега и взял один из найденных днем ранее авокадоподобных плодов. Повертев его в руке и уже собравшись было вгрызться в него зубами, человек внезапно остановился. Взяв в другую руку острый камень, он принялся соскабливать кожуру плода. “Не хватало еще отравиться, если это и вправду авокадо”. Слегка утолив голод, человек подумал, не накопать ли ему червей ради порции белка. От одной только мысли его замутило. “Ну уж нет. Оставим это на крайний случай… на САМЫЙ крайний случай… Черт, как же пить хочется”. Положив оставшиеся плоды в наспех сплетенную корзинку из тонких веток, мужчина направился к ручейку, впадающему в озеро. Пройдя вверх по течению, он наткнулся на тропинку, пересекающую ручей.

Вдоволь напившись, человек пристально осмотрел тропинку. На звериную тропу она не походила — слишком прямая. Что было еще интереснее, в некоторых местах виднелись отпечатки копыт. Но для лошади след был мелковат и не глубок… видимо, оставил жеребенок. Странно только, что рядом не нашлось следов обуви. Но все равно, неплохо для начала. Теперь оставалось решить, в какую сторону пойти: запад или восток.

— Что ж, запад, так запад, – сказал он после того, как пробубнил под нос старую детскую считалочку.

Двигаясь в выбранном направлении и осматривая незнакомые ему растения, мужчина поймал себя на мысли, что краски окружающего его леса более… насыщенные, чем те, что он привык видеть в своих прошлых путешествиях. В паре метров от него тропинка резко забирала вправо, огибая здоровенный валун, наполовину вросший в землю. На повороте человек замедлил шаг, чтобы лучше рассмотреть эту каменюку, но вдруг почувствовал, как кто-то или что-то слегка ударило его в грудную клетку. Бросив свои скудные пожитки на землю, мужчина резко отскочил назад, принимая боевую стойку и занося копье для удара.

— Прошу, не делайте мне больно! Я не хотела никого обидеть! Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста… — умолял тонкий женский голосок.

Мужчина опустил взгляд на землю и остолбенел: перед ним, закрыв передними ногами голову и дрожа от страха, лежала лошадь. Ну не лошадь – скорее пони. Хотя в последнем определении он тоже не был уверен: существо было небольшого роста – сантиметров семьдесят в холке. Правда, было непонятно, можно ли было вообще назвать это животным в общепринятом смысле слова: черты лица, мимика и движения тела – все они были очень человекоподобными. “А то, что оно говорит, тебя, конечно, не смутило?… Ладно, пусть будет пони”. А еще у пони была желтого цвета шерстка и розовые грива с хвостом, а на крупе он заметил что-то вроде розовой же татуировки, изображавшей трех бабочек. И, вот блин, у нее были крылья!

— Эмм… Я… я не хотел Вас напугать – простите, что так вышло, – человек слегка расслабил мышцы и опустил копье.

Пони взглянула на него большими сине-зелеными глазами, полными пережитого ужаса.

— И, конечно же, у меня и мысли не было причинять Вам какой-либо вред. — Мужчина понял, что ее пугает и медленно опустил заостренную ветвь на землю. – Вот так. Видите, я ничего плохо Вам не сделаю.

Он поднял руки в примирительном жесте и сделал полшага назад. Его внезапная собеседница немного успокоилась и поднялась на ноги, отряхиваясь хвостом. Она бросила еще один испуганный взгляд на лежавшие копья:

— Я очень рада это слышать, – сказала она тихим голосом. – О, и простите меня, что я так грубо на Вас налетела! Просто… я совсем не ожидала кого-нибудь тут встретить…

— Вы не виноваты, мисс…эээ…

— Ой… Флаттершай. Зовите меня Флаттершай.

— Очень приятно, мисс Флаттершай. И в этом нет вашей вины – я сам слишком засмотрелся по сторонам, – человек приложил правую руку к груди и слегка поклонился. – Примите мои искренние извинения.

Пони широко улыбнулась и, кажется, окончательно пришла в себя.

“Будь Флаттершай человеком, я бы сказал, что она милая. Хотя… если я подумал об этом, то УЖЕ считаю ее милой… Мда”.

— Могу… могу я узнать Ваше имя? – спросила она, переминаясь с ноги на ногу.

— И правда, где мои манеры? Зовите меня… — он на мгновение задумался. — Человек… Да, меня зовут Человек. “Ты не параноик, дружище — ты просто очень осмотрительный”.

— Мне тоже очень приятно, мистер Человек, – она одарила его еще одной милой улыбкой, от чего мужчина почувствовал себя слегка неловко. – Что привело вас в Вечнодикий Лес? Или вы уже давно здесь живете? Просто… Я …. Ммм… я никогда не видела… таких, как Вы…

“Вечнодикий лес? Это что еще такое? Я попал на какой-то Затерянный Остров? Ну, это бы многое объяснило”. Человек задумчиво почесал небольшую бородку.

— Нет, я не отсюда. А вот то, как тут очутился — это вопрос на миллион и, боюсь, точного ответа на него у меня пока нет… — внезапно он запнулся, когда до него дошло…

— Что такое?

— Эмм… ну я только сейчас понял, что мы вот тут с Вами вполне свободно разговариваем, а я почти на сто процентов уверен, что Вы не можете знать мой язык.

— О, с этим нет проблем, мистер Человек, ведь я могу общаться со всеми живыми существами, – снова улыбнулась его собеседница.

Мужчина почувствовал, что начинает краснеть от смущения:

— Очень полезное… умение… “Спокойно, чемпион. Не смей. Думай о червях, которых тебе скоро придется слопать… О, черт…” Его хорошее воображение опять сыграло с ним злую шутку — он почувствовал рвотные спазмы и поспешно прикрыл ладонью рот. “Слабак!”

— Мистер Человек, Вам плохо?! – заметив это, испуганно вскрикнула Флаттершай.

— Нет-нет. Все хорошо, – быстро ответил человек. – Я так понимаю, Вы частенько тут бываете? – добавил он, пытаясь сменить тему, но судя по выражению лица пони, получилось у него не очень.

— Ну, можно сказать и так… Здесь неподалеку живет несколько моих маленьких друзей, и я время от времени их навещаю.

— Оу… кхм… Будет слишком нагло, если я предложу составить Вам компанию?

— О, конечно же нет! Но, возможно, Вам стоит немного отдохнуть – Вы не очень хорошо выглядите.

“Ага. Это не считая того, что одежды на мне чуть больше, чем ничего”.

— Знаете, — добавила она чуть погодя, – я ведь живу недалеко; может … может, мы сейчас вернемся туда, чтобы Вы могли восстановить силы?

“О, это было бы просто прекрасно! Хм… надеюсь, она не питается исключительно сеном и водой”.

— Но как же ваши друзья? – спросил он. Предложение было заманчивым; более того – оно было необходимым. Но вместе с тем ему было неловко отрывать пони от дел, к тому же – вот так вот пользоваться гостеприимством едва знакомого чело… существа.

— Оу… ну… — Флаттершай закусила губу, разрываясь между тем, чтобы позаботиться о Человеке и тем, что уже пора навестить живущее неподалеку семейство бурундуков. – Я думаю, что провожу вас до дома и побегу обратно, а Вы за это время сможете немного отдохнуть.

— Огромное спасибо, мисс Флаттершай, – человек еще раз приложил ладонь к груди и нагнулся, чтобы подобрать свои вещи.

— Что-то не так? – спросил мужчина, заметив настороженный взгляд свой новой знакомой.

— Эмм… Вы уверены, что в них есть необходимость? – она указала копытом на заостренные палки.

Он задумался:

— Я чувствую себя в большей безопасности, держа их под рукой, но… я не хочу причинять вам неудобства, поэтому… — с этими словами, человек переломал копья одно за другим, выбросив обломки в кусты.

Флаттершай вздохнула с облегчением:

— Спасибо. Можете не беспокоиться: в моем доме они вам не понадобятся.

Человек и пони двинулись по тропинке, пытаясь поддерживать немного скованную поначалу беседу. Мужчина не стал поднимать вопрос о том, где и как он очутился, стараясь разговаривать на отвлеченные темы. К счастью, они довольно быстро нашли общие интересы – дикая природа и путешествия. Он поведал своей спутнице о самых запоминающихся местах, где ему удалось побывать, и рассказал парочку поверий и легенд. Знания же Флаттершай о местной флоре и фауне оказались поистине огромными. Не смотря на то, что около половины названий зверей и растений были ему абсолютно не знакомы, он слушал свою спутницу с неприкрытым интересом. “Однако, о другой половине я знаю. Если это, конечно, не просто совпадения”. Сами того не заметив, они перешли на “ты”.

— Ахах, так эти… как ты там их назвала? – спросил человек, когда часа через полтора они начали потихоньку выходить из леса.

— Параспрайты.

— Так эти параспрайты серьезно размножаются делением, после того, как слопают что-то?

— О, да. Это переросло бы в настоящую катастрофу, если бы Пинки Пай своей игрой на музыкальных инструментах не увела их обратно в лес, – ответила пони. После чего добавила виноватым голосом.

– И мне очень стыдно за тот случай, ведь если бы не я, ничего бы и не случилось…

— Брось, Флаттершай! Уверен, знай бы ты об этой особенности, ты и близко не подпустила их к городу.

— Ну, да… наверное…

— Эх, если бы наша проблема решалась так просто, – вздохнул мужчина.

— У вас проблемы с параспрайтами? – удивилась его собеседница. – Я попрошу Пинки Пай, чтобы она рассказала тебе как с этим бороться.

— Нет… То есть – да, у нас проблемы, но не с ними, хотя общего у них много. Те же жуки Харпа способны почти полностью уничтожить запасы зерна, если доберутся до них. Мы пытаемся… — он задумался, стоит ли говорить пони о тех гигалитрах инсектицидов, которыми люди травят вредителей — … бороться с ними различными способами, но пока что это плохо удается.

— Уверенна, что вы просто еще не нашли подходящую мелодию, – на полном серьезе ответила Флаттершай.

— Угу. Надеюсь, что-нибудь из дум-метала заставит их всех сделать массовое сеппуку, – тихо под нос проворчал человек. – Вот, блин!

Пони остановилась и вопросительно посмотрела на него.

— Да это все моя повязка. – Мужчина тоже остановился, пытаясь вновь связать листья воедино. – Она разваливается — фиговая из меня швея.

— Ничего страшного: я найду дома какую-нибудь ткань, – без тени смущения сказала Флаттершай.

— Эээ… то есть, ты мне предлагаешь идти голым? – он почувствовал, как ноги буквально вросли в землю.

— Конечно. Что в этом такого? – пони совсем не могла понять, что его так удивляет.

“Отлично. Не хватало еще, чтобы какая-нибудь летающая хрень укусила меня прямо в…”

— Ну… кхм… думаю, что выбора у меня все равно особо нет, – покраснев как рак, он выкинул повязку в кусты. – И это… долго нам еще идти?

Флаттершай, судя по всему, не обратила на его наготу никакого внимания:

— Еще минут пятнадцать, и мы будем на месте.

— Хорошо. Давай тогда…эээ… пойдем побыстрее, – человек прикрыл причинное место корзинкой.

Пони была права, и вскоре они вышли из леса. Невдалеке виднелась постройка, судя по всему, бывшая домом Флаттершай. Он был выстроен на небольшом возвышении, а его крышу сплошь покрывали листья. “Мда… потолки там явно невысокие, но это всяко лучше, чем спать голым под открытым небом”. Они обогнули дом, пройдя мимо заднего двора с курятником. Человек облизнулся при мысли о запеченных куриных грудках, но тут же подавил эти мысли, будучи почти уверенным, что пони не оценит его кулинарного гения.

— Ну вот мы и пришли… — сказала Флаттершай, когда они встали у входной двери, и отворила ее.

Мужчина удивленно поднял бровь, заметив, что та не была заперта.

Он не успел даже толком осмотреть открывшееся перед ним помещение, как у его ног, словно из ниоткуда, возник заяц. Тот сердито посмотрел на пони, а затем на мужчину. “Стоп, он что, насупился?.. Хотя, чему я удивляюсь...”

— Ой… извини, Энджел, но мне придется вернуться обратно… — робко проговорила Флаттершай.

Зайцу такой расклад явно не понравился, и он застучал задней лапой по полу в знак протеста.

— Вечнодикий лес – не место для таких маленьких зайчат, как ты, — попыталась уговорить его пегаска.

В ответ ушастый бросил на нее еще один сердитый взгляд.

— Ох… ну хорошо… идем со мной, только прошу тебя, не убегай далеко, – сдалась пони.

— Это… твое домашнее животное? – спросил человек. – Я могу присмотреть за ним, если хочешь.

Энджел гордо вскинул голову, переступил порог и встал рядом с Флаттершай, всем своим видом давая понять, что не собирается составлять ему компанию.

— Очень мило с твоей стороны, но, думаю, Энджел прав: если я не возьму его с собой, то он просто не даст тебе отдохнуть.

Заяц кивнул в подтверждение ее слов.

— Проходи, пожалуйста, и чувствуй себя, как дома, – пони пропустила человека вперед. – А ты подожди здесь, – добавила она своему питомцу, на что Энджел выдал еще один недовольный взгляд, но все же остался на месте.

Человек зашел в довольно просторную комнату, где поместились каменная печь, множество мелкой мебели, а так же просторный диван с невысоким столиком. “А потолок тут не такой уж и низкий – скорее, даже неожиданно высокий. И весьма уютно, кстати. Даже эти скворечники ничуть не портят общей картины”. Когда Флаттершай зашла вслед за ним, откуда-то из-под дивана выбежали два хорька и стали виться у ног пони. Человек слегка нахмурился: не то, чтобы его смущали ее питомцы, просто… как то уж слишком их было много, на его вкус. Флаттершай что-то сказала им на непонятном языке, и они тут же убежали в соседнюю комнату.

— Ух ты, хотел бы я, чтобы Алия так же понимала меня, – сказал мужчина, проследив взглядом удаляющихся зверьков.

— У тебя тоже есть дома питомцы? – радостно улыбнулась пони.

— Ну… я бы не сказал, что питомцы и не сказал бы, что дома, – ответил человек. – Я живу… жил, считай почти в лесу и недалеко от меня обосновалось семейство рысей. Мы неплохо поладили, ну и я решил дать имя матери.

— Это так мило, – еще шире улыбнулась Флаттершай, – Тогда у тебя не должно возникнуть проблем с моими маленькими друзьями.

— Ага. Животные меня любят… обычно, – сказал он и бросил взгляд на корзинку, которую все еще держал ниже пояса. – Ты что-то говорила про ткань?

— Ой, точно! Располагайся – я сейчас вернусь, – бросила пони и ускакала в другую комнату.

Мужчина не торопясь прошелся по помещению, осматриваясь по сторонам. Он подметил еще пару уголков, где, судя по всему, жили другие животные, которых в данный момент не было дома. “Как она умудряется сохранять дом в чистоте при таком количестве зверья? У меня бы уже крыша поехала”. Он хотел было заглянуть в один из скворечников, но услышав недовольный щелчок клювом при своем приближении, решил оставить эту идею.

— А вот и я! – пони вернулась буквально через пару минут, неся в зубах ткань зеленого цвета. – Правда, я не знаю, сможешь ли ты использовать этот материал… Рарити уже придумала бы целый наряд из него…

— То, что надо! Спасибо! – он взял ткань в руки: она была тонкая и мягкая на ощупь, но при этом довольно прочная. – Тебе же она не нужна?

— Конечно, можешь забрать ее себе, – она улыбнулась и указала копытом на шкаф. – Вон там есть ножницы, иголки с нитками – все, что может тебе понадобиться. И если ты голоден, то на кухне есть, чем перекусить.

— Эээ… спасибо… тогда скоро увидимся? – сказал человек, чувствуя, как краска опять начинает приливать к его щекам. “Удивительно гостеприимное создание. И такое… неожиданно милое…”

— Да, я постараюсь не задерживаться.

Человек подождал, пока Флаттершай уйдет и закроет дверь. Вздохнув с облегчением, он поставил корзинку на пол, подошел к дивану и уселся на него. “Окей, чего мне сейчас больше хочется: поесть или принарядиться?”. Немного поразмыслив, он подошел к шкафу с зеркалом, и бросил взгляд на свое отражение. На него смотрел человек лет двадцати пяти, среднего роста и крепкого телосложения. На груди слева красовались три идущих почти параллельно рубца – напоминание о том, что гепарды это все-таки не милые кошечки. У него были длинные темно-русые волосы чуть ниже плеч и небольшая бородка, которая вместе с тонкими усами окаймляла рот. Он почесал щеку, покрытую недельной щетиной, и усмехнулся. “Мда. Бритва бы сейчас не помешала… Ну да и хрен с ней”. Открыв верхний ящик, он обнаружил там аккуратно сложенные и так знакомые ему предметы: катушки с нитками, подушечку с иголками, ножницы – в общем, полный набор. Взяв необходимые инструменты, он уселся на диван и разложил их на столике. “Иголки, ножницы… Как она вообще этим пользуется со своими копытами? Да и этот дом тоже… не представляю, как можно было возвести такую постройку без рук”. Размышляя над этими вопросами, мужчина принялся за изготовление одежды. “На тогу или что-то похожее ткани не хватит, но, чем богаты, тому и рады”.

Часа через полтора, до крови исколов пальцы рук, человек закончил работу. Поднявшись с дивана и скептически осмотрев свое творение, он примерил новую набедренную повязку. Теперь она больше походила на килт и доходила почти до колен. Мужчина подошел к шкафу и посмотрел на себя в зеркало:

— Нет, ну вы только гляньте на него: осталось раскрасить лицо в синий, раздобыть огромный меч и будет полный комплект. Так… как там было…

Он приосанился и с воодушевлением произнес, чуть понизив голос:

— Твоё сердце свободно. Имей же мужество следовать за ним.

Усмехнувшись, человек пошел на кухню, поискать что-нибудь съестное. Как и ожидалось, мяса там не было, зато он нашел немало овощей и фруктов.

— Боги… неужели вы улыбнулись мне? – сказал мужчина, заглянув на одну из полок. – О, Флаттершай, ты лучше всех, – добавил он, доставая корзинку с парой дюжин яиц. “Трех будет мало… семь – это слишком нагло… Ну а пять – в самый раз!”

Он довольно быстро нашел все необходимое и, насвистывая под нос веселую мелодию, приступил к готовке.

Закончив с приготовлением пищи, он вернулся в большую комнату и, стараясь не спешить, принялся за овощной салат с яичницей. Утолив голод и прикинув, что у него еще есть пара часов, человек укрылся пледом и почти сразу уснул. Ему снилось, что он падает в бездонную пропасть.


Его разбудил стук в дверь.

— Флаттершай? – пробормотал он спросонья, с облегчением вырываясь из кошмара бесконечного подения. “Боги, она стучится в собственный дом… Она такая вежливая, что рядом с ней чувствуешь себя чурбаном неотесанным!”

— Флаттершай? – прозвучал из-за двери встречный вопрос. Голос был женский, с небольшой хрипотцой и ниже, чем у его крылатой знакомой.

Осознав, что к такому повороту событий он готов не был, мужчина резко вскочил с дивана. Одновременно с этим, верхняя половина двери распахнулась и из проема на него уставилась еще одна пони с голубой шерстью, малиновыми глазами и радужной гривой. Мгновением позже он подметил крылья, которые были слегка встопорщены.

— Эй! Ты кто такой?! Где Флаттершай?! – крикнула пегаска, бросив на него недобрый взгляд.

Человек понял только “Флаттершай”. Язык был ему незнаком, но отдаленно напоминал английский.

— Спокойно, – ответил мужчина, плавно заходя за спинку дивана. – Незачем устраивать истерику. С Флаттершай все в порядке – она скоро вернется, – сделал он акцент на имени.

— Да, Флаттершай – что ты с ней сделал?! Отвечай! – Рэйнбоу Дэш двинулась вперед, не сводя глаз с пришельца. Она нигде не видела таких – не в жизни, не в книжках, хотя… Он смутно напоминал Айронвилла, но у него не было рогов или копыт. Двуногий говорил на непонятном ей языке, однако, имя подруги было ему знакомо. “Питомцев Флаттершай и след простыл – плохой знак”.

Мужчина стал двигаться вокруг дивана, стараясь, чтобы между ним и пегаской было какое-то препятствие. Рэйнбоу Дэш усмехнулся, когда он, сам того не замечая, приблизился к дверному проему. “А вот тут, лысенький, ты и ошибся”.

Совсем забыв про выход позади него, человек остановился и примирительно поднял руки, надеясь выиграть время, чтобы лучше оценить обстановку и продумать дальнейшие действия.

— Послушай, не надо вести себя столь агрессивно. Я, — он указал на себя, – и Флаттершай, — теперь рука показывала в сторону Вечнодикого Леса, куда ушла крылатая пони, – очень хорошо поладили, – закончил он фразу, сжав руки вместе, пытаясь изобразить рукопожатие и надеясь, что этот жест будет понят.

Судя по тому, что пегаска остановилась и чуть расслабилась, у него получилось. “Отлично. Так-с… Ну а теперь…”

Мысль была прервана самым внезапным образом: Рэйнбоу Дэш сделала стремительный рывок, пролетев над диваном и врезавшись в мужчину. Она двигалась столь быстро, что человек даже не успел понять, что произошло, когда мощный удар выбил весь воздух из его легких.

Наверное, он отключился на секунду, так как в сознание он пришел уже на улице, лежа на спине. Пегаска, ухмыляясь, стояла над ним, прижимая его передними копытами к земле. Но что она не могла учесть, так это силу человека: он схватил ее рукой за горло и мощным рывком опрокинул в сторону, пытаясь подмять уже под себя.

— Иди-ка сюда, – сказал мужчина, но его соперница, хоть и потеряв доминирующее положение, успела вынырнуть из-под него в самый последний момент.

— Врешь! Не возьмешь! – с издевкой в голосе прокричала Рэйнбоу Дэш, взмыв над землей. Она отдавала себе отчет в том, что они не понимают друг друга, но в такой ситуации было достаточно и эмоциональной окраски слов.

Человек принял оборонительную стойку, слегка согнув колени и выставив руки перед собой. Он не спускал глаз с зависшей над ним пегаски, понимая, что сейчас может только защищаться и ждать удачного момента для контратаки. “Черт побери, ну почему женщин нельзя бить, даже когда они бросаются на тебя, словно гарпии?.. Ведь она же женщина, да?.. ”

Рэйнбоу Дэш снова ринулась на человека, стремясь сбить его с ног — и вырубить так, чтоб уж наверняка. Тот отшатнулся в сторону, пропуская ее перед собой, но в самый последний момент она невероятным образом изменила траекторию полета, оказавшись позади него, и на ходу крепко приложила копытами по спине. Удар вышел скользящим, но его силы было достаточно, чтобы человек потерял равновесие и кубарем покатился вперед.

Быстро вскочив на ноги после падения, он почувствовал, что происходящее уже начинало потихоньку его бесить – а ведь подобные потери самоконтроля случались крайне редко. “Занятия по рукопашному бою не особо помогают, когда у твоего противника крылья, да, чемпион?”

Пегаска не стала давать возможности пришельцу прийти в себя и сделала еще один молниеносный рывок, стараясь закрепить преимущество: уж в чем, а в драках она знала толк. Но человек, словно предугадав ее действия, отскочил в сторону и, схватив ее за заднюю ногу, резко потянул на себя. Уже оценив его силу, Рэйнбоу Дэш сделала пару мощных взмахов крыльями, и ее противник ослабил хватку, когда поднявшееся облако из листьев и песка полетело ему в лицо. Затем она резко крутанулась вокруг своей оси и вырвалась из захвата.

— Слишком медленно! – выкрикнула пегаска, дразня мужчину, который уже пришел в себя и с вызовом смотрел на нее.

Рэйнбоу Дэш стала нарезать круги вокруг противника, стараясь двигаться как можно быстрее, и надеясь его дезориентировать. Пригнувшись к земле, мужчина безуспешно пытался уследить за ее размытым силуэтом и не пропустить следующую атаку.

— Вот ты и попался… — прошипела пегаска, когда ее действия окончательно сбили его с толку.

Заложив крутой вираж, она пронеслась у самой земли, метя ему в ноги. Провернувшись в момент удара, чтобы не быть потом придавленной человеком, она взмыла в воздух, оставив того лежать на спине. Пришелец еще даже не начал подниматься, а она уже неслась прямо на него. “Один меткий удар копытом и ты выбыл, лысенький!”

Мужчина примерно представлял, что могла задумать эта радужная бестия и вместо того, чтобы вставать на ноги, он откатился в сторону. Пегаска изо всех сил замахала крыльями, стараясь не врезаться в землю. Ей удалось зависнуть буквально у самой поверхности. Облегченно выдохнув, она вдруг почувствовала, как пришелец схватил ее за хвост и рванул на себя самым наглым образом. “Ах ты, сволочь! Ну все, теперь я по-настоящему разозлилась!”

Сцепившись, они покатились по земле, вздымая облако пыли: человек пытался схватить ее и заломать ноги, но Рэйнбоу Дэш неистово била его крыльями по лицу и кусалась, словно в круп ужаленная, не давая сосредоточиться. В пылу драки они не заметили, как оказались на краю обрыва; еще секунда, и они кубарем полетели вниз – прямо в речку. Оказавшись в воде, уже порознь друг от друга, человек и пони мигом вскочили на ноги, готовясь к новому раунду.

— Немедленно прекратите! Оба! – услышали они пронзительный женский крик.

Соперники одновременно повернули головы. На мосту стояла Флаттершай — ее лицо было искажено от гнева. Мужчина же был в легком замешательстве. “Ого. В тихом омуте… как говорится”.



— Пожалуйста… — добавила желтая пони уже своим обычным робким голоском.

— Эй, это она начала! – сказал человек, указав пальцем на Рэйнбоу Дэш. Он принял более расслабленную стойку, но краем глаза все еще следил за нею.

— Не смей тыкать в меня…эээ – пегаска задумалась, пытаясь вспомнить, как называется эта часть тела, — …пальцем!

Мужчина открыл было рот, чтобы добавить еще что-то, но тут же осекся. Он стоял голым, отсвечивая причиндалами, аки статуя Аполлона. А килт, стоивший ему исколотых пальцев, неспешно уплывал вниз по течению.

— Прошу вас, успокойтесь… на вас и так уже живого места нет, – умоляла Флаттершай, переводя обеспокоенный взгляд с Дэш на человека.

— Ха! На нем уж точно! – усмехнулась радужная пегаска.

— Если ты знаешь эту чокнутую, то скажи ей – пусть остынет, а то я за себя не отвечаю, – запал схватки еще не остыл, и мужчина не чувствовал обычной неловкости от осознания своей наготы.

— Флатти, ты можешь с ним говорить? Тогда передай ему…

— Он уже попросил прощения, Рэйнбоу. Ему очень жаль, что так получилось. “Хорошо, что они сейчас друг друга не понимают…”

— Серьезно? А вот по его тону такого не скажешь, – Рэйнбоу Дэш недоверчиво покосилась на двуногого.

— Погоди, что ты… — начал было человек, уловив в речи желтой пегаски примирительные интонации. – Ай… знаешь, ты права.

— Да-да-да, правда… давайте… давайте мы пройдем в дом и постараемся исправить это недоразумение… пожалуйста… — сказала Флаттершай, надеясь, что ее горячая на голову подруга внемлет голосу разума.

Пытаясь выглядеть как можно более искренним, мужчина повернулся к радужной пегаске и приложил руку к груди, всем своим видом показывая, что ему на самом деле “жаль”. Рэйнбоу Дэш фыркнула и, взмахнув крыльями, выпрыгнула на берег.

— Чокнутые бабы… — тихо проворчал человек и стал подниматься вслед за ней.

Когда они оказались наверху, Флаттершай подошла к двери, приглашая их зайти внутрь. Мужчина картинно поклонился своей недавней сопернице:

— Только после вас.

— Иди давай!.. – устало кивнула пегаска в сторону входа, на что двуногий слегка закатил глаза, но все-таки вошел первым.

— Рэйнбоу, — сказала Флаттершай, усадив их на противоположные стороны дивана, – не хочешь начать?.. Сама она расположилась на стуле напротив.

Рэйнбоу Дэш бросила взгляд на двуногого:

— А что? Я уже извинилась.

— Вообще-то… вообще-то нет… — тихо промолвила Флаттершай.

— Я пропустила его вперед – это считается, – сердито пробормотала ее подруга, скрестив передние ноги на груди и уставившись в стену напротив. “Это и вправду считается!”

Человек потер ушибленную грудь и бросил взгляд на множественные следы укусов на своем теле:

— Можешь передать ей, что если бы она… если бы Я не повел себя тогда столь “подозрительно”, то мы бы стали лучшими друзьями. “Извиняться перед девушкой за ее же ошибки – как типично”.

Флаттершай с укором посмотрела на свою подругу:

— Вот видишь? Ему и вправду очень-очень жаль… “Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, только не заводись…”

Рэйнбоу Дэш нарочито громко вздохнула:

— Ох, ну хорошо. Я тоже извиняюсь, что наваляла ему.

— Мир?.. – Флаттершай посмотрела на них, примирительно улыбаясь.

Все еще отвернувшись к стене, пегаска протянула мужчине переднюю ногу в знак примирения. Тот было протянул ей открытую ладонь для рукопожатия, но, осознав проблематичность этого жеста, сжал руку в кулак и слегка стукнул по копыту.

— Ведь это совсем не сложно, правда? – сказала желтая пони и чуть погодя добавила, меняя тему разговора. – Рэйнбоу, очень мило, что ты залетела меня проведать. Подожди, сейчас я принесу чаю. “Совместное чаепитие – лучший способ сгладить их неудачное знакомство!”

— А… ну да! – ее подруга быстро успокоилась, вспомнив, зачем пришла. – Чай это круто, но я к тебе прилетела по делу. Танк приболел, и мне нужен твой совет.

— Ох, надеюсь, что ничего серьезного! – испуганно сказала Флаттершай. – Пойдем, ты расскажешь мне все поподробнее и я…

Подруги удалились на кухню. Мужчина проводил их взглядом и еще раз осмотрел свое тело: радужная бестия оставила на нем немало болезненных укусов, многие из которых кровоточили. “Я привык к покусываниям совсем другого толка!”

Минут через пятнадцать они вернулись. Флаттершай повесила на спину своей подруги небольшую сумку:

— Вот. Давай ему отвар два раза в день в течение одной недели, – сказала желтая пони, провожая Рэйнбоу Дэш к выходу. – Я уверена, что это обычная простуда; но если через несколько дней ему не станет легче, сразу же лети ко мне.

Радужная пегаска благодарно чмокнула подругу в щеку. У самой двери она бросила взгляд на человека, и слегка кивнула в знак прощания. В ответ он криво улыбнулся и помахал рукой.

— Прости меня за Рэйнбоу Дэш, – вздохнула Флаттершай, закрыв дверь и сев рядом с ним на диван.

– Иногда она перегибает палку.

— Не переживай, – ответил мужчина, пытаясь нащупать на спине здоровенный синяк. — Ты не виновата, что у твоей подруги такой горячий нрав.

— О, да. Она такая… но, когда ты узнаешь ее поближе, ты поймешь, что все это не со зла.

— Мы с ней боролись в партере – куда уж ближе?

— В чем боролись? – удивленно посмотрела на него пегаска.

— Ну, партер – это… Ай, не бери в голову. – ответил мужчина, все еще шаря рукой по спине. — Вот блин! – прошипел он, наткнувшись пальцами на болезненный синяк.

— Ой, прости, пожалуйста — сейчас займусь твоими ранами.

— Никакие это не… — человек не успел договорить, так как его собеседница уже скрылась в другой комнате. – Я в полном порядке! – прокричал он вслед.

Следующие несколько минут пегаска бегала по дому. Вскоре на столе образовался целый натюрморт из полотенец, бинтов, каких-то баночек. Большой таз с теплой водой стал последним штрихом, завершившим композицию

— Флаттершай, я серьезно – всего лишь один день и я снова буду в норме, – безусловно, человеку была приятна такая забота, но все происходящее заставляло чувствовать себя совсем уж неловко.

— Тихо! – скомандовала желтая пони, вновь удивив мужчину. – Ложись, – секундой позже, уже спокойным тоном, добавила она.

Понимая, что сейчас спорить бесполезно, человек нехотя лег на диван лицом вниз. Через несколько секунд Флаттершай смочила полотенце и стала очищать ссадины от слюны, земли и пыли, что забились туда во время драки. Закончив с этим, она открыла баночку с какой-то сильно пахнущей мазью, и стала бережно втирать ее в тело человека.

— Ого... – вырвалось у него.

— Ой, прости! Я не специально! – испугалась кобылка, решив, что сделала человеку больно.

— Да нет, просто… твои копыта, они такие… — мужчина замялся, пытаясь подобрать нужное слово. – Такие мягкие.

— Сп-спасибо… — покраснела Флаттершай. – Я стараюсь следить за ними.

Пони стала напевать какую-то милую песенку, слова которой человек не особо уловил: нежные прикосновения копыт пегаски и ее убаюкивающий голос постепенно погрузили его в дрёму.

Он очнулся, почувствовав внезапное возбуждение. Пони закончила с его спиной и теперь наносила мазь на синяк, который Рэйнбоу Дэш оставила на боку чуть выше пояса. Мужчина напрягся, когда копыта пегаски коснулись этого места. И почти запаниковал, когда она случайно забрала чуть ниже, чем следует.

— Так, хорошо, теперь развернись, – сказала Флаттершай через минуту, опуская еще одно полотенце в воду.

— Эээ… сейчас… погоди… — человек уткнулся пунцовым лицом в диван, чувствуя ощутимое шевеление в причинном месте. – Можешь… тебе не сложно будет еще раз пройтись по спине?

Пожав плечами, пони продолжила растирать его спину.

“Да что ж это такое? Тааак… спокойно… Думай о чем-нибудь мерзком и противном… о дохлой кошке… все, во что ты верил и что любил – ложь… неплохо… Теперь фильм поэпичнее... о, этот подойдет!. Вспомни о смерти его возлюбленной; как он пафосно превозмогал, как его предали в конце… Сейчас совсем не время корчить из себя стойкого оловянного солдатика… Ну что, вроде можно и перевернуться?”

— Красивая песня, – сказал человек, когда лег на спину. – И голос у тебя очень красивый, – добавил он, надеясь окончательно прогнать смущение, но почти сразу мысленно чертыхнулся, добившись обратного эффекта. Флаттершай ответила на комплимент своей очаровательной улыбкой.

— О, спасибо! Я рада, что тебе понравилось.

— Поёшь в какой-нибудь группе? Выступаешь? – спросил он, прикрыв пах руками. “Представь, что тебя пытают… да… так сильно пытают… эти мягкие копыта, нежно массирующие грудь…” Каким-то чудом, но ему удалось сдержать вырывающиеся на волю инстинкты.

— Да, – ответила пони, не замечая или делая вид что замечает, его внутренней борьбы. – В квартете Пони Тонз… ну… на самом деле теперь мы квинтет, – добавила она, покраснев.

— Ух ты! Здорово! Я бы с удовольствием вас послушал.

— А у нас как раз концерт через неделю! Ты можешь прийти… если…если, конечно, остальные не будут против… — сказала Флаттершай, осознав что другие пони вряд ли обрадуются его присутствию. Во всяком случае, так скоро. – А ты поёшь?

— Ну “поёшь” – это сильно сказано. Алия как-то пришла послушать мои потуги. Ее хватило на несколько минут.

— О, я уверена, что не все так плохо.

К счастью, спереди ссадин и следов от зубов было куда меньше, и пони довольно быстро обработала оставшиеся раны.

— Ну вот и все, – сказала она, окинув взглядом человека.

— Хвала богам… — прошептал он и начал вставать.

— Ой, подожди! Вот здесь пропустила, – не дала ему подняться Флаттершай. Она нанесла на копыта еще немного мази и стала растирать его ногу чуть выше правого колена.

Мужчина умоляюще посмотрел в потолок. “Вам там наверху совсем заняться нечем?”

— Слушай, я должен извиниться – за то, что мы учинили с твоей подругой, – сказал человек через несколько минут, бросив взгляд на Флаттершай.

— Ну, ведь все хорошо закончилось, да? – ответила пони, закрывая баночку с мазью.

— Конечно, но… просто я хотел сказать… спасибо тебе за такой радушный прием и прости, что доставил столько хлопот.

— О, тебе не за что просить прощения! Я всегда рада помочь своим друзьям. – Она улыбнулась и начала складывать полотенца и флакон с мазью в опустевший тазик. – Нет, нет! Даже не вздумай вставать – тебе сейчас нужен покой, – не терпящем возражений тоном сказала Флаттершай, едва мужчина начал подниматься с дивана, намереваясь помочь. – Лежи, я сама справлюсь.

Пока пегаска была занята, человек задумался над тем, что она только что сказала. “Друзья…” Многие люди очень часто произносили эти слова, которые так и оставались просто словами. Конечно, у него были… есть друзья, но их по пальцам одной руки можно сосчитать. А Флаттершай назвала его другом в тот же день, когда они познакомились. А ведь он для нее чужак – даже не одного с ней вида. Да и обстоятельства их встречи были не самими удачными. Но ее слова звучали столь искренне. “Друзья…”

— Ты успел сшить себе одежду? – спросила пони, когда убрала все со столика.

— А?.. – человек посмотрел на нее, все еще находясь в своих мыслях. — Да. Я сделал повязку, но она слетела с меня во время потасовки с Рэйнбоу Дэш, и сейчас продолжает свое путешествие где-то ниже по течению.

— Давай я помогу тебе с одеждой – чуть позже. Сейчас мне надо уделить время своим маленьким друзьями. – Словно в подтверждение слов пегаски, откуда-то прискакал тот сердитый заяц, и нахально запрыгнул ей на спину.

— Было бы здорово, – человек сел, прикрывая пах. – Не торопись – я подожду.

— Я быстро! – заверила его Флаттершай. – И не вставай! – бросила она у самой двери и вышла на улицу. Взлетевший с насеста зимородок и пара хорьков, вынырнувших из-под дивана, поспешили вслед за ней.

Мужчина повел плечами и поморщился от боли – давно ему так не доставалось. Да еще и от девчонки! Кто бы мог подумать, что в такой маленькой кобылке столько силы. Теперь – уже протрезвев от жара схватки – он не был так уверен, кто из них двоих вышел бы победителем. Радужная пегаска явно знала свое дело.

Имея время на раздумья, он улегся на диван, пытаясь осмыслить, что же с ним вообще произошло за эти дни. Если верить фильмам и художественной литературе, его занесло в параллельную вселенную. “Хех, очень может быть, что где-то тут живет мой непарнокопытный двойник. В этом случае я не удивлюсь, если он сейчас ведет группу любопытных по горам. Черт возьми, да его могло выкинуть в мир людей! Мда… не завидую ему в таком случае”. Мужчина провел ладонями по лицу. Он понимал, что если все так и произошло – и он попал в другой мир, то есть далеко не нулевая вероятность остаться здесь навсегда. Спустя пару секунд он удивился, осознав, что этот факт пугает его не настолько сильно, как должен. Конечно, дома у него были родные и друзья. Но с родственниками он почти не общался, а вот друзья… Да, ему будет не хватать этих засранцев. “Ладно, слишком рано делать какие-либо выводы. Возможно, стоит вернуться к тому озеру, куда меня выбросило. Или поговорить с местным ученым, или шаманом, или как-там он здесь называется”. Человек вздохнул и закрыл глаза. “Но если подумать, то это все мелочи – я ведь даже их языка не знаю; а где мне жить все это время – не быть же иждивенцем на содержании у Флаттершай!” Он почувствовал, как мазь начала действовать и по всему телу разлилась приятная слабость, погружая его в сон. “Ладно, утро вечера мудренее…”


Его разбудил крик петуха за окном. Мужчина был укрыт пледом, а столик перед ним украшали тюльпаны, стоявшие в изящной вазе. Он чувствовал себя выспавшимся и отдохнувшим – даже боль от укусов почти прошла. Откуда-то с доносились соблазнительные ароматы и характерные звуки готовки – судя по всему, Флаттершай делала завтрак. “Прям идиллия какая-то”.

Он сел и протер глаза. Потянувшись, он повязал плед вокруг талии и пошел на кухню.

Пони стояла у плиты и готовила какое-то овощное рагу. Рядом с ней на столе сидела белка и что-то настойчиво стрекотала своей хозяйке.

— Нет, Скратти, — покачала головой Флаттершай, когда та взяла перечницу и протянула ей. – Это слишком острая приправа – вдруг Человеку не понравится.

Пегаска не услышала, как он подошел, поэтому выждав пару секунд, мужчина постучал по двери.

— Доброе утро, – сказал он.

Флаттершай вздрогнула и обернулась:

— Ой, извини – я не хотела тебя будить!

— Все нормально. Я и так продрых слишком много, – он с любопытством посмотрел на белку, которая ответила ему тем же. – А ты рано встала, Флаттершай.

— Раньше встанешь – больше сделаешь, – улыбнулась пони, – Сейчас позавтракаем и займемся твоей одеждой.

— Пахнет очень вкусно. Кстати, я люблю острые блюда, так что можешь не жалеть специй, – человек подошел к плите. – О… — добавил он, увидев, что еще она готовит.

— Я заметила, ты вчера делал яичницу, — сказала пони, перемешивая рагу, – и решила, что ты не будешь против. На соседней конфорке стояла сковорода с почти готовым омлетом, украшенным свежей зеленью и помидорами.

— Это чертовски мило с твоей стороны, спасибо, – мужчина протянул руку к белке. Многозначительно обнюхав его, она позволила почесать себя за ухом. – Помочь тебе?

— Я почти закончила, – ответила пегаска и затем указала на столовые приборы, – но ты можешь пока накрыть на стол.

— No problemo compadre, – взяв все разом, он направился в комнату.

Через пять минут Флаттершай принесла омлет, овощи и кувшин морса. Запах был настолько соблазнителен, что человеку пришлось вспоминать про правила этикета, чтобы с жадностью не наброситься на еду.

— Приятного аппетита, – улыбнулась пони.

— Приятного, – отозвался мужчина. – Ммм… — закатил он глаза от удовольствия, после первого кусочка, — передавай мои комплименты повару!

— Но… ведь повар — это… — замялась Флаттершай. – Ой, спасибо! – смутилась она.

Пони не притронулась к омлету – ограничившись рагу. Мужчина время от времени бросал на нее взгляд и, наконец, не выдержал:

— Ладно, я сдаюсь – как ты это делаешь?

— Делаю что? – удивленно посмотрела на него пегаска.

— Держишь вилку, – он кивнул на столовой прибор, который пони ловко держала копытом. – Просто…

— он перевел взгляд на свою руку, – Просто у меня в голове не укладывается, как можно это делать без пальцев.

— Ну… Я даже не знаю – держу и всё, — задумалась Флаттершай. – Твайлайт наверняка смогла бы объяснить тебе.

— А Твайлайт – это?..

— О, она моя очень хорошая подруга. Она живет в библиотеке, в центре Понивилля.

— Живет, в смысле проводит там уйму времени?

— Нет. Библиотека в самом доме. Но ты прав, она на самом деле может подолгу не вылезать оттуда.

— Хм… — человек почесал бородку. – Библиотека – это хорошо… Хотя, какая разница – я все равно по вашему читать не умею.

Пегаска отложила в сторону тарелку с едой:

— Слушай, а ведь Твайлайт — очень одаренный единорог. Я уверена, что она сможет решить твою проблему с пониманием нашего языка.

— Это был бы просто здорово. Если только это не слишком ее обременит. “Единорог? Это что-то новенькое”.

— О, нет. Напротив – ей будет даже интересно, – улыбнулась Флаттершай, вспомнив, как ее подруга любит принимать подобные вызовы.

— Тогда у меня есть тост, – мужчина взял стакан с морсом и встал с дивана. – За мою новую подругу – Флаттершай, без которой я бы тут точно пропал. И за Твайлайт — не боящуюся трудностей.

— Спасибо… — пони смущенно опустила глаза.

Покончив с завтраком и убрав со стола, они пошли в соседнюю комнату поискать материал для одежды Человека.

— Ох, я совсем не могу найти ничего подходящего, – сказала Флаттершай, стоя перед открытыми ящиками. – Все это совершенно не годится.

— Не заморачивайся ты так, – ответил человек, рассматривая в руках небольшой кусок пестрой ткани. – Соберем побольше листьев, и…

— Нет-нет-нет! – пони не дала ему закончить. – Я сейчас слетаю к Рарити и попрошу что-нибудь подходящее.

— Флаттершай, мне очень приятна твоя забота, но пожалуйста…

— Я быстро! Чувствуй себя, как дома, – не дожидаясь возражений, она выбежала из комнаты, слегка задев мужчину крылом.

— … пожалуйста, дай мне закончить, – вздохнул он и стал складывать все обратно в ящики.

“Ну ладно, пора перестать быть неблагодарной скотиной и отплатить добром за добро. Так-с… Чем я могу помочь? Протек кран, сломалась плита, покосился забор – человек-на-час к вашим услугам!”

Мужчина прошелся по тем помещениям, где уже успел побывать – заглядывать в другие комнаты было бы попросту невежливо – но, к его удивлению все было в полном порядке. Даже скворечники не покосились. Осматривая кухню, он остановил взгляд на грязной посуде и вздохнул:

— Делать нечего — побуду домохозяйкой


Грязная посуда закончилась очень быстро, и мужчина решил выйти на улицу проветриться. Денек обещал быть, что надо. Он прошелся вокруг того места, где вчера боролся с Рэйнбоу Дэш, и увидел лежавшее на земле голубое перо. Взяв его в руку и проведя пальцем по кромке, человек усмехнулся.

— А вот и боевой трофей, – сказал он сам себе и заткнул перо за ухо.

Человек осмотрелся вокруг и вдохнул свежий воздух. “Красота-то какая – лепота!” Чуть поразмыслив, он решил прогуляться вдоль леса, стараясь держаться подальше от виднеющихся вдалеке домов.

Он вернулся примерно через час – Флаттершай еще не было. Пытаясь придумать, чем бы еще убить время, мужчина сделал пару круговых движений руками, разминая плечи. “Вчерашняя драка еще пару дней будет давать о себе знать… А, да какая разница – все равно заняться нечем!”

Сняв с пояса плед, человек повесил его на забор. После чего начал делать растяжку, чем привлек внимания питомцев Флаттершай – несколько птиц уселись неподалеку, с интересом наблюдая за его действиями. Закончив с разминкой, он подошел к дереву, где они устроились:

— Прекрасная погода, не правда ли, дамы и господа? – с этими словами он подпрыгнул и ухватился за подходящую ветку. Убедившись, что она выдержит его вес, мужчина начал подтягиваться на ней. Пернатым такой расклад явно не понравился, и они улетели по своим делам. А вот уже знакомая ему белка была тут как тут. Нисколько не пугаясь человека, она нахально уцепилась за его босую ступню, довольно стрекоча при каждом движении.

— Простите? Мистер Человек? – услышал мужчина незнакомый женский голос позади себя, когда перешел к отжиманиям. Резко вскочив, он обернулся. В нескольких метрах от него, на другой стороне моста, стояла единорожка. У нее были сиреневая шерстка и фиолетовые глаза. Хвост и грива были темно синими, с розовыми и едва заметными фиолетовыми прядками. И… собственно, у нее был рог, который окружало легкое сиреневое свечение. Человек не знал, чему больше удивляться: ее внезапному появлению или связке книг, которые буквально висели в воздухе рядом с ней. Однако вспомнив слова Флаттершай, он догадался, кто сейчас перед ним.

— Мисс Твайлайт, я полагаю? – предположил он, отдавая себе отчет, что они друг друга не понимают.

— Да! – радостно закивала пони в знак подтверждения его слов. – Рада с Вами познакомиться.

— Эээ… — утвердительный кивок Твайлайт ввел его в легкий ступор. “Она понимает меня?”

— К сожалению, я не могу говорить на понятном Вам языке. Но, к счастью, я буквально пару дней назад наткнулась на одно заклинание, с помощью которого можно понимать других существ, – она указала копытом сначала на себя, а потом на него. – И я принесла кое-что почитать, – пони бросила взгляд на книги. – Но, возможно, это было немного преждевременно…

— Ух… Должен признаться, я не ожидал увидеть Вас так скоро, – сказал он, не сводя глаз с левитируемых книг. Не то чтобы он испугался магии – а это явно была она, – но от столь внезапного ее проявления у него пробежали мурашки по спине.

— Понимаю… но когда Флаттершай рассказала мне о Вас, я просто не смогла удержаться от любопытства, – пони в смущении поскребла копытом землю.

— Эмм… — человек вспомнил, что стоит перед ней обнаженный. Он схватил плед и обернул его вокруг талии. – Наверное, я должен пригласить Вас в дом… хоть я и не являюсь его хозяином.

— О, я только оставлю вам книги и побегу обратно – необходимо как можно быстрее придумать, как сделать так, чтобы мы смогли без проблем общаться. “Зачем я столько говорю? Он же все равно не понимает ни слова”.

Человек открыл дверь и жестом пригласил ее войти.

Переходя через мост, Твайлайт уже успела задать себе целую кучу вопросов. “Я нигде не сталкивалась с описанием, которое походило бы на него. Он немного похож на приматов, живущих в тропических лесах… но ходит прямо, как минотавр… да и строение опорно-двигательной системы похоже… но отсутствуют рога и копыта… Хм… Он так быстро прикрылся этим пледом – ему холодно? Тогда почему он до этого был голым? Ой, это что у него за ухом – голубое перо?!”

Зайдя в дом, они уселись на диване. Твайлайт телекинезом опустила стопку книг на столик и тем же заклинанием развязала узел веревки. Затем он взяла верхнюю книгу и положила ее перед человеком. На обложке были изображены две пони, вставшие на дыбы друг перед другом. Одна из них была белого цвета со сверкающими гривой и хвостом, а на ее боку было изображено солнце. Вторая же была темно-синего цвета, а ее грива и хвост словно были сотканы из звездного неба; круп украшал полумесяц. У каждой были как крылья, так и рог.

— Это – Принцесса Селестия, – Твайлайт указала копытом на белую пони. – А это Принцесса Луна, – продолжила она, показав на пони с полумесяцем.

Затем единорожка открыла книгу. Страницы окутало сиреневое свечение, и они стали переворачиваться сами собой.

— Эту книгу мы даем нашим жеребятам дошкольного возраста, которые еще не научились читать, – пони сперва указала на себя, а после вытянула переднюю ногу где-то в метре над полом.

Мужчина с интересом рассматривал иллюстрации. По стилю рисовки они очень походили на картинки в детских книжках.

— Это что-то вроде учебника по истории для самых маленьких? – сделал он предположение через некоторое время, когда увидел некую хронологическую последовательность в рисунках.

— Именно! – Пони кивнула и продолжила листать книгу.

— Хм… — задумался человек, рассматривая новую страницу, на который была изображена схватка между Селестией и Луной. Хотя, он не был уверен, что это была именно Луна – ее цвет вместо темно-синего был черным, она выглядела агрессивно, а на ее голове был шлем.

— Это Найтмер Мун, – ответила Твайлайт, видя его замешательство. – Она… — пони вздохнула. – Флаттершай объяснит Вам, когда вернется.

Чуть позже единорожка разложила перед ним остальные книги. Она не стала подробно останавливаться на каждой, но попыталась жестами объяснить, о чем они. Человек смог угадать букварь и книгу о других расах — последняя заинтересовала его больше всего.

— Ну… я, пожалуй, пойду, – Твайлайт встала с дивана. – Была очень рада с Вами познакомиться, мистер Человек, — улыбнулась она, — и надеюсь в скором времени пообщаться – уже без языкового барьера.

— Рад был познакомиться, мисс Твайлайт, – человек поднялся вслед за ней и приложил ладонь к сердцу. – Или все-таки – миссис? – добавил он, когда они двинулись в сторону выхода.

— Ой, нет, – пони слегка покраснела и отрицательно покачала головой. – Все еще “мисс”.

Попрощавшись с единорожкой, человек закрыл дверь и вернулся к книгам. Взяв ту, которая описывала другие расы, он уселся на диван поудобнее и принялся за чтение. Ну или скорее за рассматривание.


Флаттершай вернулась через полчаса или около того, после ухода Твайлайт. На спине у нее висела небольшая бежевая сумка.

— Привет! – Пегаска подошла к столику и заглянула в книгу, которую человек отложил, когда она вошла. – “Разумные расы вокруг нас”? “Драконы – весьма своенравные создания, обожающие свои сокровища, которые они копят всю свою жизнь”, – прочитала она, увидев, на какой странице остановился мужчина. — Когда то давно с ними было много проблем, но теперь они ведут себя цивилизованно… более или менее.

— Погоди, — человек удивленно посмотрел на нее, а потом на изображение огромного красного дракона, спящего на груде золота, — они реально существуют?

— Ну да, – сняв сумку зубами и положив ее на столик, она села рядом с человеком. – Кстати, у Твайлайт в библиотеке живет один.

— Что?! – Мужчина раскрыл рот от удивления. – Вот эта громадина? – указал он на картинку.

— Ой, конечно же нет, – улыбнулась пони. – Он еще маленький, но уже очень смышленый.

— С ума сойти…

— А что – у вас они тоже есть?

— Только в мифах и легендах, – ответил он, все еще находясь в легком шоке от услышанного. – Во любом случае, доказательств их существования еще никто не нашел.

Флаттершай хотела было сказать что-то по этому поводу, но тут же осеклась, уставившись на мужчину.

— Это… — ахнула пони. – Это что у тебя за ухом?!

— Хех, – человек поднял руку и взял перо. – Да так, трофей. Спасибо Рэйнбоу Дэш.

— Ч-что?.. – начала заикаться пегаска. – Но к-как… я хочу с-сказать… откуда?!

— Ну как откуда — у вас их как-то по-другому получают?

— О, Селестия… неужели вы уже успели… — Флаттершай покраснела до кончиков ушей.

— Конечно, успели! И она меня знатно вымотала, должен заметить. – Мужчина почесал шрам от укуса на груди.

— Я… должна признаться, не ожидала такого от тебя… — Пони опустила глаза.

— Не ожидала, что я не дам ей сдачи? – удивился он. – Ну я все-таки джентльмен, а джентльмены не бьют девушек... кобылок, то есть.

— Ох, так вот ты о чем… пегаска облегченно выдохнула. – А я-то уже подумала…

— Подумала что? – человек в недоумении уставился на нее, все еще держа перо в руке.

— Ну… — замялась пони. — Просто у нас есть традиция…

— Я весь внимание.

— Мы дарим наше маховое перо в знак… знак интереса. А его потом заплетают в гриву.

— Хм. Ты намекаешь, что этим твоя подруга хотела сказать, что я достойный соперник, и она заинтересована в реванше? Тогда я польщен.

— Эмм… нет… — Флаттершай покраснела еще пуще прежнего. – Я имела в виду более личный… интерес.

С несколько секунд человек, не шевелясь, смотрел на “трофей” в своей руке.

— Твою дивизию! – бросил он перо на столик, когда до него дошло. – Флаттершай, клянусь, знай я об этом, даже прикасаться к нему не стал, – начал оправдывать мужчина.

— Я верю, – она смущенно улыбнулась. – Забавно получилось, да?

— Не то слово… — ответил он, все еще приходя в себя. – Ох… Твайлайт тоже могла его увидеть… хотя, она же не пегас...

— На самом деле не-пегасы поступают так же. Просто вместо пера они обычно используют цветок, совпадающий по цвету с раскраской избранника.

— Ох… надеюсь, она не подумала ничего такого.

— Уверена, она уже много чего успела подумать, – сказала пони, и тут же добавила. — Но Твайлайт никогда не будет делать преждевременных выводов, не собрав больше информации.

— И то хорошо.

Пони бросила взгляд на остальные книги, лежавшие на столике, и взяла одну в копыта. На ее обложке были изображены тигр, белка и дятел на фоне леса.

— Ой, а вот эта была моя любимая – “Лесные обитатели”, – она улыбнулась, вспомнив что-то из прошлого. – Родители подарили мне ее, когда я еще только собиралась пойти в первый класс, – она захихикала. – И кто бы знал, чем все обернется.

— Кстати, я бы с удовольствием послушал историю о том, как Флаттершай стала лучшим другом животных.

— Ну… — замялась пегаска. – Раз ты настаиваешь…

Человек хлопнул в ладоши и откинулся на спинку дивана, приготовившись слушать.


— … так что, если бы не Рэйнбоу Даш и ее радужный удар, не знаю даже, чем бы я сейчас занималась и где была, – закончила Флаттершай свой рассказ.

— Ух ты… — Мужчина задумался. – Она и правда много сделала для тебя.

— И не только для меня. Благодаря ей мы вообще познакомились и получили наши кьютимарки. – Пони указала копытом на свой бок, где были изображены три бабочки.

— Они играют такую важную роль?

— О, да. И еще какую. Они проявляются у нас, когда мы понимаем, с чем связан наш талант. Обычно это происходит в период полового созревания.

— Хм… Это изрядно бы упростило людям поиск своего призвания.

— Наверное, это очень сложно – понять, что тебе уготовила судьба, без кьютимарки.

— Да. Многие из нас так и пребывают всю жизнь в неведении. Но, если быть честным, многих это и устраивает.

Повисла неловкая пауза.

— Ммм… А ты не расскажешь?.. — смущенно попросила Флаттершай.

— Не расскажешь что? – не понял ее человек.

— Чем ты занимаешься… и как пришел к этому. – Пони покраснела и опустила взгляд. – Если ты не против… но если ты не хочешь… то все в порядке.

— Конечно же я не против, — улыбнулся мужчина. — Хотя моя история не настолько захватывающая, как твоя.

— О, я уверена, ты скромничаешь.

“Интересно, она понимает, как забавно звучит эта фраза в ее исполнении?”

— Хорошо, но я тебя предупредил.

Теперь уже пони внимала его словам, сложив передние копыта на коленях.

— Хм… с чего бы начать? – Он задумался. – Наверное, с того что по достижении совершеннолетия я, как и все люди моего возраста, какое-то время искал себя. То был довольный забавный период моей жизни – но речь не о нем. Скажем так, я всегда чувствовал, что мое призвание – защищать, как бы пафосно это не звучало. Я долго перебирал в голове различные варианты и остановился на двух: полиция и спасатели. Некоторые твердили, что мое место в армии, но мне не нравилась эта идея – войн и так было слишком много. Я не хотел принимать участия в этом безумии…

— И что ты выбрал? – спросила Флаттершай, когда он задумался.

— Спасателей, – улыбнулся человек. – Хотелось бы сказать, что мне было ниспослано проведение или я получил некий знак свыше, но нет – я просто подбросил монетку. И выпала решка. На следующий же день я подал документы в университет.

— Ты стал защищать дикую природу?

— Не совсем. Моей задачей было предотвращать чрезвычайные ситуации и ликвидировать их последствия, если превентивные меры не помогли. А поскольку стихийные и техногенные бедствия угрожали не только людям, но и животным, то да – можно сказать, что я защищал и тех и других.

— Тех-но-генных? – Пони по слогам произнесла незнакомое ей слово.

— Ну… если на предприятии или заводе произойдет серьезна авария с серьезными последствия для окружающей среды, то это называют техногенной катастрофой или бедствием.

— Хм… Ясно… — задумчиво произнесла пегаска. – Знаешь, вот то, что ты описал, немного напоминает пегасий патруль, – добавила она чуть позже, – они следят за погодой и за тем, чтобы на города и деревни не обрушился ураган или что-то похожее.

— Рэйнбоу Дэш – одна из них?

— Ага. В районе над Понивиллем она чуть ли не самая главная.

— Теперь я понимаю, — усмехнулся мужчина, — откуда у нее такой нрав.

— Уверена, что вы еще подружитесь, – сказала Флаттершай. – Ведь правда? – добавила она с надеждой в голосе.

— Ну как я могу отказать тебе в этой просьбе, – добродушно ухмыльнулся человек, склонив голову на бок.

— Спасибо… — вновь покраснела пегаска. – Ты попал к нам как раз во время исполнения своих обязанностей?

— Ммм… И да, и нет. Понимаешь, когда после окончания университета, я приступил к несению службы, я… Ну скажем так, не очень поладил с руководством. А если быть честным, то я совсем с ним не поладил, и буквально через полгода меня выгнали взашей. – Мужчина рассмеялся. – Да уж, тогда я был далеко не таким сдержанным и рассудительным, как сейчас.

— О, мне очень жаль, что так вышло, Человек.

— Эй, да все в порядке! – он поспешил успокоить ее. – Ведь как раз после этой выволочки я и нашел себя.

— Правда?

— Именно! Один мой друг сказал, что его дяде – лесничему – нужен помощник. Хоть это была и не совсем моя специальность, меня приняли на работу. Но, возможно, работа – не самое подходящее слово…

— Призвание?

— Точно! Ведь если ты занимаешь тем, к чему душа лежит, то это никак нельзя назвать работой, – мужчина увлекся и стал говорить очень эмоционально, погружаясь в воспоминания. – Многие бы назвали это занятие скучным, но только не я! Елки-палки, да одно только выслеживание браконьеров чего стоило! – он рассмеялся, понимая своеобразную иронию своих слов.

— Браконьеры? Кто это? – Флаттершай нахмурилась, услышав еще одно незнакомое слово.

— Это… — начал было человек, но тут же осекся. – Знаешь, давай не будем о них. Не хочу, чтобы ты забивала свою милую головку этой дрянью.

— Хорошо… Если ты так считаешь…

Человек задумался, вспоминая, на чем он остановился.

— Ну а потом я уже стал проводником. Собственно, во время одной из этих “экскурсий” я и очутился здесь, – он вздрогнул, вспомнив свое падение.

— Что такое? – пони заметила резкую смену его эмоций.

— Просто… я почему-то только сейчас полностью осознал, что не очутись я тут, лежать бы мне хладным трупом на дне расселины.

— Ой, не говори так! – ахнула Флаттершай.

— Да… Прости – что-то я увлекся, – смутился он. – Может… — он протянул руку и взял книгу с Селестией и Луной на обложке, чтобы сменить тему. – Ты смогла бы устроить мне краткий экскурс в вашу историю?


Затаив дыхание, мужчина слушал историю нового для него мира. И, возможно – нового дома. Он очутился в волшебной стране под названием Эквестрия. До ее основания три народа — единороги, земные пони и пегасы – жили обособленно. Ладили они, мягко говоря, не очень. Но и выбора у них особо не было. Ведь только земные пони могли выращивать пищу, пегасы — управлять погодой, а единороги — сменять день на ночь. И словно разногласий было мало, наступили сильные холода, вынудившие пони искать новые земли для поселения. Так уж вышло, что все они пришли в один край, с хорошим климатом и плодородными землями. Но старая вражда никуда не делась, а виндиго – злые духи раздора – явились вслед за ними, ведомые этими распрями, словно маяком. Все бы закончилось весьма печально, если бы некоторые представители племен не смогли преодолеть старые предрассудки. Это и послужило началом объединения трех народов. Виндиго пришлось убраться восвояси, а новая дружба дала надежду на что-то лучшее. Через какое-то время явили себя сестры-аликорны: Принцесса Селестия и Принцесса Луна. Никто уже не может точно сказать, как, когда и откуда они появились, но именно под их мудрым правлением была основана Эквестрия.

— Извини, но с твоих слов, получается, что они были чем-то вроде богов? – человек прервал рассказ Флаттершай.

— Так и есть, – ответила она, перелистнув страницу.

— Ух ты… Боги разгуливают среди нас — у меня разрыв шаблона.

— Эм-м…

— Я в высшей степени удивлен, – улыбнулся человек.

Через пару страниц мужчину привлекло изображение крайне странного существа. У него была голова пони, а остальные части тела он позаимствовал от других животных. В сознании человека этот образ однозначно привязался к слову “химера”. Имя его было Дискорд. Со слов пегаски он вторгся откуда-то извне, устроив в Эквестрии настоящий хаос. Даже сестры-аликорны не могли справиться с ним, пока не были найдены Элементы Гармонии: честность, доброта, смех, щедрость, верность и магия. Судя по всему, они были самой мощной силой во всей Эквестрии. В результате их воздействия Дискорд был обращен в статую, и в данный момент украшал собой столичный сад.

— Забавный парень, – сказал мужчина, когда Флаттершай закончила свой рассказ о химере. – Похож на Локи.

— На кого? – спросила пони.

— Был такой тип в одной из наших мифологий. Тоже любил творить страшную поеб… Кхм… Страшное непотребство. Прости, что перебил, — извиняющеся улыбнулся он. – А что было дальше?

Пегаска продолжила свой рассказ.

Как и полагается всем богам и богиням, у каждой сестры была своя сфера влияния. Селестия управляла движением солнца, а Луна – отвечала за звезды и луну. И все были бы счастливы, не обернись все далее очень знакомой для человека чередой событий – Принцесса Луна затаила обиду на старшую сестру. Пони работали и веселились днем, но расходились по домам и спали ночью, и посему не могли оценить всей красоты звезд и лунного света. Зависть все больше съедала Луну и, в конце концов, она стала Найтмер Мун – воплощением своих худших качеств. Она захотела выйти из тени старшей сестры и установить царство вечной ночи, не считаясь с потребностями и желаниями своих подданных.

— Как и у большинства богов, у нее явные проблемы с пониманием баланса мироздания, – тихо пробормотал человек.

Противостояние Найтмер Мун и Селестии разделило страну на два лагеря – началась гражданская война. Пони, принявшие власть ночи, впоследствии претерпели значительные метаморфозы: крылья (у кого они были) сбросили перья и стали кожистыми, как у летучих мышей; уши слегка заострились; форма зрачка сменилась на вертикальную, позволяя прекрасно видеть в темноте. Столь готичный образ завершали небольшие клыки, выступающие над верхней губой. Сильно напоминая типичного вампира из людского фольклора, они, тем не менее, не сгорали под прямыми лучами солнечного света — всего лишь чувствовали дискомфорт. Питались ли они свежей кровью? Вот этого никто доподлинно не знал. За исключением их госпожи и, возможно, Принцессы Селестии. Будучи верными последователями Найтмер Мун, они преданно служили своей повелительнице все годы восстания – а после поражения в войне скрылись в труднодоступных областях Эквестрии.

Восстание Найтмер Мун продолжалось несколько лет, пока Принцессе Селестии не была вынуждена прибегнуть к Элементам Гармонии, изгнав ее на луну. Однако и для старшей сестры это не прошло бесследно – снедаемая чувством вины, она впала в депрессию и без малого на два столетия отошла от дел. За это время успели произойти значительные перемены. Жеребцов, которых и так всегда было в несколько раз меньше чем кобылок, теперь стали ценить на вес золота, ибо с войны их вернулось совсем мало. И эти вернувшиеся матерые ветераны устроили неоспоримый патриархат, жестоко расправляясь со всеми несогласными. Однако через несколько поколений они из правителей стали инструментом для размножения. Вся власть перешла к кобылкам, а жеребцы получили хорошие, на первый взгляд, условия, и много секса. Но вместе с этим, их перестали считать личностями, сделав просто постельными рабами. К счастью, с возвращением Принцессы Селестии, все стало постепенно возвращаться на свои места.

Через тысячу лет изгнания Найтмер Мун смогла сбежать из заточения. Ослепленная жаждой мести, она сковала Принцессу Селестию и установила царство вечной ночи. Но благодаря шестерке юных пони, ставших аватарами элементов гармонии, триумф младшей сестры не продлился долго. Одним из этих аватаров была Флаттершай.

— Погоди-погоди, — вновь встрял человек, — то есть я сейчас сижу на одном диване с живой легендой?

— Ну… — скромно потупилась его собеседница. – Я бы не сказала, что уж прямо легендой…

— Ты – воплощение элемента доброты?

— Да…

— И, если бы не ты, Найтмер Мун одержала бы победу?

— Да… наверное…

— Я не знаю, как у вас, но у нас ты точно была бы легендой, – резюмировал мужчина, окончательно вогнав Флаттершай в краску.

— Да, но Пинки Пай, Рарити, Эпплджек, Рэйнбоу Дэш и, конечно же, Твайлайт – без них… без нашей дружбы ничего бы не вышло.

— Я понимаю, но это не умаляет твоих заслуг. “Три легенды за пару дней? К такому легко привыкнуть”.

— Ну хватит уже… — Флаттершай была готова провалиться под землю от смущения. – Кстати, теперь твоя очередь, – Флаттершай улыбнулась и закрыла книгу, которая закончилась на истории о возвращении Принцессы Луны к своему истинному обличию.

— Вот сейчас не понял? – он в удивлении приподнял одну бровь.

— Я рассказала тебе нашу историю – теперь ты должен рассказать свою… ну… если тебе не сложно, конечно же…

— Ну… у меня нет при себе подходящей книги, – человек похлопал себя по воображаемым карманам на поясе.

— Хотя бы немного?.. – пони посмотрела на него тем самым взглядом, перед которым мужчине невозможно устоять.

— Твоя взяла, Флаттершай, – он улыбнулся. – Я расскажу тебе не совсем историю – это все-таки миф. Но это мой любимый миф. Идет?

— Ага… — большие бирюзовые глаза пегаски, не мигая, смотрели на него.

Человек прочистил горло и начал свой рассказ:

— Вначале была чёрная бездна Гинунгагап, по оба края которой лежали царства: льда — Нифльхейм и огня — Муспелльхейм… “Надо бы пропустить все это через фильтр, а не то скандинавские легенды сделают ее заикой”.

Остаток дня человек и пони рассказывали друг другу истории и предания своих народов, прерываясь на еду или кормление питомцев Флаттершай. Когда за окном уже стемнело, мужчина решил, что пора закругляться.

— Ну что – время спать? – спросил он сквозь зевок. – Флаттершай?

Рассказывая о зарождении олимпийских игр, он совсем не заметил, как пегаска уснула на своей половине дивана.

— Какие же у тебя захватывающие истории, — сказал он сам себе и усмехнулся.

"… Ладно, надо бы укрыть ее чем-нибудь… Мой плед для этого явно не подходит – придется взять что-нибудь подходящее у нее из комнаты.”

Он вернулся через минуту, держа в руках белое пуховое одеяло. Аккуратно, стараясь не разбудить Флаттершай, он укрыл ее и пожелал доброй ночи. После чего распустил волосы, улегся на пол недалеко от дивана и почти сразу провалился в сон.


Мужчина проснулся, почувствовав странное шевеление в волосах.

— Какого… — он провел рукой по голове, ощутив чей-то мех. Но схватить не успел – зверек оказался слишком юрким.

Человек сел и посмотрел по сторонам – рядом сидела уже знакомая белка, с интересом наблюдавшая за ним.

— Надеюсь, ты не хотела снять с меня скальп? – спросил он все еще сонным голосом.

Он потрогал свои волосы за головой и замер на несколько секунд. “Это что… нет, серьезно – это косичка?”

— Ты, конечно, молодец, но… — человек не закончил фразу, услышав позади себя быстрый перестук копыт. Он обернулся и увидел Флаттершай, пробегающую мимо него на кухню.

— Ой, прости, пожалуйста! Я не хотела тебя будить, — на бегу сказала она.

— Все в порядке, – ответил он вслед. – К чему такая спешка? Который час? – спросил он громче, когда пони скрылась на кухне.

— Половина десятого и это очень поздно – я проспала! — прокричала та в ответ.

Человек поднялся с пола и зевнул:

— Куда проспала? О чем ты вообще?

— Я обещала присутствовать на торжественном открытии плотины бобров, – пони уже не выбежала – вылетела — из кухни в направлении своей комнаты.

— Ты там ленточку, что ли, должна разрезать? – усмехнулся он.

— Именно так, – на полном серьезе подтвердила пегаска, не прекращая свои суматошные сборы.

— Эмм… ясненько, — протянул человек. – Помочь собраться? – добавил он, расплетая косичку под укоризненным взглядом белки.

— Нет-нет – я уже почти закончила, – ответила Флаттершай.

Через несколько минут она вышла из комнаты, с небольшой сумкой на спине.

— Извини, — сказал мужчина, почесав затылок. – не стоило вчера так засиживаться.

— Это ты меня извини, — ответила пони, проверяя содержимое сумки, – мне потом еще надо зайти к Рарити – я обещала сходить с ней в SPA. Придется оставить тебя одного на полдня.

— Ну я не пропаду, — улыбнулся человек. – Особенно с таким помощником, – он кивнул на белку, сидевшую на полу рядом с ними.

— Скратти, — обратилась Флаттершай к своему питомцу. – Я знаю, какой ты иногда можешь быть надоедливой… Да! И не смотри так на меня, – добавила она, когда белка нахмурилась и скрестила передние лапы на груди. – Помогай мистеру Человеку только, если он сам попросит... Договорились?..

Белка проворчала что-то и удалилась на второй этаж.

Удостоверившись, что она ничего не забыла, пегаска поспешила к выходу. Открыв дверь, она остановилась и посмотрела на человека:

— Извини, что вчера уснула прямо посреди твоего рассказа. Я бы хотела услышать продолжение истории про Олимпийские Игры, когда вернусь, – улыбнулась она.

Пони уже собиралась выйти, как вдруг снова обернулась:

— Ой, чуть не забыла – я приготовила тебе завтрак. Он еще горячий.

— Давай-давай – ты и так уже опаздываешь, — добродушно поторопил ее мужчина. – И спасибо за завтрак!

Флаттершай попрощалась и вылетела на улицу. Закрыв за ней дверь, человек пошел на кухню подкрепиться. Увидев на столе тарелку с фаршированными яйцами и фасолевым салатом с грибами, он даже немного растрогался, еще раз оценив бесконечную заботу пегаски. “Кому-то очень повезет с женой. Ну а мне УЖЕ повезло с другом”.

Закончив с завтраком, он вышел на улицу и оценил глубину речки. За эти два дня он как-то не додумался поинтересоваться у Флаттершай, где тут у нее баня или что-то похожее. Пройдясь вдоль берега, он приметил подходящее место. Повесив на куст плед, все еще заменявший ему одежду, он зашел в воду. Вымывшись и освежившись, мужчина выбрался на берег и улегся на траве. Небо снова было чистым, если не считать несколько перистых облаков. “Прекрасная погода, свежий воздух, хорошая компания — я словно в оплачиваемом отпуске”. После этих мыслей он помрачнел, вспомнив, что является по сути нахлебником. Мужчина снова принялся перебирать в голове варианты того, чем он может оказаться полезным. Как назло, на ум не приходило ничего толкового. Пролежав так несколько минут, он встал, и, перекинув плед через плечо, решил прогуляться по уже знакомому маршруту.