Земляника

Флаттершай и её подарок.

Флаттершай

Уцелевшая (все главы)

Флаттершай обнаруживает себя в постапокалиптической Эквестрии, когда по неизвестным причинам все остальные пони бесследно исчезают. Теперь, оказавшись в полном одиночестве, она должна преодолеть свои страхи и узнать, что же на самом деле произошло в ту роковую ночь.

Флаттершай

Летописи Защитника: Закат родного солнца

Продолжение истории о простом боевом маге. Новые и старые друзья, неизвестный враг, и, конечно же, приключения.

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Люди прошлой эпохи

Многие люди мечтают о том, чтобы пони оказались в человеческом мире и жили в нем, но немногие думают о том, к чему это может привести.

Другие пони Человеки

От джунглей к Пустошам.

Катачанцы. Суровые воины джунглей, охотники из мира, где любой организм - охотник. Но что если все пойдет не так, как надо? Что, если они попадут в мир, возможно более опасный, чем сам Катачан?

Хмурое солнышко

Сансет Шиммер - бывшая ученица принцессы. И своеобразная королева Кантерлотской школы. Но при этом она просто запутавшаяся единорожка.

Принцесса Селестия Сансет Шиммер

Чай со вкусом смысла

Кому-то работа в чайной лавке может показаться скучнейшим из занятий. Как хорошо, что этот кто-то — не я. Ароматные смеси, вкуснющие поджаристые вафли и бесконечный уют... что может быть лучше? А еще гости случаются... всякие. Интересные. Ведь кто попало в чайную лавку не заходит, даже если ему и кажется, что это не так. Уж это я точно знаю!

Другие пони

Past Sins - Trinkets / Побрякушки

Продолжение грехов прошлого (Past Sins)

Твайлайт Спаркл ОС - пони Найтмэр Мун

Одной крови

Вместо нелепой смерти в заснеженных горах, судьба закидывает человека в другой мир. Прекрасный, добрый, лучший мир — мир, который станет ему домом. Мир, на защиту которого ему однажды предстоит встать.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Принцесса Селестия Принцесса Луна Зекора ОС - пони Человеки

Искатели

В глубине веков Эквестрия хранит многие тайны, как и пони, населяющие ее, хранят в глубине своих душ секреты, которыми не могут поделиться с посторонними... История, рассказывающая о двух друзьях, их непростом пути и главном испытании.

Твайлайт Спаркл Спайк Зекора ОС - пони

Автор рисунка: MurDareik
Глава 6: Любовь - удел глупцов Глава 7.5: Ночь любви (18+)

Глава 7: Ненасытная жадность

«Хочешь сказать, что чем больше вещей собирает дракон, тем больше растёт он и его жадность?»

Жадность. Вечно голодная, всепоглощающая эмоция, способная подчинить себе любого, навеки делая его своим рабом. В своем стремлении одолеть зебр пони прошлого мало заботились об окружающем их мире, с непомерной жадностью прибирая себе всё больше ресурсов и власти, пока на месте цветущей Эквестрии не появилась мертвая Пустошь, которая в свою очередь беспощадно поглощала души и жизни множеств сломленных пони. Ненависть и жадность вновь поселились в наших сердцах, став частью бесконечного порочного цикла, ставшего самой, вероятно, главной причиной падения нашей расы.

Я могу с уверенностью утверждать, что жадность мне хорошо знакома. Как-никак, мне удалось повстречать её живое воплощение – пугающий пример того, на что способна жадность, обитающая в сердцах всех амбициозных пони. Мощь её поистине ужасает, а от богатств, которые эта мощь сулит, отказаться практически невозможно. Будь у меня возможность, впустила бы я её в своё сердце, чтобы получить всё, чего пожелаю? Или осталась бы непоколебимым защитником справедливости, отвергнув жадность в пользу добродетели щедрости?

Только время покажет...


«Едрить меня принцесса ночи!» — мысленно выругалась я, когда копыто жеребца рассекло воздух рядом с моим ухом. Увернувшись и отпрыгнув в сторону, я вложила всю силу в следующий удар. Моя нога успешно достигла цели, однако из-за твердокаменной шкуры Аваруса не произвела совершенно никакого эффекта, послав взамен волны боли по всему моему позвоночнику. Под гулкий смешок безумца я тут же попятилась назад, не сводя с него яростного взгляда.

«Из-за этой способности я даже поцарапать его не смогу. Охренеть умно́ придумала, дура!» — корила я себя, в то время как Аварус рванул в мою сторону, намереваясь пронзить рогом. Следившая за поединком толпа рейдеров и работорговцев разразилась восторженными криками, когда жеребец врезался в меня, отталкивая назад и оставляя в моём боку глубокую кровоточащую дыру. Жгучая боль от раны вкупе с усиливающейся кровопотерей постепенно начали туманить мой взор и нарушать координацию.

«Нет! Не позволю ублюдку победить! Смогу побить его!» — глухо рыча, я нанесла жеребцу очередной удар, вновь наткнувшись на щит вместо плоти. Превозмогая чудовищную боль в копытах, я с трудом увернулась от его ответного удара. Сейчас, оглядываясь в прошлое, я понимала, что мой план на самом деле был не так уж хорош, но всяко лучше, чем никакого. Мельком взглянув на моих спутников, терпеливо ожидавших подходящего момента действовать, я подмигнула им и развернулась обратно к Аварусу. Единственное, что мне оставалось – это всеми силами удерживать внимание толпы, чтобы мои друзья могли улизнуть. Шайка Аваруса была настолько уверена в моём поражении, что даже позволила Вайолет, Стилджеку и Пэтч наблюдать за моим избиением вне клетки. Вновь пролетевшее в опасной близости от моей головы копыто вырвало меня из размышлений.

«Ну же, Стар, соберись! Порхай, как пегас, жаль, как единорог!» — думала я, уворачиваясь снова и снова. Не имея ни малейшего представления, поняли ли мои друзья, чего я от них хотела, и нашли ли они выход из ситуации, лишь одно я знала наверняка – если смогу заполучить Звездочёт, эта схватка завершится. Знаю, с моей стороны это будет не слишком честно, но и от Аваруса едва ли стоило ждать честного поединка. Да что там, я была практически уверена, что жеребец каким-то образом сжульничает. Я пригнулась, уворачиваясь, когда Аварус врезался в меня всем весом и повалил на землю. Я быстро вскочила на ноги, лихорадочно пытаясь что-то придумать.

«Должна же быть у него какая-нибудь слабость, нечто такое, что можно использовать против него!» — я бегала глазами по арене, силясь отыскать средство, позволившее бы мне поскорее закончить эту битву, так как надолго меня вряд ли хватит. Сильная кровопотеря и зияющая в боку рана с каждым движением причиняли мне дикую боль. И тут вдруг мне в голову пришла идея:

«Что если вместо его тела я сосредоточу свои атаки на его роге? Возможно, повреди я его рог, то смогу получить преимущество. Раз уж убийственная шутка магическая по своей природе, значит любые попытки нарушить магию в его теле приведут к отказу его способности!»

Попытка не пытка. Безумно скалившийся единорог тем временем поднялся с земли.

— Эй, здоровяк, как насчет похвастаться своим крохотным рожком, а? — с ухмылкой поддразнила я, поманив жеребца копытом и подзуживая броситься в лобовую атаку. — И я не тот, что у тебя между ног, имею в виду! — добавила я для пущего эффекта. Аварус зарычал и начал рыть копытом землю.

— Просишься на рога, будь готова встретить быка! — опустив голову, он рванул галопом в мою сторону. Я приготовилась к столкновению, слегка повернувшись, чтобы подставить под удар нужное мне место. Аварус не подкачал: я взревела от боли, когда его рог вонзился в моё тело. Скрежеща зубами, я потянулась обеими передними ногами, хватаясь за рог Аваруса и принимаясь изо всех сил крутить его. Из рога посыпались искры, оставляя на моей шерсти черные пятна. Глаза пытавшегося вырваться Аваруса расширились от понимания того, что я делала. Мы оба зарычали от невыносимой боли, когда моё выкручивание дало результат, и из основания отростка на лбу жеребца хлынула кровь. Я ослабила хватку, позволяя вопившему Аварусу наконец отстранится. Его рог, хоть и не оторванный окончательно, непрестанно брызгал кровью.

— Ёбаная блядь! — закричал он. — Пиздец тебе за это!

Я отпрыгнула в сторону, уходя от его атаки, и ухмыльнулась.

— В чём дело, Аварус? Не думал, что я найду способ победить тебя? Я, знаешь ли, не шутила, говоря, что хочу этой битвы, — откликнулась я, бросаясь на жеребца. Решив для начала проверить, я ударила его в плечо. В месте попадания мелькнул электрический разряд, когда естественная защита жеребца, не успев сформироваться, тут же развеялась, неспособная более поддерживаться из-за стремительно утекающей через рог жизненной силы. Удар заставил завывающего жеребца отшатнуться. Толпа меж тем продолжала бесноваться, выкрикивая в мой адрес всё более изощрённые оскорбления. Я глянула в сторону моих друзей, заметив, что они уже покинули толпу, успешно скрывшись, пока все взгляды были обращены на нас. Мысленно радуясь этой маленькой победе, я развернулась обратно к Аварусу. Пришло время прикончить его.

Двигаясь из стороны в сторону, я обежала единорога и со всей силы врезалась в него плечом. Попытавшийся было уклониться жеребец оказался сбит с ног моей мощной атакой и с кряхтением прокатился по земле. Я шагнула к нему, занося копыто над его головой.

— Готов отправиться в ад, недоносок? — процедила я. — Видят Богини, ты заслужил его за всё, через что заставил пройти меня и моих друзей!

— С тобой заодно, может, и готов, — злобно ухмыльнулся он сквозь запекшуюся на лице кровь. — Раз уж мне дорога в ад, то тебя я прихвачу с собой.

Его рог вдруг засветился, плюясь искрами. Магия! Ублюдок пытается призвать магию! С такими-то повреждениями рога?! У меня кровь застыла в жилах, когда я осознала, что произойдёт дальше.

— Ёб... — только и успела произнести я, когда окружающий мир превратился в шар добела раскаленного пламени. Затем пришла боль. Чудовищная боль. Отброшенная силой взрыва, я ракетой пронеслась через всю арену и с громким хрустом шлепнулась посреди сборища рейдеров. Поначалу я не могла даже понять, куда приземлилась, кашляя и хрипло втягивая воздух в попытках отдышаться. Слыша отовсюду крики боли, я прилагала все усилия, чтобы не потерять сознание.

А затем разверзся настоящий ад.

Сквозь грохот вдруг разразившейся беспорядочной пальбы и криков я различила приглушенный расстоянием знакомый треск винтовки Стилджека, который заставил меня невольно улыбнуться, несмотря на боль во всём теле. Мои друзья были живы, и этого для меня было достаточно. Кое-как открыв глаза, я увидела возвышавшегося надо мной рейдера, пускавшего слюни вокруг рукояти небольшого изогнутого ножа. Он с безумным весельем глянул на меня, занося свой нож. Удара не последовало: в следующую же секунду голова жеребца взорвалась, покрывая меня ошметками черепа и мозгового вещества. Извернувшись, я отпихнула его заваливающийся труп подальше от себя, не желая быть накрытой вонючей тушей обезглавленного рейдера. Моё внимание привлек чей-то крик, но я не смогла разобрать слов из-за непрекращающегося звона в ушах. Я попробовала подняться, но тело попросту отказывалось слушаться. Искренне удивлённая, что каким-то чудом до сих пор не померла, я на мгновение задумалась о судьбе Аваруса. Он находился в самом центре взрыва, и выжить после такого попросту не представлялось возможным, только не в его состоянии. Мои повреждённые барабанные перепонки вновь различили далекий треск, прозвучавший, однако, чуть громче, но по-прежнему сопровождаемый звоном.

А мгновение спустя я уже медленно поднималась в воздух, окружённая бледно-зелёным свечением. С трудом повернув голову в поисках его источника, я увидела Вайолет Айрис, чей сияющий рог подчеркивал её полные решимости глаза. В тот миг я была как никогда горда своей любимой. После очередного знакомого выстрела я заметила Стилджека, косившего из своей винтовки невидимых противников.

«Сколько же тут было рейдеров?» — безвольно болтаясь в магической хватке Вайолет, думала я, и, попутно размышляя скольким из них удалось пережить взрыв, вознесла молитву Селестии, благодаря её за то, что уберегла моих друзей от гибели. Наконец упав в копыта Вайолет, я ощутила укол иглы Мед-Икса, немного притупившего боль. Наклонившись чуть ближе, моя подруга что-то сказала. Я медленно покачала головой, к которой понемногу возвращалась чувствительность, и попыталась разъяснить ей, что ничего не расслышала, языком указывая на свои уши. Думаю, со стороны это выглядело довольно нелепо. Она проговорила что-то ещё, магией хватая Грозовую Вспышку и посылая изящный луч серебряного цвета за пределы моего поля зрения, в сторону, как надеялась я, какого-нибудь рейдера. Вдруг земля подо мной заходила ходуном, и краем глаза я увидела бизона Роа, мчавшегося на моих друзей с кувалдой в зубах. Я попыталась вскрикнуть, но из горла вышел лишь придушенный писк. К счастью, Вайолет, видимо, заметила его на своем Л.У.М., так как мигом развернулась, нацелила Вспышку на громадного зверя и, снова что-то сказав, выстрелила. Лучевая пушка в очередной раз извергла поток серебряного огня, попав точно в головку огромного молота. Затем случилось нечто удивительное: вместо угрожающего исполинского оружия, теперь у ног Роа колыхалась исходящая паром студенистая белая жижа, заставившая его глаза полезть на лоб. Воспользовавшись возможностью, Стилджек выстрелом из винтовки поверг бизона на землю, ранив того в ногу.

На мгновение закрывшая солнце тень привлекла моё внимание к небу, где метался и в кого-то стрелял грифон, бывший одним из прихвостней Аваруса. Из ниоткуда вдруг прилетела пуля, навылет пробивая его крыло и вырывая приличный клок окровавленных перьев. Преодолевая онемение на лице, я ухмыльнулась, прикидывая, что грифона, должно быть, сразила Пэтч, чьи навыки обращения со снайперской винтовкой были вне всяких похвал. Мой слух вновь наполнил сухой треск винтовки Стилджека, отстреливающегося от волн врагов. Надо мной стояла Вайолет, что-то кричавшая и посылавшая лучи смерти из Вспышки. Затем моё зрение заполнила Пэтч, державшая в копыте что-то маленькое. Подняв вещицу, темную сферу с гравировкой в виде трёх бабочек, она прижала её к моему рогу.

«Друзья... мои...» — стало последней мыслью в моей голове, прежде чем боль отступила, увлекая за собой и остальные мои чувства.

oooOOOooo

Из всех пережитых мною воспоминаний это казалось наиболее приятным. Тело главы Министерства Мира Флаттершай было легким и воздушным, а сама пегасочка излучала этакое тёплое сияние. Уверенная, но в то же время лёгкая, её походка запросто выдавала застенчивую натуру кобылы. Моя хозяйка прогуливалась по небольшой просеке, нежась в лучах заходящего солнца и ступая в ритм со звуками окружающего леса. Через несколько минут впереди показался внушительный особняк, находившийся в глубине маленькой лесистой долины. У дорожки, ведущей ко входу, пегаску встретило изваяние гарцующего единорога. Звуки леса немного поутихли, и моя хозяйка на миг заколебалась. Она подумывала убежать, просто оставить то, что принесла, у порога и уйти. Что-то в предстоящей встрече пугало робкую кобылу – это было ясно как день.

Поддавшись внезапному приливу уверенности, она шагнула к украшенной дубовой двери и громко постучала. Дверь открыла белая единорожка в годах с фиолетовой гривой, через которую пробегала белая полоска. Она тепло улыбнулась моей хозяйке.

— Флаттершай, это ты? — спросила кобыла. Пегаска кивнула. — Ох, дорогая, прошу, проходи, ты представить себе не можешь, как приятно видеть тебя вновь, — жестом пригласила пегаску в особняк единорожка. Взъерошенная грива и покрасневшие глаза служили достаточным доказательством тому, что она совсем недавно плакала. Я мигом узнала в ней мать Твайлайт, виденную мной на похоронах.

— Спасибо, миссис Спаркл, — вежливо отозвалась моя хозяйка. — Как она... держится?

Единорожка махнула Флаттершай следовать за ней и отправилась глубже в особняк.

— Она... с её же слов, постоянно занята. Мы даже видим её только в тех случаях, когда она уезжает по делами министерства, или когда спускается поесть. Она ни с кем не разговаривает, лишь берет, что нужно, и уходит в свою комнату, — вздохнула кобыла, известная как миссис Спаркл.

— А как дела у вас и вашего мужа? — спросила пегаска. Белая кобыла тихо всхлипнула.

— Всё хорошо, дорогая, спасибо, что спросила. Поначалу было тяжело, но мы справимся. Благодаря Кэйденс пережить это гораздо легче, однако даже ей не удаётся достучаться до Твайлайт, — отозвалась миссис Спаркл. Мы прошли вдоль длинного коридора, упершегося в небольшую дверь. — Прошу, постарайся убедить её не сидеть постоянно взаперти. Это ей только во вред, а нам не хочется потерять ещё и её.

Моя хозяйка кивнула, и единорожка покинула меня, вскоре скрывшись из виду. Флаттершай ступила к двери и несколько раз постучала. Ответа не последовало. Ещё несколько раз. Никакой реакции. Пегаска вздохнула и толкнула легко поддавшуюся дверь, выведшую её в просторную лабораторию, которая, по идее, никак не могла уместиться в столь маленьком доме. Флаттершай, однако, прекрасно понимала, что для Твайлайт Спаркл не существовало практически ничего невозможного. Невозможности она преодолевала по несколько за раз каждый день перед завтраком. Розовогривая пегаска пересекла помещение, направившись к столу со стульям, возле которого что-то писала на грифельной доске до боли знакомая фиолетовая единорожка. Твайлайт отошла от доски, хмуро разглядывая написанное.

— Нет, нет, нет и нет! — воскликнула она. — Сколько бы я не пыталась, ничего не получается! Да что ж такое-то?! Все мои гипотезы верны, совместимость идеальна, так какого же сена не получается!

— Твайлайт... — робко позвала моя хозяйка, встав за спиной у поглощенной работой единорожки. Твайлайт, совершенно не расслышав пегаску, продолжала возмущаться у доски.

— Даже если я перенесу Х сюда, а затем перенесу это вот сюда, то всё равно не сходится!

— Твайлайт...

— А это вообще здесь никаким боком не лезет, потому что если Х равен пятидесяти двум, тогда Y никак не может быть шесть тысяч пятьсот сорок семь!

— Твайлайт... — в голос моей хозяйки начали вкрадываться нотки раздражения.

— А если извлечь из этого квадратный корень, тогда тоже неправильно! Такое ощущение, будто мне придется изобрести какую-то совершенно новую математику, чтобы только лишь понять всё это!

— Твайлайт!!! — наконец выкрикнула лишенная терпения пегаска. Твайлайт потрясенно обернулась.

— Чего тебе надо? — в ответ закричала она, заставив мою хозяйку вздрогнуть и немедленно нырнуть под стол. Твайлайт опустила голову под столешницу, сердито глядя на трясущуюся от ужаса пегаску.

— Флаттершай? Что ты здесь делаешь? — спросила фиолетовая кобыла, вызвав у моей хозяйки очередной приступ паники. Увидев это, Твайлайт немного смягчилась. — Ох, Флаттершай, прости, я не хотела тебя напугать. Вылезай.

Пегаска опасливо выползла из-под стола и выпрямилась.

— Извини, Твайлайт, от старых привычек трудно избавиться, — отозвалась она улыбнувшись. — Я просто немного испугалась, ничего такого.

— Чем могу помочь? Я сейчас страшно занята, — проговорила Твайлайт, подходя к столу и садясь на стул. Моя хозяйка приблизилась, усаживаясь напротив единорожки.

— Я... я только хотела проведать тебя, узнать, как дела, — пискнула пегаска. Фиолетовая кобыла недовольно заворчала.

— Тебя Эпплджек подослала, да? Я же уже говорила ей, что всё нормально, и она может перестать беспокоиться, — ответила Твайлайт, чуть повышая голос.

— Твайлайт, мы все волнуемся. Прошло три месяца, а мы с тобой практически ни разу не виделись. Ты даже своим родителям едва показываешься, — заявила моя хозяйка, возмущенная поведением своей фиолетовой подруги.

— Со мной всё хорошо, Флаттершай. Волноваться совершенно не о чем. Просто в последнее время я была очень сильно занята, — закатила глаза Твайлайт. — Я на грани открытия, Флаттершай, нутром чую. Это будет нечто грандиозное, вот увидишь.

— А что именно? — полюбопытствовала пегаска, удивившись внезапному оживлению Твайлайт. — Какой-то новый проект?

— Лучше. То, над чем я сейчас работаю, повлияет на жизни всех пони Эквестрии! Сейчас, правда, я не могу слишком вдаваться в подробности, так как работы ещё непочатый край, — энергично отозвалась фиолетовая кобыла, обойдя мою хозяйку и снова подходя к доске. Пегаска вздохнула.

— Но Твайлайт, как ты сможешь улучшить жизни всех пони, если будешь избегать нас, своих друзей? Пожалуйста, не делай этого, я даже тебе кое-что принесла... — произнесла пегаска, умоляюще глядя на единорожку. В конце концов Твайлайт сдалась, и моя хозяйка выудила из сумки несколько вещей.

— Что там у тебя? — спросила фиолетовая кобыла.

— Ну... я знаю, как сильно ты любишь медово-ромашковый чай, что продают в Кантерлоте, поэтому я принесла тебе его, а ещё... — Флаттершай широко улыбнулась, доставая небольшую статуэтку, изображавшую белого единорога с ярко-синей гривой. Табличка на постаменте гласила: «Люби других». — Рарити сделала её специально для тебя. Мы подумали... что если с тобой будет маленькая частичка его, то ты не будешь постоянно грустить.

Твайлайт зажмурилась, и по её щекам побежали слезы. Спустя мгновение она разрыдалась в полную силу, бросившись к моей хозяйке и крепко обнимая её.

— П-прости меня, Флаттершай! — сквозь слезы проговорила лавандовая кобыла, утешаемая желтой пегаской, которая с материнской нежностью поглаживала голову плачущей подруги. — Я... не знаю, как быть... я так скучаю по нему!

— Ну-ну, будет тебе, Твайлайт. Нам всем не хватает твоего брата. Мы любили его точно так же, как любим тебя, — вполголоса ответила Флаттершай. — Но если отказываться от помощи своих друзей, а тем более семьи, лучше не станет.

Пока единорожка рыдала всё сильнее и сильнее, выпуская весь свой гнев и печаль в заботливых объятиях моей добросердечной хозяйки, воспоминание начало постепенно угасать.

oooOOOooo

Ослепительно-яркий свет хлынул сквозь мои медленно открывающиеся веки, сопровождая разливающееся по моему лицу и шее приятное тепло.

«Я умерла? — размышляла я, пока глаза привыкали к свету. — Я уже с Богинями? — поморщившись, я ощутила укол боли в том месте, куда меня ранил Аварус своим рогом. — Нет, определенно, жива.»

В следующий миг мою голову заполнили беспокойные мысли о друзьях: смогли ли они выжить, сильно ли были ранены – вот и всё, о чём я думала, когда мой взгляд наконец прояснился. Я находилась в какой-то очень-очень чистой комнате. Справа стояло какое-то грубое медицинское оборудование, каждые пару секунд издававшее писк. Я оглядела свое тело, заметив, что раны были крепко забинтованы. Больше никого рядом не было.

Удивляясь незнакомому месту, я поднялась, снова поморщившись и слегка вскрикнув от боли. Раздавшийся неподалеку скрип возвестил об открывающейся двери, через которую вошла некая пони, в то время как я, не удержавшись, шмякнулась с кровати на пол. Услышав тревожный крик пони, а затем перестук приближающихся копыт, я подняла взгляд и увидела нависшую надо мной Пэтч. Она почти не изменилась, только её буйная синяя грива была немного оборвана, а на правом глазу – единственное существенное отличие – виднелась повязка.

— Эй! — позвала она через плечо. — Она очнулась! И... валяется на полу.

Следом донеслось поспешное шарканье копыт и через секунду меня подняли, водрузив обратно на кровать. Приветственно кивнувший Стилджек уселся возле стены. Мгновение спустя на меня налетел мой обожаемый зелёный комочек и крепко стиснул в объятиях.

— Вайолет... раздавишь, — сказала я, усмехнувшись, когда единорожка выпустила меня. Её взъерошенная грива и мешки под глазами свидетельствовали о крайней степени недосыпания.

«Интересно, сколько я была в отключке?» — подумалось мне.

— Ну и планы у тебя, — стало первым, что произнесла Вайолет с кривой улыбочкой, тронувшей её губы.

— Что случилось? — живо спросила я. — Долго я была без сознания? Что стало с Аварусом? А с рейдерами? Что насчет?..

— Эй-эй, потише, родная, не то опять рана откроется, — прервал меня Стилджек. — Вайолет всё тебе объяснит.

Я повернулась к своей любимой и выжидающе уставилась на неё. Она ухмыльнулась.

— Хорошо, скажу без прикрас: твой план был хорош. Задумка отличная, но исполнение подкачало. Силой взрыва тебя отбросило на добрых полсотни метров, после чего мы оттащили тебя насколько смогли и попытались сдержать наседающих рейдеров. К счастью, большую часть этих дегенератов либо убило взрывом, либо ранило так, что они уже не могли сражаться. Состояние твоё быстро ухудшалось, а у нас попросту не было времени вколоть Мед-Икс или другой препарат. Вспомнив, что где-то читала об использовании шаров памяти в качестве временной анестезии, я попросила Пэтч применить на тебе один из них. Когда мы уже отчаялись выбраться живыми, появились НКРовцы, — поведала кобыла. — Наверное, вся эта перестрелка и общая шумиха привлекли внимание нескольких патрулей в округе, побудив Кирби выслать штурмовой отряд. Рейдеры были разбиты, однако многим из них удалось скрыться. От тела Аваруса не осталось и следа, даже крови нигде не было. Он как будто бы... испарился.

— А где мы сейчас? — спросила я.

— В штаб-квартире НКР. Провели здесь уже немало времени, дожидаясь, пока ты очнёшься, — отозвалась Пэтч. — Как только действие шара памяти прекратилось, ты погрузилась в бессознательное состояние, — тепло улыбнулась она.

— Эм... а с тобой-то что случилось? — указала я на её повязку.

— Лишилась в схватке с грифоном. Оказался тем ещё сукиным сыном. Или дочерью, кто знает. Сумел подобраться ко мне достаточно близко, — усмехнулась Пэтч. Я негромко ахнула, но она лишь ещё раз улыбнулась. — Ничего серьезного, доктор говорит, что со временем всё заживет. Даже на моей стрельбе это никак не отразится – буду целиться левым глазом и не придётся прикрывать правый.

Я моргнула, не веря своим ушам: один из моих друзей только что лишился глаза и вёл себя так, будто в этом не было ничего особенного. Ни секунды не задумываясь, я прижала к себе Пэтч.

— Прости, — со слезами выдавила я. — Нельзя мне было подвергать тебя такому риску...

Она с готовностью ответила на объятия и улыбнулась.

— Эй... я от своих слов не отказываюсь. Вы мои друзья, и я знала, на что шла, соглашаясь на эту работёнку, — сказала зелёная земная пони, когда я отпустила её. — Кстати о работёнке... так уж получилось, что мне нужна новая.

— Но ты разве не в НКР? — удивилась я.

— Ну да... но, даже несмотря на мои навыки, почётная отставка – по-прежнему отставка. Кирби, надо заметить, тоже был недоволен, но последнее слово, к сожалению, не за ним. Одноглазые офицеры охраны едва ли сравнятся по эффективности со своими полностью зрячими коллегами, — кратко рассмеялась Пэтч. — Вайолет сказала, что я могу ненадолго прибиться к вам.

— О, — удручённо выдохнула я.

— Если только... ты не будешь против, — тихо проговорила Пэтч. Я яростно помотала головой и улыбнулась.

— Нет-нет-нет, ты меня неправильно поняла. Мне просто жаль, что тебя насильно отправили в отставку и всё. Я буду только рада, если ты присоединишься к нам, — поспешила ответить я, припоминая то утро, когда оказалась зажата между ней и Вайолет. Ничего тогда не было! Слышишь? Ничего!

— Здо́рово! — просияла Пэтч.

— Так что... Аварус, значит, пропал? — спросила я, на что каждый из моих друзей кивнул. Я вздохнула, довольная, что смогла таки избавиться от безумца. — Что насчёт артефакта?

— Его забрали НКР, он теперь у них, — откликнулась Пэтч. — А что?

— Хотелось бы вернуть его тем пони, у которых он был украден. Они того заслуживают, — произнесла я. — Можно ли как-нибудь забрать его?

Мне ответил кашель, раздавшийся позади моих друзей. Переведя взгляд к двери, я заметила майора. Мои глаза вспыхнули, как две сверхновые.

— Да будет тебе известно, милочка, что этим местом заправляю я. Ты, стало быть, утверждаешь, что эта штука принадлежит каким-то знакомым тебе пони, верно? Раз уж такое дело, забирай, — ухмыльнулся Кирби.

— Правда? Вы не шутите?! — изумилась я.

— Я прослежу, чтобы артефакт положили к вашим вещам, как только вы надумаете уходить; а вместе с ним ещё и честно заработанные вами крышки, — отозвался майор, затем, не переставая улыбаться, отдал мне честь и вышел из комнаты. Я застонала и снова улеглась на бок.

— Похоже, мне в любом случае придётся поваляться в постели ещё немного, — засмеялась я.

— Ещё пару-тройку дней, если быть точнее, твои раны были весьма тяжелыми, — сказала Вайолет. — Никуда не спеши и отдохни, так ты быстрее поправишься.

— Слушай... а что со Звездочётом? Вы же забрали его после заварухи с рейдерами? — между делом поинтересовалась я. Лица моих спутников побелели, словно они разом увидели привидение. Хм, чего это они так уставились?

— Э-э-э... кстати об этом. Мы как бы... не смогли его отыскать, — призналась Вайолет. Я на мгновение замерла, глядя на свою подругу, а затем взорвалась:

— Что?! — в сердцах выкрикнула я. — Что значит "не смогли отыскать"?!

Мой пулемёт, мой замечательный пулемётик, единственное средство, коим я смогла ранить Дискорда, – пропал!

— Его не было среди остальных наших вещей. Аварус, видимо, заныкал его куда-то совсем в другое место, — пояснила Пэтч. И тут от внезапно свалившегося понимания у меня кровь застыла в жилах:

— Он жив, — мрачно проговорила я. — Он всё ещё жив, и мой пулемёт... теперь у него.


— Так ты это серьёзно, — Вайолет встала передо мной.

— На все сто, — решительно кивнула я, подбирая свою сумку и двигаясь к выходу, но единорожка преградила мне дорогу.

— Нет, я тебе не позволю. Тебя могут убить, — сердито бросила она. Я вздохнула, заглядывая ей в глаза.

— Вайолет, я, без тени сомнений, люблю тебя, но мне нужно сделать это. Нужно отыскать его и прикончить, чего бы то ни стоило. Хотя бы ради пони из Дальних Холмов.

— Ну почему, почему ты должна идти в одиночку? — не унималась Вайолет. После моего внезапного озарения, что Аварус не погиб, я рассказала друзьям о своём желании выследить жеребца и покончить с ним раз и навсегда, а в процессе ещё и заполучить обратно мой пулемёт. Такое оружие ни в коем случае нельзя было оставлять в копытах психопата вроде Аваруса. Возвращение моей прекрасной пушечки обсуждению не подлежало. Однако после всех опасностей, через которые прошли мои спутники, я как можно доступнее объяснила им, что хочу провернуть это одна. Пэтч и Стилджек поспешно удалились, поводом чему в основном послужила Вайолет, сверкнувшая настолько убийственным взглядом, что одной его мощи хватило бы, чтобы истребить всех рейдеров отсюда и до Мэйнхеттена.

— Но я же уже сказала: нечестно просить вас троих о помощи, когда вы едва не погибли в прошлый раз. К тому же это всего лишь Аварус. Разве я не доказала, что могу победить его? — уверенно отозвалась я. Вайолет застонала.

— Да, да, но если ты права и он действительно жив, значит Звездочёт у него. Не считаешь неразумным идти против такой силы, а? — произнесла она, отвечая на мой взгляд. — Прошу... позволь нам помочь.

— Вайолет, я в курсе возможностей Звездочёта... всё дело в том, что я... не уверена, выдержу ли, если кто-то из вас будет им ранен. Потому что вина снова будет целиком на мне, — ответила я, обнимая свою возлюбленную. — Пожалуйста, дай мне сделать это.

Ответив на объятия, Вайолет побеждённо вздохнула.

— Ладно. Но не вздумай помереть, слышала? Нам ещё предстоит... многое обсудить, если ты поняла, о чём я, — проговорила единорожка, игриво похлопав ресницами. Я моргнула: неужели она только что флиртовала со мной? Всё ещё слегка ошеломленная, я нерешительно улыбнулась и нежно поцеловала её. Что и говорить, я любила эту кобылу до беспамятства. И именно она являлась причиной тому, почему я должна была совершить задуманное. Тогда в логове рейдеров, при виде неё, потрёпанной и лежавшей без сознания, моё сердце едва не разорвалось, поэтому сейчас я была полна решимости более никогда не допустить такого. Поднявшись и снова чмокнув её в щеку, я вышла из помещения, провожаемая взглядами двух других моих друзей. Пэтч открыла было рот, намереваясь что-то сказать, но Стилджек остановил её копытом.

Гостиницу я покидала в мрачной тишине. НКРовцы, призвавшие на подмогу Когтей, пока я валялась на больничной койке, планомерно прочёсывали улицы в поисках рейдеров и бандитов, по нахождению либо заключая их под стражу, если они сдавались, либо, в обратном случае, нашпиговывая их свинцом. Город, буквально неделю назад казавшийся совершенно мёртвым, теперь кипел активностью, пока грифоны с каждой минутой углублялись в него всё дальше. Из-за этого возвращение к рейдерскому лагерю у кратера прошло гораздо легче, чем в первый раз. Сам лагерь был реорганизован под нужды НКР, и хоть гниющих останков, выполнявших роль украшений, уже не было, в воздухе по-прежнему висела вонь разложения – кое-что, подумалось мне, что ещё очень долго будет напоминать о прежних владельцах этого места. Видимо, по причине моей известности, мне позволялось ходить, где вздумается, что и подтвердили выставленные в лагере офицеры, приветливо помахавшие мне, когда я вошла. Расспросив одного из них о направлениях, я отправилась туда, где состоялась моя битва с Аварусом.

Некоторое время спустя я очутилась на небольшой арене, что была эпицентром взрыва Аваруса, завершившего нашу схватку. Местность всё ещё усеивал мелкий щебень, а на земле виднелась большая чёрная отметина. Я провела по ней копытом, немного запачкав его сажей.

«Хм, — подумала я, — странно... — Я решила обратиться за помощью к старой подруге. — Искра, ты здесь?»

«А? Да. Чего тебе?» — донесся голос острого на язычок духа магии.

«Взгляни сюда... хочу знать твоё мнение», — попросила я, указывая на чёрные следы.

«Ах да... Это тут ты дралась с тем... субъектом, — отозвалась Искра. — Действительно странно, но ничего такого, чего не стоило бы ждать от обычного единорога.»

«Полагаю, мы ясно установили, что Аваруса никак нельзя назвать обычным, но что ты имеешь в виду?» — спросила я.

«Разве не очевидно? — усмехнулась Искра. — Он телепортировался.»

Мои глаза расширились.

«А есть ли какой-нибудь способ отследить его? — мигом поинтересовалась я. — Ну... определить точку выхода его телепорта?»

Наверное, будь у Искры плечи, она бы ими точно пожала.

«Для этого тебе нужно найти его магический след. Это сложно, но выполнимо», — ответила она. Я кивнула и опустила свой рог к земле. Да, вот оно! Даже по прошествии нескольких дней с исчезновения Аваруса его след всё ещё оставался свежим. Я принялась мысленно проглядывать каждую ниточку магии, перескакивая от одного обрыва к другому в поисках чего-нибудь, что подскажет мне местонахождение единорога. Наконец мои поиски увенчались успехом: одна яркая серебряная нить вела за пределы лагеря, в город. Своим внутренним оком я увидела полуразвалившийся собор Богинь, находившийся на перекрестке дорог. Нить заканчивалась там. Вновь наполнившись решимостью, я взмахнула крыльями и поднялась в воздух. Окинув взглядом горизонт и заметив свою цель, я вмиг добралась до собора, приземлившись в его внутреннем дворике. Представшее мне зрелище оказалось довольно жалким: один из шпилей обрушился, открывая виду спиральную лестницу, ведущую теперь уже в никуда; некогда яркие и красивые витражные окна были либо вдребезги разбиты, либо грязны до такой степени, что понять, что они изображали, не представлялось возможным; громадные ворота, ведущие внутрь, были сорваны с петель и, судя по виду, совсем недавно.

Я осторожно зашагала вперед, направляясь к открытому входу. Миновав извилистые коридоры, я вышла в главный зал святилища, огромное помещение, занимавшее практически всё пространство собора. Пройдя мимо нависавшего сверху балкона, я вошла в тёмное святилище, где меня встретил издевательский хриплый смех, означавший, что я прибыла по адресу. Рядом с алтарём сидел мой враг. Его прежде белоснежная шкура была тёмно-серой из-за толстого слоя грязи и сажи, всклокоченная грива торчала в разные стороны, ноги покрывала запёкшаяся кровь, а лицо пересекала широкая безумная ухмылка. При виде меня глаза единорога расширились, наполняясь восторгом вперемешку с лютой ненавистью. У его копыт я заметила Звездочёт.

— Ты такая... предсказуемая, Министерская Кобыла. Я кое-что забрал у тебя – я это хотел, поэтому забрал – и ты мигом примчалась... прямиком мне в копыта, — эхом донёсся голос ненормального. Я зарычала, поднимая копыто.

— Ты уже не жилец, Аварус. Отдавай мой пулемёт и покончим с этим, — прокричала я. Жеребец встал на ноги, поднимая Звездочёт магией своего кровоточащего рога.

— Да... давай покончим, — отозвался он, наставляя пулемёт на меня и ловко нажимая на гашетку.

Мысленно выругавшись, я призвала заклинание щита и нырнула за скамейку. В мгновение ока расправившись с хлипкой деревянной конструкцией, шквал синего огня с шипением ударил в магический пузырь, который после нескольких попаданий мигнул и развеялся. Почувствовав холодок от пролетевшей в миллиметре от моей головы пули, я развернулась и бросилась бежать, заворачивая за угол.

«Всё хорошо. Я справлюсь. Нужно только дождаться, пока не истощится ядро или он не устанет держать пулемёт», — подбадривала я себя, но почти сразу меня посетила другая, менее радостная мысль: я никогда не стреляла из Звездочёта настолько долго, чтобы знать, сколько времени потребуется на истощение звёзднометаллического ядра. Кроме того, я понятия не имела, насколько быстро оно самовосстанавливается! Внезапное осознание того, что у Аваруса не было ПипБака, принесло некоторое облегчение, потому что в противном случае мои ошмётки уже покрывали бы ровным слоем стены этого собора. Стрельба прекратилась, и я услышала донесшийся из центра зала безумный смех.

— Ну же, выходи, Министерская Кобыла. Я хочу видеть, как ты дрожишь. Хочу видеть, как ты трясёшься в ужасе от скорой смерти! — рявкнул единорог.

— Обломишься, Аварус! — выкрикнула я, вытаскивая магией захваченную мной в арсенале НКР винтовку, которая хоть и не годилась в подмётки моему пулемёту, но с поставленной задачей должна была справиться на отлично. Что ж, пришло время действовать – старое доброе убей или будь убитым. Я выпрыгнула из-за угла, вызывая З.П.С. и выставляя все выстрелы в голову жеребцу, надеясь попасть по его повреждённому рогу. Время возобновило бег и винтовка выплюнула пули, попавшие единорогу в лицо. Из его рога посыпались искры, когда его защитная способность отразила пули, но в то же время заставила выронить пулемёт. Я быстро метнулась к Звездочёту, пытаясь схватить его магией, но меня опередил Аварус. Зарычав, он прыгнул в мою сторону, наводя пулемёт на меня. Очередной ураган пуль вынудил меня снова броситься на поиски укрытия. Отчаянно работая крыльями в облаке летящих щепок и каменных осколков, я юркнула за колонну. Звездочёт замолк, уступая место голосу Аваруса.

— Стой смирно, чтоб я мог убить тебя!

— Ты в меня даже с трех шагов попасть бы не смог, мазила! — бросила я в ответ, надеясь побудить жеребца на необдуманные действия. Далее раздались приближающиеся шаги.

— Хрена с два я снова попадусь на твои уловки, Министерская Кобыла, — фыркнул Аварус, останавливаясь перед колонной. С рыком выпрыгнув из укрытия и попутно усиливая свой голос магией, я полетела на жеребца, вытягивая передние копыта с намерением ударить его.

— МЕНЯ ЗОВУТ РАДИАНТ СТАР! — закричала я, метко заехав единорогу копытом по лицу и кубарем посылая нас обоих на землю. Аварус взревел, с размаху нанося мне хук правым копытом. Мою челюсть пронзила дикая боль, сопровождавшаяся металлическим привкусом крови во рту. После короткого обмена ударами, Аварусу удалось мощным толчком повалить меня и прижать к земле. Я закричала от боли, а жеребец поднёс Звездочёт к моему лбу.

— Ну что, Радиант Стар, есть, что сказать, прежде чем ты покинешь наш бренный мирок? — процедил Аварус. Я с ужасом уставилась в зияющее дуло моего собственного оружия.

«Простите меня, Вайолет... Пэтч... Стилджек... я подвела вас», — я закрыла глаза, готовясь к неизбежной смерти. Моим ожиданиям, однако, не суждено было сбыться, так как в следующее мгновение, когда я открыла глаза, заслышав какой-то шум, одновременно произошло сразу несколько вещей. Аварус мучительно вскрикнул, уронив Звездочёт на пол рядом со мной, и сверху раздался гул энергомагического разряда. Взглянув на Аваруса, я с удивлением обнаружила, что почти вся его левая нога превратилась в капавшую на меня студенистую массу, пока сам жеребец вопил от невыносимой боли.

— Убрался от неё. Живо! — донесся гневный крик. Посмотрев в сторону голоса, я заметила Вайолет, державшую магией Грозовую Вспышку. Грозно сверкая глазами, она вновь прицелилась и выстрелила, задев гриву единорога и сжигая приличный клок волос. Поднатужившись, я магией спихнула с себя вопившего Аваруса, выбравшись наконец из-под его туши. Быстро поднявшись на ноги и забрав мимоходом Звездочет, я отбежала к моей прекрасной спутнице. Тяжело дышавший Аварус кое-как встал и, ухмыльнувшись, указал разлагающейся ногой на стены и каменные колонны вокруг нас.

— Я же сказал... если мне суждено отправиться в ад, то тебя я заберу с собой, — прорычал он. Оглядевшись, я увидела десятки взрывных ошейников, прикрепленных тут и там по всему святилищу. Такого количества взрывчатки с лихвой хватило бы, чтобы обрушить потолок. Но где же детонатор? Невозможно бросаться такими угрозами, не имея при себе средства их исполнения. Аварус ухмыльнулся, заметив мое недоумение, и облизнулся. Мои глаза расширились: он его проглотил! А это означало... вот дерьмо. Вайолет бросила на жеребца полный ненависти взгляд и вскинула Вспышку.

— Тогда первым туда отправишься ты, — сказала она, затем прицелилась и выстрелила.

— Стой, Вайолет! — крикнула я, но было уже поздно. Изящный серебряный луч пересёк помещение, ударив жеребца точно в грудь и немедленно вызывая процесс разложения. Аварус завизжал от боли, когда его грудь превратилась в желеобразную жижу, в которой блеснуло что-то металлическое. Хриплый предсмертный смешок Аваруса, сопровождавшийся мерным писком изнутри его тела, стал последним, что мы услышали, прежде чем начали детонировать заложенные в соборе бомбы. Со всех сторон полетели куски дерева и камня, смешанные с бритвенно-острыми осколками витражей. Но не это стало самой большей из бед. С каждым взрывом, откалывавшим громадные куски камня, несущей структуре здания становилось всё сложнее удерживать вес крыши святилища. Я прижала к себе ошеломленную Вайолет, успевая призвать щит до того, как особо крупный обломок превратил нас в фиолетово-зелёные блинчики. Закрыв подругу крыльями, я лежала на земле, изо всех сил стараясь держать щит, на который градом сыпались останки крыши.

В конце концов моя магия начала отказывать, на смену адреналиновому приливу, полученному в сражении с Аварусом, пришла боль от ранений.

«Нет, только не сейчас!» — отчаянно думала я, чувствуя, как слабеет мой щит. Закрыв Вайолет своим телом, я осторожно поползла вперед. Вдруг глаза единорожки наполнились ужасом, когда сверху, незамеченный мною, рухнул очередной обломок, который, пройдя сквозь щит, ударил меня по голове. Проваливаясь в забытьё, я успела расслышать лишь пронзительный крик моей подруги.


Я моргнула, удивлённо глядя на знакомый коридор, освещённый лишь пляшущим светом факелов.

«Пора уже завязывать с этим, — подумала я, гадая, которая из дверей откроется на этот раз. — Нет, ну правда, почему каждый раз вырубает именно меня?» Последовавший далее шорох гаснущего факела привлек моё внимание к отворяющейся слева двери чуть дальше по коридору. Я подошла ближе и толкнула скрипнувшую дверь, которая вывела меня в кабинет министерства, где спорили две практически одинаковые фиолетовые кобылы. Одна из них выглядела в точности, как Твайлайт, другая же – словно выцветшая её копия с шёрсткой светло-серого цвета.

— Нет, нет и ещё раз нет! Я не буду этого делать! — выкрикнула серая единорожка в лицо фиолетовой, на что та закатила глаза.

— Она сказала, что мы должны, глупышка! — радостно чирикнула она, высунув язык.

— Мне плевать. Искра со своими требованиями может идти в задницу, я не собираюсь этого делать! — сердито отозвалась серая кобыла. Они, казалось, были полностью поглощены спором, совершенно не замечая, что я стою рядом.

— Э-э... привет? — поздоровалась я, порядком их напугав.

— О, приветики! А мы как раз тебя ждали! — улыбнулась до ушей фиолетовая, подпрыгивая на месте. — Так приятно встретить тебя!

— Ух. Может, прекратишь уже, мне за тебя стыдно, — буркнула серая.

— К-кто вы такие? — непонимающе спросила я пару странных единорожек.

— Я Гармония! А эта ворчунья – Дисгармония! Мы близняшки! — энергично ответила лавандовая кобыла. Дисгармония пожала плечами.

— И всё равно я этого делать не буду, Гармония, — отрезала она, глядя в сторону и избегая смотреть на меня.

— Дисси, ну какая же ты вредина-зловредина. Искра сказала, что ты должна, значит ты должна! — проговорила Гармония, обнимая серую кобылу. Дисгармония застонала, выпутываясь из объятий бойкой единорожки.

— Прости... но что Искра велела тебе сделать? — робко поинтересовалась я. Эти двое были, наверное, самыми чудны́ми из всех встреченных мной эмоций Твайлайт. Да и что это вообще за эмоции – Гармония и Дисгармония?

— Мы должны были ждать тебя здесь, чтобы передать важное сообщение. А Дисси вот артачится, — отозвалась Гармония, затем приобняла меня за шею ногой.

— Сообщение? — я была совсем сбита с толку.

— Ага! Видишь ли, Стар, полагая, будто кроме тебя одной важнее никого нет, ты совершенно позабыла, что без гармонии дружба попросту невозможна! Особенно дружба с этой Вайолет, ух, какой же у неё шикарный круп! — весело проговорила Гармония. Дисгармония снова застонала.

— Нашей задачей было напомнить тебе, что мы не можем существовать одна без другой. Вроде, например, добра и зла. Порядка и хаоса. Типа две стороны одной монеты, — вклинилась она.

— Ты ж говорила, что не собираешься ей говорить? — прощебетала Гармония.

— Я сделаю, что угодно, если это заткнёт тебя хоть на пару минут, — пожала плечами серая кобыла и повернулась ко мне. — Слушай, я, без сомнений, та ещё эгоистка, но ты последнее время впускаешь меня слишком часто, а это плохо для нас обеих. Твайлайт однажды тоже поддалась мне, и это едва её не сломило.

— Что же мне делать? — спросила я.

— Позволяй хоть иногда действовать своим друзьям. Не отбрасывай слепо их сильные и слабые стороны. Они всегда рядом, Стар, — проговорила Гармония.

— Как ни противно мне это говорить, но не будь постоянно такой эгоистичной. Тебе нужно равновесие, а не одна лишь я, — подтвердила Дисгармония. Гармония с улыбкой закивала, соглашаясь со своей родственной эмоцией.

— Просто... мне постоянно кажется, будто я только и делаю, что подставляю их под удар. Я такая неудачница, — скорбно отозвалась я. Гармония захихикала, прыгая вокруг меня.

— Дурочка ты дурочка, свет на тебе клином не сошёлся. Твои друзья прекрасно знали, на что шли, когда соглашались сопровождать тебя. Прекращай винить во всём себя и впусти в свою жизнь немного гармонии, — сказала она и упрыгала в коридор.

— Ух-х... опять она за своё. Побегу-ка я лучше за ней, а то она снова где-нибудь начудит. Как будто всю неделю доводить Злость ей было мало, — вздохнула Дисгармония, отправляясь вслед за гиперактивной кобылой. Я моргнула, потом моргнула ещё раз.

— Какая же ты, Твайлайт, порой непредсказуемая, — в конце концов проговорила я, погружаясь в черноту.


Очнулась я от толчков зелёных копыт Вайолет, сидевшей возле меня со слезами на глазах. Стояла почти непроглядная тьма, не дававшая толком разглядеть, где мы находились.

— Что случилось? — тихо спросила я.

— Мы в ловушке. Крыша полностью обвалилась, замуровав нас здесь. Я пыталась расчистить проход, но даже Вспышке оказалось не по силам прорезаться сквозь эти груды камня, — шмыгнув, ответила она, указывая вверх. Превозмогая множество болезненных уколов по всему телу, я поднялась, обхватила Вайолет ногами и прижалась своими губами к её в жарком поцелуе. Её глаза на миг широко распахнулись, но затем закрылись, когда она с улыбкой полностью отдалась порыву страсти, позволяя нашим языкам танцевать друг с другом. После пары мгновений мы разделились, переводя дыхание. Я заглянула ей в глаза и нежно улыбнулась.

— Не волнуйся. Мы выберемся отсюда, ты и я – вместе. Нам только нужно действовать сообща.

Она медленно кивнула, а я тем временем поднялась и окинула взглядом помещение. Судя по всему, мы очутились на подземном уровне собора.

«Видать, повреждения были ого-го какие», — думала я, обходя подвал. К счастью, Вайолет сумела утащить с собой оба наших оружия, а также сохранить все припасы, которые, правда, в нашей ситуации были абсолютно бесполезны. Ну, всяко лучше, чем ничего.

— А кстати, как ты меня нашла? — полюбопытствовала я, тыкая копытом в булыжник.

— Последовала за твоей ПипБак-меткой. Проще простого, — ответила она, поднимая наши сумки и Грозовую Вспышку. Я моргнула: а что, так разве можно? Серьёзно?! Я громко застонала. Не имея подвеса, я на некоторое время отложила Звездочёт, закинула на спину сумки и принюхалась к воздуху. Пахло чем-то сладким, и я готова была поклясться, что откуда-то веяло лёгким ветерком.

— Здесь где-то проходит воздух, иначе мы бы уже давно задохнулись. Долго я была в отключке? — спросила я, в поисках источника ветерка ткнув пару камней, которые с грохотом покатились вниз.

— Всего пару часов. Я уже начала беспокоиться, — отозвалась Вайолет, подходя ко мне. — Ты как, в порядке?

— ...Прости, что пошла сюда одна, Вайолет. Мне нужно было довериться твоему чутью. Довериться тебе, — вздохнула я, опустив голову. Моя любимая утешительно обняла меня и тепло улыбнулась.

— Ничего. Ты тоже меня прости. Не стоило мне просто так отпускать тебя. Как раз поэтому я отправилась за тобой, — отозвалась она. — Стар... тебе не нужно делать всё в одиночку. У тебя есть я.

— Знаешь, кое-кто дал мне точно такой же совет, — задумчиво произнесла я, замечая её недоумённый взгляд. — Снова эмоции Твайлайт. Они иногда говорят со мной, когда я сплю или без сознания. Знаю, звучит немного безумно, но они все здесь, — я постучала по своей голове копытом.

— На мой взгляд, в этом нет ничего безумного, Стар, — ответила Вайолет, прижимаясь ко мне. Я продолжила исследовать обломки и в конце концов обнаружила отверстие, через которое, пусть и слабо, пробивался поток воздуха. Я глянула на Вайолет, она кивнула, нацеливая Грозовую Вспышку. Серебряный луч винтовки моментально обратил камень в желе, и в тусклом свете по ту сторону образовавшейся дыры мы разглядели среди обломков лестницу, ведущую наверх. Вайолет полезла первой, я осторожно последовала за ней, внимательно следя, чтобы не вызвать очередной обвал из-за громоздкого Звездочёта. Засыпанная обломками лестница была заблокирована большим каменным обломком. Ощупав глыбу магией, я пришла к выводу, что, попытайся мы её сдвинуть, обвала не избежать, поэтому на сцену вышла Вайолет, принявшись выжигать нам путь вверх по лестнице с помощью Вспышки. Она и её винтовка были сейчас нашей единственной ниточкой к спасению.

«Похоже, только так мы и сумеем выбраться из этой передряги», — размышляла я, наблюдая за работой своей возлюбленной. Мой взгляд скользнул по её ногам и крупу, заставив меня блаженно улыбнуться при виде её соблазнительных форм.

— Стар?.. — позвала Вайолет.

«Хм, опять я ворон считаю», — подумалось мне, когда я, глянув вниз, заметила её уже рядом с собой. Посмотрев снова вверх, я моргнула: шустрая какая. А ещё на её лице засело хмурое выражение. Ой-ёй, как не вовремя!

— Что? — тихо откликнулась я.

— Я... я же убила его, верно? — спросила она. Её вопрос застал меня врасплох. Всё это время от неё и слова не было слышно об Аварусе. Неужели она до сих пор мучилась этим.

— Ну... да. Сомневаюсь, что кто-либо смог бы оправиться после такого ранения, а тем более пережить взрыв, — ответила я. — А что? Что-то не так?

— Я просто... никогда раньше не хотела так сильно убить кого-то, как его в тот момент, — проговорила она после недолгой паузы. Я вздохнула и обняла её.

— Не волнуйся по этому поводу. Он был чудовищем. Злом во плоти. Ты же сама знаешь, — утешила я. — Ты всё сделала правильно.

— Да... знаю. Просто я была так зла, ну... что он стоял над тобой, держа на прицеле. Я... я испугалась, что потеряю тебя, — ответила моя любовь. Я нежно улыбнулась.

— То же самое, если честно, чувствовала и я в том Стойле. Я позволила гневу возобладать над собой. Позволила ему затмить то, что мне было действительно дорого, – тебя, — проговорила я. — Ну что, выход уже готов?

После её кивка я шагнула на лестницу. Стоило отдать Вайолет должное: она блестяще справилась, пробившись сквозь такую толщу камня и не вызвав при этом обвал. Сверху виднелось помещение, бывшее, вероятно, частью святилища собора. С крайней осторожностью мы зашагали наверх, в конечном счёте очутившись в темном святилище. Пробивавшийся сквозь огромную дыру в стене лунный свет давал понять, что наступила ночь. Повсюду на полу, частично провалившемуся под землю, валялись осколки стекла и металла. Мы в унисон облегчённо выдохнули, и я помогла Вайолет забраться мне на спину. Пролетев через зал святилища и через дыру в стене, я приземлилась снаружи на улице. Полуночный город выглядел мёртвым, вокруг не было никого, кто мог бы увидеть нас, бредущих по пустынным улицам. В воздухе висела странная тишина, которая вроде как меня нисколько не заботила, но в то же время дразнила просто своим присутствием.

— НКР, скорее всего, уже закрыли гостиницу на ночь, — вполголоса сказала Вайолет. — Надо бы поискать место, где переночевать.

Пройдя от собора пару кварталов, мы вышли к нескольким отмеченным символами банд зданиям, казавшимся совсем безжизненными. Их показная заброшенность настолько бросалась в глаза, что я нисколько не удивилась, когда на моём локаторе возникли красные метки, и со стороны одного из строений открылась стрельба.

— У нас гости! — предупредительно крикнула я, воздвигая щит. Вайолет кивнула, вскидывая Грозовую Вспышку и посылая потоки серебра по предполагаемому источнику угрозы. Ослепительно красивый на фоне тёмного ночного неба луч ударил в фасад здания, разжижая небольшие порции кирпичной стены. Только я попыталась присоединиться к своей подруге, как из дома напротив тоже донеслись выстрелы. Вайолет лишь ухмыльнулась.

— Спина к спине! — прокричала она. Я кивнула, прижимаясь своим крупом к её и активируя У.С.Ц.З. Ух, как же я соскучилась по своему пулемёту! Не видя стрелявших как таковых, я выбрала в качестве целей окна.

«Посмотрим, есть ли среди них любители поглазеть в окна», — подумала я, задействуя заклинание и обрушивая на здание град пуль из Звездочёта. Стёкла мигом взорвались облаком осколков, сопровождаемые криками боли. Такие же крики я услышала и позади себя, где Вайолет сеяла смерть из своей винтовки. Мы повернулись друг к другу и рассмеялись. Отчего-то даже просто находиться в её компании было очень приятно, как будто она была послана мне судьбой. После ещё нескольких очередей по окнам красные метки на моём Л.У.М. исчезли. Немногие из оставшихся вскоре пожелтели, а помимо этого с одного из окон показался отчаянно трясущийся белый флаг. Я кивнула Вайолет, и мы, ухмыляясь, прекратили стрельбу. Флаг исчез обратно, но метки остались жёлтыми.

«Поугасло, видимо, желание сражаться, — подумалось мне. — Забавно, как порой случается.»

Я посмотрела на Вайолет, которая указала на заброшенный универмаг ниже по улице. Хоть и полностью разрушенный внешне, внутри магазин оказался вполне себе ничего, когда мы вошли туда в поисках места для ночёвки. Пройдя через умеренно грязный торговый зал и распугав шнырявших там радтараканов, мы продвинулись в складское помещение, где хранилась мебель, и были приятно удивлены, наткнувшись на несколько ветхих и почерневших от времени кроватей с матрасами. Похоже, кровати едва ли входили в список нужных вещей у пони, бегущих от взрывов мегазаклинаний.

— Ну вот, это уже кое-что, — сказала Вайолет. — Может, утром прихватим с собой пару-тройку и заберём в гостиницу. После хорошенькой чистки они вполне сгодятся в качестве дополнительных спальных мест для НКР.

Я согласно кивнула, отыскав вместе с ней удобный, чуть менее грязный матрас. Пару минут мы просто лежали, наслаждаясь близостью друг друга.

— Вайолет? — наконец позвала я. Она глянула на меня.

— Что?..

— Спасибо тебе. За то, что не бросила меня. Ты даже не представляешь, насколько я признательна за это, — улыбнулась я. Она ответила собственной прелестной улыбкой. Прижавшись к ней чуть сильнее, я потерлась своей щекой о её шею, затем кончиком языка лизнула в щеку и поцеловала, вызывая у неё прилив румянца.

— Стар... — выдохнула она, потянувшись копытом и лаская мою шею. Я наклонилась ближе к её лицу, вновь увлекая поцелуем и на мгновение отрешаясь от всех насущных проблем. Я чувствовала себя на седьмом небе от счастья, пока наши языки сплетались в страстной пляске. Наконец я отстранилась, хватая ртом воздух.

— Помнится, ты говорила, будто хотела – как ты там выразилась? – кое-что «обсудить» со мной? — переведя дыхание, произнесла я и поцелуем в щеку заставляя Вайолет тихо застонать. За прошедшую неделю на меня столько всего свалилось, что я уже практически забыла о том приятном, что было в моей жизни, – друзьях, готовых рискнуть ради меня головой, прекрасной подруге, что любила меня какой есть. В тот момент жизнь вдруг перестала казаться мне такой уж отвратительной. Даже больше, она была почти замечательна.

— М-м-м... я, эм... да... продолжай, — стонала Вайолет, пока я легонько кусала её за шею и ласкала тело. Прерывисто дыша, она развернулась в моих копытах, принимаясь целовать меня в шею, а затем с игривой улыбкой спускаясь ниже.

— Что ты... о-о-о! — мои слова обернулись стоном чистого наслаждения, когда копыта моей возлюбленной скользнули вниз по моему телу. Я стиснула зубы, чувствуя, как с каждым покусыванием и поцелуем её ласки становятся всё нежнее и чувственнее. Пройдясь вдоль моего бока и выше к спине, Вайолет остановилась у основания моих крыльев, мягко поглаживая между ними. Ощущения были непередаваемые. Но так продолжалось, пока в дело не вступили её рот.

— О-о-ох! О Селестия! — во всё горло закричала я, когда Вайолет, работая языком и губами, принялась за моё крыло, уделяя особое внимание перьям. Посылая с каждым прикосновением волны приятного покалывания вдоль всей моей спины, Вайолет продолжала массаж. Я, вздрагивая, постанывала, чувствуя разгорающийся внутри огонь. У меня вырвался очередной вздох, когда единорожка переместила копыта ко второму крылу и легким пощипыванием заставила меня застонать ещё сильнее. К этому моменту я уже находилась на пике возбуждения, а Вайолет между тем с улыбкой продолжала чистить мои перышки. Не лишним будет упомянуть, что я никогда не пренебрегаю чисткой. Хоть аликорны или пегасы редко когда говорят об этом, но мы очень внимательно следим за своими крыльями. Для нас чистка – это самое обыденное занятие: ты осторожно, чтобы не повредить, покусываешь свои крылья, избавляясь от вылезших перьев и расправляя остальные. Совсем другое дело, когда вместо тебя это делает кто-то другой. Словами не описать, насколько это неземное блаженство. Невозможно придумать ничего более романтического, чем позволить своему партнеру почистить твои перышки. Помимо всего прочего это ещё и очень интимный процесс, так как обычно мы никого не подпускаем к нашим крыльям. И именно эта причина заставила меня озвучить свой восторг от действий Вайолет.

— О ДА-А! — закатив глаза, прокричала я, дрожа от возбуждения, пока волшебный язычок моей любимой выправлял мои перышки. Я чувствовала себя, словно желе, тающее от каждого нежного прикосновения её губ. Пожар внутри меня усилился, я со стоном затряслась в приступе наслаждения и наконец, обессилено дыша, обмякла. Немного отдышавшись, я притянула Вайолет и страстно поцеловала.

— Я люблю тебя, — выдохнула она, когда мы, разделившись, смотрели друг другу в глаза, улыбаясь от нескрываемого восторга. Взлохмаченная грива и блестевшие на шёрстке капельки пота, казалось, лишь украшали прекрасный облик моей любимой.

— И я тебя люблю, — ответила я, прижимаясь крепче и зарываясь носом в её шею. Захихикав, когда она ответила на ласку, я впервые за очень долгое время почувствовала, будто нахожусь на вершине мира. И только одна вещь могла сделать мою жизнь ещё чуточку лучше. Разумеется, я тут же поспешила изъявить своё желание.

— Как думаешь, найдётся тут где-нибудь бутылочка шоколадного сиропа?