Автор рисунка: Siansaar
Новые знакомства и старые обиды Призрак из сна

Привет из прошлого

Тьма. Всюду непроглядная беспросветная тьма. Лишь я летал по этой тёмной пустоте. Чем дольше я летал, тем сильнее в этом убеждался. Вендиго дёрнул меня крикнуть:

— Эй! Есть тут кто?

Тишина. Даже эха слышно не было. И вот тут-то мне и стало по-настоящему страшно. Если бы я умер, я бы вновь оказался в Забвении, но никак не в Раю. Хотя… может так для меня выглядел Ад?

Я летел и летел, всё дальше в бесконечность, встречая по пути всё ту же пустоту. Зачем я летел? Не знаю. Может, часть меня всё же надеялась на то, что я не был один, а может просто не терпел застоя…

Но что это? Вдали замаячил слабенький огонёк. Словно маяк, он указывал мне дорогу, изредка подмигивая. Я устремился к огоньку.

— Здравствуй, мотылёк, — услышал я чей-то голос. Он доносился ниоткуда, но в то же время эхом отражался отовсюду. – Ужель так скоро хочешь сгинуть?

И в этот же самый момент огонёк с неимоверной скоростью помчался на меня. Вскоре я увидел, что это был за огонёк. Ко мне летел огромный горящий череп пони, издающий до ужаса громкий вопль. Он подлетел вплотную, сомкнул свои челюсти на мне…

***

…и в ту же секунду я проснулся. Дверь моей комнаты сразу же распахнулась.

— Ты в порядке? Что с тобой?

— Кошмар, я полагаю… — произнёс я и не узнал своего голоса. Он был знакомым, но... другим. Это был не тот голос, которым я говорил недавно. Словно пони, в котором я сейчас находился, был другим.

— Не бойся, я с тобой. – Говорившая подошла ко мне и обняла. Краем глаза я заметил жёлтовато-оранжевую шёрстку… погодите-ка секундочку.

— Сансет? – Я отстранился и осмотрел рядом сидящую единорожку. Да, как ни странно, это была Сансет Шиммер. Шокированный, я посмотрел на свою спину. Никаких намёков на крылья. Неужели…

— Что с тобой, Скай? – обеспокоенно посмотрела на меня подруга. – С тобой точно всё в порядке?

— Просто мне приснился сон, — задумчиво протянул я. – Долгий и такой реалистичный… Сон о том, что нас ожидает в будущем.

— И что же нас ожидает в будущем? – весело спросила она.

— Скай, Сансет, можно потише? Я понимаю, что после дневного сна вам весело, но кто-то тут ещё учится!

Я не поверил своим ушам. Медленно подойдя к двери, я увидел сурово выглядывающую из-за своей двери Твайлайт Спаркл… единорожку Твайлайт Спаркл.

— Что ты на меня уставился, как баран на новые ворота? – спросила та. Я встряхнул головой.

— Просто не могу поверить, что ты настолько грубая, — обронил я.

— Какая новость! – притворно вздохнула единорожка. – Ты мне об этом напоминаешь каждый день. И никогда это не давало тебе повода так на меня пялиться!

С этими словами она рывком закрыла дверь. Я пару раз хлопнул глазами от недоумения.

— Что это с ней? – спросил я у беззаботно выглядящей Сансет.

— В каком смысле «что это с ней»? – удивилась единорожка. – Она всегда такой была, с самого дня поступления в школу.

— А где же её друзья? – пробормотал я, уже догадываясь, какой будет ответ.

— Мы – её единственные друзья. – Сансет пристально посмотрела на меня. – С тобой точно-точно всё в порядке? Ты не ушибся? А то, я смотрю, память тебе серьёзно отшибло.

— Скажи-ка мне тогда ещё одно. – Я сглотнул, собираясь с мыслями. – Ты когда-нибудь видела Радужный Удар?

— Нет конечно! – засмеялась единорожка. – Это же детские сказки! Ладно, пойдём. У меня скоро магическая практика, а у тебя первый в своей жизни урок!

— Первый в жизни урок? – недоумённо уставился я на подругу.

— Ну да, — Сансет улыбалась до ушей. – Поверить не могу, что мы с тобой ровесники, а ты уже учитель!

Я кивнул. Что-то во всём этом казалось неправильным. Вроде всё так, как я себе и представлял. Сансет осталась лучшей ученицей Селестии, я остался в школе для вундерпони, и вроде бы всё должно быть хорошо… Но изнутри меня съедала вина за происходящее.

— Ага, — протянул я. – Ты иди, я потом догоню. Мне нужно кое-что проверить.

— Как хочешь, — пожала плечами единорожка и вышла за дверь. Какое-то время я постоял на месте, а затем постучался в комнату Твайлайт.

— Можно войти?

— Снова будешь издеваться – по морде вмажу, — предупредила она, открывая дверь. – И да, войти нельзя, здесь поговорим. Чего хотел?

— Мне кажется, у меня пробелы в памяти… — начал я.

— Поздравляю, — прервала меня Твайлайт. – Это всё?

— Ты могла бы мне помочь вспомнить кое-что? – попросил я.

— А почему тебе не может помочь твоя ненаглядная Сансет? – издевательским тоном спросила единорожка.

— Твай, не пойму, откуда в тебе столько желчи и злости? – сорвался наконец я. – Я хочу нормально с тобой поговорить. Неужели ты считаешь меня таким врагом, что даже разговаривать со мной отказываешься?

— Если ты считаешь, что ежедневным подкалыванием по поводу кьютимарки и учёбы ты завоюешь моё расположение – ты заблуждаешься, — жёстко ответила она.

— Стоп, стоп, стоп. – Я замахал копытами. – По поводу кьютимарки?

— Я же предупреждала, — грозно сказала Твайлайт, охватывая телекинезом здоровенную энциклопедию.

— Нет-нет-нет, стой! – испуганно зачастил я. – Я правда ничего не помню! Вернее, помню, но другое! Я не помню, как я учился. Я не помню, когда в последний раз видел Сансет Шиммер. Прошу тебя, поверь мне!

Энциклопедия неуверенно зависла в воздухе. Единорожка пристально глянула в мои глаза и, вздохнув, прервала телекинез.

— Ты не врёшь… Хорошо. Я покажу тебе.

— Покажу? – недоумённо спросил я. В ответ Твайлайт лишь распахнула дверь. Её кьютимарка…

— Как так? – поражённо выдохнул я. – Я же видел…

— Ты не мог видеть, — горько всплакнула пустобокая единорожка. – Я знаю, что в моём возрасте у всех уже есть кьютимарка, но я не могу получить свою, как ни пытаюсь.

— А… как ты поступила?.. – я не понимал. Что-то было во всём этом безумно неправильным, но я не мог уловить, что именно.

— В первый раз я завалила экзамен. – Было видно, что воспоминания причиняют ей боль. – Я-я не смогла заставить вылупиться дракончика. И-и-и поэтому я стала учиться. Всё больше и больше. Но ни-ни-никогда я не чувствовала, что магия – это моё. В следующий раз экзамен я сдала, но он был гораздо ле-легче. И в-все знали, что я сдаю второй раз, и насмехались надо мной. Я с-стала предметом ве-вечных н-насмешек. И т-только в-вы были ко мне добры и п-помогали мне, когда я чего-то н-не понимала. Но п-потом и вы стали от меня у-удаляться. Поэтому всё, что мне остаётся – это учиться и учиться…

Я подошёл к всхлипывающей единорожке, утешительно обнял и начал гладить по гриве. Твайлайт уткнулась в моё плечо и заплакала. А я стал думать. Вот оно как выходит… Либо рушились моя жизнь и жизнь Сансет, либо рушилась жизнь Твайлайт. Неужели Радужный Удар так серьёзно повлиял на Эквестрию? И насколько серьёзно он мог повлиять? Мой взгляд упал на настенный календарик. Копыто, поглаживающее единорожку, постепенно начало замедляться.

— Так я и во времени потерялся, — тихо пробормотал я. Через неделю был тысячный день солнцестояния.

— Твайлайт, — отрешённым голосом позвал я. – Ты знаешь легенду о Найтмер Мун?

***

— Я не понимаю, — мотала головой Сансет Шиммер. – Почему мы должны бросать учёбу и ехать Тирек знает куда? И почему с нами едет она?

— Эй! У меня вообще-то имя есть! – возмутилась Твайлайт на тычок в её сторону. – И мне, кстати, это тоже не нравится!

— Скажем так. – Я прервал сбор вещей и повернулся к кобылкам. – Через неделю случится кое-что весьма знаменательное. И если мы не поторопимся, это самое знаменательное станет всей Эквестрии поперёк горла.

— Ты про старую сказку о Найтмер Мун? – улыбаясь, спросила Сансет. – Серьёзно? И из-за этого такая шумиха?

— Если ты не веришь в это пророчество, не значит, что оно не сбудется, — парировал я, снова поворачиваясь к сумке. – Так, учебники по магии…

— Тебе-то они зачем? – недоумевала Твайлайт.

— Мне – незачем, они для тебя, — ответил я. Кобылка лишь фыркнула. – Чертежи… Столь исчёрканные, что места чистого нет? В топку…

— Что? – Единорожки не верили своим ушам. Первой опомнилась Сансет.

— Но ведь в этих работах вся твоя жизнь!

— Ага, и скоро эта жизнь отправится туда же, если вы не начнёте собираться! – гаркнул я. – Или мне за вас вещи упаковать?

— А что ты будешь делать, когда у нас всё получится? – холодно спросила Сансет. – Заново всё восстанавливать?

— Может быть, — бросил я через плечо. – Или искать себя где-нибудь ещё.

— С твоей-то меткой? – Она указала на мой круп. Я глянул туда. Почти забытое, но такое родное пятно в виде двух винтов.

— Что для меня тогда будет восстановить чертежи? – спросил я. – И кто сказал, что я их сейчас сжигать буду?

— Не поняла? – удивлённо воззрилась на меня Сансет.

— Всех пунктов нашего похода я пока ещё не знаю, — улыбнулся я, предвкушая реакцию, — но конечный – Вечнодикий Лес. Чем-то разжигать костёр надо будет, верно?

— Во имя Селестии, зачем нам Вечнодикий? – Глаза Твайлайт напоминали два чайных блюдечка.

— Он сошёл с ума, — всплеснула копытами Сансет. – Делай, что хочешь, но я никуда не пойду. И тебя не пущу!

— Да ну? – засмеялся я, закидывая сумку на спину. – Телекинез? А не устанешь круглосуточно держать?

— А мы с ней по очереди держать будем, — злорадно усмехнулась Твайлайт. – Сработаемся, Сан?

— Конечно, Твай, — ухмыльнулась Сансет. – Кто первый?

— Ладно, мне не впервой, — невозмутимо сказал я и шагнул к окну. На глазах шокированных единорожек открыл окно. – Устал я от вас. Прощайте.

Шаг – и я лечу навстречу земле. Вслед мне летят испуганные крики кобылок. Знакомая картина: снова я выпрыгнул в окно из Кантерлота. В первый раз – чтобы покончить жизнь самоубийством. На сей раз…

Я закусил кольцо и со всей силы дёрнул. Последнее отделение сумки раскрылось, и огромный лоскут ткани распростёрся надо мной, тормозя падение. Хорошей всё-таки идеей оказалось привязать кольцо к специально пришитой лямке, одевающейся на шею! Все механизмы сработали безупречно! Я завопил от восторга, наблюдая за медленно приближающейся землёй.

— Полевые испытания пройдены успешно! – счастливо закричал я перед столкновением. Сразу после этого я почувствовал удар о землю, немного пробежал вперёд, гася инерцию, и упал на траву. Ткань приземлилась прямо на меня, укрывая меня за собой. Я резво скинул ненужный парашют и отцепил его от сумки. Стоп… как я назвал своё старое одеяло?

— Ну что? – закричал я вверх. Скорее наудачу, я не был уверен, что меня слышно, но попробовать стоило. – Пойдёте за мной, или мне идти одному?

***

Через два часа я уже наблюдал спускающуюся колесницу, запряжённую парой стражников, на которой сидели угрюмые единорожки. Сначала я было подумал, что они решили меня схватить и силой притащить обратно, но затем увидел сумки у них на спинах.

— Никогда. Больше. Так. Не делай, — сквозь зубы процедила Сансет. Она повернулась к стражникам и лучезарно улыбнулась. – Большое спасибо вам, джентелькольты, но дальше мы, пожалуй, доберёмся сами.

— Она чуть не бросилась за тобой, — пробормотала мне Твайлайт, проходя мимо. – Совсем умом тронулся, такое вытворять?

Я виновато развёл копытами.

— По-другому вас было не переубедить. Время, время, время. У нас его категорически не хватает.

— Ну, рассказывай, горемыка, что у тебя за мысли в голове, — вновь посмотрела на меня Сансет. Стражники взмыли вверх и полетели по спирали обратно в Кантерлот.

— Мысли? – ухмыльнулся я. – Предотвратить приход Найтмер Мун.

— Детские сказки, — фыркнула Сансет, но неожиданно Твайлайт встала на мою защиту.

— Во-первых, Скай не стал бы прыгать без уважительной причины. Если он готов ради этой цели разбиться, что-то должно быть не так просто. Ну а во-вторых, пророчества могут и сбываться.

— Селестия милостивая! – Сансет всплеснула копытами. – Вы там оба, что ли, книг понакурились? Или солнечный удар схлопотали? Подумайте своими головами!

— Что же ты тогда с нами идёшь? – чуть наклонил голову я. – Мы и вдвоём прекрасно справимся. Правда, Твай?

— Конечно, Скай, — с грандиозной невозмутимостью поддержала мою игру единорожка. – Можешь позвать стражников. Уверена, они вернутся и с той же радостью, с какой везли нас сюда, отвезут тебя обратно.

— Я иду с вами по двум причинам: первая – я хочу доказать, что вся эта история с Найтмер Мун лишь глупая сказка, а вторая – я не собираюсь отдуваться перед Селестией за вас двоих, — проворчала Сансет.

— Принцессой Селестией, — поправила Твайлайт.

— Ой, да какая разница! – возмутилась моя подруга. – Как будто у нас в Эквестрии так много Селестий!

— Принцесс Селестий, — улыбаясь во весь рот, поправил я. Сансет подняла голову вверх и застонала. Я подошёл и обнял её. Единорожка посмотрела на меня недовольным взглядом, но ничего не сказала. – Не дуйся. Хотя… ты такая милая, когда дуешься…

Смех Твайлайт был слышен, наверное, в Мейнхеттене, и примерно там же почувствовали жар щёк Сансет. Последняя тут же вырвалась из-под моего копыта и высокомерно хмыкнула, выходя чуть вперёд. Её подруга же наоборот, немного отстала из-за распирающего её хохота. Через какое-то время все успокоились и вновь поравнялись со мной.

— Куда хоть идём? – всё ещё обиженным голосом спросила Сансет.

— Понивилль, — ответил я. – Первая остановка на нашем пути.

Твайлайт достала из своей сумки карту и линейку и принялась что-то замерять. Наши попытки заглянуть на махинации единорожки не увенчались успехом. Единственное, что нам удалось услышать, это тихое бормотание: «Где Кантерлот? А где Понивилль?» В конце концов она выглянула из-за огромного листа и заметила:

— Так это же рядом!

— Вот именно. Так что убери карту, кобылка, и смотри по сторонам, — поучительным тоном сказал я ей. – Нечего на бумажки глазеть.

На этот раз по округе разлетелся уже хохот Сансет. Твайлайт же для вида надулась и, спрятав карту с линейкой, отвернулась. Но я успел увидеть поднявшийся уголок рта единорожки.

Только когда я сам посмотрел вокруг, я понял, что невероятным образом подсказал самое верное, что только могло быть. Позади возвышалась высокая, укрытая снежной шапкой гора. Почти посередине её высоты располагалась столица, почти целиком построенная из белого мрамора. Купола, выполненные из сплава золота и серебра, переливались на солнце бледно-золотистым цветом. Но, что самое удивительное, из города выливалась вода, образуя живописный водопад. Он падал прямо в реку, стекающую из гор, из-за чего маленькая речушка перерастала во внушительную реку, берег которой был едва виден с другого берега. Эта река окружала большое поле, по которой мы сейчас и шли, затем снова заворачивала, протекала мимо Понивилля и текла дальше, на запад, к Лос-Пегасусу. А слева от нас, гудя, проходил поезд в Кантерлот. Вскоре он исчез в сети подгорных туннелей, чтобы вновь появиться на более высоком уровне.

До моста мы дошли уже успокоившись и более-менее примирившись. Пропустив вперёд внезапно возникший поезд до Понивилля, мы прошли вслед за ним и очутились неподалёку от места назначения. Солнце уже к тому времени склонилось к закату. Оставив своих попутчиц, я побежал вперёд. Искать ферму «Сладкое яблоко» мне долго не пришлось, но туда я решил пойти завтра утром. Ведь если Эпплджек сейчас и здесь, то наверняка уже готовится ко сну. На ферме ведь встают с первыми петухами, а засыпают вскоре после наступления темноты.

Дойдя до гостиницы, я встретил Твайлайт и Сансет, которые уже успели снять два номера: двухместный и одноместный. Посокрушавшись(бедные мои биты, их же так мало…), я направился в двухместный вместе с Сансет, а Твайлайт заняла одноместный. Едва коснувшись головой подушки, я уснул. Надо же, я даже не подозревал, насколько я устал за этот день…

Читать дальше

...