Автор рисунка: aJVL
Глава 28

Глава 29

Ренниль окинула взглядом пару изящных чемоданов, в которые она сложила свои немногочисленные вещи – путешествовать надо налегке. Она прошлась по комнатам своего номера, проверяя, не забыла ли какую-то мелочь, а затем, взяв из бара бутылку, расположилась с ней у открытого окна. Коридорный отеля «Гранд Империал» должен был скоро прийти и отнести вещи в такси. Красавице носферату предстоял относительно приятный полёт на курьерском дирижабле, владелец которого согласился сделать небольшой крюк по «техническим причинам». Бэтпони пригубила вина из бокала, радуясь, что тот грифон оказался падок на деньги и согласился не проявлять любопытства. Помня наставления учителя, она слега очаровала жертву, исключая возможность предательства. Разумеется, можно было получить всё бесплатно, но тогда могут возникнуть вопросы. А так, если кому-то совсем неймётся, бортовой журнал будет в полном порядке. Затем дракулина подумала о двух молодых агентах, которые отправились на фитнес съезд, и с которыми предстояла встреча послезавтра.
— Мда, ребятки, придётся всё отложить, — носферату сделала аккуратный глоток вина, подержала изысканный напиток во рту и медленно проглотила, — уж простите, у меня чрезвычайная ситуация.
Колокольчики над дверью звякнули, наполнив тишину номера кавалькадой нот из классического мюзикла «Ржание в холмах». Видимо коридорный уже явился, а значит, следует спускаться.
 — Одну минутку, — Ренниль встала и резвым шагом направилась к двери.
Однако там стоял посыльный. Платиновый блондин в форменном мундире. Сделав изящный поклон, он сказал: «Добрый вечер, мэм. К вам двое гостей: мисс Сапфир и мистер Сноу. Желаете столик в ресторане или организовать встречу тут?»
— Проводите их ко мне, — ученица Равенхарта была удивлена подобным визитом, — и позаботьтесь о чае.
В отелях подобного класса гостям люксовых номеров практически не приходится ждать для исполнения своих пожеланий. Не был исключениям и этот случай. Знакомые чёрной кобылицы не успели ещё подняться на лифте, как служанка-единорог внесла телекинезом подносы и в мгновение ока накрыла на трёх персон. Никаких лишних движений, расстановка приборов, посуды, да пара заклинаний и вуаля! Можно устраивать маленький приём.
Спустя несколько минут Лайт уже обслуживал свою спутницу, наливая той чай и укладывая на блюдечко маленькие пирожные. Ренниль не без удовольствия отметила, что на сей раз пегас сдержанно молчал, соображая, что лучше, вести себя по-современному и начать рассказ первым, либо уступить это право своей невесте, а за одно, и уважить знатную особу.
— Что это вы такие взволнованные, — Ренниль после обмена с дочерью шерифа типичными для встречи фразами, вопросительно посмотрела на жеребца, у которого слегка подёргивался хвост, — возникли проблемы?
— Госпожа Ренниль, даже не знаю с чего начать, — голубая единорожка, вздохнув, поставила чашку на блюдце, — поездка началась замечательно. Столько новых и приятных впечатлений, но…
Кобылка замолчала, а её спутник приобнял подругу крылом. Дочка шерифа с полминуты подбирала слова, а затем решила выпалить всё как на духу.
— Там были настоящие вампиры, они пили кровь! – громким шёпотом произнесла провинциалка, — я видела, как во время концерта эти твари ходили по рядам, а затем, словно на ярмарке выбирали понравившиеся яблоки. Причём никто не сопротивлялся.
— Вот даже как, — носферату, услышав подтверждение своих худших прогнозов, мышцы напряглась, а шерсть на загривке встала дыбом, но она быстро подавила подобное проявление эмоций.
Не хватало ещё заронить в своих союзников ненужные подозрения.
— Ты уверенна, милая? Вдруг это просто ночной кошмар? – практически не надеясь услышать утвердительный ответ носферату, подлила собеседнице ещё чаю.
— Дорогая, ты не против, если я продолжу? – янтарный пегас погладил кончиком крыла бок своей подруги, — с нами приключилось нечто странное. С одной стороны поездка прошла идеально, а с другой…
Пони ободряюще поцеловал свою возлюбленную в щёку – воспоминания страшной ночи не давали ей покоя. Поначалу горожанин воспринял историю как дурной сон на почве не осуществлённых творческих порывов, но негатив и не думал уходить. Провинциалку охватила какая-то паранойя, ей стали мерещится чудовища по углам.
— Именно, я тоже подумал, что моей милой приснился кошмар, будто бы подобные собрания — это ферма для вампиров, которые выбирают лучших из нас, пьют кровь, а затем лечат раны. Обычно подобная муть забывается утром. Нет. Сапфи расписала много подробностей, а такое для сновидений не характерно, как мне кажется. А вот я никаких чудовищ не видел, помню лишь концерт Мэрит.
— Вы с понибудь делились информацией? – медленно произнесла дракулина.
Ренниль быстро скрыла своё волнение, отшутившись, что раз завелись упыри, то налоговым и прочим инспекторам в клубе делать нечего. Дело, в которое она ввязалась, принимало всё более скверный оборот. Взращивание кормовой базы, всплывшая из небытия Всетемнейшая Княжна, пробуждение старого клана… Неужели снова будет большая война? Как бы поступил Равенхарт? Наставник перво-наперво бы затаился, стал наблюдать. Противостояние, приведшее в своё время к истреблению ночных охотников, скорее всего не повториться. Значит, будет нечто другое. В одной из легенд о Падшей, которую учитель рассказал юной вампирше, говорилось как дочь Праматери вознамерилась бросить вызов Солнцу, стать нечувствительной к свету дня. Впрочем, Равенхарт всегда рассказывал эту историю с ироничными комментариями на тему того, почему достичь подобного нельзя. Лишь в состоянии полной сытости можно было непродолжительное время гулять в жарких лучах светила. Культ поклонения Княжне? Падшая — не демон, обещающий богатства, власть или бессмертие адептам. Её интересы слишком далеки от проблем жителей Эквестрии. Призывать эдакую тварь из другого мира — безумие.
 — Нет, мне показалось это бессмысленным. Ведь если всё дело в кошмаре, то нас засмеют. Мол, дурачки книжек перечитали, — пегас негодующе фыркнул, — а если всё было на самом деле, то обязательно найдутся те, кто заткнёт нам рты.
— Умно, юноша, умно, — фестралка кивнула, — Сапфир, раз ты всё видела то может, заметила какие-то особенности и странности?
— Да нет, — дочка шерифа прянула ухом, а затем, обратив внимание на уложенные пирамидкой пирожные, тихонько воскликнула, — вспомнила. Нас усаживали по специально отведённым местам, тогда я как-то не обратила внимания. Было два сектора, разделённых проходом. В начале посадили местных чемпионов, которые многократно побеждали в соревнованиях и занимались фитнесом долго, затем шли середнячки, а нас, новичков, разместили в амфитеатре, на зелёные кресла. Ну конечно, упыри пили кровь у випов.
— Судьба иронична, не так ли? – добавила кобылка, натянуто улыбнувшись, — элита всегда собирала себе самые сливки, а сейчас сама стала теми самыми сливками.
— Вот оно как, дай минутку подумать, — Ренниль сосредоточилась, почесала кончиком крыла подбородок, перебирая в голове варианты, — с этого вечера без резких движений. Регулярно ходите в фитнес-клуб «Оникс», никуда не уезжайте. Будьте, так сказать, на виду.
— ЧТО?! – разом выпалили влюблённые, ошарашенные рекомендацией.
— Удивлены? Ведь если вы под слежкой, в теории, — дракулина успокаивающе помахала крылом, словно пыталась остудить горячий чай, — резкая смена образа жизни привлечёт ненужное внимание. Поэтому посещайте «Оникс», раза три в неделю. Посвятите время велнесу, запишитесь на какие-нибудь занятия из числа недорогих, учувствуйте в локальных тусовках. По возможности обращайте внимание на всё странное, но ни с кем ничего не обсуждайте, разве что спорт, погоду да политику. Ну, вы поняли.
— Хорошо, госпожа Ренниль, — пегас кивнул, а затем достал из стоящей на полу сумки слегка мятый номер «Вечернего курьера», — по дороге мы узнали ужасные новости. Известно как они?
— К-к сожалению нет, — голос красноокой фелледи едва заметно дрогнул, — Кай и Мист пропали. Я этим вечером вылетаю для проведения личного расследования.

***

Жители Росинки жарко обсуждали вчерашнее завершение испытания человека, теперь ему стало сложно пройти по улицам, дабы не собрать вокруг стайку любопытных. Наиболее активные охотницы стали приносить к дому Кая добычу: дикий мёд, грибы, рыбу и даже закопчённое с травами мясо пако, крылатой свиньи. По началу это забавляло парня, но потом их настойчивость стала раздражать. Цель их была вполне очевидна, пригласить человека нанести ночной визит для увеличения потомства. Высшая жрица, при личной аудиенции, объяснила ценному члену общества, что сама подберёт ему кобылиц помимо Мист. Яир’о’ткива, видя не уменьшающийся поток посетительниц, оправила пару боевых сестёр к дверному порогу, дабы члена небесного племени не отвлекали до назначенного часа.
Голубоглазая джакса шла по улицам города, мысленно проговаривая отчёт правительнице. С одной стороны она была рада подобному стечению обстоятельств, а с другой обеспокоена. Ведь ответственность за жизнь и здоровье землянина лежит на ней с Аллебарой, а надзор при прогулках велено вести издали, лишь когда тот отклоняется от безопасных маршрутов. Мол, для лучшего самочувствия подопечного. Сатирка фыркнула и пинком ноги отправила упавший с ветки фрукт за стену. Почётный караул около дома высший жрицы отсалютовал ей клинками и вернулся к обсуждению шёпотом домашних хлопот.
Яир’о’ткива сидела в кресле из лепестков цветка и блаженно жмурилась от удовольствия. Рядом с ней была миска полная ягод, а за спиной стоял супруг и расчёсывал её белые волосы.
— Дорогой, сходи, проведай детей, — она жестом отослала жеребца в другую часть дома и посмотрела на гостью, — какая жалость, что у меня не получилось сразу услышать новости, но что поделать – Миол желала поговорить со мной дольше обычного. Давай, я слушаю твой отчёт.
Удивительный рассказ был про Испытание члена небесного племени за право свободно выходить за стены города. Человек точь-в-точь был как предок из старых легенд, он уверенно владел оружием, победил опасного врага. Тонкие губы искривились в презрительной ухмылке – тролль получил по заслугам. Мерзкое существо мало того, что дерзнуло нарушить границы, так ещё и занималось охотой. Наказание тут могло быть только одно – смерть! Неумолимая кара обрушилась жидким пламенем, спалив без следа урода. Высшая жрица отправила в рот ягоду и медленно разжевала дикую сливу. Кисленькая и плотная, как она любит. Прелесть. В мыслях дочь Миол обратилась к зловещему оружию, как хорошо бы было использовать его против уфумов. Снарядить отряд метателями грома, и тогда мерзостные хладный твари больше никогда не будут топтать благостные земли лесов.
— Госпожа Яир’о’ткива, — невысокая джакса деликатно кашлянула, — если Вы устали, то я могу прийти позже.
— Нет, продолжай.
— … так вот, касательно Кая, необходимо Ваше окончательное решение. Могу уже к вечеру изготовить амулеты, которые позволят ему выходить за защитный периметр.
— И если позволите, то мне хотелось бы высказать своё мнение, — сатирка переплела пальцы на ладонях друг с другом, опустила взгляд, — насчёт жеребца.
— Продолжай.
— Он очень ценный, мне кажется, выпускать Кая за стену, будет ошибкой. Ему предстоит сделать много малышей, а до ночи Красной Луны осталось мало времени. Стоит рисковать?
— Мы дали слово этому человеку и должны сдержать его. Великая Миол позаботится о нём, а у предка хватит своих мозгов не дёргать смерть за усы. Видишь ли, дорогая моя, ты забыла об одной важной вещи, — властительница Росинки покровительственно улыбнулась подчинённой, словно строгая мать, поучая ребёнка, — мы должны дать ему определённую свободу, иначе придётся ломать волю Каю, а это очень быстро скажется на физическом здоровье. Для тебя у меня будет иная задача, помимо Мист, подбери наиболее достойных кандидаток, которые понесут жеребят от члена небесного племени. А то его могут вымотать до истощения из благих побуждений.

***

Ласковые воды океана омывали пятки босых ног человека, который лежал на золотистом песке и смотрел на небо. Идеальная голубизна, словно зовущая нырнуть в неё. Помимо шума прибоя, воздух наполняло пение птиц под аккомпанемент барабанов в компании с духовыми инструментами. Парень медленно встал и огляделся, он находился, судя по обилию лежаков с пёстрыми зонтиками на каком-то курорте. Чуть поодаль была натянута сетка, и галдящая группа кобылок играла в волейбол. Приглядевшись внимательнее, Кай рефлекторно потёр глаза, картина никуда не исчезла. Сглотнув, он поискал убежище, но вокруг, как назло, не было ничего подходящего. Пугаться было чего, все фантомы вокруг имели облик Мист, с небольшими отклонениями, начиная от просто иного цвета гривы и заканчивая расой. Очередной сон мало отличимый от реальности.
— Вот ты где, дорогой, – зеленоглазая пегаска с серым оперением грациозно выпорхнула из-под воды, создав радужный ореол, — а я тебя повсюду ищу. Пойдём, уеденимся?
Человек кивнул, а затем бочком-бочком стал отступать, развернулся, задал стрекоча. Мягкий песок пляжа, казалось, подпружинивал помогая бегу в сияющую даль, мимо пролетали шезлонги, уютные бунгало, открытые кафешки, и везде была милая сердцу чародейка. Городская волшебница подмигивала ассистенту, маня к себе копытом. Пока, наконец, он не вспомнил про то, что в подсознании дремлет алая особа. Медленно сгустился и рассеялся туман, открыв взору наблюдателя хрустальный шар, в котором был игрушечный домик, покрытый блёстками искусственного снега. Объект рос, словно на дрожжах, пока не стал вполне себе привычного размера для землянина. Прозрачная стена, окружающая по-кукольному выглядящую избушку, лопнула, словно мыльный пузырь, рассыпавшись на бесчисленное количество капелек.
— Открывай, шутница ты дискордова, — землянин от всей души принялся лупить по ставням ладонью, — твои приколы выходят за все грани приличия.
С минуту ничего не происходило, затем послышалась возня, звон падающей посуды, приглушённые удары чего-то мягкого, сопровождаемые перчёными ругательствами.
— Ох, это ты, Каюсик, — появившаяся голова хитро улыбнулась, захлопав глазами, — предупредил бы фелледи, а то я не накрашена.
— Твои фортели? – фамильяр ткнул пальцем в приближающуюся толпу единорожек, которые перекрикивались, споря кому из них первой уединиться с возлюбленным, а то и просто завалить прямо на песок, — Мист не такая, живо прекрати!
— А чуть что — сразу я? – демоница насупилась и собралась уже залезть обратно, — сам меня, между прочим, сюда отправил. Всё согласно договору.
 — Не валяй дурака. Подскажи, кто подбивал меня пойти с Аллебарой или Яир'Ам на сеновал, а? Расписывал в красках, как всё будет здорово.
— Ой-ой, ты посмотри, как покраснел, — трёхрогая демикорн насмешливо фыркнула, а затем, опершись на подоконник, потрепала кончиком крыла приятеля за нос, — тебе едва не колотило от стресса, следовательно, надо было расслабиться. Лучше способа мне в голову не пришло. Сам виноват, строишь из себя затворника.
— Исправь всё немедленно, а то они, — парень пальцем указал на мчавшихся во весь опор фелледи, — меня поймают.
— Не-а, ты сам этого подсознательно хочешь. Твой сон, сечёшь?
И действительно, группа из дюжины заклинательниц выросла до размеров внушительной толпы, но они словно бежали на месте, выбрасывая песок из-под копыт, но при этом ни на йоту не приближаясь.
— Тогда как? – облегчённо вздохнув, Кай привалился к стене.
— Если ты не забыл, то Миол навевает сладостные грёзы, основываясь на образах из твоего подсознания и подавленных желаниях. Она лишь подталкивает, поэтому возьми себя в руки и успокойся. Как проснёшься, будем претворять в жизнь план побега, иначе очень скоро ты станешь почитаемым производителем. Не бойся, я подстрахую тебя, дабы ты не сболтнул лишнего про магию.

***

Мист с облегчением убрала искусственную улыбку, когда джакса-смотритель покинула их дом. В обязанности такой сатирки входило наставничество по домашним обязанностям, и сегодня, как, впрочем, и прошлые разы, она следила за готовящим еду Каем, изредка подсказывая какие приправы лучше брать, чем помешивать суп, то подавала пестик для дробления орехов. Аллебара не забывала заставлять Мист таскать продукты с рынка, сортировать плоды, с целью отобрать, какие съесть сегодня, а что полежит пару дней.
Всё! Наконец-то они одни. Нажав на бугорок в стене, пони велела ветвям снова переплестись, блокируя проход в жильё, и стала помогать фамильяру убирать посуду. Очень скоро чародейка сидела на кровати рядом со своим особым другом, слушая историю о приключениях в лесу. Утром сделать подобное не получилось, так как им двоим пришлось слушать длинную и нудную проповедь жрицы с совершенно не произносимым именем. Однако теперь всё будет лучше, фамильяр добился права выхода! Кай смог! Не то чтобы единорожка не верила в его победу, но мрачные мысли до самого момента встречи не хотели покидать покрытую рыжей гривой голову. Пони казалось, вот-вот в дом войдут опечаленные джаксы, принеся с собой тело человека.
— Дорогой мой, ты добился своего, — единорожка притянула за плечо Кая и крепко поцеловала его, толкнув на одеяло, — горжусь тобой. Ты столько много сделал для меня, а я...
— Спокойствие, только спокойствие, — землянин погладил подругу по спине, а затем запустил руку в её волосы и почесал за ушком. Поняшка улыбнулась, ткнувшись своим носом в его, — всё хорошо.
— Послушай, раз я получил некоторую свободу, — осторожно начал фамильяр, руководствуясь рекомендациями Шионы, — то может мне…
— Будь осторожен, — прервала собеседника молодая эквестрийка, — попытка дойти до города убьёт тебя даже несмотря на то самое громовое оружие. Лес опасен.
— Я не собираюсь подвергать себя глупому риску.
— Ох, пойми, — серая пони нахмурилась и помахала передней ногой в воздухе, — мне просто не по себе без тебя.
— Пожалуйста, не перебивай, дай мне получше сформулировать мысль, — парень поглядел на потолок, где алая обитательница сознания чётким почерком выводила подсказки, видимые лишь её носителю, — помнишь зимой меня чуть не погубили фейри? Ренниль как-то смогла найти меня, но, как мне известно, наша подруга не колдует.
— Не совсем так, но в целом ты прав, если не вдаваться в детали. Она обнаружила тебя благодаря особой магии крови, у тебя с ней связь, наподобие той, которую можно наблюдать в отношении маг – фамильяр. Носферату могут почувствовать тех, кем они пообедали, но на небольшом расстоянии. Я знакома с некоторыми аспектами чёрной магией.
— Вот те раз, — Кай нажал на мягкий носик подруги, — буп! А ты опаснее, чем кажешься, ведь как я помню, подобная информация не для широкого доступа.
— Эй! Я не крохотуля жерёбушка, — собеседница хихикнула и попробовала поймать палец губами, — прекрасно же всё знаешь. Даже в нашей глуши, шериф бывает перехватывает запрещённые материалы, а я делаю по ним экспертное заключение. Оставлять ничего нельзя, но пользуясь должностным положением, я могу затянуть анализ. В рамках разумного, конечно.
Шиона, воплотившись во всей своей красе, вальяжно разлеглась на кровати, вытянув ноги к потолку. Её грива распласталась по подушке, а хвост свешивался с края кровати. Она не была бы самой собой, если бы не отпускала шутки по поводу двусмысленного положения молодого жеребчика в окружении пары горячих красоток. К счастью, младшая дочь де Айсов не видела алой соседки, которая совершенно обыденным тоном давала советы фамильяру, как наиболее аккуратно получить информацию об обрядах крови. Демонесса сама могла проинструктировать своего носителя, не прибегая к помощи смертной, но тогда бы очень скоро возник вопрос, откуда помощник владеет подобной информацией.
— Эй, ты меня слушаешь, – кобылка остановила рассказ, когда перехватила суровый взгляд друга, направленный на стену, — что там такое, неужели пятно?
— Да, нет. Просто от игры теней вспомнил твои шкафы, которые убирал от пыли, пусть я в чародействе величина, стремящаяся к нулю, но… не видел там подобной литературы, — быстро нашёлся, как ответить землянин.
— Ты серьёзно?! Уже столько живёшь бок о бок со мной и думаешь, мол, рыжегривая такая чуня, которая поставит копытописные материалы по некромантии первым рядом? А? Мне не шестнадцать лет, – эквестрийка насупилась, слегка прижав уши, а затем, фыркнув продолжила, — ценю твои попытки ободрять меня шутками, но они не всегда уместны. Давай лучше вернёмся к нашим маффинам. Тебе потребуется обратить внимание на…

***

Тёплый вечер последнего рабочего дня в общих чертах мало чем отличался от таких же в крупных городах – жители, разбившись на компании по интересам, направлялись в один из двух баров, либо в театр, а то и просто провести время в парке. Ренниль в мрачном расположении духа шла по маленькой улице Роктауна, стараясь особо не выделяться среди других охотников за сенсациями. Аккуратные серёжки из серебра, пиджак из бежевой фланели с бейджем свободного репортёра. Вооружившись блокнотом с набором перьев, неизменным спутником охотника за сенсациями – акваграфом, она повесила на бок небольшую сумку, да походную чернильницу. О событиях в Димдене очевидцы говорили много и охотно, причём каждый третий старался впихнуть свои домыслы о происходящем. Шахтёры, как один, благодарили дочь владельцев, которая вместе с фамильяром одолела трёх чудищ, а потом, спустившись под землю, победила могущественного демона из самого Тартара. Дракулина с маской восхищения на лице слушала рассказчиков, делала пометки в своём блокноте и параллельно пыталась понять, какая доля правды содержится в океане болтовни. К сожалению, особо полезной информации добыть не получилось. Зеленоглазая единорожка улетела на вингхуфе в погоне за злодеем и пропала. Мист, по её мнению, была сильной чародейкой, да и её помощник оказался весьма способным — им удалось расправиться с порождениями чёрной магии. Однако демон в подземном храме — это как-то через-чур. Ведь согласно наставлениям Равенхарта, она знала, что со многими порождениями иных планов лучше не связываться, особенно с теми, кого призывали маги для тёмных делишек.
— Ага, — подумала бэтпони, аккуратным почерком записывая слова свидетельницы, — надеюсь, ты не очередная пустомеля.
— … и хочу заметить, — Мун Петал слегка улыбнулась, — с госпожой де Айс был приятный спутник. Высокий, крепкий, немного странный на вид, но как оказалось, он очень хороший. Сопроводил меня до дома, защитил от Буча с его метёлками.
— Кем-кем?
— Ну кобылами, — фиолетовая земнопони добавила в качестве описания жён помощника управляющего несколько цветастых эпитетов, сравнивающих их нравственность с мартовскими кошками, — не будем о плохом. Я даже имя его запомнила, звонкое такое – Ка-а-ай. Эх, был бы у меня такой, то меня бы точно сёстры Бушберг боялись.
— Мэм, пожалуйста, не отвлекайтесь, — дракулина снова одёрнула собеседницу, иначе бы та непринуждённо снова перешла на обсуждение своих отношений, и кто среди соседок ведьма.
— Ой, простите, у меня редко брали интервью, впрочем, после последних событий это не так. Но так много хочется рассказать. Так вот, мне довелось видеть, как жёны нашего управляющего Даски Фэнга торопливо грузили вместе с ним какие-то ящики, мешки. Потом Кай прилетел по воздуху и пробил защитный купол, которым они блокировали взлётную площадку.
— Прилетел? — удивилась носферату.
— Ну да, госпожа Мист сломала им преграду. Я видела это через дырку, когда пряталась в бочке. Потом вингухуф взлетел и взял курс вон туда, — шахтёр ткнула копытом на гору, освещённую светом звёзд, — он очень быстро скрылся в облаках, а мне недосуг было разглядывать.
— Спасибо, вы мне очень помогли, — Ренниль оставила на столе стопку монет за ужин на двоих и направилась к выходу.
— Ох, мэм, одну минуточку, — поняшка перехватила собеседницу около самой двери из таверны, — чуть не забыла, через час Шейла Лауд выступит с публичным заявлением и…
— Угу, я слышала и буду там, ещё раз благодарю.
На встречу с представителями власти, помимо вездесущей прессы и очевидцев, собралось множество любопытствующих. Ведь не каждый день происходят подобные случаи, о которых потом можно рассказывать внукам. Все желающие с трудом поместились в старый, но достаточно опрятно выглядящий дом культуры с популярным названием «Гармония». Поэтому администратор одноэтажного деревянного здания с черепичной крышей открыл все окна, куда любопытствующие могли просунуть свои головы. Дракулина походила вокруг, сделала парочку общих планов, некоторых наиболее «ярко» выглядящих местных, и вошла внутрь. Протиснувшись через толпу, она отвоевала себе место в конце зала. В любом случае острый слух и превосходное зрение не дадут упустить важных моментов. Мэр Димдена, поджарая кобылица с лёгкой проседью в гриве, подошла к трибуне. Чиновник, несмотря на возраст, двигалась легко и уверенно, а плотно прилегающий пиджак выгодно подчёркивал крепко сложенное тело – наследие рабочего прошлого.
— Уважаемые, фелледи, джентелькольты и, конечно же, пресса, благодарю за выделенное время. Хочу вас всех убедить в беспочвенности слухов об опасности исходящей от храма в наших шахтах. Не слушайте паникёров, с понедельника можно будет приступать к работе, — начала она, бросая беглые взгляды на карточки с тезисным планом выступления.
Некоторые шахтёры слушали вполуха, тихонько перешёптываясь, поскольку уже получили исчерпывающую информацию от своего работодателя, а сейчас администрация соблюдала необходимые формальности. Пони была даже вынуждена пару раз шикнуть на слушателей, когда те стали сбивать её, требуя подробностей сражения. Однако, кобылка была достаточно опытным руководителем, и смогла, не потеряв лица, удовлетворить слушателей, ловко избегая скользких моментов.
— В завершении своего доклада я хочу сказать, что теперь приняты беспрецедентные меры защиты для всех сотрудников. Поскольку от древнего строения нам не избавиться, а добывать руду необходимо, то прошу с пониманием отнестись к присутствию сотрудников службы безопасности. Оказывайте им при необходимости всяческое содействие.
Ренниль, изображая интерес, закончила стенографировать доклад, навела на сцену акваграф и сделала ещё пару снимков мэра. Дракулина глянула на часы, вот-вот должен был выступить следующий докладчик, ради которого она сюда и пришла. Шейла Лауд, вороная единорог, сразу не понравилась носферату, поскольку серые глаза агента принцесс, фигурально выражаясь, сканировали зал, подмечая всё необычное. Лишь на миг их взгляды встретились, а затем разошлись, словно в море корабли, но подобного было достаточно, чтобы ученица Равенхарта насторожилась. Речь докладчицы не выдавала в ней чего-то особенного, но носферату внутренним чутьём понимала эта фелледи совсем не простая следователь из столицы. В прошлом дракулине приходилось иметь дело с подобного рода ищейками, демоноборцами или паладинами. Хорошего от таких встреч мало. Бойцы они превосходные, умные и никогда не отступают без приказа. Доклад эквестрийки был чёткий, без красивых витиеватых фраз свойственных госчиновникам.
— Итак, обращаю ваше внимание. Морнинг Мист де Айс жива, но установить её местоположение мы не можем. Поскольку вингхуф не совершал посадки ни в одном из населённых пунктов в приделах возможной дальности полёта, наиболее вероятно, что он поднялся в зону действия Великой Воздушной Реки и был унесён в сторону Камелу.
По залу то тут, то там раздавался шёпот и тихие возгласы. Все присутствующие понимали, какие последствия для несчастных могут иметь эти слова. Слаборазвитая, диковатая страна, с которой снова обострились отношения. Её жители, по заверениям газет, страдают под гнётом тирана, восседающего на троне уже не один десяток лет. Эмир воспринял как личное оскорбление требования экстрадировать для суда в Эквестрии некоторых его друзей, подозреваемых в поставках запрещённых к международной торговле товаров в Боадор, через границы Божественных Сестёр.
— Гарантирую – дипломаты в кратчайшее время найдут способ оказать воздействие на местных чиновников. Подданные принцесс уже совсем скоро будут ужинать дома. Напоминаю, все желающие могут принять участия в поисковых экспедициях.
— А если они закроют границы? – раздался неуверенный голос из зала.
— Не посмеют, — едва заметно улыбнувшись, ответила Шейла, — мы своих не бросаем.
После этих слов её затопил свет вспышек — представители прессы стремились запечатлеть этот момент торжества — железной уверенности, что где бы ни оказались граждане страны победившей гармонии, правители всегда придут на помощь. Посол Камелу скорее всего возмутится, но это для проформы, попытка сохранить лицо, так сказать.
За спиной вороной кобылки опустилась карта мира, на которой разноцветными линиями были помечены предполагаемые маршруты последнего полёта младшей дочери де Айсов. Взяв телекинезом указку, Шейла принялась описывать наиболее вероятные маршруты, учитывая техническое состояние летающей машины, которую наверняка потрепали сильные ветра. Помимо столицы, выходило четыре крупных города и с три четверти дюжины мелких, где был аэропорт. К большому сожалению дракулины, докладчик намекнула, что в связи с общественно-политическим кризисом в государстве одна часть стране не знает толком, что происходит в другой.

***

Ялуг с улыбкой впустила Кая в свой дом, каждый раз, когда человек приходил к ней помогать по хозяйству, она словно скидывала лет десять, а то и больше. Человек, хоть и не знал многих простых вещей, но работу выполнял тщательно. Конечно, на других жеребцов по большому счёту джаксе жаловаться было бы слишком, ведь те молодчики тоже по-своему старались. Однако от них веяло прохладой и усмешками, после историй старухи, которая вот-вот должна отправиться к Миол. Землянин, наводя чистоту на кухне, внимательно слушал все истории, даже если некоторые из них звучали третий раз за день.
— Она больше не стоит за окном, — тихонько прошептал парень, ставя миску с супом перед своей подопечной.
— Вот и славно, косатик, — сатирка потянулась, хрустнула шеей и принялась за овощную похлёбку, — очень хорошо. Совсем не чета тому, что мне приносят другие.
— Неужели всё так плохо? У вас же заботятся о…
— Не теряйся, а называй своими именами, о старых клячах, — жительница Росинки усмехнулась, а затем отправила в рот пресную лепешку.
— Помереть раньше срока мне не дадут, ты верно заметил, но делают они всё без выдумки, однообразно. Да и за дурочку меня считают после рассказов о Великих Предках. Не то, что ты!
Парень пожал плечами и принялся надраивать пол при помощи влажного песка, отскребая различные пятна. Бабка, как бы назвал её фамильяр, имей он её соседкой на этаже в старом мире, слыла бы чудной не только за свой язык, но и за поведение. Беспричинный смех, тягу пачкать стены пока только кашей, бросаться фруктовыми косточками в прохожих. Назвать однозначно безумной Ялуг было нельзя, в периоды прояснения она могла подробно описать события прошедших дней, включая меню по ингредиентам. Человек, насвистывая мотивчик слегка вульгарной песни о грифине, вернувшейся из долгого плавания на большую землю, плавно перешёл к кладовке, где хранились разные съестные припасы. Противный запах ударил в нос, стоило только раскрыть один из горошков — рагу скисло. В следующий момент раздался шуршащий звук, после которого, едва не задев землянину нос, грохнулась гладкая палка.
 — Прости, Кай, — пожилая жительница виновато смотрела в сторону, — захотелось молодость вспомнить, поохотиться с острогой. Да вот, всё никак не выйти за стены. Ты это только не болтай, ладно?
— А если бы там был наконечник? – возмутился условно-добровольный помощник по дому, — торчала бы эта дребедень у меня в ноге.
В голове ассистента городской волшебницы начала созревать идея, когда он ещё раз глянул на древко. Быстро обучиться ловле с острогой быстро нельзя, но должен же быть у джакс ещё какой-то хитрый способ раздобыть рыбки себе на обед. Вариант взять на корабле из пещеры гранат отпал сразу, ведь начав глушить рыбу, можно было в два счёта испортить хорошее место. Сети тоже отпадали, поскольку с ними требовалось не только оплывать на лодке, которую надо где-то взять. Наличие напарника хоть и не обязательно, но опять же требовались определённые навыки ловли. Плюс воды населяли голодные существа, которые любили свежее мясо. Оставалось взять серию уроков у Роткива, но тогда этот старший тинэйджер не отвяжется от местной звезды.
— Остор… — воскликнула было Ялуг, но парень, сделав неловкое движение разбил высокий кувшин, -…ожно.
Глиняная посуда не пережила встречу с полом, разлетевшись на десяток осколков, она выпустила на свободу множество сушёных ягод. Рыжие шарики, словно лемминги во время гона, стремительно разбежались во все стороны.
— ***, — всплеснув руками, человек свернул небольшую тарелку, её постигла судьба более высокого и вытянутого собрата, — с утра всё псу под хвост.
— Присядь, — рука, покрытая уже начавшей седеть коричневой шерстью, указала на стул, — расскажи, в чём проблема.
— Да всё в порядке, просто невнимателен был. Задумался.
— О чём же? – Ялуг ещё раз настоятельно велела оставить работы по дому и сесть напротив неё, — давай, расскажи старушке.
— Да вот острогой пользоваться не умею, а добычу приносить надо, — гость расположился поудобнее, закинул ногу на ногу, а затем ткнул пальцем за окно, — вон там, река, где мне после победы дали право на единоличное использование одного из лучших мест для ловли, сроком на восемь дней. Вся добычам полностью моя.
— Тю-ю, проблема. Никто сразу не умеет, попроси жриц перенести это срок пока не научишься. Думаю, тебе не откажут.
— Спасибо, — буркнул собеседник, собираясь встать и вернуться к занятию.
— Погоди, — сатрирка подала знак помолчать, прислушалась, лишь убедившись, что около дома никто не стоит, продолжила, — в легендах, которые дубинноголовые мымры отрицают, говориться, что члены небесного племени тоже сначала много чего не умели, но некоторые из них рыбу ловили особыми палками и незримыми нитями. Вот послушай кусочек сказания, её ты так просто в Росинке не услышишь, ибо она рождает сомнения о могуществе тех, кто покорил ветер.
Покашляв в кулак, Ялуг начала напевать, слегка покачиваясь.

***

Кай в одиночестве шёл через дикий лес, населённый неведомыми ему существами, мимо носа пролетали жужжащие насекомые. Букашки, алчущие напиться чужой крови, заодно отложить яйца в жертву, сделав пару кругов около головы пришельца, раздосадовано уносились прочь – мазь сатиров надёжно отпугивала мелких бестий. Дорога обещала быть безопасной, по заверению местных жителей, если с неё не сворачивать, разумеется. Уверенности в себе добавлял автомат и большой клинок в ножнах у бедра. Впрочем, он мог быть как мачете, таки и специфическим кинжалом, фамильяр не смог определить его видовую принадлежность. Главное, острый и прочный, а пока магия хранит оружие от распада, им стоит пользоваться. Парень, перешагивая канавы и коряги, порой вспоминал не лестным словом того, кто сказал, мол, знакомый путь легче. Ага! Вот только этот некто видимо никогда не бродил по дикой смеси джунглей с обычным смешанным лесом из более холодной климатической полосы. Магия Вечнодикого, чтоб её позанесло и подбросило. Деревья, похожие на ели, окутанные пурпурными лианами, завораживали не меньше, чем их попытки подманить неосторожную птицу яркими, ароматными цветами. Однако, к счастью, для крупных существ подобное растение угрозы не представляло, а джаксы использовали его сок в косметических целях.
— Хорошо хоть эти рогатые дурочки не увязались следом, — нарушила тишину демонесса, представ в облике крошечной с ладонь размером лошадки, на плече своего смертного носителя, — они меня уже начали доставать.
— Решила поиграть в капитана Очевидность, а? — фамильяр замелил шаг и, балансируя обеими руками, перебрался по поваленному стволу через русло широкого ручья, — мне бы сейчас пригодилась твоя помощь. Можешь создать образ того, что мы ищем?
Маленькое существо вспорхнуло со своего насеста и принялось рисовать в воздухе горку высохшей глины, плывущую рядом с единственным зрителем, на которую сверху был уложен плоский камень с примитивным узором. Затем крылатая крошка на пару секунд зависла, почёсывая копытцем затылок, а затем «украсила» своё творение венками из веточек. Немного позади паршиво выглядящей арт инсталляции, способной родиться в сознании дегенерата, находились столбики с насаженными на них черепами. В самом конце появились грубые лампы, сделанные из выдолбленного камня, дающие больше смрада чем света.
— Ну как тебе? – Шиона вернулась на плечо, явно довольная своей работой, — примерно это следует искать. Впрочем, это ещё не худший вариант.
— Что это? – переспросил человек, обратив внимание на влажные шары, зелёно-коричневого цвета, и прибавил шагу к показавшемуся через прогалины в листве места недавней битвы с троллем, — надеюсь не его экскременты.
— Вполне, — серьёзно ответила собеседница, — он же дикарющий дикарь, не отличающийся чистоплотностью. У подобных существ отношение к выделениям тела сильно отличаются от тех, какие мы можем наблюдать в цивилизованном обществе. Молись Селестии, чтобы не пришлось их использовать.
Место, где обитал монстр, выбранный для испытания высшей жрицей, мало чем изменилось. Следы от костра, прошлых трапез были на там, где их и оставили, лишь недавний дождь смыл следы многих ног. Немного поодаль, ближе к воде, была выкопана землянка, в некоторой степени напоминающая берлогу, построенная из грубо отёсанных брёвен, щели между которыми замазали смесью из песка, глины и водорослей, производила удручающее впечатление. Простой обыватель даже предположить бы не мог наличие навыков волшебства у владельца подобного жилища, равно как и алтаря с ритуальными предметами. Вход был низким, вероятно по меркам хозяина, но парню даже не пришлось нагибаться. С омерзением землянин откинул в сторону шкуру костяным мечом джаксов, дабы не прикасаться к вонючему полотнищу руками. Пришелец с Земли только хотел осмотреть скрытое в полутьме жилище, как его отвлёк то ли стон, то ли всхлипывание. Печальный, полный боли и отчаяния зов о помощи. Человек оглянулся – никого. Звук повторился спустя полминуты откуда-то со стороны воды. Он, озираясь по сторонам, стал двигаться к попавшему в беду существу, и вот, на отмели, среди камышей копошилась какая-то джакса, стремясь вылезти на песок, но судя по неловким движениям, силы покидали её.
 — Эй, ты там! – крикнул Кай и помахал рукой, — не мучай себя, я сейчас буду.
Фамильяр, положил заплечную корзину на песок, снял с плеча автомат и быстро стянул тканевые обмотки с ног. Недолго думая, человек решил оставить костяной меч, на всякий случай, так сказать. В случае чего оружие местных умельцев можно смело бросить, оно не пойдёт ко дну, благодаря комплексу зачарованный. Ноги вязли в топком иле, а заросли камыша с рогозом оказались весьма упругими, словно специально мешали двигаться к намеченной цели. Незнакомка не отвечала, лишь стонала всё жалостливее.
 — Вот же занесло дуру, — буркнула Шиона и поморщилась, от прелых запахов улавливаемых носом её партнёра, — пусть только потом попробует зажилить награду. Мы выпачкались, потратили драгоценное…
 — Умолкни, — оборвал смертный едва не начавшуюся тираду из ругательств.
Ещё немного, совсем чуть-чуть и Кай склонился к жертве, протягивая левую руку, а правой упёр клинок сатирок в вязкий грунт дна. Однако ничего не происходило. Несчастная подрагивала, продолжая подвывать. Вот тут-то ассистент чародейки обратил внимание на шоколадного цвета шерсть, слишком бледную для живой, местами выпавшую и обнажившую покрытую отталкивающе выглядящими пятнами кожу.
 — Что это такое? — оторопел незадачливый спасатель, но Шиона лишь развела копытами в стороны – мол, кто знает, давай-ка отойдём.
Секунды промедления оказались непомерно дорогими. Вода как будто вскипела от множества щупалец, раздиравших тело теперь уже однозначно мёртвой жительницы «Росинки». Речной монстр, словно халат, одел кожу джаксы, притворяясь раненым, дабы поймать себе обед. Неуклюже отмахнувшись мечом, Кай почти перерубил извивающуюся как змею конечность, прежде чем клинок у него отняли. Отрывая от себя жирные «плети», испещрённые мелкими присосками, человек, спотыкаясь, бросился прочь из воды, где у обитателя мутных глубин было несравненное преимущество. Впрочем, чудище не собиралось упускать свежее мясо, сбрасывая остатки маскировки, увешанное водорослями оно приподнялось над взбаламученной рекой. Бросив взгляд за спину, фамильяр лишь ускорился, некто состоящий из одних конечностей, снова поймал парня за лодыжки, уронив того лицом в грязь. Зверь, обхватив добычу за щиколотки, стал оплетать дальше, поднимаясь к коленям, подобно садовому вьюну по стволу яблони. Близкий друг городской волшебницы быстро понял – отрывать щупальца практически бесполезно, мало того, что присасывались, так выделяли какую-то клейкую субстанцию, от которой немела кожа.
 — Живее, смертный! – завопила Шиона, хлопая крыльями от бессильной ярости.
Демонесса скрипела зубами, подобное существо было совершенно незнакомо, а по коротким, метущимся взглядам носителя никак не получалось предположить наличие уязвимых точек. А их вполне могло не быть, если зверь как минимум имеет распределённые жизненные органы, а, как максимум, обзавёлся дубликатами. Магия Вечнодикого Леса сотворяла кошмарных выродков, начиная от полу-разумных растений до прожорливых насекомых размером с крупную собаку, к счастью малочисленных.
Упругая плоть поначалу сопротивлялась, но быстро сдалась перед стальным ножом. Однако, как не хорош был клинок с зазубринами, число конечностей и не думало уменьшаться. Землянин увидел, как над поверхностью полностью появился хозяин пары белёсых глаз, голодно взиравших на добычу. Осыпая врага смесью отборного эквестрийского и земного мата, рубанул по паре отростков так, что кинжал погрузился в ил. Наконец-то свобода. Отплёвываясь, Кай отбежал от кромки воды и плюхнулся около своих сумок.
 — Что это за дрянь? – ткнув пальцем в шевелящийся холмик, рявкнул помощник чародейки.
 — А я почём знаю? Пресноводный осьминог или щупальцехват, не важно. В Бездну его название, — алая кобылка, порхающая около головы, внезапно осеклась, а затем крикнула, — осторожно! Оно гонится за нами!
Видимо монстр был весьма голоден, раз решил продолжить преследование. Туша, скрывающаяся в реке, оказалась значительно больше, обрисовать точно, на что было похоже водное создание не представлялось возможным. Источающее слизь, смрадное и голодное. От столь мерзостного вида, парня едва не вытошнило. Быстрее, чем можно было представить для такого урода, оно опираясь на лес щупалец стало приближаться к добыче.
 — Стреляй! – в нетерпении крикнула жиличка, поселившаяся в голове, но это было излишне.
Серия коротких очередей почти разорвала тварь на части, забрызгав округу чем-то похожим на ихор, от испарений которого резало глаза и першило в горле. Щёлк. Щёлк. Патроны иссякли, но Кай ещё продолжал нажимать на курок. Видя недвижимые куски тела противника, он дрожащей рукой достал из подсумка запасную обойму, передёрнул затвор и навёл прицел на самый большой фрагмент плоти, с так и не закрывшимся глазом. Почти прошла минута, прежде чем двуногий гость Росинки решил покидаться галькой и лишь после этого приблизиться. В который раз, мир дружелюбных пони подкинул ужасающий сюрприз, после которого двуногий пришелец подумал, а не прогневил ли он какое-то божество, не пойми какого пантеона. Мстит некая немыслимая сущность. Ну, скажите на милость, мало оказаться пленником у повёрнутых на размножении чудил, так…
 — Хэй, партнёр, — Шиона на этот раз предстала в виде своей «полноразмерной версии» и потыкала копытом в одно из щупалец, — хватит заниматься самокопанием. Нам, похоже, повезло. Уж не благоволят ли тебе аликорны, раз уж ты начал их признавать как Богинь?
 — Можно без сарказма, а? Мне предстоит получить свою кровь, а тут вот эта дрянь, — землянин захотел пнуть остатки пасти зверя, но демонесса велела прекратить.
 — Ну знаешь ли… Я хочу помочь тебе. Наш павший противник подойдёт в качестве жертвы кое-каким тёмным богам. Мист же предупреждала тебя о тех, чьи имена не стоит называть, но и даже думать просто так не стоит? — демикорн ухмыльнулась во всю свою пасть, продемонстрировав частокол из острейших зубов, — поэтому сегодня же начнём им молиться.
 — Эм-м, уже не собираешься ли ты вербовать меня в свою веру? – фамильяр рефлекторно попятился, уж больно много всего плохого он знал про демонопоклонников.
Перед его глазами возникли непередаваемо жуткие барельефы того самого храма, на нижних этажах которого притаился Саззок. Крики несчастных заполнили воздух, а в ноздри ударил смрадный дым от алтарей, на которых жрецы обрывали бессчётное количество жизней. Живое воображение Кая лихо облачило парня в ниспадающие одежды с бронзовой маской на лице, застывшей на веки гримасой злобы. И вот он, стоит перед алтарём в храме, сокрытом от глаз посторонних, в самой чаще леса.
 — Интересная идея, может быть я и сделала бы тебя своим главным жрецом, — собеседница надела мрачную улыбку, в её глазах вспыхнули огни Тартара, а затем она опять стала серьёзной, — не говори глупостей. По моим инструкциям ты принесёшь в жертву свой трофей, предварительно разрезав на части.
 — Не делай такое лицо, — алое крыло нежно коснулось щеки землянина, — помни, тот зверь с удовольствием бы тобой пообедал, а до этого, без какой-либо жалости выпотрошил кобылку. Нет никаких гарантий, что подношение будет принято тёмными богами, а молитвы услышаны. Однако, в случае удачи, послание Ренниль будет более мощным.
Возразить было нечего, и Кай приступил к осмотру жилища тролля. Вырытая землянка оказалась чище, чем можно было ожидать от её владельца. На утрамбованном полу была устроена лежанка из тонких ветвей и соломы, укрытая шкурами зверей. Свет проникал через открытую дверь и пару щелей под потолком. Вместо очага, топящегося в чёрную, у стены была сложена грубая печь с дымоходом. В противоположном от входа конце дома находился искомый алтарь в виде плоского камня, которому придали округлые формы при помощи неких инструментов. Гладкую поверхность серого блина покрывали закорючки, причём не вырезанные, а такое впечатление чем-то вытравленные. В мешочках поблизости лежали резко пахнущие травы, сосуд с густой маслянистой субстанцией, сделанный из высушенной тыквы, несколько странных фигурок и нож из блестящего чёрного материала.
 — Итак, друг мой, — демонесса, снова стала крошечной и села на край каменного колеса, — тащи эту штуку на улицу.
Кряхтя, парень покатил похожую на мельничный жернов штуковину, едва не опустив её на ногу. Предмет, используемый троллем в своих обрядах, оказался настолько тяжёлым, что человек каждые несколько шагов останавливался, переводя дыхания, вытирал застилающий глаза пот. Руки были готовы отвалиться, Шиона бодренько воскликнула, мол, тут клади. Впрочем, на это проблемы не кончились. Нематериальная, видимая лишь ассистенту чародейки сущность, принялась подробным образом рассказывать, как нарезать останки щупальцевого монстра, а затем выжать словно апельсины, дабы ихор из его тела максимально вытек на серый диск. Демонесса довольно хмыкнула, когда увидела, что гнилостного цвета жидкость начала впитываться в гладкую поверхность.
 — Так, хватит, — остановила своего носителя, — теперь возьми нож и рассеки свою кожу, если сделаешь быстро, будет почти не больно.
 — Ох, сейчас, — Кай глубоко вдохнул, поднеся клинок к ладони, — один момент.
Человек смотрел как острое лезвие соприкасается с его рукой, оставалось совсем чуть-чуть… Вот тут-то и начались сложности, рубануть мечом чудище, выстрелить в уфума, да даже разделать словно цыплёнка тело лесного зверя оказалось проще, чем резануть себя. Казалось, в лесу, несмотря на прохладу от близости воды стало жарко, а воздух загустел. Кровь стучала в висках, а капли пота падали на песок. Землянин понимал, зачем он тут, почему нельзя останавливаться в шаге от финиша, но умышленно причинить вред себе было сложнее чем кажется. Тянулись минуты, фамильяр то прикладывал лезвие, то пробурчав ругательство, о своей нерешительности убирал его.
 — Смелее, я буду рядом, — Шиона обхватила своими иллюзорными крыльями носителя за плечи, стараясь хоть немного облегчить его страдания, — давай… Вот так.
Раздался слабый стон и красные капли крови упали на алтарь.
 — Терпи, самец, альфой будешь!
Спустя несколько мгновений обе жидкости пришли в движение, начав медленно закручиваться против часовой стрелки, рисуя сходящуюся к центру спираль. Демикорн удержала в себе радостный возглас – сейчас требовалось предельно сконцентрироваться, малейшая ошибка приведёт к краху всей задумки.
 — Теперь, пальцем правой руки обведи символы, которые я тебе покажу, после будешь повторять за мной слово в слово, держа перед глазами образ Ренниль.
По сравнению с этим этапом, полоснуть себя по ладони казалось сущим пустяком. Появляющиеся один за другим знаки, плавно заполнялись цветом, обозначая направление их построения. Один их вид выдавал их неимоверно чуждое происхождение для мира смертных, просто смотреть на туманные образы было испытанием. Голова раскалывалась, сознание отказывалось признавать существование таких извращённых форм письменности. Руку словно пронзали раскалённые иглы, в ушах стоял непрекращающийся гул барабанной дроби. Усилием воли Кай заставил себя остаться на месте и довести дело до конца, желание спасти единорожку с огненно-рыжей гривой, да моральная поддержка демикорна удержали от падения в океан по имени Паника.
 — Тише, тише, мой друг, — крылатая кобылица потёрлась носом по щёку напарника, — половина пути уже позади. Теперь слушай внимательно, по причинам, которые тебе лучше не знать, учить слова нельзя. Делай, как говориться, на лету.
Бывшая узница зеркала из храма под горой, а ныне в некотором роде бестелесная сущность, начала заунывный напев, как раньше, много тысяч лет назад она обращался к Старшим своей расы. Мало кто из сейчас живущих хотя бы раз слышал подобные слова. Лишь затаившиеся чернокнижники, да редкие зебры, схоронившиеся подальше от прогрессивной цивилизации в диких землях. Алая фелледи осторожничала, как могла, ведь подобная затея была сродни бегу по лезвию бритвы. Главное, их просьба не должна вызвать лишний интерес у потусторонних обитателей, так, просто, «рядовой» обряд с жертвой в виде дикого зверя, а не разумного существа.
«Вечная, незримая с тысячью имён,
Душами владеющая бывших всех племён,
Миллион столетий правишь мраком ты,
Вечность покорила силой ворожбы.

Дар прими наш скромный жертву с алтаря,
Ихором всё помазано: и камни, и земля.
Пусть тебе забавою служит вечно он
И тебя потешит в течение времён.

Служить тебе мы счастливы, сейчас и на века,
Вера в твоё могущество неколебима, крепка.
Дай недостойным силу — крови зов услыхать,
Чтоб на любом расстоянии можно друг другу внимать.».

***

На небе не было ни облачка, а от столь чистой синевы у самых романтичных жителей Мэйнхэттена выступали слёзы. Прекраснейшее утро, хотелось воспарить к Солнцу и купаться в бескрайнем голубом океане, играя с хулиганистым ветром. Несмотря на раннее утро, порт для частных воздушных кораблей, имени капитана вондерболтов Спитфайр, кипел жизнью: работали краны, разгружая контейнеры, сновали рабочие, переносившие на себе или телекинезом ящики с надписью «Осторожно! Хрупкое.», вразвалочку перемещались туристы, искавшие, небольшую лодку для экскурсии. Дети и подростки разных рас бегали поглазеть на очередную новинку – самоуправляемое маршрутное такси, которое совсем недавно отправилось в «свободное плавание», без сопровождающего его инженера-механика. Ярко раскрашенной, весело позвякивающей машиной управлял автоматон, а точнее, она сама была им, внутри которой был оборудован салон. Пассажиру требовалось лишь опустить монету и нажать кнопку с названием нужной остановки.
Нойз, худой единорог, уставившись в парящие перед его носом бумаги, быстро шёл по улице, не глядя себе под ноги. Ему предстояло оформить договор с капитаном корабля для поисково-спасательной операции по поручению Ренниль. Как такое произошло? Студент до сих пор не мог понять, почему несравненная носферату выбрала его. Внезапно из размышлений его вырвал крайне неприятный свист, пони встрепенулся и увидел, как метрах в трёх от него замер самодвижущийся экипаж, сердито мигая лампами освещения.
— Ох, ты ж, железяка, — жеребец прыгнул в сторону и перевёл дух, — ржа тебя задери.
Отдышавшись после шока, он сверился с записями и наконец, свернул к нужному доку. Его взгляду предстал старый, но ещё не антикварный дирижабль, с четырьмя движками и жёсткой конструкцией баллона. Судя по виду судна, владелица любила его и тщательно заботилась. Прямо сейчас, пара грифонок, открыв один из моторов, что-то подкручивала в скопище гаек и шестерёнок, оживлённо при этом переговариваясь. Трап грузового отсека был спущен, и оттуда рабочие на тележках выкатывали ящики. Немного поодаль стояла земнопони, судя по форме, суперкарго, курила и скрупулёзно делала пометки в блокноте. Жеребец недолго постоял и только собрался подойти ближе, как раздался залихватский посвист.
— Девочки, вы только посмотрите, кого к нам принесло, — воскликнула пегаска, спланировавшая откуда-то сверху, — я там сижу, значит, баллон починяю, а тут такой-растакой. Хей, милок, твоим родителям невестка не нужна?
Грифины-техники, помахав своей коллеге, также поддержали её свистом. Эквестриец слегка присел на задние ноги от неожиданности, попятился, напряжённо озираясь. Только неприятностей с портовыми работниками не хватало для полноты счастья. Ведь предупреждали мамы, не суйся туда в одиночку, а то… как назло поблизости не было никого из патрульных.
— Молчать! – рявкнула суперкарго, обратившая внимание на занявшихся ерундой подчинённых, и поправила форменную фуражку, — вам дел мало? Или квартальная не нужна, а? Так я живо всё устрою.
— Простите нас, — неуверенно произнёс хор из трёх голосов.
— Простите… — суровая фелледи сделала паузу и, судя по возникшему напряжению, сейчас кое-что должно было произойти.
— Простите, мэм!
— Живо за работу, чтоб вас.
Лицо фелледи пересекало три параллельных шрама, след от удара чьей-то лапы. Она сохранила зрение лишь чудом. Несмотря на летающие то тут, то там облачка пыли, мундир блистал своей чистотой.
— По какому делу? – осведомилась незнакомка, зыркнув на одного из рабочих, когда тот едва не ободрал корпус судна углом ящика.
— Доброе утро, я Минтторн, хочу нанять этот корабль для поисковой миссии.

***

Крупная зебра покинула кабину лифта и галопом направилась к Залу Жизни, цокот копыт эхом отражался от стен коридора. Стоящие у двери охранники вздрогнули при приближении хозяйки Башни и вытянулись по струнке, но она даже не удостоила их взглядом. Передав шлем служанке, она велела почистить его и подошла к ванне, заполненной питательным составом. В толстом стекле отразилось усталое лицо молодой кобылицы, последние дни проблемы сыпались одна за другой. По большей части их источником был Ритц, являющийся специалистом в области создание новых видов существ, но в последнее время всё чаще игнорирующий безопасность. Инцидент с порталом произошёл исключительно по его вине! Полосатая фелледи с такой силой вдавила копыто в пол, что по гранитной плите пошли трещины. С другой стороны, беглец из Даймондии смог создать для ведьмы новое, почти совершенное тело, не подвластное течению времени. Чинв прижалась лбом к холодной поверхности стены, укоряя себя, за то, что не оставила любимому телохранителей, бросив все силы на ликвидацию прорыва.
Рапид Шайн медленно приходил в себя, перед глазами плыли цветные пятна, слегка подташнивало. Ощущение полной дезориентации, дополнялось неприятным привкусом во рту, плюс на лице была некая штука, которая до невозможности щекотала нос. Попытка пошевелить какой-либо ногой ни к чему не привела, конечности удерживалась на месте какими-то мягкими захватами, а звуки доносились словно сквозь толщу воды. Ну да, почти так звучали голоса друзей, когда пони нырял с ними в реку за ракушками.
Бульк.
По щеке скользнул пузырь воздуха, устремившись куда-то наверх. Молодой эквестриец задёргался, поняв, его поместили в какую-то банку, заполненную густой тёплой жидкостью, а покачивающиеся рядом полосы были не паутиной, а ремнями и трубками, подключёнными к телу. В следующий миг раздался глухой, но вместе с тем знакомый голос.
— Всё в порядке, дорогой, ты жив! Постарайся расслабиться, — за прозрачной преградой возник неясный пятнистый силуэт, от которого наверх торчал более светлый прямоугольник.
— Мгм-х-мгу, — единорог умолк, услышав вместо речи нечленораздельные звуки.
— Потерпи ещё чуть-чуть, — собеседница немного растягивала слова, говоря успокаивающим тоном, словно с малышом.
— Ф-фто флуфи-ось, – с трудом произнёс единорог, удивляясь тому, как он говорит, — пт-е-е я?
— Все опасности позади. Спи, сказала я тебе, ты не маленький уже, твоему новому телу нужно время, — кобыла слегка возмутилась, видя, что её слова не возымели действия, легонько постучав по стеклу, — если захочешь, я всё объясню попозже.
Оливкового цвета джентелькольт хотел было возразить, но по телу разлилось приятное расслабление, и мир грёз распахнул свои двери. Чинв щёлкнула парой переключателей, введя своему любовнику порцию успокоительного — так было необходимо. Иначе, он мог запаниковать, ведь в первый раз процедура смены тела волнительна, и пациент может нанести себе вред. Зебра улыбнулась и отошла от ванны, в которой плавал спящий дорогой сердцу друг. Зебриканка вспомнила, как защемило её сердце неделю назад. Система обороны Башни известила хозяйку о сработавшей ловушке в Зале Жизни, и словно какой-то некто, подтолкнул её лично проверить инцидент. Явившись туда в сопровождении охранников, она пришла в ужас – возлюбленный лежал парализованный дротиком, а его ноги уже начал обгладывать бехолдер, мерзкий шар чешуйчатой плоти, прорвавшийся через вышедший из-под контроля портал. В тот момент, пришедшая в неописуемую ярость Чинв бросилась на врага, намереваясь мощным ударом задних копыт проломить кости черепа. По сути, враг был громадной летающей головой, с прочной кожей поверх экзоскелета, подобного тому, какой можно наблюдать у подменышей. Однако, естественный покров кошмарного порождения Безумной Матери по прочности не уступал стали. Разметав заклинаниями телохранителей зебры, монстр собрался прикончить её, но она успела вогнать бехолдеру в главный глаз оброненный стражем-минотавром шестопёр по самую рукоятку.
— Хозяйка, — маленькая ящерка спрыгнула с потолка, сделала поклон и доложила, — корабль готов к отплытию. Мы можем…
— Так ты это слышала? – ведьма жестом прервала донесение, настороженно пошевелила ушами.
Из коридора раздался звук падения потолочной панели, затем шлепок и нарастающее бессвязное бормотание. Далилка грохнулась на пол, забившись в припадке, пуская пену. Очередной враг на пороге дома. Ну что ж, дочь влажных лесов и степей Зебрикании снова лично покажет, почему не стоит покушаться на драгоценных жеребцов. За дверью уже кипело сражение, наёмники умело отбивались от существа неопределённой формы, чья кожа была по большей части покрыта бесчисленными глазами и ртами, хаотично перемещающихся по всей поверхности тела. С рычанием ведьма обрушила стальные накопытники разрывая один из жилистых, болотно-серых отростков. Однако сколько бы защитники не кромсали чудовище, оно не думало отступать. Подобных тварей часто гнали перед собой заклинатели, посвятившие свои жизни наиболее тёмным сторонам искусства магии. Даже Ритц, отличающийся беспринципностью среди других химерологов, не позволял подобному существовать вне стен лаборатории. Кобыла рубила и кромсала монстра, но тот и не думал сдаваться, наоборот, с каждой своей жертвой становился больше, сильнее, заполучая дополнительный комплект зубов от павших.
— Гоните эту пакость к северному коридору, — отдала приказ Чинв, вогнав пару коротких клинков в середину жилистой массы, — изолируйте в секторе шесть. Живее!

***

Дирижабль «Утренняя Глория» плыл в небесах Эквестрии, рассекая носом окрашенные в медь закатным солнцем редкие облака. Под огромным баллоном расположилась гондола с открытой верхней палубой, на которой находился один единственный пассажир. Худой единорог смахнул несколько капель воды с очков и поплотнее закутался в плащ, даже неприятный ветер не мог заставить его вернуться в каюту. Простирающийся далеко внизу океан завораживал не меньше, чем ранние звёзды. Пони стоял и улыбался, ведь не так давно его жизнь была удручающе однообразна, начиная от подработки в дядиной фирме до учёбы. А сейчас, словно по мановению крыла всемогущего аликорна, начали сбываться желания. Вот так просто, раз, два и готово. Ведь почти неделю назад он едва мозги не свернул, решая курсовую, но всё-таки сдал, как вечером любитель какао и клетчатых пледов повстречал свою черногривую знакомую, которая неслышной походкой словно появилась со страниц приключенческих книг.
— Ренниль, почему я? Ведь тогда в парке, ты могла выбрать любого, – одними губами шептал студент, всё ещё не веря в происходящее, — неужели…
— Мистер Минтторн, — раздался голос за спиной, жеребец настолько погрузился в раздумья, что не услышал шагов одной из стюардесс, — вы просили подготовить ужин к первой минуте после захода Солнца, но в каюту не заносить. Изволите самостоятельно забрать, как и вчера?
— Слушаю? – встрепенулся единорог, но быстро сориентировавшись, развернулся к говорившей пегаске, — а, о, заберу с кухни.
Поняшка кивнула, а когда пассажир стал спускаться по лестнице вниз, слегка поцокала языком. По её мнению, джентелькольту не повезло со спутницей, поскольку та была какой-то отчуждённой. Может просто фестралка не привыкла к подобному уровню сервиса и предпочитала всякий там люкс. Впрочем, не так уж и важно, у богатых свои причуды, а очкарик сам сделал свой выбор.
— Эх, со мной бы так понибудь повозился, — подумала она, а затем едва слышно, как говориться себе под нос, прошептала, — а круп у тебя очень даже ничего, милок.
Нойз, студент Мэйнхэттенского Государственного Технологического Университета, катил телекинезом перед собой столик с тарелками, накрытыми серебряными баранчиками, сферическими крышками, предотвращающими остывание. Остановившись перед дверью, он деликатно постучал и, дождавшись приглашения, толкнул дверь и вошёл. Окна просторной каюты, освещённой лишь луной со звёздами, были открыты, давая ветру свободно гулять по комнате. Недавно проснувшаяся Ренниль сидела перед зеркалом с грустным видом и медленно расчёсывала свою гриву. О чём думала носферату, молодой эквестриец мог только догадываться, ведь «беспокойство» не очень-то тянуло на исчерпывающее объяснение.
Сейчас дракулина размышляла про «зов», который слышала от Кая, невероятно чёткий, словно маяк, указывающий путь кораблям. Услышав в первый раз, она не поняла с какого расстояния идёт сигнал, уж больно он был чист, образно выражаясь. На выручку снова пришли наставления Равенхарта, он велел летать зигзагами и слушать эфир, дабы потом можно было установить направление. Ситуация вырисовывалась крайне неприятная, ведь её друг не умел колдовать, максимум мог создать светящийся шарик и то ненадолго. Значит, фамильяра проинструктировала Мист, предположительно находясь в критической ситуации.
Фэнг. Предатель. Перед глазами ночной охотницы возникла фотография с ориентировки распространяемой стражей, она уже ненавидела раздражающие черты лица того пони. Чёрные губы приподнялись, обнажая клыки. Ренниль представила, как сбросит эту тварь с небес на землю, дабы не марать себя поганой кровью.
 — У Вас снова дурной сон, – пони пролеветировал дракулине чашечку чая, — могу ли я Вам чем-то помочь?
 — Мы же договорились, — фестралка тут же приняла расслабленное выражение, провела расчёской по волосам, повернула голову боком и тихонько вздохнула, упрямая синяя прядка не хотела ложиться как надо, — пока мы на дирижабле обращайся ко мне на «ты», даже если рядом никого нет.
 — Прости, — собеседник замялся и почесал передним копытом левую ногу, — просто всё никак не привыкну.
 — Учись, студент, пока я жива. Кстати, уже подумал над темой для дипломного проекта?
 — Да, вот только что. Она будет восхитительной, — в ответ фелледи тихонько хихикнула.
 — Садись, — носферату отложила расчёску и принялась за макияж, — перекуси, нам необходимо прогуляться по палубе. Помни свою роль, учти, напутаешь – покусаю.
 — Хорошо, Ренниль, — пони неспешно приступил к трапезе, про себя проговаривая текст роли, ему постоянно казалось, что ещё чуть-чуть и экипаж распознает халтуру.
А может всё беспокойство зря? Ну как тогда, на первом курсе молодой студент дрожал, словно осиновый лист во время сессии. А на деле экзамены оказались легче. Сейчас же, корабль нанят официально для поисковой миссии, а Нойз сопровождал свою особую пони во время полёта. Взгляд жеребца скользнул по изящным крыльям, перескочил на спину и, став смелее, стал опускаться ниже. Эквестриец мечтательно прикрыл глаза, представив себя в табуне с дракулиной.
 — Очнись, — пассажир встрепенулся от лёгкого дыхания у своей щеки, — дружочек.
Красноокая носферату, покачивая крупом, прошлась по комнате, аккуратно заигрывая со своим союзником, для лучшего исполнения своей роли он должен быть постоянно в тонусе и восхищённо смотреть на предмет обожания. С одной стороны, это было как-то подло, но ученице Равенхарта требовалось спасти друзей, и тут следовало играть на высоких ставках. Жестом она велела следовать за собой. На палубе уже стоял подготовленный шезлонг, рядом со столиком, уставленным рядами пузырьков с маслами. Небо было чистое, самое-то для лунных ванн.
 — Ну почему тут ветер плохой, — принялась ныть утончённая фелледи, заметив стюардов, замерших в ожидании указания, — милый, поправь.
 — Эм-м, сделать что?
 — Ну ты глупенький, что ли?
 — Дорогая… — джентелькольт развернулся в сторону лестницы, — давай я принесу тебе шаль.
 — Нет, она колючая, лучше шляпку, ту красную. С полями. А нет… Неси. Не знаю, что…
Видавший и не такие сцены персонал не подал виду, пока единорог с короткой гривой бегал в каюту. Чернокрылая красотка начала делать гимнастику. Она выгибала спину, приседала, то расправляла крылья, ловя на себе восхищённые взгляды. Однако мысленно кобылка разбирала ситуацию с вампирами, оставшимися в Мэйнхэттене. Если начать складывать имеющиеся сведения в одну корзину, ситуация вырисовывалась жуткая. Итак, имелся поставленный на поток тайный сбор крови, сопровождаемый пропагандой идеализированного образа носферату в литературе, ну и конечно отток мелких кровососов из города. Своеобразной добавкой к получающемуся пирогу была статуэтка Всетемнейшей Княжны, которую могут возродить. Пусть теоретически. И тут Ренниль прошиб холодный пот от догадки, вместилищем для сущности изгнанного в запределье монстра надлежит стать ей! Всё сходилось, испытание боем с Мелаиной Лемисьер в окрестностях Тейлсвилля, потом это долбанный грифон недоохотник, которому была сохранена жизнь. Носительница древней крови это она — Ренниль. Ведь не зря же была организованна слежка и те, кто прячется за кулисами, наверняка узнали, что её учителем был сам Равенхарт.
— Дорогая, — вернувшийся единорог протянул шляпу с небольшим полукруглым вырезом сбоку, — как ты и просила.
— Фи-и, — обиженно протянула красотка, — я говорила красную, а это терракотовая.
— Как знал, как знал, — чётко следую плану, жеребец открыл принесённую с собой коробку и стал доставать один за одним головные уборы.
— Милый, ты такой предусмотрительный. А сейчас мне стало скучно… Развлеки меня.
Нойз Минтторн, кивнул, достал гитару и начал перебирать струны, подстраиваясь под настроение. Он понимал, путешествие скоро закончится, и бессмертная фелледи ускользнёт в небо со своими пропавшими друзьями. В покрытую короткой светло-синей гривой голову лезли печальные мысли, которые студент сложил в песню.
«Наша любовь была так коротка.
Море играло и билось о скалы.
Ты мне сказала: «Весна так сладка,
Здесь всё прекрасно и небо, и травы.

Вечером к морю на берег придём,
Будем вдыхать ароматы сирени,
Здесь мы с тобою счастье найдём,
Будем смотреть как сгущаются тени.

Пение птицы услышим ночной,
Трели её нам подарят надежду.
Будем потом любоваться Луной,
Тихо сбросив нашу одежду,

Будем плавать, плескаться с тобой,
И поцелуи подарят нам радость.
Сказку свою создадим мы с тобой,
Будем вместе и в старость, и в младость».

Но разразилась над нами гроза.
Годы один я, но сердцем с тобою.
Горькая падает тихо слеза,
В мыслях всегда живу той весною.

Наша любовь была так коротка.
Море играло и билось о скалы.
Ты мне сказала: «Весна так сладка,
Здесь всё прекрасно и небо, и травы»».

Продолжение следует...

...