Но ведь она ничем не примечательна!

Просто ради забавы Спайк и Твайлайт пытаются написать фанфик по Могучим Пони. Казалось бы, простенькое и незатейливое развлечение, так? Вот и нет. Есть в написании фанфиков нечто такое, что Твайлайт обязательно должна узнать, если хочет, чтобы её история понравилась другим пони.

Твайлайт Спаркл Спайк

HISHE Мерцание

Твайлайт телепортнулась.

Твайлайт Спаркл

Прощай, Сталлионград!

История жизни маленького гражданина Сталлионграда, на долю которого выпал шанс помирить двух непримиримых соперников и спасти родной город от неминуемой гибели, а также история самого города, по злой прихоти судьбы превратившегося из города механических диковин в город тысячи пушек.

Другие пони

Blue Angels

Соарин живёт по собственно сочинённым правилам, нигде не останавливаясь и ни к кому не привязываясь надолго. Однако рано или поздно появится пони, которая заставит его пересмотреть свои принципы.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Спитфайр Сорен Вандерболты

Если бы у лошадей были боги

Твайлайт Спаркл задает каждой своей подруге один и тот же вопрос: "Ты веришь в бога?"

Твайлайт Спаркл

Переносчик Войны

Порой надо быть аккуратнее со своими мыслями, они ведь иногда сбываются. Меня зовут Марк Гиблер. И я хотел бы поведать вам невероятную историю собственного сумашествия.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк ОС - пони

Что есть счастье ?

Небольшая история одного брони.

Октавия Человеки

Чудо примиряющего очага

Продолжение истории "От рассвета до рассвета" и "Первого снега". Завидуя "режиссёрскому" таланту сестёр-принцесс, Дискорд взялся ставить свой собственный спектакль в Ночь Согревающего Очага. Но даже он не мог представить, во что в конечном итоге выльется его маленькая комедия...

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Дискорд Король Сомбра

Оно выползло из чулана

Трудно быть старшим братом, особенно если тебе нужно сидеть со своей младшей сестрёнкой. А когда нянчишься с ней, да ещё ждёшь, когда придёт твоя кобылка, чтобы признаться ей в любви... это ещё тяжелей. Что ж, давайте посмотрим, как Шайнинг Армор — профессиональный старший брат и охотник на монстров пытается справиться с Твайлайт Спаркл и её шустрым и живым воображением; как он защитит её от чудовища, живущего в её голове, но прячущегося в чулане; и удастся ли ему провести идеальное свидание с леди Кейденс. Конечно же, он справится легко... Ведь нет никаких монстров в чулане, правда?

Твайлайт Спаркл Другие пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Тульповод

Обычный студент живущий с родителями решил завести себе устойчивую самовнушённую галлюцинацию, которая взаимодействует со всеми пятью чувствами. Но он не мог себе представить до чего порой доводит баловство со своим мозгом.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек Человеки

S03E05
Глава 5: Осложнения Глава 7: Столкновение

Глава 6: Напряжение

Глава 6: Напряжение

Варден почувствовал, как его круп упал на землю, не спрашивая разрешения у мозга.

Сварм шагнула поближе и хмыкнула: — Разве так воспитанный муж должен встречать свою жену?

Варден молча смотрел на нее. И смотрел. И смотрел.

— Т-ты мертва, — сказал он наконец, переборов ком в горле.

— Смерть — такое... субъективное понятие, — как ни в чем ни бывало ответила Сварм, присела напротив пегаса и лениво потянулась. На мгновение ее рог загорелся, и шальной локон гривы, повисший у нее перед глазами, скользнул назад, за ухо. — Та, кого ты называл Сварм, действительно мертва.

— Н-но... ты же Сварм...

— Это действительно я. Точнее, Сварм была частью меня. Маской, которую я долгое время носила.

— Маской? — опешил пегас.

— Я ченджлинг, глупыш, — Сварм тепло улыбнулась и покачала головой. — Неужели ты до сих пор ничего не понял?

Варден смотрел ей в глаза несколько долгих секунд, затем опустил голову.

 — Н-н... нет, ты не ченджлинг. Я бы заметил.

Сварм закатила глаза, подвинулась поближе и провела копытом по белой щеке пегаса. Варден отшатнулся, но копыто Сварм не дрогнуло.

— Ты всегда был малость туповат...

— Н-но... я же... — он затряс головой. — Ты мертва.

— Я ченджлинг! — прошипела Сварм. Ее рог вспыхнул, рассыпав сноп искр. Одна из искр опустилась пегасу на нос, и Варден отдернулся. Пахнуло горелой шерстью. — Я подстроила свою смерть, придурок!

— Но свидетельство о смерти...

— Подделка, — Сварм махнула копытом. — Проще простого, когда можешь превращаться в кого угодно.

— Но... но ведь похороны... — пегас зажмурился и прижал копыто ко лбу.

— В закрытом гробу, помнишь? — ответила она и снова нежно провела копытом по его щеке. — Ты же так и не видел тело, да?

— Н-нет, не видел... — Варден медленно покачал головой и нахмурился.

— Ты не видел тело? — повторила Сварм, и на этот раз в ее голосе послышалось низкое рычание.

— Те... Нет, я не видел тело, — сказал Варден. Он отодвинулся назад и затряс головой. В горле опять встал ком. — Что ты зд... здесь делаешь?!

— Разве не ясно? — она приподняла бровь. — Я пришла спасти тебя.

— С-спасти? От кого?

— От самого себя. Точнее, от твоей «жены», — фыркнула она. — Ты уже два года как всего-навсего ее персональный буфет.

Варден прижал уши, его крылья дернулись.

— Она... она любит меня...

— Ты в этом уверен? — сухо спросила Сварм, наклонив голову набок. — Расскажи-ка, как вы «влюбились» друг в друга?

— Ну... в первый раз она и правда меня заколдовала... — пегас потер одну ногу другой и отвел взгляд, — но во второй раз... во второй раз все было по-настоящему...

— Ну? — подстегнула его Сварм и продолжила нетерпеливо топать ногой.

— Мы... Я... Я был на твоей могиле.

— Мы сейчас говорим о тебе, не обо мне, — она ткнула его копытом в грудь.

— Она... она пришла ко мне. Она боялась, что потеряет меня навсегда... — Варден снова нахмурился.

Сварм хмыкнула.

— Ага. Что потеряет свой буфет.

— Нет! Я снова в нее влюбился. Я... вспомнил каждый день, когда мы были вместе... Я вспомнил, что мы вместе пережили. И когда я перестал ее ненавидеть, когда я простил ее — я снова влюбился.

— Просто взял и влюбился? — Сварм шагнула вперед.

Варден медленно прижал уши.

— Просто. Взял. И. Влюбился, — повторила она, отмеряя копытом каждое слово. — Ничего странного не замечаешь? Ты только что ее ненавидел — и сразу влюбился? Как по волшебству, а, Варден? Как по волшебству? Ты, конечно, тупой, но не настолько же!

Варден отвернулся и закусил губу. На глаза навернулись слезы.

— О, вот ты и зарыдал, — Сварм снова фыркнула. — О, почему же, почему же ты зарыдал?

Варден опустил взгляд. На траву упала первая слеза. — Потому что... потому что все, во что я верил, только что разбилось вдребезги...

— Вот я тебя никогда не обманывала, — проурчала как кошка Сварм.

— Д-да, всего-то один раз подстроила свою смерть...

Сварм зарычала.

— Мне стало скучно. Что мне оставалось делать?

— Не припомню, чтобы ты была такой сукой... — все так же тихо продолжил пегас.

— Я притворялась. Я играла роль Сварм, — ухмыльнулась она. — Но я не Сварм. Я ченджлинг.

Варден пнул землю копытом.

— Что ты здесь делаешь? Чего тебе надо? Ты пришла кормиться моим горем, как виндиго?

Сварм задумчиво хмыкнула, затем ухмыльнулась.

— Я хочу тебя обратно.

— Ты хочешь... чего? — опешил Варден. Он поднял на нее взгляд покрасневших глаз.

— Я хочу тебя обратно, — проурчала Сварм. Она подошла к нему, потерлась плечом о его бок и провела языком по его шее. — Твоя любовь ко мне всегда была настоящей. Истинной. Искренней. Я сделаю тебя счастливым. Ты проведешь остаток жизни, купаясь в удовольствии.

— Н-но я и так счастлив с Куно! — ответил пегас, мотая головой и стараясь отстраниться.

Сварм раздраженно рыкнула и обхватила пегаса за шею копытом.

— Счастлив? Счастлив ли, Варден? Даже теперь, когда ты знаешь, что она околдовала тебя не один раз, но два?

Варден хмуро опустил глаза и провел копытом по земле.

— Но... я...

— Признайся, — прошипела Сварм.

— Я... с ней я не буду счастлив... — тихо произнес Варден. Он закусил губу. На землю упали новые капли слез.

— Хороший мальчик, — шепнула Сварм и провела языком вверх по изгибу его шеи.

— А т-тебе от этого какая выгода? — жалобно спросил Варден.

— Кроме бесконечного источника любви? — усмехнулась Сварм. Ее рог довольно светился. — Ну-у... У меня будет твое счастье.

— Мое счастье? Я был счастлив с Куно, и ты все разрушила!

— Чего стоит счастье, если оно построено на лжи? — холодно спросила она. Ее глаза превратились в щелочки, — Я не буду водить тебя за нос, Варден. Я не буду лгать тебе. Не буду обманывать. Я буду с тобой честна и откровенна. Или тебе нравится, когда тебе лгут? Вешают лапшу на уши? Опутывают иллюзиями, в которых ты чувствуешь себя счастливым? Разве это настоящее счастье?

Варден отшатнулся, прижал уши и опустил взгляд.

— Н-нет... Нет. Не настоящее.

— Со мной ты будешь счастлив, — Сварм снова мягко заурчала, — потому что я знаю, что пока ты счастлив, ты будешь меня любить, и пока ты меня любишь, я буду сыта. Видишь? Я не буду лгать тебе. Да, у меня корыстные цели, но твое счастье действительно в моих интересах. Таков основополагающий принцип любых взаимоотношений.

— Так ты не любишь меня? — жалобно спросил Варден.

— Любовь — такое... субъективное понятие, — Сварм неопределенно помахала в воздухе копытом. — Мы питаемся любовью, Варден. Ты чувствуешь еду? Ощущаешь ее?

— Я... Нет... Нет, я не «ощущаю» еду, — согласился Варден, не решаясь встретиться со Сварм взглядом.

— Так же и ченджлинги не ощущают любви. Мы не способны любить. Это такой хитрый защитный механизм, который не дает нам пожирать любовь друг у друга, — она пожала плечами.

— Но… Куно… То есть… — Варден почувствовал, как все вокруг поплыло. Он покачнулся.

— Любит ли она тебя? Нет. Для нее ты просто идеальный источник пищи, и она готова на все, чтобы тебя не упустить, — оскалилась Сварм. — О такой ли жизни ты мечтал? Быть куклой в копытах сосущего любовь вампира?

— Н-но... ты же тоже ченждлинг, — пробормотал пегас.

— Я ченджлинг, который не будет лгать тебе в лицо. Я ничего не собираюсь от тебя скрывать. И я готова зарабатывать твою любовь, а не воровать, наложив на тебя чары, — прорычала она.

— Но... я же...

— Довольно! — рявкнула Сварм, топнув копытом.

Варден замолчал и продолжил подавленно водить копытом по земле.

— Дай мне освободить твой разум, Варден. Дай мне снять ее заклятье, — проурчала Сварм и наклонилась вперед. Из ее рога начал сочиться яркий изумрудный свет.

Варден отшатнулся и прикрыл один глаз.

— Расслабься, Варден. Больно не будет... телу, по крайней мере.

Конец рога коснулся его лба, и Варден вскрикнул от боли и удивления, отскочил назад и обхватил голову копытами.

— Упс, — Сварм пожала плечами. — Видимо, больно все-таки было.

Пегас упал на землю и, не отпуская головы, задергался, разбрасывая задними копытами комья земли. Спустя несколько долгих мгновений он затих.

— Как ты? — Сварм медленно провела копытом по белой щеке.

— Зол... — пробормотал он.

— Хорошо... Хорошо, — мурлыкнула она. — Значит, чары действительно сняты.

Варден коротко кивнул, перекатился на живот, поднялся и до крови прикусил язык.

— Что теперь будешь делать? — с легким любопытством спросила Сварм.

— Поговорю с ней, — прорычал пегас. Его грудь вздымалась и опускалась, еле сдерживая бушующий внутри гнев. — Накричу на нее. Наброшусь...

— Не спеши. Дай себе немного остыть. Когда злишься, ты всегда делаешь какие-то глупости, правда, Варден?

Пегас сердито нахмурился.

— Ну... да, ты права, — он сделал глубокий вдох, который перерос в злой рык.

— Хорошо, очень хорошо, — Сварм подошла поближе и провела копытом вдоль его тела. — Когда вы встретитесь... она снова попытается тебя обмануть. Солгать. Очаровать. Она скажет, что это я лгу, а не она. Что это я тебя заколдовала. Не верь ей ни на секунду, ясно?

— Д-да... Не на этот раз... — Варден медленно покачал головой. Его здоровое копыто все глубже зарывалось в землю. — Не на этот раз... Не три раза подряд.

— Очень хорошо, — довольно кивнула Сварм. — Я надеюсь, ты расскажешь ей все, что о ней думаешь?

Варден что-то утвердительно прорычал.

— Она попытается обмануть тебя, Варден. Помни об этом. Она попытается заставить тебя снова влюбиться в нее. Она слишком привыкла к своему уютному любовному гнездышку, чтобы так запросто с ним расстаться, — продолжила Сварм, нежно массируя плечи пегаса. — Только... не убивай ее. Не прекращай ее жизнь.

Варден удивленно моргнул, затем потряс головой, словно пытаясь ее прочистить.

— С чего бы... С чего бы мне ее убивать?

— А ты не собирался? — с явным удивлением на лице спросила Сварм. — Как благородно с твоей стороны. Немногие могли бы перенести то, через что пришлось пройти тебе, и после этого не хотеть расплаты.

— Я... — Варден нахмурился и медленно прижал копыта к вискам. — Я хочу сделать ей больно. Я хочу заставить ее кричать. Но я не хочу убивать ее.

— Она все еще имеет над тобой какую-то власть, — сказала Сварм после мгновения раздумий. — Для тебя будет лучше, если ее не станет. Возможно, тогда ее заклинание исчезнет полностью, а не просто будет развеяно моими чарами. Но это может стоить тебе жизни. Ее магия на удивление сильна.

Сварм задумчиво хмыкнула себе под нос, затем пожала плечами и как ни в чем не бывало улыбнулась.

— Я буду ждать тебя здесь. Разберись с ней. Сделай все, чтобы она не вернулась за тобой. А когда закончишь — возвращайся ко мне.

— Я все еще не могу поверить, что ты жива... — Варден медленно оглядел Сварм сверху вниз.

— Поговорим об этом, когда вернешься, — ухмыльнулась она. — Давай... покончи с этим. Разорви все, что вас связывает. Мы не сможем вернуться к нашей прежней жизни, пока ты под ее чарами. А так мы сможем сбежать куда угодно. Только ты и я.

— Да... да... — Варден медленно кивнул и прищурил глаза. — Я... Я вернусь к тебе.


Варден тяжело приземлился и по инерции пробежал несколько шагов вперед, остановился и выпрямился. На нем была броня стражи, потускневшая за годы, проведенные в шкафу, но все еще впечатляющая.

Куно с улыбкой от уха до уха скакала по траве к нему навстречу.

— Ты летаешь! — с восторгом пропищала она, бросаясь ему в объятия.

Варден холодно отступил в сторону.

— Варден? — Куно нахмурилась.

— Куно, — прорычал он в ответ. Глаза пегаса сталью смотрели на нее из-под шлема. — Если, конечно, это твое настоящее имя...

— Варден, в чем дело? — спросила Куно с растущим беспокойством. Ее уши прижались к голове, а крылья неуверенно затрепетали.

— Мне открыли глаза, — сухо ответил пегас, не сводя с нее взгляда. — Там, на поляне, я встретил Сварм.

— Сварм? — Куно наклонила голову в замешательстве. — В смысле — Сварм? Нашу Сварм?

— Мою жену, — прорычал Варден и топнул копытом.

— Тебя не было всего час! — тревога на лице Куно сменилась печальной озабоченностью. — Ты же... Сварм... Сварм умерла, Варден!

— Она жива. Она была ченджлингом. Хотя ты это и так знала, да? — пегас толкнул ее в грудь копытом.

— Ч-что?.. Она умерла, Варден! Она мертва! — с каждым словом тон ее голоса становился все выше.

Варден фыркнул и покачал головой.

— Нет, Куно. Она еще как жива. А еще она сняла с меня твое заклинание.

— Заклинание? Но я... я же сняла с тебя свое заклинание столько лет назад!

— Мои чувства говорят об обратном, — ответил он с суровым взглядом.

Глаза Куно распахнулись.

— В-варден! Она тебя заколдовала!

Пегас безрадостно рассмеялся.

— Нет, Куно. Она предупредила меня, что ты это скажешь. Она предупредила меня, что ты попытаешься меня обмануть. Что ты снова начнешь мне лгать.

— В-варден... Что же ты делаешь?

— Я отказываюсь от тебя, — сухо ответил он и снова ткнул ее в грудь копытом. — Посмотри мне в глаза, Куно. Посмотри и скажи, чувствуешь ли ты мою любовь? Чувствуешь ли ты свой бесплатный обед?

Куно рывком подняла наполняющиеся влагой глаза и встретила его взгляд. На землю полились слезы.

— Варден...

Варден фыркнул, положил копыто на щеку ченджлинга, оттолкнул ее лицо от себя и развернулся.

— Не следуй за мной, Куно. Я больше никогда не хочу тебя видеть.

Нижняя губа Куно дрожала. На секунду она прикусила язык, затем жалобно прошептала:

— Н-но... но я люблю тебя...

— Ты меня больше не увидишь, — отрезал Варден. Он расправил крылья, сделал несколько шагов вперед и взмыл в воздух, не оглядываясь.

Куно смотрела ему вслед глазами, полными боли, протянув вперед копыто, как будто пытаясь поймать его, не дать ему уйти. Через мгновение она упала на траву и беспомощно зарыдала.


Вернувшись домой, Варден принялся остервенело мерять шагами комнату. Его шлем лежал на полу, и на лице пегаса застыл сердитый оскал. Он чувствовал себя победителем. Чувствовал, что с его плеч упала огромная ноша. Но при этом он чувствовал огромную пустоту внутри. Рыдания Куно задели в его душе что-то, от чего ему самому было страшно.

Пегас зарычал, изо всех сил врезал по столу — и отскочил назад, сжимая больное копыто. Боль только подстегнула ярость, и через секунду он уже пробил в стене дыру мощным ударом задней ноги. С верхней полки стоящего у стены комода упала старая фоторамка. По полу рассыпались осколки стекла.

Варден нахмурился и перевернул рамку копытом. На фотографии были он и Куно, сразу после рождения Сварм. Куно держала на руках розовый сверток с их дочерью, смотрела на Вардена и улыбалась.

Злость на лице пегаса на секунду сменилась горечью. Он пнул пол здоровым копытом и закусил нижнюю губу так сильно, что почувствовал вкус крови. На осколки стекла упала слеза.

Снова зарычав, Варден принялся колотить по полу копытом, пока то не онемело. Он пытался прогнать мысли о Куно из своей головы, но они сразу же сменялись новыми. Тепло ее тела, лежащего рядом с ним в кровати. Мягкие успокаивающие прикосновения ее копыт, втирающих лечебное снадобье в его больную ногу. Выражение на ее лице, когда она давала ему попробовать готовящийся обед. Блуждающая улыбка, которая появлялась у нее на лице, когда она смотрела на Вардена за работой и думала, что он ее не видит.

Пегас снова зарычал. Слезы текли по щекам и капали на пол без остановки, смешиваясь с пятнами крови там, где Варден попадал копытом по осколкам стекла.

Он попытался снова подумать о Сварм, но эти воспоминания были как будто в тумане, как будто это все случилось очень-очень давно, еще до тех темных дней, когда он страдал от наркотической зависимости и тяжелейшей депрессии. Он помнил ее тихий голос, ее медовые скульптуры, ее смерть...

Прикусив язык еще сильнее, Варден постарался прогнать из головы навязчивый туман. Копыто вдавилось в пол еще сильнее, осколки стекла впились в белую шкуру.

Он помнил, как Сварм лежала в больнице, как она умирала от редкой болезни. От болезни, от которой он мог ее спасти. Но не спас. Она умерла по его вине, и с этой мыслью он жил всю оставшуюся жизнь.

Сварм всегда была само спокойствие, сама грация. Даже на похоронах, лежа в гробу, она казалась такой чистой, такой безмятеж...

Варден медленно поднял голову. Его зрачки расширились.

Если Сварм еще жива, то кого он похоронил?