Математика разума

Захватить мир куда сложнее, чем кажется. Особенно, если за последние несколько лет желающих было навалом, и притом каждый получил по рукам. Придется найти союзников - и желательно знать про них все - от предыстории до целей. Если же союзников окажется недостаточно, придется искать силу для победы самостоятельно - а вместе с ней можно найти и древние тайны, начиная от сотворения мира и заканчивая неведомыми кукловодами.

Принцесса Селестия Король Сомбра

Социализация

Селестия прописала сестрёнке курс восстановительной терапии. Но кто сказал что доктор с пациентом будут скучать?

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Кэррот и дубина

Кэррот Топ, она же Специальный Агент Голден Харвест, вызывает известного плута Флеша Сентри на Очень Важную Миссию. И вскоре он влипнет в другое приключение, включающее враждующие семьи, юных влюбленных и стаю очень злых летающих обезьян. Чего и следовало ожидать, учитывая удачу Флеша. Вторая часть Записок Сентри.

Другие пони Кэррот Топ Флеш Сентри

Тот, кто утешит её...

Любые отношения, какими бы они не были замечательными, имеют свойство заканчиваться. Разлука же, заставляет страдать... особенно, если приходится разлучаться с той, что всегда была рядом в приступы отчаяния и охватывающего чувства трагедии, служа опорой и утешением.

Твайлайт Спаркл Рэрити Другие пони

Байки при свете огня

Что можно делать у костра, помимо запевания веселых песенок? Конечно же рассказывать истории! Этим и будет заниматься шестерка носительниц элементов гармонии, в кой то веки решивших выбраться на ночевку на природу...

Эплблум Скуталу Свити Белл Трикси, Великая и Могучая Энджел Другие пони ОС - пони Сансет Шиммер Темпест Шэдоу

Долг Зовет

Будущее. Оно всегда сокрыто. Но стоит заглянуть за его грань, как всё может обернуться в ином свете. Однако, есть те, кто способен противостоять той силе, что кроется за смутной тенью мироздания. Жизнь - довольно сложная вещь. Это путь, через который мы проходим, сквозь наши переживания, тревоги, боль… то, что отравляет душу каждого, будь то простого смертного, или всемогущего духа. И время то, когда сердцами пони движут сомнения и страх, что только служители порядка способны изменить судьбу, взяв её в свои копыта.

Флаттершай DJ PON-3 Другие пони ОС - пони

Жертвы и хищники

Участь жертвы не всегда печальна и трагична. Всё зависит от хищника.

Принцесса Селестия Кризалис

Иллюзорность иллюзий

Небольшая зарисовка, представляющая альтернативный взгляд на историю с Кристальной Империей.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Изучение человечьих повадок в Вечнодиком лесу

В Вечнодиком лесу скрывается странное двуногое существо, его повадки не изучены, и никто даже не знает, где его логово. Отважная пегаска отправляется в экспедицию, даже не подозревая, что ждёт её в конце.

ОС - пони Человеки

Кто с мечом придёт

Найтмер Мун победила. Сразила Селестию, разбила Элементы, изгнала солнце. Много воды утекло с той поры. Так много, что Найтмер успела не раз обдумать свои поступки. Разумеется, ошибки непросто исправить. Ничто не проходит бесследно, даже для властителей мира.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Найтмэр Мун

S03E05
Глава 4: Точки Зрения Глава 6: Напряжение

Глава 5: Осложнения

Оригинал: An Affliction of the Heart: Volume Three
Автор: Anonymous_Pegasus
Переводчик: Kaze_no_Saga
Редакторы: Pifon, Dblmec

Четыре месяца спустя

Дни превращались в недели. Недели – в месяцы. Варден сидел на ведущей из Кантерлота дороге и смотрел на огромный особняк на вершине холма. Куно ткнула его вытянутым крылом.

– Эй! Ты живой?

Варден тихо кивнул, опустил голову и посмотрел на зажатое в копыте свидетельство о собственности. Они потратили практически все сбережения Куно и правительственные гранты и даже взяли пару кредитов, но в конце концов им удалось выиграть аукцион и купить это здание.

– Я… Я даже… Это все наше, – пробормотал Варден и медленно прижал уши к голове, не отводя взгляда от здания. – Столько планирования, столько подготовки, и… Оно наше.

– Ну, ты же за него заплатил, как-никак, – отметила Куно и хихикнула. – Сделки так и работают.

И тем не менее. У меня свое поместье. У нас свое поместье. Поместье, – пегас продолжал смотреть широко распахнутыми глазами то на огромное поместье, то на документ в своем копыте. – То есть… Это же чертово поместье!

– Добавить пару башенок, стену и ров с крокодилами – и получится замок, – мудро кивнула ченджлинг.

– Поместье, замок – в любом случае у нас теперь гораздо больше свободных комнат, чем у меня идей, что с ними делать, – Варден поежился и нервно передернул крыльями. – Я просто… Я уже даже и не знаю.

– Ну, если у нас получится хотя бы дважды в день, по одному разу на комнату, то освоим все поместье меньше чем за год! – Куно довольно запрыгала на месте.

Пегас побледнел.

– Ты что, решила меня прикончить?

– Да ну! Немножечко магии, сытный здоровый завтрак, несколько ведер кофе – и сможем управиться к концу недели! – Ченджлинг уверенно кивнула и нежно прижалась к боку жеребца.

– Не пойдет, – пробормотал Варден, покачал головой и отодвинулся от жены. – К концу недели ты превратишь меня в ссохшийся труп.

– В довольный ссохшийся труп! – фыркнула она.

Варден поджал губы и фыркнул в ответ. Куно закатила глаза и кивнула головой в сторону ворот.

– Ну что, готовы сделать первый шаг в свой новый замок, Ваше Величество?

– Это поместье, – поправил он, снова прижимая уши.

– Ну хорошо, в свое новое поместье, Ваше Благородие! – Куно снова радостно подскочила.

– Ну, не сидеть же здесь с отвисшей челюстью до вечера… – Варден с кислой рожей подошел к воротам. – Только на подготовку земли для рассады уйдет пара недель, не меньше… Да и еще тут столько хлама, что жить можно всего в одной-двух комнатах…

– Если это поможет, можешь думать о нем не как о поместье, а как о… садовом участке с большим домом, – предложила Куно. – В конце концов, для этого мы его и купили.

Пегас кивнул, закусил губу и навалился плечом на створку ворот. Те скрипнули, и пегас шагнул в свои владения.

– Как ощущения от покупки поместья? – усмехнулась скачущая позади ченджлинг.

– Ощущения странные, это точно. Тем более, раньше здесь жил тот, кто превратил мою жизнь в сущий ад, – он задумчиво почесал подбородок копытом.

– Зато теперь ты можешь собрать всю его мебель, свалить в огромную кучу и сжечь! – Куно подскочила еще выше.

– Ты всегда слишком весело рассуждаешь о слишком мрачных вещах, – пегас медленно покачал головой.

– Потому что я ченджлинг, и я шикарная! – отозвалась она, не прекращая подпрыгивать как мячик.


Куно с большим подозрением сняла с полки банку с какой-то зеленоватой жидкостью, открыла и осторожно принюхалась, затем резко отшатнулась, сморщилась и захлопнула глаза. Ченджлинг закрутила крышку обратно, аккуратно опустила банку в мусорную корзину, подавила рвотный позыв и вернулась к остальным банкам.

Варден сидел рядом и распределял банки на две кучи – «пригодится» и «выбросить». Куча «выбросить» росла заметно быстрее, потому что, когда поместье бросили, большинство припасов, видимо, просто оставили гнить.

– О Селестия… У нас впереди еще сотня с чем-то комнат. А мы в одной кухне торчим уже третий час, – проскулил Варден.

Куно снова сморщила нос и спихнула банку с чем-то черным и пушистым в корзину.

– Мы как-то наскребли достаточно денег на это место. Могли бы и нанять бригаду уборщиков.

Варден глубоко вздохнул и обреченно пошевелил крылом.

– Могли бы. Но это обойдется недешево, а нам еще надо на что-то еду покупать.

– Поправка: Тебе надо на что-то еду покупать. Когда я проголодаюсь, я могу просто тебя соблазнить, – усмехнулась Куно.

– Не сегодня, – покачал головой пегас. – Вся эта гниющая дрянь, все эти ароматы – не самая сексуальная обстановка на свете.

Куно негромко потрепетала крыльями.

– Ага, твоя правда. Я ничего не ела всю неделю, и все равно мне кажется, что меня сейчас вырвет.

– И нам пора бы уже заканчивать. По пути обратно мне еще нужно забрать Сварм, – напомнил пегас.

– Я помню, я помню. А нельзя просто забить на старую аврору и начать с нуля?

Пегас покачал головой.

– Нельзя. Без нее мы не сможем финансировать первый этап работы над фермой.

Куно негромко вздохнула и кивнула головой.

– Ну хорошо. Тогда… иди забирай Сварм. Я тут пока все закончу.

Варден неуверенно провел копытом по полу.

– Ты уверена?

Ченджлинг закатила и ткнула его кончиком своего прозрачного крыла.

– Да, уверена. Иди давай!

Пегас кивнул, швырнул последнюю банку в корзину, наклонился к жене и поцеловал ее в щеку.

– Вернемся ближе к вечеру.


У дверей Вардена встретили его родители. Гейл Форс замер с поднятым копытом, которым, видимо, собирался постучать в дверь.

– Мы звонили в звонок добрых пять минут, – недовольно сказал Гейл.

– А, ну да. Веревка, которая ведет от рычага к звонку, порвалась, так что…

– Лучше бы тебе ее заменить, да побыстрее.

– Да, да, я знаю. Здравствуй, мама, здравствуй, Гейл. Что вы здесь делаете?

– Я слышала, что мой любимый сын купил поместье, и мы пришли тебя проведать, – ответила Тредбейр.

Варден моргнул.

– А я как раз ухожу, – он выдавил из себя улыбку. – Надо проверить Аврору, а она на полпути до Понивилля, так что времени на разговоры нет.

– Ну что же, тогда беги, – она улыбнулась и кивнула, – а мы… ну, мы тогда подождем.

– Куно вас не съест, мама.

Тредбейр фыркнула.

– Сама знаю! – она на секунду отвернулась и прикусила губу. – Я просто подумала, что… что мы можем пока помочь вам с уборкой.

Варден вопросительно посмотрел на Гейла. В ответ тот хмыкнул.

– Ладно, тогда увидимся, когда вернусь. – Варден протиснулся между родителями и в темпе направился к воротам, стараясь поменьше наступать на больную ногу.

Тредбейр посмотрела на мужа и приподняла бровь.

– Какой уже месяц?

– Почти пятый, – задумчиво ответил Гейл Форс.

– Похоже, придется тебе, так сказать, вытолкнуть его из гнезда.

Старый пегас вздохнул.

– Он и так меня ненавидит. Не думаю, что…

– Он все поймет, я уверена, – его жена плотно пихнула крупом его в бок. – А теперь иди и действуй, иначе сегодня будешь спать на диване.

– Слушаю и повинуюсь, – проворчал Гейл Форс и поцеловал жену под ухом. – Ты же знаешь, что рано или поздно я бы и сам это сделал?

– Ты слишком, слишком долго тянешь, – Тредбейр помотала головой. – Иди уже!

– Скоро вернусь! – пегас развернулся на месте, взмыл в воздух и направился за своим сыном.


Варден неловко семенил по дороге к Понивиллю на всех своих троих, расправив одно крыло для равновесия. Гейл Форс спланировал вниз и приземлился рядом, пропахав в грунтовой дороге небольшую борозду.

– Я что-то забыл? – удивленно спросил Варден отца.

Гейл кивнул.

– Кое-что очень важное, между прочим.

Белый пегас замер на месте и вжал голову в плечи.

– И что же?

Гейл сделал шаг вперед и подтолкнул Вардена в направлении обрыва с одной стороны дороги. Там не было никакого ограждения, но дорога была достаточно широкой, и свалиться вниз случайно было практически невозможно.

– Посмотри-ка вон туда, – Гейл Форс указал копытом вперед.

– Это Понивилль, – сказал Варден, все еще в замешательстве.

– А теперь вон туда, – Гейл указал вниз, вдоль склона обрыва.

Белый пегас шагнул вперед, высунул голову за край обрыва и посмотрел вниз.

– И… что я должен там увидеть?

– Я догнал тебя в удачный момент. Эта часть дороги так замечательно торчит из скалы. Обрыв практически вертикальный, – непринужденно заметил Гейл Форс.

Варден сделал шаг в сторону и нахмурился.

– Гейл, ты… ты меня напрягаешь.

– Напрягаться тут совершенно не надо, – почти радостно сказал он, шагнул к сыну и обнял его копытом за шею. – Просто помни, кто ты. Ты – пегас!

– Ты что, пьян? – сухо спросил его сын.

– Не-а. – Но совсем скоро ты сам выпить не откажешься, – последовал веселый ответ.

– А что будет совсем скоро? – спросил Варден с опаской и попытался отстраниться от старшего пегаса.

Тот улыбнулся.

– Вот что.

Без какого-либо предупреждения Гейл Форс сделал полшага назад, затем рванулся вперед и врезался в Вардена плечом, сталкивая того вниз.


Из-за двери в кухню раздавались какие-то странные звуки, скрежет и стук стекла. Тредбейр медленно приоткрыла дверь и заглянула в щель.

– Есть кто живой? – крикнула она и навострила уши.

– Сюда! – послышался голос Куно.

Краем глаза она заметила исчезающий за углом кусочек хвоста, потом раздался тихий звук, как будто что-то вспыхнуло и моментально сгорело. Тредбейр открыла дверь пошире, засунула голову внутрь и увидела, как Куно в образе пегаса сортирует бутылки.

– Вовсе не обязательно было этого делать, – мягко сказала Тредбейр.

Куно оглянулась через плечо и печально улыбнулась.

– Я знаю, как тебя это нервирует.

– Ну, рано или поздно надо начинать привыкать, – Тредбейр с мудрым видом кивнула, затем уселась на пол и окинула взглядом полки с рядами бутылок и банок.

Куно поджала губы и кивнула.

– М-м… пожалуй, с этим не поспоришь, – она исчезла во вспышке зеленого пламени, и через секунду на ее месте стояла Куно в своем первозданном виде. Она расправила прозрачные крылья, взмахнула ими пару раз, потянулась и сложила их на спине. – Итак, чем обязаны визиту?

– Честно говоря, мы просто пришли посмотреть на поместье. Не каждый день член семьи что-то такое покупает, – с этими словами единорог пододвинулась поближе, магически подняла какую-то банку, осмотрела ее и отправила в корзину, даже не открывая.

– Да, мы только сегодня начали уборку. Решили начать с кухни, чтобы было где хранить продукты. – Куно утилизировала еще три банки, в которых, видимо, что-то мариновалось.

– Разумно. Как поживает Сварм?

– Хорошо, – Куно коротко кивнула. – Неплохие оценки в школе. Правда, дружит только с одним жеребенком, Роут Айроном. Она думает, мы ничего не знаем, но учителя видят все.

Тредбейр улыбнулась уголками губ.

– Значит, уже завела себе кавалера?

– Скорее, источник бесплатной любви, – ченджлинг пожала плечами.

Тредбейр удивленно моргнула.

– Ага, она тоже питается эмоциями. Я это почувствовала, – задумчиво кивнула Куно. – И она взрослеет скорее как ченджлинг, а не как пони.

– Но… она же еще совсем малышка… – единорог покачала головой. – Неужели она уже может воровать любовь?

– Уже может и уже ворует, – ченджлинг задумчиво провела языком по клыкам. – Не то чтобы ее можно было заставить прекратить… но при этом я не думаю, что она уже достаточно выросла для серьезного разговора о том, когда правильно и неправильно красть любовь.

– Но это же просто жеребята, – Тредбейр не сводила с ченджлинга глаз. – У них же любовь не настоящая?

– Определение любви с возрастом меняется, но пламя – пламя и есть, как бы ярко оно ни горело. Между прочим, любовь жеребят друг к другу – одна из самых сильных. В этом возрасте с эмоциями полный бардак – что угодно рано или поздно приводит к любви того или иного рода, но всегда очень, очень сильной. Только на вкус она странная, – задумчиво сказала Куно и поморщилась.

– Тебе приходилось воровать любовь у жеребят? – Тредбейр распахнула рот.

– Однажды я была учителем в младшей школе, – ченджлинг кивнула и улыбнулась. – Через неделю половина детей меня обожала, половина ненавидела. Но любви первой половины хватило надолго.

– Ты живешь с моим сыном, потому что любишь его, да? – железным голосом спросила единорог.

– Конечно, – ответила Куно и кинула очередную банку в корзину. – Мы вместе уже много лет. Если бы я хотела, то давно нашла бы другой источник. Но ни одна… ни одна любовь не кажется такой же… правильной, как любовь Вардена.

– Хотела бы я полностью тебе поверить, – вздохнула Тредбейр.

– Благодарю за искренность, – кивнула Куно, – но я, честно говоря, не вижу необходимости тебя убеждать. Я люблю твоего сына. Мы вместе. Нравится тебе это или нет – для нашего счастья это несущественно.

– А-а-а… а что будете делать со всеми остальными комнатами? – сменила тему единорог.

– Ну, – края губ Куно медленно поползли вверх, – в одной из них мы будем хранить и обрабатывать виноград, который высадим на северном поле, а в остальных…


Варден вопил от ужаса и размахивал всеми копытами одновременно, но продолжал приближаться к земле на очень, очень большой скорости. Гейл Форс спокойно падал рядом с ним, на спине, в полной гармонии с окружающим миром.

– Я бы посоветовал расправить крылья.

– Ч-что?! – выплюнул Варден, но его слова потерялись в потоке ветра.

– Распахни свои чертовы крылья! – рявкнул старший пегас. Он перекатился в воздухе, схватил копытами крылья Вардена и потянул в стороны.

Тот распахнул глаза и глубоко вдохнул. Крылья моментально раскрылись. В правом вспыхнула боль, и оно рефлекторно попыталось сложиться, но Гейл Форс слишком крепко держал.

Варден увидел стремительно приближающуюся землю, закрыл глаза и приготовился к столкновению. Прошло несколько долгих секунд. Он снова открыл глаза, увидел пролетающие внизу верхушки деревьев и выдохнул. Он летит. Ветер шелестел сквозь перья, морозил уши и жег глаза. Какое-то насекомое скользнуло по щеке и исчезло позади. Все было точно так, как он помнил. Он летит! Мощные копыта обхватили Вардена под крыльями и рванули его вверх. Его собственные копыта прошелестели по листве дерева, в которое он только что чуть не врезался.

– Смотри куда летишь! – рявкнул Гейл Форс и ткнул его копытом в плечо.

Пегас на секунду оглянулся, и на его лице против его воли расплылась широкая улыбка. Он повернул голову обратно вперед и еле успел увернуться от очередного высокого дерева. Крылья немного сложились, корректируя траекторию полета. Больное крыло ныло, но держалось.

Внизу, между деревьями, виднелась дорога. Варден уставился на нее. Это была та самая дорога, по которой он последние пять лет возвращался домой. Не раздумывая ни секунды, он нырнул вниз и полетел прямо над землей, петляя между деревьями и каждые несколько секунд взмахивая крыльями. Летел он не особенно быстро, но для пегаса, который был прикован к земле столько лет, это была скорость звука.

Вскоре Варден хлопнул крыльями в последний раз и неуклюже приземлился на крышу своего старого дома. Он сбил несколько черепиц, гася инерцию, но выпрямился, широко улыбнулся, вытянул крылья, затем снова сложил их. Гейл Форс грациозно приземлился рядом и удовлетворенно хмыкнул.

– Видишь? Ну ты и идиот. Все это время ты мог нормально летать.

Варден повернулся к нему и слегка нахмурился.

– А каждый раз, когда ты будил меня ни свет ни заря и заставлял делать эти отжимания на крыльях…

– Это потому что ты жирный, – Гейл Форс и покачал головой. – Я видел больше мышц на мешке с мукой.

Пегас фыркнул и отвернулся, затем повернулся обратно и некоторое время молча смотрел на Гейла.

– Я… наверное… должен бы сказать тебе спасибо за то, что ты спихнул меня с обрыва.

Гейл Форс улыбнулся.

– Всегда рад.

– Ну, и за остальное. За то, что будил меня в пять утра и превращал невесть во что к завтраку.

– Обращайся.

– Эмоционального момента не будет, да? – спросил Варден.

– Нет, – покачал головой его отец.

Варден молча кивнул.

– Ну, тогда я… Короче, тогда увидимся в поместье… папа.

– Не опаздывай, – Гейл Форс взмыл в воздух, не проронив больше ни слова.

Варден остался стоять и смотреть ему вслед. Он улыбался.


Варден приземлился, на этот раз чуть более грациозно, но наступил на больное копыто, сморщился и пропрыгал несколько шагов вперед. Когда боль начала отступать, он скрипнул зубами, поднял голову и окинул взглядом длинное ущелье, в котором росла аврора.

Среди растений он заметил какую-то фигуру, сидящую спиной к нему. Пегас нахмурился. Будто бы в этой фигуре было что-то знакомое. Даже если не видно ни лица, ни кьютимарки.

– Эй! Кто это? – с опаской спросил Варден.

Фигура оглянулась через плечо и смахнула локон золотой как мед гривы со своих зеленых глаз. Варден почувствовал, как у него начало бешено колотиться сердце. В голове застучало, ноги задрожали.

– Н-нет… Т-ты же мертва… – слабо прошептал Варден с широко распахнутыми глазами.

Пони развернулась, наклонила голову на бок, поднялась и направилась навстречу.

– Здравствуй, Варден. Пришло время нам кое о чем поговорить, – сказала Сварм.