Не в метке дело...

В Эквестрии появляется жеребёнок, которому не дали имени. Не успели. И, сбежав от приёмных родителей, так и не давших ему имени, он хочет найти себе призвание. Или, хотя бы, своё имя.

Другие пони ОС - пони

Утренняя звезда

Сумеречное помрачение Твайлайт.

Твайлайт Спаркл

Природа никогда не меняется

Джунгли и пони

Флаттершай Твайлайт Спаркл

Радужный Рыцарь

Приключения Спектры Блоссом, кристальной пони из дворцовой охраны, что отлучилась как раз в тот момент, когда Кристальная Империя пала. Изначально Спектра планировалась просто как фоновая поняша для «Поступи Порчи», а вышло вон как. А всего-то меня спросил один броняш, что же стало с радужногривой кристальной пони в роковой момент для Империи.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Стража Дворца

Радужная бесконечность

Твайлайт Спаркл осознает себя Аликорном

Твайлайт Спаркл

Там, где зла нет (Версия "Клуба Чтения")

Там, где в грандиозной битве Абсолютный Раздор сошелся с Бескомпромиссным Порядком и был побежден; Там, где закон и справедливость перестали быть просто красивыми словами; Там, где правят бессмертные и бессменные Принцессы, мудро поддерживающие гармонию; Там, где зла нет… Почти.

Другие пони ОС - пони Чейнджлинги

Флаттикула

Флаттикула. Неуловимая; жёлтая и розовая; много зубов. Распространяет дружбу. Под водой. Быстро плавает. За помощь в переводе спасибо Mordaneus.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити

Герои Новой Эквестрии

Единороги-националисты, коммунисты и либералы. Все они ведут между собой постоянную вражду, ведь каждый считает свою идеологию единственно правильной. Но политические споры идут не только среди политиков, писателей и философов, но и среди обычных пони, причисливших себя к той или иной фракции. Эта история о том, как судьбы трех молодых пони, имеющих абсолютно противоположные друг другу политические взгляды, неожиданно сплелись.

Другие пони Стража Дворца

Будущее Меткоискателей

Давайте представим, что было бы если судьба меткоискателей сложилась по-другому. ЭплБлум- стала алхимиком, и переехала к Зекоре. Скуталу- могла бы летать, и Реинбоу Деш заходотайствовала за неё у Вандерболтов, а Свити Бель- прославилась в Понивилле, и поехала завоёвывать сцену в Маинхетене. Действия происходят когда меткоискателем 18 - 20 лет. Давайте же посмотрим на мою версию событий.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Зекора Другие пони ОС - пони

Принцесса Лу́на. Воспоминания

Мало кто знает, как выглядела Эквестрия в прошлом. И ещё меньше ныне живущих знают о том, что Селестия не всегда была непогрешимой и доброй правительницей. Принцесса Лу́на приоткроет завесу древних тайн и с радостью ответит на все ваши вопросы устами своего верного рыцаря и ученика.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 6 - Темные копи Глава 8 - Грезы. Часть 2

Глава 7 - Грезы. Часть 1

Глава получается очень большой, поэтому я решил разделить ее на две части. Первая часть готова, вторая в процессе.

Тьма. Она была повсюду. Создавала некую массу, заполняющую все вокруг. И в то же время она казалась такой... родной. Такой привлекательной. И такой пустой. Вокруг не было ничего, лишь сплошная чернота. Все попытки найти край этого ужаса вспыхнули синим пламенем. Если это место не бесконечно, то оно очень обширно. Не имеет смысла пытаться найти ему конец. Да и зачем? Что будет в конце? Скорее всего, такая же черная, как и все прочее, стена или густой туман, сквозь который пройти решительно невозможно. Это ловушка для смертного, осмелившегося в реальном мире подумать, что он непобедим.

Теперь Твайлайт понимала, почему пони — и, на самом деле, не только пони — боятся смерти. Разумные всегда страшатся неизвестности или конца, но здесь, в пустоте и одиночестве, понимая, что, возможно, ей придется провести здесь ОЧЕНЬ долгое время, единорожка осознала всю опасность потустороннего мира. Нет, у нее не было ни единого доказательства, что она погибла в недолгом бою с личом, однако иных предположений не то что не появлялось, а даже не сверкало на горизонте. Немного по-другому представляла себе загробный мир Твайлайт.

Лишь один плюс — если его можно так назвать — разбавлял одиночество. Эмоциональный окрас скатился практически до нулевого состояния, так что если скука и накатит, то при таких темпах это настанет не скоро. А между тем Твайлайт была не эфирной сущностью, обитающей в "потустороннем", а вполне телесным существом. То есть, со своим обличьем пони она, слава Селестии и прочим, не рассталась, да и магию ощущала. Даже могла использовать — в чем убедилась на небольшом эксперименте. Это хорошо — можно заниматься непрерывным самосовершенствованием... И пусть, что толку от него теперь никакого.

Однако, когда юная кобылка в третий раз создавала заклинание огненной птицы, окружение вдруг начало меняться. Сначала поднялся плотный туман — такой плотный, что волшебница не видела даже кончика протянутого копыта -, потом обратился в вихрь, рассеялся... и оставил вместо себя прекрасное астральное небо. Темень сменилась на лазурь, усыпанную тысячами звезд и десятками туманностей. Трудно сказать, настоящее ли это небо или лишь иллюзия, но кобылка была рада, что ей не придется коротать остаток душевной жизни невесть где. По крайней мере, в столь ужасном невесть где. А между тем приближался ответ на главный вопрос: что же, вообще, происходит.

 — Рано ты опустила копыта, девочка, — раздался знакомый мужской голос.

Твайлайт даже не нужно было оборачиваться, чтобы разглядеть нежданного посетителя — призрачное обличье того появилось прямо перед ней, стоя на зеркальном "полу" пространства метрах в пяти от единорожки. За это время Аларис почти что не изменился. Только силы в нем, как показалось Твайлайт, стало больше.

 — Где я? — спросила она. — Я умерла?

 — Нет, — ответил таинственные аликорн. — Еще нет.

 — Й... Еще? — подавленно переспросила кобылка.

 — Еще, — кивнул Аларис.

 — Но... — Твайлайт села на круп. — Я не хочу умирать.

 — Тогда какого, извини, Дискорда ты сидишь на мягком месте и ничего не делаешь?

 — Но что я могу? — поднявшись на ноги, спросила Элемент Магии.

 — Много, — сказал аликорн, подойдя ближе. — Ты даже не представляешь, на что способна, какая сила в тебе скрыта. Признаться, давно я не видывал такого потенциала. Я возлагаю на тебя большие надежды. Надеюсь, ты меня не подведешь, — Аларис отошел в сторону, будто всматриваясь в звездную даль. — А что касается твоего выживания, то никто не сможет помочь тебе. Кроме тебя самой. Ты должна найти в себе силы бороться за каждую крупицу жизни. Иначе тебя ждет смерть. Неприятная дилемма, знаю, но жизнь сама по себе жестокая штука.

 — И что мне делать? Я не знаю, как мне быть. Прошу, помоги. Я... Я запуталась.

 — Не волнуйся, я тебя не оставлю, — заверил спутник, повернувшись лицом к собеседнице. — Но это может немного подождать. Я обещал, что отвечу на все твои вопросы, как будет время. Что же, у нас его предостаточно — пока что.

 — Как ты здесь оказался? — сразу же спросила Твайлайт. — Почему отправился с нами?

 — Очевидный вопрос. Мне было любопытно. На самом деле, от меня требовалось очень немногое. Видишь ли, за столько лет призрачного существования я многому научился, но также вобрал невообразимое количество силы. Ее вполне хватило, чтобы разорвать свою призрачную сущность надвое. Одна остается в Эквестрии, другая здесь, в этом мире. В твоем разуме. Благодаря этому приему у меня есть глаза в двух мирах сразу. А к вопросу, почему я заинтересован в твоем выживании — как я уже сказал, ты мне интересна. Из тебя получится великий маг, достойный самого Старсвирла Бородатого.

Твайлайт непринужденно улыбнулась, отведя взгляд. Если уж сам Аларис считает, что она может сравниться с великим и могущественным волшебником Старсвирлом, то наверняка это правда. Единственное, опыта пока что не хватает, но это дело поправимое. Было бы время... А вот его-то как раз и не было.

 — Кроме того, — продолжал Аларис, — часть меня, отправившаяся в этот мир, намного слабее той части, что осталась в Эквестрии. Иначе я мог бы не удержать контроль над двумя сразу. Так что та остается самостоятельна, а эту я привязал к твоему разуму. Пока ты жива, я вижу все, что происходит вокруг. Если ты при каких бы то ни было условиях уйдешь в потусторонний мир, часть меня, скорее всего, испарится. А это сотни лет развития, которые мне не хотелось бы терять.

 — Я понимаю, — ответила единорожка. — Именно поэтому вы мне помогли тогда?

 — Да, — кивнул аликорн. — Я не мог допустить вашей смерти. Заметь, не только твоей. Пусть сила Элементов Гармонии вызывает у меня сильные сомнения — по отношению к достаточно опытному и мудрому противнику — я не могу перечить тому факту, что они дважды — дважды! — сокрушили Найтмер Мун и ровно столько же — Дискорда. Самого духа хаоса Дискорда! Выживание Эквестрии, знаешь ли, входит в список моих планов, так что и спасение Элементов — как и их хранительниц — играет мне на копыто.

 — Да, но... — осторожно произнесла Твайлайт. — Элементы... Они...

 — Украдены, — закончил за нее аликорн. — Я знаю. Вернуть их будет трудно, но все же возможно. Я уверен, не последнюю роль в нашей битве сыграет девушка, что помогла вам в драке. А также некоторые ее друзья.

 — Кто она?

 — Всему свое время, моя дорогая.

 — Но ты же сказал, что ответишь на все мои вопросы, — напомнила библиотекарша.

 — Сказал. Только, есть те вопросы, на которые тебя пока что рано знать ответ. Кроме того, на данный момент я пока что и сам не до конца понимаю, кто она такая. О себе она не рассказывает — боится -, а пробраться в ее разум, как я делал с остальными — не только пленниками — я не могу. У нее очень хорошие ментальные барьеры. Предсказуемо для мага ее уровня.

 — Хорошо... — неуверенно ответила Твайлайт. — И... Что теперь?

Аларис лишь усмехнулся... и исчез. Исчез, словно мираж, унесенный ветром.

 — Подождите! — воскликнула единорожка в никуда. — Вернитесь!

Аларис не вернулся. Но вместо этого пространство вокруг начало меняться. Казалось, будто все, что окружает ее — лишь умело спланированная иллюзия (что, между прочим, вполне возможно, учитывая потенциал древнего темного аликорна), которую кто-то меняет на другую. Несколько секунд происходили изменения в астральном мире, пока Твайлайт не обнаружила, что находится в небольшом зале второго этажа какой-то больницы. Прибегнув к воспоминаниям, единорожка с трудом смогла узнать в ней очертания одной из многих больниц Кантерлота. Тем не менее, она отличалась от оригинала. И трудно сказать, есть ли причина того в несовершенстве знаний Алариса или чем-то ином. Обстановка вполне стандартная для больницы — светлые тона, минимум изяществ, белые занавесочки на окнах. Мелькает медицинский персонал, на скамейках сидят несколько пони. Только, на пациентов они не похожи. Приближаться к ним библиотекарша не решилась. Да и незачем. Все равно они ей не ответят — при ближайшем рассмотрении в них легко угадывались черты не очень умело склеенных иллюзий. Впрочем, Твайлайт догадывалась, что Аларис сделал их такими специально, чтобы она не дай бог не спутала их с реальностью. Если, конечно, за всем стоит именно Аларис.

Подойдя к окну, отодвинув штору и глянув на улицу, Твайлайт без проблем узнала белоснежные улицы Кантерлота. Удивительно, но чувство ностальгии всплыло с необычайной слабостью. Скорее всего, тому способствовало чувство несовершенности этого Кантерлота, какое-то его отличие от реального. За то опять же спасибо предприимчивому темному аликорну.

Отойдя от окна, Твайлайт осмотрелась. Не нужно много времени, чтобы понять: все здесь не правдиво, все это иллюзия, и путь тут, скорее всего, один. Чисто из любопытства библиотекарша попыталась пройти в коридор, противоречащий ее интуиции. Действительно, она тут же наткнулась на невидимую стену, по ощущениям напоминающую натянутую резину. Хмыкнув — мол, все предусмотрел — единорожка обернулась и направилась к единственной приоткрытой двери. Из интереса она коснулась копытом одного из работников персонала. Копыто беспрепятственно прошло сквозь иллюзию, и только лишь холодок обвеял его. Это даже не простая иллюзия — это простейшая иллюзия. Твайлайт могла создать хоть десяток таких — была бы необходимость. Так что, не обращая ни на что внимания, она прошла к двери, открыла ее и зашла внутрь.

Открывшееся перед нею помещение оказалось простой палатой. Простой для родильного отделения. Никаких излишеств, только все самое необходимое. Двое врачей суетились в сторонке, проверяя какие-то таблицы и справки. Судя по выражениям их лиц, все шло нормально. Однако не они заинтересовали Твайлайт, а та, что лежала на койке, прижимая к себе закутанного в пеленки жеребенка. Рядом стояли отец и, что удивительно, старший брат немногим старше тех же Меткоискателей. Единорожке не потребовалось много времени, чтобы понять, что здесь происходит. В кобыле и жеребце она без всякого труда узнала собственных родителей, в старшем брате — Шайнинга. Нетрудно догадаться, какая именно малышка была закутана в розовенькие пеленочки. От своеобразного шока библиотекарша даже не сразу поняла, что "картинка" не двигалась. А когда поняла, сразу выяснила, кто за всем стоит.

 — К чему это? — обратилась в никуда.

Предсказуемо правее от нее показался знакомый призрак аликорна.

 — Есть много вещей, которых ты не можешь помнить, не помнишь или не замечала, — загадочно сказал он. — Это одна из таких. Ты должна кое-что знать. Да, момент твоего рождения едва ли можно назвать примечательным для мира в целом — если не вдаваться в последствия — но для тебя он остается превыше всего. Если бы не твои родители — не их любовь и их желание — ты никогда не появилась бы на свет. К лучшему или к худшему — сказать пока что трудно. Но я знаю одно: твое существование совершенно точно внесет свой вклад в наш мир.

 — Что ты задумал?

 — Увидишь, Твайлайт. Но сперва ты должна пройти небольшое испытание. Если ты его пройдешь, я скажу больше.

 — А если нет? — осторожно спросила единорожка, догадываясь, что ничего хорошего ее в подобном случае не ждет.

 — Ты умрешь.

 — Постойте! Я же...

Но Аларис исчез, словно его и не было. Вместе с ним начал изменяться мир, возвращая себе форму астрального плана. Твайлайт напряглась, призвала магическую энергию, принялась оглядываться по сторонам. Невозможно сказать, что задумал темный аликорн, но она точно знала, что подвох точно будет.

Очень скоро все встало на свои места. Несколько сгустков магической энергии, генерируемой Аларисом, появились метрах в десяти от волшебницы, после чего материализовались в дюжину до боли (причем, иногда физической) знакомых черных скелетов. Единорожка нахмурилась. Хасанекров она ненавидела всем сердцем. Раз уж Аларис дает ей шанс сразиться с ними, пусть и не взаправду, то отказаться от него будет чуть ли не великим грехом. Единственное, немного пугала структура вражеского отряда: два палача, девять воинов и один хасанекр, похожий на иссушителя, но облаченный в надежный черный доспех, способный с легкостью отразить стрелу или в ограниченных количествах поглотить магическую энергию. В правой руке он сжимал что-то, напоминающее по форме и назначению копье, а в левой — крупный квадратный щит с нарисованным на лицевой стороне зеленым черепом.

 — Уничтожь всех и каждого, — раздался в пространстве голос Алариса. — Учти: второго шанса у тебя не будет.

 — Не очень-то и хотелось, — пробормотала Твайлайт.

Собрав часть своей магической энергии на кончике рога, волшебница единым лучом выпустила ее в командира хасанекрского отряда. Надо ли говорить, что атака провалилась: скелет без капли сомнений принял удар на свой щит, легко развеявший магию. Стиснув зубы — такой замечательный выпад получился! — библиотекарша занялась тем, что у нее получается лучше всего: анализирование. Поиск как сильных, так и слабых сторон врага, уязвимость к определенным видам магии, фокусы, что способны ударить, невзирая на наличие защиты. Последних, между прочим, единорожка знала предостаточно — одна только возможность управления воздушными массами чего стоила. Однако данный прием затрачивал слишком много сил и требовал полной концентрации на действии заклятия, в то время как сейчас нужно было действовать быстро и сразу. Аларис ударил там, где она боялась больше всего. Без возможности как следует все продумать Твайлайт становилась уязвимой. Сейчас нужно не столько нанести больше урона, сколько выиграть время и оценить способности противника. Иначе можно лишиться пары частей тела и, вероятно, всего магического запаса.

Первым делом известные факты. Хасанекр может спокойно существовать без конечностей и даже головы. Он лишь потеряет преимущества, какие дает та или иная часть тела. Этим можно воспользоваться, однако бить нужно метко и со всей силы, иначе заклинание может попросту не оторвать "понравившуюся" колдунье конечность, а с настоящей боевой магией она знакома на практически нулевом уровне. "Стоило изучить пару военных заклинаний, стоило," — укорила себя Твайлайт. Однако деваться некуда. Сейчас не время.

Единственный способ уничтожить хасанекра раз и навсегда — поразить его "сердце". Тут-то и возникает проблемка: их броня едва ли уязвима для всех заклинаний, которые она знает. В прошлые разы она побеждала за счет распространяющихся, словно газы, заклинаний или телекинеза. И там, и там есть проблемы. Распространяющиеся заклинания очень энергозатратны. Даже при помощи Рарити она смогла лишь несколько раз создать подобные. Кроме того, тогда хасанекры либо лезли сплошной толпой, либо находились недалеко друг от друга по тем или иным причинам. На этот раз они предпочли окружить жертву и напасть со всех сторон.

Активировав заклинание телепортации и оказавшись метрах в пяти от окружения, Твайлайт мысленно поблагодарила себя хоть за то, что обладает обширным опытом в области "прыжковых" заклятий. Иначе сейчас она больше напоминала бы подушечку для иголок (в данном случае — копий), нежели живое существо. Аларису бы не понравилось. Очень.

Итак, лезть напролом бесполезно. Нужно ударить хитростью. Возможностей, на самом деле, предостаточно. Самое простое — обезоружить кого-нибудь из врагов и воспользоваться их же методами.

 — Ну, что теперь скажете? — произнесла единорожка, удерживая в телекинетическом поле копье, вырванное из лап ближайшего врага.

Разумеется, остальные тут же предприняли методы конспирации, о чем говорили едва уловимые энергетические поля, охватившие их руки. Уродцы поняли, что жертва куда опытнее, нежели они думали, и заранее предостереглись от возможности остаться безоружным. Но и тот единственный, что лишился копья, сдаваться не торопился. Закрываясь щитом от возможного удара, он побежал на единорожку. Остальные держались позади и старались не отходить далеко от командира. Палачи куда-то пропали, что не могло не нервировать Элемент Магии.

Стоило обезоруженному хасанекры подобраться ближе, единорожка попыталась воздушной волной вырвать щит из его лап. Разумеется, трюк провалился, однако скелет все же оступился и на секунду оставил тело без прикрытия. Единорожка воспользовалась оным сразу же, запустив заряженное магией копье в грудь противника. Энергетическое оружие легко пробило металлическую броню и впилось в "сердце" хасанекра. Тварь лишь дернулась и исчезла в белом свечении. Твайлайт испугалась было, что копье исчезнет вместе с ним, но нет: оно осталось лежать на импровизированной земле. Спасибо за это Аларису.

Восемь уцелевших воинов встали полумесяцем "внутренней" стороной к потенциальной жертве. Посреди всех находился командир. Однако они стояли, не предпринимая ровным счетом ничего. Единорожка позволила себе чуть расслабиться, призадумалась. Действительно, почему они не нападают? Мыслительные процессы пони и мыслительные процессы хасанекра по уровню КПД соответствуют пламени спички и пламени горна. Им нужно не более секунды, чтобы полностью проработать действенную стратегию. Более того, сейчас, атакуя малой группой, а не громадной толпой, они имеют преимущество.

Раньше Твайлайт считала, что количество хасанекров в боевом отряде при своем увеличении снижает боеспособность отдельных воинов только потому, что они мешают друг другу. Но сейчас, в сражении, где участвует один из их командиров, сравнив его с первой стычкой, она поняла, что дело-то не только в этом. Войны хасанекров не способны на сложные мыслительные процессы: следовательно, они не могут продумывать тактику ведения боя и используют только несколько заложенных при создании шаблонов как для атаки, так и для обороны. Любой боец, изучающий их годами, способен вовремя предугадать дальнейшее действие хасанекрского воителя и почти что без проблем одолеть его. Чтобы избежать подобного, лидеры хасанекров во время боя берут контроль над отдельными юнитами либо отдают им более сложные индивидуальные приказы. Но даже всемогущие лорды, извините за каламбур, не всемогущи. Они не могут вести микроконтроль целой армии. В результате получается, что небольшой отряд овладевает всеми возможными привилегиями, а армия вынуждена полагаться только на свои силы, и лишь стража командиров и лордов действует с удвоенной или даже утроенной силой. Сейчас эта их особенность играла против юной волшебницы. Или же нет?

Из вышесказанного следует, что с гибелью командира остальные хасанекры лишатся поддержки и станут не больше, чем пушечным мясом, способным брать верх только числом. Войны продолжат представлять серьезную угрозу, но не такую, как ранее. В отличие от палачей — а вот их хорошо бы сначала найти.

Внезапно в голове единорожки будто бы спустили затвор. Да уж, стоило догадаться сразу... Отсутствие палачей, полный нуль каких-либо действий со стороны прочих войнов... Ясно же как день! Резко обернувшись, Твайлайт как можно скорее выпустила магическую волну. Всю ее передернуло, объяло холодным потом: отлетевшая черная тень находилась прямо над ней, занеся топор для решающего удара. Она едва не погрязла в своих же неприятных эмоциях, осознав, что момент промедления мог стоить ей жизни. Но, к счастью, сдержалась. Вторая тварь стояла всего в нескольких шагах и только отшатнулась от заклинания. Твайлайт не дала ему второго шанса, ударив всем, что могла собрать за кратчайшее время. Удар не стал смертельным, но отбросил палача на несколько метров, обуглив его нагрудник. Кроме того, магический заряд, кажется, раздробил лицевую пластину его черепа. Если бы это еще сработало...

Наконец, показали себя войны. Одной сплошной массой они напали на единственную цель. Только командир остался стоять в стороне, не желая подвергать себя ненужному риску. Твайлайт на мгновение замешкалась, не зная, как ей отразить сразу восьмерых. Да, можно создать очередную волну, но едва ли заклинание задержит их более, чем на пару секунд. Во-первых, сейчас она не способна создать чего-то большего, предпочитая экономить силу; во-вторых, частично защищенная от магии броня, как оказалось — очень полезная в хозяйстве вещь.

Расчетливый разум единорожки вновь подсказал ей верное решение. Ухмыльнувшись, не выпуская из телекинетического захвата копья, она вновь телепортировалась. Пришлось приложить немалые усилия, чтобы оказаться в нужном месте в нужной позе, не деактивируя при этом телекинеза. Однако оно того стоило. Оказавшись прямо за спиной командира лицом к нему — причем он стоял к волшебнице спиной, не успевая сориентироваться — она, не теряя ни момента времени, нанесла точечный удар копьем в область "сердца" врага, бросив на атаку весь внешний энергетический запас. Внутреннего, к счастью, оставалось еще предостаточно, так что истощение ей пока что не грозило. Как следует зачарованное оружие прошло сквозь зачарованную броню, словно нож сквозь масло, моментально превратив рабочее тело в нерабочее, а после и вовсе развеяв в пространстве. Твайлайт ухмыльнулась, глядя на дезориентированных врагов. Не такое уж и сложное испытание ей попалось, на самом-то деле. Стоит только немного подумать — и хасанекры тут же становятся бесполезными игрушками. Хорошо хоть командиром выступал не лич, иначе телепортация могла бы не то что не сработать, а обратиться против самой колдуньи. Впрочем, она предпочла об этом не думать, полностью сконцентрировав свое внимание на происходящем.

Воспользовавшись замешательством врага, Твайлайт пустила пару лучей и одну разрывную сферу. Никого она, разумеется, не уничтожила, однако выиграла еще время. Подбежав ближе к врагу, она запустила копье в ближайшего хасанекра. "О, Селестия, как же это просто!" — мелькнуло у нее в голове, когда трофейное оружие пробило грудь уже третьего по счету врага. Знакомое свечение, чувство превосходства — и копье устремляется к следующей цели. Так, одного за другим, пару раз телепортировавшись, Твайлайт разделалась со всеми войнами. Да, трижды ее оружие ударялось о щит и дважды она промахивалась, но результат-то очевиден: в живых остались лишь палачи. И тут-то возникла проблема.

На палачей не подействовала гибель командира. Совсем. Они держались с той же силой, что и прежде. Только дурак не поймет, что они не зависели от приказов лидера и обладали развитым самосознанием. Это плохо. Твайлайт, отступая и стараясь не подпускать врагов ближе, чем на пять метров, задумалась. Знает ли она заклинание, способное уничтожить их при минимальных затратах? Несколько секунд насилования собственного мозга дали результаты. Колдунья вспомнила о заклинании, каким хотела разобраться с Дискордом при одной из встреч. Тогда оно не сработало — впрочем, это не знак поражения идеи, ибо сравнивать целого повелителя хаоса с какими-то недоколдунами нерационально. Твайлайт собрала магическую энергию и как можно быстрее выпустила в виде могущественного луча, способного прожечь тонкую пластину металла или раздробить камень. Заклинание вырвалось в самый последний момент: единорожка успела даже почувствовать, как секира ближайшего палача коснулась ее гривы. Сердце забилось с невероятной скоростью, тело охватило холодом родом с самого, наверное, северного полюса. Уже дважды она чуть не погибла от рук одного и того же врага — а палач, между прочим, оказался тем же, что и в прошлый раз. Одно только грело душу. Враг ее выпада не пережил. Заклинание, выжрав немало (для простого пони) сил, отчего рискованное в начале и разгаре боя, разодрало врага на части. Второго откинуло метров на семь, протащив еще три по импровизированному полу. Не успел он встать, как охваченное розоватым свечением копье вонзилось сверху, пресекая "жизнь" последнего уцелевшего хасанекра.

Твайлайт с облегчением выдохнула и позволила себе присесть на "землю". Копье, правда, на всякий случай держала поближе. Здравый смысл и опыт общения с извращенцами в области магических испытаний подсказывали ей, что это еще не конец.

 — Неплохо, — ожидаемо раздался голос Алариса. — До высшего уровня тебе очень далеко, но ты уже подаешь успехи. Я рад, что не ошибся в тебе. Впрочем... еще увидим.

Твайлайт подняла взгляд. Аларис, как обычно, держался в нескольких метрах от нее. Похоже, создание теневых кукол, способных использовать магию и сражаться едва ли хуже оригиналов ничуть его не ослабило. Впрочем, чего еще можно ожидать от аликорна с громаднейшим опытом?

 — У меня был хороший учитель, — ответила она.

 — И кто же? — нахмурившись, спросил испытатель.

 — Принцесса Селестия, разумеется.

 — Ха! — воскликнул темный аликорн. — Ох, девочка... — покачал головой. — Моя дорогая Твайлайт... Как мне тебя жаль. Боюсь, Селестия вряд ли сможет научить тебя чему-нибудь путному. Видишь ли, ей не нужны сильные маги, способные без труда составить ей конкуренцию по мере взросления и овладения могуществом. Не ты первая, не ты последняя. Я очень удивился, когда впервые тебя увидел. При твоем потенциале... Ты способна на гораздо большее.

 — Не смейте так отзываться о принцессе Селестии! — вскочив на все четыре копыта, возмутилась колдунья. — Она самая мудрая и добрая пони из всех, кого я когда-нибудь видела. А вот верить вам у меня оснований нет. Да, вы помогаете мне — но я до сих пор не до конца знаю, почему. Откуда мне знать: быть может, вы преследуете только свои корыстные цели и лишь используете меня? Не думайте, что вам удастся переманить меня на свою сторону. Я была и остаюсь верна принцессе и Кантерлоту!

 — Принцессе и Кантерлоту, говоришь? — прицепился к словам Аларис. — Но верен ли Кантерлот принцессе?

 — Несомненно. Все пони верят в принцессу Селестию. И ее сестру — принцессу Луну — разумеется.

 — Луна... — задумчиво произнес Аларис. — Да, в свое время она совершила много великих поступков. Больше, нежели Селестия, на самом деле. Проблема в том, что здесь-то и зарыта крыса. Селестия когда-нибудь рассказывала тебе об истинных причинах восстания Найтмер Мун? Почему она появилась? Уверен, что нет.

 — Принцесса Селестия совершила ошибку. Она не смогла уследить за собой и своей сестрой. Луна жаждала любви пони, любви к ее творчеству. Но никто не обращал на это внимания. Она не смогла это выдерживать и... Перешла на сторону зла.

 — Да неужели! — презрительно воскликнул аликорн. — Более тысячи лет она спокойно мирилась с этим, а тут вдруг взяла и сменила сторону? Девочка, упаси Дискорд, ты хоть сама понимаешь, о чем говоришь? Селестия и Луна застали мои времена, но, должен сказать, уже тогда Селестия возвышалась над своей сестрой. Да, Луне, несомненно, было обидно, что пони не видят ночных красот. Вот только камень преткновения прячется в другом месте. Селестия никогда не расстанется с властью. Да, в последнее время она осознала множество ошибок, однако совершила не меньше. Она будет держаться за трон всеми копытами. Почему же восстала Луна? Да только лишь потому, что ей надоела роль второстепенного правителя. По законам Эквестрии она обладала точно такой же юридической силой, как и ее сестра, однако на деле вынуждена была подчиняться. А "нелюбовь" пони к ночи стала лишь дополнительным поводом для организации восстания. Но, должен признать, даже став Найтмер Мун, Луна, похоже, не хотела портить авторитет сестры... Или у нее были какие-то свои цели. Так или иначе, она никому не сказала, что хочет отнять власть именно из-за презрения к сестре, если я ничего не путаю. А вот что сделала сама Селестия, когда поняла, что стало с ее сестрой, до сих пор остается для меня загадкой, на которую я даже спустя тысячу лет не смог найти ответ. Вы смогли освободить принцессу Луну от влияния Найтмер Мун — так почему же Селестия не сделала того же? Мне кажется, все произошло из-за ее гнева. Она разозлилась на Луну, пожелала ее ухода, и Элементы Гармонии исполнили ее волю. Только потом она смогла успокоиться и осознать свою ошибку. Только было уже поздно.

 — Я вам не верю, — тихим голосом произнесла Твайлайт, начав сомневаться в своих же словах: харизма и уверенность Алариса заставляли ее отступать с каждым выпадом собеседника. — Все не могло быть так. Селестия... Я не поверю, что она способна на такое.

 — О, она способна, — заверил темный аликорн. — Может, сейчас она и подрастеряла часть былой угрозы и былого самовозвышения, однако остается довольно эгоистичной — в своей определенной мере — правительницей. Кантерлот верен ей до тех пор, пока видит в ней авторитет и силу. Увы, и то, и другое с течением времени источается, и в том числе вы невольно становитесь этому причиной. Всех удивляет способность принцессы Селестии управлять солнцем, но никто не видит ничего другого. А что же в случае вторжения? А в случае вторжения почему-то отвечает на угрозу не правитель-защитник, а группа совсем юных девчонок. О каком авторитете после этого может идти речь? Я бы после такого не стал прислуживать Селестии. Ты сказала, что Кантерлот верен ей. Я же говорю, что он ПОКА ЧТО верен ей. Увидишь: придет время, и Селестия окончательно падет в их глазах. Уверен, этот момент наступит очень скоро.

 — Нет... Так не может быть...

 — Может, Твайлайт, — подойдя ближе, сказал Аларис. — Может. С другой стороны, взгляни на Луну. Все знают, что она управляет спутником нашей с тобой родной планеты. Мелковато в масштабах Селестии, да. Однако пони видят ее силу. Они видели ее выступление в Ночь Кошмаров — а выступает она с тех пор — и ты сама знаешь, каких, будучи к тому причастной — не только в Понивилле. Кроме того, она путешествует по снам пони, помогая им решать сложнейшие жизненные проблемы. Она моложе Селестии, но гораздо хитрее и, по мнению пони, гораздо ближе к народу. Авторитет Селестии медленно, почти незаметно, но падает, в то время как авторитет Луны растет. А там, глядишь, полезут и другие.

 — Я никогда об этом не задумывалась, — призналась Твайлайт.

 — Конечно же, ты не задумывалась. Скажи, моя дорогая, кто для тебя ближе: родители или принцесса? Кто проводил с тобой больше времени, кто обучил тебя большему?

Единорожка с позором для себя самой задумалась. Аларис прав: Селестия стала для нее второй матерью и действительно внесла громаднейший вклад в жизнь. Выбирать между родителями и принцессой... Такого подвоха она никак не могла ожидать.

 — Я... Я не могу сказать.

 — Вот именно, — торжествующе произнес собеседник. — Селестия обучила тебя многому, очень многому. И, как видишь, не только в области магии, но и в области мировоззрения. Здесь же мы возвращаемся к началу нашего разговора, Твайлайт. Селестия тормозит твое обучение и направляет в нужное ей русло только потому, что ей так выгодно. Знаешь, до тебя были две ученицы, которые попробовали качать права. Правда, в разных направлениях. Инкиира Шок и Сансет Шиммер. Первая смогла вырваться из-под влияния Селестии — о каком, должен сообщить, узнала уже на втором году обучения. Селестии это, конечно, не понравилось, и она лишила Инкииру почетного статуса протеже, прибавив к обвинению кучу доказательств, иногда полувымышленных. Вот только полностью удалить ее от себя не сумела. И сейчас Инкиира представляет для Селестии едва ли меньшую угрозу, нежели Дискорд или Кризалис. Пока что она сражается на стороне Эквестрии. А дальше? Кто ж знает... С Шиммер получилась очень похожая история. Однако с ней злую шутку в гораздо большей степени сыграли собственные амбиции и — как удивительно! — жажда власти. Сансет ни с того, ни с сего вздумала, что ей суждено сменить Селестию на троне. Подробностей даже я не знаю, но, думаю, тут сыграла свою роль какая-нибудь надежная промывка мозгов. Возможно, магическая. В итоге Шиммер выступила против Селестии и ожидаемо проиграла. Хотя шуму навела очень и очень много.

Аларис, глубоко вздохнув, отошел в сторону. Выждав пару секунд и позволив Твайлайт переварить услышанное, он продолжил:

 — Как видишь, Селестии нужны не могущественные советники и советницы, а придворные чародеи, какими легко управлять. Я видел это множество раз. Не впечатлило. Дальше выбор за тобой, Твайлайт. Ты можешь позволить ей и дальше эксплуатировать себя, либо можешь выступить против нее и заявить о своих правах. Но знай, что в любом случае ты можешь многое потерять. Личная свобода или близость принцессы. Выбирай.

 — А ты?

 — Если ты решишься выступить против нее, тебе понадобится помощь. И я обеспечу ее, покуда смогу. Но на многое не рассчитывай. Тебе придется во многом полагаться только на свои силы.

Твайлайт задумалась. Ей пришлось столкнуться с непростым выбором. С одной стороны ее теплые, почти родственные отношения с принцессой. Селестия вырастила ее с детства, обучила почти всему, что она сейчас знает, стала второй матерью. Пойти против Селестии — значит предать ее. Однако слова Алариса оставили огромный след в душе и здравом смысле. Его речь не показалась ей ложной. Наоборот, очень убедительной и слаженной. Темный аликорн знал, куда бить и на что давить. Соглашение с ним может привести ее не только к свободе, но к огромным возможностям. Аларис не сказал об этом напрямую, однако он всячески намекал, что в полном расцвете сил Твайлайт может если не сравниться с аликорнами, то стать достойным им соперником в магическом плане. Трудно не согласиться, что защищать Эквестрию с такой силой гораздо проще.

И уж точно всякие выскочки вроде Трикси не будут более качать свои права! Впрочем, от этой идеи Твайлайт постаралась как можно быстрее отказаться. Слишком уж она напоминала излишнее самолюбие и эгоизм. А те, как известно, ведут во тьму.

 — Я не гоню тебя, — добавил к прошлым словам Аларис, заметив замешательство собеседницы. — И я даю тебе время подумать. А пока...

Призрак исчез, как и прежде. Не нужно быть провидцем, чтобы понять, что сейчас произойдет. Снова астральное окружение начало меняться, пока не преобразилось к дворцовую площадь Кантерлота. Место, столь прочно засевшее в сердце юной колдуньи. В отличие от родильного дома, показанного Аларисом в прошлом видении, дворцовая площадь казалась очень и очень реальной. Единирожка вздохнула, вспомнив, сколько приключений касались этого памятного места, сколько раз она встречалась здесь со своими подругами. И речь идет не только о хранительницах Элементов Гармонии... Впрочем, все это — дела минувших лет. Более того, каков шанс, что она когда-нибудь сможет снова увидеть Кантерлот, своих родных и близких? Существует ли он вообще? Возможно, существует, иначе вряд ли Аларис стал бы показывать его в таком качестве, в таком проработанном состоянии. Сколько бы единорожка не осматривалась по сторонам, она не смогла заметить ни одной ошибки в обустройстве улиц или архитектуре величественных белоснежных зданий, украшенных золотыми и фиолетовыми цветами. Лишь при помощи мелких деталей она смогла понять, что видение, скорее всего, охватывает период лет за десять до настоящего времени, плюс-минус два года.

Осмотревшись, Твайлайт заметила множество пони — преимущественно единорогов — и нескольких стражников. Однако более остальных ее внимание привлекла троица маленьких — лет по десять каждой — единорожек, весело семенящих маленькими копытцами через площадь по направлению к королевскому саду. Казалось бы, их родителям стоит дать нагоняй, что оставили детишек без присмотра, однако зоркий глаз смог бы разглядеть, что за девочками следили сразу четверо стражников-пегасов. Твайлайт узнала каждую без труда. Разумеется, ведь та, что шла в центре троицы, была она сама. На ее спине покоилась сумка, полная книжек, и колдунья даже удивилась, как в столь юном возрасте она умудрялась без проблем тащить такую тяжелую ношу. Справа от нее бежала, напевая песенку себе под нос, девочка мятного окраса с чуть темноватой по отношению к цвету шкурки гривой и кьютимаркой в форме золотой лиры. Нет сомнений, Лира Хартстрингс. Тогда слева — единорожка бежевого окраса шкурки с малиновыми волосами, среди которых выделяется сиреневая полоска, и кьютимаркой в виде полумесяца, окруженного тремя магическими звездочками — ее давняя подруга Мун Денсер, также несущая небольшой портфель с книгами и тетрадками. Две будущие светила магических наук оживленно разговаривали друг с другом, Лира, как уже сказано, напевала что-то себе под нос. И Твайлайт показалось, что ее песенка сильно напоминает фирменную песенку Пинки Пай. Неужели они уже тогда были знакомы?

 — Ох, Твай, и как ты только управляешься с этим дракончиком, Спайком? — спросила Мун Денсер. — С ними же, с драконами, одни лишь хлопоты.

 — Поначалу было трудновато, — признала та. — Но я научилась. И родители с принцессой помогли мне.

 — Ох, и повезло же тебе, Твайлайт! Я о таком не могла и мечтать! Стать личной ученицей самой принцессы Селестии... Боже, разве может быть что-нибудь прекраснее этого?

 — Сомневаюсь, — восторженно ответила маленькая колдунья.

 — И у тебя, наверное, есть допуск к самой Дворцовой Библиотеке, — предположила подруга.

 — Ну... — замялась Твайлайт прошлого. — Принцесса Селестия запрещает мне лазать во многие отделы и секции... Но да, я могу посещать библиотеку так часто, как только захочу.

 — Мечта... — протянула Мун.

 — И у тебя есть книги по мифологическим существам? — вдруг, перестав напевать веселый мотивчик, спросила Лира.

 — Ох, только не начинай... — попросила Мун Денсер.

 — А что тут такого? Мне, что, нельзя иметь свое увлечение? Вон, сами целыми днями от книжек не отходите! Я же знаю, что они реальны!

 — Люди? — приподняв одну бровь, уточнила Мун.

 — Конечно же!

"Люди?" — повторила реальная Твайлайт. Не так-то давно она слышала об этой расе. Вернее, совсем недавно, в плену у хасанекров. Людьми именовались те странные существа, похожие не то на минотавров, не то на алмазных псов. Но откуда о них знали в Эквестрии? Или же их миры уже когда-то соприкасались?

 — Ты задаешь верные вопросы, — возле единорожки показался призрак Алариса.

 — И откуда? — спросила она.

 — Я не знаю. Не уверен, что то были те самые люди, о каких ты сейчас думаешь. Впрочем, все возможно. Они появились уже после моего поражения, во время мудрого правления Селестии и Луны. Разумеется, не обошлось без шума — хотя там, где есть люди, шум будет всегда.

 — Ты это хотел мне показать? Напомнить, что Лира до сих пор всем сердцем верит в людей? Зачем?

 — Да, я хотел показать это. Но не только это. Знаешь ли, странно, что ты не удивилась, впервые увидев человека в этом мире. А ведь ты никогда не верила Лире взаправду. Никто не верил.

 — Да уж... — нервно хихикнула Твайлайт. — Странно.

Нужно ли говорить, какой стыд она сейчас испытывала. Так предать подругу детства... Что с ней, вообще, происходит? И когда началось подобное?

 — Очень надеюсь, Твайлайт, что со временем ты разберешься в своих ошибках, — наказал Аларис, разумеется, разглядев замешательство собеседницы. — А пока... Тут еще есть, на что посмотреть.

Заметить величественную фигуру, важно идущую в сторону малышек, было трудно. Впрочем, тем это не помешало, будучи втянутыми в задорный разговор, не заметить прибытие самой принцессы Селестии в сопровождении двух гвардейцев и единорожки желтого окраса с пламенного цвета гривой и кьютимаркой в форме огненного солнца, центр которого окрашен золотом, правая часть красная, а левая желтая. Твайлайт напрягла мыслительные процессы, однако так и не смогла вспомнить ее имени.

"Сансет Шиммер," — подсказал Аларис. Впрочем, это имя стало для Твайлайт значимым лишь несколько минут назад. Да и то особого восторга оно не вызывало.

 — Моя дорогая Твайлайт, — окликнула маленькую единорожку принцесса. — Вижу, ты делаешь успехи в поиске друзей.

Троица замерла, обернулась. Мун Денсер с Лирой Хартстрингс, воскликнув: "Принцесса Селестия!" — тут же пали ниц, в то время как их подруга подбежала к учителю, заключив ту в крепкие объятия.

 — Как я рада вас видеть, принцесса! — воскликнула волшебница.

 — И я рада видеть тебя, Твайлайт, — ответила правительница Эквестрии. — Надо же... Прошло всего пять месяцев, а ты так выросла!

"Поездка в Мейнхеттен," — вспомнила реальная Твайлайт.

 — Это были самые ужасные пять месяцев в моей жизни! — принялась жаловаться маленькая колдунья. — Я так не хотела уезжать из Канетрлота... И зачем я только согласилась?

 — Нет ничего плохого в том, чтобы узреть другие города, других пони, другие культуры, — нравоучительно произнесла аликорн. — Я не смогу вечно быть рядом, тебе следует научиться самой справляться со своими трудностями.

 — Да, принцесса, — поникнув, ответила единорожка.

 — Я не корю тебя, Твайлайт, просто поучаю. Я понимаю, что сейчас тебе трудно оторваться от меня надолго, но я вижу, что тебе необходимо проводить больше времени с родителями, братом и няней — Каденс.

 — Это вы организовали поездку? — небольшой стыд тут же сменился большим интересом.

 — Нет, моя дорогая, не я. Я не в силах заставить твоих родителей поступать только так, как мне этого хочется. Точно так же я не могу следить за каждым твоим шагом. Но я могу смотреть за твоими успехами и неуспехами, направлять тебя.

Селестия потрепала жеребенка по голове. В сторонке тихо фыркнула Шиммер.

 — А, Санни, кажется, тебе не очень нравятся нежности, не так ли? — хитро ухмыльнувшись, заметила Селестия. — Может, мне попросить Твайлайт... развеселить тебя?

 — При всем моем уважении, принцесса, — отвечала Сансет Шиммер. — НЕТ!

 — Не будь же такой бякой при Твайлайт. Старшая ученица принцессы должна подавать пример младшей.

 — Попроси Инкииру, она покажет пару хороших примеров.

 — Знаю я, какие у нее примеры, — презрительно фыркнув, сказала аликорнесса. — Ничего кроме темных мыслей-то и нет. Зато на тебя я возлагаю большие надежды.

Внезапно мир вокруг замер, повинуясь магии Алариса. Твайлайт удивленно взглянула на темного аликорна.

 — Этого достаточно, — пояснил он. — Здесь я должен заметить, что Сансет Шиммер уже попала под влияние темных чар... Или чего бы то ни было, что совратило ее рассудок, заставив возжелать власти. Жаль, она тогда не понимала, что власть приносит ее имеющему лишь беды и несчастья. Это огромная ответственность, где нет места бездумным амбициям. Сансет этого не понимала тогда, не понимает и сейчас.

 — Но где она? — спросила Твайлайт. — Почему я ничего о ней не помню?

 — Потому что вы виделись от силы пару раз, но так и не поговорили без участия Селестии. Разумеется, ни о каком крепком знакомстве при таких условиях речи идти не может. Насколько я знаю, сейчас Сансет Шиммер очень далеко — возможно, в другом мире.

 — Но разве такое возможно? — удивилась Спаркл.

 — Напомнить, где вы сейчас? — заметил Аларис.

 — Да, я знаю, но мы попали в другой мир не по собственному желанию, а по воле случая. Неужели с ней случилось то же самое?

 — Нет. Сансет Шиммер также стала жертвой злой шутки, но ее судьба сложилась иначе... Она оказалась заперта в другом мире, и заперта очень надолго. Не думаю, что когда-нибудь она сможет вернуться. Нам нечего бояться. В конце-концов, у тебя в скором времени будет кое-что, о чем Сансет Шиммер не может и мечтать.

 — Что? — заинтересовалась единорожка.

 — Увидишь, — расплываясь в пространстве, заверил призрак.

Пространство снова принялось видоизменяться, принимая форму астрального плана. Твайлайт даже не удивилась. За последние полчаса Аларис уже несколько раз менял форму окружающего ее "мира", так что очередная смена фона не стала хоть чем-нибудь выдающимся. Смущало только одно: Аларис однозначно придумал иное испытание, отличное от первого. Но какое?

 — Ты неплохо справилась с численно превосходящим противником, которого так желала уничтожить в реальности, — раздался голос аликорна. — Я впечатлен, но не достаточно. Сейчас ты встретишь неравного тебе противника. Он не так силен, каким является в реальности. Возможно, ты даже способна превзойти его в энергетическом плане. Однако не забывай, что у него огромный опыт, опыт тысячелетий, опыт множества боев. Если ты выдержишь, мы пойдем далее. Если же нет... посмотрим, к чему все приведет.

Последние слова заставили Твайлайт разволноваться. Аларис четко и ясно дал понять, что она следующему врагу не ровня, что шансы на победу, мягко говоря, слабоваты. Остается только вложить как можно больше смекалки в тактику ведения боя. Теперь нужно лишь понять, кто будет этим самым противником.

"Сзади," — подсказал голос в голове. Твайлайт обернулась вокруг своей оси... и ахнула. Перед нею, метрах в десяти, стояла сама Ее Высочество Принцесса Солнца Эквестрийская Селестия. Ноги единорожки сами сделали несколько осторожных шажков назад. Уж с кем, а с аликорном ей никак не справиться! Если подумать, прошлое испытание было тем еще самоистязанием, но это... Библиотекарша начала подумывать, что Аларис сошел с ума. Ведь победить аликорна, в принципе, невозможно! Как же она, с его точки зрения, должна бороться с целой принцессой? Если уж она и Каденс-то превзойти не в состоянии. Мало того, принцесса была облачена в легкую позолоченную броню, магический фон которой давал знать, что одолеть аликорнессу одной лишь магией будет проблематично, а ее собственное оружие — солнечное копье — способно без проблем резать почти любой материал и испускать лучи чистой энергии, коим под силу расплавить золото. Единственными орудиями в копытах Твайлайт оставались только трофейное копье и ум.

Спорить с Аларисом, умолять его бесполезно — волшебница сразу это поняла. Значит, нужно выживать. Да, именно, не сражаться, а только выживать. Селестия сильна. Очень сильна. Пусть Аларис и говорил, что ее авторитет начал подкашиваться из-за недостатка доказательств ее нынешней силы, Твайлайт была уверена в том, что учитель вполне способна оставить от нее лишь горстку пепла. И никакие щиты тут не помогут! Только сложное меткое планирование, только вовремя устанавливаемая защита и производимые контрудары, только выживание всеми силами.

Селестия ожидаемо нанесла удар первой. Распахнув белоснежные крылья, кончики которых переливались золотом, она поднялась в воздух и спикировала на собственную протеже. Как только ее копыта, облаченные в позолоченные сверкающие поножи, коснулись "земли", поднялась настоящая магическая буря, по сравнению с которой любая волна Твайлайт — лишь капля в море. Единорожку откинуло метров на десять, и только мастерски выстроенная защита и навыки телекинеза вперемешку с возможностью контроля небольших воздушных потоков позволили ей принять в полете нужную для безопасного приземления позу. Но не успела она скоординировать свои действия, как пришлось наскоро ставить барьер для отражения выпущенного солнечным копьем луча, а после и вовсе уходить из-под зоны поражения сразу трех сфер. За почти тысячелетие отсутствия сильных врагов Селестия вряд ли растеряла очень много. Даже будучи лишь созданной Аларисом копией, она обладала громадным потенциалом, перед которым может устоять только самый сильный колдун. И Твайлайт уже после первого выпада соперницы сильно засомневалась в своих способностях.

Принцесса встала на дыбы и разом обрушилась на "землю" всем весом, одновременно генерируя сильный воздушный поток и создавая трещину в поверхности астрала. Твайлайт едва сумела уйти от трещины, но волна заставила ее потерять равновесие и чуть не упасть. Селестия тут же воспользовалась слабостью соперницы. Аликорн подняла ту телекинезом на высоту метров пяти, после чего вновь ударила лучом. Твайлайт сумела защититься, но сбросить телекинетический захват оказалось ей не по силам. Понимая, что дистанционные атаки не принесут никакой пользы, принцесса поднялась в воздух и зависла прямо перед Твайлайт, занеся копье для решающего удара. Ее лицо не выражало абсолютно никаких эмоций, только холодный расчет. Элемент Магии — самый сильный из всех Элементов Гармонии — вновь попыталась высвободиться, попыталась ударить принцессу при помощи своих сил. Бесполезно. Та оказалась слишком могущественным оппонентом. Аларис явно перегнул палку.

Но Твайлайт не хотела верить, что все способно закончиться на этом. Она зашла слишком далеко, чтобы потерять свою личность — а вместе с тем и жизнь — в битве с несуществующей пони, которая, между прочим, в реальности любит ее и уважает. Но вот вопрос: действительно ли Селестия ее любит? Или же Аларис прав? Вдруг она для Селестии — еще один инструмент. Такой же, как Инкиира Шок или Сансет Шиммер. Чем они закончили, когда попытались заявить о себе? Одна лишилась защиты и уважения, другая оказалась в изгнании. Но почему? Разве мудрая и добрая правительница способна на подобное по отношению к ученицам, которые всего лишь захотели обучиться большему, чем планирует Селестия? Нет, конечно. Значит, Селестия не такая, какой всегда казалась. Мудрая — да, но добрая... Добрая ли?

Или же все это — признак глубоко зарытого эгоизма, возвышения над остальными пони? Дурные мысли витали в голове "верной" протеже. Что будет, если она решится выступить против стандартной программы, если согласится на предложение Алариса? Конечно же, она станет еще одной Инкиирой Шок или Сансет Шиммер. Это не то, чего она хотела. Будучи в Эквестрии, когда принцесса рядом, Твайлайт тут же отбросила бы подобные мысли. Но здесь, когда идеала всей жизни поблизости нет, а возможности для холодного анализа есть, выводы напрашиваются неутешительные.

Глядя на безэмоциональное лицо учителя, готового проткнуть ее копьем, Твайлайт поняла, что для Селестии всегда была не более, чем игрушкой, инструментом, удобной марионеткой. Приближенной, но безвольной. Такой же, как королевская гвардия или простые граждане Эквестрии, судьбой вынужденные ей служить и прислуживать. Эмоции захлестнули молодую колдунью. Она почувствовала себя обманутой, преданной, брошенной. Сделала ли хоть что-нибудь Селестия, когда узнала о ее исчезновении? А заметила ли она вообще, что ее верная ученица пропала без вести? Почему она ничего не предпринимает, чтобы решить эту проблему? Вместе с тем пришел гнев. Гнев не только на саму принцессу, но на ее методы, на строй, что она поддерживает. И вместе с гневом пришли силы.

Ей стоило всего лишь послать достаточно сильную волну магии в пространство, чтобы разрушить телекинетический захват. Вторым выпадом она бросила ошарашенную противницу наземь, третьим окружила себя энергетическим полем и влетела с его помощью в принцессу. Она не могла объяснить, откуда появились эти навыки, она просто... чувствовала. Эмоции, скопившиеся в ее сознании, превращались в энергию, та сама собой трансформировалась в умения. Новый выпуск магии, и тело Селестии, охваченное темно-розовым свечением, подлетает не своими силами в воздух, после чего с силой ударяется о "землю". Замахнувшись своим копьем, Твайлайт наносит удар. Затем второй, третий. Аликорн умело защищается, но вынужденна отступать под напором агрессии бывшей верной ученицы. Удар, удар, удар... Слышен непрерывный лязг металла, хлопки мелких магических разрядов и барьеров. Твайлайт не имеет никакого опыта в обращении с копьем, но он ей и не нужен. Ловкий сильный удар — и оружие Селестии отлетает в сторону. Аликорн встает на дыбы, окружает себя барьером, готовя на кончике рога смертельный заряд магической энергии. Но Твайлайт-то знает, что такая могущественная магия требует некоторого времени на подготовку. А между тем она знает, как поступить дальше. Вонзив трофейное копье в купол барьера, частично пробив его, она пропускает сквозь оружие огромное количество собственной энергии, какое вгрызается в живот принцессы, принося той сильную физическую боль. Не сумев совладать со своей магией, накопленной для удара, и своими ощущениями, Селестия теряет контроль над собой, и заклинание разрывается прямо на кончике ее рога. Слышен треск дробящегося костяного выроста, болезненный вопль аликорнессы. Твайлайт отворачивается, не в силах выдержать свет образовавшейся при этом вспышки. Когда она поворачивается обратно, видит, что Селестия лежит на "земле", тяжело дыша, подогнув задние ноги, правым передним копытом держась за раздробленный рог, левым — за почерневший живот.

 — Неплохо, — раздался голос Алариса. — Очень неплохо.

Призрак появился напротив Твайлайт, по ту сторону Селестии, с интересом глядя на поверженную принцессу и явно ожидая завершения спектакля.

 — Не ожидал от тебя такого, — признался он. — Теперь я вижу, что не ошибся в своем выборе. Ты действительно способна на многое. Конечно, нельзя говорить о твоем истинном потенциале только лишь на примере борьбы с материальными проекциями, но только полный дурак не смог бы увидеть твоей силы. Однако тебе стоит научиться контролировать ее. И тогда... Тогда я представить боюсь, на что ты будешь способна.

Слова призрачного наставника отрезвили единорожку. Ярость, накопленная за время осознания и боя, стала потихоньку стихать, и она уже не желала только лишь смерти проекции, позволившей себе атаковать ее... управлять ею.

 — И что теперь? — не отводя взгляда от поверженной жертвы и продолжая держать копье наготове, спросила она.

 — Тебе решать, — сказал Аларис. — Ты можешь сокрушить ее. Нанести последний удар. Разве тебе этого не хочется? Она посмела манипулировать тобой и твоими предшественницами, как хотелось только ей. Но времена меняются, и ученик способен стать мастером. Впрочем, если ты считаешь, что судьба цареубийцы тебя не прельщает, можешь опустить оружие. Но я советую задуматься о последствиях. Сейчас твой выбор едва ли повлияет на дальнейшую судьбу. Но потом... Кто ж знает?

Твайлайт продолжала смотреть на Селестию. Все двери открыты перед нею. Выбор из двух... Самый сложный выбор. Всего полчаса назад она, не раздумывая, опустила бы оружие, но сейчас... Сейчас пришло понимание. Нет, она не хотела смерти Селестии — никогда не хотела и не захочет. Но копия — это не сама Селестия, и ценности здесь другие. Впрочем, правильно заметил Аларис: она не цареубийца и не убийца вовсе. Да, ей приходилось уничтожать хасанекров, но хасанекров трудно назвать разумными и, тем более, живыми. Здесь все совсем по-другому. Но...

 — Нет, — в конце-концов произнесла Твайлайт, опуская копье. — Я не могу.

Аларис ухмыльнулся.

 — Твой выбор принят.