Мечта

Исполнившаяся мечта одной кобылки...

Другие пони

Офицер в стране чудес

Опасное это дело, боец, в лес ходить. Думаешь самое страшное, что тебя ждёт в походе - это злобная мошкара, мозоли от снаряги и воодушевляющие люли от непосредственного командования? Как бы не так. Ты можешь попасть в такую задницу, что чистка туалетов за потерянный аккумулятор от казённой рации покажется курортом. Всё начнётся с того, что ты найдёшь самую обычную на вид землянку, а дальше... Что? Ты уже слышал эту историю? Не бойся, в этот раз всё будет совсем по другому...

ОС - пони Человеки

Выручи меня!

Жеребчик Твинки Литтл отправился купить себе кексиков, но по пути события приняли нежданный оборот.

Пинки Пай ОС - пони

Фанфик о том, как пони писали фанфики

Аннотация к фанфику с таким названием кажется излишней.

Твайлайт Спаркл Другие пони

Гостья дальних земель

Пони, живущие в Эквестрии рады каждому новому дню. Они безмерно дружелюбны и отзывчивы. А что, если заглянуть в глубь их душ? В то место страха и ужаса, которое затянуто радужной оболочкой счастья. В Эквестрии есть и другие «дороги» и по невольному случаю, некая кобылка была брошена на чёрную тропу.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна

Разбитая верность

Дэши - Элемент верности. Что будет, если предать ее? Предать саму верность? "Мое имя – Мидхарт, и я – самый глупый пегас во всей Эквестрии".

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия ОС - пони

Метаморфоза

-Что вы со мной сделали?- испугалась Ловинг. Она замерла и внутри неё всё похолодело. -Это ещё часть превращения... - улыбнулась Кризалис. - Пройдёт ещё немного времени и ты будешь полноправным членом Улья. -Нет... Никог... -сонно проговорила Ловинг, но с каждой секундой внутри кокона она теряла силы. Но перед тем, как она заснула голове промелькнула мысль: - Ты никогда не станешь прежней.

Другие пони

Новобранец

Небольшая история о том, как младший лейтенант дворцовой стражи Мунлайт Мелоди пришла к жизни такой. *** Первый рассказик из достаточно большого (в планах) цикла историй про Погодный корпус гвардии, который на самом деле совсем не погодный, и офицеров, служащих в этом в высшей степени примечательном соединении. Теоретически, Вы можете надеяться на раскрытие большинства встреченных в этой зарисовке персонажей, однако это будет не быстро.

Принцесса Луна ОС - пони Шайнинг Армор

Навёрстывая упущенное

Насколько притягательной для двух друзей жеребячества, чьи дороги давно разошлись, окажется мысль вернуть всё назад?

Другие пони

Извилистый путь

История происхождения змеи по имени Ламия и её желания уничтожить существующий порядок вещей в Эквестрии.

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Король Сомбра

Автор рисунка: Noben
Глава 25. Последний день Империи Глава 27. Кристальная ярость II

Глава 26. Кристальная ярость I

Группа учёных в срочном порядке выезжает из Стэйблриджа в Кристальную Империю для расследования чрезвычайного происшествия...


Ночные караулы на дворцовой площади не нравились никому. Там было холодно, ветрено, темно и скучно. Поболтать не с кем – обычные пони, незнакомые с уставом караульной службы и не приносившие присягу, ночью предпочитали спать. Впрочем, тем же уставом дозволялось перекинуться парой фраз со сменщиками во время сдачи поста сверх положенных пароля и отзыва. Ввиду некоторой двусмысленности формулировки этот пункт трактовался весьма вольно – в итоге смена караула затягивалась порой минут на десять, во время которых гвардейцы загадывали друг другу загадки или травили анекдоты разной степени неприличности и бородатости. В остальное время единственным развлечением караульного было разве что смотреть на беспрестанное вращение Кристального Сердца, но это наскучивало лишь немногим медленнее, чем наблюдение за тем, как сохнет краска.

Ночные караулы никому не нравились, но график службы составлялся так, что рано или поздно они выпадали каждому. Вот и младший командир Флэш Сентри, ёжась от пронизывающего северного ветра, «дара Як-якистана», считал шаги и оставшиеся до конца его смены минуты. И размышлял над загадкой своего товарища по тактическому звену. По всему выходило, что ответ «лягушка», но жёлтый пегас сомневался в части про «хвост и чёрное платье». С другой стороны…

— Младший командир Сентри! – козырнул подошедший к нему рядовой. Флэш мотнул головой и с сожалением отложил поиски ответа – покидать пост без причины было запрещено уставом, так что игнорировать подчинённого не стоило.

— Что такое?

— Там пони какая-то мимо колонны прошла только что. Уронила сумку и сама не заметила. Сумка её осталась.

Флэш всмотрелся в темноту. Луна как раз скрылась за облаками, и разглядеть что-либо за пределами освещённого тускнеющим фонарём пятачка было сложно. Как назло, фонарщик опять опаздывал.

— Где эта пони?

— Не знаю… – пожал плечами гвардеец. – Я пытался её догнать, но она буквально пропала. Куда-то свернула с улицы, а я не увидел, куда именно. И я не знаю, что делать. Забытая ей сумка лежит и лежит.

Взгляд пегаса наконец уткнулся в небольшой мешок с застёжкой, прислонённый к одной из четырёх опорных колонн дворца, на самой границе света и тени. На оставленную вещь начали поглядывать и другие стражники.

— Ладно, оттащи сумку в караульную, – махнул копытом Флэш Сентри. – Когда растеряша вернётся, ей отдадим.

Рядовой снова козырнул и помчался выполнять приказ. Флэш Сентри проследил за ним взглядом – хоть какое-то событие за всё дежурство. В голове у него крутилась догадка, что ответ на четверостишие и вправду лягушка, потому что у головастиков есть хвосты…

Вспышка разорвала ночь, превратив её в летний полдень. На месте сумки вскипело огненное облако, из которого во все стороны с рёвом метнулись жёлто-рыжие жгучие змеи. Раскалённые куски металла со свистом рикошетили от мостовой, колонн дворца, парадной лестницы, постамента Кристального Сердца. Сама реликвия не пострадала, укрытая мерцающим магическим полем, принявшим удар на себя. Стражи-единороги укрыться щитами не успели. Стражи-пегасы и не могли этого сделать.

*   *   *

Первое, что Шейд и сопровождающая его группа стэйблриджцев увидели на вокзале Кристальной Империи – целую толпу кристальных пони, читавших объявление на кассе. На их мордочках отражались разные чувства, от возмущения до тревоги. Объявление было набрано такими крупными буквами, что вновь прибывшие, не приближаясь к толпе, прочитали его без труда. Администрация вокзала уведомляла, что выезд из Империи по железной дороге временно запрещён. Въезжать же дозволялось исключительно особым группам специалистов, вроде тех, что сопровождали советника по науке. Причём последних при пересечении границ Империи проверяли поимённо.

Вторым сюрпризом стал состав встречающей делегации. Доставленную экстренным поездом группу ожидали лично принц-консорт Шайнинг Армор, а также принцессы Селестия и Луна. А ещё минимум рота закованных в броню пегасов и единорогов, защищающих высокопоставленных особ от любых возможных угроз. Краулинг Шейд по долгу службы и ввиду вхождения в высшие круги был знаком с принципом армейского посткатастрофического синдрома, но даже он оторопел от такой сверхреакции. Его менее информированные спутники – Везергласс, Скоупрейдж и Соубонс – и вовсе застыли столбами, едва выйдя из вагона, тогда как советник по науке прошёл через расступающиеся ряды гвардии к ожидающим его пони.

— Ваши высочества, ваше превосходительство. Какие есть новости? – Бэт-пони одномоментно перешёл от формальных приветствий к деловому общению.

— Пока что здесь, в Империи, половина всей гвардии, – ответила Луна, вовсе проигнорировав положенные по этикету пустословия. – В том числе несколько ваших сородичей. Для ведения ночного дежурства.

— Если понадобится, я сюда со всех краёв дивизии переведу, – жёстко произнесла Селестия. – Если бы не угроза со стороны Грифоньей Республики, то уже бы это сделала.

— И я не считаю такое поведение правильным, – холодно заметил Шайнинг Армор. – Большое количество эквестрийских воинов лишь нервирует кристальных пони. Ваша гвардия, конечно, профессиональнее моей, но потребность в ней кажется надуманной.

— Ясненько, – уныло сказал Краулинг Шейд, мелко кивая. – Я-то думал, что-то серьёзное случилось, а не кадровые вопросы с семейными дрязгами.

Венценосные особы переглянулись и, как подумалось Шейду, вразумились.

— Шайнинг Армор объяснит вам ситуацию, – обратилась к советнику по науке Селестия, принц молча кивнул. Шейду показалось, что он не стремится задерживаться в обществе эквестрийских принцесс. – Мы с сестрой будем ждать здесь Твайлайт и её подруг. Их поезд подойдёт через несколько минут.

— Всё настолько серьёзно, что потребовалось присутствие Твайлайт Спаркл? – приподнял бровь бэт-пони.

— Надеюсь, что не потребуется, – ответила солнечная принцесса.

Охранное построение поменялось, заключая в отдельное кольцо Шайнинг Армора, советника по науке и троих стэйблриджцев, прекративших таращиться на непривычные имперские порядки.

— Да что тут творится-то? – взволновано спросила Везергласс. Бэт-пони жестом переадресовал вопрос представителю правящей семьи.

— Минувшей ночью неизвестное заклинание ударило по дворцу, по одной из опорных колонн, – коротко обрисовал ситуацию Шайнинг Армор. – Скоро мы пройдём мимо этого места, и вы увидите последствия.

— Скоупрейдж, Везергласс, осмотрите там всё, – распорядился Шейд.

— Ой, а на выступление Винил Скрэтч можно будет потом сходить? – неожиданно спросил Скоупрейдж. – Я слышал, что она тут с гастролями…

— Пришлось отменить, – сообщил Шайнинг Армор.

Скоупрейдж к вящему неудовольствию шагавшего рядом начальника не успокоился.

— Печально. Но, может, гастроли ещё возобновятся?

— У нас она выступать точно не будет, – разочарованно ответил принц. – На первом же концерте в местном Дворце искусств от специфической музыки Винил Скрэтч начали трескаться стены. И едва не рухнул потолок. Оказалось, что строительный материал, которым славится наша Империя, плохо реагирует на звуковое воздействие. То есть музыка Винил не сочетается с нашей архитектурой.

В подтверждение единорог указал копытом на массивное здание с барельефной аркой над входом. Фасад Дворца искусств оплетали нововозведённые строительные леса.

— Давайте вернёмся к ночному происшествию, – попросил Краулинг Шейд.

— Стоящие в ночном карауле стражники пострадали, – продолжал вводить специалистов в курс дела белый единорог. – Начальнику отряда перебило крыло, у него мелкие ранения, временная потеря слуха. Через полгода вернётся в строй. А вот рядовому бойцу, стоявшему близко к месту удара заклинания, досталось сильнее. Ему помочь ничем не смогли.

— Соубонс, медицинский отчёт мне предоставишь, – потребовал бэт-пони. Розовая единорожка, поддерживая серьёзный тон начальства, коротко кивнула.

— К счастью, заклинание оказалось недостаточно сильным, чтобы повредить опору дворца. Всех в здании, конечно, разбудило, и паника разыгралась самая натуральная. Мне пришлось вывести жену из дворца в безопасное место. А в её положении такие потрясения крайне нежелательны.

Шейд шагал, согласно кивая в такт речи Шайнинг Армора и своим видом показывая, что разделяет волнение единорога. Радостные известия о «положении» принцессы Кейдэнс разошлись по Эквестрии пару месяцев назад. Советник по науке отреагировал, отправив подарок от себя и своего НИИ. По поводу подарка пришлось собирать целый совет из начальников отделов. Неожиданно самым адекватным оказалось предложение Скоупрейджа о детской коляске со встроенным индикатором местоположения.

— Вы с супругой уверены, что целью был дворец, а не Кристальное Сердце? – задал очевидный вопрос Краулинг Шейд.

— Нет. Не уверены. Попало в колонну дворца, а куда летело, сказать сложно. На всякий случай мы временно переместили Сердце внутрь, в закрытое защищённое помещение. Охранять его от таких атак, когда оно на площади, слишком сложно.

Впереди уже виднелась та самая площадь под дворцом, где перевёрнутой сосулькой торчал пустующий постамент вновь скрытого от глаз символа Империи и виднелись одинокие горожане, с печальным видом бродившие вокруг. На их памяти уже был случай пропажи Кристального Сердца – король Сомбра спрятал артефакт незадолго до своей принудительной отставки. Или за тысячу лет до неё – тут мнения современных историков расходились.

— Я непременно хочу осмотреть Сердце, – предупредил советник по науке, встряхнув небольшую сумку с инструментами, которую ему доверил коллектив учёных. – Надо удостовериться, что ему не нанесён вред. Физический либо магический.

— Мы никаких повреждений не заметили… – начал было Шайнинг.

— У ваших глаз есть возможность двухсоткратного увеличения? – довольно дерзко поинтересовался Краулинг Шейд.

— Эм… Нет, – смутился фактический правитель государства.

— Тогда моя точка зрения куда более, как вы говорите, профессиональна.

— Это не я так говорю, – буркнул белый единорог. – Это прицепилось ко мне после Эквестрийских игр. Точнее, после обсуждения их организации с комитетом…

Пони-учёные отделились от беседовавших административных деятелей около лестницы, поднимавшейся ко входу во дворец. Скоупрейдж ещё на ходу вытащил верный «Расклинатель», который без проблем должен был обнаружить малейшие следы излучений и идентифицировать магию, подкоптившую и оплавившую кусок колонны и почву под ней. Везергласс принялась осматривать царапины, трещины и сколы, которых вокруг имелось более чем достаточно. Соубонс осведомилась о местонахождении медцентра и зашагала в указанном направлении.

Два жеребца поднялись на нижние этажи дворца. Советнику по науке хотелось лично поприветствовать хозяйку Империи и будущую маму, также он планировал удостовериться в сохранности Кристального Сердца. Выполнивший свою задачу отряд охраны оперативно разбрёлся по переходам и комнатам дворца – настолько оперативно, словно именно это являлось самой ответственной частью их службы.

— Мы нашли особую закрытую комнату, – пояснил Шайнинг Армор. – Окон нет. Двери отпираются, только реагируя на нашу с Кейдэнс магию. Причём заклинания она и я должны творить совместно. Это чтобы избежать… – Единорог уставился на узорчатое ковровое покрытие. – Ну, всяких обманных перевоплощений.

Шейд оценил и одобрил все меры предосторожности, введённые венценосным семейством. Меры включали и пару гвардейцев, неотлучно нёсших вахту у запертой комнаты. Эти воины были настолько сосредоточены на своей обязанности стоять и таращиться на противоположную стену, что явно упускали из виду стоящую чуть в стороне зеленогривую кобылку, которая наблюдала непосредственно за ними. Шейд её как раз заметил, но не успел подать вида – подарил широкую клыкастую улыбку принцессе Ми Аморе Каденза, представшей перед гостями в широком платье, маскировавшем выпиравший животик.

— Ваше высочество. Свежи и румяны как никогда, – учтиво склонил голову бэт-пони.

Тон ответной фразы не гармонировал с отмеченным прекрасным видом:

— Выгляжу я приемлемо, несмотря на весь шум, бессонницу и плохой завтрак, который мне подсовывают.

— Он не плохой, он витаминный, – возразил супруг.

— Вот сам его и ешь! – недовольно фыркнула Кейдэнс.

Советник по науке слегка опустил уши, ощущая сочувствие к принцу, который показался ему затравленным ещё на вокзале. Теперь тайна нервозного состояния единорога перестала быть таковой.

— Советник по науке Краулинг Шейд желал бы удостовериться, что Кристальное Сердце в порядке, – поспешил перейти к делу Шайнинг Армор.

Судя по недовольному выражению мордочки, Кейдэнс не собиралась менять тему разговора и так легко забывать про неугодный ей завтрак, однако присутствие бэт-пони всё же заставило будущую маму отложить выяснение отношений с супругом. Она повернула голову к дверям, лишённым замков, ручек и каких бы то ни было иных выступающих частей. Рог её окутало слабое сияние, и из воздуха соткалось полупрозрачное розовое подобие кьютимарки кристальной принцессы. Проплыв к двери, оно коснулось левой створки и словно впиталось в неё, окрасив кристалл в розовый цвет. Секунду спустя правая створка засветилась голубым, вобрав энергию ключа в форме голубоватого щита, созданного Шайнинг Армором. Сияние становилось всё ярче, затем по дверям от центра к петлям прошла волна, похожая на раздвигающийся занавес – и двери медленно распахнулись, открывая взглядам присутствующих полутёмное помещение с высокой подставкой в центре. Поставка была пустой.

Стоящие в карауле стражники смотрели на Шайнинга, который вместе с титулом принца носил и звание капитана гвардии, Шайнинг смотрел на Кейдэнс, Кейдэнс не сводила глаз с пустующего постамента в самом надёжном помещении дворца. Шейд смотрел на зелёную единорожку с изумрудной гривой, которая в момент открытия дверей решила присоединиться к общему веселью.

— Это невозможно! – Шайнинг Армор забежал внутрь комнатки, где, в лучшем случае, могло поместиться всего четыре принца. – Двери не мог открыть никто, кроме нас. Заклинания чётко работали. Их нельзя было подделать. Никто не мог. Я же велел не позволять никому останавливаться или замедлять шаг в этой части замка? Велел или не велел?

— Велели! – кивнул старший охранник.

— А через двери никто и не проходил, – взяла слово зелёная единорожка, с напускным интересом заглядывая в пустую комнату. – Она другим способом зашла и вышла. Если потратить часок и проломить одну из стенок, мы наверняка найдём за ней тайный ход времён Сомбры. Патримони им воспользовалась.

Хотя Шайнинг и Кейдэнс были знакомы с Дресседж Кьюр, её слова оставались для них непонятны. В отличии от них, Шейд сразу сообразил, откуда во дворце взялась зелёная единорожка и о чём она ведёт речь, поэтому прямо спросил:

— Ты её выследила?

— Слово «выследила» будет преувеличением. Мне известно, что она пару недель назад вернулась в Кристальную Империю. Здесь её следы найти сложно. Она прячется. Использует старые военные приёмы и потайные ходы под Империей. Там я её достать не могу. Поэтому я караулила здесь, надеялась, что она объявится возле Кристального Сердца. Как видно, напрасно.

— Я ничего не поняла, – сказала Кейдэнс; Шайнинг кивком поддержал жену. – Кто у меня тут во дворце шастает? Зачем? Почему? Это чейнджлинги? Милый, вдруг это чейнджлинги? – Она в страхе прижалась к облачённому в мундир мужу.

— Это не чейнджлинги, – заверила беременную кобылу Дресседж Кьюр. – Это кристальная пони, которую зовут Патримони. За ней числится весьма длинный список преступлений. Ограбление в Стэйблридже, ограбление в Кантерлоте, причинение тяжких увечий в Балтимэйре. Это не считая того, что она творила здесь в правление Сомбры…

Шайнинг Армор почесал сине-голубую гриву.

— А это не та кристальная пони, которая стащила заклинание из справочника по Империи?

— Та самая, – кивнула Кьюр. – Она не просто умыкнула «Отмычку Сомбры» из архивов. Она нашла мага, который наложил на неё эти чары. Теперь в вашем королевстве есть пони, которая может пройти через стены. Буквально. И она вас двоих очень сильно не любит.

Шейд бросил на подругу предостерегающий взгляд. Сведения о том, что Патримони действует согласно посмертной воле своего короля, Кьюр получила из разговора со Скриптедом Свитчем, о котором никому более не полагалось знать. Впрочем, тревога бэт-пони была излишней – зелёная единорожка прекрасно понимала, что не всякая информация предназначена для чужих ушей.

— Вы изволили лишить командующую её короля и, следовательно, её работы. Поэтому она весьма на вас зла, – продолжала Кьюр. – Возможно, что Патримони стащила Кристальное Сердце, чтобы отомстить. Но, может, все ещё хуже, ибо о её планах остаётся только гадать. К тому же не совсем понятно, что за заклинание она применила к дворцовым колоннам. И зачем.

— Везергласс и Скоупрейдж над этим работают, – ответил Шейд.

— Отлично! Я давно их не видела. Будет повод обменяться свежими сплетнями.

— Можешь начинать, – качнул головой бэт-пони.

Несмотря на яркий день и блеск окружающих кристаллов, от которого очки почти не помогали, Шейд ни на минуту не терял сосредоточенности. Он успевал следить не только за стоящими рядом пони, но и за дальним концом коридора, первым заметив несущихся во весь опор подчинённых, явно спешащих сообщить нечто крайне важное.

— «Расклинатель» ничего не зафиксировал! – резко остановившись и едва переведя дух, доложил Скоупрейдж. – О! Привет, Кьюр! Здравствуйте, ваше высочество.

— Это не было заклинанием, – дополнила скупой отчёт Везергласс. – Судя по разлетевшимся фрагментам, а также остаточным следам, огненная буря имела немагическую природу. Кто-то смешал раствор с отложенной бурной экзотермической реакцией, добавил к нему несколько колб с горючей смесью и два десятка гаек. Всё это ночью и бабахнуло. И да, привет, Кьюр. И ваше высочество.

— Колонну, кстати, это не свалило бы, – перехватил эстафету чёрный единорог. – Для этого вагон такой взрывчатки потребуется.

— Везергласс, Скоупрейдж, рада вас видеть. А если по делу, то вагон она достать не сможет, – вступила в разговор Дресседж Кьюр. – Гайки и химикаты она утащила пару дней назад. Я ещё сомневалась – она или не она. Получается, решила устроить взрыв. Чего ради?

На этот вопрос ответ дала принцесса Кейдэнс.

— Чтобы мы с Шайнингом испугались за сохранность Кристального Сердца и перенесли его во дворец. Где все стены в её распоряжении. Мы сами подарили ей доступ к главной реликвии Империи.

— А что, Сердце свистнули? – удивился Скоупрейдж.

Шейд с трудом удержался, чтобы не шикнуть на подчинённого, ограничившись лишь неодобрительным взглядом, ввиду скрывающих глаза очков полностью проигнорированным. Догадку единорога подтвердил кристаллийский принц. Скоупрейджа это почему-то заставило улыбнуться.

— Тогда дело за малым. – Он похлопал по карману, где покоилось раскладное исследующее устройство. – Сейчас «Расклинатель» перенастрою, и он с точностью до метра нам местонахождение Кристального Сердца обозначит. Артефакт такой мощности от сенсоров не скроешь.

Уже через пять минут чёрный единорог с двухцветной гривой стоял на балконе дворца, неспешно поворачиваясь по часовой стрелке в попытках отыскать след реликвии. Везергласс, Шейд, Кьюр и венценосные супруги могли в это время наблюдать, как в сторону дворца по центральной улице направляются две кантерлотские принцессы, а также шестёрка из Понивилля, которой приписывали свойство решать все крупные государственные проблемы. За исключением тех, о которых вообще не упоминали. Не упоминали потому, что сноска в учебнике истории с текстом «узурпатора Скриптеда Свитча свергла армия чейнджлингов, пока государственная власть сидела и точила лясы» не нравилась решительно никому.

«Расклинатель» несколько раз пискнул, и чёрный единорог нажал несколько кнопок, уточняя настройки. Скоупрейдж, постоянно вносивший в конструкцию своих технических средств какие-то новшества, мог видеть на экране текущей модификации не только точку-источник излучения, но и рассчитываемые дистанцию и топографическое положение. Хотя в корректности работы алгоритма, отвечавшего за последнее, сейчас уверен не был, так как тот выдавал какую-то чепуху.

— Кристальное Сердце предположительно в той стороне, – не очень уверенно произнёс он, для наглядности качнув «Расклинателем» в нужном направлении. – До него девятьсот семнадцать метров.

— Далековато она с ним утопала! – присвистнула Кьюр.

— Восемьсот семьдесят шесть метров, – озвучил уточнённые показания Скоупрейдж, медленно подкручивая какой-то верньер.

— Да, но это, наверное, с учётом того, что она прячется под землёй, – заметил Шейд. – Последние шесть метров, возможно, придётся преодолевать строго вниз.

— Восемьсот двадцать один метр…

— Она что, движется? – растерянно спросила Везергласс.

— Если так, то почему-то в нашу сторону и почему-то с невероятной скоростью, – ответил супруг, на всякий случай встряхивая измерительный прибор. – Семьсот семьдесят пять метров…

— Она на поезде, что ли?

— Едва ли, даже наш локомотив так мчать не может, – покачала головой Кейдэнс. – Милый, а ты что думаешь? Милый?

Принцесса посмотрела на неподвижного мужа, широко раскрытыми глазами таращившегося в одну точку, и перевела взгляд в том же направлении. И тоже замерла в оцепенении. Через секунду к семейной паре присоединился Шейд. Последним, кто не понял, почему вокруг него все стали излишне молчаливы и сосредоточенны, стал Скоупрейдж. «Расклинатель» показывал ему, что до Кристального Сердца осталось меньше пятисот метров. А откуда-то сверху донёсся неопределённый гул.

Единорог оторвался от экрана, поднял взгляд и увидел дракона. Не слишком большого, не слишком похожего на настоящего, какого-то угловатого и сильно бликующего на свету, но дракона. У него были два крыла и пара задних лап, а передние отсутствовали вовсе. Спереди вместо привычной головы находилось нечто, напоминавшее чемодан или сундук, сидевшее на толстой короткой шее. Но ради художественной ценности – или ради аэродинамики – автор вырезал из минеральной породы рельеф ноздрей, глаз и рта, шипы, расходившиеся подобно воротнику, и даже чешуйки с прожилками.

В полёте существа тоже хватало странностей. Работали и издавали шум только крылья, остальные части тела если и двигались, то крайне скованно. Чтобы выполнить разворот над дворцом, чудище заложило широкий вираж, кое-как подправляя траекторию хвостами, которых насчитывалось три. Наверное, для уравновешивания чрезмерно тяжёлой передней части туши. Тем не менее, при всех своих недостатках выглядел дракон весьма устрашающе. И неестественно.

В копытах единорога тихо пискнул «Расклинатель». Точка, отмечающая Кристальное Сердце, двинулась по дуге следом за монстром. Свидетельствуя, что либо дракон присвоил себе драгоценный артефакт, либо, что Скоупрейджу казалось при всей невероятности более реалистичным, реликвия являлась частью существа. Ведь оно целиком, насколько удавалось рассмотреть, состояло из кристаллов, а в глубине его груди светилось нечто, напоминавшее формой Сердце.

— Вот когда я говорю «мать моя драконозебра», я вот что-то такое обычно и представляю. Только ещё и в полосочку, – нарушила молчание Везергласс, когда летающий монстр пошёл на второй круг.

— Что это такое? – испуганно спросила Кейдэнс.

— Это, милочка, Кристальная Ярость, – прозвучало сзади.

Все, включая трёх гвардейцев, настолько увлеклись наблюдением за драконом в небе, что совершенно не заметили, как в помещении дворца стало на одну пони больше. Лишь когда гостья подала голос, присутствующие обратили на неё внимание. И снова впали в ступор, потому что сложно было понять, кто перед ними.

Без сомнения, это была Патримони, но даже сталкивавшийся с кристальной пони Скоупрейдж не узнал её – к созданию своего образа она подошла со всем возможным тщанием. Тело кобылки было скрыто комбинезоном из плотной тёмно-серой ткани, поверх которого она надела фрагменты доспеха – воротник из стальных полос и наборные пластинчатые поножи, закрывавшие ноги спереди. На её спине лежала красная тряпка, изображавшую королевскую мантию. Взлохмаченную гриву она выкрасила в чёрный цвет за исключением одной пряди, идущей от центра лба к затылку – она жёстко топорщилась, пламенея подобно закатному солнцу в разрыве грозовых туч. Глаза Патримони держала закрытыми, но в первое мгновение никто этого не понял: она густо подвела их фиолетовыми тенями, нарисовав широкие полосы от переносицы до висков, а на веки нанесла зелёную краску с красными точками фальшивых зрачков. В целом её попытка создать образ сгинувшего короля-тирана была довольно нелепа и должна была вызывать смех, однако никто даже не улыбнулся.

Пегас-стражник, явно не слишком знакомый с историей Сомбры, бросился на незваную гостью с копьём, однако та продемонстрировала, что он напрасно счёл её просто ряженой кобылкой. Мгновенно открыв глаза, она качнулась в сторону, подставила ногу и, когда наконечник скользнул по пластинам брони, быстрым движением вырвала копьё из копыт незадачливого воина и с силой ударила его тупым концом древка в морду. Не ожидавший отпора жеребец взвыл и отшатнулся. Бросив оружие на пол, Патримони развернулась и смерила оставшихся стоять взглядом.

— Не стоит повторять его попытку. Я пришла поговорить.

Услышав шум за хвостом, она повернулась так, чтобы одновременно видеть и стоящих на балконе, и тех, кто только что появился в дверях. Убедившись, что все четыре принцессы-аликорна не спускают с неё глаз, она подошла к столу и села на стул, скрестив на груди передние ноги.

*   *   *

Любой артист отдал бы свой хвост и ухо в придачу, лишь бы оказаться перед такой аудиторией: полтора десятка пони, среди которых четыре принцессы, принц и советник по науке, да и остальные известны далеко за пределами родного Понивилля. Патримони спокойно смотрела на них, словно восседающая на троне королева – на своих вассалов. Ей будто было безразлично, что большинство из обступивших её полукругом жеребцов и кобылок просчитывают свои шансы одолеть её в бою.

— Что нам мешает немедленно упрятать тебя в каземат? – На роге синего аликорна замерцали искры магии.

— Ничего, – согласно качнула головой Патримони. – Можете упрятать. Я вам это даже позволю. В любом случае я выполнила свою задачу. Выполнила приказ моего короля. Дальнейшая моя судьба мне безразлична. Я пришла ради того, чтобы вы смогли обрести свою.

— И что это должно означать? – спросила вернувшаяся в комнату Селестия, выходившая на балкон, чтобы посмотреть на кружащее над городом кристаллическое чудовище.

— Защитный механизм, который я активировала, по-простому называется Кристальная Ярость. Строго говоря, это неживой организм, созданный магией. Кристальное Сердце питает его энергией, позволяет двигаться, летать и, как вы вскоре убедитесь, уничтожать цель сфокусированными магическими потоками.

По балкону в очередной раз пронеслась тень крылатого чудовища, оказавшегося всего лишь хитроумной конструкцией. Это, впрочем, не умаляло тревоги потенциальных целей, которым грозило уничтожение.

— Управляется Кристальная Ярость, – продолжала Патримони, – посредством кристальных пластин, имеющих сквозные отверстия. Они двигаются внутри её головы, пропуская или не пропуская лучи энергии. Это определяет реакцию Ярости на ситуацию. Сейчас исполняется команда барражирования над центральной точкой Империи в течение трёх часов.

Единственной реакцией слушателей стала фраза Везергласс «Я знала, что такая технология в Империи была», брошенная шёпотом. Остальные всё ещё пытались понять, к чему ведёт кристальная пони.

— А что будет потом? – спросила Твайлайт Спаркл.

— Самое интересное, – охотно ответила Патримони, холодно улыбаясь. – Кристальная Ярость выполнит приказ короля. Видите ли, принцесса, Сомбра не хотел, чтобы Кристальная Империя попала в копыта какой-то крылато-рогатой твари. И построил механизм, готовый без жалости и промедления уничтожить всех существ, чья сущность отличается от сущности кристальных пони. То есть всех пришлых чужеземцев вроде вас. Итак, если вы вовремя не сбежите в свою Эквестрию, вы её больше никогда не увидите. Выбор за вами.

— Так это... Может, просто поломать эту штуковину? – произнесла пегаска с разноцветной гривой, которую Патримони помнила ещё по никчёмно исполненному турнирному поединку.

— Попробуйте, – развела копытами кристальная пони. – Остановите творение короля Сомбры. Покрытое бронёй из чистого кристаллизита… О, да! – подтвердила она, заметив скептическое выражение на некоторых мордах. – Хоть королю и пришлось загнать в шахты почти всё население Империи, это принесло свои плоды. Источник кристаллизита был обнаружен, ценной субстанции нашлось применение. Чтобы проломить броню Кристальной Ярости, потребуется магия, стократно превосходящая возможности Сомбры. А среди вас нет никого, кто стоил бы даже кончика его рога. Попробуйте сбить Кристальную Ярость магией, попробуйте забить копытами – она просто перейдёт в режим ответного удара. И трёх часов у вас уже не будет.

Принцесса Селестия посмотрела на пегасов и единорогов своей гвардии. Особенно пристально – на получившего в морду древком своего же копья.

— Как нам остановить эту Кристальную Ярость? – спросила принцесса.

— Понятия не имею, – рассмеялась кристальная пони. – Это ваша проблема, вы её решайте. Меня вполне устраивает, что защитный механизм запущен. И что сегодня к вечеру от вас в Империи не останется и следа. Так или иначе.

Солнечная принцесса надменно фыркнула. По её распоряжению пять гвардейцев опустили копья нацелившись на Патримони. Остальные бойцы под их прикрытием стали подходить ближе.

— Раз ты нам позволяешь, мы тебя, пожалуй, арестуем, – произнесла Селестия. – Возможно, нам хватит трёх часов, чтобы объяснить тебе, какую ошибку ты совершаешь. Нельзя отделять Кристальную Империю от Эквестрии. Это может сказаться на благополучии всего мира.

— Другим эти сказки рассказывай, – рыкнула Патримони, слезая с «трона». – Пока можешь.

Она действительно не препятствовала своему пленению, даже позволила надеть на себя кандалы. Лишь немного развлекла себя, резким поворотом головы заставив отшатнуться того молодого гвардейца, которого недавно приложила копьём.

Когда тихий смех ряженой под Сомбру кобылки затих в коридоре, Селестия обвела взглядом оставшихся в комнате, явно не предназначенной для таких больших собраний.

— Луна, Кейдэнс, Твайлайт, идёмте за мной, – распорядилась правительница Эквестрии. –Составим план действий. Шайнинг Армор, как принц Империи, займись спасением её подданных. На случай, если мы не преуспеем, как можно быстрее выведи всех не-кристальных пони за границу государства. Я сомневаюсь, что она рассказала нам всю правду, но давайте надеяться, что этот дракон действительно не полетит в Эквестрию.

— Я здесь со своей командой подумаю над решением, – вставил Краулинг Шейд.

Селестия его, по всей видимости, не слушала, машинально кивнула и вышла в сопровождении троих аликорнов в соседнюю залу. Подруги Твайлайт тоже ушли, чтобы ждать под дверью до момента объявления плана и, скорее всего, принять в нём самое непосредственное участие. Шайнинг Армор помчался выполнять свой долг правителя: скоро над всем городом зазвучало его объявление, в котором единорог призывал одних сохранять спокойствие, а других – собирать вещи.

Шейд махнул копытом, призывая подчинённых свободно рассаживаться.

— Кьюрис, мне и твоя голова тоже потребуется, – обратился бэт-пони к зелёной единорожке.

— Я здесь и никуда не собираюсь, – ответила Кьюр. – Злодейка поймана, помещена в темницу, как и планировалось… – Недовольные нотки в её голосе выдавали, что такое наказание она считает непозволительно мягким. – И я снова с тобой.

— Хорошо, – выдохнул Шейд. – Итак, как нам остановить летающую гадость искусственного происхождения так, чтобы она нас не изжарила?

— Изменить ход её мыслей, – сказал Скоупрейдж.

— Она не разумна! – раздражённо ответил бэт-пони, не видевший в текущей ситуации поводов для шуток, но чёрный единорог ещё не закончил:

— Так и я не в метафорическом смысле предлагаю. Надо залезть на неё, просверлить дырку в башке, вытащить пару управляющих шестерёнок…

— Эх, сюда бы Граундбрейкера с его «Выветривателем», – сокрушённо вздохнула Везергласс.

Бэт-пони протестующе замахал копытом, пресекая досужие размышления супружеского тандема.

— Это не пойдёт! Нам вряд ли удастся залезть на эту штуковину. Кроме того, она наверняка решит, что мы на неё нападаем, и тогда мы покойники. Ещё идеи?

— Я уверена, что эта Патримони нам в чём-то врёт, – подала голос Дресседж Кьюр. – Не мог Сомбра построить совершенно неуязвимую машину. С его-то безумием. Очевидно, что есть способ свалить её, а эта тварь кристальная пытается нас запугать, чтобы мы не пробовали.

— А если нет? – возразил Шейд. – Если она честно нас предупредила? Нельзя пытаться атаковать магией или, там, камнями, без гарантии, что сработает. Один неверный шаг, одно неверное предположение – и нам всем не жить. Метод проб и ошибок тут точно неприменим. Нужны более рациональные идеи. Думаем!

Участники «мозгового штурма» погрузились в молчание. Дресседж Кьюр, соединив копыта и уткнувшись в них губами, неотрывно смотрела на стол. Скоупрейдж уставился через балконные двери в небо, то ли просчитывая траекторию движения волшебного конструкта, то ли просто пялясь в никуда. Затянувшуюся тишину нарушила Везергласс, принявшись отстукивать копытом какой-то ритм и немузыкально мычать. Шейда, снявшего очки, чтобы протереть стёкла, это порядком разозлило.

— Хватит завывать! – рявкнул он, бросая на малиновую пони злой взгляд сильно прищуренных глаз. – Сосредоточиться мешает.

— Извините, я нервничаю, – ответила начальник отдела прикладной магии. – День сегодня очень поганый выдался. Я не выспалась, тряслась несколько часов в поезде, выяснила, что мне осталось жить меньше трёх часов. А ещё муж мой ныл, что на концерт Винил Скрэтч не попал. Вот, стараюсь ему компенсировать…

Сидевший напротив неё Скоупрейдж медленно повернул голову в сторону жены и уставился на неё широко раскрытыми глазами.

— Гласси, ты самая умная умница на свете! – торжественно произнёс единорог. – Вот оно! Концерт Винил Скрэтч!

— Что? – не понял Краулинг Шейд.

— Винил Скрэтч своей музыкой разломала местный Дворец искусств, – поделился услышанной сегодня сплетней Скоупрейдж. – Который из кристаллов. Потому что твёрдая структура минеральной формации чувствительна к звуковым колебаниям определённой частоты. Если найти правильную частоту для кристаллов, из которых сделан тот дракон… – Единорог для усиления эффекта резко свёл вместе передние копыта. – Бум! Нет монстрика! Он сам рассыплется.

— Ёлкины иглы, а ведь ты прав, – произнесла Везергласс. – И Винил Скрэтч в городе. Потому что поезда отменили, уехать она не могла. Попросим её поставить пару убойных треков. Сделаем их мега-убойными!

— Как подобрать правильную частоту? – задала резонный вопрос Дресседж Кьюр.

— Можно потренироваться на одном музейном экспонате, – тут же ответила Везергласс. – Не так давно я приезжала изучать кристаллийские технологии, видела в музее незаконченную плоскую табличку с отверстиями. У неё был отколот уголок. Я тогда не поняла, что это такое. Но теперь уверена – это Сомбра делал запчасть для своего дракона, но она не получилась, и он кусок кристалла выкинул. А другие, аналогичные, вставил в голову этой своей Ярости.

Шейд посмотрел на загоревшуюся идеей малиновую единорожку. Потом на спешно что-то чертившего чёрного единорога. Вот ради таких моментов, когда удавалось наблюдать, без ложной скромности, великие умы за работой, он и решился стать советником по науке.

— Итак, если повезёт, мы разломаем музейный кусок кристалла, – сказал бэт-пони. – А как разломать всего дракона?

— Так-так-так. – Карандаш Скоупрейджа ещё активнее заскользил по бумаге. – Нам понадобится расставить по городу в определённых точках звуковые пушки. Фактически динамики, только узконаправленные. На них выведем треки от Винил. При сложении волн эффект мультиплицируется. Трёх пушек должно хватить, четырёх хватит с запасом, на большее количество я, скорее всего, деталей не найду. Только…

Единорог замер с выражением сомнения на морде. Дресседж Кьюр неспешным шагом переместилась ему за спину, изучая вычисления.

— У нас нет источников питания для таких пушек, – сформулировала она проблему.

— Нужно что-то со стабильной выходной мощностью до шести тысяч чар, – подтвердил Скоупрейдж. – Эх, зараза! Из Стэйблриджа генераторы не успеем доставить. Даже на крыльях.

Странный звук привлёк общее внимание, и взглядам поднявших головы стэйблриджцев предстало нечто куда более поразительное, чем кружащий над городом искусственный дракон – сотрясающийся от смеха Краулинг Шейд.

— У нас четыре таких генератора в соседней комнате ходят, – произнёс он, взяв себя в копыта и сделав глубокий вдох.

— Шейд, ты предлагаешь запитать технику от принцесс? – ошарашенно спросила Дресседж Кьюр.

— Не, ну а что, можно, – кивнул Скоупрейдж, вновь черкая на листке. – Можно настроить адаптер на поддержку постоянного поля. Единственная проблема в контактах… У принцесс есть какие-нибудь отверстия, чтобы вставить МТП-штекер?

— Не отвечайте, это провокация, – быстро сказала Везергласс, прекрасно уловившая весёлые интонации в голосе своего супруга.

Шейд махнул копытом и поднялся с места. Ему не терпелось рассказать их высочествам о перспективной идее, выдвинутой подчинёнными ему учёными пони. Возможность представилась прямо в коридоре, поскольку их высочествам не терпелось поделиться собственными гениальными планами.

— Мы придумали, что делать, – одновременно произнесли Краулинг Шейд и Селестия. Бэт-пони смутился и быстро добавил:

— Уступаю вашему высочеству.

— Мы придумали план. Рискованный, но он может сработать. Одна из нас атакует чудовище, и оно погонится за ней. Другие откроют портал в Тартар. Кристальная Ярость, следуя за целью, пролетит через него. Потом отвлекающая принцесса вылетит обратно, – с лёгкой запинкой, говорившей о неуверенности, добавила Селестия. – Чудовище остаётся там.

Шейд оглядел свою учёную свиту, ожидая, кто первый сформулирует очевидный вопрос.

— А Кристальное Сердце мы как вернём?

— Мы думаем над этим, – уклончиво ответила Селестия, отводя взгляд.

— Можно попросить Силена, чтобы сыграл мелодию и утихомирил это чудовище, – предложила старшей сестре Луна.

— У кристального дракона ушей нет, разума как такового тоже. Силен со своей музыкой будет бесполезен. И вообще его реальные умения сильно преувеличены. Или ты забыла, как он не смог разрушить заклинание Тирека и освободить нас?

Дав непонятный почти всем ответ на непонятное предложение, старшая из принцесс выжидающе посмотрела на советника по науке. Тот поправил галстук, откашлялся и произнёс:

— Наша идея в том, чтобы расставить несколько звуковых излучателей и воздействовать на минеральную оболочку дракона, разрушив её направленными модулированными звуковыми колебаниями. Пробное испытание проведём на одном музейном экспонате. И, к большому нашему счастью, ведущий эквестрийский эксперт в области звука сейчас находится в Кристальной Империи.

— Мне их идея уже нравится больше, чем наша, – сообщила Кейдэнс, пока Твайлайт и её подруги согласно кивали. Селестия помолчала несколько секунд, прикидывая желательные и нежелательные последствия обоих планов.

— Что требуется от нас? – осведомилась солнечная принцесса у советника по науке.