Солнечный ветер

Разговоры диархов варьируются от простой легкой болтовни до бесед, потрясающих основы мира. Иногда это происходит одновременно.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Молниеносный бросок

Однажды тёмным ненастным вечером, пережив серьёзное падение, Рэйнбоу Блитц оказывается на попечении своего верного друга Берри Баббла. Два юных жеребца пускаются в путь, полный весёлых экспериментов и открытий.

Рэйнбоу Дэш Пинки Пай

Чужеземец

Вы когда-нибудь встречались на улицах с прохожими, которые, кажется, сбежали из дурдома, ограбив при этом цирк? А пытались при встрече с ними разрядить ситуацию нелепой шуткой? Даже так? Ну а эти странные люди когда-нибудь оказывались действительно могущественными настолько, чтобы отправить Вас в параллельный мир, населенный мифическими существами и миролюбивыми, но довольно странными жителями, похожими на земных пони? <br/>Меня зовут Макс. И я недавно неудачно пошутил. Тот, кому была адрессованна шутка, тоже оказался не особым юмористом. Поэтому сейчас я живу у черта на рогах, в мире, где нет людей. Меня уже один раз обстреляли, немного ранили и вообще — унизили донельзя. Сейчас я еду — а уже завтра все изменится. Я буду идти. А еще через день, может, и идти перестану. Жизнь в чужом мире граничит с болезненной импульсивностью. Никогда не знаешь — где тебе повезет

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Брейберн Другие пони Человеки

Fallout : New Canterlot

Война. Прошлые поколения Эквестрии не знали даже значения этого слова. Но сейчас всё изменилось. Магическая радиация, разъедающая этот мир уже многие годы, снизилась до относительно безопасного уровня. Самые дальновидные смотрители убежишь - сумели ухватить момент и открыть тяжёлые двери для своих подопечных. В число таких убежищ входило одно укрытие под номером 30, в которое допускались лишь медицинские работники любых специальностей, рассчитанное на то, что когда мир снова станет безопасным для обитания – они обратят свои знания во благо и обучат будущее поколения своему ремеслу, но судьба распорядилась иначе. Во времена смотрителя Миколы Ред Харт убежище сделало огромный скачок вперёд, в области технологий, что создало потребность обучать подрастающее поколение не только медицине, но и науке. Убежище начало расцветать и расширяться, приобретая новые очертания, так не похожие на стандартную форму всех прочих. Второй переломный момент произошёл во времена не менее выдающегося смотрителя – Персеваля Блу Харт. Он первый осмелился направить экспедицию на поверхность, чтоб снять пробу с «нового мира». Экспедиция превзошла все ожидания. Период распада магической силы завершился, а её отложения, в последствии, смогли стать новой формой энергии, благодаря которой начал своё существование один из первых научно-медицинских центров на пустошах. Персеваль организовал строительство центра прямо над убежищем, при помощи роботов, функционирующих на продуктах распада магической радиации и в считанные годы все обитатели убежища смогли выйти из под земли, чтоб воочию насладиться своим новым домом. Так начала своё существование организация « Пурпурный Крест » а Персеваль стал её первым директором. Спустя два поколения пони – нынешний директор, имя которого не влечёт за собой ни капли смысловой нагрузки – объявил заведение закрытым от посторонних глаз. С его правления прошло уже 10 лет, «Пурпурный Крест» скатился до изготовления энергетического оружия и военной имплантологии, что не смогло не привлечь косые взгляды со стороны ещё одной организации – Братства Стали, которая не скрывала свою неприязнь к «Пурпурному Кресту». И вот, спустя год конфликта, в организации, считавшейся одной из сильнейших, прогремел взрыв, сметая всё величие великолепного сооружения с лица пустоши.Но это не конец нашей истории, а только её начало.

ОС - пони

Изумрудное Пламя Воли \ The Emerald Flame of Will

Что такое "Сила Воли"? Это то, что заставляет нас продолжать идти, прорываясь сквозь все невзгоды и преграды, какими бы они ни были. Пожалуй только на "Силу Воли" и может рассчитывать Мэтью, оказавшись в неизвестном месте, без памяти о прошлой жизни, а лишь с невнятным письмом и странным зеленым кольцом. Сможет ли он использовать эту могущественную силу или же его страхи разорвут эту связь?

ОС - пони Человеки

Осколки

Вот и закончился этот 2020-тый год. Он оказался тяжелым, но взгляните на это с другой стороны: для многих из вас он стал отличным поводом уделить больше внимания своим вторым, третьим и четвертым половинкам. Я уверен, что многие из вас не сидели сложа руки, а развивались и адаптировались. Я мог бы ещё долго лить воду на стены текста, рассказывая о том, как важно не терять силу духа, оптимизма и волю к жизни, но все наверняка заняты подготовкой к празднику. Поэтому я просто выложу то, над чем работал два дня: небольшой праздничный спешл о Блике, которому не посчастливилось встречать праздник в одиночестве. Берегите себя и своих близких.

ОС - пони

Чрево машины

Пони пробуждается в стальном саркофаге корабля. Ни ветра, ни света, ни жизни. Могила времени. И лишь гнетущий хор гидравлики, труб и насосов, гудящий в ушах, зовущий вглубь — в чрево машины.

Другие пони

Они уходят к звездам

О том, как пони уходят к звездам, сквозь свои сны и страхи, сквозь целую жизнь и бесконечный сиреневый снегопад.

Другие пони

Почтальон

День из жизни земной пони, который мог бы быть обычным днём, но что-то пошло не так.

Пинки Пай Грэнни Смит Дерпи Хувз Другие пони ОС - пони

Погасшая Трикси

Кроссовер с игрой Elden Ring. Трикси Луламун критически не повезло и во время хаоса устроенного Дискордом в мире, её закинуло очень далеко от родного дома. Теперь, вокруг неё мир, в котором прямо сейчас идёт апокалипсис. Мир, в котором война на четыре фронта не игра речи, а устоявшийся факт. Что же, шоумэйр придётся пройти через ад, чтобы вернуться назад.

Трикси, Великая и Могучая

Автор рисунка: Siansaar

— А мы точно хотим себе метки спелеологов? — неуверенно поинтересовалась Свити Белль, переступая с копыта на копыто перед входом в пещеру недалеко от Замка Двух Сестёр в Вечнодиком лесу. — Может сначала попробуем получить метку микробиологов?

— Что? — Скуталу удивлённо протянула, поправляя седельные сумки и шлем. — Как можно не хотеть залезть туда?

— Да всё будет нормально, Свити Белль. — вмешалась Эпплблум. — не переживай. Это обычная пещера, полазаем по ней, и выйдем, не будем заходить далеко. Да и я сестру предупредила куда мы идём, так что если что нас найдут.

— Ага, найдут, — понурила голову маленькая единорожка. — Или нас, или наши бездыханные тела. Да и вообще, почему Эпплджек не остановила тебя от этой затеи?

— Ну я её предупредила весьма специфично — положила записку на свою кровать.

— Да ладно, хорош мяться, погнали, отважные кобылки — Скуталу нацепила на себя очки и шагнула внутрь пещеры.

Пройдя несколько метров её всё ещё можно было видеть, так что пегаска помахала своим подругам, зазывая их к себе. Свити Белль выдохнула и пошла вслед за ней, Эпплблум же пристроилась рядом с единорожкой и подбадривающе улыбнулась ей.

Как только все их копыта оказались внутри пещеры, камни под ногами стали трещать, а затем и вовсе начали обваливаться вниз, утягивая Меткоискателей за собой…


Свити Белль наотмашь двинула передним копытом, пытаясь прогнать невесть откуда взявшийся тусклый свет, что сейчас бил ей по глазам, вызывая жуткую головную боль. Ей сейчас не хотелось ничего, кроме как унять это ужасающее дискомфортное чувство. Но это пробудило в ней неожиданную мысль: «Если мне больно, то есть шанс что мы не умерли».

Откуда-то слева послышался вымученный стон Эпплблум. Это ещё больше пробудило в ней надежду на то, что падение в бездну закончилось благополучно и не привело к трагедии. Свити Белль собрала все силы и начала колдовать простое заклинание света. И спустя несколько попыток окружающее пространство озарил тусклый магический свет.

Взору кобылки открылась тёмное широкое пространство, то тут, то там прерываемое сталактитами и сталагмитами. Её подруги лежали практически рядом — Эпплблум лежала на спине, закрывая глаза потресканным шлемом, а Скуталу закрывалась копытом от света, оперевшись на сталагмит. Подруги Свити Белль в целом были относительно в порядке — несколько ссадин, порезов, парочка кровоподтёков. Снаряжение почти всё было потеряно, не считая касок у единорожки и земной пони, и порванного жилета с остатком верёвки у пегаски.

— Девочки, вы в порядке? — поинтересовалась Свити Белль у своих подруг.

— Амхм, аэ… — начала что-то мямлить Скуталу, вставая на ноги. — Всё ужасно болит… Но на удивление вроде как ничего не сломано. — простонала она, оглядывая своё тело. — Но вот слышать я стала хуже. Почему-то.

— В груди. — выдохнула Эпплблум. — В груди. Ужасно. Болит. Не могу… Вдохнуть.

Свити Белль услышав это подбежала к подруге, садясь возле неё на круп. Скуталу же, позабыв про всю свою боль, с округлёнными от страха глазами стала метаться по окружающему пространству, в поисках аптечки, что они взяли с собой на всякий случай.

— Мы с тобой, дорогая, всё будет хорошо, — шептала единорожка, осматривая подругу. В районе грудной клетки у неё было множество ушибов и мелких травм, но хуже всего был звук. — Эпплблум, ты странно дышишь — слева есть звук, а справа почти нет.

Глаза земной пони стали словно блюдца. Она с трудом вдохнула, с надеждой глядя на Свити Белль. На её глазах начали проступать слёзы.

— Я. Не хочу. Умирать. — всхлипывала пони, жадно глотая воздух. — Я не хочу умирать. Мне страшно, мне очень страшно. Я столько хочу ещё сделать, я… Я…

Она не смогла договорить последнюю фразу, зайдясь в жутком надрывном кашле, который позволял делать судорожные вдохи лишь на милисекунды. Скуталу же, закрыла уши копытами и опустилась на землю. Она начала бормотать что-то невнятное, погрузившись в отчаяние и не находя в себе силы посмотреть на ту пони, что делала свои явно последние вздохи.

Но тут Свити Белль, что тоже была на грани, сквозь слёзы сконцентрировалась на своём роге, после чего яркой вспышкой выстрелила в задыхающуюся подругу. Она сама до конца не поняла, что сделала, но в тот же миг Эпплблум прекратила кашлять и хрипеть. На секунду единорожке показалось что она убила свою подругу, но тут…

— Воздух. Воздух… — Эпплблум вскочила на ноги, делая полный вдох грудью. — Лягать яблочные деревья. Как же это прекрасно…


— Так, ну всё, хватит, — Скуталу смахнула копытом слезу, после того как вырвалась из объятий подруг. — Простите меня, что втянула вас в эту передрягу.

— Да ладно, ничего страшного. — земная пони потёрла бок. — Хорошо что среди нас есть единорог. Так что всё обошлось. Прорвёмся.

— Нам повезло, что я всё-таки подсознательно запомнила этот урок от принцессы Твайлайт. Заклинание временной стабилизации… Да, выберемся отсюда буду каждый день ходить к ней на занятия.

— А может ты получишь метку реаниматолога? — улыбнулась пегаска.

— Реани… мато? Кого? — Почесала голову Свити Белль.

— Ладно, неважно, — заключила Скуталу. — Давайте думать где мы оказались и как нам выбираться отсюда. Нам всем нужно в больницу, а Эпплблум нужна срочная помощь. Сколько у нас есть часов, прежде чем заклинание спадёт?

— Не знаю. Час, может минут тридцать. Но заклинание можно продлять. Правда Твайлайт говорила что с каждым новым обновлением что-то там будет… Побочные эффекты, дольше лечение, больше осложнений… Что-то наподобие этого. Не знаю.

— Так, — заключила пегаска. — Значит нам нужно выбираться отсюда как можно скорее.

— Я видела свет, когда очнулась. Пойдём к нему? — Свити Белль окинула взглядом остальных меткоискателей, и те лишь согласно кивнули. — Тогда за мной!


Кобылки с трудом протискивались по узкому проходу навстречу тусклому свету. Им было больно, было сыро, неприятно и противно, но они ползли дальше, царапая бока о камни. Свити Белль ползла первая, освещая подругам дорогу. И вскоре, пещера стала становиться шире, так что вскоре меткоискатели продолжили свой путь уже на ногах. И вот, спустя минут восемь страданий, они наконец побежали навстречу свету, навстречу безопасности и помощи…

Однако когда их глаза привыкли к изменившийся обстановке, всех обуздал дикий первородный ужас, заставляющий сердце биться словно бы после марафона. Вместо Вечнодикого леса они оказались посреди неизвестного им города. И это было не самое пугающее обстоятельство.

Весь ужас заключался в другом — таких городов как этот не существовало ни в Эквестрии, ни в мире. По крайней мере в их — кобылок окружали гротескные башни уходящие верхушками далеко за облака. Вид их был настолько странен и необычен, что можно было подумать, будто в этих зданиях жили далеко не пони… Квадраты и треугольники плавно перетекали в овалы и эллипсы, вместо окон были какие-то отражающие поверхности, словно бы состоящие из жидкости и переливающиеся на свету яркими цветами. Каждое здание оплетала сеть из труб, проводов, мостов и держащихся на тонких палочках веранд и садов.

Но больший благоговейный страх вызывало даже не то, что они могли видеть лишь части этих зданий, так как остальное всё скрывалось облаками, и даже не их вычурность, коленки дрожали от того, что все эти здания были повреждены, будто бы их обстреливали единороги, в них зияли дыры, а в некоторых можно было наблюдать струи пламени.

Под этим обстоятельством взгляд кобылок стал замечать и другие детали. Как они теперь могли понять, когда огляделись вокруг, а не только лишь вверх — меткоискатели стояли посреди гигантского шоссе, то тут, то там разрезаемого дырами в покрытии. Повсюду царила тотальная разруха, искарёженный металл, странные сожжённые повозки с четырьмя колёсами, вывески магазинов на невиданном языке, цветы странных форм, деревья и различные конструкции — всё это было повсюду на дороге и возле неё. Шоссе разрезало высокие здания, отделяя плотную застройку друг от друга, но даже так плотность и масштаб повергали в шок.

Если Мейнхеттан был большим городом, то это… Это было нечто слишком необъятное для понимания кобылок. Так что им не оставалось ничего, кроме как боязливо прижаться друг к другу, и начать дрожать от страха. В конце концов они были всё ещё маленькими жеребятами, совершенно обычными. И они попали в незнакомое необычное место, они были ранены, хотели есть и пить. Они не были героями как принцесса Твайлайт и её друзья, и поэтому — им было страшно. Потому что жеребятам не хочется рисковать жизнью и перемещаться в другие миры. Им хочется к маме, поесть, поиграть, может быть даже почитать… Но не этого.

Кобылки, ещё раз взглянули к облакам и заплакали от отчаяния.

— Мне страшно. — сквозь слёзы просипела Эпплблум. — Я соврала вам. Никаких записок я не оставляла. Нас даже не будут искать.

— Ты что? — слёзы Скуталу сменились на гнев. — Ты хочешь сказать что никто не знает что мы здесь? Да я тебя сейчас…

— Так стоп! — взяла себя в копыта Свити Белль. — Не хватало нам ещё поссориться. Давайте лучше думать как выбраться из этой передряги. И чем скорее тем лучше. Среди нас есть весьма тяжело раненная пони.

— Но что ты предлагаешь?

— Я…

Договорить Свити Белль не дал громкий нарастающий гул. Земля под ногами начала дрожать и вибрировать. Подул сильный ветер, отогнавший облака… Взору кобылок помимо верхушек зданий высоко в небесах открылась ужасная картина — на небосводе одновременно находилась и луна, и солнце. И они начали медленно расползаться в противоположные друг от друга стороны. Меткоискатели, словно заворожённые с трепетом и ужасом наблюдали за этим сакральным действом.

Но когда небесные тела дошли до определённого положения, они остановились. А в следующую секунду начали падать на землю. Кобылки от страха не могли пошевелиться. Но и отвести взгляд они тоже не могли — настолько величественным и захватывающим дух оказалось это действо.

Однако возле самой земли тела остановились, а спустя мгновение превратились в две сплошные гигантские стены. И если со стороны солнца вместо него материализовались столбы первородного огня, то со стороны луны не было ничего… ничего, кроме непроглядной тьмы. И проверять, ни каково это быть сожжёным солнечной энергией, ни узнавать что за кару скрывала темнота совершенно не было никакого желания ни у одной из жеребят.

А потом… две сплошные стены, перекрывающие взор с двух стороны, начали медленно двигаться навстречу друг другу…

— Бежим, — прошептала единственное что пришло на ум Скуталу. — Бежим!


Эпплблум упала возле куска металла, она опять начала задыхаться, и Свити Белль опять применила заклинание. Это был уже третий раз. Больше делать было очень вредно.

— Я не могу больше. Я не могу. Мы бежим уже который час, — сказала земная пони, вставая на ноги. — В этом нет смысла. Стены почти догнали нас. Мы лишь отсрочиваем неизбежное.

— Нет. Мы на месте. — Скуталу указала копытом на кусок какого-то здания в конце улицы.

— Ты сейчас это о чём? — подняла бровь Свити Белль, переводя дыхание. — Ты так говоришь будто мы бежим не наобум.

— Да, мы бежим туда, куда надо. Не подумайте что у моих родителей тут квартирка в одном из этих зданий, но я скажу так — я тоже иной раз умею пораскинуть мозгами.
— Объясни-ка.

— Когда солнце и луна отошли друг от друга на равное расстояние, я примерно прикинула, что мы были ближе к солнечной стене. Ну и после начала движения всё совсем стало очевидно. Что бы это ни было, но центр у него по моим рассчётам — в том здании.

Меткоискатели смерили свою подругу одобрительными взглядами. А после этого уже все кобылки побежали вперёд. И вновь пустые улицы этого города огласил едва слышимый стук от копыт. Всё же это место было ужасно жутким и неприятным. Как известно лицо поселения — его жители. Но тут было столь пустынно, что лица у этого города и вовсе не было…

Кобылкам было интересно что тут происходит, что случилось с жителями, кто эти жители и так далее, но более всего их интересовало то, кто сделал и как сделал все эти ужасные разрушения. И жеребятам очень не хотелось встречаться с ним, или с ней, или с ними.


Свити Белль, Скуталу и Эпплблум вскоре оказались возле ступеней того самого здания, на которое указала пегаска. Это строение было ещё более монументальным, чем всё увиденное ранее — большие каменно-бетонные столбы, богато украшенные причудливыми узорами, составляли идеальный квадрат, между которыми начинались ступени. Сами же они уходили далеко за облака и были весьма большими, явно не под размер пони.

— Ну что, — Свити Белль спросила, обращаясь к своим подругам. — Поднимаемся наверх?

— Да, давайте. Быстрее! — вскрикнула Эпплблум и побежала вверх. Все остальные побежали вслед за ней.

Меткоискатели всё бежали и бежали, преодолевая сотни и уже тысячи ступеней. Время тянулось словно бы дёготь. И спустя как казалось уже бесконечное количество времени, Свити Белль обессилено упала.

— Всё. — выдохнула она. — Больше не могу. Бегите дальше без меня.

— Нет, мы… — начала говорить Скуталу.

— Да помолчите вы, — прервала её Эпплблум, после чего взвалила на себя свою уставшую подругу и будто не чувствуя ничего, начала бежать дальше.

Пегаска же лишь недоумённо махнула своими крылышками и последовала за земной пони.

Вскоре жеребята пересекли грань облаков, и как и следовало ожидать, за ними они увидели верхушки зданий города. Они высоко возвышались вокруг, но теперь всё же можно было увидеть их верхушки. Тут же кобылки ещё больше стали ёжиться от страха. Стены из огня и тьмы уходили далеко ввысь, и им не было ни конца, ни края.

Однако были и хорошие новости: ступени, на которых они находились, вскоре должны были закончиться, ведь теперь можно было увидеть некое квадратное помещение, к которому они вели.

И вот, меткоискатели оказались перед квадратной аркой, ведущей куда-то внутрь этого странного здания, к которому сейчас стены тьмы и пламени подобрались максимально близко. Кобылки направились внутрь. Тут было темно, но вот впереди чуть немного колыхался приглушённый свет. И какие-то голоса, казавшиеся какими-то знакомыми.

Вскоре пегаска, единорожка и земная пони, оказались внутри большого зала, который сплошь состоял из колонн, между которых располагались какие-то столы, стеллажи, флаги, знамёна и гербы. Также везде были надписи на каком-то невиданном языке, а в некоторых изображениях, которые сохранились здесь очень плохо, будто бы опалённые пожаром, виднелись пятипалые конечности, похожие на когти грифонов, но только более необычные и не такие острые.

— Замрите в восхищенье пред сиянием ночи… — леденящий душу голос раздался откуда-то из середины зала.

— Довольно тебе, сестра. Больше тут никого нет. И никого ты тут не испугаешь. — ещё один голос отвечал первому.

Меткоискатели же переглянулись и отправились к центру, навстречу звукам.

— Да, признаю. К сожалению в этом мире больше не осталось никого. А скоро не станет и этого мира.

— Не печалься, сестра — кобылки тихо подползали всё ближе и ближе. — Нам ещё удастся повеселиться в будущем. Ведь те, кто хочет нарушить нашу гармонию, они никогда не кончаются.

— И это прекрасно. — голос прервался. — А знаешь что ещё прекраснее, чем наши небольшие приключения?

— Знаю. — отрезал другой голос в ответ. — Когда наш маленький секрет раскрывают наши маленькие пони.
Зал озарила сильнейшая вспышка, ослепившая меткоискателей, но когда их глаза вновь смогли видеть, они стали об этом жалеть — теперь кобылки оказались в самом центре помещения. И страх их одолевал даже не от того, что их раскрыли, а от того, кто это сделал…

С одной стороны на них смотрело высокое существо, имевшее окраску самой тьмы, длинные клыки, вертикальные зрачки и всё это обрамляло эфирное нечто, походившее на звёздное небо. С другой же их встречало само первородное пламя, которое обволакивало ещё одно такое же высокое существо.

Свити Белль ещё раз закрыла глаза, протёрла их копытом, и вновь открыв их, ей открылось ужасающее откровение.

— Не троньте моих друзей! — единорожка зажгла рог и создала небольшой защитный купол. — Верните нас домой, вы, монстры! Вы, Дейбрейкер и Найтмер Мун!

Ослепляющий свет окончательно стих и в приглушённом освещении на трёх кобылок теперь жадно смотерли две пары вертикальных зрачков и два клыкастых рта.

— Да, это мы. — Дейбрейкер расправила крылья. — Но не бойтесь, мои маленькие пони, мы вам ничего не сделаем. В конце концов, ради этого мы вас и создали.

— А теперь отдохните. — Найтмер Мун зажгла свой рог и всех троих кобылок в одночасье сморил сон…


— Свити Белль, — Рарити крепче сжала свою сестру. — Вы могли погибнуть в этой пещере! Вы никого не предупредили, как так можно рисковать своей жизнью, я ещё могу понять взорванную ярмарку, и сотни раз разгромленный Понивилль, но пойти в пещеру, в которой так отчётливо пахло метаном, да ещё и начать жечь факелы, да вы…

— Не кори свою сестру, Рарити, — принцесса Селестия подошла к воздушной карете скорой помощи, в которой сейчас Свити Белль заставляли дышать чистым кислородом из специальной машины. — Не надо кланяться, будь с ней. В конце концов они хоть и безрассудны, но храбры и отважны. Да и свои кьютимарки они наконец-то заполучили. Твоя сестра станет реаниматологом! Скуталу станет математиком, а Эпплблум первая прервёт традицию Эпплов и станет первым в роду гвардейцем. Но думаю свой урок про осторожность они вынесли.

Принцесса Селестия мягко приобняла Свити Белль своим крылом, позволяя Рарити немного прийти в себя.

— В конце концов, — аликорн наклонилась к единорожке. — Вы ведь увидели и надеюсь поняли что бывает с теми, кто слишком любопытен и верит в себя. Ведь от смерти нет спасенья, нельзя её победить. — принцесса Селестия улыбнулась, продолжая совсем шёпотом. — Иной раз из-за любопытства можно увидеть то, чего не стоило видеть. Но за это я и люблю наших маленьких пони. Вы такие интересные. Всегда пони хотели узнать, почему солнце или луна не двигаются сами, но как интересна судьба, всех астрономов обошли три кобылки, оказавшиеся самым неожиданным способом рядом с туннелем между мирами. Как интересна жизнь, да?

Белая аликорн осторожно встала, оставляя Свити Белль позади. Однако затем она на секунду остановилась.

— Предвосхищая твой вопрос — тебе никто не поверит, так что зачем мне что-либо придумывать. Прощай, моя маленькая пони.

Белая единорожка смотрела вслед уходящей принцессе. Её обуял ужас. Ведь только от одного лишь осознания того, что её только что обнимало существо, уничтожившее целый мир…

Её взгляд зацепился за стоящих в стороне принцессу Луну и Твайлайт. Они заметили её взгляд и на секунду мир будто остановился, когда они обе подмигнули будущему реаниматологу глазами с вертикальными зрачками…

Комментарии (6)

0

Эм... забыл, как это правильно называется. Мистический хоррор? В любом случае, сделано классно!

Arri-o
Arri-o
#1
0

Спасибо, всегда приятны такие оценки) А жанр я бы назвал как мистическо-фантастический хоррор. Примерно в стиле Лавкрафта так скажем

CSAT
CSAT
#2
0

*he can't fix guns in the air.jpg*

Что там случилось-то? Тия и Луна все это время были ДБ и НМ или что?

Старший Теофигист
Старший Теофигист
#3
0

Ну да, сцена в конце это намёк на то, что всё увиденное смсками было правдой... Хотя кто знает, может просто ещё газ не до конца выветрился)

CSAT
CSAT
#4
0

Ну да, сцена в конце это намёк на то, что всё увиденное смсками было правдой... Хотя кто знает, может просто ещё газ не до конца выветрился)

Увиденное что? Руины Кантерлота, уничтоженная Эквестрия, намеки на человеческое вторжение... Короче, я обратно ННП.

Старший Теофигист
Старший Теофигист
#5
+1

Ну каждый понимает как хочет, написано специально с такой задумкой, если я объясню сюжет будет не так интересно

CSAT
CSAT
#6
Авторизуйтесь для отправки комментария.