Автор рисунка: aJVL

Глава первая и единственная

«Никогда не знаешь, что будет дальше. Иногда вот так смотришь-смотришь на что-нибудь, не ожидая никакого подвоха, а он возьмет — и обязательно произойдет. Но обязательно произойдет так, что удивит всех, потянет за собой эдакую цепочку непрекращающихся событий. Например, родится где то бабочка, а из-за этого через год два какая-нибудь пони получит свою личную метку. Все в этом мире связанно и...»

Книга захлопнулась сама собой от порыва ветра, ворвавшегося непрошеным гостем в окно, занеся вместе с собой несколько пожелтевших листьев, каким-то чудом не потушив свечу. Фиолетовая единорожка встрепенулась, словно ее кто-то вытянул из сна.

Посмотрев на спящего и укутавшегося в свое небольшое одеяльце маленького дракончика, она зевнула. Опять засиделась за книгами до ночи, кто бы мог подумать? Вот ведь совсем еще с самого начала дня она строила многочисленные планы: сходить немного прогуляться, заглянуть к Зекоре на чашечку чая, купить пирожных для себя и Спайка, зайти к Рарити, после, в конце дня, принять теплую и освежающую ванну и... да много чего хотела сделать, но вот так вышло, что на глаза попалась книга, которую она раньше не видела. Или просто не замечала. Главное, что это была одна из тех книг, которую она еще не читала, а это делало ее не просто интересной, а «на двадцать процентов интереснее», как бы могла сказать Рейнбоу Дэш.

Однажды, вот почти в точно такую же ночь, когда точно так же ворвался ветер, у нее появился еще один временный и непостоянный помощник — Совелий. Сейчас бы он был ей очень кстати, так как в отличие от Спайка мог работать по ночам, выполняя часть его дел. Воспоминания забурлили в голове фиолетовой единорожки, сливаясь в единую картинку — как совсем не по-детски ревновал ее Спайк, как Совелий потом помог ей спасти дракончика. Интересно, а если бы она не познакомилась с Совелием в ту ночь, познакомилась ли бы она с ним вообще когда-либо? Вопрос на секунду озадачил Твайлайт.

Тем не менее, ветер привел ее в чувство, вернул к реальности, заставил тяжело вздохнуть. Надо было ложиться спать, ну а дела... дела она уж тогда точно доделает завтра, а Спайк ей с этим поможет. Лишь бы только снова не удариться в неудержимое чтение, анализ и изучение, которым она всегда занималась с эдаким самозабвением. Когда юная волшебница читала книгу, неважно какую, на нее словно бы сходило эдакое вдохновение, заставляющее восторгаться или же наоборот — вдумчиво сверять новую информацию с той, что она узнала ранее.

Наверно, скажи кто-нибудь Твайлайт, что кроме научных, философских и учебных книг существуют тексты о приключениях, любовных переживаниях, о сказках, она бы, вероятно, просто пожала плечами. Такая литература была не для нее. К примеру, однажды Пинки Пай восторженно посоветовала ей окунуться в чудный мир недавно прочитанной ей же, Пай, сказки о прямоходящих и розовокожих существах, которые, подумать только, используют пони как ездовых животных, а тамошние пони-обитатели не умеют говорить и верны своим хозяевам, зовущимися людьми! Ну как можно читать подобный бред? Подобное уж точно не для юной Спаркл!

Книга же, которой Твай была столь сильно увлечена большую часть дня, называлась «Филососфские и научные размышления и наблюдения о природе времени», написанные неким Доктором Ктопыто.

Природа времени слишком сложна, ее очень трудно понять хотя бы по тем причинам, что никто не в силах предсказать, что будет дальше, или, если точнее, почти никто. Можно лишь предугадать симптомы, или, проще говоря, почувствовать приближение чего бы то ни было. Но предотвращать это никак нельзя. Время очень не любит тех, кто вмешивается в его дела, интриги и развлечения. Само по себе «время» — это не минуты, часы или же секунды, даже не мгновения — это некий организм, живущий своей собственной жизнью и, собственно говоря, по своим законам. Нарушение временных рамок — к примеру, если вдруг кто-то успеет к месту гораздо раньше, чем должен, или наоборот — гораздо позже, чем мог бы — поведет за собой спонтанную цепочку происходящих событий, остановимых разве только чьим-нибудь вмешательством извне. Опасно играть со временем, опасно играть с историей.

Спаркл открыла глаза не сразу, но тут же поняла, что ее тормошат изо всех сил. Кажется, ради этого с нее даже уже стащили одеяло. Фиолетовая единорожка никак не хотела просыпаться — вчерашний текст о времени принес ей столь чудный сон! А тут кому-то она вдруг резко понадобилась.

— Твайлайт! Твайлайт, да вставай же, Твайлайт! — маленький дракончик Спайк старался разбудить свою лучшую подругу. — Уфф, и почему тебя всегда так трудно будить?

— Спайк? — только и спросила она спросонья, помотав головой из стороны в стороны, словно прогоняя из головы тот прекрасный сон, что она только что видела. — Который час?

— Ты опаздываешь, Твайлайт! Ты очень-очень сильно опаздываешь! Эпплджек ведь хотела, чтобы ты пришла на день рождение к Эпплблум, ты что, забыла?

Твайлайт не забыла, она никогда ничего не забывает, просто это... вылетело у нее из головы, вот и все.

Словно ужаленная, Твайлайт тут же вскочила с постели — она опаздывает, а для такой собранной и организованной пони, как она — это смерти подобно!

— День рождение? Эпплблум? — Словно не веря словам Спайка, переспрашивала она.

— Ну... да, день рождения. Праздник, Твайлайт. И ты обещала на него прийти. Впрочем, я тоже обещал. — Спайк незадачливо потер собственный затылок.

— Бегом в Сахарный Уголок!

— Но ведь праздник будет не там.

— Не там?!

— Ты что, совсем-совсем забыла? Эпплджек и Пинки Пай устраивают вечеринку на ферме. — совершенно спокойно пояснил дракончик.

— А подарок? Я... я ведь приготовила подарок, да? — взволнованно спросила у него Твайлайт.

— Не беспокойся, Твайлайт, об этом я уже давным-давно позаботился — Спайк улыбнулся, исчез в соседней комнате почти на мгновение, чтобы тут же вернуться с красивой коробочкой в руках. Большой желтый бант как будто кричал, привлекая к себе внимание.

— Ах, ты мой помощник номер один — единорожка улыбнулась, похвалив Спайка, что доставило тому немалое удовольствие. Дракончик очень любил, когда она его так называет, несмотря на все те промахи, которые он время от времени таки совершал. Однако времени оставалась не так уж и много. Вот до чего доводит чтение по ночам допоздна!

Копыта стучали по мостовой — Твайлайт торопилась изо всех сил, переходя из обычного галопа в карьер. На спине у нее гордо, словно рыцарь восседал Спайк, сжимая изящно упакованную коробочку и пытаясь не свалиться.

По всем законам Поннивиля можно бежать быстро, можно бежать очень быстро, можно даже нестись во весь дух, рвануть с места в карьер, но бежать или же прыгать быстрее, чем торопящаяся на вечеринку Пинки Пай, было невозможно. Если во время скорого и очередного Осеннего Забега Листьев Пинки будет принимать участие, ей достаточно будет лишь подумать о вечеринке и веселье, которое на финише проходит без нее, и она ринется с такой скоростью, что вся прыть Рейнбоу Дэш или же крутой норов Эпплджек останутся не удел.

— Эй, Твалйайт, привет! — Пинки даже не бежала, а, как это и было обычно для нее, передвигалась скачками, прыжками, не забывая улыбаться во весь рот. На спине у розовой пони-гастронома была прикреплена седельная сумка, от которой шел приятный аромат.

Завитые розовый хвост и грива то поднимались, то опускались, мелькая перед глазами и не давая сосредоточится на беге. Твайлайт даже чуть не споткнулась в этой бешеной гонке.

— Пахнет очень аппетитно! — Спайк облизнул губы. Конечно, дракон до безобразия любил драгоценные камни, однако и сладостями он не брезговал. Неприхотливый и растущий организм мог потреблять в пищу почти все что угодно без излишних проблем для самого себя. — А я к тому же и не завтракал.

— Это кексики! Я испекла сегодня в сахарном уголке и совсем забыла о них! Вуухууу! Какое же веселье без кексиков? На празднике обязательно должно быть три «ш»! Это же правило!

— Три «ш»? — в один голос спросили и Спайк и Твайлайт.

— Ну, конечно же! Шарики, шалости и кексики! — тут же ответила Пинки Пай.

— Ээээ... — Твайлайт была немного удивлена. Пинки Пай — эта розовокудрая поняшка всегда умела удивлять, даже тем, чем удивиться, собственно говоря, нельзя.

— А... может, дашь мне попробовать? Ну, хотя бы парочку? — Твайлайт уже скинула скорость, немного подустав от бега, да и Спайк, надо сказать, не пушинка. Скорость сбавила и Пинкамина.

— Спайк! Неужели ты хочешь перебить себе аппетит? — фиолетовая единорожка укорила своего помощника номер один.

— Извини, Твайлайт, но мне очень-очень хочется есть! Пока я тебя будил и готовил подарок — проголодался просто жутко. К тому же, два-три кексика погоды не сделают, да и Пинки будет приятно, что я смогу похвалить ее прежде всех остальных. — Дракончик разве что не загибал пальцы, называя достоинство за достоинством своего предложения.

— Окккки-доки-локки! — воскликнула Пинки, прикрыв глаза, совершенно не возражая, если ее сумка станет немного легче. Ей даже не требовалось смотреть вперед — сумасбродная и вечно веселая пони обходила все препятствия даже с закрытыми глазами. Это, надо отметить, еще один закон Поннивиля. А может и вовсе — всей Эквестрии!

Скорость обоих пони и вовсе упала до обычной иноходи. Спайк уже отхватил целых два кекса, засунув один из них в рот себе, а второй тут же предложил Твайлайт. Оставшаяся без завтрака единорожка от угощения не отказалась и молча его приняла.

— Хм, а вполне даже вкусно! — подметила обладательница магического элемента гармонии.

— Просто великолепные! — Спайк, кажется, был с ней полностью согласен, захрустев своим кексом.

Вообще-то, по чести признаться, Спайк побаивался Пинки Пай, и тому была одна причина — как-то однажды она устроила ему допрос с пристрастием, заставив сознаться абсолютно во всем, что он натворил за последние дни. Впрочем, тогда она угостила его вкусными драгоценными камнями. Были у него и другие претензии к подруге Твайлайт — например, ее излишняя гиперактивность или же слишком непонятное поведение, необычное и чаще всего необъяснимое. Пинки, по мнению юного огнедышателя, пребывала в каком-то своем мире, где есть только развлечения и веселье, а все остальное... пускай оно просто будет, ибо суровая реальность не для Пинки Пай.

Раньше Твайлайт не понимала, как можно променять вдумчивое и познавательное, приятное и совсем не напрягающее чтение книг на непонятный и совсем уж хаотичный шум, ничего-не-деланье и непонятное действие под названием «веселье». Но все изменилось именно здесь, в Поннивиле, как только она познакомилась со всеми остальными. Пинки, Рейнбоу, Флатершай, Рарити, Эпплджек — на данный момент она даже и не могла себе представить, как бы сложилась ее дальнейшая жизнь, не познакомься она с ними. Именно они научили ее веселиться. Не просто глупо проводить время, а еще и получать от этого удовольствие. Вспомнить хотя бы ее первую «пижамную вечеринку» с Рарити и Эпплджек!

Твайлайт пыталась вспомнить, как она проводила свои дни рождения. На ум почему то не приходило ничего веселого, лишь только уговоры родителей хотя бы ненадолго выйти погулять или попросить в подарок нечто иное, нежели очередная книга по магическому искусству. Но совсем еще юная Спаркл была в то время неумолима. Конечно, ее родители, да и она сама приглашали знакомых пони, которых не особо хорошо знали, но для Твайлайт в таких праздниках было совсем мало веселья. Совсем-совсем.

Эпплблум же повезло куда больше. Юная поняшка надеялась в скором времени получить свою метку, как и все остальные из клуба меткоискателей. Твайлайт очень интересовал вопрос: а что будет, если эта девочка получит-таки свою марку? Она покинет клуб, зазнавшись, как и те, кто когда-то ее задирал или же останется, чтобы помочь друзьям найти свое призвание? Юной чародейке было интересно, но задавать его она так и не решалась.

Эпплджек прямо-таки светилась от счастья, хотя по ней было заметно, что она до жути устала — устроить настоящий праздник для такой маленькой и озорной девчонки, как ее младшая сестра, да еще сделать это так, чтобы все оказалось неожиданным сюрпризом — задача куда более сложная, чем известная вечеринка в честь Пинки Пай!

Они успели как раз вовремя — вечеринка только-только начиналась, Эпплблум уже успели завалить подарками все пребывающие и пребывающие гости, Макинтош, гордый и красивый, просто сиял, а уставшая, но счастливая ЭйДжей поправляла свою шляпу — она еще не сделала младшей сестре свой главный подарок.

— Эй, Твай! Я ждала немногим раньше, сахарок! — совсем без упрека высказалась Эппл, Спаркл же лишь только опустила голову.

— Прости, Эпплджек! Я чуть было не проспала! Скажи спасибо Спайку — если бы не он, верно, я бы и сейчас еще валялась в кровати.

— Оки-доккки-локи! Всем кексики! Не заскучали?- Пинки ринулась в толпу вместе со своей седельной сумкой.

— Ну, что, будем дарить сейчас? Думаю, Эпплблум ждет подарок именно от меня. А я ждала только тебя, хотелось бы, чтобы все прошло как-то скоординировано.

— А остальные?

— Флаттершай уже прилетела, но тоже еще не ничего не дарила. Я попросила ее об этом — ее невозможно было удержать! Ха, да в нашу тихоню словно какой-то деньрожденный бес вселился, как она хотела подарок подарить! Это стоило мне немалых усилий!

— А Дэш? Рарити?

— Посмотри на небо, сахарок, — мотнув головой, предложила яблочная пони.

В небе, выписывая бочки, кружилась Рейнбоу Дэш, разгоняя облака подальше от фермы. Сегодня, кажется, она собиралась сделать Радужный удар. Скуталу, верная поклонница Рейнбоу, надеялась его увидеть гораздо больше, чем все остальные и даже более чем сама именинница.

— Рарити скоро придет. О, а вот и она. Как говорится, вспомни чистюлю — как она тут же и явится! — Эпплджек улыбнулась и подмигнула Твайлайт, отправившись встречать новую гостью. Свитти Бэлл, одна из клуба меткоискателей, уже давно была на празднике.

— Спайк? — Спаркл вдруг заметила, что дракончика на ее спине нет — там осталось только коробка с подарком — сам же дракончик отправился куда-то в гущу празднества. Твайлайт решила, что он вполне имеет право не слушать пустую болтовню. К тому же, как можно спокойной сидеть, когда там собираются вот-вот резать праздничный торт?

— Ну что, девчонки, будем начинать дарить? Хватит уже катать яблоки попусту, за дело! — оживилась Эпплджек, собрав всех и дождавшись, когда Рейнбоу спустится наземь.

— Пора уже! — нетерпеливо, но очень тихо произнесла Флатершай, видимо, стесняясь своего недавнего поведения, хлопнув пару раз своими чудесными крыльями.

— Так, сначала Флаттершай, потом ты, Твалайт, потом Рарити. Пинки Пай — ты в это время поешь, как и условились, Дэш — время крушить небеса, можешь сделать так, чтобы твоя разноцветная грива была видна даже в Центрилоте?

— Спрашиваешь! — пегас взлетела, неспешно — не стоило излишне торопится, к тому же повторить Радужный удар не так уж и просто, как может показаться. Но сегодня она постарается.

— Ну а я, — Эпплджек коснулась груди копытом, — буду самой последней. Надеюсь, все будет как надо.

Верно кто-то подметил, что дарить куда лучше, чем получать подарки. А особенно куда лучше дарить подарки детям. Ну что может сравниться с тем счастьем понимания того, что ты умудрился кому-то сделать не просто хорошо, а подарить не нечто безликое: не какую-то вещь, а кусочек счастья. Кусочек счастья, которое никогда больше никоим образом невозможно будет получить. Твайлат вспомнила, как радовалась книге «Магия для маленьких умниц и умников» от самой принцессы Селестии, когда ей ее подарили на день рождение. Ведь это было именно то, чего она хотела, о чем она и мечтала! Сейчас она выросла, могла сама приобрести такую книгу и многие другие, ее интересующие, но вот вернуть себе точно такое же счастье, как тогда, было уже невозможно. Наверно, только детство может подарить такие моменты...

...разноцветная, красивая, словно бы рождение новой радужной звезды, в небе разошлась волна. Точно такая же, которая однажды подарила Твайлайт и всем ее друзьям их личные метки. Радужным «хвостом» Дэш выписывала поздравление для Эпплблум.

Все прошло так, как надо, Твайлайт смотрела на маленькую поняшку, отойдя вместе с остальными поодаль, предоставив возможность Эпплджек сделать задуманное.

— Это тебе, моя маленькая меткоискательница! Надеюсь, ты найдешь свою метку. Держи! — Эпплджек сняла со своей головы шляпу, торжественно водрузив ее на голову сестренки.

— Время задувать свечи! — Пинки Пай, расталкивая толпу, вывезла тележку с большущим и очень красивым, украшенным шоколадной глазурью и кремом тортом, который до этого успешно скрывали в амбаре. Конечно же, праздничный пирог уже был, но это был специальный, со свечами, ставший очередным сюрпризом для Эпплблум.

— Загадала? — подзадоривая свою маленькую сестренку, поинтересовалась ковбойка, подмигнув.

— Да! Да! Я хочу... я хочу... — Эпплблум словно бы выбирала то, чего из всего загаданного она хочет больше всего, и, наконец, задула свечи.

Послышались крики, но явно не торжественные — волнующие, неприятные, словно бы кто-то кричал от страха.

Так оно и было.

Желтые танцующие и обжигающие всполохи огня взмывали в небо, угрожая спалить каждого, кто посмеет оказаться рядом с ними. Пони разбегались в разные стороны, не все сразу смогли понять, что произошло, некоторые даже посчитали, что это — часть праздничного шоу, еще одно развлечение.

Спайк не мог себя удержать. Ему вдруг стало гораздо хуже, сильно заболел живот, скрутило. Еще мгновение назад все было хорошо, он радовался хорошему столу, веселью, пуншу, да просто всему, и тут... он никак не ожидал. Огненное пламя извергалось у него изо рта, а он не мог себя контролировать. Маленький дракончик сам был напуган больше остальных, мечась из стороны в сторону. Что ему делать? Почему это произошло? Где Твайлайт и почему ему никто не помогает, он же... он же не может справиться с этим сам! Почему с ним это происходит? Ведь он всегда мог себя контролировать...

А тем временем угрожающее и страшное пламя коснулось праздничного стола, заполыхали белые скатерти, беспощадно пожираемые огнем. Если бы Спайк мог сейчас сыронизировать, он бы обязательно высказался, что столы для закусок вдруг сами стали закуской. Дракончику же сейчас было совсем не до смеха.

— О-о, а я и не думала, что будет пиро-шоу! — Пинки Пай как всегда была в своем репертуаре, немного удивившись происходящему и сразу же найдя в этом нечто положительное.

— Твайлайт! — успел выкрикнуть Спайк, пытаясь все-таки призвать к себе Твайлайт в промежуток, когда огненная отрыжка на время прекратилась.

Фиолетовая единорожка бросилась к своему помощнику, но огненная стена, вдруг возникшая перед ней, не дала ей приблизиться к дракончику ближе. Ведь Спайк мог и изрыгать огонь, но это не означало, что он не мог пострадать от своего собственного огня.

Спаркл поднатужилась — пришло время применить немного магии.

— Дэш, дождя! — крикнула в небо Твайлайт, надеясь, что пегаска ее расслышала. А сама зажмурилась, представив себя рядом с Спайком. Телепортироваться всегда было не просто, требовалось немало усилий, однако она умела, она могла...

Вокруг Спайка полыхало пламя, пугая его все больше и больше. Его отпустило, живот уже болел не так сильно, а огонь изо рта уже не шел непрекращающейся волной, лишь изредка отрыгивался им. Но все одно он был напуган — что он наделал, как так вышло, почему?

Твайлайт оказалась рядом с ним.

— Твайлайт! Почему? Почему это произошло? Как? — спрашивал он, то ли у нее, то ли у самого себя.

— Спайк, что с тобой? Ты в порядке? — вопрос, стоит отметить, был риторическим.

— Мне страшно, Твайлайт, помоги мне, пожалуйста! — выкрикнул сквозь шипение огня дракончик, в его глазах стояли слезы, мольба. И страх...

Ночь, опустилась на Поннивиль — не такая теплая, как летом, с холодным ветром. Прогуливающиеся влюбленные парочки-пони, что выходили подышать свежим воздухом или найти укромное местечко среди ночи, накидывали шарфы и теплые седла, обувались в сапожки.

К тому же сегодня на деревеньку обрушили вынужденный дождь — пегасы изо всех сил старались спасти ферму ЭйДжей.

Твайлайт снова сидела за книгами, но уже не так спокойно, как всегда. Она выискивала, скрупулезно вглядываясь в каждую страницу, она точно знала, что это заклинание есть. Спайк умиротворенно спал, или же ей это только казалось? Сегодня он спалил половину фермы Эпплджек, благо, что ни один пони не пострадал. Сам же дракончик, как только она вытащила его из круга огня, свалился от усталости и уснул, не просыпаясь до сих пор. Выяснение отношение и произошедшего решили оставить на потом, хотя, кажется, Эпплджек была настроена решительно. Она требовала суда над Спайком, немедленного и бесповоротного! Твайлайт в душе верила, что ее подруга немного поостынет со временем, но почему то надежда таяла с каждой новой секундой.

Почему так произошло? Как могло произойти то, что случилось со Спайком? Твайлайт не знала, но задавала себе вопросы. Может она чего-то не знала о взрослении драконов, может это какая-нибудь болезнь? Она уже написала письмо принцессе Селестии, вот только отправить его привычным для нее способом было невозможно — Спайк пока был не в состоянии. Она притащила его сюда, в библиотеку, уснувшего, сказав, что они разберутся с произошедшим завтра. А завтра грозило чем-то жутким. Спаркл очень боялась за Спайка — а вдруг все решат, что он сделал это специально? Хотя... обязательно будет суд, на котором все решит принцесса Селестия. А как быть с Эпплджек, с испорченным днем Рождения Эпплблум? Вряд ли вот так можно простить того, кто спалил твой дом и половину всех твоих жизненных трудов — роскошный яблоневый сад яблочной семьи пострадал не меньше, чем сама ферма.

Голова раскалывалась, хотелось найти какое-то решение и оно, в конце концов, пришло. Что если найти способ вернутся во времени? Просто перенестись назад и исправить все, к примеру, не водить Спайка на празднество, а уговорить его остаться дома? Быть может, тогда бы ничего не произошло?

Вот потому-то сейчас фиолетовая единорожка искала заклинание. Она помнила, что уже видела его однажды! Хотя сейчас бы ей очень пригодилась Пинки Пай. Розовая пони что удивительно, каким то причудливым образом всегда умела найти то, что нужно, даже не утруждая себя при этом: в первый раз она нашла книгу о Элементах Гармонии за всего одну секунду, а однажды нашла заклинание крыльев и полета просто посмотрев в книгу! Если уж Твалйлайт смогла поверить в предсказывающие «дерги-дерги» Пинки, то в этом она была полностью уверена. Хотя, если учитывать ее постоянную болтовню, то она бы больше мешала, чем помогала.

Это вчерашняя книга навела ее на мысль о путешествии во времени — ведь можно все исправить! В противном случае ей, наверно, ради Спайка придется покинуть Поннивиль...

Восковая свеча тускло горела, лезть за светильником не очень хотелось. Раньше светильник почти всегда доставал Спайк. Она не сможет без него, да что там говорить — Твайлайт, наверно, не мыслит себе жизни без него. Если бы не работящий и очень трудоспособный дракончик, волшебница бы давным-давно погрязла в бардаке и мусоре, чего она, признаться, жутко не любила.

— Вот оно! — воскликнула единорожка, разве что не подпрыгнув от радости. Заклинание переноса во времени! Впрочем, работало оно очень своеобразным образом — могло перенести назад лишь на короткий промежуток времени и не саму волшебницу, а лишь ее сознание. Красным шрифтом было отмечено, что использовать его слишком часто нельзя.

— Пфф, мне и надо то всего лишь один разочек! — самой себе улыбнулась Твайлайт. Рог засветился магическим светом, высекая из своего навершия крохотные разлетающиеся и тающие в воздухе искорки. В библиотеке стало гораздо светлее.

Спаркл старалась изо всех сил — в конце концов, заклинание было довольно-таки сложным. Магия единорогов и без того непростая: юному единорогу иногда даже не удается перевернуть страницу при помощи волшебства, что уж говорить о чем-то большем. Но Твайлайт повезло куда больше остальных — не зря отметка была связана с чародейством. Следом за рогом запылала магическим огнем метка — Твайлайт старалась изо всех сил. Она должна была это сделать, должна была постараться. Ради Спайка, ради Эпплджек, ради самой себя, Дискорд ее разбери!

Единорожке в какой-то миг показалось, что кто-то со всей силы ударил ее по голове...

— Твайлайт! Твайлайт, да вставай же, Твайлайт! — Спайк расталкивал свою подругу изо всех сил, стараясь ее разбудить. Спаркл тут же открыла глаза.

— Спайк? — то ли позвала, то ли спросила она. — Мне приснился такой сон, будто бы день рождение Эпплблум и... хм —

— Да! Сегодня же день рождение Эпплблум! Тебе надо как можно скорее собираться, Твайлайт! — торопил ее Спайк.

Это случилось. Точнее сказать, у нее таки получилось перенести свое сознание во времени! Она прекрасно помнила, что происходило вчера, точнее сказать, что происходило сегодня, то есть то, что будет еще только сегодня происходить. Или, быть может, это все было всего лишь глупым сном, кошмаром. Кошмары Твайлайт снились, как и обычно снятся всем молодым пони. Но этот уж был слишком похож на реальность.

— А подарок? — как бы невзначай спросила единорожка.

— Я уже давным-давно об этом позаботился, — подмигнул дракончик, скрываясь в другой комнате и появляясь с коробкой в руках.

— Даже упаковка совпадает, — сомнений у Твайлайт больше не оставалось, потому она отрицательно покачала головой. — Спайк, мы с тобой никуда не идем.

— Но... но как же так, Твайлайт? Ты же обещала прийти. Ну и я с тобой тоже! Там же будут все! Ты не так часто берешь меня на вечеринки Пинки Пай! А тут... я ведь готовился... — Спайк не расплакался, но обиженно отвернулся, сложив руки на груди, прикрыл глаза.

— Ничего, Спайк — Твай в тот же миг, поднимая расческу при помощи магии и приводя свою гриву в порядок, положила правое переднее копыто ему на плечо. — Я обещаю, что буду брать тебя гораздо чаще. Ведь ты же мой помощник номер один, не так ли? —

Спайк хотел было посмотреть в глаза Твайлайт, но на деле же отвернулся еще больше.

— Давай же, Спайк! Не расстраивайся так сильно. Ты мне нужен здесь. В конце концов, я тоже не иду, хотя мне и очень хочется —

— Ты тоже не идешь? — удивленно воскликнул дракончик, несколько раз моргнув глазами.

— Ну, конечно же, глупенький! Я же сказала об этом еще с самого начала.

— И что же мы будем такого важного делать?

— Принцесса Селестия поручила мне.... — Спаркл врала, стараясь не краснеть, немного отвернувшись, ибо говорить это и смотреть в глаза Спайку было очень и очень трудно. — Принцесса Селестия доверила мне очень важное исследование по природе времени.

— И что же в нем такого важного? — Спайк, кажется, все еще не до конца верил своей подруге. Твайлайт вдруг вспомнила, как тогда заставила признаться дракончика в том, что это он спалил книгу по астраномии и о том, как он тогда искал для себя, нет, не оправдания, а хоть что-нибудь, что могло бы смягчить гнев Твай. — И что-то я не припоминаю ни одного письма от нее с подобным содержанием.

— Эээ, Спайк, это письмо пришло мне вместе с гонцом из Центрилота. Оно было очень большим, потому-то Принцесса не захотела мучить тебя лишний раз. Помнишь, как тогда она присылала все мои отчеты о дружбе, и как после этого у тебя болел живот?

— Да уж, ощущение не из приятных, — согласился Спайк, кивнув головой.

— Вот и договорились. Спайк, поверь, я бы не стала тебя обманывать. Учению время, потехе час. Ну кто же виноват, что у нас сейчас не нашлось этого часа на потеху? А поздравить Эпплблум мы сможем и чуть позже. Я обязательно возьму тебя с собой, согласен?

— Да, — буркнул в ответ фиолетовый дракончик. Кажется, обида до сих пор грызла его, но он начинал с ней справляться.

— Итак, Спайк, в мой кабинет. Найди мне все книги от доктора Ктопы... хотя подожди... Спааайк, ты хорошо себя чувствуешь?—

— Э, Твайлайт, ты о чем?

— Мне кажется, что тебе стало хуже. Смотри, мне кажется, у тебя на коже выступила сыпь! — Твайлайт вспомнила, что тот приступ случился со Спайком внезапно. Жаль, что она не смогла расспросить его до своего путешествия во времени, сейчас бы она знала в каком направлении стоить искать. Что, если это один из обязательных циклов взросления драконов? Хотя Спайк всегда запросто умел контролировать свое огненное дыхание, мог даже поджарить пачку попкорна в бумажном пакетике, при этом не обжигая сам пакет. Просто таки профессионал огнедышания! Как то, что случилось с ним на ферме яблочной пони, могло вообще произойти? Быть может, он съел что-нибудь не то? Единорожка-волшебница в тот же миг припомнила, что Спайк до этого ничего не ел, кроме кексов Пинки. В них проблема? Твайлайт в тот же миг откинула эту версию — Спайк же был всеяден и он ел даже не самые из лучших кексов, что выходили из Сахарного Уголка, более того — он ел кексы, от которых когда-то потравилось несколько понивильцев, — и ничего! А тут два кекса — и расстройство желудка у дракона? Верилось очень и очень плохо, да и к тому же она сама отведала один из них. Нужно было искать причину в другом направлении.

Спайк с ужасом в глазах кинулся к зеркалу искать ту самую вышеупомянутую сыпь.

— Твайла..ээ.. а.. по мне, так все по старому, — дракончик отрицательно покачал головой и развел руками.

— Мне виднее, Спайк! Я несу за тебя ответственность! Быстро наверх и в постель! А я пока поищу книги! И сбегаю к Зекоре, хотя нет! Я должна оставить с тобой хоть кого-нибудь! Хм... придется все делать самой.

— Твайлайт, я честно чувствую себя хорошо, — Спайк не торопился бежать наверх, оглядывая себя снова с ног до головы.

— Спайк! — Твайлат позволила себе повысить голос. Дракончик в тот же миг направился наверх, впрочем, продолжая что-то бормотать себе под нос от недовольства. Спаркл принялась искать книги по драконьей анатомии. В книгах всегда все есть! Если уж была книга даже о Элементах Гармонии, наверняка где-нибудь можно было отыскать книгу и о том, что произошло... произойдет со Спайком. Времени ждать не было — иначе Спайк снова начнет изрыгать из себя огонь. Единорожка засуетилась. Раньше она почти никогда не искала книги сама — это была обязанность Спайка или же Совелия. Словно повторяя из рассказов о Темных Властелинах, Твайлайт буркнула себе под нос: «Все приходится делать самой!»

Вечер приближался, опуская ночное покрывало на Поннивиль, солнце же уже почти потеряло всю свою власть и теперь, словно чего-то стыдясь, скрывалось за горизонтом. Когда Твайлайт была маленькой и ничего еще не знала о принцессе Селестии, ей казалось, что где-то там, за горизонтом живет огромное чудище, которое каждый вечер проглатывает опускающееся солнышко. Но солнышко слишком жаркое и теплое для него, потому-то каждый день оно снова рано или поздно вырывается из своей вынужденной тюрьмы. Этим даже объяснялось и то, что летом солнце в зените стояло гораздо дольше — оно было жарче, а потому-то чудище не торопилось его глотать.

Со Спайком ничего не произошло — Твайлайт была в замешательстве. Конечно же, она была бы не в восторге, если бы Спайк спалил всю библиотеку — но это в конце-концов было куда менее неисправимее, чем ферма ЭпплДжек. Что было с ее милым и верным дракончиком? Что же тогда спровоцировала то огненное дыхание? Твайлайт никак не могла найти причину. Поначалу Спайк сопротивлялся тому, что его насильно уложили в кровать, но потом, кажется, проникся заботой своей опекунши-волшебницы и решил ею немного воспользоваться, требуя то подоткнуть ему одеяльце, то поправить подушку, а то ему что-то «неможется». Изредка просил принести ему чашечку чая, Твайлайт даже пришлось со вздохом достать два здоровенных камня бирюзы, которые она берегла для какого-нибудь особенного случая — хотела вознаградить ими Спайка, если тот уж очень отличится. В конце концов, дракончик же еще ребенок, а похвала иногда должна быть не только словесной. Кажется, причина «болезни» была-таки не в самом Спайке, да и в книгах ей так и не удалось найти хоть что-нибудь конкретное — лишь сухие описания жизненных циклов дракона. Такое могло бы случиться, если бы Спайк только-только обучался дышать огнем, но он-то уже давно умел контролировать эту способность!

По ту сторону двери настойчиво постучали, послышались голоса.

— Твайлайт! Открывай скорее! — единорожка не сразу смогла разобрать, кто это именно был. Спаркл, немного подуставшая ухаживать за «больным», вздохнув, быстро спустилась вниз по лестнице. Быть может это Эпплджек пришла сюда, чтобы высказать свое недовольство по поводу ее неявки на праздник? Но это можно уладить, к тому же даже объяснения придумывать не потребуется — Спайк заболел и этим будет все сказано. В конце концов, Эпплджек — самая понятливая из остальных пони.

Но как только юная волшебница открыла дверь, к ней тут же ввалилась целая кампания подруг. Не было среди них разве что Рейнбоу Дэш.

— Что-то случилось? — у фиолетовой поняшки тут же екнуло сердце. Некое шестое чувство вдруг подсказало Спаркл, что произошло что-то из ряда вон выходящее и оно ей явно не понравится. Все молчали. Флатершай низко опустила голову, словно это была ее вина, Рарити отчего то прикрыла глаза, кажется, она плакала, даже Пинки Пай не была столь весела, как раньше, более того — Твайлайт даже на какой-то миг показалось, что Пинкамина Пай потускнела, а ее волосы выровнялись, разгладились. Эпплджек отрицательно качала головой.

— Надеюсь, вы так расстроены не из-за того, что я не смогла прийти?— Твайлайт врала — она надеялась, что именно из-за этого.

— Нет, — сурово и очень тихо произнесла яблочная пони, решив сразу развеять все надежды Твайлайт, отводя взгляд. Кажется, только она имела смелость говорить среди остальных. Гордо и серьезно подняв голову и мотнув гривой, Эпплджек произнесла. — Рейнбоу Дэш разбилась.

— Ч-что? — не сразу поняв, переспросила Твай. — Как разбилась? О... О, великая Селестия!

— Она выполняла свой коронный трюк с Радужным ударом и...

— Она не справилась? Не молчите же, не молчите! — Твайлайт перебила Эпллджек, широко раскрыв глаза. На душе заскребли кошки — если бы она только была там, она обязательно бы смогла поймать при помощи магии. Почему, почему ее там не было? — Как это случилось? Она же выполнила трюк! — Спаркл замечательно помнила, как это было.

— Ну, да... она исполнила трюк, но когда она его выполнила, за ней потянулся «радужный хвост» Все случилось, когда она решила написать поздравление прямиком в воздухе, — продолжила перебитая до этого Эпплджек — И.... вообщем, ее снесло потоком воздуха —

— Потоком воздуха? Ты шутишь? ЭйДжей, Рейнбоу — самый отчаянный и самый опытный летун! Я бы поверила, что поток воздуха снес Флаттершай, но чтобы ее!

— Рейнбоу Дэш никогда больше не сможет летать, Твайлайт. Так ли теперь важно, почему это произошло? — вставила Рарити. Флатершай хранила молчание.

— Да! Для меня это важно! — выкрикнула Спаркл, сделав шаг назад и закрыв глаза, роняя слезы. Она уже знала, что надо делать, она уже читала заклинание...

— Твайлайт... — Спайк отскочил в сторону от неожиданности, когда фиолетовая единорожка, словно в бешенстве, вскочила с кровати, скинув с себя одеяло. Вообще-то Спайк как раз и собирался его стаскивать, чтобы ее добудиться, а она...

— Спайк! Ты сегодня остаешься дома! — рявкнула она, ничего не объясняя.

— Но-но... но Твайлайт, а... день рождение! Я и подарок приготовил... — последнее было сказано Спайком в тот миг, когда Твайлайт глянула на него таким взглядом, что он даже осекся, чуть не прикусив язык.

— Останешься дома и без разговоров!

— А ты куда!

— Неважно! — волшебница, не обращая внимания на нерасчесанную и взьерошенную с утра гриву, выскочила на улицу, захлопнув за собой дверь. Ну, все верно, — Рейнбоу не успела дописать свое поздравление в воздухе, когда огненное дыхание вышло у Спайка из-под контроля. Выходит, наличие Спайка спасло Рейнбоу Дэш?

Все это звучало слишком бредово, в голове кружилась мысль — а что если послать телеграмму принцессе Селестии, расписав все произошедшее? Опять же, она сможет помочь не сразу, принцесса Селестия не столь всемогущественна, чтобы тут же явиться, пройдет какое-то время, а вот оно-то сейчас было дороже всего на свете. Надо было торопиться, надо было отговорить Рейнбоу, пока еще не поздно. Но что она скажет? Подбежит к пегаске с криками «Дэш, не смей взлетать»? Звучало довольно таки глупо, но главное было — успеть.

— Привет, Твайлайт! — передвигаясь прыжками, как в прошлый раз, появилась Пинки Пай с седельной сумкой и вкусно пахнущими кексиками. Твайлайт лишь отрицательно покачала головой.

— Какая у тебя веселая прическа! Она напоминает мне о сахарной вате! О, а я говорила тебе, что иду на день рождение Эпплбулм? Интересно, там будет сладкая вата? Ты ведь идешь туда же? Ты тоже хочешь сладкой ваты?

— Пинки, я тороплюсь! Нам надо бежать как можно скорее! — Спаркл прибавила ходу, переходя с галопа в карьер, ускоряясь изо всех сил. Копыта так и отчеканивали по мостовой, разве что, не выбивая искры. Пинкамена не отставала от своей подруги-волшебницы, продолжая следовать за ней.

В памяти у фиолетовой единорожки почему-то всплывали совсем ненужные эпизоды из жизни: как она в первый раз встретилась с Пинки Пай. И почему в голову приходит только это, почему не что-нибудь иное? Твайлайт оглянулась по сторонам — все было точно так же, как в первый раз, те же пони ходили по улицам Поннивиля, кто-то неспешно, кто-то, торопясь, ну а кто-то так же, как и она, собирался прийти и поздравить Эпплблум. Кто бы мог подумать, что такой праздник можно вообще чем-то омрачить? Как оказалось — можно. И еще как.

Всю дорогу Пинки Пай не переставала болтать, как обычно, без всякого намека на серьезность — ей просто хотелось поболтать, в этом была вся розоватая поняшка. Ей это не просто доставляло какое-то одной ей понятное удовольствие, от этого Пай просто становилась жизнерадостной. В голову пришла мысль о синих цветах, что тогда заставили Пинки замолчать аж на целый день — для такой хохотушки как она, это было самым настоящим и форменным издевательством.

— Рейнбоу! Ни в коем случае не взлетай! — Твайлайт решила, что стоит сразу же переходить к делу, нежели дожидаться самого момента падения. Иногда лучше предотвратить, нежели потом исправить.

— Что? — Дэш явно была не согласна с таким положением дел. Ну конечно, для той, которая и мыслила свою жизнь в одних разве что полетах, эта просьба была слишком уж глупой.

— Не делай Радужный удар! Ты разобьешься!

— Шутишь, Твайлайт? — рассмеявшись, поинтересовалась синяя пегаска.

— Откуда такие мрачные мысли, сахарок? — подоспела к общему разговору Эпплджек, поправив на голове свою шляпу.

— Девчонки, из этого не выйдет ничего хорошего! Я знаю будущее! Рейнбоу, тебя снесет потоком воздуха.

Дэш упала, перебирая копытцами воздух, не удержавшись от смеха.

— Ты, верно, шутишь, да? Твай, ты хоть понимаешь...ааа, не могу! Ты решила подорвать мою летоспособность смехом, да?

— Я говорю правду! — Твайлайт даже на какой-то миг толком не понимала, сколь глупо сейчас выглядит и уж никак не ожидала, что поддержка придет от самой Эпплджек.

— Погоди-ка, подруга, объяснись, — потребовала она, начав ковырять землю копытом.

— Ну, я... я — Твайлайт не знала, как начать, однако то, что ее уже начали слушать было хорошо.

— О чем речь, поняшки? — Пинки прыгала вокруг кампании.

— Что здесь происходит? Я думала, что мы со

Свитти Белль опаздываем так сильно, что спасу нет! Как вижу, торопилась зря, — то ли пожаловалась, то ли успокоила саму себя Рарити.

— Твайлайт говорит, что Рейнбоу нельзя делать радужный удар.

— И в чем проблема? Пускай она его не делает, — Рарити, как всегда, была немного бескомпромиссна, высказав свое мнение.— Подумаешь, какой-то глупый... радужный... удар.

— Этот самый глупый радужный удар спас тебе жизнь! — Дэш уткнулась прямо носом в лицо Рарити, модная единорожка обиженно и сконфуженно отступила на шаг назад.

— Это неважно! Я прошу тебя, Дэш, не делай этот трюк!

— Ну, ладно... — Рейнбоу явно чувствовала себя не в своей тарелке, было же очевидно, что ей хотелось повторить то, что прославило ее на всю Эквестрию. Прославить-то праславило, однако, Вондерболтсы почему-то все еще тянули с приглашением — быть может именно по этой причине она хотела повторять этот замечательный трюк снова и снова.

— Спасибо, Эпплджек. Почему ты поверила мне?

— Эй, мы же друзья, сахарок! А друзья должны верить друг другу, ты же сама говорила, даже если они говорят на первый взгляд полную чепуху. Вспомни предсказывающее чувство Пинки!

— Что-то не так часто оно проявлялось в нужные моменты, — тихонечко и шепотом проговорила Твайлайт. Кажется, теперь-то все было в порядке, теперь все пойдет как надо. Спайк дома, Рейнбоу Дэш не полетит делать сумасшедший удар и... Спаркл все же казалось, что она что-то упустила. Некую маленькую деталь, которая, кажется, вовсе незначительна, однако в будущем будет иметь огромный смысл. Ведь, если вспомнить, если бы не Рейнбоу Дэш тогда со свои Радужным ударом, то, возможно, она никогда бы и не получила свою личную метку. Мелочь, сложенная из тысячи маленьких деталек, образующая единое целое. Настоящее. Нечто из слов и размышлений Доктора Ктопыто стало, наконец, понятно Твайлайт. Как и мысль о том, что теперь-то все закончится благополучно. Ведь оно должно было закончиться хорошо!

Но, как уже говорилось, реальность просто соткана из тысячи, миллионов, даже мириад маленьких событий. Не произойдет какое-нибудь одно — вся цепочка событий начнет рушиться, а на ее место встанет совершенно иная, все изменится, весь мир изменится из-за одного лишь маленького события! Твайлайт, припомнила, что она не смогла бы пробудить Спайка и получить свою личную метку, если бы не вмешательство Радужного удара Рейнбоу Дэш.

Но кто, кто бы мог подумать, что всего лишь одна застенчивая Флаттершай может сыграть такую огромную роль в будущем беспорядке?

Единорожка-волшебница ожидала подвоха с любой стороны, но уж точно не с этой.

Кроме обычного подарка Флатершай привела с собой своих друзей—птичек, чтобы они исполнили песню, под которую и собиралась петь Пинки Пай. В это время должна была выполнять свой трюк Рейнбоу Дэш. Но она его не выполняла. В этом то и зародилась проблема.

Маленькие, юные и очень даже непоседливые пони любят трюки, которые выполняет Рейнбоу Дэш, для большинства из них это, наверное, то, ради чего и стоило прийти на «глупый девчачий праздник». Возможно, именно так в тот момент рассуждали двое мальцов-сорванцов Спирит и Хонор. Мальчишки есть мальчишки — их всегда интересует нечто радужное, нечто особенное, ну а уж фейерверки их интересуют куда больше всего остального, разве только что искусство полета может их отвлечь от этого. Но Рейнбоу не взлетела.

— А нам не всыпят? — настороженно, тихо и совсем по-детски наивно поинтересовался Спирит, хлюпнув носом.

— Тебе что, духу не хватает? Струсил? — Хонор, как всегда, был весел. Спирит был обычным земным пони, а вот Хонор — единорогом, более того — он даже смог кое-чему научится в управлении магией. Твайлайт даже как-то говорила ему, что он вполне мог бы пойти по ее стопам, если будет много-много читать. Как бы она сейчас пожалела о своих собственных словах.

Первый фейерверк взлетел внезапно и очень даже не вовремя. Пинки Пай, засмотревшись на хвост улетающей вверх ракеты, не удержала равновесие и плюхнулась наземь, смешно размахивая копытцами. Эпплджек ругнулась куда-то в сторону, бросив все дела и бегом метнувшись к тому месту, где лежали фейерверки. Первый взрыв был громким, хлопок испугал птиц Флаттершай, заставив их разлетаться в разные стороны, ища спасения, где ни попадя. Сама же трусливая и застенчивая розовогривая пегаска сначала отпрянула в сторону, но, увидев, что ее питомцам грозит опасность, нашла в себе силы подняться в воздух.

Снаряд фейерверка взорвался рядом с Флаттершай, прямо рядом с ее глазами, ослепив и отшвырнув на землю... Твайлайт поняла, что она не сможет убежать от еще одной попытки. Интересно, сколько попыток у нее еще осталось? Сумеет ли она предотвратить и это?

Рог засветился магическим пламенем.

Вскочив с кровати и даже не дав Спайку подойти ближе к себе, чем на метр, Твайлайт быстро, без лишних объяснений, при помощи магии связала его простыней, бросив на свою кровать.

— Твай... Твайлайт! — Спайк был немало обескуражен, но так и не получил ответа, попытался было выбраться, но ничего не получилось.

Копыта снова стучали по мостовой. Та же самая дорога, снова Пинки Пай. Твайлайт молчала, даже более того — сумела оказаться на празднике раньше розовой поняшки. Флаттершай и Рейнбоу Дэш только-только подходили. Не желая тратить времени на разговоры и решив, что она сможет когда-нибудь все объяснить, но потом — сейчас главное спасти своих друзей, Твайлайт в один прыжок наскочила на Рейнбоу, пригвоздив ее к земле.

Тяжело дыша, словно бы только что вернулась из Осеннего Забега Листьев, с горящими глазами, Спаркл ничего не говорила. Ее рог светился.

— Я. Конечно, понимаю, что ты меня рада видеть, но зачем же вот так... — Рейнбоу решила все обратить в шутку, но последние ее слова тихо затухали, ибо пегаска сначала просто засопела, а потом и вовсе бесстыдно захрапела.

— Эй, Твайлайт, что ты... — Эпплджек была очень заинтригована, впрочем, как и многие гости. В Твайлайт Спаркл, в добрую волшебницу, не зазнайку и просто хорошую подругу сейчас вселился какой-то непонятный бес.

— Нет времени объяснять! — огрызнулась единорожка — Где фейерверки? Где они? Где! — Твайлайт трясла что было силы напуганную Эпплджек.

— Т-т-там! Б-б-бли-и-иже к а-а-амба-а-ару! — выдавила сотрясаемая фермерша, прежде чем Твайлайт оттолкнула ее от себя.

Подскочив к коробке с фейерверками, у которых уже стояли двое молодых пони, те самые Спирит и Хонор, Твайлайт, оскалившись, мотнув головой, ударила что было сил по коробке.

— Мы эта... мы ведь ничего! — начал было оправдываться Спирит, но Твайлайт его не слушала. Тревога все еще чувствовалась. Что же тогда она упустила? Что опять? Где просчет?

На этот раз просчета быть не могло, не-е-ет, в этот раз точно никакого просчета. По лицу Твайлайт поползла неприятная, сумасшедшая улыбочка, глаз дернулся, зрачки были расширены.

— Твайлайт, да что с тобой? — не выдержала Эпплджек.

— Что со мной? Вы спрашиваете, что со мной? Что со всеми вами? Здесь опасно! Уходите все! Или я... или я не знаю что сделаю! — тяжелое дыхание стало еще тяжелее, Твайлайт вдруг поняла, что с ней происходит нечто нехорошее, как тогда, когда магический дар проснулся в ней, а она не смогла его проконтролировать, когда на помощь пришла только принцесса Селестия.

Яркими лучами, молнией и огнем, стрелами и снарядами причудливой формы магия просто-таки выскакивала из Твалайт. В памяти всплыл урок принцессы Селестии о том, что магия — по сути есть энергия, но ее нельзя направить лишь только в одну точку, если она не находится поблизости — энергия обязательно кого-то может задеть.

Страшные заклинания, неконтролируемые самой Твайлайт, вырывались из ее рога, поджигая, замораживая и превращая все вокруг. Вот Флаттершай, взмахнув крыльями и попытавшись вспорхнуть, превратилась в рой прекрасных бабочек — наверно, она была бы счастлива такому раскладу. Рейнбоу Дэш, спавшая мирным магическим сном просыпаться не собиралась, а потому даже не обратила внимания, когда огонь окружил ее в кольцо и начал медленно сжиматься. Рарити металась из стороны в сторону — причудливое заклинание, словно бы подгадав главный кошмар модницы, обратил ее в полностью облысевшую пони. Воркующий сам с собой, говорящий воздушный шарик розового цвета, чем-то напоминающий Пинки Пай, уносился в воздух, а деревья, те прекрасные яблоньки, с которых они все дружно помогали Эпплджек собирать урожай, вдруг ожили, вылезая из земли, обращая свои ветви — в руки, а корни — в крепко сплетенные ноги. Кажется, у них явно были недобрые намерения.

— Где же вы, Принцесса Селестия, почему вы бросили меня? — кинула упрек ее лучшая ученица, замкнувшись в себе, не зная как все это остановить. Странно, но Твайлайт вдруг показалось, что Спайк тогда чувствовал себя точно так же, как она сейчас. Она слышала голоса, крики, видела бегущих в панике пони, но была совершенно беспомощна. Какое низкое коварство! Ну почему так? Почему кто-то обязательно должен был пострадать, почему у нее ничего не получилось?

— Почему кто-то обязательно должен страдать? — в никуда задала вопрос волшебница, роняя слезы. И все остановилось, застыло, словно бы кто-то остановил время. Крепкие и цепкие руки подхватили фиолетовую единорожку, будто бы она была плюшевой игрушкой.

— Твайлайт Спаркл! Чудо, как я рад тебя видеть! — в ушах стояла какофония несочетаемых звуков, голос звучал одновременно фальцетом, басом и сопрано. Дискорд.

— Но... но мы же тебя победили! — от удивления Твайлайт не могла больше ничего из себя выдавить.

— Победили? Победили?! Ты вправду веришь в то, что вы меня победили? Твайлайт, Твайлайт, Твайлайт! Будь умницей. Поразмысли хорошенько! Неужели ты решила, что я отдал вам элементы гармонии и устроил ту игру для того, чтобы вы потом меня победили? Неужели ты считаешь, что я столь глуп?

— Но принцесса Селестия говорила...

— Ваша старая швабра Селестия — всего лишь глупый и безвольный аликорн. Я — бог Раздора, детка.

— Мы победили тебя! — настаивала на своем Твайлайт.

— Меня победили? Нет, ну ты ведь пошутила, а? Моя единорожечка, пошутила же? Ну, скажи мне — «я пошутила, дядя Дискорд, я больше так не буду», иначе я просто умру со смеху, — бог Хаоса и раздора навис над Твайлайт. Его голова вдруг телепортировалась от тела по правую сторону от Спаркл, заставив юную волшебницу отпрыгнуть.

— Как вы можете меня победит, ну как?

— Элементы гармонии! — выкрикнула обезумевшая Твайлайт, отрицательно мотая головой. Она сейчас готова была броситься на Дискорда с голыми копытами, лишь бы доказать свою правоту. Но еще больше, чем злость, в ней крутился, извивался, словно выполняя замысловатый танец, крошечный червячок сомнения, что она чего-то не понимает, что не Дискорд виной всему происходящему — виной всему этому она сама. Но разве такое возможно, разве так бывает?

— Хо-хо, элементы гармонии — какая нелепость. И что они должны были сделать? Заковать меня в камень порядка или что-нибудь в этом роде? Нееет, Твай, если твои подружки — хит тысячелетия, то ты хит десятитысячелетия, не меньше! И ведь ладно бы ты была глупой девочкой, вся соль ведь в том, что ты зверски наивна. Даже Флаттершай не столь наивна, как ты. Кстати, о Флатершай — Дискорд щелкнул пальцами и протянул руку, на которую вскоре опустилось несколько розовых бабочек. — Неправда ли, она прелестна?

— Верни все как было!

— Оу, а иначе что?

— Иначе... я найду средство справиться с тобой! Где бы ты ни был и чем бы ты ни был! — выкрикнула Твайлайт, прищурив глаза. Она могла поклясться, сейчас она была не столь уверенна, как раньше, когда рядом были ее друзья. И пускай основную роль ей всегда приходилось брать на себя, быть эдаким лидером с копытами, но другие... Эпплджек, Рарити, Рейнбоу Дэш, Флатершай, Пинки Пай — они всегда готовы были прийти к ней на выручку, всегда помочь. Конечно, если не считать прошлого раза. Когда Дискорд извратил их разум и вывернул наизнанку саму суть каждой из них. Но сейчас их поблизости не было, некому было придти на помощь. Твайлайт была бы рада, даже если бы откуда-нибудь вдруг свалился Спайк!

— Расколдуй ее! — единорожка повторила свое требование, топнув ножкой для большей уверенности и грозности.

— Я не могу, — улыбнулся Дискорд, взмахнув рукой. Бабочки взлетели. Они были единственными существами, кто сейчас мог действовать и двигаться, кроме самого повелителя безумия и волшебницы. — Я не могу расколдовать. Ведь это ТЫ приготовила для меня чудный мир!

В голове Твайлайт червячок сомнения быстро вырос до средних размеров гадюки — неужели всему виной она сама?

— Твайлайт, Твайлайт, Твайлайт, ты так доверилась Швабролестии, — на ладони Дискорда вдруг образовалась маленькая копия принцессы, даже грива у нее была столь же радужной и красивой, а потом фигурка вдруг начала приобретать образ швабры, на которую после натянули мокрую тряпку. Дискорд с очень философским видом, насвистывая какую-то одному ему понятную мелодию начал прибираться, вытирая полы. Твай глянула себе под ноги — то, что когда-то было немного пожухлой и осенней травой, пылью и опавшими листьями вдруг обратилось в протяжную, гладкую и очень похожую на шахматную доску поверхность, только клетки были не черно-белыми, а розово-черными.

— Ты доверилась этой старой карге, торжествовала, когда она говорила хвалу в вашу честь и славила победу надо мной! Но ты же ведь упустила один такой малю-ю-юсенький аргумент в мою пользу..

— Что ты имеешь ввиду?

— Смоти же, Твайлайт, смотри в оба! — Ддискорд снова подхватил единорожку, та не сопротивлялась, заставив ее смотреть вперед. Перед ней тут же возникло зеркало, а может и не зеркало — не столь важно, в котором отразились события их последней встречи, как все шестеро поняшек, объединившись и вспомнив о своей дружбе, при помощи элементов гармонии побеждали бога Хаоса.

— О нет, как же мне быть? — воскликнул, не скрывая своего сарказма, Дискорд, словно случайно, небрежно уронив Спаркл на землю и сделав страдальческое лицо. — Как же мне быть, о! Элементы гармонии! Как страшно! Ты не находишь, что ваша победа досталась вам уж слишком легко?

Твайлайт промолчала.

— А я нахожу. Вам так хотелось победить, ну я и решил! Поддамся-ка я!

— Для чего ты все это устроил? Что за игра?

— Игра? О, я люблю игры! Пинки Пай тоже их любит.

— Если ты не боялся элементов гармонии, то зачем все это устроил сейчас? Почему не тогда

— Вот ведь бестолковая поняшка! — говорящий змей опустился пониже, потрепав Спаркл по гриве. — Ну, неужели ты считаешь, что я должен был разыграть свой страх, унижение и поражение? Вспрыгнуть от страха, бежать от вас без оглядки. Зачем? Когда я запросто смог сделать вид, что просто вас недооценил. И вам приятно и мне полезно. Вот вся польза этого сейчас и проявилась. Ты же ведь не ожидала меня здесь увидеть, правда?

— Я могу... могу еще раз переместится во времени... это ты подсунул мне это заклинание? — догадалась фиолетовая единорожка.

— Какая проницательность, Спаркл! Я считал, что ты уже никогда до этого не догадаешься!

— Так это ты всему виной? Это ты каждый раз...

— О, нет-нет, что ты?! — Дискорд даже ради такой сцены опустился наземь, а после попятился, прикрываясь руками. Из него прямо-таки валил неприкрытый сарказм. — Неужели ты не поняла, что во всем виновата только ты?

— Только я? Ты хочешь сказать, что я создала все это? Все по моей вине? — Твайлайт отрицательно покачала головой. Стоило признать, Дискорд был в чем-то прав, хотя соглашаться с этим ей и не хотелось.

— Все верно, дорогуша! Как тебе объяснить? Я всего лишь немного поиграл с твоим дракончиком, подсунул тебе на глаза книгу «о времени», которую ты не видела до этого. Ну а потом, как апофеоз всего сделанного, просто дал книжицу с заклинанием переноса сознания! Не находишь меня великим стратегом, а?

Молчание вновь стало ему ответом, но Дискорд продолжил вдаваться в подробности, поясняя и объясняя, как произошло то, что произошло.

— Моя девочка. Ты слишком наивно полагала, что в этом мире, если тебе подвластна магия, то если уж ты и не всемогуща, то все одно способна на многое. Тебе вдруг вздумалось, что ты можешь бороться со временем, грубо используя свои знания. А меж тем история хочет идти своим чередом, как задумала. Вы тогда хвалили Рейнбоу за свои личные метки, но хвалить бы стоило скромняшку и милашку Флаттершай — если бы не ее неуклюжесть, Рейнбоу бы никогда не выполнила свой удар, или выполнила — но не в тот момент. Время, оно как будто бы живое существо. Ты навязывала ему свою волю, слишком грубо вмешиваясь в очередной ход событий, и получала за это наказание. Даже твое безумие, что сотворило этот мир сейчас — наказание Времени и не больше. Но, ради эксперимента, можешь перенестись назад еще раз и повторить все действия, что сделала в этот раз. Будь уверена — безумие повторится.

— Так это ты отравил Спайка, да? Ты заставил его изрыгать огонь и поджечь ферму, зная, что я всеми силами постараюсь его спасти!

— Мне кажется, ты меня не слушала или между нами возникло какое-то недопонимание. ДА! ЭТО Я! — Дискорд, кажется, начинал злиться. Да уж, Твайлайт сумела ненадолго вывести его из себя.. Что ж, она не первая, кто стал его игрушкой. Достаточно еще одного раза, чтобы она перенеслась — и тогда ее безумие станет постоянным, она станет совсем его! Еще одна игрушка, слепая раба воли бога Хаоса — ну кто бы мог подумать? Твайлайт Спаркл, лучшая ученица Селестии за все эти столетия — такая сильная, гордая, юная. А потому и столь глупая. Он же Дискорд, явился сюда, чтобы еще раз немного ее обмануть, точнее — недосказать немного о своих планах. Планах на саму Твайлайт. Ах, какая же она глупышка — Твайлайт Спаркл даже не подозревала, что Селестия использует ее в своих целях, впрочем, как и ее друзей. А если уж быть точнее — Твайлайт среди них лидер, который и ведет всех остальных за собой. Извратить саму Твай — и извратятся другие. Пинки Пай вновь станет грустной и депрессивной Пинкаминой Дианой Пай, Флаттершай вновь станет трусливой (впрочем, она и сейчас не очень отличается мужеством) и неуклюжей, зашуганной поняшкой, над которой очень приятно посмеяться, которая не будет иметь своего мнения. Клатзершай. Рейнбоу Дэш потеряет свою уверенность и вера в «законы крутизны» навсегда уйдет из нее, она потеряется в себе. Рейнбоу Крэш, одним словом. Эпплджек решит, что ее личная метка — всего лишь условность, что честность — не самое главное в жизни, а иногда неплохо и приврать. Рарити — эта прекрасная и сводящая с ума единорожка запустит саму себя, погрязнет в пороках щедрости. Не скупости или жадности — щедрость погубит ее саму. Она будет настолько щедра, что, в конце концов, забудет о самой себе, отдаст всю себя другим.

Дискорду не впервой было прорабатывать многоходовые планы, в которых было так много пешек. Но Твайлайт должна переместиться в прошлое еще один раз и совершить еще одну грубую ошибку. И тогда он навсегда овладеет ей. Безумие уже начало ее охватывать, в дальнейшем оно возьмет над ней верх, погрузит в чудный и радостный мир Дискорда. О, это должно будет быть очень забавно, в конце концов, он бог Безумия и найдет хорошее применение новым игрушкам.

— Ну же, Твайлайт, чего же ты стоишь? Перемещайся в прошлое — только так ты сейчас сможешь одолеть меня. Не раздумывай слишком долго, а то я могу и передумать — отберу у тебя рог, как в прошлый раз, да и оставлю среди всего этого бедлама — сама создала, сама и разбирайся.

— Это всего лишь твоя игра, да? А я — всего лишь игрушка?

— Играй по правилам, Твайлайт Спаркл, но не забывай,

что я буду менять их прямо на ходу. Перемещайся во времени, думай и выбирай, что и как делать. Но думай и выбирай осторожно — еще одного шанса у тебя уже никогда не будет! — хохот раскатом грома прогремел в ушах Твайлайт Спаркл. Юная волшебница успокоилась и вздохнула, отрицательно покачав головой. Все не должно заканчиваться так, она еще в силах исправить все это, даже если ради этого ей придется погибнуть самой. Ради дружбы, ради тех, кого она так любит и с кем не хочет расставаться, ради тех, кто не должен страдать по ее вине. Слезы капнули из зажмуренных глаз, рог ярко засветился...

Комментарии (13)

0

астраномии — пиши так:астрономии.

это все?Продолжения не будет?

Ответ автора: К сожалению, планировал, но так и не удосужился реализовать. Если, конечно, многим понравится — запилю, мне недолго :)

LIZARMEN #1
0

Давай продолжение)

ovnd #2
0

Жду продолжения.

Pirotexnikk #3
0

Это прям пародия на Назад в будущее.Там тоже постоянно создавали временные парадоксы и изменяли линию времени.Жду продолжения и Дока Брауна с делорианом в рассказе.=)

wesker #4
0

В этом рассказе Твайлайт слишком глупая.

Ответ автора: Аргументы?

andrew0404 #5
0

Не "Назад в будущее", а "Эффект бабочки"
Даешь продолжение!)

NonName #6
0

Потрясающе. Очень о очень понравилось. 10 определенно.

Elidar #7
0

А когда продолжение?

RainmakeR #8
0

Знаете, а по-моему, здесь и не нужно никакого продолжения. Изюминка рассказа именно в его недосказанности, в том, что он оборвался на кульминации, и каждый может сам подумать, что случилось дальше.

Ertus #9
0

Эм. Ну окей. Фанфик как фанфик, хотя сравнительно выделяется в положительную сторону на фоне остального stories.

"Центрилот"
Щитоэто?

"— Что здесь происходит? Я думала, что мы со

Свитти Белль опаздываем так сильно, что спасу нет!"
Что-то явно пропущено.

"— Смоти же, Твайлайт, смотри в оба!"
*вздох*

OldBoy #10
0

Аняняняня, ты наконец-то снизошел, о великий! (А ошибки...хм... рассказ проходил двойную вычитку, но, видимо, все же что-то, да упустится :/)

Orc01 #11
0

И да, Олд — это был вообще первый фанфик про пони :/

Orc01 #12
0

Ну рассказ стоило закончить примерно так, что наилучшее решение временн`ых проблем — это МНВ (минимально необходимое воздействие). Достаточно было пойти на праздник как обычно, предложить Пинки провести игры на открытом воздухе, желательно — возле реки (она нашла бы способ развлечься), вывести туда Спайка. Он не глупый и при происходящем раскладе догадался бы отправить пламя в воду. Так его "заболевание" не принесло бы никакого вреда, либо ущерб был бы минимизирован. Это можно было сделать на любом этапе прыжков во времени.

Кстати, а как умудрился пострадать яблоневый сад? Амбар — понятно, его уничтожение и регенерация — это вечный квест в пони-РПГ. Даже если бы Спайк превратился в огнемёт, то максимум он бы испепелил сектор в длину не более 80 метров и с раствором не более двадцати градусов. Именно такая должна быть логика — там, где уже всё выгорело — гореть больше нечему, так что туда можно направлять пламя, хуже уже не будет. Или сознание дракончика тоже отрубило и он потерял контроль не только над огнедыханием, но и над телом целиком? Но в фике написано обратное, так что промах.

Ещё где-то чувствуется нелогичность, но сформировать не могу. Кажется, что кто-то из героев не должен был так поступить, как описано, но понять не могу. Словно свистит в ухе, но не понятно, откуда поступает сигнал. А мне, как правило, нравятся такие фики, в которых персонажи поступают достаточно разумно, но с небольшой долей рандома — при полном детерминизме и безошибочности потеряется интрига.

GHackwrench #13
Авторизуйтесь для отправки комментария.
...