Оседающая пыль

Маленькая зарисовка о мрачном прошлом двух принцесс.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Лошажья гонка

Спорт в Эквестрии

Биг Макинтош

Путь домой

Никогда не поздно обрести гармонию в своём сердце. В конце концов, эту древнюю истину способны понять даже чейнджлинги и их эгоистичная и властная королева Кризалис.

Твайлайт Спаркл Кризалис

Королевство страха

Давно уже не жеребята, Фезервейт и Шэйди Дэйз были лучшими друзьями на протяжении многих лет. В один день крупная ссора разлучила их, как казалось, уже навсегда, определив для каждого свою дорогу. Успешно устроившись журналистом в Клаудсдейле, ныне ветреный одиночка Фезервейт уже и забыл о своём друге детства. Но вот однажды он снова слышит имя Шэйди, что обернётся так, как даже наученный жизнью репортёр и представить себе не мог. Какая судьба выпала на долю Шэйди Дэйза? Причастен ли он к наводящим ужас на всю Эквестрию таинственным и жутким происшествиям, в расследовании которых предстоит участвовать Фезервейту?

Другие пони

Пожарная безопасность для чайников. Как заниматься любовью с вашим кирином (безопасно)

(👨🚒🎇 Спонсором данного сообщения является Пожарный департамент Кантерлота. 🎇🚒) Запомните: пожаров и вызванных огнём увечий среди пар, состоящих из кирина и пони, можно полностью избежать, если знать особенности физиологии вашего партнёра-кирина и соблюдать ряд необходимых мер. Следование ряду правил и мер предосторожности обеспечит вас безопасными и приятными моментами близости с вашей второй половинкой-кирином.

Другие пони

Случайная встреча в лунную ночь

Во время ночного дозора принцесса Луна встречает Флаттершай и помогает ей справится с проблемами.

Флаттершай Принцесса Луна

Странник. Новый дом

Очередной попаданец, прошедший через пол сотни перерождений и путешетвий по разным мирам, наконец нашел место - которое смог назвать бы домом. Но даже там наследие кровавого прошлого следует за ним... И сможет ли герой забыть боевую магию и жить спокойно? Или ему предется вспомнить ее и здесь - что бы быть счастливым? Треш, угар, наркомания и легкий стеб над штампами. +ненормативная лексика. Я вас предупреждал!

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Человеки

Гришка в Еквестрии

История создания 95% фанфиков про попаданцев. И, к сожалению, не только попаданцев.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Человеки

Stuck/Застрявшая

Эпплджек и Рэйнбоу Дэш совершают пробежку по Белохвостому Лесу, однако случайное падение ставит ЭйДжей в весьма неловкое положение...

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Пойзень Мачини

Зарисовка о моем OC-персонаже.. Просто хочу сначала познакомить с персонажем, затем какой-то рассказ про него написать.

Твайлайт Спаркл Спайк ОС - пони

Автор рисунка: MurDareik
Глава 5 Путь Пустоты Глава 7 Путь Гармонии

Глава 6 Поэт и солдат

— Скоро закончится лес. Там еще пол километра, и начнется город. Вы уверены, что не хотите представиться под другими именами? – красный жеребец настороженно водил ушами.

— Нет, не надо. Запутаемся. В Сталлионграде имена похожие есть? – Денис уверенно шагал по тропинке.

— Есть похожие. Но даже там такие имена показались бы странными. – Дорн остановился, увидев кого-то впереди.

— Ничего, где наша не пропадала. А где пропадала – там была не наша.

— Внимание, впереди пони. – предупредил жеребец. Он благоразумно подменил фантомом также и свою внешность, так что поначалу его тоже не узнают.

Впереди и правда кто-то был, но его цвета расплывались среди веток.

— Идем, не останавливаемся. Время не ждет. – майор продолжил движение. Денис положил руку на голову Дорна и увлек его идти дальше. Скоро среди деревьев показалась зебра. Она что-то собирала в кустарнике, укладывая веточки в сумку.

— А ловко они зубами управляются, да? – шепотом сказал Денис майору.

Зебра дернулась и повернула голову в их сторону. Удивительно, как она смогла так далеко их услышать. Она оторвалась от своего дела и рысью понеслась к тропинке. Для человека такая скорость перемещения была просто невероятной. Дорн напрягся. Зекора подскочила и начала безо всякого вступления:

— Отрадно увидеть в лесу жеребцов. Добыча, как водится, любит ловцов. Мне помощь нужна: тяжела моя ноша. До хижины сумки сама не доброшу. Вы мне помогите, снесите их в дом. За это земной мой вам будет поклон.

— Э... Здравствуйте. – Денису было непривычно, что ему смотрят не в глаза, а куда-то в живот. Вместо человека зебра видела жеребца, который повторял по возможности движения Дениса. Естественно, голова фантомного жеребца была на уровне солнечного сплетения человека. – Далеко ли нести.

— Мой дом недалече, тропинка ведет, и путник его непременно найдет. – Зекора поняла, что ей помогут, и была тому страшно рада. Она набрала два мешка трав, и еще пару сумок. – Идемте к кусту, там поклажа моя. Мы сможем ее унести без труда.

— Жадность фраера сгубила. – резюмировал майор, видя набитые мешки и сумки. Зекора покосилась на него, но не нашлась что сказать. Видимо, подбирать рифму к слову «фраер» ей еще не приходилось. Впрочем, когда поклажа была разобрана, она все же нашлась:

— Не фраер я, зебра. И женского роду. Мой голос мою подтверждает природу. – она махнула хвостом и пошла вперед. Майор уже собирался сказать что-то о том, что конкретно и окончательно подтверждает принадлежность в мужскому или женскому роду, но Денис перехватил его мысль и посмотрел на него. Видимо, кое-какие врожденные силы Пустота уже начала открывать в нем. Майор осекся и не стал ничего говорить. Через пару минут Зекора снова начала:

— Зекора зовут меня. В этом лесу живу и настойки поняшам несу. Вы мне помогли, благодарна безмерно. Имен ваших знать я хотела бы верно. – она повернулась через плечо и оглядела идущих сзади. Нести мешки в руках было неудобно, и мужики закинули их себе на плечи. Зекора видела мешки, поддерживаемые магией на соответственной высоте. Она удивлялась, но расспрашивать не стала.

— Меня зовут Денис, на всех смотрю сверху-вниз . Этот жеребчик – Дорн, у него есть дядя Борн. А этот громила – Комбат, спорить с ним сам черт не рад. – улыбаясь, ответил Денис. В нем почему-то тоже проснулся и поэт, и засыпать обратно не собирался. Похоже, ему начинало нравится такое положение вещей, его разум начал работать значительно быстрее. Он решил постебаться с зебры. Дорн с опаской посмотрел на человека, а майор хмыкнул. Зекора ненадолго зависла от обилия незнакомых слов. Видимо, она поняла, что с нее смеются, и решила поддержать игру. Она мало с кем общалась, и поболтать с веселыми жеребцами, да еще и в рифму ей выпадало не часто.

— Откуда вы, пони. Впервые вы здесь? Проездом, иль в граде хотите осесть? – она поравнялась с Денисом и уже с интересом рассматривала своих путников.

— Мы слуги порядка. Мы – воины света.

Хранители истины. Стражи рассвета.

Мы – длань справедливости, карающий меч,

Что силы хаоса был призван рассечь. – Денис навскидку нес пафосные стихи и был в шоке от самого себя. Игра захватила его. Дорн и Константин с ужасом слушали словарное недержание Дениса. Константин уставился на Дениса круглыми, как пятаки, глазами, но тот даже не думал останавливаться:

— Туда, где начнет править бал Сатана,

Туда, где в огне загорится страна,

Туда мы пойдем, и, себя не жалея,

Растопчем ненависти черное семя.

Денис мгновенно охватил свой литературный запас, и закончил стих строками из какого-то мотивационного ролика про войну, который он давненько видел:

Живите свободно, дружны и вольны.

Не надо бояться, что нету стены.

Врагам же склоненных голов не видать,

Когда есть такие как сын и как мать.

После этих слов Денис скорчил подобострастное выражение лица, и фантом повторил такое же, но на понячий манер. Денису даже понравился такой феноменальный талант, который он в себе так неожиданно открыл. Константин был в шоке.

— Пушкин! Не, ну точно Пушкин! – воскликнул он смеясь. Зекора на этот раз зависла надолго. Таких пафосных стихов ей еще не доводилось слышать. Дорн просто молчал и смотрел что ж из этого выйдет. Наконец, Зекора переварила стих и его смысл и снова начала интересоваться, причем еще более активно.

— Вы стражники? Странно, окрасом не те. И много имеете слов в рюкзаке. Вы странно сейчас говорите все это. Не знаю я более странных поэтов. – Зекора осматривала своих путников уж очень пристально. Дорн забеспокоился.

— Далеко еще нести? Мы несколько спешим. – перевел тему майор.

— Еще один поворот вдоль тропы, и дом мой увидите вскорости вы. – Зекора снова ускорила шаг и пошла впереди. Майор подошел к Денису и зашипел:

— Ты чего беса гонишь?

— Да так, прикалываюсь. Извини, Остапа занесло. – Денис хохотнул.

Наконец, груз был сложен возле дома зебры, и команда парламентеров заторопилась дальше. Предложение Зекоры попить чайку вежливо отклонили, сославшись на нехватку времени.

Ну вот, наконец, и лесу конец. Настроение у Дорна улучшилось. Миновав домик Флаттершай, команда двинулась в сторону центра Поннивилля. Повезло: из-за ярмарка на улицах почти никого не было. На перекрестке стояла одинокая единорожка и периодически озиралась вокруг. Заметив трех путников, она побежала им навстречу. Она была нежно-зеленого окраса, с такой же гривой и белой прядью.

— А они и впрямь довольно милые. – тихо сказал Константин Денису. – Детишкам бы понравились. Кстати, давай спросим у нее где тут что.

— Ага. Сейчас.

Единорожка быстро приблизилась.

— Привет. Вы из Филлядельфии? – она беспокойно переминалась. – Понимаю, мой заказ очень необычен, но все другие библиотеки ответили отказом. Я так рада, что вы доставили мне материал. Так трудно найти что-либо по этой теме. Пройдемте ко мне, я приму заказ и рассчитаюсь с вами. Надеюсь, дорога была не утомительной? – она с нескрываемым интересом осматривала сумки Дорна, на глаз прикидывая, сколько там может уместиться.

— Э, простите, барышня. – начал Денис. – Мы тут просто мимо проходили, и ничего не доставляем.

— О, извините. – на ее мордочке проступили грустные черты, а невероятно большие янтарные глаза расширились и опустились. – Простите за беспокойство, просто я очень жду один заказ. Сегодня должна быть доставка, но час назад пришел уже последний поезд из Филлядельфии, и я думала, что курьер заблудился. – она чуть не хныкала от отчаяния. Денис подавил в себе желание погладить ее.

— Малышка, где же ты видела троих курьеров за раз? – ласково начал он. – Курьеры толпами не ходят.

— Ну, или когда целый контейнер нужно допереть. – загудел майор. – Или ты целый контейнер чего-то выписала?

— Нет, нет, что вы. – грустно ответила поняшка. – Только пару книг. Видимо, и эта библиотека ответит мне отказом. Где же мне еще что-то узнать? – она вздохнула и оглядела путников.

— И что за книги ты ищешь? – удивился Денис. – Про НЛО, что-ли?

— Про что, простите? – поняшка сделала голову набок.

— Про НЛО. Как пришельцы прилетают, всех похищают и ставят жууууткие опыты. – Денис состроил гримасу, и фантом повторил ее, смешно прижав уши. Поняшка улыбнулась.

— Ага-ага. И планету хотят захватить. И всех съесть. – подтвердил майор.

— Или поработить. Или поработить, а потом съесть. – Денис снова скорчил гримасу.

— Ха-ха-ха. – Рассмеялась единорожка. – А почему поработить и съесть?

— Ну, наверное потому, что если сначала съесть, то поработить потом уже нельзя будет. – глубокомысленно заключил Денис, ухватив себя за подбородок и посмотрев на небо. Фантом смешно повторил за ним это жест. Единорожка рассмеялась еще больше, в ее янтарных глазах зажглись огоньки.

— А кто вы такие, откуда? – похоже, она уже забыла про книги.

Несмотря на то, что майор ткнул Дениса в бок, тот снова начал гнать беса. Похоже, его начинало прикалывать такое его свойство. И он, составив гордую и пафосную мину и выдержав театральную паузу, начал:

— Мы – странствующие рыцари. Мы – посланники справедливости. Мы помогаем обездоленным и караем нечестивых. Мы всегда спешим на помощь тем, кто в этом нуждается.

Единорожка прыснула и затряслась от смеха. Дорн закрыл глаза и подумал : «И это самые мудрые из людей?»

— Я – лорд степей Денис, герцог Сибири и князь Тюменский. Этот великан – принц Константин, великий воин и герой сражений, устрашитель горных духов. А это – Дорн, наш оруженосец. А ваше имя как, прекрасная незнакомка?

Единорожка боролась со смехом и тщетно уже третий раз пыталась представиться. Наконец, она совладала с собой и выдавила:

— Лира. Совсем как мой кьютимарк.

— Приятно слышать столь неземное имя. Кстати, где все, Лира? – посерьезнел Денис.

— Все на ярмарке. Вы, наверное, тоже туда идете. Ну конечно, сегодня же будет литературные состязания! Вас, наверное, пригласила Твайлайт?

— Да, конечно, нам нужна именно она. – подтвердил Денис безо всяких эмоциональных признаков, хотя все внутри него подскочило. Дорн не совладал с собой и таки подпрыгнул от удивления. «Сумасбродная стратегия с поразительно эффективным результатом...» — только и успел подумать он.

— Только мы не знаем города, Лира. Ты можешь провести нас к ней? – встрял майор.

— Конечно, я с удовольствием провожу вас. Вы, наверное, те самые известные артисты из Сталлионграда, которых грозилась пригласить Твайлайт на собрании литературного кружка! Конечно, как же я сразу не догадалась! – Лира подпрыгнула от радости. – Можно с вами пообщаться?

— Ну, мы, вроде как, уже общаемся. Так что конечно. Идем, Лира. – Денис кивнул головой в сторону центра, и поняшка повела путников вперед, вклинившись по центру.

— Вы знаете, я так много читаю, и уж давно состою в литературном кружке Поннивилля. А раньше была в кружке Кантерлота, до того, как переехала. Когда сюда прибыла Твайлайт, то стало так интересно. Она очень много знает, мы с ней на собраниях постоянно что-то обсуждаем. Особенно стихи...

— Она любит стихи? – воодушевился Денис и переглянулся с Константином.

— О да, у нее целые собрания наших великих поэтов. Но знаете, хоть и нельзя такого говорить, вы, наверное, как артисты и литераторы, обидитесь на меня. Но какая-то вся эта поэзия однообразная и скучная. Этакая бесконечная элегия про чистые ручьи, высокие горы и белых зайчиков. Разве что в древних свитках Эпохи раздора можно найти такие стихи, которые по настоящему берут за душу. В них есть что-то такое...

Я таких свитков видела лишь пару десятков, и это при всем том, что мой отец – хранитель Кантерлотской библиотеки. Он, правда, стихи не очень любит, а вот мама – да. И то так тяжело прочесть стих в этих свитках: наречие старое, и многие метафоры совсем непонятны. Вы, наверное, сейчас обидитесь на меня за то, что я так говорю о наших великих классиках... – она вопросительно посмотрела на Дениса. В этих янтарных глазах был вызов и играли бесенки, Денис был просто заворожен этим взглядом.

— Лира, сколько тебе лет? – изумился Денис.

— Шестнадцать, — хитро улыбнулась она.

— И ты прочла столько литературы к этому времени, и даже изучала древние источники? И книги ищешь по всей стране? – у Дениса округлились глаза. – Да ты прям вундеркинд!

— Что-что? – не поняла поняша.

— Говорю, ты прямо гений. Я просто в шоке! – Денис искренне удивлялся.

— Ну что вы, ни в коей мере, — застеснялась Лира. – Вы еще не знаете про Твайлайт. Вот она – просто ходячая библиотека. И знаете, она разделяет мое мнение о стихах Новой Эпохи. Они такие ску-учные. Вы тоже будете их читать сегодня?

— Стихи мы сегодня обязательно почитаем. Ага. Но скучными они вам точно не покажутся, уж будь уверена, Лира. Ты искала древние стихи в этих всех библиотеках? У нас есть много интересных стихов. – Денис подмигнул поняшке, и та расплылась в улыбке. Денис и майор незаметно переглядывались, и, похоже, план у них вырисовывался похожий. Лира несколько помялась и несколько раз посмотрела на Дениса. А потом она подошла к нему ближе и тихо сказала:

— Вообще-то я искала не стихи. Вы ведь не будете с меня смеяться, если я скажу? – она воровато оглянулась.

— Нет, конечно. Что ты, Лира, как можно смеяться с такой умной и начитанной пони как ты. Ни в коем случае. – Денис также понизил голос. – Говори.

— Я искала... – она еще раз оглянулась чтобы убедиться, что никто не видит и не слышит, — я искала книги о людях. Да, да, не смейтесь. Я нашла информацию о том, что люди были в Эквестрии давным – давно. Вы мне верите?

Дорн закашлялся и начал спотыкаться, но, получив незаметного тумака по ребрам от майора, взял себя в копыта и невозмутимо потопал дальше.

— Лира, то, что я тебе скажу – это тайна. Я могу тебе это сказать только по дружбе, и при условии, что ты никому ничего не расскажешь. – Денис заговорщицки подмигнул. Лира сказала почте шепотом:

— Клянусь, никому-никому!

Денис наклонил голову к ее уху, и фантом сделал так же:

— Мы недавно в древних архивах Сталлионграда наткнулись на книги людей! – Лира чуть не подпрыгнула и навострила уши, — и в этих книгах были человеческие стихи. Именно их мы сегодня будем читать. Только тсссс.... Селестия запретила нам говорить о том, что это стихи людей!

— Я так и знала, что она все скрывает... – глаза Лиры сузились.

— Ты ведь никому не скажешь? – Денис внимательно посмотрел на Лиру.

— Я никому ничего не скажу. А можно я посмотрю на эти книги? Они с вами? – она так смотрела на Дениса, что тот бы не раздумывая отдал бы все книги, если бы они у него были.

— Нельзя, Лира. Все книги людей были изъяты, как только Селестия узнала о них. Я успел прочесть и выучить лишь малую толику из человеческих стихотворений. Сегодня у тебя будет шанс слышать то, что раньше пони никогда не слышали. Только тсссс... Ты обещала молчать. – Денис приложил палец к губам, и фантом повторил этот жест копытом.

— Вот почему я не могу ничего найти в библиотеках. Селестия изымает любую информацию. – Лира насупилась.

— Думаю, у Селестии есть на то основания. – задумчиво сказал Денис.

— Что ты имеешь ввиду?

— Я имею ввиду то, что Селестия пытается защитить вас от этих знаний.

— Что значит «защитить от знаний»? Разве знания о людях могут представлять для пони какую-то опасность? – Лира фыркнула и посмотрела на Дениса. Тот помолчал, ответил ей тяжелым взглядом и сказал:

— Могут.

— Я тебя не понимаю, Денис. Что ты там прочел? – не унималась Лира.

— Я прочту тебе стихи, и ты поймешь. Ты говорила об Эпохе Раздора и прекрасных стихах, которые были рождены тогда. Я прочту тебе стихи людей, и ты сравнишь их. И тогда ты поймешь ту цену, которую заплатили люди за эту красоту. — Денис вдруг замолчал. Наверное, от только что сам осознал то, что сказал Лире.

Он часто повторял набившую оскомину фразу про то, что искусстве требует жертв. Он впервые понял, КАКИХ ИМЕННО жертв требовало искусство. По его щеке бежала слеза, и фантом повторил ее.

— О... – Лира заметила перемены в голосе Дениса и увидела его слезы. Она была поражена этим разговором, и долго не решалась говорить.

— Прости, я не думала, что это так больно для тебя... – она заглядывала в глаза фантома.

— Нет, все в порядке. Ты тут совершенно ни при чем. – Денис опять подавил настойчивое желание погладить поняшу. – Будь осторожнее с тем, что ты можешь узнать про людей. Лишь теперь я понял, почему Селестия изымает книги. Нельзя, чтобы вы заплатили ту же цену. Она слишком высока. Прости, Лира, давай сменим тему.

— Да, неплохо бы. – заметил Константин. – Вроде, уже близко подошли?

Лира посмотрела на Дениса и прикусила язык. Она обиделась на него.

— Вы думаете, я ребенок, и со мной нужно нянчиться? – она снова фыркнула.

— Нет, Лира. Это... Это тяжело для меня. Надеюсь, ты поймешь. – Денис снова одернул руку, которая уже направилась к гриве Лиры.

— А стихи-то хоть красивые? – вздохнула поняшка.

— Я выбрал лучшие. Обещаю, тебе понравятся. – Денис снова подмигнул ей. Тем временем все четверо вышли на большую площадь, уставленную палатками и другими конструкциями. Шум и гам на площади стояли как обычно на базарах. Крутились какие-то разноцветные карусели, пегасы носились в бреющем полете над площадью.

— Сегодня жарко. Пойдем выпьем сидру. – предложила Лира. Сидр продавала умилительная малютка с роскошным бантом. Рядом сидела ее бабушка и наблюдала за процессом, изредка вмешиваясь, когда у малышки что-то не получалось.

 — Мы угощаем. – заявил майор.

— Я уже не ребенок! – запротестовала Лира. – И мы не на свидании!

— Уж не знаю как тут у вас в Поннивилле принято, но у нас жеребец обязан угостить любую сопровождающую его даму. А если она откажется, он имеет право ее лягнуть. Лира, ты ведь не хочешь, чтобы Константин тебя лягнул? – Денис подмигнул ей.

— Интер-р-ресные у вас обычаи, ребятки. Но я не против. Угощайте! – Лира подошла за кружкой. Кружка была меньше стандартной человеческой, грамм на триста. Поэтому Денис с майором заказали себе по две. Малышка пони с бантом смешно дергала за рычаг, и напиток быстро наполнял бокалы. Сверху кружки собиралась ароматная пена. Неожиданно к палатке подошла Эппл Джек.

— Господа, сегодня сидр получился крепче обычного, поэтому будьте осторожны! – она весело посмотрела на подошедших и пошла дальше. Отлично, она не узнала. Когда пришла очередь Дорна забирать свой бокал, он вывалил на прилавок пригоршню увесистых золотых монет. Мужики уставились на гору золота с открытыми ртами. Первым взял себя в руки майор и ткнул Дениса в бок, так как на них уже начали обращать внимание. Они взяли свои бокалы и отошли в сторону. Лира допила свой сидр, отнесла кружку и сказала:

— Ждите здесь, я пока найду Твайлайт. Она тут бегает как угорелая, но я быстро ее поймаю. Только никуда не уходите! – и смешалась с толпой.

— Осторожнее с сидром. – предупредил Дорн. Мужики аккуратно попробовали напиток, потом смелее, а потом и вовсе выпили первый бокал залпом.

— Почти как квас, только яблочный. – удивился Денис.

— А у нас делают похожий на закваске из сухих ржаных корочек. И из березового сока с овсом. Окрошка на таком была бы знатная. – мечтательно протянул Константин и начал вторую кружку.

— Осторожнее, от этого можно опьянеть! – забеспокоился Дорн. Мужики удивленно уставились на него.

— Вы что, реально можете этим ужраться? – удивился Денис. – Да тут пол-оборота максимум. Ну, может, один.

— Как есть, и не больше. – подтвердил майор. Дорн почти ничего не понял из того, что говорили люди. Он сдвинул плечами и начал пить из своего бокала.

— Интересно, если они косеют от кваса, что с ними будет от коньячка или аперитива? – улыбался Денис.

— В говнищу от первой стопки. – безапелляционно заявил майор. – А то и вовсе копыта отбросят. Как говориться, что русскому хорошо, то Дорну смерть. Да? – расхохотался майор, и Дорн покосился на него из-за кружки.

— Кстати, дружище, дай-ка сюда монетку поглядеть. – оживился Денис, допив весь сидр.

— И мне тоже. – майор протянул руку. Дорн вытащил из сумки магией кошелек и дал им по мелкой монете.

— Это что, золото? Реально золото! – вертел монету Денис. – Как думаешь, сколько тут?

— Грамм десять – пятнадцать. А, может, и больше. Ни хрена себе, у них золотишко дешевое. А что можно купить за эту монету? – Константин присвистнул.

— Кружку сидра. – ответил Дорн. Он совершенно не понимал, чему люди удивляются.

— Них..я себе! – не сдержался Денис, вскрикнув. У майора тоже глаза округлились. Проходящие мимо поняши оглянулись на фантом Дениса и смерили его взглядом. Он не обратил на это никакого внимания. – Дорн, а ну дай сюда весь мешок! Давай, сказано!

Жеребец послушно вытащил и отдал кошелек Денису. Тот взвесил в руке и тихо сказал:

— Около киллограма.

Константин удивленно мотал головой. Денис отдал мешок и монету Дорну, и тот начал допытываться:

— А что такое? Что не так?

Денис ответил:

— Дорн, за вот этот мешочек золота у нас можно купить весь такой Поннивилль со всеми его жителями и всеми потрохами, еще и в нагрузку что-то получить.

— Как это вместе с жителями? – не понял Дорн. – А что, жители тоже продаются?

— Проехали, Дорн. Давай-ка лучше еще сидру выпьем, пока суд да дело.

— Мне, наверное, уже хватит. Я уже чувствую, что немного хмелею. Вы точно не боитесь перебрать? – жеребец обеспокоенно озирался.

— Не боись. Это как компот для нас. Лишь бы золота хватило. – майор отрыгнул, и снова троица удостоилась косых взглядов. Тем временем на огороженной площадке раздавался задорный девичий голос.

— Че это там за шум? – насторожился Денис.

— Какой-то конкурс. Ярмарка ведь. Вроде, конкурс сидра. – прислушался Дорн.

— А ну пойдем ближе! – заинтересовался Константин и двинулся в сторону площадки.

— ... не так, как в прошлом году! В этом году Поннивилль точно будет первым! – Эппл Джек распиналась с трибуны и грозилась невидимым оппонентам копытом, рядом с ней сидела представительная серая пони в очках и одобрительно кивала. – Три бочки сидра Поннивилль выставляет для состязания! И защищать честь нашего славного города сегодня, когда сезон сидра в разгаре, будут следующие пони. Поннивилль, встречай своих героев: Тандерлейн!

Толпа одобрительно загудела, и на площадку вылетел черный пегас с белой гривой, постриженной под ирокеза.

— Пинки Пай!

Розовая кудряшка выскочила и встала рядом с пегасом. Эппл Джек еще и еще называла имена участников, бумажки ей приносили и приносили.

— Давай и мы выступим! – загорелся майор. – Мы их перепьем как детей!

— Я не могу, мне стихи еще читать. – отнекивался Денис.

— Ты что, боишься окосеть? – майор хмыкнул.

— Да нет, просто после каждого стиха за сцену бегать неохота.

— А, ну тогда ладно. Где тут запись? – и майор ринулся сквозь толпу. Запись вела та самая серая пони в очках.

— Взнос участника – десять монет.

— Дорн, давай что надо. – И жеребец магией положил кучку монет на стол записи.

— Имя и город? – поинтересовалась пони.

— Комбат из Сталлионграда! – весело сказал майор.

— Ожидайте, вас вызовут. – с улыбкой сказала пони и написала что-то на бумажке, которую передала красной малышке – пегасу.

На площадке собралось уже полтора десятка разноцветных поняш. В толпе мелькала радужная грива Рейнбоу Деш. Она вертелась возле одного места, и Денис углядел рядом с ней Рарити и Флаттершай. «Отлично!» — подумал он.

— ...и последний участник – впервые на нашем конкурсе представитель Сталлионграда – Комбааааат!

Толпа неодобрительно загудела и засвистела. Тут не очень любили сталлионградцев. Майор вышел на средину площадки и стал возле своего стола с номером, на котором стояли бокалы, наполненные сидром. На разливе возле бочек стоял крупный красный жеребец с половиной зеленого яблока на крупе. Столики находились недалеко от места, где стояли Денис и Дорн, поэтому не стоило боятся, что иллюзия прервется.

— Внимание, участники, правила не поменялись. Кто выпьет больше кружек сидра, тот и победил! Кто упал на сено, тот проиграл. Начали!!!

Толпа начала бесноваться и скандировать имена своих претендентов. Столик Пинки Пай стоял рядом со столиком майора, и они шли вровень до пятого бокала, после которого Пинки качнулась, словно подстреленная, и рухнула на сено, заблаговременное расстеленное для этой цели. Толпа завизжала в ужасе.

— Ик.... Скажите... Ик.... Мы раньше не встречались? – Голова Пинки моталась по сену, она дико вращала своими огромными голубыми глазами. Майор только усмехнулся, и сдул пену с шестого бокала.

Вот уже половина участников валялась на сене, к некоторым из них участливо подбегала медсестра в красной шапочке, но потом возвращалась, показывая толпе, что все в порядке.

— Эй, я же просила никуда не уходить! – Лира растолкала толпу и и подошла к ограде. – Это там что, Константин? Он сколько уже выдул? – она с ужасом уставилась на майора, осушавшего бокал за бокалом.

— Не беспокойся за него, мы же сталлионградцы, или где? – смеялся Денис. – Стихи буду рассказывать я, так что все в порядке.

— А, ну тогда ладно. Я нашла Твайлайт, она ждет вас возле сцены, конкурс начнется через пол-часа, вы выступаете последними. Она уже боялась, что вы не придете. С ним точно все будет в порядке?

— Несомненно. Ты его просто не знаешь. Дорн, варежку прикрой. – Денис не переставал смеяться, а у Дорна действительно отвисла челюсть.

Толпа неистовствовала, и дико закричала, когда Тандерлейн рухнул вместе со своим десятым бокалом. Деши обхватила голову передними ногами в взмыла в небо. Вот на площадке осталось только двое – какой-то здоровенный серый единорог из Филлядельфии, и майор. По правилам нужно было стать за один столик, чтобы «смотреть друг другу в глаза», как это объяснила Эппл Джек с трибуны. Константин допивал пятнадцатый бокал и уже испытывал затруднения, но не с опьянением, а с емкостью своего живота. Но поводов для беспокойства не было: последний из могикан шатался и медитировал над недопитым двенадцатым бокалом. Уже третья попытка направить бокал в рот провалилась, и очередная порция сидра разлилась у него на груди. Наконец, в бессильной ярости он хлопнул непокорный бокал об стол, отчего его обдало остатками сидра.

— Вин... л.. Ик... Винил мне... Ик... просто.... Ик.... не поверит – и он шлепнулся навзничь вместе с бокалом, таки поломав его об землю. Константин поднял руку вверх, фантом повторил этот жест, и толпа заревела, приветствуя победителя. Денис перескочил через ограду, увлекая за собой Дорна. Лира зачем-то перескочила за ними.

Они подошли в майору, и Денис спросил:

— Ты как вообще?

— Да все нормуль. Знаешь, что самое смешное? – улыбался майор. – Я вообще-то трезвенник. В смысле, вообще не пью. Разве что квас.

— Тю, а зачем ты тогда поперся сюда? – удивился Денис.

— Квасу на шару выпить. И местных на место поставить. Дорн, пошли забирать награду.

Эппл Джек и серая пони в очках еще что-то там говорили, толпа горестно вздыхала, а Деши, насупившись, злобно смотрела на майора. Когда все закончилось, Дорн спрятал медаль в сумку, и все отошли подальше под дерево.

— Ребята, у вас в Сталлионграде все такие, без крыши? – Лира все еще не могла отойти от потрясения.

— Не, не все. Вот Дорн, например, — нормальный. Да, Дорн? – спросил Денис. Жеребец утвердительно кивнул.

— Ну вот. А вот что касается меня и комбата, то пиши пропало. Крыша улетела напрочь и безвозвратно. Так что вот, ешьте с маслом. – Денис смеялся.

— Ну вы даете. Но вы мне по душе. Даже как-то странно себя чувствую, будто давно вас знаю. – Лира мотнула головой. – Ладно, идем к Твайлайт.


— Ну Твай, ну что нам стоит...

— Нет, я сказала. Флаттершай, перестань доставать. С каких это пор ты стала такая приставучая?

— Я не могу поверить в то, что Тандерлейн проиграл... – Деши грустно летала туда-сюда, и лишь изредка сокрушенно махала передними ногами.

Все поняши из шестерки сидели за столиком в небольшом отдалении перед сценой, где вскоре должен был начаться конкурс. Пинки Пай уже отошла от транса, и просто сидела за столом. Весело ей, кажется, не было.

— Дорогая, может, обратимся к Луне за советом? – Рарити то и дело предлагала какой-то выход.

— Корвин же сказал, что нельзя привлекать сюда принцесс, а то может случиться беда. – Эппл Джек мельком посмотрела на Твайлайт.

— Корвин то, Корвин се... – злобно передразнила ее фиолетовая единорожка. – Сдался вам этот Корвин вместе со своими людьми!

— Но они нуждаются в нашей помощи, дорогая. Ты ведь слышала, что беда грозит всему их народу. – Рарити уже устала от всего этого, но не оставляла надежды.

— Этот старый плут ясно сказал, что они могут обойтись и без нас. Вот пусть и обходятся. Вы сами говорили, что они типа крутые герои и не боятся никаких последствий. Вот пусть и будут героями. – Твайлайт была уже сильно раздражена, она не терпела, когда на нее давили.

— Ты вроде говорила, что он не старый? – удивилась Эппл Джек.

— Заткнись! – зашипела волшебница. – Я не желаю о нем слышать! — ковбойша от неожиданности даже перестала жевать яблоко.

— Но они же... Мы же знаем, что с ними будет, если мы им не поможем? – Флаттершай уже в третий раз приводила все тот же аргумент, но на этот раз Твайлайт была просто в ярости и крикнула без раздумий:

— А ты вообще подумала о том, что мне скажет Принцесса, когда узнает? Что ОНА МНЕ СКАЖЕТ?!! – ее глаза сверкали. Флаттершай вдруг вылетела из-за стола, подлетела прямо к единорожке, уперлась своей мордочкой в ее и зашипела, с каждым словом поднимая голос:

— Так тебе совершенно плевать на то, что будет с теми, кто решил бросить вызов злу, что будет с теми, кто не пожалел себя, тебе плевать на то, правильно или нет ты поступаешь, лишь бы принцесса тебя НЕ РУГАЛА?!! – последнее слово пегаска крикнула с такой силой, что Твайлайт приложила уши. Потом Флаттершай мотнула головой, отстранилась от волшебницы и заплакала. Она поднялась в воздух, и, громко всхлипывая, улетела прочь. Рейнбоу Деш бросилась ее догонять. Остальные поняши молча смотрели на Твайлайт, эта пауза затянулась на долгие минуты.

— Твай...

— Что еще! – накинулась фиолетовая единорожка на Лиру, которая только подошла. Лира отшатнулась:

— Это... Ну, артисты из Сталлионграда, про которых я тебе говорила.

— А, сталлионградцы! – взвилась волшебница. – Как обычно, в последний момент, все сплошь вруны и плуты! Подойти вовремя Партия запретила?

— Я пойду, наверное. – неуверенно промямлила Лира, и бочком покинула взрывоопасное место. Твайлайт посмотрела на нее и немного остыла.

— Там... Там Спайк за кулисами, он вам все расскажет, — и она не глядя махнула копытом в сторону сцены. Троица удалилась, и Твайлайт снова повернулась к подругам. Они молча смотрели кто куда, на нее никто не смотрел. Твайлайт так же молча села за стол и приготовила таблички с оценками.

Начался конкурс, на сцене поняши в одиночку или труппой ставили номера, вели монологи и читали стихи. Твайлайт выслушивала всех их, потому что была в составе жюри. Рейнбоу Деш вернулась вместе с Флаттершай, и они сели за стол. Иногда за столом поняши переговаривались о чем-то несущественном. Наконец, последний участник вышел на сцену. К концу более половины зрителей разошлись кто куда, и уже начался закат.