Один вечер из жизни Флаттершай и одна минута из жизни Дискорда

Рассказ о том, как Флаттершай задремала во время чаепития с Дискордом. Само собой, без фирменного Дискордового безумия тут не обходится. Ну вы же не думаете, что за минуту он ничего не успеет?

Флаттершай ОС - пони Дискорд

А что если... (What if...)

Можно ли обойтись близким общением лишь с сестрой? И не иметь никаких друзей, и, более того, быть избегаемой везде, кроме родного города? После череды странных событий одна пони узнает ответ.

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая

Fallout Equestria: The secret of a forgotten lab

Эквестрийская Пустошь – место, которое хранит в себе немало загадок оставшихся с довоенных времен. И одна из них – заброшенная лаборатория в недрах Вечнодикого леса, которая раньше принадлежала Министерству Морали. Ее тайны хотели постичь очень многие, но никому этого пока не удалось. Большинство даже не знает, где именно она находится, а те, кто в курсе, могут лишь сказать – что дверь в нее была надежно заперта, когда начался Конец Света, и открыть ее уже невозможно. Но только не главному герою, который оставил прежнюю жизнь в стойле и вышел на поверхность, чтобы найти там любовь всей своей жизни – Пинки Пай.

Пинки Пай Другие пони ОС - пони

Фавн. Часть 1 - Нечаянный приключенец

Существует очень много любительских рассказов о людях, что попадают в Эквестрию. И этот рассказ не исключение. И что отличает его от других таких рассказов? Может то, что нашего героя с первых же страниц чуть не сожрали древесные волки?

Пинки Пай Зекора Человеки

Дуэль страстей

Пьеса в стихах

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл

Tyra B

Браян Миккелсен с нетерпением ожидал своего двухнедельного отпуска после двух недель работы на буровой платформе Маерск, месторождение Тира. Перевод на берег 24 мая 2015 года, после следующей смены и крепкого дневного сна. Перевод никогда не случился, как и 24 мая 2015 года. И проснуться в собственном теле ему тоже не удалось. История во вселенной Ponies after People, в которой разворачиваются события "Последнего пони на Земле". Для понимания происходящего прочтение "Последнего пони на Земле" обязательно.

ОС - пони

Пятьдесят оттенков тоста

Пинки Пай – пекарь, и она может приготовить тост. Так-то, любой пони может приготовить тост. (За единичным исключения в виде Свити Бель.) Но почему тогда этот незнакомый жеребец настолько поразился её навыками, что захотел, чтобы она никогда не готовила тосты ни для кого другого?

Пинки Пай ОС - пони

Неизведанный мир

Рассказ про пони-археолога, который попал в новый мир будущего. Ему придется принять участие в глобальной войне против инопланетных захватчиков и найти способ вернуться в свой мир. Рассказ пишу первый раз, так что критику постараюсь принять четко=) Прошу указать на ошибки и писать их в комментариях=)

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Ещё всего один шаг...

Человек отправится в бестелесный полёт, станет частицей души Сорена, чтобы помочь ему увидеть необходимость решительных действий на пути к сердцу Рэйнбоу Дэш.

Рэйнбоу Дэш Сорен Человеки

Shooting Star

Твайлайт стремится к звездам.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна

Автор рисунка: aJVL
Найди меня если сможешь

Дом в тихом районе

Переписана по просьбам Станиславских.

Включение систем, как и последующий прыжок прошли не замеченными. Импровизированный план сработал на ура. Подкрепление, чтобы прочесать море прибыть не успело, а Раптор взявший другой курс не смог засечь обесточенный грузовик. Теперь было бесполезно привлекать даже весь флот, вариантов нахождения маленького корабля могло быть бесчисленное множество.

И вот, пока Новиков петлял путая след, Твайлайт пользуясь базой, что скачала, подобрала подходящий протопланетный диск. Таким образом совершив последний прыжок в пятнадцать световых лет двое беглецов оказались у цели. В облаке пыли и газа с зарождающийся молодой звездой.

– Ну что же, – удовлетворено провозгласил пилот, – если мы еще живы, значит нас потеряли.

Шлем занял место около пилотского кресла. За толстым стеклом навстречу кораблю летели частички того, что через миллионы лет станет звездой и её планетами спутниками. Человек специально запустил корабль так чтобы лететь против вращения диска. Таким образом нужные элементы должны будут сами попадать в ловушку.

– Твой выход, – пилот зевнул. Глядя на него не удержалась и Твайлайт снимающая скафандр.

– Пожалуй я бы что-нибудь пожевала, а потом вздремнула, – выдвинула контрпредложение пони.

– Поддерживаю.

Заглянув в грузовой отсек пилот вернулся с парой серебристых прямоугольников в одной руке и увесистой канистрой в другой. Алексей закинул пакеты в небольшую печку, что была за сиденьем второго пилота и поставил на разогрев. В нише рядом, за дверцей, стояла стопочка граненых стаканов, откуда он и реквизировал парочку. Откинув столик под печкой он поставил на него стаканы и канистру в придачу. Открыл её, заглянул, понюхал, осмотрел этикетку, матюгнулся. На недоуменный взгляд пони пояснил, что заказывал грушевый, а всучили апельсиновый. За неимением иного пришлось наливать апельсиновый. Как только был наполнен второй стакан, прозвенел звоночек печки.

Из нутра корабельной печки показалось два горячих брикета. Открыв один он передал его вместе со стаканом Твайлайт.

– Благодарю, – в фиолетовом облачке перед Спаркл завис обед, или же всё-таки ужин? Такие привычные понятия как утро или обед в космосе теряли смысл и были чистой условностью. А поскольку это условность и после кобылка собиралась поспать то решила считать эту трапезу ужином.

– Не за что, – пилот плюхнулся со своей порцией на место одного из операторов и, поставив стакан на пол рядом с собой, принялся уплетать пюре с котлеткой и гарниром из горошка. Твайлайт же медлила, рассмотрев, что именно ей предложили.

– Не хочу показаться неблагодарной, – Твайлайт обратила свой взор на человека аппетитно уминающего свой ужин, – но ты погрузил только такие блюда?

– Да нет, конечно, – шустро пожевав, отозвался человек, – Там еще рис с рыбкой, макарошки с говядиной, перловка с грибами и тушеной говядиной. Мммм, что-то там еще, кажется было. А что не так?

– Ну в целом, я как бы мясо и рыбу не очень, – пояснила пони, при этом чувствуя себя, почему-то неловко, – у пони не принято есть живых существ, – но глядя на человека тон сменила, – и нечего улыбаться, я ничего смешного не говорю!

– Это с какой стороны посмотреть, – пояснил человек, – скажем так, знать чем именно это было до того как стать котлетой я бы не хотел, но оно точно не паслось на лугах.

– В смысле она искусственная? – Твайлайт все еще недоверчиво поглядывала на кусок плоти.

– Уууу. Ты даже не представляешь насколько сейчас права, – Четыре зубчика вилки указали на Спаркл, – похоже, умная пони за долгие годы в научном комплексе так и не поинтересовалась, что же она ест.

– Не начинай опять, – скривив мордашку отозвалась означенная пони, – мне вообще мало к чему доступ давали.

– Тогда вот тебе краткий курс школьной программы, – пилот явно веселился, рассказывая вещи вполне очевидные для любого человека, – думаю, что в тебе сидят микробы переводчики ты уже знаешь, – дождавшись кивка, он продолжил, – так вот в желудке и кишечнике у тебя примерно тоже самое теперь обитает, – пилот едва не расхохотался глядя на мордочку, что состроила Спаркл когда это представила, – и то, что ты сейчас будешь жевать это пища не для тебя, это пища для них. А они уже дадут нужное тебе. Вот такой симбиотический организм. Вот такая котлетка, – он повертел нанизанную на зубья вилки покусанную котлету, – не испортится лет двадцать. Оригинальная же котлетка из говядины в аналогичной упаковке, ну месяца два прожила бы.

– Потрясающе, – Котлетка с подноса медленно вращалась перед носом пони, – столько достижений, столько открытий. Потрясающие симбиотические организмы вы создали.

– Не создали, открыли. То, что разумных живых не так много во вселенной не значит, что всего остального так же мало. Микробы, бактерии, вирусы. Даже травы и деревья не редкость. Животные частенько попадаются там, где есть растения, – пожав плечами, он продолжил, – мы просто позаимствовали полезное.

– Все равно потрясающе,– котлета отправилась к горячей картошке и гороху, – Такие достижения, жизнь скольких они бы изменили к лучшему.

Человек махнул рукой и продолжил трапезу. На пони с её идеалистическими фантазиями он решил пока внимания не обращать. Пускай помечтает если так хочется. Она видит только достижения, а то, что многие из них обагрены кровью, некоторые омыты просто красными океанами, в голову просто не приходит. А то, что многое из того, что она видит, может превратить её мирок в пустыню похоже вообще не задумывается.

Спать пришлось, устроившись на полу, и не сказать, что проход был большой, но открученные сидения около терминалов изрядно добавили свободного места. Открученные сиденья же складировали недалеко от санузла, крошечной клетушке метр на два вмещающей в себя душевую и унитаз.

Отдыхать в походных спальниках было бы куда удобнее, но Твайлайт занимаясь перестановкой ящиков внутри отсека умудрилась заставить их. Так что поиск постельных принадлежностей отошёл на завтра. Хотя для кобылки это сейчас не имело большого значения, отступающее нервное напряжение и сытный обед сделали своё дело. Она улеглась в уголочке, свернувшись клубком и тут же засопела.

Человек же привыкшей к подобным стрессам удобство пола не оценил. Он уселся в кресло пилота и, сложив руки на груди спокойно заснул.


Утро выдалось пускай и напряженным, но спокойным. Позавтракав, Твайлайт быстро соорудила из кристалла и трансформатора ловушку для воды и её составляющих. Оба беглеца установили её на носу корабля, подведя кабель для питания и трубу для забора воды. Дальнейшие пути человека и пони разошлись. Твайлайт заседала за картами, просматривая те звезды, что выдавал поиск. Неприятным было то, что поиска по спектральным линиям не было, точнее он был но по конкретному элементу, и потому пони обладающей идеальной памятью приходилось лично сравнивать спектральный состав звезды с тем что она помнила.

Человек же маялся и искал чем занять себя. Он в ручную откопал ящик со спальниками, коих в нем было двадцать и сначала сделал приличное спальное место на полу, а потом выстилал весь пол раскрытыми спальниками. Потом соорудил приличный низенький столик из одного ящика. Несколько раз выходил в космос покурить, в общем, развлекал себя как мог. Но скука давала знать о себе все чаще и чаще.

Через несколько дней скафандр и комбинезон Твайлайт устроились на кресле второго пилота. Вещи Алексея заняли соседнее кресло первого пилота. Здраво рассудив, что они-то сполоснуться, а вот вещи стирать нечем. Поэтому их оставили на креслах. Да и воду тратить на стирку неразумно, а потому, чуть подняв температуру, оба чувствовали себя весьма комфортно. Но выходя в грузовой отсек, Алексей всё-таки одевал белье, ибо боялся порезать или оцарапать что-нибудь важное и ценное для своего организма.

Новиков был хоть человек и стойкий, но долгое отсутствие занятия хоть чем-нибудь заставило его обратить внимания на пурпурную пони. Вот так лежа пузом к верху с противоположенной стены от Твайлайт он пытался заводить разговор. Однако сама Твайлайт ярко горела желанием поскорее добраться до дома и потому, не отрываясь от поиска, отвечала односложно или вовсе пропускала мимо ушей вопросы.

И как закономерный итог, Твайлайт сгорела через две недели непрерывных поисков. Даже организму аликорна не будут полезны тридцать часов работы подряд с перерывами на сон по два три часа. Разумеется, в один прекрасный момент организм решил, что хватит и наградил волшебницу головной болью и головокружением. Но пони пренебрегла и этими симптомами и решила продолжать поиск. Тут уже не выдержал Алексей, просто и по-военному вырубивший питание терминалов.

Сколько было просьб, угроз и попыток убийства в тот момент не сосчитать. Однако все попытки воплотить задуманное не увенчались успехом, организм аликорна был полностью согласен с человеком и потому чинил диверсии направо и налево. Самое серьезное, что смогла Твайлайт это швырнуть в сержанта стакан. После чего поняв тщетность своих потуг забилась в уголок около терминала, где обычно спала и тут же вырубилась.

– Аммм, привет, – Проморгавшись Твайлайт обнаружила себя накрытой спальником, рядом на низеньком столике стоял стакан апельсинового сока. Человек же облокотившись на стену сидел и читал инструкцию к спасательной шлюпке. Почему она не была в самой шлюпке, неясно, но это была явная удача.

– Привет, привет, – оторвавшись от увлекательного чтива отозвался человек, – как спалось?

– Хорошо. Спасибо, – к фиолетовым цветам шерстки добавились красные переливы, – ты это, извини за вчерашнее. Я бываю немного не в себе, когда увлекаюсь.

– Вчерашнее? – ехидные нотки так и струились в голосе, и лицо им соответствовало, – ты продрыхла пятьдесят два часа. Так что пей сок и марш умываться, кушать будем.

Растрёпанная и помятая пони возражать не стала, по пути невольно сравнив поведение человека со своим дракончиком Спайком. Если бы не внешность, один в один. Тот в бытность свою так же любил вставлять едкие комментарии, когда она не высыпалась.

Поправить хвост, причесать гриву, пригладить перышки и вот из зеркала на тебя уже смотрит пони. Улыбнувшись своим мыслям, Твайлайт вышла к тому моменту, как Алексей из печки доставал его любимые макароны по-флотски. Блюда легли на стол, как и парочка стаканов очень-очень любимого апельсинового сока. Твайлайт устроилась слева от стола, Алексей напротив, справа.

– Итак мисс Спаркл, – Алексей подобрался, принял горделивую позу как на званых вечерах. Образ портило лишь полное отсутствие одежды, – как ваше самочувствие после отдыха в царстве снов?

– Ах, мсье Новиков, – глаза кобылки лучились весельем, и настроение явно им соответствовало. – просто великолепно. Спасибо, что убедили в необходимости столь приятного путешествия.

– Ну что Вы, сие мой долг, – голос стал чуточку серьезнее, так что Твайлайт уловила, что фраза не только шуточная, – но впредь прошу не утомлять себя так сильно. Беседы самого с собой не добавляют уверенности в твердом душевном здоровье.

– Прости, – ушки поджались сам собой, а взгляд заполнила печать, – я, правда, не подумала, как тяжело тебе будет, когда не с кем даже поговорить.

– Да брось Твай, есть же радио. Я по радио болтал.

– Ты что?! – вскочила кобыла но, наткнувшись на ехидное лицо, тихо осела обратно, – и как я на это повелась.

– Это талант, – гордо заявил человек и закинул в рот вилку с макаронами. Твайлайт так же не стала ждать особого приглашения и накинулась на еду.

И дни потянулись дальше, в большинстве своем похожие один на другой. Сказывалась долгая изоляция вдвоем. Хочешь, не хочешь, а приходилось искать точки соприкосновения, из-за чего отношения пони с человеком становились более доверительными и теплыми.

Все же пони много времени проводила за консолью, выискивая свою звезду и Алексей, натянув трусы, пошел копаться в том, что есть в грузовом отсеке. Куча различных деталей и неограниченное свободное время страшное сочетание. Получившийся механический монстр напоминал здоровый, в рост Твайлайт, металлический бак с кучей трубочек и краников. Поскольку человек с упорством достойным осла отказывался говорить, что это за агрегат и для чего он нужен, Твайлайт решила сама попытаться это выяснить. Искра любопытства смогла на несколько часов затмить желание поскорее найти дом. В баке нашёл применение нагревательный тэн, компрессор, несколько секций радиаторов, а так же зачем то пяток высоковольтных разрядников.

Твайлайт пришла к выводу, что это устройство для проведения химических реакций, для которых нужны особые условия. Такой вывод её устроил, и она довольная собой ушла дальше искать родную звезду. И нельзя было сказать, что она оказалась не права, реакция там будет определенно.

Человек же, вспоминая добрым словом годы в летной академии, творил кадетскую магию. Десятка два литров воды в одну емкость, несколько технических жидкостей из систем грузовика в другую емкость. Плотно закрутить ёмкость, закачать углекислый газ из системы жизнеобеспечения, разогреть, подать ток и процесс пошёл.

– Пам, пам, пам, – шел, напевая Алексей из грузового отсека, неся в руках полу заполненную канистру бесцветной прозрачной жидкости.

– Ты чего это такой веселый? – оторвавшись от терминала, кобыла кивнула на канистру. – Удачно прошел эксперимент?

– Ооо, более чем. Как в молодые годы, – мечтательная улыбка озарила лицо, – эх, ностальгия.

– Может, теперь скажешь, что ты там делал? – теперь все внимание кобылки было приковано к таинственному эксперименту и его результату, что плескался в канистре.

– За ужином узнаешь. А точнее попробуешь, – словив вдогонку обиженное: “Засранец ты, Новиков,” – расхохотался и пошел дальше.

Больше до самого обеда Твайлайт не отвлекалась, было просмотрено несколько десятков тысяч подходящего цвета и массы звезд, но нужная так и не нашлась. Пока не нашлась. От очередной кандидатки кобылу отвлек звонок печки.

– Нус, налетай, – Новиков потер руки и плюхнулся на свое привычное место. Твайлайт поняв знак, погасила терминал и последовала его примеру. На столе стояли привычная картошка с котлетой и горошком, но в стакане вместо привычного рыжего сока была прозрачная как вода жидкость.

Под веселый взгляд человека она подняла стакан, понюхала содержимое, отпила немного и испытующие посмотрела на Алексея. Мол, – и все?

– Потом поймешь. Но лучше на голодный желудок не пить, – подмигнул Алексей и отпил из своего стакана.

Ужин шел как обычно, они обменивались различными фразами, в целом интересными фактами и событиями из истории своих миров. Обсуждали сходство и различии путей развития, мировоззрения. Где-то на середине второго стакана Твайлайт заметила, что стали затрагиваться более личные темы, что характерно начинала их она сама, и в целом не против обсудить их. По телу разливалось приятное тепло. Она, наконец, почувствовала, что полностью расслабилась, пришло то покрывшееся пылью чувство покоя. Как когда-то в Эквестрии на пикнике с подругами, или вечером в библиотеке за любимой книгой.

Понять, что именно нахимичил сержант оказалось несложно и при желании она еще могла сотворить заклинание, полностью бы отрезвившее организм. Вот только желания не было, ей хотелось плыть по течению, такому теплому и ласковому. Хотелось болтать просто ни о чем. Хотелось хоть на вечер стать просто кобылкой за ужином в компании друга.

А могла ли она считать человека своим другом? Могла ли вот так доверить себя ему? Могла ли вот так потерять драгоценное время, которое с большей пользой пошло на поиск дома? Могла ли …

– Да пошло оно все, – Твайлайт помотала головой, – мне это нужно, нужно сейчас и здесь. Я так хочу, – мысленный монолог пронесся за секунды, не дав собеседнику заподозрить внутренние противоречия кобылки.

И вечер продолжился, с веселыми историями, анекдотами, подколками и всем, что могло вызвать радость и смех.


На утро Твайлайт обнаружила себя нагло оккупировавшей тело сержанта. Поместилась она на нем практически вся, голова удобно устроилась на груди, а все остальное тело заняло живот и ноги. Начавшая краснеть от не самых скромных мыслей кобылка робко подняла взгляд на лицо человека и тут же вспыхнув, спрятала мордочку за передними ногами. Он не спал, глаза изучали потолок и переставать явно не собирались, что наталкивало Твайлайт на правоту своих мыслей.

– Утро доброе, – такие простые слова произнесенные нейтральным тоном заставили кобылку съежиться. Она вчера сделала что-то не то? Непозволительное? Почему такой тон?

– Доброе, – тихо отозвалась она, выглядывая из-за укрытия ног.

– Тебе удобно? – вновь этот нейтральный тон.

– Прости, прости. Я сейчас, – кобылка попыталась встать, но легшая на холку ладонь прервала эту попытку.

– Твайлайт ты чего такая нервная? – взгляд серых глаз наконец встретился с взглядом больших фиолетовых.

Твайлайт моргнула, а действительно, чего это я? Я давно уже не маленькая кобылка, что хихикает с подружками от слова секс. Мне уже больше века.

– Не знаю, – пожала она плечами, – наверно потому что мало что помню после третьего стакана.

– Эх, родная, – ладонь прошлась между крыльев заставив их чуть вздрогнуть, – ты хоть и пони, но пьёшь как лошадь. А уж азарта сколько просыпается.

– Опять издеваешься? – грустно подметила кобылка.

– Нисколько, – ладонь вернулась на холку и замерла там, – стакана после пятого ты заявила, что выпьешь больше чем я и не свалишься. Что? Даже не надейся что выиграла. У нас снаряд кончился, – Алексей улыбнулся, ему вторила Твайлайт.

– А дальше что было? – Твайлайт замерла в предвкушении, а крылья предательски дрогнули и приоткрылись.

– А что дальше? Спать завалились, – как само-собой разумеющееся ответил её матрасик.

– Ясно, – вздохнула кобылка, крылья же заняли положенное им место.

– Ясно? – бровь сама приподнялась от такого заявления, точнее того что за ним было скрыто, – сожалеешь?

– Что за глупость? – возмутилась кобыла и приподнялась на передних ногах, теперь наблюдая сверху за лицом человека.

– Просто наблюдение. Но знаешь, я бы … – Твайлайт резко встала и, махнув крыльями, слетела с человека, встав рядом.

– Нет, знаешь ты! – обиду и злость можно было разглядеть в любом из произнесенных слов, – То, что я не человек, и ты бы не позарился на меня, еще не дает тебе право оскорблять меня, говоря это в лицо!

Человек сел, развернувшись лицом к бушующей кобыле.

– Сама придумала, сама обиделась, – тяжело вздохнул он, – Твайлайт ты очень интересная и милая, и я бы точно не отказался от секса с тобой. Но ты бы хотела, чтобы что-то подобное было в беспамятстве? Чтобы на утро ничего не помнить?

– Да шёл бы ты! – стеганув по груди человека хвостом она удалилась в ванную.

– И ничему тебя Новиков жизнь не учит. Один в один, – Грустно вздохнув, он завалился, обратно на спальник вспоминая годы учебки когда после хорошего празднества оказался в одной кровати с симпатичной андорианочкой. Если отбросить захват его в заложники и трехмесячное болтание в космосе вдвоем, могло бы разыграться чувство дежавю.

За завтраком пони подчеркнуто игнорировала человека, как и за обедом, как и за ужином. Поиски у терминала сегодня часто прерывались, так как она сама уходила глубоко в себя пытаясь разобраться со своими желаниями. Она кобыла и определенные потребности у нее были, и то, что последний её ухажёр, молодой лаборант из испытательной лаборатории которому хватило храбрости подойти к ней, остался в десятке лет позади ситуацию не улучшало.

Были и фантазии на тему, как это будет с другим видом, особенно на станции людей, где ей пришлось коротать несколько лет. Иногда в этих фантазиях она представляла кого-то из своих знакомых, но так и не нашла в себе желания первой сделать шаг к кому-либо из них. Не лежало сердце пони к ним настолько, чтобы самой прилагать усилия. Хотя как она знала из болтовни с Дианой, переспать с другим видом не считалось чем-то противоестественным, главное чтобы вид был с мозгами. Диана кстати давно пыталась подбить пурпурную пони на рандеву с кем-нибудь противоположного пола, но так и не преуспела в этом.

И сейчас, сидя за терминалом спиной к нему она пыталась понять, злиться на него за то, что не сделал шаг, на который она так и не решилась, или же благодарна за то, что подумал и о ней, поступив как порядочный человек.”А может предложить выпить снова через некоторое время и может тогда он сделает этот шаг? Или вновь поведет себя как гребаный джентльмен?

Да чего я мучаюсь? Предложить в лоб переспать и дело в шляпе. Он сам сказал, что не против. Нет, так нельзя, что он обо мне подумает? Что я развратная кобыла, с которыми дела лучше не иметь. И тогда вообще можно будет забыть о нем. Стоп! Я что сейчас думала, как строить отношения с Алексеем?”
Со вздохом Твайлайт приложила лоб к холодному металлу терминала: “Я не о том думаю. Совершенно не о том”. – Шепот был настолько тих, что сидевший недалеко человек и ухом не повел.

Украдкой взглянув на устраивающегося спать человека Твайлайт решила, что лучше с проблемой переспать, чем мучится с головой полной посторонних мыслей.

Ночь пришла на корабль, и лишь свет от раскалённой пыли и газа лился из иллюминаторов. Скоро, через каких-то пару десятков миллионов лет, здесь возникнет молоденькая звезда. До этого момента дожила бы разве что Твайлайт, но и она вряд ли бы оценила счастье находиться рядом, когда вспыхивает новая звезда.

Часы проплывали незаметно, человек давно уже сопел, а вот пони никак не отпускали мысли о том, что правильно и неправильно. О том, что хочется и что надо. А главное как это надо. Ближе к полуночи по их внутреннему распорядку кобыла решила, что так продолжаться не может. Что внутренние противоречия не дадут ей сосредоточиться на задаче. И она сделала шаг. Пускай и маленький.

Расстеленные спальники заглушали шаги, позволив бесшумно приблизится к спящему человеку. Твайлайт окинула взглядом его тело, наполовину укрытое покрывалом: “Я тут мучаюсь, а он дрыхнет как ни в чем не бывало”.

Твайлайт легла рядом со спящим и, подобрав все четыре ноги под себя, опустила голову на мерно вздымающуюся грудь. Течение воздуха замерло на вдохе.

– Молчи Новиков. Лучше молчи, – воздух, получив свободу, устремился из легких на волю. Рука легла на пушистый загривок и замерла там. Мерное дыхание под головой подействовало на Твайлайт как снотворное и на обрывках сознания, перед тем как провалиться в сон, все-таки мелькнула мысль, – джентльмен блин.


Проснулась Твайлайт на удивление в хорошем настроении, энергия для новых свершений просто бурлила в ней, но отказать в удовольствии понежится в теплой кровати она себе не могла. Особенно когда чья-то рука так уютно лежит на твоей спине.

– Утро доброе, – спавший уже привычным голос нарушил тишину, – как спалось?

– Просто замечательно, – как подметила Твайлайт на сей раз в голосе не было того нейтрального тона, что ей очень понравилось: “Учится, сегодня без подколок,” – промелькнула шальная мысль.

– Алексей, на счет всего этого … – он было только открыл рот, чтобы вставить слово как фиолетовое свечение тут же схлопнуло его. Не так чтобы грубо, но с ощутимой силой. Твайлайт же не поднимая головы спокойно продолжила, – знаю, как это выглядит, но пожалуйста, дай мне время, – тихий вздох разбил монолог пони, – я сама не понимаю, чего же на самом деле хочу.

– Хорошо, – свечение рога угасло, показывая, что аликорн высказалась, – мою точку зрения ты слышала вчера, и она как понимаешь, не поменялась.

Аликорн робко улыбнулась, а когда пальцы руки прошлись по макушке между ушек массируя кожу и вовсе приобрела блаженную мордочку. Все таки гибкие пальцы имели огромное преимущество над копытами, в чем сейчас и убедилась молодая аликорн.


Дни проходили все быстрее, а ночи приятнее. Отвергнутых звезд было уже за сотню тысяч и Твайлайт хотелось верить, что нужная все ближе и ближе. Припасы не вечны, а до дома еще надо долететь. Прошло более полугода поисков и отчаяние начало маячить на горизонте, пока едва различимое.

– А зачем тут ящик с оружием? – удивленный возглас аликорна пронесся по кораблю. Убирая опустевший контейнер от припасов, наткнуться на такой же полный оружия, было весьма странно. Особенно странно учитывая, что их только двое, а план включал в себя висение неизвестно где посреди космоса. В фиолетовом облачке в воздухе зависла короткая винтовка на манер тех, что были у её конвоиров.

– На всякий случай взял,– прилетели слова в ответ из кормовой части, – совсем безоружными мотаться по космосу не комфортно.

Что же, вполне логично, учитывая, что происходило вокруг. И поскольку выпала такая возможность Твайлайт решила сунуть свой носик и в военные технологии людей, чего раньше начисто была лишена.

Рассмотрев винтовку, она отложила её на соседний пустой ящик, достала вторую такую же и положила рядом. К ним же отправились магазины с небольшими металлическими шариками внутри. За пористой мягкой подкладкой оказался еще один слой с оружием. В нем была пара пистолетов, на манер того, что был у её пилота. Такие же магазины с шариками уже для них. Несколько больших резных цилиндров с кольцом на конце.

– А что за цилиндры с кольцом, – так же, не отвлекаясь от изучения, крикнула она вглубь корабля.

– Гранаты, – вновь прилетело в ответ, – кольцо не вздумай дергать. А то умрем.

Твайлайт осторожно вернула цилиндр на место. Пускай оружие и не лишено изящества, но все равно оно претило природе пони. Собравшись было вернуть все обратно пони замерла, острый ум ученой пони быстро сопоставил высоту ящика с его глубиной. Было расхождение, не очень большое но все же. Влекомая любопытством Твайлайт вынула все из ящика и попыталась потянуть нижнюю пористую подкладку. Та отказывалась поддаваться показывая что за ней точно ничего нет. Такое не устроило пони и усилив воздействие на одном из углов Спаркл потихоньку отдирала мягкую подложку.

На дне рядком лежали четыре цилиндра стального цвета. На одном из концов каждого плавно загоралось и так же плавно потухало прозрачное кольцо. От вида этих цилиндров Спаркл парализовало. Мордочку мерно освещал зеленый свет, и разум не мог поверить в то, что видят глаза.

Спустя минуту кобыла отошла от шока и тихо собрав все как было удалилась в пассажирский отсек ставшей ей спальней, обеденной и рабочей комнатой сразу. Невидяще она по привычке уселась за консоль, на которой вращалась какая-то звезда. Слева бежали цифры, справа диаграммы. А в голове билась одна мысль, – он меня предал?

От обеда кобылка отказалась, и даже на любимое почесывание макушки откликнулось вымученной улыбкой. И подобное человек, проведший с ней более полугода, конечно, заметил сразу. На что получил заготовленный ответ, что это все стресс из-за ускользающего результата, пройдет.

А голова, голова бедной кобылы просто разрывалась от роящихся вопросов: “Он за них, выжидает пока я найду планету и после выведет людей к ней? Или же он не знал что в ящике маяки? И почему четыре? Почему тот корабль прилетел так рано, Алексей ошибся со временем реагирования командования или? Или это был спектакль, чтобы заставить меня довериться ему. Ну тогда он точно втерся, даже глубже чем надо, – Спаркл мотнула головой, – не время думать об этом. Какой вывод я могу сделать из того что знаю сейчас? Меня не схватили, значит ждут. Чего ждут понятно и так. Алексей с ними или нет, вот главный вопрос. Если с ними тогда, тогда решений нет. Если же не с ними тогда можно скинуть маяки и сбежать. Но не подкинули ли нам еще подобный подарок? Ящиков много, объем корабля еще больше”.

Почему все так?

Во время ужина кобылка была сама в себе. Кусок в горло не лез, хотелось только одного, понять, что в голове у человека. К большому сожалению пони подобного заклинания она не знала, вернее оно бы не сработало. Разные нервные системы, разное строение мозга. Да она могла заставить его делать то, что ей угодно, могла заставить, что либо сказать, или не сказать. Но вот выведать информацию, заставить сказать то, что он знает, не получится. Значит, выяснять по старинке, осторожно и тихо.

Ночь вновь вступила в свои права, и красноватый свет перегретой пыли заполнял обустроенное прибежище беглецов. Твайлайт лежала чуть отстраненно от пилота свернувшись клубком. Она хотела начать разговор и не знала с чего начать. Что спросить чтобы не вызвать подозрения?

– Твай, поделись, – мягкий голос пилота вырвал аликорна из раздумий.

– Я. Мне тяжело. Грустные мысли, никакого результата с поисками, – что же, проблему начала разговора с меня сняли.

– Вот так резко?

“Недоверие в голосе? Он подозревает или просто волнуется?”
– Да, – грустная улыбка тронула мордочку пони, – знаешь, как бывает, в один день осознаешь, сколько ошибок совершил, сколько сил ушло впустую. И все это снежным комом набегает, пока в конце не придавливает тебя к земле.

– Думаешь, перспектива лечь, сложить лапки и плыть по течению лучше? – тихий, размеренный голос даже сейчас придавал некую уверенность пони.

– Нет, конечно. Просто, – взгляд упал на скафандр, что до сих пор лежал на кресле второго пилота, – просто все, что могло пойти не так, пошло не так. Моя миссия, плен у вас. Нас почти убил тот крейсер, как вообще он оказался там так быстро?

– Тут, наверное, стоит признаться, – сердечко пони пропустило удар. Неужели он? – облажался с оценкой сроков. Шлюпка.

– Шлюпка? – встрепенулась пони и все же повернулась к пилоту. Пускай лицо было ели различимо в слабом свете, но ей хватало и этого, – они нашли шлюпку?

– Разумеется. Она же спасательная, и аварийный маяк включается, как только она стартовала. Это и отняло у нас те пару часов.

– Как ты мог про такое забыть? – Твайлайт вглядывалась в лицо, стараясь считать эмоции.

– Элементарно. Когда тебя сначала лишают контроля над телом, потом заставляют стрелять в других, – от перечислений ушки все плотнее прижимались к голове. Этими деяниями пони точно не гордилась, – потом маленькая пони, что все считают безобидной испаряет мой нож и впечатывает в приборку с такой силой, что не будь на мне костюма целых костей явно поубавилось бы. Потом радует, что я теперь предатель и выбора особого нет, – пилот поглядел на сжавшуюся пони, – ничего не забыл?

– Нет, – пол вновь приковал взгляд пони, ушки оказались плотно прижаты к голове.

– Я вспомнил об этом факте уже много позднее, когда нашел инструкцию от шлюпки. Приказ видимо был нас впустить и задержать пока не прибудет команда захвата, – человек подполз ближе к пони, – ну чего ты? Я же тебя не обвиняю, понимаю, почему так произошло. Не вини себя, зрелище ужасное, – Твайлайт оказалась в объятиях. Таких теплых и сильных рук. Размеренный стук сердца в широкой груди действовал как валерьянка, успокаивая разгоряченный разум.

Так они и просидели больше часа. Человек мерно гладил аликорна по спине искренне старясь унять волну депрессии. В голове Твайлайт же все билась одна фраза: “Я так хочу тебе верить. Так хочу”.

– Расскажи мне о себе, – не нужно было напрягать слух, чтобы расслышать тихий голос поняшки, – всмысле о людях.

– Если тебе этого хочется. Хотя в этом нет ничего невероятного, – ладонь вновь скользнула по бархатной шерстке, – сначала наше развитие диктовали условия созданные природой, потом мы подчинили природу и стали диктовать сам себе куда идти. И дошли, когда условия стали диктоваться не только нами, но и теми, кто выше. Вся эта заваруха и есть борьба за то, кто будет писать условия дальнейшего развития.

– Но разве нельзя договориться? Нельзя совместно писать эти условия?

– Хех, – улыбка вновь поселилась на лице человека, – чистая душа. Мы бы и рады, война не лучший способ развития общества. Самые достойные, смелые, здоровые сгорают в горниле войн, а остаются не лучшие представители. Твайлайт, что бы ты сделала, если оппонент не хочет говорить, не хочет слушать, если цель уничтожить все живое?

– Ты же не абстрактно спросил и такой оппонент есть? – тем же тихим голосом вопрошала кобылка.

– Дреджи, – ладонь прошлась по крылу, приглаживая фиолетовые перышки, – когда ты вернёшься и вновь заживешь счастливо в своем розовом мирке, – руки сильнее сжали пони, когда человек почувствовал, что она хочет отстраниться, – дослушай прежде чем выплеснуть свой праведный гнев. Если заметите огромный, в тысячу километров голубой кристалл, летящий к вам, не теряйте времени. Не пытайтесь связаться, они не ответят, не пытайтесь послать парламентера, он даже не долетит. Бейте, бейте сразу и всем что есть, и молитесь чтобы этого хватило. Если же он долетит, то через полчаса погибнут даже микробы.

– Почему? – больше не делая попыток вывернутся грустным голосом вопрошала пони.

– Никто не знает. Сколько времени о них известно, но никто так и не выяснил зачем, почему и даже откуда. Все, что мы знаем они живая энергия. Появляются на окраине системы из искусственной червоточины. После только или, или.

– Червоточины, – ухватившись за слово Твайлайт сильно оживилась, сбрасывая депрессивное покрывало, – а люди могут создавать такие червоточины?

– Могут. Но для этого нужна огромная станция-ретранслятор и просто астрономические цифры энергии. Там никаких реакторов не хватит. Их строят в первой точке Лагранжа, где гравитация планеты уравновешивает гравитацию звезды. И вокруг огромные паруса уловителей лучистой энергии. Красивое зрелище, когда все это переливается и сияет.

– А как далеко такая станция может отправить корабль? – ушки стояли торчком, глаза блестели, а хвост от нетерпения метался по полу.

– По-разному. Зависит от станции и размеров червоточины, что нужно открыть. Но в среднем, крейсер в пределах галактики закинуть можно, – их взгляды вновь встретились, – даже не думай, нам к ним даже не подлететь, не то, что не воспользоваться.

– Понимаю, – вновь испытующий взгляд фиолетовых глаз блуждал по лицу, – я никогда не спрашивала, но что ты будешь делать, когда я найду свою звезду? Вернёшься к людям или останешься со мной?

Пилоту почудился треск льда, на который его вытолкнули без страховки и подготовки. А решать куда сделать шаг нужно было не медля. Пускай размышлял он о дальнейших своих действиях много, но так и не пришел к четкому плану действий. Желание вернуть все, как было раньше было велико, бросить родной мир в беде и позорно бежать, не этого он хотел, когда выбрал судьбу пилота. А получится ли вернуть, что утрачено? Пони скомпрометировала его по полной программе. А знает на что она способна только он, но кто ему поверит? Даже если будет видеозапись, в которой Твайлайт проявит себя и подтвердит, что выбора у пилота не было.

С другой стороны можно остаться с Твайлайт, поселиться и жить в тихом и спокойном мире. Без войн, голода и в целом глобальных бед, что потребовали бы его профессиональных навыков. Остаться с Твайлайт, а останется ли она с ним? Здесь и сейчас у них обоих выбор нулевой. Долгое время взаперти, вдвоем, и закономерный итог.

– Давай доставим тебя сначала домой, а потом уже думать, что со мной.

– Хорошо, – Твайлайт вновь прижалась к широкой груди. Алексей тихо выдохнул, решив, что тонкий лед пройден. Вот только с точки зрения кобылки лед громко хрустнул, оставив на себе паутину трещин. Для нее все так и осталось неопределенно, а неопределенный ответ человека только усугубил ситуацию.

Красноватый свет заполнял пространство кабины. Вскоре оба пассажира грузового корабля спали. В отличие от человека сон Твайлайт был беспокойным и часто прерывался.

Твайлайт не прекратила попытки найти свою звезду, хотя теперь старалась не слишком много рассказывать человеку. А вечерами, перед тем как уснуть ненавязчиво расспрашивала об устройстве общества, о флоте людей, об оружии, о том, что происходило, когда она появилась в самой гуще битвы. С каждым новым фактом, с каждой новой историей Твайлайт убеждалась, что нельзя позволить им узнать, где её родной мир.

– Почему вы такие? – в одну из ночей вырвалась у лежащей кобылки.

– Такие? – не понял человек и повернулся на бок, чтобы лучше разглядеть растянувшуюся рядом кобылку.

– Используете свои достижения для войны. Да я помню, что ты рассказывал, выбора не было, – она вздохнула, – но войны же были не всегда.

– Кажется, я понял, о чем ты, – Алексей улыбнулся, рука привычно потрепала лежащую кобылку между ушек, – может тогда тебе следовало расспросить о чем-то кроме оружия, боевых кораблей и взаимоотношений с другими расами.

– Так расскажи, не жди вопросов.

– Сколько живут пони? – прежде чем задать этот вопрос человек ненадолго задумался, надо было подобрать тему, чтобы вывести кобылу из вновь зарождающийся апатии.

– Лет сто по вашему исчислению.

– А люди веков пять назад едва доживали до восьмидесяти. Как думаешь какова эта цифра сейчас? – выжидающий взгляд серых глаз столкнулся с выжидающим взглядом фиолетовых. Человек сразу понял, что играть кобыла не настроена, и потому продолжил, – Четыреста Твайлайт, четыреста. – Видя вновь зарождающийся огонек во взгляде собеседницы пилот решил развивать успех, – осталось не больше десятка болезней способных навредить нам и то если не лечить. А здания давних времен кроме как произведениями искусства и не назовёшь. Жаль не могу показать. А вот с современным искусством у нас не заладилось, или это я такой чугунный его не понимаю. Хотя кинетические скульптуры офигенны.

– Твайлайт мы заглянули во времена рождения вселенной, смогли увидеть её рождение. Познали её смерть когда все время мира закончится. Заглянули в квантовый мир, где известные законы уже не работают, а те, что есть не более чем условность.

– И раз уж мы начали эту тему, получается, что ты пережила своих сородичей раза в полтора? Кто же ты Твайлайт?

– Тебе так важно это знать? – испытующе глядя на человека она понимала, что её подловили, и отшутится не получится. Хотя и эту ситуацию можно было провернуть себе на пользу. Что же маленький тест для человека, – наиболее близкое определение, хотя и не совсем верное, это младшее божество, – человек недоверчиво отодвинулся подальше, внимательно изучая фиолетовую фигурку рядом. В тайне надеясь заметить улыбку на мордочке, – не пытайся, я не шучу. Мои силы далеко за пределами обычного пони, я не состарюсь и умру, – ушки вновь поникли, – не умру как те, что были рядом. А останутся только такие же как я, те кто сделал меня такой.

– Не пытайся, – кромка крыла мягко легла на губы человека явно порывавшегося сказать что-то утешительное, – как сказала Селестия, тут поможет только время. И она права, она всегда оказывается права.

– И что же ты делаешь тогда среди простых смертных? – перебирая перышки так, кстати, предложенного крыла все же вставил вопрос пилот. Любой бы на его месте со скептицизмом отнесся к подобному заявлению. А тем более военный материалистического общества.

– Правим. Оберегаем. Наставляем, – улыбка тронула её мордочку, – не веришь, можешь даже не отрицать. Но это и неважно.

Твайлайт замолчала, давая возможность человеку переварить услышанное. Не каждый день заявляют, что в постели с тобой лежит божественная сущность. Особенно если эта сущность в целом очень миловидная кобыла фиолетового окраса. К тому же порой ведущая себя не как могущественное создание, а как стеснительная девочка.

– Откровенность за откровенность Алексей, – убедившись, что завладела его вниманием, кобыла продолжила, – что будет если командование узнает о расположение моего мира? Скажи мне как военный, без оглядки на то, что у нас было.

На сей раз, тишина продлилась куда дольше. Скользившие пальцы меж перьев замедлили бег, движения стали рассеянными. Пилот закрыл глаза и погрузился в себя. Твайлайт терпеливо выжидала, пускай она теперь и не верила ему полностью, но ответ от этого факта не становился менее важным.

– Будет послан корабль не меньше тяжелого крейсера, – тишину разорвал низкий мужской голос, без тени эмоций, – скорее всего, это будет группа, тяжелый крейсер, судно дальней связи и десантная баржа, – взяв небольшую паузу он продолжил, – дальше сложнее. Пускай планета и не очень интересна как мир для жизни или источник ресурсов, хотя и это исключать нельзя, они увидят много того что захотят получить. Не смотри на меня так, ты же не рассказала мне абсолютно все? Щит, что стоит на этом корабле тому пример.

– А дальше моя миленькая фиолетовая богиня все будет зависеть от вас. Если ваша мощь будет равна или больше в конкретной точке, будут переговоры, разные договоренности и прочие политические игры. Сейчас просто нет сил, чтобы завоёвывать планету с серьезным сопротивлением. Если же пони будут слабее, либо договор, либо отбор.

– Вот так просто? – грусть, снова грусть и безнадега в голосе. Как сильно она схватило душу пони, отпуская лишь на краткий миг.

– Когда что-то было в этом мире просто? – хмыкнул Алексей, – посмотри на это с точки зрения одной из воюющих сторон. Одна далекая планета может дать то, что закончит затяжную войну, сохранить десятки миллионов жизней солдат и гражданских. Принцип меньшего зла. Меньшего разумеется с точки зрения воюющих.

– Значит просто расчёт. Спасти множество своих, пожертвовав чужими.

– Прости, что расстроил Твай.

– Нет. Ничего, – мотнув головой, кобылка попыталась изобразить улыбку, но вышло вымучено. Она и не питала иллюзий что он поверил. Все же хотеть услышать правду и услышать её разные вещи.

Дальше разговор не пошел, Твайлайт вновь улеглась обдумывая что-то свое, а Алексей и не настаивал на продолжении. Ему было сложно поверить, что оказался в одной пастели с живой богиней, ей же предстояло переварить мнение солдата.

Насколько я сильна, в плане чистой мощи? А насколько сильна Селестия, Луна, Дискорд или же Каденс? Смогут ли они стать тем противовесом, что дарует их планете безопасность? Или же массовые технологии победят единичных противников, просто задавив числом. Нет, числа не будет, пока не будет, по крайней мере. Но вот потом, если мы откажем, то они могут прийти потом, и тогда уже случится непоправимое. В том, что Селестия откажется давать то, что будет убивать, было ясно как день. Будут ли они шантажировать её мной? Скорее всего, да. Как я должна поступить, как?


Через несколько дней положение в котором аликорн оказалось усугубилось. Это было не отсутствие провианта или топлива, не отказ систем или тому подобное. Твайлайт наконец нашла искомое, спектральные линии полностью совпадали с теми что помнила Спаркл. Небольшой оранжевый субкарлик, всего одна предполагаемая планета. Твайлайт усмехнулась, когда прочитала название созвездия. Её звезда скрывалось за обозначением T Единорога в созвездии единорога.

А потом, запомнив все данные, вплоть до расстояний от соседних звезд продолжила листать список как ни в чем не бывало. Она не могла остановиться, пока не поймет кто с ней рядом, друг или враг. Так же пони поняла для себя одну вещь, она не может отпустить его. Он будет знать, где её дом, и если он вернется ему могут не поверить, возникнут вопросы, и он может сломаться и привести к ней в дом тех, кого видеть совершенно не хочется. Всего лишь человек.

Осознание того что она сейчас мыслит и поступает как командующий Алексеев больно ударило по мировоззрению пони. Кем она стала за эти годы? Повлияло ли на нее так окружение или же именно так должен мыслить настоящий лидер? Так ли мыслит Селестия? Один во благо многих.

Селестия. Правитель с многотысячным опытом была очень далеко, не могла прийти и помочь советом, или просто поддержать своим присутствием и молчаливым одобрением. Она была одна, совсем одна. На одной чаше весов риск для всех пони, грифонов, драконов и других, а на другой чаше она и её пилот.

Да именно она и её пилот, потому что сама она не долетит, просто не сможет. О посадке самой тоже не могло быть и речи. И она принцесса всех пони должна рассказать пилоту куда лететь, а что если он придаст? Если узнав координаты повезёт её в ловушку и затем передаст сведения военным. И эти маяки, где гарантия, что у них нету где-то еще одного, двух, трех?

Маленькая богиня ощутила то, что каждый день испытывали Селестия, Луна, Каденс. Даже Кризалис была правителем с большой буквы и умела принимать жесткие, но необходимые решения. Проходящий за спиной пони человек резко замер повинуясь сотворенному заклинанию.

– Ты чего? – возмутился человек, не обрадованный подобным поворотом дел.

Твайлайт же, встав перед ним, смотрела холодно и без эмоционально. Надо было что-то решать, и раз не получилось в обход, придется действовать в лоб.

– Я нашла свой мир, — неспешно начала кобыла, — и нашла я не только его. — В грузовом отсеке послышался грохот и в фиолетовом облачке к ней подплыл стальной цилиндр, мерно загорающийся зеленым, – не подскажешь что это?

– Батарейка, – кобыла лишь сузила глаза, — серьезно это батарейка к винтовке. У тебя чего паранойя разыгралась?!

– Может и так, — цилиндр со звоном упал на рифленый металл палубы, — но как ты там говорил? Параноики дольше живут, – в след за батарейкой хватка Твайлайт отпустила и пилота. Он опасливо отошел от кобылы назад, полагая, что лучше не её нервировать.

– Скажи мне, могли ли нам подбросить что-нибудь следящие? – спокойный и ровный голос затекал в самые глубокие уголки сознания. Казалось, что взгляд фиолетовых глаз направлен прямо в душу. Только теперь Алексей осознал, что за сущность спала все это время рядом с ним.

– Могли. Но, – человек закрыл глаза приводя мысли в порядок после столь резкого изменения поведения кобылы, – но это зависит от того какая цель была поставлена. Если он есть и нас до сих пор не схватили значит…

– Значит они хотят от меня что-то иное, нежели работа на армию, — перебила пилота кобыла, — и не так уж сложно понять что.

– И, что дальше?

– А что дальше? – вздохнула кобыла сбрасывая маску божественной сущности, — припасы из ящиков. Ящики за борт. И улетаем.

Выкинуть все содержимое из контейнеров, коего оставалось не так уж и много, не составило особого труда. Месяца на три, может четыре. Как бы то ни было пустые ящики болтались в космосе и, небольшой грузовичок вновь собирался в путь.

Пройдя мимо кобылы, Алексей привычно уселся на кресло оживляя системы корабля. Он так же привычно закинул в бортовой компьютер координаты звезды, что назвала Твайлайт. Оранжевый гипергигант в созвездии единорога. Лететь до него было немало, почти что триста часов. И пилот порадовался что закинул топливо в первую очередь, чтобы теперь не испытывать с ним проблем.

Выйдя из пылевого облака ставшего ему прибежищем на долгих полгода, грузовик полыхнул плазмой и скрылся в искривлении. Несколькими секундами позже на сверхсветовую скорость ушел легкий крейсер висевший за пол миллиона километров от грузовика. На сто тысяч больше чем могли распознать его системы грузовика.

За толстыми иллюминаторами вновь пролетали полоски звезд. Вновь безмятежность огромного космоса. Твайлайт тихо подошла сзади к сидевшему человеку и положила голову ему на плечо. Алексей же продолжал спокойно сидеть и смотреть на проплывающий пейзаж.

– Обиделся, — тихо прошептала пони.

– И да, и нет, — так же тихо ответил пилот не отрываясь от звезд, – с одной стороны мне неприятно, что ты не веришь мне после стольких месяцев. С другой стороны понимаю тебя, почему ты так поступила. – Человек усмехнулся, — странное чувство.

– Согласна, – легкая улыбка тронула губы пони, – и поверь, мне не легче. Я просто не могу позволить себе ошибку. Тем более, после всего, что узнала.

– Ты же не отпустишь меня теперь, – после произошедшего пилот был в этом уверен, со знаниями, где её родной мир эта пони его не отпустит. Радоваться тому что выбор, над которым он ломал голову, сделали за него или негодовать он не знал.

– Ты против?

– И да, и нет.

Твайлайт не стала допытываться у человека, что это значит. Ему нужно было время, ей нужно было время и потому, отойдя к низенькому столику, она проливетировала к себе лист изоляционной бумаги и окунув сотворенное перо в черное масло стала писать. Писчий инструмент вырисовывал буквы её родного эквистрийского языка на коричневой поверхности листа. Письмо, как когда-то в далеком прошлом.

– Дорогая Принцесса Селестия …


По прошествии дня человек все-таки отошел от содеянного пони, как и сама кобыла свыклась с новыми своими гранями характера. Напряжение схлынуло, пускай и не полностью. Имеющееся время Твайлайт постаралась провести с максимальной пользой, в конце концов, грузовик был полностью забит научной аппаратурой. В связи с этим, ученой пони пришла в голову мысль попытаться засечь исходящие с корабля сигналы, если таковые есть. Или попросту заглушить все вокруг, чтобы скрыть себя.

Работа усложнялась тем, что сама Твайлайт не очень разбиралась с человеческой технике. Пилот же, хоть и знал назначение различных модулей и приборов, более глубинных знаний не имел. Приходилось действовать скорее наугад, чем с четкими знаниями что и как.

На двухсотый час пути кобыле все-таки удалось присоединить антенный массив корабля к стоящим генераторам и анализаторам. И все оставшееся время она сканировала эфир ставшими куда более чувствительными антенными сегментами.


– Выходим, – раздался голос Алексей по кораблю, – ну, дом, милый дом. Или как-то так. Да, Твайлайт.

Вынырнув в окрестностях оранжевого гипергиганта грузовичок летел уже с малой скоростью. Невидимые лучи посылаемые антеннами изучали новый мир.

Пилот уставился на дисплей ожидая данных по системе. Твайлайт уместилась рядом, внимательно изучая выражение лица человека.

– Ам, Твайлайт… – озадаченно сорвалось с губ пилота, когда тонкий сигнал радарных систем перебил его. На экране высветилось «обнаружен корабль, веду опознание»

Человек медленно перевел взгляд на пони и по её мордочке понял, что это явно не то, чего она ждала. Прошло несколько долгих секунд пока бестрастный железный мозг не сменил надпись на экране. «Военный легкий крейсер. Тип Раптор. Помечен как дружеский.»

Вот только дружеским он был только для бортового компьютера. Мгновение спустя по корпусу забарабанили металлические осколки и оба двигателя корабля замолчали.

– Кто как, а я одеваться и за оружием, – пилот не стал размениваться на объяснения и принялся готовиться к встрече.

– Что они сделали? – вслед за человеком с кресла спорхнула кобыла.

– Зенитная ракета, корпус не пробьет, но вот все снаружи покалечит капитально, – упорно втискиваясь к броню объяснил человек, – и, если есть что намагичить, сейчас самое время.

– Хех, — горько усмехнулась кобыла, — намагичить и правда есть что, – коричневатый лист бумаги свернутый в трубочку подлетел с Твайлайт. Короткая вспышка и он, обратившись в дым, испаряется.

– Да что с тобой не так?! – закричал вновь застывший Алексей. Подобные приколы очень нервировали, особенно при предстоящим абордаже. Пускай шансов было ноль, но он хотя бы уйдет огрызаясь.

– Не стоит, – Мягкий, даже ласковый голос кобылы донесся до пилота, – Из-за меня и так слишком много пострадало, не стоит множить жертвы ради несбыточного желания одной кобылы.

– Эээ, хватит тут суицидальных наклонностей… – речь пилота оборвал легкий поцелуй от вставшей на задние копыта пони.

– Прости, что лишаю тебя последнего выбора, – грустно, даже подавлено произнесла пони. Она отстранилась от человека не дав ему больше сказать ничего. Решение и так давалось с трудом, а попытка переубедить лишь оттягивало его исполнение.

Твайлайт встала на все четыре и, сделав несколько шагов назад, закрыла глаза. Витой рог объял ореол магии. Облачко магии становилось все насыщеннее и ярче. Струящийся поток магии изливавшийся из пони заставлял гудеть пространство вокруг. Поток вновь усилился и Твайлайт резко подняла веки, взглянув на пилота ослепительно сияющими магией глазами. Губы беззвучно прошептали: “Прости”. Кабину заполнило ослепительно белое сияние. Его не удержали прочные борта грузовика.

Спустя всего несколько секунд оно угасло. Там где был человек, теперь не было ничего, там, где была Твайлайт, теперь пустота. Все исчезло в магическом пламени молодой кобылки.