Долгий путь

Фанфик автобиография. история моего ОСа и его жизни.

Рэйнбоу Дэш Лира ОС - пони

Рождение богов: новая жизнь

Рождение нового мира из руин старого

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Человеки

Сноуфлейк

Дети видят окружающий мир совершенно не так, как взрослые. Для них он наполнен теплом, яркими красками, захватывающими открытиями. Но с возрастом дети всё больше понимают, что на самом деле мир — довольно циничное и серое место, где события часто идут не по плану. И как бы ни пыталась Селестия превратить Эквестрию в благодатную страну, где царят дружба и взаимопонимание, за пределами столицы результаты оставались весьма скромными. Добрая и ранимая Сноуфлейк, младший жеребёнок из семьи Стрей, слишком рано столкнулась со «взрослой» реальностью. А невероятное умение кобылки попадать в неприятности на ровном месте постепенно впутывает её в череду опасных приключений.

ОС - пони

Хаос, лишь Хаос и ничего, кроме Хаоса

Твайлайт считает, что Дискорд — это зачарованный Старсвирл Бородатый. Дискорд с такой точкой зрения не согласен.

Твайлайт Спаркл Дискорд

Медовый час

Что происходит, когда Октавия играет?..

Октавия

Погода ясная, ожидаются гости

Древняя раса, поверженная собственными творениями, уже столетиями ищет способ вернуть свое положение, и находят шанс на это немного не там где ожидали. Что случиться с Эквестриеей - её завоюют, как и сотни миров до этого, или пони найдут способ защитить родной мир?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда

Ветреный день

Анон находит самый волшебный воздушный шарик во всей Эквестрии.

ОС - пони Человеки

Маска

Побег ото лжи не имеет смысла

Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони Чейнджлинги

Дружба это оптимум: Маленькие кусочки Небес

У СелестИИ нет права загрузить тебя и превратить в пони, без прямого на то согласия, и она не может принудить к этому... однако оба этих пункта оставляют довольно много пространства для манёвра. Разумеется, для тех, кто твёрдо решил умереть человеком, Эквестрия навсегда останется вне досягаемости; они предпочтут получить свою истинную и вечную награду на Небесах. Верно?

Принцесса Селестия Человеки

Додж блюз

Что будет, если в мире людей случился конец света, а последнему представителю человечества некуда идти, кроме того мира, куда забросила судьба. А что если он не совсем жив и не совсем мертв? Просто вместо сердца мощный движок, а вместо крови- масло и бензин.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия

Автор рисунка: Siansaar
Служу империи! Дом в тихом районе

Найди меня если сможешь

– А что вы от меня то хотите? – сидя у одного из крупных щитовых кристаллов Твайлайт сложила на груди передние ноги.

– Я чего хочу? – мужчина в темно-синем комбинезоне ругался с аликорном. Рядом как обычно была пара лаборантов, – я хочу чтобы при входе в варп эта штука не вырубалась! А при выходе не перегружалась десяток минут.

– А я то тут причем? – фыркнула кобыла, – вот к ним все вопросы, – она мотнула головой в сторону присевших на уши людей в белых халатах. На что они тут же сделали вид, что сильно заняты и оторвать их нету просто никакой возможности.

– Эти? – он указал на очень занятых сотрудников, – да их уже пол лаборатории прокатилось и ни от одного не было толку. Я устал гонять корабль туда сюда. Хоть начальника их сажай. Они кивают на тебя как на создателя технологии. Тебе и разбираться.

– Чтобы разобраться я должна быть там, мне недостаточно данных.

– Ну так собирайся и пошли смотреть. Или я тебя нести должен? – продолжал техник испытатель, на котором висела, как сборка приборов, так и испытания на тестовом корабле.

– Я птица невольная, – развела она полураскрытые крылья в стороны, – пишите командующему Алексееву, может и разрешит.

– Да ты умом тронулась кобыла! – вновь вспылил техник, – ради пары вылетов посылать на самый верх. Может лучше написать, что ты работы саботируешь?

– В уме я вполне здравом и потому быть расстрелянной за попытку побега не хочу, – явно недовольная принижением своих умственных способностей огрызнулась Спаркл, – и я с места не сдвинусь пока мне не придёт бумага за подписью Алексеева или кого равного по рангу. И если ты считаешь, что это отговорки спроси тут у любого в лаборатории почему я никогда не бываю одна. Или думаешь это из-за моих великолепных ресниц? – Твайлайт невинно похлопала глазками. Общение с Дианой явно не прошло для аликорна бесследно.

Спорить дальше техник не стал и просто удалился из помещения. К своему удивлению через несколько дней он все-таки получил письмо с разрешением. Хотя и с оговорками, пилотировать будут двое присланных людей, прыжки не должны превышать пять световых лет от станции и с ними должен быть кто либо её лаборатории не ниже доктора.


Письмо с распоряжением получила и Твайлайт и по нему выходило что у нее есть пара дней до прибытия личного конвоя, а потому не теряя времени она взяла свой скафандр и пошла на склады. Миновав несколько коридоров и лифтов она оказалась у длинных ворот складов.

– Не то, не то, не то... – бормотала кобыла проходя мимо однотипных дверей.

– Аха, – победно воскликнула она и свернула к выбранной двери. Та послушно открылась впуская посетителя, – приветствую, – обратилась она к сидевшему за небольшим столом явно скучающему человеку.

– И тебе не хворать. Какими судьбами? – с многими складскими Твайлайт так же была знакома лично. Система оставь заявку и через сутки тебе привезут была не по нраву аликорну и потому она предпочитала идти за нужным сама. Попутно Твайлайт изучала центр и обзаводилась новыми связями. Вскоре рысящая кобыла с плывущей за ней кучей различных предметов никого не удивляла.

– Возможно предстоит прогуляться за бортом вот и решила свой старый костюмчик подправить. А может у тебя найдется что-нибудь на мою четвероногую фигурку? – Спаркл мило улыбнулась чуть наклонив голову. И вновь в поведении кобылы сказалось влияние одного веселого медика.

– Вот чего нет, того нет, – кладовщик развел руками.

– Эх, – вздохнула кобыла, не сильно удивленная отсутствием подобного предмета на складе, – тогда пиши. Шесть дюймовых импульсных двигателя, лучше всего на литии, рециркулятор кислорода в формате шесть на десять, два кислородных баллона, стандартных, магнитный крюк на тридцать килограмм, десяток батарей на пятьдесят мд и литров пять изоляционной краски.

– Смотрю ты серьёзно подошла к делу, – вставая он двинулся за требуемым, – а главный разрешит? – не останавливаясь поинтересовался кладовщик.

– Думаешь пойдет против прямого распоряжения Алексеева? – изобразила удивление Спаркл.

– А я уж и забыл какая ты у нас особенная, – хохотнул мужчина прежде чем скрыться за стеллажами.

– Да уж, особенная, – недовольно прошептала кобыла, опустив голову.

Недопонимания между главой лаборатории как и её сотрудниками не возникло и Твайлайт спокойно сидела в уголке модернизируя свой старый скафандр. На каждую ногу приходилось по миниатюрному двигателю, так же парочка примостилась на ранце жизнеобеспечения всю начинку которого Спаркл заменила гораздо более совершенными компонентами. Магнитный крюк же располагался на животе позволяя создавать притяжение к железным плоскостям. И под финал весь костюм был покрыт специальным составом позволявшим снизить дозы получаемой радиации в открытом космосе. Пускай не очень сильно, но все же.

Твайлайт не знала кого пришлет командующий как её конвой, да и в целом ей было все равно. Сейчас она надев свой пурпурный комбинезон шла к доку, сзади в облучке магии плыл её скафандр. Поднявшись на грузовом лифте от складов, она оказалась прямо в доке. Махина размером с хороший особняк в Кантерлоте мирно стояла, ожидая своего часа. Рядышком стояла парочка в черном: “Конвой уже на месте,” – подумала кобыла. Что характерно шлемов на них не было, значит в ней не видят значительной угрозы, хорошо.

– Господа, – кивнув кобыла прошла со своей поклажей внутрь. Доктор Юдин был уже на месте. Твайлайт так же коротко поздоровалась и с ним. Положив скафандр в сетчатый ящик вмонтированный в одну из стен, – кого еще ожидаем? – осведомилась она кинув взгляд на вошедших пилотов.

– Да. Вон наш пунктуальный Михалыч добежит и отправляемся, – Юдин пошел за пилотами в сторону кабины, там где было несколько кресел. Означенный Михалыч вбежал по аппарели и переведя дух стукнул по панели.

Аппарель медленно поднялась закрывая проход. Полыхнула голубым рамка по периметру выхода образуя защитное поле. Твайлайт последовала примеру ушедшего доктора, как и опоздавший техник.

Данный человек был ответственен за этот крупный корабль, он знал буквально каждый винтик на нем и это не было преувеличением. Данное судно изначально было легким транспортником предназначенным для малогабаритных грузов, именно на таком Твайлайт прибыла на эту станцию в компании со своим челноком. Внутри отсека располагалась различная аппаратура позволяющая тестировать и замерять все, что душе угодно. Сейчас эта аппаратура следила за двухметровым кристаллом внутри которого циркулировала энергия. Он был центральным и главным элементом проецирования защитного поля.

Терминалы с которых при желании можно было следить за ходом эксперимента были не только в грузовом, но и в пассажирском отделении. Отсеки же отделяла усиленная переборка на случай внештатной ситуации. Из пассажирского отсека так же можно было добраться и до спасательной шлюпки, достаточно вместительной и прочной, чтобы пережить небольшой ядерный взрыв поблизости. Внешне же корабль-стенд ничем не отличался от своих собратьев.

Старт прошел плавно, практически незаметно, Твайлайт следила за монитором, Юдин скучал. Да он знал приказ следить за действиями Спаркл, но за два с лишним года его выполнение стало мягко говоря не очень качественным. Вот и сейчас он предпочел вести беседу с Михалычем, который и вовсе не слышал о подобном приказе.

После первого небольшого перехода поле действительно пропало. Твайлайт пробежала глазами колонки данных и замеров, задумалась, нахмурилась, фыркнула и пошла в грузовой отсек к кристаллу. Юдин же остался болтать с техником на отвлеченные темы. Минут через десять вышел первый пилот и недоуменно оглядел помещение.

– А где кобыла?

– Пошла в грузовой, наверно чинит чего-то, – безынтересно отозвался Юдин.

– Одна? Вы чего офигели? Приказ был четкий! – вспылил пилот. И отправился в грузовой отсек.

– А чего за приказ то? А то как-то не в курсе, – вспоминая письмо Алексеева полюбопытствовал Михалыч.

– Не оставлять её одну когда работает, – начал доктор, – хотя как по мне Алексеев перебарщивает, больше двух лет прошло. Хорошая девочка, приветливая, далеко не глупая, очень педантичная. Конечно первое время во все глаза, ну мало ли что, но сколько можно то?

– Ясно.

– Вот сам подумай, куда она денется? Она одна из этих горемык червоточных. Родной мир так и не нашла, – Юдин вздохнул, – жалко её. Никому такой судьбы не пожелаешь.

– Это да, – согласился Михаил, – слушай давай тему сменим, а то в тоску вгоняет.


Зайдя в грузовой отсек пилот сразу стал искать взглядом подопечную кобылу за которой почему-то не захотели наблюдать гражданские. Нашел её он быстро, а точнее её тыльную часть. Фасад же скрылся в нише корабля куда вел жгут толстенных проводов. Оттуда же пробивалось слабое фиолетовое свечение.

– Ты чего там делаешь? – поинтересовался пилот положив руку на рукоять импульсного пистолета.

– То зачем мы здесь собрались, – раздался приглушенный голос из глубины, – и чем больше меня будут отвлекать, тем дольше мы тут будем висеть, – фиолетовый хвост хлестнул её левый бок и свечение усилилось.

– Ты прекрасно знаешь распоряжения на свой счёт, – голос пилота принял угрожающие нотки.

– Охххх, – кобыла громко вздохнула, свечение угасло и на свет показалась более презентабельная, но менее довольная половина Твайлайт, – ну вот и следи, или иди и уговаривай Юдина. Это вам распоряжение, не мне. А теперь … – Твайлайт вернулась к своим делам.

– Без шлема, – вновь подметила она.

Все пятнадцать минут, что она копалась пилот не отходил ни на шаг. Наконец она вылезла наружу, и потянувшись пошла обратно в пассажирский отсек.

– Параноик, – буркнула кобыла проходя мимо пилота, – давайте еще один прыжок.

Устроившись перед своим монитором кобыла принялась наблюдать за изменившимися параметрами. Она была несильно уверена, что сделанное поможет, всё-таки в теории и практике сверхсветовых перелетов она была очень слаба, никто ей не давал доступа к подобным материалам.

Раз за разом корабль продолжал совершать прыжки, Твайлайт каждый раз уходила что-то делать за ней неотрывно следил пилот-параноик. Но если сказать по правде параноиком он был не зря. В один из таких заходов Твайлайт попыталась аккуратно залезть к нему в голову и прощупать почву. Человек ничего не заметил, более того Твайлайт не ощутила никакого сопротивления её действиям. Несколько раз с ними ходил техник для помощи с узлами, назначение которых кобыла не знала. Был и Юдин, но скорее от того что одному сидеть было скучно, но это до того как от нечего делать в пассажирский стал приходить и второй пилот.

В момент двенадцатой или тринадцатой остановки, когда в грузовом была только она и первый пилот кобыла решила, – пора! – мощный поток магии вмиг сломил волю человека. Покорный воле аликорна он достал пистолет и вошел в пассажирский отсек. С порога сразу сразив выстрелом своего напарника, болтавшего с пассажирами, так как по мнению Твайлайт именно он был самым опасным. Следом последовал ничего не успевший понять доктор. Ошарашенного Михалыча же он просто держал на прицеле.

Спустя несколько секунд в отсек вошла Твайлайт. Рог неярко мерцал говоря о творимом волшебстве. Для Твайлайт был не очень приятным сюрпризом то, что заклинание пришлось поддерживать. Пускай наложить его не составило труда, но вот держать в повиновении человека оказывалось утомительно. Он сопротивлялся её командам.

– Извините что так произошло, – обратилась она к технику, – я не жду что вы меня поймете поэтому просто сделайте, что я прошу и можете быть свободны.

– Вот и отлично,– продолжила она в ответ на робкий кивок человека, – мне нужно чтобы вы сняли маяки с этого корабля. Думаю проблем с их поиском не возникнет?

– Вы же понимаете, что будет дальше? – Михалыч осторожно поднялся и пошел в сторону одной из панелей.

– Да, – Твайлайт не хотела вступать в дискуссии на тему правильно и неправильно. Ей просто хотелось домой.

– Держи, – спустя десяток минут конструктор положил перед ней два цилиндра длиной сантиметров тридцать с мерцающим кольцом на конце.

– И те, что тут запрятаны по приказу Алексеева тоже, –аликорн мило улыбнулась, – пожалуйста.

Конструктор удивленно посмотрел сначала на кобылу, потом на пилота что держал его на прицеле. Что-то прикинув в уме он молча пошел к другой панели и приоткрыв её достал еще один маяк но уже куда меньше.

– Всего один? – Приподняла бровь Твайлайт.

– А сколько их по твоему должно быть? – так же удивленно спросил конструктор.

– Эх. Поверю, – вздохнула кобыла,– простите.

Одинокий хлопок прокатился по отсеку. Подчиненный пилот убрал пистолет, нажал на панель и люк спасательной шлюпки отъехал в сторону. Взяв ближайшее к себе тело он оттащил его внутрь шлюпки, так же поступил и с двумя другими людьми. К ним присоединились вынутые маяки и пистолет. Чип в её теле был слишком маломощный чтобы беспокоится об его отслеживании.

– Простите еще раз, – кобыла нажала копытцем на панель около люка внутри шлюпки. Люк закрылся и шлюпка унеслась прочь от корабля, – стартуем, – пилот молча сел в кресло, сделал несколько касаний на панели, и корабль исчез.


В уголке монитора часы мерно отсчитывали секунды, минуты, часы. Твайлайт пыталась составить план дальнейших действий. Конечно, первая часть прошла вполне удачно, ей повезло что станционные не воспринимали её как угрозу уже давно. Теперь шла более неопределенная и сложная в исполнении часть, найти дом. И вот тут ей был нужен человек, что был под контролем. С ним-то и была сейчас проблема. Вечно держать его в подчинении она не могла, силы не бесконечны.

– Ну что же, надо продолжать, – Твайлайт встала и приказала остановить корабль. Вынырнули они между звездных систем, вдалеке от возможных путей других судов. Кобылка глубоко вздохнула приводя мысли в порядок и отпустила поводок.

– Сука, – со стоном пилот схватился за голову. Ощущения были как после отличной пьянки с применением тяжелых наркотиков. После чего все дружно катались на центрифуге.

Но все оказалось не так уж плохо и через минуту все прошло оставляя после себя очень неприятный осадок. В ладонь приятно легла рукоять ножа и не с самыми миролюбивыми намерениями пилот обернулся к сидевшей на полу кобыле.

– Давай не будем совершать поспешных поступков и все обсудим, – постаралась как можно миролюбивее начать Твайлайт хотя понимала, что мирно вряд ли получиться.

– Надо было тогда твой труп притащить тварь, – голос его был на удивление спокоен, только это спокойствие вряд ли могло обмануть кобылу, – но это никогда не поздно исправить.

– Как тесна вселенная, – Твайлайт не стала давать возможность человеку напасть и легким движением рога распылила нож в его руке.

Что же подобный фокус заставил человека на долю секунды притормозить, но только чтобы резко рвануть вперед, – Порву!

– ДОВОЛЬНО! – крылья распахнулись во всю ширь, мощные магические потоки заставляли сиять не только рог но и глаза. Человека буквально смело обратно, впечатав в приборную панель у кресел. Попытки встать не приносили пользы, сил решительно не хватало, чтобы преодолеть давление силы кобылы.

– ВЫ ЛИШИЛИ МЕНЯ СВОБОДЫ! ВЫ ЗАСТАВИЛИ ДЕЛАТЬ ДЛЯ ВАС ТО, ЧТО БУДЕТ НЕСТИ СМЕРТЬ! И ПОСЛЕ ЭТОГО ТЫ СМЕЕШЬ МЕНЯ ОБВИНЯТЬ В ПОБЕГЕ? – магический поток ослаб и голос Твайлайт вновь стал прежним. В нем без труда угадывалась грусть и сожаление, – и ты прав, лучше бы вы меня тогда убили. Для всех нас лучше.

Человек сполз с приборной панели и сейчас ошарашено смотрел на внешне беззащитную кобылу. Попыток напасть вновь он совершать сейчас точно не планировал по военному быстро оценив расстановку сил. Помимо голой мощи в ней оказалось слишком много неизвестных. Человек приходил в себя, а Твайлайт продолжала.

– Знаешь. На твоем месте мог оказаться любой. И раз уж так получилось подумай хорошо, что теперь делать. Для всех ты помог мне сбежать, соучастник так сказать. Что там полагается за предательство? Если нас поймают то меня конечно запрут, будет очень много страшных слов, угроз но в конце концов я ценный ученый. А ты можешь сказать что ценен для союза? – Спаркл затихла на некоторое время давая своему невольному подельнику время обдумать ситуацию. Но слишком долго тянуть было нельзя, время когда найдут шлюпку и начнется облава неумолимо приближалось, – если ты поможешь, я оставлю доказательства и даже запись, где скажу что ты был под моим контролем. Если нет, я буду крутиться сама, а ты сам.

– И что тебе надо от меня? – отозвался солдат. Взгляд серых глаз был далеко не дружелюбный, с таким взглядом идут с твердой решимостью убить.

– Мне нужна полная карта со спектрами звезд, запасы продовольствия и топлива и неопределенное количество времени, – перечислила кобыла и выжидающе затихла изучая лицо пилота, – и твоё имя, а то как-то неудобно, – она изобразила извиняющуюся улыбку.

– Вот жопа, – сержант спокойно встал с пола и привычно сев в кресло пилота развернулся к консолям управления, – Новиков, – неохотно произнес он, – Алексей.

– А я Твайлайт Спаркл, приятно познакомится, – улыбнулась кобыла. А как тут не улыбнуться когда все складывается благоприятно?

– А мне нет, – не поворачивая отвечал пилот продолжая копаться в базе навигации.

– Грубить необязательно.

– Иди в жопу.

Двигатели выплюнули поток плазмы давая разгон беглецу. Курс был взят на λ Лиры ближайшую систему, где можно было не привлекая внимания слить данные. В виду удаленности от основного театра действий, эта система имела минимальную охрану и строилась в основном на автоматизированных системах. Естественно заход по личному номеру сержанта высветится в командовании и сразу пойдет тревога. Но пока до центра долетит сигнал, пока тревога придет их уже там не должно быть. Как и нигде больше, он будет объявлен предателем, а это значит расстрел на месте.

Твайлайт же смотрела на Новикова и не могла для себя решить, что чувствует по отношению к нему, неприязнь или жалость. Своими действиями она сломала ему судьбу, а с другой стороны какой у нее был выбор? Имела ли она право так поступать? – имела! – Твайлайт решительно мотнула головой. Это люди подвели её к этому решению. Да не все вызывали раздражение, большинство тех с кем ей довелось быть знакомой производили исключительно положительное впечатление. А Алексей явно не был непричастным во всей этой истории, в конце концов он её убить пытался.


Прошло всего три часа с момента дерзкого побега Твайлайт и пока все шло гладко, насколько это вообще было возможно. Система планетарной обороны беспрепятственно пропустила грузовик. Отсутствие идентификатора у корабля списали на техническую неполадку. Диспетчерская так же не долго мурыжила и дала посадку недалеко от складов обеспечения.

– Слушай внимательно кобыла, – вставая с кресла пилот пошел к опускающийся аппарели, – у нас триста двенадцать минут максимум с этого момента, к его истечению нас здесь не должно быть. После истечения означенного времени приближение к любой из планет или кораблю нам будет заказано. Мы подключились к сети планеты потому советую не терять времени и качай то что тебе надо. Я пошел загружаться по максимуму. А ты не вздумай вылезать.

Твайлайт не стала пытаться разобраться в поведении пилота, то ли это был профессионализм, то ли неприязнь к ней, а скорее и все вместе, надо закачать базу в память корабля. Окинув заинтересованным взглядом сухую потрескавшуюся почву с красным оттенком, здания сложенные из метала и серого бетона и шнырявшую вдалеке технику она отошла от иллюминатора. Серые боты различных размеров и мастей шныряли вокруг корабля запуская свои лапки под толстый корпус. Приветливым в этом месте казалось только голубое небо с редкими белыми облаками.

Кобыла села у консоли, побежали символы и цифры на экране. Глаза искали необходимую строчку, даже при поиске по ключевым словам вариантов было много, а желателен был наиболее полный, и лучше с описанием самих звездных систем.

Спустя десяток минут послышался шум в грузовом отсеке. Твайлайт вздрогнула и аккуратно отойдя от панели стараясь не шуметь пошла к выходу. Робко выглянув она облегченно вздохнула, Новиков привез крупные емкости и сейчас сгружал их в углу незанятом научной аппаратурой. Удостоверившись, что все идет так как положено Твайлайт вернулась к своим поискам.

Каждый занимался своим делом, Твайлайт успешно нашла, что искала – сводную базу звезд и галактик ведомства Астронавигации. Данные не были секретными или для военного пользования, а потому проблем не возникло. Полоска загрузки торопливо ползла вправо говоря о загрузке и Твайлайт лишний раз поразилась громадной пропасти между цивилизациями. В родной Эквестрии, там где рождался её маленький кораблик, чтобы провернуть такой фокус ей потребовалось лет пять и зал до отказа заставленный накопителями.

Удостоверившись, что данные уже на корабле и читаются правильно Твайлайт решила помочь с переноской припасов, которые пилот без устали заносил и складывал в грузовом отсеке. Ящики с припасам повинуясь воле волшебницы сорвались со своих мест переплывая в глубину отсека выстраиваясь высокими штабелями до потолка. Болтаться в космосе предстояло долго и потому аликорн прикидывала куда что положить, чтобы больше уместить в отсеке.

Алексей вернулся с очередной тележкой гружёной припасами и вновь на миг выпал из реальности. Твайлайт же хмыкнув на реакцию человека обратила свой взгляд на ящики, которые тут же объяло фиолетовое свечение. Те вновь послушно улетели и быстро выстроились в две аккуратные колонны до потолка.

– Да ну нафиг, – человек развернулся и потащил тележку опять к складу.

В таком духе продолжалось еще минут двадцать пока солдат не влетел во внутрь вместе с телегой на ходу ударяя кулаком по панели закрытия аппарели. Твайлайт удивленным взглядом проводила человека протискивающегося к кабине.

– А что происходит? – подойдя к спешно нажимающему кнопки пилоту поинтересовалась пони. Стараясь впрочем не особо его отвлекать.

– Раптор в системе, – не отрываясь от консоли ответил пилот. На недоуменный взгляд пони он не обратил никакого внимания продолжая оживлять корабль.

– Аммм, – попробовала пони как-то прояснить для себя происходящее, – а можно чуточку подробнее для непосвященных.

– Если мы не взлетим сейчас, то можем не взлететь уже никогда, – зарокотали двигатели спешно поднимая тяжелую гружёную машину. Пилот даже не покосился на собеседницу продолжая свои действия, – рапторы, легкие крейсера преследования. Оторваться от них под силу разве только интерам.

– И ты думаешь что он за нами? – подытожила пони, – и что натолкнуло тебя на эту мысль? Еще же не вышло время.

– С того что нечего ему тут делать, – огрызнулся Алексей, – сюда кроме барж снабжения ничего не прилетает.

– Слишком притянуто за уши. Ты и впрямь параноик, – недовольно пробурчала пони.

– Параноики живут дольше, – выдвинул свой железный аргумент человек и больше не обращал внимания на аликорна. Что вызвало неудовольствие самого аликорна, но отвлекать и теребить пилота больше она не стала.

Мерное мерцание звезд за стеклом уже давно стало привычным для космических беглецов. Серп планеты остался позади даруя призрачную свободу. Оборонительные орудия и поля заграждения пока еще лежали впереди. И если орудия не помешали бы тут же совершить прыжок то вот поля становились серьезным препятствием. Казалось бы просто скопление камней висящие на паре десятков тысяч километров от планеты, что может быть в них опасного? На небольших скоростях конечно такое заграждение преодолевалось на раз, но вот на сверхсветовых скоростях это было гарантированное столкновение. При таких скоростях даже песчинка может проделать сквозную дыру в метровой броне, столкновение же с астероидом не выдержит даже крейсер со сколь угодно мощными щитами.

Проход в этом своеобразном планетарном щите изгибался так, что пролететь его по прямой не вышло бы и как раз рядом с этим проходом завис так нервирующий Новикова корабль.

– Слушай если он тебя так пугает почему мы летим в его сторону? – удивилась Твайлайт когда на радаре появился корабль флота.

– Потому что если мы сунемся к астероидам то нас расстреляют орудия или нарвемся на мину. – В голосе явно чувствовалось напряжение которое невольно передавалось и Твайлайт, – да и не успеем мы, если он по наши души то мы даже не долетим до пояса.

– А как тогда …

– Подлететь на дурочка к выходу как можно ближе и попытаться пролететь под обстрелом его орудий.

– Как-то не очень воодушевляющее, – поморщилась Спаркл. И пошла к креслу чтобы хоть как-то себя зафиксировать не ожидая ничего хорошего от этого полета.

– Он не идет на нас, а значит есть шанс. Такой мааааленький шанс, что нас будут брать живыми. Ну как нас, тебя, – он мельком глянул на примотанную к креслу пони, – скафандр не одела чтобы живой им не даться? Одобряю, – хмыкнул пилот и одной рукой накинул на голову шлем, что тут же соединился с летной броней.

Натурально зарычав Твайлайт разорвала ремни и побежала в грузовой отсек за скафандром. Повезло еще что припасами он был забит не под завязку и она не успела заставить то место куда положила его ранее. Все элементы резво стали занимать свои места и к моменту когда Спаркл вернулась в полном облачении ожил канал связи.

– Грузовое судно без идентификатора приказываем остановиться и заглушить реактор, – набатом голос оператора пронесся по кабине грузовика. Новиков медленно повернул голову к аликорну, что вновь пыталась соединить себя и неудобное кресло.

– Не про нас, аха, – с издевкой произнес пилот и нажал кнопку связи, – мы исследовательское научное судно с ξ Tuc, ведем работы согласно личному распоряжению командующего Алексеева.

– Теперь молись кобыла, – Новиков и не думал тормозить или менять курс, он так же не надеялся, что капитан Раптора поведется на такую откровенную брехню. Он просто тянул время, – слушай, а у тебя нет ничего в загашнике чтобы вырубить ту посудину?

– Я, – Твайлайт поглядела на уже видневшийся корабль, – вряд ли осилю, – она помотала головой, – слишком велики расстояния и масштаб необходимых энергий.

– Повторяем последний раз, судно без идентификатора приказываем остановиться и заглушить реактор.

– У нас приказ, неисполнение его равносильно измене. Мы просто не можем выполнить ваши требования, – двигатели увеличили мощность боясь опоздать на встречу с нежданным гостем.

– У нас иной приказ. Даю вам пять секунд на выполнение требований, – радио замолчало и отсчет пошел.

– До того как нас раздолбают в хлам я хочу чтобы ты знала, – Твайлайт удивленно посмотрела своими большими глазами на Алексея, – я тебя ненавижу.

Как только последние слово сорвалось с губ Алексея в шит грузовика прилетел заряд плазмы. За ним еще два таких же. По кораблю пошла вибрация, зазвучала сигнализация оповещая о серьезном воздействии на шиты. Башенные орудия посылали новые сгустки плазмы в прорывающийся кораблик. Многим из них удалось достигнуть своей цели. Как только был пройден невидимый рубеж в дело включились менее мощные но гораздо более точные лучевые орудия. Невидимые потоки рентгеновского излучения мгновенно прорезали расстояния впиваясь в многострадальный щит.

– Не дотянем. Слишком быстро съедают, – подытожил пилот, – я открыт для предложений.

– Давай на них.

– Покончить с собой тараном? Увы я тебя огорчу, нашей тушки не хватит, чтобы добраться даже до брони.

– Я вовсе не собираюсь помирать идя на таран, – раздраженно отозвалась кобыла, – нужно только проехаться по их щиту нашим. Надеюсь на это твоих навыков хватит?

– Ааааа, – корабль резко заложил влево устремившись к обстреливающему его Раптору, – а-а пошло оно все нафиг, – Раптор же явно не оценил перспективу близкого знакомства включил двигатели и стал уклонятся с траектории грузовика. Пускай двигатели Раптора и имели огромную тягу, но разогнать тушу в несколько сотен тысяч тонн было делом не пары секунд, – уклоняются, похоже и правда приказ взять тебя живой.

– Вот счастье то, – пробурчала Твайлайт под аккомпанемент истошного воя сигнализации столкновения. Грузовик на полной скорости по диагонали проехался по щиту с левого борта и пролетев над кормовым башенным орудием понесся дальше зацепив и кормовой щит. Тех нескольких секунд пока длился импровизированный таран хватило, чтобы детище Твайлайт полностью скушало боковой и кормовой щиты оставив атакующий корабль сверкать обнаженными тылами.

– Какого … – сильно удивился Новиков смотря на показания приборов. Заряд шита почти полностью восстановился и с новой силой стал отражать жалящие удары убийственных лучей. Энергоёмкость щитовой установки на грузовике была рассчитана на тяжелой крейсер и потому неудивительно, что лёгкий корабль с более слабыми щитами оказался разряжен, – хочу себе такой же на интер.

Грузовик продолжал мчаться на встречу свободе старательно избегая ослепительных плазменных шаров. Новиков с грустью думал, что будь на грузовике хотя бы что-то из вооружений смог бы неплохо напакостить, так же как приходила мысль послать Твайлайт жахнуть по незащищенным частям, но Раптор уже развернулся защищенным носом.

С пол минуты спустя к огню преследователя неожиданно подключились оборонительные орудия, правда только лучевые. Похоже преследователи поняли, что теряют цель и запросили поддержки планеты. А Новиков вполне отчетливо понял почему эта кобыла настолько ценна для командования. Иначе бы в них уже прилетело что-нибудь с делящейся начинкой.

Совершив последний разворот грузовик рванул по прямой к выходу. Под шквальным огнем орудийных систем судно ушло в варп не дав сверхтяжелым орудиям на внешней стороне сферы взять их в прицел. Спустя тридцать четыре секунды за ними устремился Раптор.

Не успела Твайлайт перевести дух как грузовик вынырнул из варпа, чтобы оказаться в огромном облаке ионизированного газа. За стеклом переходя из одного цвета в другой перетекали газовые реки. Между особо плотными скоплениями газа проскакивали газовые разряды оставляя за собой красивые дорожки плазмы, что могли сиять еще несколько минут. Несколько раз такими разрядами досталось и грузовику отчего протяжно взвыла аварийная сигнализация. Твайлайт могла бы долго любоваться красотами, если бы не Алексей, что резко заложил рули влево и вверх, целясь в особо крупное облако.

Послав приветственный заряд кораблю, потревоженное облако успокоилось, став снова накапливать заряд для удара. Двигатели отключились, реактор сбавил обороты, одна за одной потухали системы корабля, отключилась даже жизнеобеспечение. Повинуясь инерции грузовик летел дальше ловя дружеские приветы от плотных скоплений газа.

Десяток секунд спустя после прибытия грузовика в облако влетел Раптор. Он замер получив по щитам сразу пяток электрических ударов. Расстояние между двумя кораблями быстро увеличивалось а Раптор не спешил открывать огонь или начинать преследование.

– Они нас не увидят? – шепотом спросила Твайлайт, как будто боялась преследователи где-то там в облаке услышат её.

– Не увидят, – подтвердил пилот, – в газовых морях найти кого-то заглушенного вроде нас можно только будет в пределах прямой видимости. Ну или случайно наткнуться, – он откинулся в кресле и сложил руки на груди. Собственно это все, что можно было сделать в данной ситуации, их можно было спокойно отследить по искривлению даже в облаке, но в момент выхода этот ориентир терялся. Раптор сейчас должен быть там где они вышли, а может уже шерстит газовое море, – не пришло бы им в голову ядерками раскидываться в разные стороны, – мимоходом подумалось сержанту.

– Мы оторвались? – вновь нарушила тишину Спаркл, аликорн нервно перебирала ногами и постоянно вертела головой, всматриваясь в обволакивающий их газ.

– Не совсем. Но нас потеряли, иначе бы что-то прилетело вдогонку, – пилот повернул к ней голову, – сиди спокойно уже, пока от нас ничего не зависит. Можешь поспать, напряженный день и все такое.

– Думаешь я сейчас усну?

Пилот ничего не ответил, а лишь сидел неподвижно смотря на плавно перетекающий газ и разряды за стеклом. Все, что считал нужным, он уже сказал, а возится и уверять пассажирку, что все будет замечательно, он не собирался. Слишком зол был на нее, да и для стокгольмского синдрома рановато.


За стеклом переливались газовые облака образуя причудливые картины, разряды молний придавали большую динамику. Твайлайт сначала проследовала примеру Новикова и глядела в иллюминаторы поскольку делать было больше совершенно нечего. Минут через десять она стала вертеться, отстегнулась, походила около погасших панелей, осмотрела грузовой отсек, снова прошлась у панелей и наконец не выдержала.

– И сколько мы так будем лететь? – постукивая копытцем в своем скафандре решилась начать разговор Твайлайт.

– Пока не прилетим, – как само собой разумеющиеся отозвался пилот.

– Прекрати! Я конечно виновата перед тобой, но это не повод издеваться, – прорычала пони.

– Ммм. А я то глупый подумал, что взятие в заложники, промывание мозгов, подвод под трибунал дает мне некоторый повод быть недовольным, – все тем же тоном продолжал пилот.

– Я уже извинилась за это и объяснила, что выбора у меня другого не было, – Твайлайт, как могла, старалась не терять самообладание, – он тебе нужен, – повторяла она про себя, – что ты от меня еще хочешь?

– Хочу в прошлое, где рядом нету двинутой коняги, а на хвосте не висит крейсер.

– Он тебе очень-очень нужен Твайлайт, – думала кобыла глубоко вздохнув и задержав на секунду дыхание выдохнув.

– Это несложно, только ты все равно не сможешь ничего изменить. Я пробовала.

На сей раз ей удалось привлечь внимание человека. Пилот обернулся через спинку кресла и недоверчиво разглядывал пони. Спустя минуту он вернулся в прежнее положение.

– Ты серьезно? Ты можешь проходить через время? – в голосе уже не было тех холодных ноток, слышалось недоверие с примесью любопытства.

– Вполне серьезно, – Твайлайт не стала отсиживаться сзади, а вернулась в кресло второго пилота. Похоже, что она ступила одним копытом на верную дорогу, – был раз когда я такое проделала. Скажем так, проблем от этого прибавилось многократно.

– Что же ты такое?

– Я пони, – честно ответила Твайлайт.

– И что же ты пони еще можешь? А главный вопрос – как наши умники такое проморгали.

– Многое, но далеко не все, – усмехнулась кобылка, – а на счет второго. Умей ты манипулировать временем и пространством рассказал бы людям об этом?

– Логично, – после продолжительной паузы пришел к решению человек, – ну ладно, умная инопланетная пони, вот тебе задачка. У нас много топлива, еще больше еды, но почти нет воды. Отсюда вытекает вопрос, откуда взять воду когда противник знает что у тебя её мало?

– Амм, – Твайлайт попыталась дотронуться ногой до подбородка как делала это обычно но скафандр стал тому преградой, – полагаю планеты, луны и кометы отметаем сразу, – дождавшись утвердительного кивка она продолжила,– как на счет протопланетного диска? Найдем какой-нибудь покрупнее и отфильтруем из него, плюс неплохое укрытие.

– Как будем фильтровать? Оборудования для забора внешний атмосферы на грузовиках не предусмотрено. Да и фильтров с прочим в запасе нет.

– Можно переписать параметры работы одного из вспомогательных кристаллов так, что создаваемое им поле будет пропускать кислород и водород. А дальше они уже сами объединятся.

– У нас есть для этого оборудование? – недоверчиво поинтересовался пилот.

– Оно не нужно. Я сама оборудование.

– Ты вообще живая или конструкт какой? – недоверие и изумление в голосе можно было черпать ведрами. Не каждый день перед тобой сидит существо в эволюционном плане выше тебя.

– То, что мои возможности как индивида выше чем твои еще не значит, что я как ты выразился конструкт, – недовольно отозвалась Твайлайт, – быть может, если бы вы не носились с войнами а больше лелеяли науку…

– Ага, посмотрю я на тебя, когда в гости заявится армада недвусмысленно намекая планетарными бомбардировками на замышленное недоброе.

– И ты хочешь сказать, что в космосе все такие? – теперь уже в голосе Твайлайт скользило недоверие, – убей или умри. Да?

– Не надо все возводить в абсолют, – недовольство в голосе стало вновь проскакивать. Алексей прекрасно понимал куда клонит эта пони и кем именно считает его цивилизацию. Конечно люди были далеко не миролюбивой расой, но и жнецами миров их называть было очень большим преувеличением, – или ты считаешь, что все вокруг мирные и дружелюбные? Мир, радуга, жвачка? Чем меньше у цивилизаций точек соприкосновения, тем лучше самим цивилизациям.

– Всегда можно договориться, найти общие пути и решения, – начала распаляться и Твайлайт, – на моей планете больше дюжины различных видов вполне себе сносно существуют. А открытых войн с пони не было уже много веков.

– Ммм, прямо райское место. И даже рогатые пони есть, – голос окрасился в язвительные тона набирая насыщенности с каждым словом, – знаешь. Давай, как только ты найдешь, где твоя планетка мы открытым текстом на всю галактику объявим её координаты. Знаешь как много новых друзей к вам полетит. Наверно больше всего вам понравятся Кромагами, миленькие такие ребята, немного обезьяноподобные, но это же не препятствие для дружбы. Правда вот незадача, любят они жрать глаза разумных видов, традиция у них такая, – пилот пожал плечами, и постучав пальцем по стеклу шлема аликорна продолжил психологическую атаку, – вы им очень понравитесь, – нет он вовсе не врал, и даже не преувеличивал. Когда люди только столкнулись с этой расой она сильно опережала их в развитии. Кромаги восприняли людей с гастрономической точки зрения сразу ввиду схожей в общем физиологии и начались далеко не лучшие времена.

Захват станций, кораблей, иногда поселений на планетах и спутниках. Выживали многие, и выжившие были слепы по понятным причинам. Конечно биокибернетика быстро решала подобный дискомфорт, но психологическое состояние спасенных, да и в целом состояние людей было ужасным. Они не совершали масштабные атаки, хотя и могли. Они поступали расчётливее и хладнокровнее, обрывая листья с дерева, но так чтобы оно не погибло.

Твайлайт потеряла бы дар речи видя человеческую цивилизацию в тот момент. Рост научной и исследовательской деятельности был просто невероятен. Целые планеты разбирались на ресурсы, чтобы питать прогресс, что шагал чуть ли не веками. И шаги эти были далеко не в мирном направлении.

Воплотить же в жизнь научные разработки помог тот же слепой случай, что свел людей и Кромагов. У одной из систем ненавистной людям цивилизации вынырнул циклопический корабль Дреджи больше походивший на скопление голубых кристаллов. Дреджи являясь сущностями основанными на энергии просто считали физические формы жизни угрозой себе и уничтожали пригодные для этих форм жизни планеты. С чего именно они так стали считать и почему вышли на тропу войны выяснить не удалось поскольку на попытку связаться или подлететь они сразу отвечают огнем.

Собственно сам мегалитический корабль представлял собой микроволновку убойной мощности. Микроволновой пучок за несколько минут раскалял атмосферу планеты воздействуя на молекулы воды. Озера, моря и океаны сопротивлялись дольше, но в итоге вскипали и испарялись. Большая часть этой влаги успешно улетучивалась в космос. В итоге получалась полностью непригодная для жизни раскаленная планета.

Что же до людей, то спустя некоторое время к двум обитаемым мирам Кромагов выдвинулось два соединения по четыре линкора и по две сотни кораблей охранения различных классов в каждом. Вынырнув на расстоянии миллиона километров от миров линкоры дали слитный залп из главных орудий.

Шестьдесят четыре гравитонных сгустка со скоростью десятки тысяч километров в секунду понеслись к планетам. Их не смогли сбить или отклонить и все они достигли цели. Каждый равнялся удару железного астероида в двадцать километров в поперечнике. Небольшую обитаемую луну буквально разорвало пополам от удара. Планета же более стойко перенесла аналогичный удар. Вырванный из её тела кусок расплавленной породы по прошествии миллионов лет сможет стать новой луной взамен утраченной.

А далее пошел ультиматум, или безобразия прекращаются, или начинаем полномасштабную войну. К войне на два фронта с оппонентами владеющими технологиями разрушения планет Кромаги были не готовы, так что ответ был очевиден.

Когда же угроза Дреджи была устранена, пускай и на время орудия развернули в сторону людей. В итоге столкнулись два не уступающих друг другу флота. Собственно в эту войну и умудрилась попасть Твайлайт.

– Ты прав, – предложение заставило очень сильно задуматься Твайлайт, – я не хотела бы встречи пони с подобными видами.

– На самом деле хотел бы оказаться не прав я, – этой пони вновь удалось удивить человека своим ответом, – но реальность диктует иное. Мы спокойно уживаемся с расами на основе кремния, нам просто нечего делить с ними. Планеты с метановой атмосферой и температурой под четыреста градусов нас не очень интересуют, как и им неинтересны водные миры. Мы может и с Дреджами ужились если бы они не стремились убить все живое невзирая на происхождение.

– Так. Ладно. Лирическое отступление на тему взаимоотношений видов закончены. Вернемся к делам насущным, – пилот шлепнул ладонями себя по коленям, – а из этой среды мы смоем получить воду?

– Не думаю, – оценив пейзаж за окном вынесла вердикт кобыла, – не думаю, что здесь много кислорода. Хотя водорода в избытке. Точнее бы сказал спектрометр, но и его у нас нет.

– А ты не … – человек покрутил пальцем в воздухе.

– Нет. Не могу.

– Ну ладно, – пилот потянулся разминая конечности, – тогда валим отсюда куда подальше, а там найдем облачко и поживимся.