Алмазная стоматология

Даймонд Тиара даже видеть не хочет кабинет дантиста. Да и с чего это она должна хотеть? Ведь там никогда не бывает весело. Но позже она поняла,что хотела бы, если бы отсутствие веселья было единственной проблемой.

Диамонд Тиара Колгейт

Старлайт и Трикси сидят с Флари Харт

Если пользуешься гостеприимством Твайлайт, будь готов и предложить ей свою помощь. Впрочем, какое гостеприимство, такова и помощь - никто и никого не спрашивал...

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер Флари Харт

Всё хорошо, дражайшая принцесса

"Всё хорошо...", - уверяет Твайлайт Спаркл бывшую наставницу в письмах. Но почему принцесса Селестия сомневается в этом?

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Проблема хищника в Эквестрии

Испытывая неодолимое желание перекусить, Гэби и Галлус отправляются на поиски еды. Увы, похоже, представления понивилльцев о вкусной и здоровой пище не слишком совпадают с грифоньими. Жанр: Комедия кулинарного разнообразия. Содержит умеренно острый гуро и всего лишь 6% жира. Не содержит vore и глютена. Может содержать следы арахиса.

Флаттершай Грэнни Смит Энджел Бон-Бон Другие пони Старлайт Глиммер

Моя удивительная пони

Дитзи Ду – необычная пони. Неуклюжесть – это не про неё, а вот предрасположенность к несчастным случаям и странным происшествиям – как раз о ней. Забавно, наверное, особенно поначалу, пока не осознаешь, что это заложено самой природой. И вхождение в штопор из-за попытки поймать выпавшую из сумки посылку, завершающееся столкновением с ничего не подозревающим жеребцом – далеко не худшее из того, что могло с ней произойти. Особенно, если этот пони и сам является весьма неординарной личностью.

Дерпи Хувз Доктор Хувз

Странник

Встретив главного героя в реальной жизни, вы бы никогда не обратили на него внимания. Ведь таких как он много. Но однажды с ним происходит необычное, даже мистическое происшествие. Он попадает в Эквестрию. Чтобы разгадать что с ним происходит ему придется адаптироваться в дивном новом мире. Удастся ли ему вернутся назад?

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони

Весенние цветы

Разговор Твайлайт-аликорна и Дискорда через долгие десятилетия после событий, описанных в сериале. "Нет, друг мой Дискорд, наше самое ужасное проклятие – это бессмертие. И мы не можем с ним ничего сделать. Нам остается только существовать с этим."

Твайлайт Спаркл Дискорд

Твоя верная последовательница

Санни верила в старые истории. Действительно верила им, так, как почти никто больше не верил. Об Элементах Гармонии, о принцессе Твайлайт Спаркл. В те времена, когда у Эквестрии были принцессы и она была единой, когда каждое существо знало настоящую силу Дружбы. И она верила — и знала, что однажды, если она будет верить достаточно сильно, Гармония может вернуться. В другом месте, вдали, Твайлайт Спаркл наблюдает за своей будущей ученицей и волнуется.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна Другие пони

Дело №147

То, что пони цветные и милые, ещё не значит, что они не могут быть жестокими. Принцесса Селестия даёт принцессе Твайлайт книгу как раз о таких.

Принцесса Луна ОС - пони Найтмэр Мун

Отчёты Твайлайт

Когда Твайлайт узнала, что ей нужно отправиться в Понивилль и узнать про силу дружбы, то она сразу почуяла что-то неладное. Но она даже представить не могла, что её ожидало. Всё то время, проведённое в Понивилле, она потихоньку разочаровывалась насчёт не только магии дружбы и Гармонии, но и насчёт своей настоятельницы. Возвращение Найтмер Мун, троллинг с билетами, изгнание дракона, параспрайты и прочая хрень медленно сводила её с ума. Гранд Галлопинг Гала окончательно уничтожило её веру в свою наставницу, а когда ей и её друзьям была дана задача остановить духа хаоса и раздора, то её письма обрели совсем другой характер.

Твайлайт Спаркл

Автор рисунка: Stinkehund
Пролог С Днём Согревающего Очага

Новый, старый мир

Знания приобретённые нами в прошлом забываются, остаются лишь осколки...

Темно. Тепло. Мягко. Это было первым, что я почувствовал. Я открыл глаза, появились новые ощущения. Блики света пробивались через окна, длинную комнату заполняли немногочисленные краски, серые обои, обычная деревянная мебель и много пустых кроватей. Я лежал в одной из таких кроватей, на мне было цветное клетчатое одеяло. Странно, так мало красок, а помещение всё равно выглядит чётким и ярким. Тут я почувствовал на себе чей-то взгляд с левой стороны от себя. Медленно повернул голову. Передо мной сидела и смотрела на меня...кто-то. Мне известно, что это женская особь, и на этом мои знания заканчивались.

— Доброе утро! — сказала, улыбаясь мне, она. — Как спалось?
"Она пытается наладить со мной контакт? Что же, её ждет полный провал. Я не понимаю её, вообще."
Тут её мордочка исказилась в удивлении (Еще один интересный факт, языка этих существ я не знаю, но могу определять их мимику мордочки, значит я о них что-то знаю, частично), она замерла и пробормотала:

— Ого. У-у тебя такие странные г-глаза...

Я просто продолжал смотреть на неё, пытаясь запомнить как можно больше слов. В общих чертах я мог бы сказать, что она... чему-то удивлена. Кажется её нервировало то, что я на неё так пристально смотрю. Она решила снова начать разговор.

— И так, как тебя зовут дитя? — ответа не последовало.

— Ты, я гляжу, не любитель поболтать, — снова улыбнулась мне она. Я, как ни в чем не бывало, продолжал внимательно смотреть на неё. Она имела тёмно-голубую окраску, жёлтую... кажется это называется гривой и янтарные глаза.

— Меня зовут Рэй, — сказало существо. — Рэй Хоуп, я отвечаю за всех жеребят в этом приюте...

На мгновение на её мордочке отразилась печаль. Я просто слушал, не выражая никаких эмоций. Она снова улыбнулась мне.

— Ты, наверное, голоден! Как раз сейчас все дети завтракают, пойдем.

Она встала на все четыре свои конечности, сделала пару шагов в сторону двери, и помахала передним правым копытом.
"Видимо она хочет, чтобы я пошел за ней", — я стряхнул с себя одеяло, встал на свои... точно такие же конечности, что и у того существа. Ощупал свою, как и у существа, мордочку.
"Хм...я пушистый."
Сделал несколько шагов в направлении двери, два раза чуть не упал, конечности не хотели меня слушаться.
"Нужно научиться ходить", — подумал я. Неуверенной походкой я всё же добрался до двери и взглянул на существо.
"Она больше меня в два раза", — пришла в голову мне мысль. Существо тихо хихикало, прикрыв рот конечностью.
"Почему она смеётся?" Дело в моей ходьбе?" — она открыла перед нами дверь. Моему взгляду открылась ещё одна комната, но она существенно отличалась от прошлой. Яркие, цветные обои, с орнаментом, в котором угадывались силуэты существ похожих на ту, что стояла рядом со мной. Здесь было очень много разных, необычных вещей разбросанных по всей комнате.

— Здесь у нас игровая, — сказала она, обводя своей конечностью всю комнату. — У нас много разных игрушек, конечно, хотелось бы, чтобы их было больше... Но и этого пока детям хватает.

На её мордочке снова отразилась грусть. Я всё так же прислушивался к её речи, но всё ещё не понимал её. Моё внимание привлекли звуки, доносящиеся за следующей дверью, довольно громкие. Существо заметило, куда направлен мой взгляд, и тут же произнесла:

— А это как раз наша столовая, и, судя по звукам, эти сорванцы снова устроили бой едой! — она, чуть рассерженная, направилась в сторону, как она сказала, "столовой", я последовал за ней. Существо открыло дверь, впуская внутрь комнаты весь тот хаос, что она скрывала за собой. Незамедлительно в нашу сторону полетела разнообразная... это что? В меня прилетела какая-то густая субстанция, название которой я, к сожалению, не знал, перекрывая мне взор. Стало снова темно. Тогда я прислушался к своим органам чувств. Что-то вкусно пахло, мой язык лизнул вещество размазанное по мне. Вкусно. Своей правой конечностью я попытался стряхнуть с себя хотя бы немного этой вкусной штуки. Вот, теперь хоть что-то видно. Но чего-то явно не хватало. Было тихо, слишком тихо. В огромной комнате заставленной маленькими столиками было очень много маленьких существ, которые походили на ту, что стояла рядом со мной. Они все замерли, уставившись в нашу сторону. Каждый из них был вымазан чем-то, судя по запаху, вкусным. Некоторые держали это вкусное в своих конечностях, целясь в друг друга. У других имелись какие-то отростки торчащие из гривы, вокруг которых светилась какая-то энергия, и, в зависимости от цвета энергии, рядом с каждым висели в воздухе вкусные штуки. Последние существа парили в воздухе, благодаря взмахам отростков на их спинах.

Я проследил за их взглядами, все они уставились на ту, что меня привела сюда. Я посмотрел на неё. Судя по выражению ее мордочки, можно было предположить, что она очень, оооочень злится. Она была тоже вся измазана чем-то вкусным. Большое существо глубоко вздохнуло и строгим голосом сказала, — Все пони! Что я говорила вам про игры с едой? — все находящиеся здесь в разнобой стали отвечать:

— Не кидаться кексами!

— Еда это не игрушки!

— Играться с едой не прилично!

— Еда нужна, чтобы её есть!

— Использовать столы в качестве укрытия!

— Яблоки не снаряды!

— Стрелять исключительно по копытам!

На каждый ответ моя спутница кивала, пока вдруг не перевела взгляд на одного из здесь присутствующих.

— Повторика Шутник? Что там про столы и копыта? — из толпы последовали смешки, а виновник незамедлительно, со взглядом "я самый милый и пушистый" ответил:

 — Что вы, мисс Хоуп? Какие столы, какие копыта, я ведь просто сказал, как вы прекрасно сегодня выглядите! У вас новая прическа? — все снова засмеялись, и, на этот раз, моя спутница тоже улыбнулась. Я наблюдал за этой картиной: все смеются, улыбаются, обсуждают минувшую битву. Я почувствовал тепло, где-то в области груди.
"Почему мне вдруг стало тепло?" — задумался я, прикасаясь к груди.


Кажется эти существа называются — пони. Моя спутница не раз употребляла это слово, обращаясь ко всем здесь присутствующим. Она посадила меня за один из пустых столиков, очистила себя и меня от того, что в нас прилетело в минувшей битве и села напротив меня. В отличие от некоторых здесь маленьких пони у большой не было никаких дополнительных отростков или конечностей на спине. Обычная пони.

— И так! Сегодня на завтрак у нас: один кекс, два яблока и один морковный сок! На-ле-тай! — каждый раз пони показывала на предмет, называя его.
"Так, понятно. Запомнил. Но... что с ними делать? Вроде пахнут вкусно, это пища?" — я осмотрелся. Все маленькие пони действительно ели это, и, особенно, им нравились кексы. Я решил, что мне стоит попробовать их в первую очередь и надкусил его. Он был вкусным, с какой-то начинкой внутри. Я стал пробовать, а затем и полностью съедать кекс и яблоки. Тем временем старшая пони, судя по интонации, задавала мне вопросы.

— Ты помнишь, как сюда попал? — ответа не последовало.

— Где ты жил, не помнишь? — я продолжал есть в тишине.

— Помнишь своих...эм...родителей? — закончил с последним яблоком и взглянул на морковный сок, он был в каком-то сосуде, я попытался его выпить, как некоторые из пони. Аккуратно взял передними конечностями и наклонил к себе, попробовал, он имел интересный вкус совсем не похожий на кекс или яблоко, но тоже, по-своему, вкусный. Взял морковный сок поудобней и, только собирался выпить его полностью, как сосуд покрылся трещинами и лопнул. Весь сок растёкся по столу, немного забрызгав меня.
"Кажется я немножко не рассчитал силу", — подумал я, опустив взгляд на осколки. Все в столовой уставились в мою сторону. Снова повисла тишина. Моя спутница тоже перестала задавать вопросы и, замерев всего на мгновение, взяла лоскут ткани.

— Спокойно дети, просто стакан разбили, с кем не бывает? — успокоила всех старшая пони. Сперва она вытерла с меня пятна сока, а потом в эту же ткань завернула осколки и выбросила их в урну, стоявшую в углу. Все снова вернулись к своей еде. Но теперь на меня стали смотреть чаще. Да, именно чаще, до этого пони смотрели на меня с некоторым интересом, разглядывая в основном мои глаза, теперь в их взглядах я стал замечать легкую тревогу.


После того, как все поели, пони вернулись в цветную комнату, где было много... игрушек и где пони стали... играть. Для меня это были новые слова. Пока они играли, я прислушивался к их разговорам, выкрикам, перешёптываниям. Запоминал правила игр, в которые они играли. Рэй (Так все обращались к старшей пони, иногда её называли мисс Хоуп) играла с двумя маленькими пони в какую-то игру. Она уловила мой взгляд и направилась ко мне.

— Чего грустим? — спросила она,присаживаясь рядом со мной. Я снова промолчал. Пони Рэй решила продолжить:

— Знаешь, я тут подумала и решила дать тебе имя, раз ты не говоришь сам, — она стала ожидать моей реакции. Никакой реакции не последовало. Тогда она продолжила:

— И теперь, я буду называть тебя — Уголёк! Ведь у тебя такая тёмная шерстка,- улыбнулась мне мисс Хоуп. Теперь я знал больше слов и решил, что в этот раз мне нужно попытаться ответить. Но...
"Уголёк. Что это? Надо будет обязательно узнать."
— Тебе... нравится? — спросила Рэй , слегка волнуясь.

Я решил, что ответ не должен быть слишком длинным, но и коротким тоже не должен быть. Подумав ещё немного, я коротко кивнул.

— Да, — ответил я.

Моя собеседница замерла с раскрытым ртом.
"Я что-то сделал не так? Может слов оказалось слишком... много? Наверное стоило просто кивнуть."
Тем временем Рэй пришла в себя.

— Фух! Слава Селестии! А я уж было подумала, что ты немой, а я, как дура, жду ответа! — на ее мордочке снова появилась улыбка. — Ну, а теперь давай поговорим. Ты можешь рассказать мне что-нибудь о своём прошлом? Например,... эм... о том, где ты жил, или кто твои родители?

— Хм... — я склонил мордочку в сторону и стал размышлять вслух. — Дом...Семья...Родители... — перевёл взгляд на Рэй. — Что... Это?

Вопрос явно застал мою собеседницу врасплох, она, в который раз уже, выпучила на меня глаза и раскрыла рот, пытаясь хоть что-то сказать.

— Сказал... не... правильно? — решил я уточнить.

— Что!? Сказал?... Нет, всё правильно, просто... тыыы.. эм... н-не знаешь, что такое семья? — пони была одновременно удивлена и огорчена, сам факт того, что жеребёнок не знает, что такое семья, сильно задел её душу.

— Как... так? — по её щеке потекла слеза, но пони не могла плакать при детях, ведь это их расстроит.

— Слова... знаю мало. Нужно больше, — мне было трудно выражаться и понимать её, и поэтому я попытался её попросить научить меня. — На...учите?

Пони стерла копытом слезинку и улыбнулась мне. Но я видел, что ей больно улыбаться.

"Она улыбается, но... грустно. Я обидел её?" — подумал я, и в груди что-то кольнуло.

— Прос... тите,- попытался успокоить её я, мне совсем не нравилось, когда кто-то грустил.

— Ты извиняешься? За что? — моя собеседница в непонимании уставилась на меня, по её щеке снова потекла слеза. Я протянул своё правое копытце к её мордочке и вытер каплю.

 — Это... слезы? Пони плачут, когда им больно. Я видел, — мне очень хотелось, чтобы она снова улыбнулась, было приятно видеть чью-то улыбку. — Вы... больше не...грустите. Мне нравится... улыбка. Улыбайтесь.

Рэй всё не могла перестать удивляться, но теперь её взгляд снова стал тёплым и на её мордочке появилась улыбка.

— Ты такой странный, Уголёк. И добрый. Тебе не за что извиняться, — она стала подниматься. — Не беспокойся, я не буду грустить. Благодаря тебе. А теперь, мне надо уйти ненадолго, поговорить с нашим поваром на счёт обеда. Ты пока попробуй с кем-нибудь поговорить, поиграть, в общем, заведи друзей. Уверенна, у тебя это хорошо получится.

Она помахала мне копытцем и направилась к двери столовой. В дверном проёме она остановилась и обратилась ко всем жеребятам в игровой, все направили свои взгляды на мисс Хоуп.

— Дети, как вы уже заметили, у нас пополнение, и, я надеюсь, вы проявите гостеприимство к нашему новому другу. Его зовут Уголёк, и он не очень разговорчив, но вы всё равно подружитесь с ним. Ведь что я говорила про дружбу?

— Друзья нужны всем, не важно сколько их, главное чтобы они были настоящие. — хором ответили жеребята. Но каждый это сделал по своему. Кто-то произносил эти слова с искренностью, кто-то с издевкой или просто пробормотал неразборчиво. Рэй кивнула и посмотрела на меня.

— Удачи тебе, — закрыла за собой дверь. Все уставились на меня и через секунду снова начали играть, словно меня здесь и не было.
"Я им не нравлюсь", — я встал и направился к ближайшим пони. Их было четверо, и они о чем-то разговаривали. Двое из них имели рог на голове, один имел бирюзовую шерстку и пурпурную гриву, вторая однорожка была его полной противоположностью, и двое без рога и без крыльев.
"Такие называются земнопони", — вспомнил я. Одна земнопони была старше и больше остальных пони. У неё была ярко-серая шерстка с яркой рыжей гривой с тёмно рыжими полосками и голубые глаза.
"Если приглядеться, то, можно сказать, что любой здесь находящийся пони больше меня", — я только собрался сказать "привет", но серая земнопони опередила меня. Она быстро поднялась и приветливо улыбнулась.

— Привет! — у неё был звонкий голос.

— Видишь... мысли? — мне показалось странным, что она сказала именно то, что хотел сказать я.

— Мысли? Что за глупости, не умею конечно же! — тут к ней пришло понимание. — О! Ты имел ввиду, когда я сказала "привет", а ты тоже хотел сказать "привет"? Ну, знаешь! Все пони так приветствуют друг друга! Ты что? Так никогда не делал?

Я отрицательно помотал головой.

— Да быть такого не может!

— Никогда, — подтвердил я.

— Нууу. Тогда, поздравляю тебя с первым "привет" в твоей жизни! — она стала смеяться, и её собеседники тоже засмеялись. — Знаешь, я ведь не представилась меня зовут...

Тут нас прервали.

— Эй! — кто-то громко крикнул в нашу сторону.

Я и четвёрка пони обернулись. К нам шел крылатый пони в сопровождении еще одного крылатого, одного пони с рогом и двух земнопони. Все жеребята наблюдали за происходящим. Он остановился напротив меня, а его сопровождающие остались стоять у него за спиной. На мордочке крылатого была ухмылка, сам он имел тёмно-красную шерстку и ярко-желтую с серыми полосками гриву. Крылатый пони был выше меня на пол головы, так же, как и серая кобылка. На меня уставились два зелёных глаза.

— Я гляжу ты у нас смелый? Только появился здесь и сразу пристаешь к моей кобылке? — он толкнул меня своим копытом, но я лишь сделал шаг назад. Его дружки загоготали. Тут же вмешалась серая кобылка и ткнула своим копытом в грудь крылатого пони.

— Успокойся ненормальный! И вообще, с каких это пор я твоя кобылка? На мне что, бирка с твоим именем где-то висит? Эй Ребят! У меня в гриве случаем ничего с его именем не застряло? — её друзья засмеялись, и стали вставлять свои шутки. Крылатому пони это не понравилось. Он с силой толкнул серую пони. Она чуть было не упала, но удержалась на копытах.

— Оставь свои кривые копыта при себе, Рэдблад! — пригрозила ему серая пони.

— Ты бы лучше заткнулась, Флеки Берри! — огрызнулся в ответ Рэдблад.

После этого они зарычали и кинулись друг на друга. Флеки вцепилась зубами за ухо крылатого, а он в свою очередь яростно замахал крыльями, пытаясь набрать высоту. На середину комнаты выбежал Шутник и, набрав побольше воздуха в грудь, громко крикнул:

— КУЧА МАЛАААААА!!!! — и тут начался хаос. Все жеребята, с боевым кличем ринулись друг на друга. Образовалась одна огромная куча... эм.. мала? Кто-то накинулся на меня сзади и стал пытаться свалить меня на пол всеми возможными способами. Кусал за уши, тянул за копыта или толкался, но всё было тщетно, я не сдвинулся ни на миллиметр. Я медленно перевёл на него взгляд. Пони уставился на меня, испуганно улыбнулся, сделал шаг назад и с криками убежал.
"Что не так с моими глазами?" — в который раз уже подумал я. Ко мне подошел Шутник, единственный, кто не участвовал в драке.

— Это... из-за меня? — спросил я у него.

— Да! Это полностью твоя вина! Теперь они все поубивают друг друга, а выжившие в этой битве будут преследовать тебя до конца твоих дней, с безудержным желанием мести! Ха! Ха! Ха! — Шутник протянул передние копыта к потолку и засмеялся истерическим смехом, но меньше чем через секунду вернулся в прежнее положение и кратко ответил:

— Нет. У нас так каждый день. Этот красный пегас "мистер шило в заднице" и Флеки довольно часто грызутся. На них даже ставки за неделю делают.

Благодаря Шутнику, теперь я знал, что во всем этом не было моей вины, это хорошо, ведь мне совсем не хотелось причинить кому-то боль. И теперь я мог с уверенностью сказать, что пони с крыльями называются пегасами. Но было ещё кое-что, что мне было непонятно.

— Что значит... куча мала? — решил спросить я. Он посмотрел на меня, слегка удивлённо.

— Да это так, намек для начала маленькой войны, — ткнул копытцем в сторону огромной кучи жеребят. — Вот это — куча мала.

— Считай, это что-то вроде ежедневного ритуала, в котором я играю главную роль, — гордо добавил он.

— Но ты не... там, — добавил я, показав копытом в неимоверный хаос.

— Ага. Не там. Просто я каждый день кричу "куча мала," — Шутник легонько ткнул меня копытом. — Но тут возникает главный вопрос! Почему ты не там?

— А я должен? — наконец, я взглянул на него. Он был немного полноват, имел кремовую расцветку шкурки и темно-коричневую гриву, глаза его были розового цвета. И у него был рог.

— Нет, конечно! — он уловил мой взгляд и замер. — Эмм... Слушай, я тут заметил твои... ну... Уникальные глаза и хотел спросить, а где такие продают?

Я не совсем понял, что он имел ввиду, но он явно интересовался моими глазами.

— Какие они? — спросил я, показывая на свои глаза копытом. — Я не...знаю.

— Хе хе, вопросом на вопрос отвечаешь... Ну ладно, сейчас попробую описать... — он пытался смотреть на мои глаза, но каждый раз отводил взгляд. — И так, они..эээ..светятся, левый голубой, а правый желтый.

Пони снова задумался, пытаясь подобрать последние слова.

— А ещё они, ну...знаешь...вертятся!

— Вертятся? — переспросил я.

— Ага! Вертятся! Ну, как водоворот или смерч! — Шутник начал интенсивно вертеть копытом изображая природный феномен.

— Вертятся, — повторил я.

— Знаешь, подожди, я сейчас, — он развернулся и стал пробираться сквозь борющихся жеребят. Он поднял своей магией какую-то вещь из кучи игрушек и направился обратно ко мне через толпу неукротимых бойцов. Пару раз его чуть не утащили за собой.

— Фух! Вроде ничего мне не оторвали, — отдышался жеребёнок и поднес к моей мордочке... — Зеркало! Вот, смотри.

Впервые, с того момента как я впервые открыл глаза, мне предоставилась возможность, наконец, увидеть себя и... мои глаза. Как и сказал Шутник, они вертятся. Они совсем не были похожи на глаза пони: от них исходил мягкий свет, а внутри каждого вертелся смерч, и ближе к середине смерчи создавали зрачки, очень маленькие бездонные точки. Казалось, что они пожирают сам свет, поглощают окружающее их пространство.
"Теперь понятно. Мои глаза просто отличаются от глаз пони, именно поэтому все на меня так смотрели, им просто непривычно."

Тут дверь столовой открылась. Рэй Хоуп наблюдала за развернувшейся перед ней картиной. Все жеребята продолжали своё сражение, не замечая присутствия старшей пони, стоял полнейший хаос, и только два же ребёнка стояли на месте, как ни в чём не бывало, а рядом с ними парило зеркальце. Рэй решила пока не отрывать маленьких пони от их коллективной игры и сразу же обратилась к тому, кто породил весь этот беспорядок.

— Шутник? — мисс Хоуп сделала осуждающий взгляд. — Может ты знаешь, как всё это началось?

Жеребёнок тяжело взглотнул.

— О! Знаете, это все само собой получилось! И поверьте, в этот раз я точно ничего не де... — тут жеребёнок запнулся, так как кобыла уставилась на него гневным взглядом, он нервно улыбнулся. — Ну может чуть, чуть?

— Чуть, чуть? — переспросила Рэй.

— Ну ладно! Совсем не чуть, чуть. Очень большое чуть! С большой буквы Ч! — признался Шутник. — Простите мисс Хоуп!

— Дай угадаю, ты крикнул "куча мала", не так ли? — пони чуть улыбнулась.

— Да мисс Хоуп! Действовал по старой, но проверенной временем схеме! — с гордостью подтвердил жеребёнок и отдал честь.

Рэй хихикнула в копыто и повернулась в сторону беснующей толпы.

— Всем живо сложить оружие, битва окончена! — жеребята прекратили свою маленькую войну.

— С этого момента действует договор о перемирии... Который, скорее всего, продержится только до завтрашнего дня, — пони приставила копыто к своей мордочке. — В лучшем случае...

Теперь, спустя немного времени, все жеребята смеялись и играли, рассказывая друг другу о своих достижениях в минувшей битве. Но не всё было так спокойно. Красный Пегас изредка бросал в мою сторону свой взгляд, и по его глазам можно было сразу понять: он в ярости. Но это совсем не волновало меня, так как с его стороны, я совсем не ощущал угрозы. Однако, теперь с ним наладить контакт будет проблематично...


Мисс Рэй объявила о начале обеда. Пони, как я уже заметил, распределяли день на составляющие части для удобства. Это позволяло им все делать в указанный срок, мне это не требовалось, так как я чувствовал окружающий мир намного лучше, чем любой пони. Но всё же, мне чего-то не хватало, возникало чувство словно я потерял что-то важное, какую-то часть себя.

В этот раз ассортимент пищи был совсем иным. На столе стояла миска с салатом и... кекс, некоторые называли его — маффин.
"Видимо маффин является чем-то вроде перекуса, после основного блюда."
Я ел в тишине, также наблюдая за пони. Мордочки этих созданий были способны передавать огромнейший спектр разных эмоций. Для меня это было чем-то очень трудным, так как за всё проведённое время в этих стенах на моей мордочке ещё не отразилась не одна эмоция. Всегда одно и тоже выражение мордочки, монотонная, размеренная речь, вот и все эмоции. Я попытался улыбнуться. Чуть приподнял уголки губ, создавая еле заметную улыбку. К сожалению, у меня не получилось. Улыбаться просто так совсем не хотелось. Мне нужен был повод для улыбки. Потерпев провал, я вернулся к наблюдениям за пони, и снова заметил не дружелюбный взгляд со стороны Рэдблада, он тут же его отвел в сторону. Он явно чего-то хотел от меня, правда, было совсем непонятно чего именно. Но врятли что-то хорошее.

После очередного наблюдения я вернулся обратно к пище. Из напитков снова был морковный сок. Опять в стеклянном стакане. Я протянул к нему своё копыто и легонько стукнул по стакану, в точке соприкосновения пошли трещины, опять. Это не осталось не замеченным, сидящие рядом со мной пони с опаской перевели на меня взгляды. Стакан не разбился, всё прошло лучше, чем в первый раз.

— Я гляжу, ты у нас не особо любишь хрупкие вещи или, наоборот, очень любишь их ломать, — хмыкнул Шутник.

С того самого момента, когда мы в первый раз заговорили, он всё время сопровождал меня. Могу предположить, что это Рэй попросила его, чтобы мне было легче освоиться.

Я коротко кивнул на его замечание и стал рассматривать трещины на стакане.
"Выглядит красиво, если забыть, что это повреждения", — мне нравилось, как световые блики отражались в местах раскола, а сами трещины превращались в угловатый хаотичный узор.

— Что рассматриваем? — к нам подошла Флэки и, проследив за моим взглядом, тоже стала разглядывать стакан:

— Дааа уж. Два стакана разбитых за день, не лучшее начало. И как ты только умудрился?

— Он просто коснулся его, — Шутник не глядя махнул своим копытом в сторону стакана и, нечаянно, его зацепил. Сосуд тут же сорвался со стола и полетел на пол. Но своего полного уничтожения не достиг, так как я его поймал кончиком копытца на подлёте к полу, и поставил обратно на стол.

— Фух! — вздохнул Шутник с облегчением. — Ловко ты его! А то досталось бы мне потом.

— Да уж, если бы у кого-то глаза были бы на месте, то этот бедный стакан вообще бы не познал ужаса полётов, — хихикнула Флеки.

— Ну! Всё бывает в первый раз, верно, стаканчик? — веселым голосом произнёс Шутник, разводя в стороны передние копыта в жесте. Все рядом сидящие засмеялись (Кроме меня естественно).

Пони очень легко находили темы для общения, и даже инцидент с очередным разбитым мной стаканом все вскоре позабыли. Вот так просто, пошутили и всё стало хорошо...


После обеда жеребята снова перебрались в комнату с игрушками, мисс Рэй занималась маленькими жеребятами, а Шутник болтал с Флэки и её друзьями. Я сидел рядом с ними и впитывал новую информацию. Пони обсуждали какие-то кьютимарки, и, как я понял из разговора, это были метки на их боках. Но они были не у всех, только у более старшых жеребят. Например, у Шутника была кьютммарка в виде шляпы-цилиндра с усами, а у Флеки Берри три ягодки фиолетовая, жёлтая и голубая. Тут Флэки неожиданно перевела тему их обсуждения на меня:

— Уголёк, а какая у тебя кьютимарка?

Я перевёл взгляд на свой круп и увидел... Ничего. Ага, неожиданно.

— Нету, — ответил коротко я.

— То есть нету? Вроде она у тебя уже должна быть! — в изумленнии ответила Флеки. И вправду, пони примерно моего возраста уже имели эти рисунки на боках.

— Что это такаое? — спросил я.

Пони уставились на меня, а Шутник приложил о свою мордочку копыто.

— Фейсхув! — пробормотал он.

— Это так важно? — снова задал я вопрос.

Все ещё больше скривились в изумлении, а у Флэки задергался правый глаз. Один лишь только Шутник повёл себя иначе — он засмеялся.

— Серьёзно!? Ты не знаешь, что... Ха ха...! О Селестия, такими вопросами ты заставишь меня зафейсхувить себя до потери сознания! — он всё продолжал заливаться смехом и теперь вместе с ним начало смеяться больше и больше пони. Шутник первым закончил смеяться и, наконец, дал мне ответ на мой вопрос:

— Знаешь, кьютимарки — это особые знаки, которые показывают особый талант пони, который отличает его от других. В общем, они показывают то, в чём ты лучше других. Они появляются у пони, когда те делают то, что связанно с их талантом.

— Ясно, — ответил я. — Раз у меня нет кьютимарки, значит мой талант ещё не проявился.

— Верно!... Хм. Раньше ты говорил как-то короче, — заметил Шутник.

— Верно, я быстро учусь, и теперь мне стало намного проще выражать свои мысли, — монотонно произнёс я.

— Ну! Это хорошо, болтать всем надо. — подмигнул мне Шутник.

Теперь, спустя какое-то время, все пони снова вернулись к своим развлечениям. Я изредка задавал вопросы, заставляя тем самым Шутника "фейсхувить" с удвоенной скоростью. Мисс Рэй наблюдала за нами со стороны и улыбалась. Кажется, я стал вливаться в общий коллектив, пусть и несколько странно.


День закончился быстро, и за стенами приюта наступила ночь. В окнах соседних зданий меркли огни. Приют погружался в дремоту. Многие жеребята уже устали, и от каждого из них слышались зевки, но никто и не собирался ложиться спать. Мисс Рэй и некоторые из более взрослых жеребят наводили порядок, раскладывая игрушки по отведенным им местам. Некоторые проследовали в комнату заставленной кроватями, но большинство всё так же игрались.

Когда все игрушки наконец-то оказались на положенным им местах, мисс Рэй объявила:

— Вот день и подошёл к концу, всем маленьким жеребятам и кобылкам пора спать. Идём.

— Мисс Хоуп, мисс Хоуп! — проверещала маленькая единорожка с плюшевым щенком. — А вы расскажете нам сказку? Пожалуйста?

— Конечно расскажу, милая,- улыбнулась ей Рэй и продолжила. — Но для этого нужно, чтобы все пони быстро запрыгнули в свои кровати.

— Ураааа! — закричали все маленькие пони и стали прыгать вокруг старшей пони, заставляя ту смеяться. Более взрослые из жеребят просто закатили глаза с улыбкой на мордочках или же протяжно вздохнули, совершая попутно фейсхув.

Рэй повела всех в спальную комнату. Я следовал неподалёку от остальных, так как при моём приближении пони обычно отстранялись. Каждый занимал свою постель, устраиваясь по удобнее. Я остановился в середине комнаты и наблюдал, как кровати всё занимали и занимали...

— Уголёк, иди сюда, — позвала меня Рэй и поманила копытцем. Я подошёл к ней, и она указала на кровать, в которой я проснулся в нашу первую встречу.

— Отныне, это твоя кровать, пользуйся ей на здоровье, — Рэй откинуда клетчатое одеяло. — Запрыгивай.

Я залез под одеяло, и Рэй накрыла меня им.

— Сейчас я буду рассказывать малышам сказку, если хочешь, можешь послушать, — я молча наблюдал за ней, и она, встрепенувшись, продолжила:

— Ты не подумай, что я считаю тебя маленьким или что-то вроде того, просто... Ведь все любят сказки, верно? — улыбнулась мне Рэй. — Вот я, например, очень люблю сказки! Сколько себя помню, всегда любила их! — она устремила мечтательный взгляд в одно из многочисленных здесь окон. Она некоторое время стояла так, предавая свой разум воспоминаниям.

— Сказку! Хотим сказку! — закричали малыши. Эти слова вернули Рэй к реальности, и, с улыбкой на лице, она устремилась к жеребятам.

Пока Мисс Хоуп рассказывала сказку, жеребята зевали и засыпали один за другим, прижимая к себе разных плюшевых созданий. Кажется это действовало не только на маленьких, но и на пони по старше. Когда все малыши заснули, Рэй закончила рассказывать сказки.

— Ну вот и всё, все малютки спят, — и обратилась к неспящим:

— А вам ребятки тоже надо спать, всем спокойно... — она протяжно зевнула, прикрывая рот копытом. — ...Ой ночи, — и с этими словами она удалилась из спальни. Кто-то действительно лег спать, а кто-то стал заниматься своими ночными делами: кто-то достал книжку и стал её читать под светом светильника, кто-то, как Флэки Берри, стали тихо перешоптываться со своими друзьями, Рэдблад, подставив передние копыта себе под голову, бросал через всю комнату на меня не дружелюбный взгляд и постоянно вертелся в кровати, а Шутник достал какой-то блокнот и стал в него что-то записывать ( его кровать располагалась справа от моей). Но больше всего меня заинтересовало занятие одной земнопони, чья кровать располагалась слева от моей. Она имела блеклую розовую шерстку и огненно-оранжевую гриву с бирюзовыми и пурпурными полосками. Пони держала во рту чёрный карандаш и что-то чертила на одном из листов бумаги, которые лежали на столике, расположенном рядом с её кроваткой. Я перебрался со своей кровати на её и стал наблюдать за её занятием. Она изображала пони и у неё это очень неплохо получалось, если не брать в расчёт некоторые мелкие отклонения от пропорций тела.

— Что ты делаешь? — спросил я.

Вопрос застал кобылку врасплох, она с писком подскочила, а её карандаш отправился в неконтролируемый полёт. Она выпучила на меня свои глаза и, переведя дыхание, запищала:

— Тебе не говорили, что подкрадываться к пони со спины не хорошо? Ты это специально!? — пони надула губки и состроила гримасу.

— Мне было интересно твоё занятие, — тем временем карандаш полетел обратно вниз, и я не глядя поймал его копытом. — Что ты делала?

Пони посмотрела на меня с удивлением.

— Рисовала...

Я посмотрел на карандаш.

— Можно мне попробовать?

— Ээм... Можно... — кобылка на меня странно посмотрела, взяла чистый лист и положила передомной:

— Вот, пробуй...

Я взял в рот карандаш и устремил свой взгляд на лист:

— Фто мне рифовать? — с карандашом во рту было довольно неудобно говорить.

— Всё, что захочешь! — хмыкнув произнесла кобылка.

— Фебя, — произнёс я , посмотрев художнице в глаза, запоминая очертания её мордочки.

— М-меня? — промямлила неуверенно пони, чуть покраснев. Тем временем я принялся за свой рисунок. Нарисовал тонкий контур, проработал тени и затенения. На всё ушло чуть больше десяти минут. Я отложил карандаш:

— Вот, готово.

Пони взглянула на рисунок и по её мордочке стало расползаться изумление:

— Что за... Как!?

— Не похоже?

— Нет! В смысле, да! То есть как!? — кобылка переводила взгляд то на рисунок, то на меня. — Он ведь... Просто... Идеален...

— Я просто повторил тебя, — ответил я.

Тем временем, пока кобылка пребывала в замешательстве, красный пегас, Рэдблад, соскочил со своей постели и на крыльях преодолел разделяющее нас расстояние.

— Я гляжу вы тут разводите свою мазню мелюзга? — он сбросил все рисунки на пол и смял их правым передним копытом.

— Мы с тобой не договорили разноглазый! — это было адресовано мне.

— Эй, зачем!? Прекрати! — завизжала художница, пытаясь спасти свои рисунки и мой тоже.

— Молчи мелкая! — пегас злобно посмотрел на неё, а потом перевёл взгляд на меня и попытался столкнуть с кровати. Но я мгновенно уклонился от его тычка и встал на пол. Правда, уклонением это было трудно назвать. Я частично растворился в чёрный, цвета моей шерстки, туман и перенесся на пол. В полутьме комнаты эту метаморфозу никто не заметил. Все уставились на развернувшийся конфликт. Рэдблад тут же встал передомной и продолжил:

— Маленький, шустрый падлец! Когда я с тобой разговариваю, ты должен слушать! — процедил он, надвигаясь на меня. — Ты хоть знаешь, кто я? А?

Тем временем Флэки уже собиралась приблизиться к нам и ввязаться в конфликт.

— Я третий сын принца Блублада, и никто не вправе меня игнорировать, как ты! — он занёс копыто для удара, и я решил, что слова здесь не помогут. Флэки бежала в нашу сторону, копыто Рэдблада приближалось к моей мордочке. И всё это происходило очень медленно. Я почувствовал небольшой прилив энергии, что спала всё это время во мне. И я выпустил её. Из моих глаз поплыли языки пламени, вокруг моего тела обвился туман, состоящий из красных, лазурных и чёрных переплетений частиц. Рэдблад в ужасе отскочил, Флэки замерла на месте в страхе, а все остальные просто выпучили глаза на это световое безумие.

Я, в ауре своей энергии, медленно подошёл к упавшему спиной на пол красному пегасу и прошептал бесчисленным количеством голосов переходящих в шёпот:

Тебе... страшно, — в ответ пегас, дрожа всем телом, стал отползать назад.

Не бойся, — после этих слов пегас стал нервничать ещё больше. — Сейчас, ты пойдешь спать, и, с этого момента, ты больше никому и никогда не попытаешься навредить. Верно? — в знак согласия пегас яростно замотал головой. Я ещё секунды две смотрел на него своими жуткими глазами.
"Думаю, с него хватит", — и, порешив на этом, скинул с себя ужасающую форму, приняв свой обычный вид.

— Отлично. Спокойной ночи, — пожелал ему я и направился к художнице. Как только я прошол мимо, Рэдблад молнией влетел под своё одеяло и полностью в него закутался, от него послышались всхлипы. Все пони вжались в свои кроватки и не говорили ни слова, только смотрели. Художница в ступоре глядела на меня, опасаясь проронить хоть слово. Я подхватил своей лазурной энергией её помятые рисунки.

— Возьми, ты хорошо рисуешь, продолжай дальше, — я протянул их ей.

— А-ага... — всё что и смогла выдавить она из себя. Я перевёл взгляд на всех присутствующих в комнате. Испуг в их глазах поутих и сменился любопытством. Шутник, как всегда, отреагировал не так, как все остальные.

— Магический не единорог, признаю — это оригинально. Врятли кто-нибудь сможет повторить, — на его мордочке растянулась улыбка. — Ха! Думаю в старости нам будет, что вспомнить. А пока, веселье только начинается! Да?

Я кратко кивнул на его слова и улегся в свою постель. Приготовился ко сну.
"А зачем нужно спать? — подумал я. — Впрочем, сейчас и узнаю..."
Я прикрыл глаза и произнёс ещё раз, пробуя слова на вкус.

— Спокойной ночи...


Ночь. Ночь в огне и криках боли. Всё плыло словно в густом тумане. В раскаленном воздухе чувствовался запах смерти. Вокруг, во тьме на фоне пламени, мелькали силуэты пони в доспехах, ведущие между собой кровавую битву. На сырой земле лежали тела убитых и раненых, их доспехи были разорваны в клочья, измазаны кровью. Сломанные мечи, копья и луки дополняли картину кровавой бойни. И я стоял посреди этого хаоса и... Просто шёл вперёд. Я не мог повернуть в сторону, тело само определяло направление. Из огня на меня прыгнул силуэт воина, блик света, резкий звук и его уже нет, а я продолжаю своё шествие через обжигающее воздух пламя. Вдруг, я слышу что-то... Голос... Я срываюсь с места, мир блекнет, растворяясь во мгле.

Картина передомной сменилась. Всё также горит пламя в ночной тьме, везде лежат трупы, земля вся в крови, слышны всхлипы и истошные стоны ещё живых пони. Битва подошла к концу, сражаться просто некому. И один лишь только я стою невредимый. На моих губах я почувствовал знакомый привкус. Я облизнулся и сразу распознал медный привкус крови. Я весь был в крови, и это была не моя кровь. И ещё — она была приятной на вкус. Тут меня снова настиг тот голос. Мир развернулся вокруг меня и моему взору предстал тот, кто звал меня. Да, именно звал. В дали я видел силуэт пони. Он не был похож на других. От него исходил яркий свет, который буквально разрывал на части окружающую тьму. Из-за этого я не мог разглядеть внешности того, кто меня звал. Я мог лишь слышать голос. Её голос... Тут силуэт стал гаснуть и падать на пропитанную кровью землю. Я ринулся вперёд на встречу угасающему свету. Но силуэт стал отдаляться всё дальше и дальше, и всё вокруг завертелось в красном огне и тьме. Свет исчез... Осталась лишь тьма.

...Я... Опоздал?...


Я медленно открыл глаза. В окна напротив меня пробивался свет ночного неба. Все жеребята спали, тихо посапывая. По моей мордочке что-то стекло, в глазах была тяжесть и влага. Я провёл копытом в области моего правого жёлтого глаза. Поднял копыто чтобы лучше рассмотреть. Слеза на моём копыте отбросила блик света. Я плакал во сне, а в груди моё сердце интенсивно билось и наливалось болью. Я прошептал сам себе:

— Почему... мне так больно...