"Дружба сильнее Войны!", Часть II: И грянул гром.

«Самая страшная из войн - это война гражданская. Нет ничего бедственней, нет ничего ужасней времени, когда сын подымает копыто на отца, когда брат сжигает жилище брата, когда сосед истязает соседа. Только твёрдый духом, только сильный волей сумеет противостоять этому ужасному бедствию, не помешавшись умом. Ещё раз повторяю: нет ничего хуже гражданской войны, ибо она разрушительна, она тлетворна и бесславна. А раскаиваться за грехи своих павших отцов придётся сыновьям и внукам.Так пусть хранит же Солнце Республику от гражданской войны на веки вечные». - Сигизмунд Станкевич, «История Велькской Республики».

ОС - пони

Мое сердце

Когда останавливается сердце.

Другие пони

Предатель

Мир Эквестрии давно забыл о насилии и войнах — под мудрым руководством божественных сестер, заботливо хранящих покой его жителей, это место превратилось в подобие рая, в котором счастье стало естественным и привычным. Уже больше тысячи лет аликорнам удавалось хранить этот мир от угроз, и теперь, когда Луна и Селестия вновь были вместе, казалось, ничто не могло им противостоять — на их стороне была сила элементов гармонии и магия духа хаоса, а два молодых аликорна в любую минуту были готовы прийти на помощь. Однако, вскоре Селестии предстоит убедиться, что даже этого может оказаться недостаточно — когда Эквестрию посетит странное и нелепое существо, гордо именующее себя человеком.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд Человеки

Все грани мира

Попаданцы продолжают пребывать в Эквестрию неся с собой перемены. Кто то пытается наладить личную жизнь, кто-то реализует свои самые мрачные и кровожадные фантазии. А еще есть люди, которые посвятили свою жизнь защите нового дома. Принцесса Селестия дает новое задание своей лучшей ученице: разобраться почему пришельцы попадают в Эквестрию и устранить проблему "попадания" раз и навсегда.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Другие пони Дискорд Человеки

Под серыми облаками

Давным давно небо было закрыто для жителей эквестрийской пустоши. Анклав пегасов, сепаратическая организация собравшая в себе командный контенгент пегасов из эквестрийской армии, спланировал всё ещё до падения первых бомб. Когда земля сгорела, пегасы отгородились от неё серой завесой и больше никогда не шли на контакт с жителями поверхности, за исключением огневого. Выжившие возненавидели их за это, что, надо сказать, было обоснованно с их стороны. Пегасы это свободолюбивый по своей натуре вид пони. Они совершенно не терпят заточения и рвутся покорять новые вершины мироздания. Что если такой пегас родиться в пустоши? Что чувствует тот кого тянет в небесные просторы, но облака закрывают для него все прелести свободного неба?

ОС - пони

Нерыцарственные рыцари

Рыцарь-грифон, это вам не сияющий герой в доспехах. Рыцарь-грифон это то, что и рыцарем назвать трудно, но как назвались, так и живут. У них нет мыслей о великих подвигах, а лишь жажда приключений и наживы. За ваши деньги, они делают работу, где годятся мышцы, крылья, клюв, сталь и смекалка. Но вам стоит помнить: где грифоны там проблемы.

Гильда Диамонд Тиара

Иллюзия разума

Во второй половине 21 века в связи с энергетическим кризисом правительством США принимается решение начать серьезные исследования ближайших звездных систем. Для этого разрабатывается серия автоматических зондов, которые отправляются в системы Альфа-Центавра, Глизе 581 и 876, где были обнаружены экзопланеты земного типа. Спустя десять лет зонды, отправленные в систему Альфа-Центавра, передают на Землю информацию, ошеломившую весь мир.

Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони Человеки

Одержимость

В результате неудачного эксперимента с неизвестным заклинанием, в сознание Твайлайт попадает сноходец из мира людей.

Твайлайт Спаркл

SHIFT

История про то, как одна находка может изменить всё... изменяя тебя!

Спайк

Дискордиллион

Книга бытия, запрещённая в большинстве городов Эквестрии как бессмысленная, антинаучная и написанная допотопным языком.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Дискорд

Автор рисунка: Noben
II.Сломанная игрушка

III.Принцесса и чудовище

За одну ночь рай обернулся адом. Весь мир сошёл с ума!


Глава третья

Принцесса и чудовище


И как всё прошло? Удалось ли заклинание? Я вернулся домой? Сдержала ли Луна своё обещание? Она была со мной до десяти вечера, а после… туман, ничего не помню. Там было ещё что-то, но память сыграла со мной злую шутку, заставив забыть всё произошедшее после десяти вечера. Там определённо было что-то важное…

Быстро встал с кровати и направился к окну. Я ожидал увидеть знакомые серые и унылые тона своего родного города, но ничего этого не увидел. Всё тот же прекрасный белоснежный Кантерлот и я всё ещё во дворце, в той же самой комнате, хотя, если бы получилось, была бы больничная палата и этот противный писк медицинских приборов. Солнце только встаёт из-за линии горизонта и ночная тьма понемногу отступает, давая место ясному голубому небу. Город ещё спит, что не удивительно, но всё же меня это немного настораживает… и где ваза с радужной розой? Вчера она стояла здесь, а выпасть… ни единого следа осколков, как и самой розы внизу нет. А книга где? Ох, память просто ужасная, я же её вчера Луне отдал.

–Луна… Луна… — и ничего в ответ. Она бы телепортировалась ко мне, но этого почему-то не произошло. Её ночное дежурство ещё не закончено – она не уходит спать до тех пор, пока больше половины жителей Эквестрии не проснутся.

*Протяжный скрип* Не отходя от окна я повернул голову в сторону скрипа и увидел приоткрытую дверь. Она должна быть закрыта и запечатана барьером! Кто его снял?! Луна? Селестия? Зачем? Я же не возмущался по факту того, что меня здесь заперли против собственной воли, а сейчас что? Отпускают просто так, ничего не сказав? Не знаю почему, но всё это мне не очень нравится – нарастающая в душе тревога подтачивает нервы, а любопытство… это маленькое противное чувство просто умоляет выйти отсюда и наконец-то поближе со всем познакомиться, но осторожно.

–Луна… — последняя попытка позвать принцессу вновь обернулась ничем. Ещё один аргумент в пользу того, почему в комнате лучше не оставаться.

Я подошёл к двери и ещё чуть-чуть приоткрыл её, стараясь сильно не скрипеть ею. Никакого шума и никаких признаков жизни. А где же стражники? Не могло же мне показаться, что за дверью иногда кто-то шептался? В качестве дополнительных мер Селестия приставила к двери как минимум двух стражников на случай, если барьер вдруг исчезнет. Чёрт! Мне это уже вообще не нравится.

Закрываю дверь и скрываюсь за ближайшим бюстом пони на постаменте. Хорошая работа, но в темноте по достоинству трудно оценить их красоту, а узнать о личности и заслугах, к сожалению, мне не представляется возможным.

Это даже забавно: ещё недавно я не понимал их языка, совсем. Он мне казался каким-то вычурным и даже немного несуразным, но Луна сделала его для меня немного понятней. Благодаря магии я могу понимать эквестрийский язык как русский, но читать и писать не могу, хотя Луна могла бы с помощью всё той же магии приоткрыть и эту завесу, но я отказался. Какой смысл от полного знания языка, если вскоре мне предстояло вернуться домой и попытаться каким-то невероятным образом забыть всё то, что было в этой прекрасной Эквестрии со мной? Когда я писал Селестии письмо, Луна снова предложила научить меня эквестрийскому, но снова последовал отказ. Возможно Селестия смогла бы хоть как-то мне начать доверять, хотя бы чуть-чуть, если бы ей не пришлось напрягать свой магический рог, пытаясь перевести человеческую писанину. С другой стороны, эквестрийский вряд ли смог бы мне дать такую свободу волеизъявления, какую даёт мой родной русский язык.

Иду налево, оставаясь всё так же в тени. Жаль, что не могу просто пройти и полюбоваться красотой всех этих залов, всех этих коридоров и вообще всего дворца в целом! Это же наверняка удивительной красоты место, правда сейчас оно погружено во тьму, в которой приходиться прятаться. И почему я только это делаю?

Услышав стук чего-то тяжёлого, я спрятался за колонной в темноте. Даже если это и стражники, желания показываться им на глаза у меня абсолютно никакого нет. Единственная пони, которую я готов всегда выслушать и поверить – это Луна, и пока я её не увижу, буду и дальше прятаться. А что на счёт Селестии? Она на меня рог точит, так что лучше избегать сие величество. Идущими по коридору действительно оказались стражники в тяжёлых латах, и они шли в мою сторону. Неужели заметили? Вряд ли, иначе бы эти два единорога своим телекинезом меня бы уже в ковёр закатали.

–И в какой комнате сидит этот монстр? – озлобленно, чуть ли не метая молниями, полушёпотом проговорила ближайшая к колоннам кобылка и остановилась, указав копытам на первую попавшуюся в её поле зрения дверь. – В этой?

–Нет, Нон, это не она. – вторым стражником оказался жеребец, причём довольно крепкий. Даже если бы он был не единорогом, а обычным, земным пони, я бы с ним ни за что не стал связываться, не смотря на разницу в росте примерно в полметра. Он показал копытом вглубь коридора на другую дверь, находящуюся немного дальше. – Вон та светится. Там и сидит наш монстр.

Стоп, что?! Чуть не поддавшись злости и любопытству, я чуть резко не повернулся в сторону двери, куда этот единорог показывал, но кое-как сдержался и сделал это осторожно. Дверь, на которую он показывает, слегка светится синеватым цветом и это та самая дверь, где минутой ранее был я! Так значит это я у вас монстр?! Какого хрена?! Что я такого уже успел сделать принцессам, что меня в монстры записали?! Может быть это что-то связано с тем самым куском памяти, который куда-то подевался из моей ветреной головы?

–Почему мы это должны делать? Мы только ночь возле этой двери отстояли и чуть ли не с копыт валимся, а теперь ещё должны связать его и притащить Селестии?!

Что! Что! Что?! Селестия?! Так значит вот мы как теперь заговорили! То терпела меня, давая сестре возможность разобраться во всём самой, то теперь хочет немедленно видеть связанным перед собой?! Не зря на душе было не спокойно, совсем не зря. Значит теперь надо отсюда как-то выбираться… или попробовать найти Луну и узнать, что нашло на её сестру? Даже не знаю, а вдруг они заодно? Вдруг… да не может этого быть! Она не могла так поступить со мной!

–Ещё мы и у Луны должны быть на побегушках! – эм… а у этой пони тормоза работают? Она не на шутку взбесилась и едва сдерживает себя от желания устроить пышный истерический концерт.

-Имей уважение к принцессам! – единорог возмутился. Хоть у кого-то из этих двух после ночной вахты осталась капелька благоразумия. – Я бы посмотрел на то, как ты пробыла совсем одна в заточении тысячу лет на луне. – он ехидно засмеялся, чем ещё больше обозлил свою боевую крикушку.

-Я и имею, когда при это не хочу спать!.. – и так и продолжались возмущения до той самой двери, но я уже покинул коридор и бродил в другом, более освещённом лучами поднимающегося солнца.

Возле одного из зашторенных окон я остановился и, только собравшись слегка приподнять занавеску и выглянуть из окна, как заметил в руке измятый клочок бумаги. Я развернул его и, пустив на бумагу солнечный свет, стал читать:

Ещё вчера Селестия была не слишком тебя рада видеть, а сегодня она пришла ко мне и попросила с тобой поговорить, но не сказала о чём. *строки неразборчивого текста и пятна чернил* с ней что-то не так. В ней есть плохая магия, чёрная магия и я боюсь, что с сестрой происходит то же, что было со мной тысячу лет назад… *слова написаны неразборчиво и небрежно перечёркнуты*

Я отвлекла стражу от твоей двери и на время убрала барьер. Уходи из комнаты и выбирайся из дворца. Я постараюсь встретить тебя за его пределами… *стена неразборчивого и заляпанного чернилами текста, не поддающаяся чтению*

Подпись: Луна

Это… этот текст написан на русском! На абсолютно понятном мне языке! Но написан он небрежно и ужасно, так что большой кусок текста я не смог разобрать из-за всех этих кривых линий, сливающихся букв и чернильных пятен. Главное я теперь знаю, что Луна не против меня, она всё так же готова защищать меня от своей сестры. Не нужно ей идти на такие жертвы, но она упрямая и от своего не отступит, сколько бы ты её не отговаривал.

После последней строчки письмо самовоспламенилось и сгорело, а я всё же набрался смелости и выглянул в окно. Кантерлот всё такой же тихий, он словно вымер и не подаёт никаких признаков жизни, хотя уже достаточно… мать моя женщина! Двадцать минут назад солнце ещё вставало, а теперь всё небо окрасилось в цвета заката! Знаю только одну особу королевских кровей, которая могла провернуть подобный фокус, так поиздевавшись над солнцем – Селестия. Если это правда и в ней сидит зло, то я себе даже и представить не могу, что может здесь вскоре начаться! Гражданская война уж точно! Победа здесь будет за Селестией, ведь она одна правила страной целую тысячу лет и все её любят, а Луна только вернулась из изгнания и её побаиваются, опасаясь возвращения Найтмер Мун.

Возвращаю занавеску на место и иду дальше по коридору. Мне пока немного везёт – стражников нигде нет и все окна в этом коридоре задёрнуты занавесками, пропуская только тоненькие световые полоски, не способные рассеять темноту. Жаль, что вместе с запиской Луна не отправила мне план эвакуации из дворца – без подобной чудесной бумажки я могу блуждать здесь до скончания веков, то и дело прячась от стражи, которая уже бежит на всех порах в мою сторону… так это же те самые единороги! *Приглушённое хихиканье* Ох и попадёт же им от их “любимой” принцессы! Но раз они уже сняли барьер и не нашли меня в комнате, значит времени у меня остаётся всё меньше и меньше.

Подождав минуту и убедившись в том, что поблизости стражников нет, я вылез из тени и приоткрыл занавеску в ещё одном из этих невероятно длинных коридоров. Из неё открывается вид на са… Селестия! Как ты могла поступить так со всей этой красотой?! Как ты могла уничтожить сад, который многие поколения растили и заботились о нём?! Не могу поверить, что вчера я гулял по месту, где жизнь кипела и лилась через край, а сегодня она вся превратилась в угольки и прах! Вся земля выжжена, от цветов остались лишь безжизненные кусты, а деревья превратились в обугленные палки с последними зелёными листьями, отчаянно пытающимися выжить. Здесь больше никогда ничего не вырастет! Она убила это всё! Уби… *приглушённое рычание* в голову словно молоток прилетел, стоило только падающим с деревьев листьям коснуться земли! Они просто сгорели… арх… голова просто на части разрывается. Я не могу смотреть на всё это, не могу сдержать слёз и потушить разгорающееся в душе пламя ненависти к этой твари!

*Рычание* И снова… в глазах всё помутнело и ноги подкосились. Я хватаю рукой занавеску и не даю себе упасть на пол, корчась в приступе жуткой боли. Несколько петель с карниза слетели, сопровождая своё действие невероятно громким звуком, напоминающим чем-то иступленный колокольный звон, едва не лишивший меня и без того пытающееся сбежать сознание. Паника постепенно захлёстывает меня – чуть ли не судорожные частые вдохи, желание закричать, которое едва удалось подавить. Внезапно всё прекратилось: головная боль исчезла, ноги снова меня слушаются, приступ паники постепенно сходит на нет и тёмная пелена спала с глаз.

Мне хватило десяти секунд для того, что бы более-менее оклематься и понять, что я наделал много шума и что пора отсюда сваливать. *Тяжёлые короткие металлические лязги* Вот стража ушастая! Услышала! Надо бежать отсюда!

Я тут же сорвался в бег. Окно пролетало одно за другим, занавески от магии стражников распахивались, делая мою попытку оторваться чуть ли не бесполезной – меня выдавала собственная тень, но телекинезом они не дотягивались.

–Остановись! Тебе от нас всё равно не убежать!

Всё тот же в меру спокойный мой ночной охранник. Не буду спорить, ведь он прав – природа меня точно не наградила скоростью гепарда или хотя бы четырьмя ногами, а вот пони бегают быстро. Не оставалось ничего другого, кроме как попытаться обхитрить их, но как? Коридоры прямые и длинные, а каждый поворот грозит обернуться тупиком или же все двери будут заперты. В окно ни в жизни не выпрыгну! Там не меньше трёх этажей, да и не прельщает мне перспектива сгореть заживо и превратиться в прах. Что делать тогда? Надо придумать что-то, а то я уже так не могу… дверь большая, должно быть ведёт в какой-то зал. Попробовать в него попасть? Да это же чистой воды самоубийство! Я не смогу её даже сдвинуть с места! А это… ауч… арх, опять?!

Чудовищной силы головная боль грозила сделать из меня лёгкую добычу для стражников, но словно ведомый неизвестно чем, я взмахнул рукой и со стены вместе с держащей трубой вырвался гобелен и полетел в преследователей. От шока я остановился и повернулся. Гобелен накрыл собой стражников, а один из них даже получил трубой по голове, но остался относительно целым, правда уже без сознания – вот что значит, не снимай каску на производстве! Но что это было? Моя рука! Она светится! Значит это был телекинез! Мой собственный телекинез! Чудесно!

Не дожидаясь особого приглашения, я побежал в другой коридор, пытаясь затеряться во дворце – стражники наделали много шума и наделают его вскоре ещё больше. Надо затаиться, спрятаться где-нибудь в какой-нибудь комнате и переждать бурю лишь надеясь на то, что в запасе у стражников не будет фокусов с выслеживанием. Они же не используют собак? или заклинания для выслеживания? или…

–Вот вы где.

Ну всё, приехали! Прямо перед самым носом появилась та особа королевских кровей, которую я не желал видеть – солнечная принцесса Селестия. Я никогда не видел её в живую, но спутать такую персону невозможно ни с кем другим. Четырёхцветная плавающая по воздуху грива и хвост. Белая шерсть, немного отливающая на солнечном свете розовым оттенком. На крупе кьютимарка в виде солнца. Ростом она немногим выше Луны и почти с меня, что уже само по себе делает её заметной пони. Прятаться некуда, бежать бесполезно, но на последок мне так и хочется сказать ей какую-нибудь язвительную гадость.

–Нам надо о многом поговорить, – она делает вид, как будто ничего не произошло и говорит до невозможности спокойным голосом.

–Боюсь, что нам не о чём разговаривать.

Выражения её лица изменилось до едва уловимо злого. Селестия всё поняла, и если раньше она хотела видеть меня перед собой закутанным в верёвочки, то теперь она мне захочет устроить что-нибудь этакое, после чего я как минимум останусь без сил, а в конце может и вовсе без головы! Фу, дурные мысли. Хотите верьте, а хотите – нет, но я как-то чувствую магию, излучающую Селестией и от неё мне становится не по себе.

–Не о чем? Как скажешь, – рог Селестии засветился мутно-жёлтым и почва ушла из под ног. Я чуть не ударился головой о пол, но это оказалось мелочью по сравнению с поганым чувством половой тряпки, какую из меня сделала эта принцесса, волоча своим телекинезом по полу, пока сама шла чёрт знает куда. – Я не могу отпустить тебя, да и не хочу. *злобный смешок*

Я переворачиваюсь на живот и пытаюсь руками ухватиться за что-нибудь, лишь бы не дать этой демонессе себя утащить. Хватаюсь за небольшие выступы в полу, но тут же выпускаю их, сдирая кожу с пальцев. Хватаюсь за углы, но она просто дёргает меня и смеётся.

–Сколько не пытайся, всё равно не сможешь, – сколько мне не говори, всё равно не поверю. Ох, блин! Как же я мог забыть о том, что имею в рукаве маленький магический фокус?

Я вытягиваю руку и думаю о телекинезе. Голова начинает неприятно болеть, но не сильно, и уже спустя мгновения одна из ваз с цветами отрывается от постамента, укутанная серебряным, едва заметным сиянием. Один взмах в сторону Селестии и послушная ваза с силой впечатывается в её голову. *Злобный и полный боли рык* Она теряет концентрацию и не может больше контролировать заклинание, а я быстро встаю и спасаю свою задницу бегством, пока её снова не начали тащить по полу.

–Ах ты! Я убью тебя!

Ну вот, а Луна говорила, что нет в мире добрее созданий, чем пони. Похоже так было тысячу лет назад, а сейчас её сестрица прямо само воплощение кровожадности! Хотя Селестия стала жертвой тёмной магии и у неё немного поехала крыша… *треск вылетающего из окна стекла и яростный крик* ладно, конкретно поехала крыша. Ей хрен знает сколько тысяч лет и хрен знает сколько заклинаний вмещается в её голове, а крылья – это уже не честно по отношению ко мне, но моего мнения при создании этой принцессы никто не спрашивал.

Бегу как сумасшедший и ищу короткие коридоры с множеством поворотов и периодически пытаюсь открыть двери, но они не поддаются.

–Да открывайся же ты! – дергаю ручку и толкаю дверь, но она упорно сопротивляется, как и всё до неё. Не смотря на бушующий в крови адреналин, я уже смертельно устал и голова готова развалиться на куски, а вдобавок ещё и голод не вовремя соизволил о себе заявить. – Ну давай! – я её со всей силы пнул и она поддалась. Забегаю внутрь и закрываю её изнутри. Чёрт! Вот придурок! Замок сломал и теперь этот кусок металла болтается на раме!

Нашумел я знатно, а времени мало – не пройдёт много времени, прежде чем Селестия найдёт меня и опять будет использовать вместо половой тряпки для своих грязных полов. Подбегаю к окну выглядываю. Чёрт! Да там везде чёрная трава! Ага, а вот слева, примерно в пятнадцати метрах от окна есть обрыв. Луна говорила, что под Кантерлотом находится большое озеро, но забыла упомянуть, сколько до него лететь. Мда… я не записывался в самоубийцы, но у меня просто нет другого выхода, кроме как прыгнуть в озеро и надеяться, что я смогу затормозить себя при помощи телекинеза или Луна успеет меня спасти.

Сначала надо быстро придумать, как долететь до обрыва. Так… что в шкафу? Одежда? Нет, совсем нет… постельное бельё? Да! То, что нужно! С помощью белья и занавесок я смогу сделать достаточно длинную верёвку для того, что бы максимально приблизиться к обрыву и спрыгнуть. С помощью телекинеза срываю занавески и связываю друг с другом, затем привязываю к ножке кровати…

–Ты от меня не спрячешься! – чёрт! А она ближе, чем я думал. Надо поторопиться… *хруст ломающегося дерева* да она решила двери попереламывать?! Судя по звукам она ещё и мебель в стены швыряет. – Выходи!

Беру постельное бельё и привязываю к занавеске, удлиняя импровизированную верёвку. Какова высота? Для меня это уже не важно – всё равно моя жизнь никогда не будет прежней и всё это навсегда останется в моей памяти, если, конечно, Селестия не доберётся до меня или я каким-то чудом переживу падение с огромной высоты. Она не пройдёт мимо – я набил ей большую шишку вазой и изрядно этим разозлил, так что её эгоизм не простит мне такой наглости.

*И снова звуки ломающегося в щепки дерева* Как близко – примерно в паре комнат от меня. Она сыпет проклятиями на мою голову, злобно рычит и буквально пылает желанием разорвать меня на части. Почти закончил… так, должно хватить хотя бы на половину пути, а там уже законы физики помогут. Блин! Селестия разнесла ещё комнату! Времени узлы проверять нет, а кроме как к ножке кровати привязать верёвку больше и не к чему было.

-Я знаю, что ты здесь!

Был здесь… а теперь хватаю верёвку и едва сдерживая желание закричать от страха выпрыгиваю в окно и бегу по стене в сторону обрыва. Пробегаю метр, а за ним другой и вижу, как крылатая стража, разинув рты, смотрит, как какое-то создание (монстр, наверное) сопротивляется воле их принцессы и убегает. Что их напугало так? Я? или их безумное Величество? Не важно, ничего уже не важно – меня наверняка убьёт озеро и на этом вся моя глупая жизнь подойдёт к концу. Да, она была глупой и бесполезной, о чём я всегда жалел и жалею до сих пор, но эти три дня помогли мне понять, что всё же не зря я живу на этом проклятом свете. Жаль, что Селестия сводит весь смысл на нет.

*Звуки рвущейся ткани* Я продолжаю бежать и на секунду оборачиваюсь. Селестия уже в комнате и своей магией рвёт мою чудесную верёвочку! В один момент она отпускает веревку, и она рвётся, а я начинаю падать на эту поганую чёрную траву. *Хруст ломающихся костей и пронзительный крик* Арх… Господи! Я кажется себе руку сломал! Радует только то, что столкновение с землёй было настолько мимолётным, что трава не успела меня поджечь и я, как мячик, отскакиваю и лечу прямиком в пропасть, прямо в озеро.

Примерно триста метров до озера.

Перегруппировываюсь и свободно падаю с переломанной в нескольких местах рукой. Господи! За что мне такое наказание?! Почему рай так быстро обернулся адом? Что послужило причиной столь стремительного изменения Селестии? Она захотела править одна, что делала всю эту тысячу лет до возвращения своей сестры? Она не захотела делить власть? Она просто сошла с ума? Я не знаю причины её помешательства, да и знать не хочу – мне в смерти это будет ни к чему.

Да-да, сволочь ты костлявая! Я всем нутром чувствую, что ты там, в озере, и ждёшь меня! Ну ничего, тебе осталось ждать где-то секунд пятнадцать, а после делай со мной уже всё, что только придёт в твою пустую голову, но ты мне можешь кое-что пообещать? Да, можешь? Так вот, не позволяй этой крылатой демонессе вытащить моё тело из озера – она над ним жестоко надругается и моя душа не будет знать покоя.

Двести пятьдесят метров до озера.

Попытаться себя замедлить телекинезом? Да, можно. Я прижимаю к груди правую руки и снова думаю о телекинезе, но в ответ получаю только тупую головную боль с чувством того, что это не Селестия получила вазой по голове, а я. Магия решила мне отказать в доступе, но раз уж так, то пора смириться со своей печальной участью и подумать над тем, что было в моей короткой жизни, а что могло быть.

Сто пятьдесят метров до озера.

Какой отсюда открывается вид на Белохвостый лес: многие километры густого смешанного леса с виднеющимися вдали снежными шапками могучих гор. Луна его так нахваливала, так восхищалась его древней красотой, что на мгновения я даже забывался и представлял, что меняю своё решение и остаюсь в этом мире. Я начинаю жизнь отшельника в глубине древнего леса, где предоставлен самому себе и иногда навещающей мою одинокую и лишённую общения душу принцессе Луне. Но всякий раз я себя одёргивал с мыслью, что никогда не будет мне места в этом прекрасном до сегодняшнего дня мире, даже если вокруг меня за миллионы километров не будет не единой живой души.

Хе… про миллионы километров я переборщил – вряд ли эта планета настолько огромна. И где ещё вероятность того, что пони не бывают отшельниками? Где вероятность того, что однажды над твоим домом не проплывёт по воздушной глади город пегасов с непонятным мне названием – Клауцдейл, и пегасы не поднимут панику? Кто-нибудь когда-нибудь тебя найдёт и все будут задавать вопросы, повесив на тебя чудесное “ярмо” монстра, какое повесила на меня безумная принцесса, забыв о мнении своей собственной сестры.

Пятьдесят метров до озера.

Честно говоря, я никогда не думал, что умру вот так вот просто, что упаду и разобьюсь. Я в жизни многое терпел и многих ненавидел, но умел прощать и гнал прочь всякие дурные мысли о самоубийстве верно считая, что этим ничего не изменить, можно сделать только хуже тем, кто тебя любит.

*Всхлипывание* Я не могу сдержать слёз понимая, что вся моя жизнь была не больше, чем какая-то ошибка. Я – эгоист, я всегда был им и часто думал не о благе других, а о собственной заднице и мягкой подушечке для неё. Жертва собственного эгоизма, собственной глупости и цинизма, которая теперь жалеет обо всём, но исправить уже ничего не может.

Я благодарен лишь одному в своей жизни – Луне. Она такая яркая, такая живая и чувственная, что я даже проснулся и вытащил свою голову из панциря, который долго делил с эгоизмом. Она многое мне показала и хотела бы показать ещё больше, хотела, что бы я остался даже против решения своей сестры… у меня никогда не было такого друга… и никогда уже не будет…

Вот и конец. Простите меня за всё. Я закрыл глаза и моё тело приняло чудовищной силы удар, способный превратить всякого человека в кровавое месиво…


Уф… холод… не смотря на разгар лета вода в озере ледяная. Я был уверен, что уже всё, что Смерть меня сейчас заберёт в своё загробное царство, но я отделался лишь чудовищной болью, быстро лишившей меня сознания. Тёмно-синий пузырь в самый последний момент смягчил моё падение и уберёг от воды, но появись он секундами раньше и сейчас я бы не чувствовал разлившуюся по всему телу адскую боль. Не знаю как, но он словно прочитал мои мысли и тёмные потоки потянулись ко всему телу, начав постепенно снимать боль, но как только я встал на ноги, он исчез.

Ледяная вода быстро заполнила пустоту и объяла тело, грозя в одно прекрасное мгновения сделать из меня мороженное. Я успел задержать дыхание и начал медленно всплывать, не горя желанием получить кессонную болезнь. Молю Господа только об одном: пусть наверху не будет никого, кроме Луны. Ни Селестии, ни стражи, никого! Только Луна.

*Глубокий вдох* Воздух, свежий чёртов воздух! Я уже думал, что до него как до луны ещё плыть. В глазах темно, но спустя совсем чуть-чуть времени ясность вернулась. Во рту металлический привкус крови. Голова немного идёт кругом, но в целом всё не так уж и плохо, не считая переломанную руку.

Небо! Чёрт! Сколько я был под водой? Небо было как при закате, а теперь она стало цвета крови! Всё пропиталось кровью и даже облака! Если и пойдёт дождик, то он будет явно не обычный. Не повезло жителям Эквестрии с принцессой.

А берег! Зрение ещё не совсем прояснилось, но кое-что всё же было достаточно различимо. На берегу множество пони и около половины из них – стражники, да ещё там Селестия и… Луна! За ними Белохвостый лес, но почему они там собрались? Не могу понять… твою материю! Да у них там сцена! Что за спектакль вы там устроили? Почему меня нет в списке при… что?! Да это никакой не спектакль – это казнь! Шесть пони разных окрасов стоят на сцене с мешками на головах и петлями на шеях! Господи, помилуй! Ужас…

Арх… опять голова раскалывается… всё в глазах снова потемнело и сознание чуть не убежало в далёкие дали, но каким-то чудом осталось. Повезло, что ещё на дно не пошёл и как-то удержался. Меня переполняет боль и гнев: эти шесть пони, приговорённых к смерти – носители Элементов Гармонии. Они освободили Луну от Найтмер Мун, и она им безмерно благодарна за это, но почему она там присутствует? Её лицо мне кажется абсолютно беспристрастным ко всему происходящему, но так ли это?

–Эй… Дима, послушай. Это я – Луна, – в голове позвучал очень тихий голос лунной принцессы, едва слышимый. – У меня осталось мало сил.

–Что здесь происходит? – недоумевая спросил я вслух, о чём тут же пожалел, получив вспышку головной боли. – Луна, я не смог разобрать большинство текста, которое ты мне написала в письме.

–Это уже не Селестия. Это – чудовище, жаждущее крови и абсолютной власти, – её голос слабеет, но всё ещё можно его понять. – За одну ночь она сошла с ума и теперь… теперь это добром не кончится. Мы на пороге… войны!

Войны? Да здравствует гражданская война! Теперь все пони поубивают друг друга и останутся те, кто беспрекословно будет верен безумной принцессе! Печальная участь для столь прекрасного мира.

–Чем я могу помочь? – теперь без слов. Телепатия.

–Держи… — рог Луны едва заметно засветился и у меня в правой руке начало появляться нечто твёрдое и длинное, чем-то отдалённо напоминающая меч. – У меня не хватит времени перерезать все верёвки и телепортировать их одновременно. Прости… — мне показалось или она начала плакать? – Я смогу телепортировать только их, а тебя…

–Не думай обо мне. Делай то, что должна.

–Уверен?

–Да, чёрт возьми! Я всё понимаю!

–Тогда… *всхлипывание* взмахни мечом на уровне верёвок и его магия перережет их.

Я всё понимаю. Эти пони сейчас для Эквестрии являются символом надежды на светлое будущее, ведь они изгнали Найтмер Мун. Они и Луна – единственное, что можно противопоставить Селестии в начинающейся гражданской войне. Луна помогла мне прожить эти три дня так, как ни один день не был мною прожит, и теперь я должен вернуть должок, пусть даже ценою собственной жизни. Я знаю эту прекрасную пони – она никогда не сдастся, и будет бороться на светлой стороне.

Взмах мечом и верёвки перерезаны. В тот же момент рог Луны ярко вспыхивает, и она вместе с носительницами исчезает в вспышке. Все пони тут же поворачиваются в сторону озера и видят меня. План сработал и теперь Луна в безопасности вместе с остальными, а я? Меня ждёт участь, которая будет похуже... *кашель* смерти…


Я потерял сознание, лишившись абсолютно всех сил, и пошёл ко дну, но Смерть верхом на Селестии лишь смеялась, глядя на меня. Она решила оставить меня на участь своему скакуну, которая приготовила мне страшную участь: она швырнула меня за решётку, не оказав никакой медицинской помощи, и лишив еды и воды.

В первый день я смог снять с себя футболку и сделать из неё косынку для руки, но сильно это не помогло – рука хоть и зафиксирована, но с каждым часом боль становится только сильнее. Без еды и воды организму практически негде брать энергию для восстановления, и он берёт её из небольшого запаса жира, но если вскоре не поесть, то тогда из костей будет пропадать кальций.

День второй. Селестия меня допрашивала. Она хотела знать о планах предавшей её сестры, за что я хотел ей хорошенько врезать и уже совсем не вазой, а кирпичом. Конечно же я ей ничего не сказал хотя бы просто потому, что ничего и не знал, а если бы и знал, то держал рот на замке. Её пытки были так себе, но она всё твердила, что “это только начало” и “ты мне ещё понадобишься”.

День третий. Я проснулся и увидел в руке записку, написанную на всё том же русском языке, но уже более понятным почерком и в темноте слова светились белым:

У меня проблемы с магией – я теряю силы быстрее, чем восстанавливаю и не знаю почему. Если бы не Твайлайт Спаркл, то я бы не смогла отправить тебе даже это письмо. Они все благодарны тебе за свою спасённую жизнь и обещают, что будут помнить тебя так, как буду помнить я. У меня никогда не было такого друга как ты… и мне жаль, что я не могу вытащить тебя оттуда.

Кое-что ты должен знать. Попав в наш мир, ты получил дар, ты обрёл магию и можешь ею пользоваться наравне с единорогами, но тебе нужен учитель. Я бы с радостью хотела им стать, да и даже лучшая ученица Селестии, Твайлайт, тоже, но ты знаешь, почему это невозможно.

Прости меня за беспомощность и… и я желаю, что бы духи хорошо позаботились о тебе в другой жизни.

Прости за всё… и прощай.

Подпись: Луна

Мне неприятно читать это – слёзы наворачиваются. Луна меня уже хоронит и как не прискорбно это признавать, но она права – я уже труп. Я осознаю это, я понимаю это и вижу, что Селестия со мной иначе не поступит. Но перед смертью меня радует тот факт, что хоть кто-то благодарен мне за свою жизнь. Радует то, что у меня была такая чудесная, с виду юная, но такая мудрая подруга, как Луна. Поражает чудесный магический дар, который ограничивается не только телекинезом и может развиваться. Всё удивительно… и мне так неприятно осознавать, что после всего этого жизнь так глупо подходит к концу.

–Пошёл!

Как в средневековье – ты в кандалах и с трудом можешь идти, а стражники ещё толкаю в спину. Они без сердца и души, такие же, как их проклятая правительница. У них лишь один приказ – провести меня по городу и доставить на площадь, где состоится казнь… публичная казнь, моя казнь. Повесит или четвертует? Не важно, для меня это уже дорога в одну сторону. Луна не сможет вытащить меня отсюда, никто не вытащит меня из петли или гильотины так же, как я вытащил носительниц Элементов Гармонии.

Я бы мог попробовать использовать телекинез и сбежать от стражников, оглушив их и отобрав ключи от кандалов, но боюсь, что в этот раз у меня ничего не получится – сил слишком мало даже для самой простейшей манипуляции с магией, не говоря уже о поднятии чего-то тяжёлого.

Голова всё так же противно потрескивает, но от этого мне никуда не деться – нервное перенапряжение, магия, а в конечном итоге даже безразличность к собственной дальнейшей жизни. Сами понимаете: за эти три дня я успел перебрать всю свою жизнь от и до, и немного примирился со смертью.

Лестница… такая маленькая, такая узкая, что по ней мне трудно передвигаться. Стражники это знают, но им всё равно – им главное живым притащить меня на площадь, а о том, в каком виде я предстану перед Селестией и дражайшими жителями Кантерлота не так уж и важно. Они скажут, что “монстр сопротивлялся и не хотел идти, вот и пришлось поговорить с ним на языке силы”.

Массивные двери дворца открываются и солнечный свет ослепляет меня, но на несколько секунд. Небо посветлело – оно снова ясное и чистое, снова голубое, а не цвета крови. Этому прекрасному небу не суждено долго быть здесь – Селестия снова окрасит его в цвета крови и всё свалит на “Луну, ставшую снова Найтмер Мун, и пытающуюся поднять луну и прогнать солнце”. Конечно же она примет все необходимые меры для скорейшего решения проблемы, но здесь дело изгнанием уже не кончится.

Стражники ведут меня по улицам Кантерлота. Улицы мне сверху казались такими красивыми и чистыми, что просто представляли само воплощение идеала. Город и сейчас такой же прекрасный, но теперь он как никогда полон различных пони всевозможных расцветок и всех трёх известных рас. Я на своей душе чувствую их пламенные ненавистные взгляды, вижу их непонимание, их страх, но кого они боятся? Невиданную непонятную и кажущуюся воплощение “забитого” ужасного зла зверушку? или их любимую принцессу, которая собирается казнить её? Кто же на самом деле здесь есть демон, а кто – ангел? Они этого не понимают…

Вот и площадь. Вот и то, что должно убить меня – тугая верёвка, затянутая в петлю и закреплённая на деревянной простенькой конструкции, расположенной на импровизированной сцене. Я поднялся по ступенькам и занял положенное в этом спектакле место, а рог Селестии засветился всё тем же мутно-жёлтым, и она заговорила со своими подданными:

–Посмотрите на это создание! – арх… кажется у меня от громкости её голоса пошла кровь из ушей. – Это – человек! Он – жестокий и хладнокровный убийца, лишивший жизни мою любимую сестру!

Толпа дружно ахнула и резко переполнилась ненавистью ко мне. Только я, несколько стражников и аристократы (не уверен, но кое-кто им мог стереть память), да Селестия знаем правду о Луне. Я не смогу убедить толпу в своей правоте, но могу хотя бы попросить их послушать меня и попытаться убедить некоторых.

–Я бы никогда не пошёл против неё! Никогда! – я из последних сил надрываю горло, пытаясь хотя бы докричаться до близ стоящих от сцены пони, но этот резко начавшийся галдёж толпы заглушает мои слова. – Не слушайте Селестию! Посмотрите на меня! Разве добрая и любящая принцесса позволила бы себе такие издевательства?!

Не уверен, но кто-то меня всё же услышал. Несколько пони в первом ряду переменили свой взгляд и стали смотреть на меня не с точки зрения слепой ненависти, а оценивающе и без особой веры в мои слова. Семя сомнения в них посеяно…

–Человек будет Вам говорить всё, что угодно, лишь бы спасти свою жизнь! Знайте же, что этот человек не может быть прощён! Он отнял у меня! Отнял у Вас! Он отнял у всех нас мою сестру, к которой многие из Вас стали проникаться любовью после её тысячелетнего изгнания!

Господи! Избавь меня от этой напыщенности! Закрой мои уши от этих гнилых и полных лжи слов! Уничтожь это пафос! Убей её! Убей эту тварь! Предотврати катастрофу!

–Он пробудил в Луне Найтмер Мун! Он убил Луну! Из-за него Она больше никогда не сможет стать самой собой! – Селестия демонстративно ходит по сцене и показывает на меня копытом со своим золотым накопытником.

–Она лжёт! Она хотела убить свою сестру, лишь бы не делить с ней власть! Она хотела скрыть от всех Вас правду о том, что она теперь не ваша любимая принцесса! Она… — тут мои челюсти с чудовищной силой сомкнулись, не позволяя больше сказать ни единого слова. Селестия теперь чудовище.

–Как можно слушать того, кто есть наших друзей?! – а вот это уже удар в поддых, но лично я никогда не ел лошадей. И вообще я клянусь, что в следующей жизни стану вегетарианцем! – Он и подобные ему едят свиней! Коров! Даже милых кроликов на завтрак, обед и ужин! Он не заслуживает жизни!

Я не отрицаю того, что ел мясо свиней и коров, даже курочек, но кроликов никогда не трогал. Я никогда не ел лошадей, да и не собирался. Но что толку от моих мыслей, когда они пролетают в моей голове без единой надежды вырваться на волю? Ещё десять минут я слышал “пламенную” и крайне бредовую речь Селестии на тему, касательно того, что “все должны подняться на войну ради своих семей” и “не щадить предателей”. Она всё это время прибегала к откровенной для меня лжи! Она лжёт своим подданным! Она будет использовать их в своих поганых целях, водя их по нужному для себя пути, а они будут слепы и не поймут этого!

–Твоё последнее слово? – Селестия разжала мне челюсть и я снова мог говорить.

–Твоя ложь когда-нибудь раскроется и все эти пони отвернутся от тебя, – я не могу громко говорить. Попытка докричаться до народа отняла куда больше сил, чем хотелось бы. – Они откроют глаза и поймут, что ты всё время их обманывала: стражники отвернутся от тебя, аристократия скинет тебя с твоего трона, а этот самый народ затопчет тебя насмерть! Солярис*! Ты – тиран, жестокий убийца, которому в этом мире нет места!

Пони никак не отреагировали, да и не смогли бы – я говорил так тихо, что только Селестия могла услышать мои слова. И она их услышала, но народу сказала только одно:

–Ему нечего сказать!

Селестия магией повесила мне на шею верёвку и охватила мутно-жёлтым сиянием рычаг. Ну чтож? Кажется вот и подошёл тот самый момент, когда пути назад точно нет и не придёт тот самый желанный спаситель, каким был я для тех шестерых бедных и ни в чём неповинных пони. Я не позволил себе даже перед смертью слёзы, кроме одной, скупой, медленно скатывающейся по щеке и боящейся упасть вниз.

Селестия дёрнула рычаг. Я закрыл глаза и наслаждался последней секундой жизни, но проходила одна секунда, затем другая, а Смерть всё не являлась. Я перестал чувствовать на шее верёвку, и кандалы на руках и ногах, а когда открыл глаза, то увидел непроглядную тьму.

Это и есть место после смерти?... Или это и вовсе не смерть?


*Солярис – авторское имя тёмного воплощения Селестии.

Продолжение следует...