Навстречу облакам

Какое счастье - парить в облаках...

Другие пони ОС - пони

Прощайте, пони

Наша галактика невообразимо огромна, мы не можем даже примерно представить количество звёздных систем в ней, только записать числом. Но даже числами не запишешь то, с чем порой приходится сталкиваться.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Человеки

Последняя весна

Маленькая пони в маленьком городе пытается по крупицам собрать то, что когда-то было ее жизнью. Может еще не все потеряно? А может нет смысла и пытаться?

Другие пони

Чрево машины

Пони пробуждается в стальном саркофаге корабля. Ни ветра, ни света, ни жизни. Могила времени. И лишь гнетущий хор гидравлики, труб и насосов, гудящий в ушах, зовущий вглубь — в чрево машины.

Другие пони

Снежный край.

Продолжение приключений Шэдоу Гая. На этот раз его, и шесть верных друзей, посылают далеко-далеко, разобраться с мистическими похищениями. И они как-то связаны с прошлым пегаса, с которым ему придётся встретиться ещё раз...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца

Долгий путь домой

У него было всё необходимое для нормальной жизни. А сейчас, волею случая, за окном новый мир. Он красив и не так уж плох на первый взгляд, но домой всё-таки хочется. Вот и придётся, почесав затылок, искать способ вернуться обратно. Стоп. Всё не так просто: во-первых, память зияет провалами; во-вторых, есть риск стать чьим-то обедом; и в-третьих, а это самое главное, надо «вырваться из копыт» одной зеленоглазой волшебницы, которая отпускать просто так парня не собирается. Как говорится, «повезло» человеку — он теперь фамильяр с заключенным контрактом. Поэтому швабру в руки, учебник эквестрийского в зубы и надеяться на лучшее.

Другие пони ОС - пони Человеки

Планета обезьян

Одна богиня, сделавшая ошибку. Одна ошибка, намеренная доказать, что ошиблись - все остальные. Два мира, соединенные порталом. Одна магия, подаренная всем без разбора. Перемешать, взболтать, дать настояться. Наслаждаться фейерверком.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Сансет Шиммер

Своими копытами

... Возьми-ка это полено, да сделай из него куклу. А что произойдет, если кукла вдруг станет живой?

Дерпи Хувз Другие пони

Потерянная душа

Это история разворачивается до пятого сезона и рассказывает о том, как злодейка Старлайт Глиммер пополнила свою общину ещё одним несчастным пони.

ОС - пони Старлайт Глиммер

Несуществующее

Кучка маленьких историй из вселенной, созданной в моем фанфике NO TIME. Который, в свою очередь является кроссовером с вселенной Доктора и Торчвуда.

Другие пони ОС - пони

S03E05
Пролог Глава вторая

Глава первая

Наступивший день не задался с самого утра. Твайлайт получила выговор — пусть и в предельно мягкой форме, но все же выговор — от мэра, принесла извинения всем понивилльцам, напуганным ею ночью, и отправила обломки телескопа в Кантерлот мастеру-оптику. Конечно, у неё были как заклинание, способное починить сломанный прибор, так и стопроцентная уверенность в успехе. Но каждый раз, пытаясь применить его, она вспоминала события, приведшие к превращению старого товарища в груду мусора, и поднимающаяся волна раздражения сводила на нет все попытки сконцентрироваться. Твайлайт сама не понимала, почему так переживает потерю и отчего так злится на Дискорда. По сути, тот и правда был не виноват в происшедшем. Ну, не больше обычного. А ещё она чувствовала себя неуютно оттого, что, вспылив, наговорила драконикусу гадостей и прогнала с глаз долой. Конечно, он снова провалил попытку наладить отношения и реабилитироваться за все причинённые им неприятности, но в этот раз её реакция была неоправданно резкой. Остыв и всё обдумав, она устыдилась своего поведения и твёрдо решила извиниться перед ним при следующей встрече.

Флаттершай, как и следовало ожидать, была сильно расстроена неудачей, постигшей затею сблизить принцессу и Духа Раздора. Твайлайт не смогла утаить от подруги правду о ночных событиях. Да и сделать это было бы весьма сложно, учитывая, что её вспышка перепугала не только обитателей Понивилля, но и всех животных, квартирующих в древесном коттедже. Флаттершай пришлось ловить и успокаивать их до самого рассвета, а кролик Энджел по обыкновению устроил настоящую истерику, чем окончательно доконал добросердечную пони. К утру та едва стояла на ногах, чуть не плача от усталости и пережитого волнения. В таком состоянии ей достаточно было грубого слова, толчка, косого взгляда — любого пустяка, чтобы разрыдаться.

Так что решившая не откладывать дело в долгий ящик Твайлайт, сразу после объяснений с мэром и принесения извинений недовольным понивилльцам отправившаяся сообщить Флаттершай неприятную новость, оказалась не в том месте и в крайне неудачное время. В итоге она потратила почти три часа, возвращая подруге относительное душевное равновесие только затем, чтобы тут же свести на нет все свои усилия. В конце концов принцессе пришлось оставить её в глубоком унынии, поскольку Энджел, как всегда в подобных случаях мгновенно переставший ломать комедию и взявший на себя роль сиделки, буквально вытолкал горе-гостью за порог, с треском захлопнув дверь и едва не прищемив ей хвост. Домой та вернулась поздно, и гложущее чувство вины долго не давало ей заснуть.

Следующий день принёс новые заботы, так что к обеду рефлексирующая и снова не выспавшаяся Твайлайт чувствовала себя совершенно разбитой. Всё, за что она ни пыталась браться, валилось из копыт. В итоге, поймав озабоченный взгляд Спайка и наконец осознав, что уже в третий раз диктует ему одно и то же письмо, чародейка решила сделать перерыв и собраться с мыслями. Дракончик, несколько минут понаблюдав за бесплодными попытками подруги найти отвлечённое занятие в доме, забитом научными книгами и рабочими документами, предложил ей прогуляться куда-нибудь… подальше от требующих внимания расчётов, списков и таблиц. Пропустив мимо ушей ироничный тон искренне заботящегося о её самочувствии помощника номер один, Твайлайт решила внять его словам и нанести визит Зекоре. Та всегда была готова выслушать исповедь и помочь мудрым, хотя и не всегда понятным с первого раза советом. А если что сейчас и было нужно пребывающей в расстроенных чувствах юной принцессе, так это внимательный и чуткий собеседник.

Наскоро протерев копыта от чернильных пятен и сунув в перемётную сумку пакет печенья, купленного утром в «Сахарном уголке», она вышла на улицу. Солнце уже миновало зенит, но пегасы из погодной команды оставили несколько лёгких облачков, так что было не слишком жарко. Поразмыслив, Твайлайт решила пройтись до дома Зекоры пешком, как советовалось в книге «Двенадцать верных способов успокоить нервы». Пешая прогулка должна была дать достаточно времени, чтобы привести мысли в порядок, к тому же она всё ещё не слишком уверенно чувствовала себя в воздухе. Рэйнбоу Дэш была не очень сильна в преподавании прописных для неё истин, так что обучение лётному искусству продвигались медленно. Конечно, со временем Твайлайт в достаточной степени «набьёт крыло» и перестанет «бултыхаться подобно лягнутому параспрайту», как однажды охарактеризовала её успехи скорая на язык Пинки, но пока что перемещение на своих четырёх было привычнее.

Рассеянно здороваясь со встречными, Твайлайт быстро выбралась за городскую черту, оставив крайние дома за спиной, и ступила под сумрачную сень Вечнодикого леса. Ей всегда становилось немного не по себе от этого места. Пусть судьба не раз и не два заводила её с подругами в самую чащу, пусть они дневали и ночевали в развалинах замка Двух Сестёр, и пусть Зекора всегда была рада принять их в своей хижине, Лес так никогда и не стал для склонной к академическому прагматизму учёной чем-то обыденным. Древний, живущий по своим законам, столь несхожим с привычным укладом быта пони, он всегда казался ей живым, мыслящим существом. Шагая по извилистым тропинкам, вдыхая напитанный терпкими ароматами прелой листвы, странных трав и цветов и тихой, потаённой магии воздух, она ощущала, как Лес следит за ней десятками, сотнями невидимых, внимательных глаз.


Древесный дом привычно встретил её экзотическим убранством. Племенные маски пристально следили за приближающейся гостьей пустыми прорезями для глаз. Подвешенные на разноцветных шнурках бутыли и колокольчики едва слышно перезванивались под неощутимыми дуновениями ветерка. Оплетающие дерево лозы казались дремлющими стражами, готовыми схватить любого, кто рискнёт непрошенным нарушить покой жилища шаманки. В окнах мерцал свет очага и свечей, хорошо заметный в лесном полумраке.

Уже постучав в дверь, Твайлайт поймала себя на мысли, что не уверена, дома ли вообще Зекора. Ведь она могла уйти куда-нибудь за травами и другими загадочными ингредиентами, что использовала в своей работе. С тех пор, как подруги развеяли страх понивилльцев перед «злой колдуньей», та стала желанным, хоть и нечастым гостем в городе, а результаты её алхимических трудов пользовались немалым спросом. Алоэ и Лотус Блоссом, держательницы спа-салона, делали большие заказы на масла и притирания, а также на лекарство от «ядовитой шутки» и другие сборы, которые использовали для ставших очень популярными травяных ванн. Так что, явившись нежданной, Твайлайт имела все шансы застать древесную хижину пустой.

Однако не успела она до конца сформулировать свои сомнения, как дверь распахнулась, и на пороге возникла хозяйка дома. Узнав гостью, она тепло улыбнулась.

— Приветствовать я рада вас, принцесса, желанный гость вы в этой части Леса. — Шаманка сделала шаг назад, приглашая её войти.

— Здравствуй, Зекора. — Твайлайт переступила порог, окунувшись в исполненную травяных запахов атмосферу дома. — Прости, что я без предупреждения. И, пожалуйста, не называй меня принцессой. Это неправильно, друзья не должны держаться со мной так официально, тем более, когда мы вдвоём.

— Коль титул слух твой так уж тяготит, его забыть меня не затруднит. — Зебра приняла пакет с печеньем и положила на маленький столик, сделанный из невысокого пенька и простой доски. Приглашающе махнув копытом, она повернулась к уставленной утварью полке, разыскивая чашки.

Твайлайт подошла к столу и села на земляной пол. В хижине было мало мебели и украшений, в традициях своего народа зебриканка вела аскетичный образ жизни. Многочисленные полки и стоящие у стен стеллажи были уставлены бутылями и горшочками, с потолка свешивались пучки засушенных трав и кореньев, различные мешочки с порошками и зёрнами. По центру большой комнаты располагался очаг, над которым стоял задумчиво побулькивающий котёл. Дальнюю часть дома занимала отделённая от основного помещения перегородкой спальня, по совместительству выполнявшая роль библиотеки. В этом лесная хозяйка и её гостья были похожи — обе страстно любили книги и старались держать свои главные сокровища как можно ближе к себе. Укреплённые на стенах маски строго взирали на принцессу. Воздух был наполнен ароматами трав, пряностей, земли, плавящегося свечного воска и горячих углей под котлом.

Твайлайт закрыла глаза и глубоко вдохнула, медленно втягивая смесь запахов и ощущая, как чувство вины и сомнения начинают потихоньку разжимать когти. Первое впечатление о полосатой чужеземке и её жилище, щедро сдобренное паникой, старательно разводимой Пинки Пай, было весьма нелестным. Однако по мере сближения с Зекорой Твайлайт убедилась, что та является едва ли не самым гармоничным существом из всех, когда-либо встреченных ею. И пусть кто-то и счёл бы убранство хижины унылым или жутковатым — одну манерную белую единорожку, придерживающуюся такого мнения, она знала лично, — Твайлайт всегда чувствовала себя здесь как дома. В присутствии шаманки и особенно в её доме на принцессу снисходило умиротворение, мысли успокаивались и выстраивались в правильном порядке, а решение проблем находилось как будто само собой.

Вынырнув из раздумий, Твайлайт встретилась взглядом с парой сине-зелёных глаз. Их обладательница сидела, опершись запястьями о стол и положив подбородок на сведённые копыта; в бездонных зрачках мерцало спокойное терпение, в уголках губ пряталась добрая и понимающая улыбка. Перед ней стояла исходящая паром чашка с травяным чаем. Опустив взгляд, Твайлайт обнаружила такую же перед собой и мгновенно залилась краской. Похоже, она задумалась настолько глубоко, что не заметила, как деликатная хозяйка тихо накрыла на стол.

— Зекора, прости, пожалуйста, я просто… — начала было Твайлайт, но та взмахом копыта прервала её косноязычное от смущения бормотание.

— Тоска, расстройство чувств, смятение, тревога — дай отдых голове, ведь мыслей в ней так много. — Она подняла чашку и посмотрела на гостью сквозь тонкий ароматный пар. — Я вижу, ты раскаяньем полна, но вправду ль так сильна твоя вина?

Твайлайт ошарашенно посмотрела на подругу, но тут же опустила уши и сделалась из красной пунцовой. Конечно, Зекора по её виду сразу поняла, что визит был нанесён вовсе не из добрососедских побуждений. Действительно, едва ли не каждый раз, наведываясь в уединённое лесное жилище, принцесса искала совета и помощи. Нетрудно было догадаться по её рассеянному виду, что и сейчас весьма неблизкий путь был проделан отнюдь не ради восхитительного чая. В очередной, который уже по счёту раз она пыталась свалить решение своих проблем на плечи отзывчивой шаманки.

Видимо, эти мысли отразились на лице втянувшей голову в плечи и уставившейся в свою чашку Твайлайт, так как Зекора тихонько рассмеялась и, наклонившись, мягко дотронулась копытом до её щеки.

— Беде любой помочь всегда я рада, корить себя за то тебе не надо. Пегас, единорог иль земнопони — слеза лишь бессердечного не тронет. Гость в дверь стучит, и рада я ему, ведь долог путь сквозь Леса полутьму.

Лёгким движением она заставила Твайлайт приподнять голову: в сине-зелёных глазах та не увидела ничего, кроме сочувствия и доброго внимания. Мерцавшие в глубине зрачков искры гипнотизировали и успокаивали, заставляя сердце биться ровнее, а мысли — перестать беспорядочно метаться. При желании на самом дне можно было различить отражение прижавшего уши и не знающего, куда деть взгляд, смущённого до пылающих щёк лавандового аликорна. Впрочем, последнее могло быть лишь игрой воображения. Зекора действительно искренне радовалась визиту подруги и была готова помочь всем, чем только сможет. Прежде чем Твайлайт успела вообразить ещё что-нибудь нелестное, она продолжила:

— Коль скоро ты его пройти решилась, лиха беда с тобою приключилась. Поведай мне с начала свой рассказ, я трав же свежих заварю для нас.

Сначала медленно, преодолевая смущение и сбиваясь, Твайлайт начала рассказывать о событиях позавчерашней ночи. По мере того как гнетущие её чувства находили выражение в словах и капля за каплей освобождали сердце и разум, речь становилась всё более плавной. Выговорившись, она глубоко вздохнула и уже почти спокойно посмотрела на хозяйку дома.

Та сидела, задумчиво ломая печенье и выкладывая из крошек замысловатый узор. Молчание затягивалось, и Твайлайт снова начала терзаться сомнениями, не осуждает ли её Зекора, ведь она сама мучилась угрызениями совести именно потому, что считала свой поступок недостойным.

Наконец та закончила свой труд и подняла голову. Готовая к резкому ответу, возможно, выговору, Твайлайт несмело встретилась с ней взглядом, однако глаза шаманки по-прежнему были полны только участия и тихой мудрости.

— Дискорда ты обидела напрасно, но в чём причина гнева, мне неясно. — Она не улыбалась, но всем своим видом выражала поддержку, а не порицание. — Такого, право, не припомню за тобой, хоть и была весьма не в духе ты порой.

Твайлайт снова уставилась в опустевшую чашку.

— Я и сама до сих пор не понимаю, почему так резко отреагировала. Да, телескоп жалко, но всё равно — не столь уж большая потеря, починить его можно, да и получилось это в общем-то случайно. Конечно, Дискорд вёл себя раздражающе, но ведь он всегда такой, это его натура, тут уж ничего не поделать. К этому я привыкла, насколько это вообще возможно. Не могу себе простить, что накричала на него и прогнала из-за такой малости. — Она вздохнула.

Зекора взяла чашку гостьи и несколько раз провела над ней копытом. Сосуд наполнился дымящимся травяным отваром, чайник с которым стоял возле теплящегося очага. Этот трюк не давал Твайлайт покоя ещё с тех пор, когда она пришла просить помощи с Трикси, завладевшей Амулетом Аликорна. На все просьбы одержимой сбором новых знаний волшебницы объяснить, как она это делает, лесная колдунья только загадочно усмехалась и выдавала одно из своих фирменных двустиший. Со временем принцесса поумерила пыл, но дала себе слово непременно докопаться до истины.

Благодарно кивнув, она приняла чашку и сделала глоток. Душистый напиток успокаивал и бодрил одновременно, и был просто вкусным. Алхимический талант Зекоры распространялся и на составление чайных травяных смесей, секретом которых она не спешила делиться.

 — Хоть беспокойство вызвал твой рассказ, боюсь, не в силах я помочь сейчас.

Твайлайт вздохнула:

— Ты уже помогла, Зекора, спасибо, что выслушала. Похоже, всё, что мне было нужно — это выговориться. Перед Дискордом я извинюсь при следующей встрече, надеюсь, он не слишком долго будет меня избегать…

Она вдруг широко зевнула и смущённо улыбнулась:

— Ой, извини. Вторую ночь не могу нормально выспаться, а тут излила душу и расслабилась.

Посидев ещё немного и чуть не вывихнув челюсть очередным зевком, Твайлайт решила больше не злоупотреблять гостеприимством и отправиться домой. Ещё раз поблагодарив подругу за внимание и терпение и приняв на прощание мешочек с успокаивающим травяным сбором, она пустилась в обратный путь.


Солнце уже касалось краем горизонта, и под древесными кронами начали сгущаться тени. Шагая по тропинке, Твайлайт невольно прислушивалась к доносящимся со всех сторон шорохам. Даже следуя знакомым путём, она старалась сохранять бдительность. В конце концов, не так уж, по совести говоря, и давно она попалась на глаза кокатриксу, и случилось это как раз по дороге к хижине Зекоры. Если бы не Флаттершай, отправившаяся в тот вечер в Лес за непоседливыми жеребятами, решившими поймать сбежавшую курицу, неизвестно, сколько бы волшебнице пришлось простоять обращённой в камень. Воспоминания заставили её поёжиться и перейти на рысь. Не стоило искушать судьбу лишний раз и встречать ночь в пределах Вечнодикого леса.

До опушки оставалось не более полусотни метров, когда предвкушающую скорое возвращение домой Твайлайт напугал особо громкий треск, раздавшийся из кустов. Замерев, она затаила дыхание и навострила уши. Кем бы ни был произведён этот звук, оно казалось достаточно большим, чтобы представлять потенциальную опасность. В памяти мгновенно всплыли страницы из «Руководства по известным обитателям Вечнодикого леса (издание третье, дополненное)». Список подходящих по размеру весьма неприятных созданий, одно из которых могло сейчас скрываться в кустах, был удручающе обширным.

Медленно прошла минута, другая. Твайлайт опасалась сделать лишний вдох, чтобы не пропустить момент, когда неизвестное существо решит показаться. Если оно настроено враждебно, не стоит его провоцировать. Если же это мирный зверь, по какой-то причине решивший забрести на опушку и сам напуганный внезапной встречей, то пассивное поведение должно успокоить его и дать время вернуться к своим делам. Может, это кто-то из знакомых зверей Флаттершай? Твайлайт была согласна на встречу даже с медведем, если, конечно, тот узнает её и будет вести себя прилично.

Шорохов больше не было слышно, но настороженные уши пони уловили тихий стон и невнятное бормотание. Кто бы это ни был, это не зверь. Неужели кто-то из понивилльцев забрёл на ночь глядя в Лес? Кому и зачем могло это понадобиться? Только бы не решившиеся на очередную авантюру Меткоискатели! Не приведи богиня, чтобы это оказался кто-то из них или ещё какой-нибудь жеребёнок… Твайлайт мгновенно отбросила страхи и решительно, хоть и осторожно, направилась к кустам.

— Эй? Кто тут? — негромко позвала она и замерла в ожидании ответа. Бормотание прекратилось, неизвестный затих. До слуха принцессы донеслось тяжёлое, затруднённое дыхание. Может, он не в состоянии говорить? Твайлайт сделала последний шаг и отвела в сторону ветки. Если кто-то попал в беду, её обязанность — не венценосной пони, а просто разумного существа — сделать всё возможное для оказания посильной помощи.

Вечерний сумрак сгустился настолько, что под деревьями стало совсем темно. Твайлайт зажгла огонёк на кончике рога и в неярком жемчужном свете увидела сперва напугавшее её, а потом пробудившее чувство долга существо.

На траве, бессильно вытянув ноги и запрокинув голову, лежал жеребец-земнопони бледного, неясного в холодном сиянии магического фонарика цвета с короткой гривой и куцым хвостом. Он выглядел истощённым и смертельно уставшим. Его грудь судорожно вздымалась, с каждым выдохом из горла вырывался хрип, закатившиеся глаза слепо отражали свет. Он явно был без сознания.

Твайлайт закусила нижнюю губу. Её разносторонние познания не включали в себя оказание первой помощи пострадавшим в бессознательном состоянии. В библиотеке, конечно, был справочник по медицине, но она перечитывала его всего раз в год, и сейчас всё усвоенное безнадёжно улетучилось из головы. Что же делать? Попытаться привести его в чувство? Вернуться к Зекоре? Бежать в Понивилль за кем-нибудь из персонала больницы? А если за время её отсутствия его состояние ухудшится? Или он очнётся и уйдёт куда-нибудь, а потом снова свалится и они не смогут его найти? Или на него наткнётся кто-то из обитателей Вечнодикого леса, а он не сможет защитить себя? Или…

Жеребец снова застонал и начал судорожно перебирать ногами. Твайлайт испугалась: вдруг ему стало хуже? Что же делать? Чем помочь? От ощущения собственного бессилия её охватило отчаяние: неужели все магические умения, все усвоенные уроки, статус принцессы-аликорна, в конце концов, бессильны здесь и сейчас помочь одному-единственному страдающему существу?! Желая сделать хоть что-то, она неосознанно подалась вперёд и наступила на подвернувшийся под ногу сухой сучок.

Раздавшийся в сгустившейся лесной тишине резкий звук оказал неожиданное воздействие: только что лежавший без памяти пони мгновенно взвился, подскочив над землёй, и приземлился на четыре копыта. Широко распахнув глаза, он ошалело уставился на оцепеневшую от испуга и внезапности произошедшего Твайлайт. Сердце её бешено колотилось, уши и кончик носа похолодели: полубезумный, затравленный и в то же время отсутствующий взгляд незнакомца был пугающим, расширившиеся зрачки поглотили почти всю радужку. Несколько секунд он стоял, не шевелясь и не дыша, как вдруг его ноги подломились, и он рухнул на колени. Это вывело Твайлайт из ступора.

— Нет-нет, пожалуйста, держись! — Она бросилась к нему, обхватив за плечи и не позволив упасть. Несмотря на истощённый вид, жеребец оказался тяжёлым, и Твайлайт сразу отбросила мелькнувшую было мысль поднять его и донести до больницы. Её телосложение и общее физическое развитие едва ли были достаточными для транспортировки столь некомпактных грузов, к тому же весящих явно больше неё самой. В конце концов, она библиотечный книжный червь, привыкший днями напролёт корпеть над книгами, а не таскать на спине неспособных самостоятельно передвигаться взрослых пони. Вот если бы здесь оказалась Эпплджек… Но честной фермерши рядом не было, и Твайлайт могла рассчитывать только на свои силы.

Поднять незнакомца при помощи заклинания и таким образом отбуксировать в город она тоже не могла: левитирование живых существ отнимало колоссальное количество энергии, а её магические силы и так здорово уменьшились от недосыпа. К тому же, если он снова потеряет сознание и придёт в себя подвешенным в воздухе, то может запаниковать и начать дёргаться. Даже пегасы плохо переносили принудительное перемещение посредством левитации, что уж говорить о земнопони. А удерживать дезориентированное, отчаянно брыкающееся существо — задача не из лёгких, Твайлайт знала об этом на собственном опыте. Если она уронит его, кто знает, к каким дополнительным повреждениям это может привести; сломанная нога или ушиб головы вряд ли пойдут ему на пользу. Оставалось надеяться, что удастся удержать его в сознании на достаточный срок, чтобы помочь дойти своими силами.

— Слушай меня, пожалуйста, слушай меня и не теряй сознание. — Она говорила торопливо, стараясь зафиксировать внимание незнакомца на своём голосе и не дать ускользнуть. С большим трудом ей удалось поднять его на ноги, и теперь она сама едва могла устоять под тяжестью полубезвольного тела. — Мы недалеко от города, я помогу тебе дойти до больницы, там тебе помогут. Но я не смогу дотащить тебя одна, ты должен держаться и ни в коем случае не отключаться. Ты понимаешь меня? Пожалуйста, постарайся, нам нужно пройти не так уж много.

Продолжая говорить, Твайлайт ухитрилась выпутаться из ремней и сбросить перемётные сумки: еле стоящий на подгибающихся ногах пони был слишком тяжёл, и лишний, пусть и невеликий, груз только мешал. Приобняв незнакомца крылом, она медленно, мелкими шагами начала двигаться в сторону тропинки. Навалившись всем весом, отчего у неё уже болела спина и дрожали ноги, тот шёл с трудом, но пока что не собирался терять чувств. По крайней мере, Твайлайт хотелось верить в это. Она всё говорила и говорила, уже не стараясь следить за смыслом слов и начав повторяться. Пока её голос позволял незнакомцу оставаться в сознании и передвигать ноги, у них была надежда добраться хотя бы до крайних домов, а там уже можно было бы позвать кого-нибудь на помощь.

Выбравшись из кустов, Твайлайт бросила взгляд в сторону городка и почувствовала, как засосало под ложечкой: путь, налегке не занявший бы и минуты, с таким грузом грозил затянуться на куда больший срок. И это при условии, что пригибавший её своим весом к земле жеребец вдруг не потеряет сознание через десяток шагов. Твайлайт скосила глаза: голова земнопони безвольно лежала на её плече, хриплое дыхание оседало влагой на шерсти; тело сотрясала мелкая дрожь, глаза под неплотно сомкнутыми веками беспокойно метались из стороны в сторону. Она отчётливо ощущала лихорадочное биение его сердца.

Твайлайт глубоко вздохнула, покрепче прижала незнакомца к себе и медленно побрела по тропинке. Только бы у него — и у неё — хватило сил добраться хотя бы до крайних домов. Только бы он не потерял сознание по дороге. Только бы ноющие от тяжести плечи выдержали, а дрожащие ноги продолжали ступать одна вперёд другой. Только бы навстречу попался кто-нибудь из припозднившихся или праздношатающихся жителей. Только бы…