Стальные крылья: Огнем и Железом

"Чего не лечат лекарства, излечивает железо; чего не врачует железо, исцеляет огонь; чего не исцеляет огонь, то следует считать неизлечимым", как говаривал старик Гиппократ. Ядовитые семена, вольно или невольно посеянные неосторожным исследователем в мире, лишенном людей, наконец, взошли и распространились по свету, заражая умы целых народов. И там, где пасует дипломатия, на помощь приходят огонь и железо.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки Стража Дворца

Званый обед

Морковка выигрывает в лотерею.

Другие пони

Тысяча лет сновидений

Вижу, тебе хочется узнать, что мне снилось, пока я была луне. Ладно, как хочешь, устраивайся поудобнее, я тебе всё расскажу.

Принцесса Луна

Тайна лесной хижины

Меткоискатели остаются на ночёвку у Зекоры. Однако ночью в домике знахарки начинают происходить пугающие вещи...

Эплблум Скуталу Свити Белл Зекора

Лучшая богиня принцессы

О том, что иногда случается с лучшими ученицами принцесс

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

Colorless

“Как подавить могучий дух грифона? Для этого нужно отобрать у него смысл жизни – его свободу. Как же это сделать? Нет ничего легче — просто отруби ему крылья.”

Принцесса Селестия Принцесса Луна Гильда ОС - пони Король Сомбра

Перерождение ворона

Душа Учихи Итачи была вырвана из забвения, и закинута на просторы неизвестного, и очень странного мира, населённого удивительными существами. Ему приходиться влезть в шкуру одного из них, и познать культуру непривычного ему общества, а так же разобраться в причине, по которой он оказался там.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Дискорд Кризалис Чейнджлинги

По ту сторону

Дискорд - один из самых загадочных персонажей Эквестрии. Но что может случиться, если он обретет новых друзей и столкнется лицом к лицу с неведанной до селе опасностью? Лишь их помощь и немалая доля удачи помогут ему в преодолении проблем.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Дискорд

Удивительные приключения друзей в ноосфере

Философия, кофе, Дискорд

Дар Стихий

Мы их не видим, но они есть. Они во всём помогают нам, но вынуждены скрываться от глаз любопытных зевак. Их гнев пораждает извержения вулканов, цунами, землятресения и ураганы. Они-это маги и жрецы, древние хранители значения стихий. Их знания и дар передавались из покаления в поколение. Но обыденность вытеснила жрецов с обжитых земель и их знания были утерены во времени. И с тех пор великий дар звёзды открывали лишь избранным. Для таких жеребят и существует школа-интернат Боя и Магии. Они учатся управлять своей стихией и драться с существами Сумрачного Мира.

Автор рисунка: Noben
Глава третья Глава пятая

Глава четвёртая

Новое утро не принесло Твайлайт неприятных сюрпризов. Решив восстановить нарушенный распорядок дня, она легла пораньше — то есть до полуночи — и прочитала перед сном только одну главу новой книги о Дэринг Ду, а не три, как намеревалась изначально. Столь самоотверженный поступок принёс заслуженную награду: она нормально выспалась и смогла встать без посторонней помощи и в расчётное время, с первым звонком будильника. Сочтя это хорошим предзнаменованием, она приступила к последовательному выполнению составленного на сегодня списка дел.

Первым пунктом значился визит к мэру по поводу незнакомца. Нужно было договориться о возможности выделения ему на первое время отдельного, пусть и скромного, жилища. Вариант поселить его в «Золотом дубе» Твайлайт исключила как сложно реализуемый: в библиотеке не так уж много свободного места, она сама, по сути, живёт даже не в мансарде, а на чердаке, оказавшемся слишком маленьким и неудобным для размещения дополнительных книжных полок. Так что места там едва хватает ей самой и Спайку, хоть её запросы и весьма скромны, и ещё одну кровать поставить будет просто некуда. К тому же, идея о проживании в одном доме с незнакомым жеребцом, только возникнув, вогнала принцессу в краску и была спешно изгнана из втянувшейся в плечи головы. Не то чтобы она опасалась слухов и сплетен, для этого не было и не будет ни малейших оснований… да и, в конце концов, она давно уже совершеннолетняя кобылка, так что поводов для беспокойства и в этом смысле нет и быть не может… В общем, дело исключительно в отсутствии свободного места. Да, именно в этом и ни в чём другом.

Что же касается отдельного жилья, то ещё при закладке первого камня ратуши Понивилля советом основателей было решено содержать за казённый счёт несколько небольших домиков на случай появления странников, желающих обосноваться в городке, или молодых семей. Со временем поселение росло, границы его раздвигались, но традиция блюлась неукоснительно, и сейчас город был в состоянии приютить не одного пони, буде таковые появятся. Твайлайт надеялась, что сумеет убедить мадам Мэйр пойти ей навстречу, хотя и испытывала некоторое беспокойство в свете недавнего происшествия, виновницей которого — хоть и не по своей воле — она стала.

Разговор, вопреки опасениям, прошёл гладко. Тема ночной вспышки Твайлайт была исчерпана, и никто не собирался впредь попрекать её этим, так что волнение оказалось необоснованным. Будучи уже в курсе появления нового пони во вверенном её заботам городе, мэр сразу же дала добро на просьбу выделить один из пустующих домов, так что вопрос его размещения решился, едва возникнув. На заявление принцессы о намерении взять незнакомца под опеку на первое время мадам Мэйр отреагировала подобно Хорсу, однако так же, как и доктор, оставила решение за ней.

Отметив этот пункт в списке, Твайлайт наведалась в больницу и уточнила у подвернувшейся под копыто Нарсери Райм, что её нового подопечного выписывают сегодня, в пять часов вечера. Договорившись, что придёт ко времени выписки и сама покажет ему новый дом, она поставила ещё одну галочку и двинулась дальше.

Быстро разобравшись с накопившимися со вчерашнего дня рутинными делами, Твайлайт занялась подготовкой к переселению пока что остающегося безымянным бледного земнопони. С поиском помощников проблем не возникло, и приведение в порядок пустующего жилья не затянулось: комнаты прибрали, постелили свежее бельё и загрузили в кухонные шкафы кое-какие продукты. Твайлайт отдельно прикупила у Эпплджек корзину её лучших яблок и даже пожертвовала несколько книг — ничего сверхординарного или слишком скучного, только начало серии о Дэринг Ду и сборник «Избранных историй и сказаний», а также трёхтомник «Краткой истории Эквестрии» — из личной библиотечки, чтобы новосёлу было чем скрасить часы досуга.


Без четверти пять не находящая себе места Твайлайт уже нетерпеливо мерила шагами холл перед стойкой регистрации, вызывая недовольные взгляды дежурившей сестры Свитхарт, но будучи не в силах вести себя спокойно.

Выписка не затянулась. Доктор Хорс, проведя последний формальный осмотр, официально подтвердил, что состояние здоровья пациента в настоящий момент не вызывает опасений и его дальнейшее пребывание в стационаре не требуется. Медсестра заполнила бумаги и с добрым напутствием сдала бледного жеребца с копыт на копыта Твайлайт. Та, велев накинуть заранее припасённый плащ с капюшоном, повела его через город. Конечно, шила в мешке не утаишь, и скоро все узнают об «особенности» нового жителя, но она хотела оттянуть момент «разоблачения» на максимально возможный срок. По крайней мере, хоть путь до нового дома должен был обойтись без происшествий.

Всё складывалось удачно. Встречные пони приветствовали принцессу и её спутника, но старались особо не навязываться. Обменявшись парой слов с Твайлайт и получив осторожный молчаливый кивок от незнакомца, они возвращались к своим делам, не пытаясь вступать в долгие разговоры. Поначалу она благодарила Селестию за такое проявление тактичности, однако вскоре начала испытывать неясные сомнения и тревогу, и чем дальше, тем больше. Всё шло как-то слишком уж гладко. Не может быть, чтобы совсем никто из всего городка не попытался навязать знакомство и вытянуть из новичка хоть что-нибудь. Даже «цветочное трио», самые заядлые сплетницы Понивилля, держались на расстоянии, что было совсем уж странно. Твайлайт начала опасаться, что проглядела какой-то важный момент, что-то не учла в своих расчётах. Нечто ускользнуло от её внимания, и сейчас, она чувствовала, это нечто неотвратимо приближалось.

Добравшись до выделенного так и не сказавшему ни слова жеребцу домика, Твайлайт вздохнула с облегчением: если уж они смогли дойти сюда, ни во что не ввязавшись и не собрав толпу любопытствующих, то можно перестать волноваться. Ничего уже не случится, и через несколько минут она сможет отправиться к себе. В самом деле, не случится же в последний момент нечто непредвиденное? Такое бывает только в книгах, но никак не в реальной жизни.

— Ну, вот мы и пришли. — Она повернулась к спутнику; тот стоял рядом, бросая осторожные взгляды по сторонам и стараясь привлекать как можно меньше внимания. — Твой новый дом. Пока что ты поживёшь здесь, а потом мы что-нибудь придумаем. Он совсем невелик, но, надеюсь, тебе будет удобно.

С этими словами Твайлайт повернула ручку и потянула на себя дверь. В следующее мгновение она кубарем катилась по земле, сбитая с ног зарядом конфетти, серпантина, ленточек и всего того, что обычно заряжают в пушку-для-вечеринок. Хлопок разрядившегося орудия сопровождался звуком фанфар и взлетевшими над крышей и рассыпавшимися дождём разноцветных искр ракетами.

— Привет! — Пинки появилась словно из ниоткуда, тут же начав прыгать вокруг опешившего и севшего, где стоял, бледного пони. Она прямо-таки светилась от переполняющего её невероятного количества энтузиазма и энергии, явно намереваясь немедленно закатить самую лучшую из возможных «Добро пожаловать в Понивилль» вечеринку. — Привет, привет, привет! Я так рада, что ты наконец-то выбрался из больницы! Теперь я смогу поприветствовать тебя от имени Понивилля! Специально для тебя — специальное особое приветствие от Пинки Пай!

Она набрала воздуху в грудь и запела:

Здравствуй, здравствуй, здравствуй,

Мой новый лучший друг!

Здравствуй, здравствуй, здравствуй,

Ты посмотри вокруг!

Здравствуй, здравствуй, здравствуй,

Наш город тебе рад!

Здравствуй, здравствуй, здравствуй,

С приездом в Пониград!

Музыкальный аккомпанемент обеспечивала тележка-для-приветствий, до того, видимо, стоявшая в ближайших кустах. Основу несложной композиции составляли трубы и ксилофон, оттенённые глухим барабанным ритмом и чем-то, здорово напоминающим забравшуюся в устройство лягушку. Впрочем, несмотря на простоту и незамысловатость как мелодии, так и слов, сочинённых явно экспромтом, песня получилась душевной. Куплеты Пинки сопровождала неким подобием танца, состоящего из прыжков, пируэтов, хождения колесом и причудливых па её собственного изобретения. Хореографическая составляющая, скорее всего, тоже сочинялась на ходу, что не мешало ей идеально сочетаться с музыкой.

Оказавшийся в оке бури жеребец, явно подавленный обрушившимся на него потоком звуков и движений, пытался следить за выступлением, но Пинки не останавливалась ни на секунду; казалось, вокруг скачут сразу три горланящие кобылки.

К месту действия начали стягиваться привлечённые знакомым шумом понивилльцы. Все жители, как один, всегда были рады принять участие в вечеринках, устраиваемых их любимицей, вне зависимости от повода. И, учитывая размах этих мероприятий, те зачастую захлёстывали весь город прежде, чем кто бы то ни было успевал понять, что, собственно, происходит и с чего всё началось.

Допев, Пинки застыла нос к носу с незнакомцем и широко улыбнулась.

— Привет! — ещё раз воскликнула она и продолжила скороговоркой: — На самом деле наш городок называется Понивилль, но я так хотела закончить третью строчку словом «рад», что пришлось изменить название города, чтобы сохранить рифму, и, надеюсь, мадам Мэйр не рассердится, и, что куда важнее, не решит изменить название на постоянной основе, хотя, о чём это я, на такое она точно не пойдёт, хотя, кто знает, всякое может случиться…

Бледный пони сидел, широко раскрыв глаза и не моргая, видимо, сбитый с толку внезапностью как начала музыкального номера, так и его окончания; и он уж точно был буквально подавлен обрушившимся на него теперь словесным потоком. Фонтанирующая жизнерадостность и готовность дарить радость первому встречному — вне зависимости от его готовности и желания — составляли саму суть Пинки Пай, но на того, кто столкнулся с этим явлением впервые и даже не представлял, чего ожидать, могли оказывать шоковое воздействие.

Прежде чем гиперактивная кобылка успела сказать или сделать что-нибудь ещё, некая сила оттащила её от незнакомца и развернула. Удерживаемая за хвост магическим захватом, Пинки оказалась лицом к лицу с Твайлайт. Та имела рассерженный вид, правда, картину праведного негодования портила налипшая на шерсть дорожная пыль, а также усыпавшее гриву конфетти и свисающий с правого уха серпантин.

— Пинки! Что ты творишь?! — Недовольство Твайлайт было вызвано как внезапностью свалившегося на них шумного приветствия, обратившего в прах надежды как можно дольше не привлекать чрезмерного внимания к новичку, так и — немалой частью — тем, что ей пришлось самым неэстетичным образом катиться по земле на глазах доброй трети города.

Пинки состроила недоумённую гримаску.

— Но, Твайлайт! Ты же сама сказала, что я буду первой, кто поприветствует нашего нового друга от лица Понивилля! А когда это сделать лучше всего, как не в момент, когда он войдёт в свой новый дом? Вот я и подумала, что установить пушку перед дверью будет наилучшим решением! — Она радостно улыбнулась. — Дверь открывается — р-р-раз! — и вот уже приветственный салют в его честь! Уверена, такого он не ожидал, не мог даже предположить! Это будет замечательнейшее и самое запоминающееся в его жизни приветственное новоселье! Или новосельевое приветствие? Или новоселье-с-приветом?

Она уставилась на кончик своего носа и принялась бормотать, подбирая наилучшее определение. Твайлайт, воспользовавшись минутной передышкой, перевела взгляд на незнакомца, уже пришедшего в себя и с опаской следящего за кобылками. Несколькими движениями бровей и ушей она привлекла его внимание и глазами показала на дом; тот оказался понятливым и быстро нырнул внутрь, захлопнув дверь. Пинки тут же обернулась на звук.

— Эй! — обиженно воскликнула она. — Так нечестно, я только начала!

Она дёрнулась, попытавшись кинуться к домику, но сжимающая хвост магическая хватка пресекла её порыв, вынудив растянуться на земле.

— Пинки, послушай. — Твайлайт старалась говорить мягко. Меньше всего ей хотелось расстраивать подругу, но снова, как и вчера, в больнице, необходимо было умерить её пыл. Второй раз за два дня Твайлайт приходилось просить отложить вечеринку. Это было некрасиво и могло очень сильно огорчить Пинки, но выбора не было. Её гиперактивность могла затруднить странному жеребцу процесс приспособления. К тому же, если доктор Хорс прав и тот не слишком расположен к ним, столь настойчивая попытка подружить его со всем городом скорее привела бы к противоположному результату. Не говоря уже о том, насколько это усложнит работу самой Твайлайт по выяснению событий, предшествующих его появлению. Так что, скрепя сердце, она снова должна была сообщить подруге неприятную новость.

— Думаю, для первого раза приветствия достаточно. — Она осторожно, не выпуская из телекинетического захвата кудрявого хвоста, обошла Пинки, чтобы заглянуть ей в лицо. Да, всё складывалось не самым лучшим образом: уши опустились, губы дрожали, в расширившихся глазах блестели слёзы. Пинки смотрела прямо перед собой, даже не пытаясь высвободиться из магической хватки, и апатично водила по земле копытцем. От этого сердце Твайлайт мгновенно сжалось, но она сосредоточилась на том, что и как собиралась сказать. Сейчас ей требовалось быть предельно осторожной, чтобы не усугубить ситуацию. Одно неверное слово, и Пинки впадёт в депрессию; этого ни в коем случае нельзя было допустить.

— Я уверена, он был впечатлён и тронут твоим выступлением. — Твайлайт опустилась на землю, чтобы быть на одном уровне с подругой. — И песню ты сложила замечательную. Но, наверное, сейчас лучше оставить его одного хотя бы до завтра. Его только что выписали из больницы, он в незнакомом городе и, кажется, не слишком общителен. Доктор Хорс считает, что ему нужно пару дней осмотреться, чтобы привыкнуть к новому окружению.

Твайлайт почти не кривила душой: главврач понивилльской больницы напоследок и правда посоветовал не слишком давить на незнакомца, но по другой причине. Если тот действительно что-то скрывал и не желал пока что делиться подробностями о своём прошлом, нужно действовать осторожно, чтобы не отпугнуть его. А если он и в самом деле ничего не помнил, тем более нельзя форсировать события, чтобы не нанести дополнительную травму. Если же он замкнётся в себе, это сильно затруднит работу по его адаптации.

— Но я так хотела устроить вечеринку в его честь, — шмыгая носом, протянула Пинки.

— И ты устроишь её, обязательно, я обещаю. — Твайлайт мягко отвела упавшую на глаза подруги тёмно-розовую прядь. — Но давай сначала поможем ему привыкнуть к новому месту более… спокойным способом? Может, там, откуда он пришёл, никогда не было такого замечательного устроителя вечеринок, как ты, и подобная форма приветствия для него в новинку? К тому же, он и правда показался мне довольно замкнутым. Может, он пока что хочет побыть один? Помнишь, как поначалу было с Дудлом?

— Никто не называет его Дудлом, кроме Матильды, — быстро ответила Пинки, и Твайлайт мысленно выдохнула. Кажется, получилось: слёзы высохли, так и не пролившись, зрачки вернулись к своему естественному размеру. Уши пока что оставались опущенными, а выражение лица — печальным, но опасность срыва вроде миновала. Хотя настроение Пинки менялось мгновенно, так что восстановить её душевное равновесие можно было довольно быстро, подавленный вид всегда жизнерадостной подруги каждый раз отзывался болью в сердце Твайлайт. Видеть воплощение Элемента Смеха опечаленным было тяжело.

Пинки поднялась и посмотрела на дом. Дверь была заперта, окно занавешено — жилец явно не жаждал общения. Вздохнув, она побрела к тележке. Впрягшись, понуро потянула печально заскрипевшее устройство по дороге; медленный шаг, опущенная почти до земли голова, а также неубранное конфетти и прочий мусор явно говорили о том, что ей всё ещё грустно. Разочарованные несостоявшимся праздником горожане уже успели разойтись, так что бредущая по дороге пони выглядела особенно одинокой. Твайлайт, пытающаяся утихомирить проснувшуюся и показавшую зубки совесть, проводила её взглядом: если за ночь ничего не изменится, придётся придумывать, как развеять тоску подруги. Вот и ещё один, причём не последний как по важности, так и по порядку, пункт в список дел на завтра…

Она перевела взгляд на кажущийся необитаемым дом. И с этим, таким странным и непонятно откуда на неё свалившимся, жеребцом нужно будет что-то делать. Для начала хорошо бы всё-таки выяснить, как он оказался в Вечнодиком лесу и что с ним случилось. А для этого нужно, чтобы он начал общаться. А чтобы это произошло, необходимо завоевать его доверие и показать, что здесь ему нечего бояться, что он среди пони, которые готовы помочь ему всем, чем только смогут. Что, в свою очередь, подразумевает необходимость диалога и замыкает проблему на себя.

Твайлайт вздохнула. Как много дел, и все такие важные, что непонятно, с какого начинать. Придётся провести ночь за анализом, составив наиболее приемлемый порядок действий. Если удастся разбить общую проблему на более мелкие, возможно, получится выстроить схему последовательного решения вопросов. Да, пожалуй, с этого и следует начать.

Она развернулась и отправилась домой. Пусть незнакомец сегодня побудет наедине с собой, не стоит слишком уж давить на него. Ему потребуется какое-то время, чтобы прийти в себя после приветственной эскапады Пинки: на непривычных к её характеру и образу действий пони эта пружина в обличье кудрявой розовой кобылки могла оказывать чрезмерно сильное впечатление. Оставалось надеяться, что первый шок у него уже прошёл. Главное, чтобы он не замкнулся в себе окончательно, иначе будет совсем уж непросто добиться от него хоть чего-то.

И нужно попросить Спайка сварить побольше кофе.