Что-то

Некогда Единое Королевство разделено: единороги, в одночасье ставшие необоримой мощью, подчинили себе земных пони и пегасов. Кристальная Империя, после дворцового переворота ставшая Солнечной, закрыта от всего мира – а восседавшие в ней богини заперты за гранью мира. Но кто, если не они, принесёт гармонию и не даст хаосу восторжествовать?

Принцесса Селестия Принцесса Луна Король Сомбра

Кольцо 3. Реинкарнация Анонимуса.(Рабочее название)

Всё ещё продолжаю свои труды которым уже многим одискордели. Всё ещё я. Всё ещё в Эквестрии. Но. 1. Я теперь не Демикорн. 2. Рояли отобрали но обещали прислать один если буду хорошо себя вести. 3. Это канон какой он есть так что это Serios buisines. И наконец. 4. Аргумент "It's magic" с этих пор не котируется.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Зима / Winter

Бывают такие поступки, которые нам хотелось бы исправить; поступки, которые не отпускают до самого конца. А временами, когда мы рыдаем в одиночестве, тени прошлого закрадываются в память – и мы по новой переживаем самые болезненные воспоминания. Одна грифина, покинутая всеми, ждёт, что придёт хоть кто-нибудь, ждёт помощи. Но не всегда мы получаем то, чего хотим.

Гильда

Испытание огнем

Пони отправляется решать,как ему казалось, свои проблемы, а в итоге решает чужие. В конце...

Твайлайт Спаркл Пинки Пай Эплджек

Последнее испытание

Вы - заключённый за убийство. Вы уже отсидели несколько лет, и вас скоро освободят, но освободят, если вы пройдёте несколько проверок и тестов. А в конце будет дан самый сложный тест - тест на человечность...

Другие пони

Грехи Прошлого

Кем ты можешь быть, когда весь мир видит лишь монстра?

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

My little Sherlock

О многогранной личности Шерлока и ее составляющих.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Человеки

Пони в чёрном

- Отныне ты будешь носить только стандартную одежду пони в чёрном. Станешь откликаться на букву, которую тебе дадут. Есть там, где скажут. Жить там, где скажут. Теперь у тебя не останется даже отпечатков копыт. Ты - мимолетное воспоминание, которое сразу забудется. Ты не существуешь и вообще не появлялся на свет. Безымянность - твое имя, молчание - твой родной язык. Эй! - кобылка с огромными крыльями требовательно протянула копытце. - Агент K, принесите мне мою Вамми!

Король Сомбра Флари Харт

Дружба под знаком равенства

«Но это же чудовищно! - воскликнет иной пони. – Забрать метку – все равно что лишить пони души!» Но позвольте же мне поведать свою историю; и вы убедитесь, что ваши драгоценные кьютимарки – ни что иное, как грандиозный обман. История жизни Старлайт Глиммер - от ее имени.

Другие пони ОС - пони Старлайт Глиммер

Перед боем

Самая страшная минута, это минута перед атакой.

Автор рисунка: Siansaar
Глава четвёртая Глава шестая

Глава пятая

Вернувшись после закончившейся феерическим провалом затеи как можно незаметнее сопроводить незнакомца к его новому дому, Твайлайт сразу же приступила к делу. Нужно было составить список задач на завтра, продумать поэтапный план акклиматизации всё ещё остающегося бессловесным и безымянным новичка в Понивилле, набросать — для начала — предварительную схему предстоящего разговора, прикинуть возможные варианты его развития… Спайк, оставив рядом с рабочим столом полный кофейник и чашку, отправился спать, пожелав подруге не засиживаться допоздна и получив в ответ неопределённое хмыканье, которое можно было истолковать полудюжиной способов на выбор: та уже с головой погрузилась в работу, предоставив окружающий мир его собственной судьбе.

В итоге она просидела до четырёх утра, один за другим составляя и забраковывая планы по налаживанию отношений с подопечным. Листы бумаги, исписанные целиком или частично, сминались и бросались на пол, когда очередная попытка заводила в очередной тупик. Ни один из вариантов так и не удовлетворил стремящуюся к идеальному результату Твайлайт, но она не собиралась сдаваться и была готова сидеть до тех пор, пока не сумеет сдвинуть дело с мёртвой точки. Ей во что бы то ни стало нужно было подготовиться к предстоящему дню, чтобы как можно скорее разрешить эту загадку и помочь незнакомцу. И такая мелочь, как сон, сопротивляться которому становилось всё труднее даже несмотря на весь выпитый кофе, не мог воспрепятствовать этому.

Однако она была вынуждена оставить работу незаконченной и отправиться-таки спать, когда, в очередной раз клюнув носом, едва не ткнула себя пером в глаз. Совелий, как обычно составлявший ей компанию и выступавший в роли безмолвного собеседника, к которому Твайлайт обращала свои монологи-размышления, встревоженно ухнул. Внимательно посмотрев на вскинувшую голову и отчаянно моргающую хозяйку, он выдал целую тираду из различных по тембру и продолжительности «ухов» и категорически указал крылом на постель, нахмурившись и выдав свой самый строгий взгляд. Слетев с насеста, он наступил лапой на перо, предупреждая возможную попытку вернуться к работе.

Твайлайт, тоскливо оглядев разбросанные по полу комки бумаги и стол, на котором так и не появился свиток с детально расписанным планом по убеждению незнакомца в доброжелательности её намерений, сфокусировала взгляд разъезжающихся от усталости глаз на филине и кивнула. Если уж ночной ассистент столь категорически гонит её спать, значит, она и правда засиделась дольше обычного. С кряхтением поднявшись и поморщившись от неприятных ощущений в затёкшей пояснице и отсиженном крупе, она на негнущихся ногах добрела до кровати и забралась под одеяло. Едва коснувшись подушки, она провалилась в тяжёлый, не приносящий настоящего отдыха сон, из которого её вытащил исполнительный, но такой бездушный и не склонный к состраданию будильник.

Так что сейчас с трудом разлепившей один глаз Твайлайт больше всего хотелось вновь завернуться в одеяло и проспать до обеда, но уже пришедшие в себя совесть и чувство ответственности одержали верх над желанием сделать себе поблажку и так и не прошедшим утомлением. Даже стоящая перед ней задача не могла, вопреки обыкновению, обеспечить достаточный заряд бодрости. Кажется, впервые исследовательская работа не принесла ей ничего, кроме усталости.

Взяв себя в копыта, Твайлайт перекатилась через край кровати и встала на ноги, щурясь от слишком яркого для так и не отдохнувших глаз света. Селестия уже несколько часов как подняла солнце, новый день был в разгаре, и настала пора приниматься за насущные дела, сколь бы она ни была к ним не готова. Твайлайт потёрла копытом глаза и надавила на переносицу. Так, нужно проснуться или хотя бы начать двигаться. Глубокий вздох плавно перешёл в широкий зевок, и она, мотнув головой, поплелась к лестнице.

Войдя на кухню и усевшись за стол, Твайлайт уронила голову на столешницу, едва не смахнув чёлкой вазу со свежими маргаритками, и прикрыла пощипывающие глаза; тихо звякнули потревоженные самоцветы в стоявшей рядом с вазой миске. Гоня сон, она попыталась сосредоточиться на планировании сегодняшнего дня, но мысли едва шевелились, а перед внутренним взором неколебимо стоял образ такой манящей, уютной, тёплой постели.

Кухню наполняли запахи свежесваренного кофе, горячего масла и поджаренного хлеба. Твайлайт вяло подумала, что пора бы обновить заклинание, удерживающее все эти кулинарные ароматы в пределах одного помещения, не позволяя им распространиться по библиотеке и пропитать книги. Едва ли кому-нибудь могло понравиться читать, например, справочник по базовой теории магии, пахнущий, как тарелка с блинами. Ну, разве что Пинки Пай. Или Рэйнбоу Дэш, если та снова проспит завтрак… Мысли снова начали расплываться, отдаляя её от окружающего мира и грозя унести с собой в страну грёз.

— Выглядишь не очень, — прокомментировал её состояние Спайк, отворачиваясь от плиты и бросая взгляд через плечо. Он стоял на высоком табурете, компенсировавшем недостаток роста, и был одет в белый фартук с кривовато вышитыми тремя синими кристаллами и накрахмаленный до каменной твёрдости поварской колпак. В стоящей перед ним сковородке что-то скворчало, рядом исходил паром недавно вскипевший чайник.

— И тебя с добрым утром, Спайк, — пробурчала Твайлайт, не открывая глаз.

— И настроение под стать виду, — продолжил тот. На минуту отвлёкшись от сковородки, он быстро налил кружку горячего кофе и поставил перед подругой, чуть отодвинув миску с самоцветами. Та, не меняя позы, пошевелила носом, жадно втягивая горьковатый аромат.

— Сколько раз ты обещала не засиживаться допоздна? — вновь взгромоздившись на табурет и следя за огнём, ворчливо, но с явственной заботой спросил помощник, получив в ответ неопределённо-виноватое хмыканье. — Жаль, здесь нет Рэрити, она бы прочитала тебе лекцию по поводу пользы сна до полуночи.

— Да, да, — пробормотала Твайлайт, дуя на кофе и делая осторожный глоток. — Только поэтому ты хотел бы, чтобы она была здесь сейчас, и ни по какой иной причине, верно, Спайки-Вайки?

— Удалось хоть чего придумать? — игнорируя подколку, сменил тему тот. Настроение подруги не было для него в новинку: частенько засиживаясь едва ли не до рассвета и систематически не высыпаясь, с утра та неизменно пребывала в язвительно-ворчливом расположении духа. Так повелось ещё с дней ученичества в Школе для одарённых единорогов, так что лучшей тактикой, выработанной её ассистентом за эти годы, был лёгкий разговор, постепенно сменяющий раздражение всем на свете на нормальное, социально-адекватное состояние.

Сняв сковородку с огня, Спайк выложил содержимое на тарелку и поставил её перед всё ещё несколько заторможённой Твайлайт. Та, вздохнув, сняла пробу и потянулась за солонкой.

— Нет, — удручённо ответила она, держа вилку у рта. — Ничего не могу сообразить, просто наваждение какое-то. Как доказать ему, что он может доверять нам, если я даже не знаю, с чего начать разговор?

Спайк стянул через голову фартук и положил вместе с колпаком на край стола. Усевшись напротив вяло жующей подруги, взял из миски крупный изумруд и откусил половину.

— Может, попробовать просто поговорить, без всяких списков, планов и расписанных на двадцать реплик вперёд вариантов развития диалога? — Он поймал её кислый взгляд и пожал плечами. — Ну, знаешь, как обычные пони обычно общаются друг с другом? Поздороваться, спросить, как ему спалось на новом месте, сказать, что погода чудесная? Или что-то ещё в том же духе. Предложить прогуляться, показать город, в конце концов.

— Может, ты и прав, Спайк. — Твайлайт положила вилку и взялась за кружку. — По-видимому, я и правда слишком усложняю задачу. В конце концов, мне нужно с ним подружиться и помочь освоиться, а не провести доскональное исследование его прошлого по заданию Селестии. Наверное, действительно лучше будет попробовать более мягкий подход, по крайней мере, на первое время.

Её чешуйчатый собеседник, приподняв брови, бросил на подругу одобрительный взгляд.

— Ну надо же, кто-то наконец-то проснулся, — с нескрываемой иронией протянул он. — С добрым утром, ваше высочество.

Вздохнув, принцесса закатила глаза.


Постучав, Твайлайт отступила на шаг и окинула дом взглядом. Жилище производило впечатление необитаемого: плотно закрытая дверь, наглухо занавешенное окно, полная тишина внутри. Словно вчера она не сопровождала незнакомца от больницы до самого порога и не видела, как он нырнул внутрь, спасаясь от неуёмной жизнерадостности Пинки Пай. Может, он ещё спит? Правда, уже десять часов, в это время все пони обычно на ногах. Но вдруг он ведёт ночной образ жизни, предпочитая отсыпаться до обеда? Или ушёл куда-нибудь? Хотя это вряд ли: он никого не знает в городе, да и сомнительно, судя по его вчерашнему поведению, что он настолько внезапно решит начать свой день с прогулки по незнакомому городу. Скорее уж, наиболее логичным будет предположить, что её подопечный сейчас сидит внутри, отгородившись стенами ото всех и погрузившись в себя.

Твайлайт ощутила укол совести. Безответственно с её стороны было оставить его в одиночестве после всего пережитого. Вдруг, всё обдумав, он решил, что принцессе нет до него дела, раз она буквально бросила его, доведя до дома и тут же отправившись по своим делам? В каком свете теперь он будет видеть обитателей Понивилля, если все, кто ему встретился — профессионально отстранённо-заботливые врачи, отдающий предпочтение собственным нуждам аликорн и одна явно неуравновешенная гиперактивная розовая кобылка?

Почувствовав, что начинает заниматься негативным самоанализом, Твайлайт мотнула головой и коротко выдохнула. Так, хватит накручивать себя на пустом месте, причин для беспокойства и самоедства пока что нет. Выводы нужно делать на основании не предположений, а фактов, которые на текущий момент отсутствуют. Для начала хорошо бы всё-таки поговорить с ним, вынудить на контакт. Вот тогда, основываясь на его реакции, уже можно будет делать предварительные заключения.

Она снова постучала.

— Привет, — негромко позвала она. — Это Твайлайт, ты дома?

С полминуты царила тишина, затем дверь чуть приоткрылась, и на принцессу уставился настороженный серо-голубой глаз. Твайлайт моргнула, несколько озадаченная столь холодным приёмом.

— Э, привет, — повторила она. — С добрым утром. Хотела… э… проведать тебя, узнать, как тебе спалось на новом месте.

Чуть помедлив, собеседник кивнул, не спеша, впрочем, открывать дверь и приглашать её войти. Твайлайт, смущённая его неприветливостью, тем не менее решила не отступать.

— Хорошо. — Она замолчала, подбирая слова. Как и тогда, в больнице, ей никак не удавалось собраться с мыслями: почему-то она робела перед этим странным пони, хотя причин для этого, казалось бы, не было вовсе.

С минуту царила неуютная тишина. Твайлайт никак не могла найти подходящую тему для продолжения разговора, а незнакомец все так же держал дверь едва приоткрытой, внимательно следя за улицей и посматривая на гостью; он определённо не стремился к налаживанию отношений. Твайлайт впервые столкнулась с такой ярко выраженной непонимостью, и это совершенно сбивало её с толку.

— Я… — Ей уже надоело слышать собственное беспомощное блеяние, и возникшее раздражение, как ни странно, придало сил. — Не хочешь прогуляться? День обещает быть хорошим, дождь запланирован на поздний вечер, а я могу устроить тебе небольшую экскурсию, показать город…

Поначалу она была уверена, что он откажется: видимая в щель половина лица приобрела странное выражение, глаз беспокойно заметался из стороны в сторону. Спустя несколько секунд внутренней борьбы нечто победило другое нечто, и безымянный пони принял решение: ещё раз внимательно осмотрев улицу, он коротко кивнул и закрыл дверь, оставив озадаченную Твайлайт на пороге. Однако не прошло и минуты, как дверь отворилась, и её странный подопечный вышел из дома: он накинул плащ, оставленный ему вчера принцессой, и надвинул капюшон на глаза. Хотя такое одеяние было явно не по погоде, да и вид наглухо закутанного в плащ пони был всё-таки несколько нетипичен для их городка, если это не Зекора, Твайлайт оценила разумность поступка: пустой бок определённо привлечёт куда больше внимания.

Поскольку на вопрос, что бы он хотел посмотреть первым делом, незнакомец лишь молча пожал плечами, Твайлайт решила начать с главной площади и ратуши. Начинать представление города новому жителю с центра показалось ей неплохой и логичной идеей, к тому же, это предоставит наиболее широкий выбор вариантов дальнейшего маршрута. Озвучив своё предложение и получив в ответ неопределённый молчаливый кивок, она приступила к реализации своего плана.

Встречные пони так же, как и ранее, приветливо здоровались с ними и провожали удаляющуюся пару любопытными взглядами, но не пытались навязывать своё общество или надоедать с расспросами. Твайлайт в очередной раз поблагодарила Селестию, что наставница отправила её в такой маленький городок, как Понивилль; местные жители были друг для друга как очень большая семья, и это задавало определённые, очень тёплые и дружеские, нормы поведения. Оставалось надеяться, что незнакомец в конце концов проникнется царящим здесь духом и…

— Поберегись!

Твайлайт начала оборачиваться в сторону источника испуганного крика, но через мгновение уже лежала, сбитая с ног, как ей показалось, отчаянно пытающимся затормозить оранжевым пятном. Прочихавшись от забившей нос пыли и перевернувшись на спину, она встретилась взглядом с блестящими от сдерживаемых слёз пурпурными глазами. Лежащая рядом с ней Скуталу держалась за ушибленный бок и пыталась напустить на себя независимый и виноватый вид одновременно.

— Ой, Твайлайт, прости, пожалуйста, я отвлеклась буквально на секунду, — зачастила она, но тут же скривилась и стиснула зубы, пытаясь скрыть, насколько ей больно.

Встав и чуть качнувшись, Твйалайт помогла ей подняться и тут же, игнорируя протесты, осмотрела пострадавший бок. Вроде обошлось: ни ссадин, ни, богиня упаси, сломанных рёбер. Синяк, конечно, будет знатный, и какое-то время непоседе придётся поумерить пыл и перестать гонять как ошпаренной, но ничего страшного ей не грозило. Твайлайт, облегчённо вздохнув, строго посмотрела на старающуюся выглядеть раскаивающейся малышку.

— Скуталу, я, конечно, рада, что ты не ушиблась слишком уж сильно, но тебе же прекрасно известно, что ездить с твоей скоростью в городе…

Она осеклась, заметив, что говорит сама с собой: Скут стояла, вытянувшись в струнку, широко распахнув глаза и открыв рот; маленькие крылья стояли торчком и чуть трепетали от избытка чувств. Её внимание было полностью поглощено чем-то, находящимся за спиной собиравшейся сделать ей выговор старшей пони, и та повернулась, желая увидеть объект такого сильного интереса. Ответ предстал перед глазами тут же, и Твайлайт закусила губу от досады: кажется, её везению пришёл конец.

Незнакомец, видимо, тоже сбитый с ног нелетающим оранжевым метеором, поднялся и теперь стоял, вжав голову в плечи и переводя взгляд из стороны в сторону. Плащ, похоже, слетевший в момент удара, лежал на земле, и теперь все пони, привлечённые столкновением, как один смотрели на его бока: более не скрытые тканью, они были вызывающе пусты.

— Вот это да! — В голоске Скуталу смешалось столько чувств, что Твайлайт невольно бросила на неё быстрый взгляд, опасаясь, что малышку хватит удар. Но с той, похоже, было всё в порядке, и даже боль от недавнего ушиба оказалась не в силах пробиться сквозь захлестнувшее её возбуждение: взрослый пони без кьютимарки в настоящий момент был центром вселенной Меткоискателя.

Твайлайт быстро огляделась: лица окружающих выражали различные степени удивления и любопытства. Пони начали переговариваться, не спуская глаз с не знающего, куда деться от их взглядов, бледного жеребца. Нужно было что-то предпринять, причём немедленно: происшествие грозило свести на нет все её старания и навсегда отвратить незнакомца от идеи влиться в их общество. Пожелав себе удачи, она выступила вперёд.

— Внимание! Пожалуйста, минуту внимания!

Взгляды окружающих обратились на неё, и Твайлайт сглотнула, надеясь, что сумеет быстро исчерпать этот инцидент и не сделать хуже.

— Как вы знаете, три дня назад я привела в город этого пони из Вечнодикого леса. Не представляю, как долго он проблуждал там, и что с ним случилось до того, но при нашей встрече он был очень измождён.

Говоря, она магией подхватила плащ и, даже не отряхнув, накинула на спину своего подопечного, стараясь как можно скорее скрыть так и притягивающие взгляды пустые бока; тот тут же накинул капюшон и расправил полы, словно надеясь стать невидимым.

— Вчера его выписали из больницы и поселили в одном из гостевых домов, — продолжала Твайлайт, обводя взглядом собравшихся и стараясь удерживать их внимание только на себе. — Да, у него нет кьютимарки, и он не рассказывал, что послужило тому причиной. Мы не знаем, что ему пришлось пережить, но он несколько замкнут и не стремится быть в центре внимания. Пожалуйста, проявите свои лучшие чувства и отнеситесь к этому с пониманием. Прошу вас.

Короткая сумбурная речь, кажется, оказала нужный эффект: пони начали расходиться. Конечно, теперь весь город будет во власти слухов, пересудов и кривотолков, но тут уж ничего не поделаешь — от сплетен, как и от параспрайтов, было очень сложно избавиться.

Убедившись, что толпа вняла её словам, Твайлайт повернулась к спутнику и Скуталу. Впрочем, малышки уже и след простыл, и Твайлайт была готова поставить свою корону против гнилого яблока, что та сейчас со всех крыльев несётся к клубному домику Меткоискателей, чтобы поделиться ошеломляющей новостью о «пустобоком» взрослом с подругами. Твайлайт зажмурилась: похоже, её опасения всё-таки начинают сбываться, причём со стремительностью, явно превосходящей скорость появления хороших новостей. Но об этом можно будет начать волноваться чуть позже, а сейчас ей предстоит уладить ещё одно крайне неприятное дело.

Прижав уши и закусив нижнюю губу, она посмотрела на подопечного. Тот стоял, укутавшись, насколько позволял размер плаща, и надвинув капюшон на глаза. Тень почти полностью скрывала лицо, так что Твайлайт не удалось прочитать его выражение, но она была уверена, что это и к лучшему. Что он мог сейчас думать? Вряд ли испытывал прилив благодарности…

— Прости, пожалуйста, я и представить не могла, что так получится… — Интонации голоса Твайлайт были очень похожи на только что извинявшейся за наезд Скуталу, вот только чувство вины было не полунаигранным, а всеобъемлющим. Она готова была встать на колени, если бы только он изъявил такое желание. Прекрасная выдалась прогулка по городу, ничего не скажешь. Если он теперь в принципе откажется общаться с ней, пусть и в своей странной молчаливой манере, ей останется только покорно убраться восвояси.

Её подопечный коротко кивнул и повернул голову в направлении стартовой точки их короткой и столь неудачно завершившейся прогулки. Слова были не нужны, и Твайлайт, обречённо вздохнув и повесив голову, повела его к дому.


Дверь закрылась, отгородив известного теперь каждому понивилльцу незнакомца от города и от Твайлайт. Постояв несколько минут, глядя в землю и ругая себя последними словами, она развернулась и медленно побрела домой. И что же теперь делать? Как исправить настолько грубый промах? Как же она не просчитала возможность такого происшествия? Ох, только бы он не ушёл в себя окончательно, разозлившись на неё, что теперь могло быть вполне вероятным исходом. Вот уж не повезло, так не повезло…

Она настолько погрузилась в невесёлые размышления, пытаясь найти выход из сложившейся ситуации, что почти столкнулась с вдруг возникшей на пути фигурой. В последний момент отпрянув, Твайлайт часто заморгала, пытаясь восстановить связь с окружающим миром и сфокусироваться на чуть не сбитом ею пони.

— Извините, пожалуйста, я задумалась и… — начала она, всё ещё не видя собеседника.

— Нет в том нужды, поверь, друг мой, в порядке полном мы с тобой. — Знакомая манера речи мгновенно вернула её на землю.

— Зекора? — В последний раз моргнув, она наконец-то смогла обрести контроль над зрением: зебра стояла перед ней, откинув капюшон плаща и слегка улыбаясь. Твайлайт улыбнулась в ответ, на мгновение забыв о своих невзгодах.

— Я так рада тебя видеть, — произнесла она, но тут же улыбка её увяла; сонм гнетущих мыслей вернулся, полностью поглотив радость от встречи. Зекора прищурилась, не сводя проницательного взгляда с подруги.

— Вновь злы и тяжки твои думы, и вид твой стал от них угрюмым. — Она склонила голову к плечу, внимательно всматриваясь в лицо чародейки. Та, вздохнув, уныло кивнула.

— Ты права, как всегда. — Твайлайт криво усмехнулась и зло притопнула. — Очередная моя затея закончилась оглушительным провалом, и я не знаю, что теперь делать. Уж лучше бы я осталась сегодня дома, хоть не испортила бы ничего.

Зекора нахмурилась и покачала головой.

— Твои слова несправедливы, не ошибётся лишь ленивый. Тот, кто бежит любой работы, непогрешим, но что с того-то?

Твайлайт вздохнула и опустила взгляд, чувствуя себя неловко оттого, что снова злоупотребляет отзывчивостью подруги. Слова согревали сердце, разгоняя мрак уныния, помогая чуть отстраниться от гнетущей неудачи, но принять помощь, сколь бы ни хотелось, она сейчас не могла. На этот раз всё произошло из-за её ошибки, и, даже поделившись бедой, она не смогла бы почувствовать себя лучше.

— Спасибо за поддержку, но в этот раз всё по-другому. — Твайлайт благодарно, хоть и слабо, улыбнулась и покачала головой. — В этот раз я и правда всё испортила. Надеюсь, что смогу придумать, как это исправить. Очень надеюсь…

Зекора вновь покачала головой и цокнула языком.

— Кори себя, но меру знай, совсем в унынье не впадай. — Она повела копытом, словно отбрасывая нечто невидимое. — Нет в том резона, глупость лишь, за всем вокруг не уследишь. Не перечесть твоих удач, так что борись и верь, не плачь.

Твайлайт улыбнулась чуть шире: и снова тёплые слова помогли облегчить душу, сняв часть вины и подарив надежду. Благодарно кивнув, она наконец-то обратила внимание на раздутые сумки, висящие на боках подруги.

— Ой, прости, я тебе опять голову забиваю, а у тебя сумки тяжёлые. — Осознание своей невнимательности едва не стоило ей только что обретённых крупиц уверенности.

Зекора снова повела копытом, отметая извинения.

— Лишь кое-что из нужных трав, что не найти в лесных ярах. — Она помрачнела и уже тише продолжила: — Тревожит что-то Вечнодикий, по Лесу бродит страх безликий.

— Что ты имеешь в виду? — Беспокойство за подругу оттеснило прочие чувства, обуревающие Твайлайт. Вечнодикий лес — полное тайн и загадок место, и если даже зебра, не первый год живущая в его глубине и научившаяся избегать опасностей, чувствует тревогу… — Что-то произошло?

— Неведом мне тому зачин, и много может быть причин. — Зекора покачала головой. — Но злится Лес, мне это ясно, а раздражать его опасно.

— Может, лучше переберёшься ко мне? — Твайлайт с тревогой смотрела на шаманку. — Если ты говоришь, что Лес стал ещё более неспокойным, чем обычно, не стоит оставаться в его пределах. Ты ведь живёшь одна, случись что…

— Не изводи себя, мой друг, не пропаду я вот так вдруг, — мягко улыбнувшись, успокаивающим тоном произнесла Зекора. — Хоть Лес порой весьма суров, давно уж мне даёт он кров. Себя я уберечь смогу, а худо станет — убегу.

Поговорив ещё несколько минут, подруги разошлись. Зекора отправилась домой, Твайлайт же, хоть до конца не успокоенная, но верящая в её способность чувствовать приближение опасности, вернулась к своим невесёлым размышлениям. За время, понадобившееся ей, чтобы добраться до «Золотого дуба», рождённые сегодняшним днём проблемы вновь вышли на первый план, поглотив всё внимание и задвинув минувший разговор в дальний уголок памяти.