Война за дружбу

Что же случиться, если, скажем... Дискорд победит? Или, не знаю... Перевертыши захватят мир? А теперь представьте. Понивилль в огне. Началась страшная война. А четыре из шести элементов гармонии захвачены Дискордом, и стали его марионетками. А смогут ли победить войну два оставшиеся элемента гармонии? Скажем... Честность и Верность? Или же они только сделают смерть города ещё страшнее?В общем, зачем гадать? Садимся и читаем)

Рэйнбоу Дэш Эплджек Дискорд

Бессонница

Странные дела творятся в Понивилле. Начали пропадать жеребята. Их родные и близкие, сраженные горем, пойдут на все, чтобы найти причину. Кто-то грешит на древесных волков. Кто-то обвиняет зебру, живущую в лесу. Некоторые даже винят своих собратьев пони. Однако, никто не подозревает маленькую кобылку, страдающую от бессонницы…

Диамонд Тиара Сильвер Спун DJ PON-3 Бэрри Пунш

Далеко и близко

Иногда жизнь не справедлива: те, к кому ты хотел быть поближе, стоят так далеко, что не дотянуться. Иногда судьба делает подарки: она забрасывает тебя на миллиарды киллометров вперед, выше, к цели! И всё-таки тебе делать выбор, как ты воспользуешься шансом. Страж и принцесса, живущие в разных городах, которым не суждено было встретиться в обычной жизни - как они воспользуются этим небольшим подарком судьбы?

Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Луна Другие пони Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Fallout Equestria: Последний парад

Они вошли в вечный город, сияющие в лучах своих побед...

Подземелья и Полудурки

Шэдоуболтам надоело постоянно умирать на сессиях игр в Dungeons&Dragons, и они просят Твайлайт стать их новым ДМ-ом. Для Твайлайт игра вскоре становится испытанием рассудка в окружении полуорков, варваров, вертикально ограниченных некромантов и соблазнительных бардов. Граница между удачей и полной гибелью партии становится тоньше с каждым броском...

Твайлайт Спаркл Другие пони

Жадный грифон подхватил щедрость

Когда речь заходит щедрости, Галлус перестаёт понимать уроки. Поэтому его друзьям приходится помогать грифону. Но никто из них даже не представлял себе, как трудно заставить жадное от природы существо расстаться со своими, "честно" заработанными деньгами.

Записи Винил Скратч: Второй Сезон

После изобретения радио, DJ-P0n3 (также известная как Винил Скратч) начинает вести первое радио-шоу с со-ведущей по имени Октавия. Октавия быстро понимает, что ее начальница крайне эксцентрична, из-за чего передачи постоянно идут вразнос, но каким-то образом становятся только еще популярнее. Эти передачи были записаны и транскрибированы из соображений исторической ценности. Это Винил Скратч, второй сезон.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая Принц Блюблад DJ PON-3 Октавия

Bel canto

"Тем хуже для куска дерева, если он поймет, что он - скрипка." (Артюр Рембо)

Другие пони Октавия

Охотник на единорога

В ночь на Самайн в дремучем кельтском лесу бесстрашный охотник решил поохотиться на единорога…

Другие пони Человеки

Флами

Ночью, посредине лесной поляны лежит маленький пегас. Он удивлённо рассматривает местность, как вдруг в кустах что-то затрещало и оттуда вышел большой древо-волк...

Другие пони ОС - пони

Автор рисунка: Noben
Глава пятая Глава седьмая

Глава шестая

Следующие три дня прошли спокойно. Город жил обычной жизнью: пони вставали по утрам, днём занимались своими делами, вечерами отдыхали и развлекались, а после заката расходились по домам и спокойно спали до рассвета.

Несмотря на опасения Твайлайт, открывшаяся правда о «пустобокости» новичка не вызвала чрезмерного ажиотажа среди горожан. Конечно, каждый норовил при случае как бы невзначай столкнуться с ним и убедиться в правдивости слуха, но никто не проявлял чрезмерного любопытства. Вероятно, все считали отсутствие кьютимарки следствием пережитого им в Вечнодиком лесу и старались без нужды не будить в бледном пони неприятных воспоминаний. Даже Меткоискатели, похоже, так и не смогли прийти к единому мнению, как лучше поступить: пригласить его в свой клуб или держаться подальше, как от печального воплощения их худших страхов. Хотя, возможно, тут сыграло свою роль и чрезмерно замкнутое поведение незнакомца, почти не выходившего из дома. Он старался избегать горожан и по-прежнему не говорил ни слова.

Твайлайт как минимум дважды в день навещала его, осторожно пытаясь вызвать на разговор и выяснить хоть что-нибудь. Однако он вёл себя всё так же настороженно и ограничивался настолько «односложными» жестами, что быстро отбивал у неё желание продолжать. В принципе, это было даже логично после провала, явившего всему городу факт его «пустобокости», но всё же…

У Твайлайт начало складываться впечатление, что он сознательно стремится дистанцироваться от всех, словно опасаясь общаться. Но что служило причиной такой непонимости? Она терялась в догадках. Почему он столь упорно продолжает молчать и настолько явно не желает идти на контакт с кем бы то ни было? Чего он боится? Или что скрывает? Или скрывает что-то, что может вызвать страх у других, если они узнают его тайну? Или боится, что раскрытие тайны может нанести ему вред? Или ополчить пони против него? Вдруг он виновен в чём-то, что заставило его бежать из места, где он жил раньше? Или он бежал от чего-то, что может настигнуть его здесь, если он раскроет себя? И насколько на самом деле пострадала его память? Если доктор Хорс прав, и он намеренно скрывает как минимум своё имя, то что ещё он может помнить, но отказываться рассказывать? Или он на самом деле лишился воспоминаний, и сейчас мучительно пытается восстановить их, вспомнить хоть что-то из своего прошлого?

От такого количества единовременно требующих ответа вопросов у Твайлайт развилась стойкая мигрень. Днём и ночью она ломала голову над тем, как убедить незнакомца в доброжелательности своих намерений. Опасаясь слишком давить на него, она старалась исподволь выяснить хоть что-нибудь, что могло бы дать ей ключ. Она искренне хотела помочь этому странному пони, но в одиночку, без информации, сделать этого не могла.

Даже магия, познаниями в которой Твайлайт могла с полным на то правом гордиться, была тут бессильна: применение любого заклинания требовало чёткого понимания как причин, так и ожидаемого результата. Использовать волшебство вслепую было верхом некомпетентности для любого уважающего себя мага; чародейка и так до сих пор корила себя за промах с незавершённым заклинанием Старсвирла. И пусть тогда всё закончилось относительно благополучно — а её крылья и корона были тому доказательством, — но всё же ошибка есть ошибка, к сколь бы благому результату она в итоге ни привела. Даже если это было испытание солнечной богини, должное доказать готовность верной ученицы принять статус принцессы и обличье аликорна. С тех пор Твайлайт дала себе зарок никогда не прибегать к магии, не имея хотя бы приблизительного представления о результате действия чар.

И Дискорд, как назло, куда-то запропастился. Твайлайт по-прежнему переживала, что так и не извинилась за своё поведение, и никак не могла выбросить это из головы. Чувство вины тихо грызло её, подтачивая силы и ещё глубже погружая в депрессию. Подавленное состояние не только сказывалось на аналитических способностях, но и всячески отравляло повседневную жизнь, нарушая сон, лишая аппетита и заражая неуверенностью. Осознание, что она ни за что ни про что обидела пусть не совсем друга, но того, что искренне пытался заслужить её доверие, заставляло сомневаться в себе. Дух Хаоса не появлялся с той самой ночи; даже Флаттершай не представляла, куда он мог деться, и Твайлайт винила в этом себя. Если драконикус не показывался на глаза даже своей подруге, единственному существу, в чьём искреннем дружелюбии мог не сомневаться, то нанесённая ему обида была куда сильнее, чем опасалась принцесса. От осознания этого становилось ещё хуже.

В какой-то момент она почти решилась отправить письмо принцессе Селестии, но, уже взявшись за перо, остановилась. Нет, она не может беспокоить наставницу по такому незначительному поводу. В социальном статусе она теперь равна ей: крылья сложены по бокам, корона хранится в шкафчике. Пони обращаются к ней «ваше высочество» или с обязательным упоминанием титула, сколь бы непривычным это до сих пор ни казалось.

Что же до сил и обязанностей… Сёстры-богини управляют движением светил и жизнью Эквестрии, оберегая и защищая своих подданных днём и ночью и делая всё, что полагается монархам, всем сердцем любящим свой народ. На плечах Кейдэнс лежит забота о Кристальной Империи и распространении света надежды и любви по всем населённым пони землям. Неужели Твайлайт — принцесса Твайлайт Спаркл — не сможет самостоятельно решить проблему даже не одного маленького городка, а одного-единственного, пусть и загадочного, пони? Как она будет смотреть в глаза своему учителю, если попросит помощи в таком несложном деле? Селестия направила её сюда для изучения магии дружбы, и нынешняя ситуация — всего лишь очередной шаг в выполнении порученного ей задания. Она обязана справиться сама.

В итоге Твайлайт довела себя до такого состояния, что на утра четвёртого дня Спайк буквально выгнал её на восстановительную прогулку. В этот раз помощник выразился прямо, посоветовав немедленно выбросить из головы все гнетущие мысли и отправиться к Зекоре для душеспасительной беседы. Не дав подруге прийти к мысли, что она опять навещает зебру исключительно из корыстных побуждений, он повесил ей на спину полные чего-то перемётные сумки и едва не шлёпнул по крупу, задавая направление. Ограничившись строгим взглядом и добрым напутствием, дракончик вытолкал её за порог библиотеки и захлопнул дверь.

Пока Твайлайт стояла на крыльце, пытаясь сообразить, что же пошло не так, раз верный ассистент столь бесцеремонно выставил её из родного дома, сверху раздалось требовательное уханье. Подняв голову, она увидела Совелия, сидящего на балконных перилах и пристально смотрящего на неё. Не сводя глаз с хозяйки, бодрствующий в неурочный час филин склонил голову набок и вытянул крыло в сторону Вечнодикого леса, дважды ухнув. Твайлайт умоляюще подняла брови, но он покачал головой и снова заухал, продолжая указывать в направлении Леса. Обречённо вздохнув, Твайлайт кивнула и зашагала по дороге, чувствуя спиной пристальный взгляд. Если уж оба помощника сговорились против неё, ничего не поделать. Видимо, она настолько заработалась и так увлеклась самокопанием, что друзья единодушно решили прервать её душевные терзания, пока не стало поздно. И снова лучшего психолога, чем шаманка-отшельница, ей было не найти.

Оставив город позади, Твайлайт ступила под сумрачную сень Вечнодикого леса. Всего неделю назад она точно так же шла на встречу с Зекорой, надеясь излить ей душу и попросить совета в отношении Дискорда. В тот раз зебра оказалась как раз тем, кто был ей так нужен — чутким собеседником, способным выслушать и помочь мыслям выстроиться в правильном порядке. Твайлайт надеялась, что и на сей раз мудрая лесная колдунья сумеет направить поток её размышлений в нужное русло. Сама же она окончательно пала духом и была неспособна найти решение: роящиеся в голове вопросы только рассредоточивали её внимание, не давая сконцентрироваться ни на одном из них.

Шагая по знакомой тропинке, Твайлайт никак не могла отделаться от ощущения, что за ней следят. Конечно, она всегда знала, что Лес не оставляет без внимания вторгающихся в его пределы, но сегодня чувство было неприятно сильным. Она почти физически ощущала тяжёлые, липкие взгляды, направленные на неё из-за каждого куста, из-под каждого камня, из кроны каждого дерева, мимо которых проходила. Твайлайт всегда считала Вечнодикий лес, этот древний, существующий не одну сотню и даже тысячу лет массив, живым существом. Ну, не то чтобы совсем уж живым, но наделённым неким сознанием. Даже рациональное мышление учёной, культивируемое ею на протяжении лет, не могло отрицать факта, что настолько древнее и странное место должно обладать собственной магией и волей. Одно наличие в глубине Леса Древа Гармонии, вне всякого сомнения обладающего непостижимым для пони разумом, подтверждало эту теорию. Так что в том, что Лес следил за всяким, кто осмеливался забрести дальше опушки, не было ничего необычного.

Однако в этот раз всё было иначе. Внимание было чрезмерно пристальным, почти что враждебным, разлитая в воздухе угроза давила как летний зной в пустыне. Словно Лес был чем-то разгневан, и вторжение незваной гостьи лишь усиливало его недовольство. По спине Твайлайт безостановочно бегали мурашки, шерстинки на кончиках ушей встали дыбом, кончик носа похолодел и нестерпимо чесался. Она чувствовала, как в животе наливается тяжестью ледяной ком; колени ощутимо ослабли, хвост норовил трусливо спрятаться между ногами. Она начала всё чаще оглядываться и бросать настороженные взгляды по сторонам, как будто надеялась углядеть в лесном сумраке нечто… что-то… хоть что-нибудь! Что угодно, лишь бы иметь возможность перенести свою тревогу на материальный объект, сконцентрировать исподволь заполняющий всё тело страх на чём-то одном, пусть очень и очень страшном, но таком, чтобы…

Вертя головой по сторонам, Твайлайт перестала смотреть под ноги. Результат не заставил себя ждать: запнувшись о выступающий камень, она потеряла равновесие и растянулась на земле, больно ударившись подбородком и чуть не прикусив язык. Сотрясение и боль от удара оказали шоковое воздействие: разум мгновенно прояснился, скручивающий нутро страх исчез, оставив по себе стук крови в ушах и чувство досады.

Сев, Твайлайт дважды чихнула и с наслаждением почесала свербящий нос. Прижав копыто к груди, она глубоко вдохнула и резко выдохнула, при этом отводя ногу, как в детстве научила её Кейдэнс. Движение словно отбрасывало все тревоги и сомнения, очищая от них сердце и восстанавливая душевное равновесие. Наука любимой няни помогла и в этот раз: она полностью пришла в себя, страхи и беспокойство отступили. Лес больше не казался враждебным, ощущение липкого внимания ушло, тени перестали пугать. Твайлайт мысленно отвесила себе подзатыльник: только паранойи ей не хватало для полного счастья! Нет, спасибо Спайку и Совелию, что выгнали её из библиотеки, заставив совершить это путешествие. И спасибо камню, в буквальном смысле слова помогшему выбить дурь из головы. Обернувшись, она отыскала взглядом камень и признательно кивнула ему; дракончику и филину придётся подождать её возвращения, чтобы получить причитающуюся им благодарность.

Поднявшись, Твайлайт решила проверить, не пострадала ли при падении её ноша. Подгоняемая Совелием, она так и не удосужилась посмотреть, чем именно Спайк нагрузил её. А вдруг там было что-то хрупкое и легко бьющееся? Поставив сумки на землю, она поочерёдно заглянула в каждую. В правой оказалась коробка с ватрушками: от удара они сбились в один угол, но даже не помялись, что не могло не радовать. В левой, заботливо укутанные в плотную ткань и переложенные цветастым шарфом, покоились три бутылки шипучего сидра. Принцесса сделала мысленную пометку дополнительно поблагодарить дракончика за предусмотрительность: помощник номер один как всегда оказался на высоте. Словно не сомневался, что она утратит бдительность и хлопнется на землю…

Твайлайт помотала головой. Так, прекратить паранойю! Не хватало ещё начать подозревать друзей в чём-то, кроме искренней заботы. Конечно, Спайк предвидел такую возможность. Не первый год зная склонную к чрезмерному увлечению учёбой чародейку и видя, в каком она сейчас состоянии, он сделал логичный вывод, что подруга будет скорее витать в облаках, нежели смотреть под ноги. Твайлайт пристыженно закусила губу: нет, надо определённо что-то с собой делать, раз уж друзьям приходится предусматривать даже такие мелочи. Позор на её голову…

Вновь повесив сумки на спину, Твайлайт продолжила путь. Перестав отвлекаться на воображаемые страхи, она бодро рысила по тропинке, решив поскорее добраться до хижины Зекоры. Пусть на данный момент ей удалось отрешиться от части своих тревог, всё же стоит спросить совета по поводу незнакомца. Непредвзятый взгляд такого мудрого существа мог как минимум дать свежую идею. А вдруг у неё найдётся какой-нибудь чудодейственный настой как раз на такой случай? Конечно, это предположение было скорее из области несбыточных надежд, но всё же…

Лесной дом встретил её неприветливо. Маски подозрительно щурились, пристально наблюдая за незваной гостьей. Бутыли и колокольчики висели абсолютно неподвижно; без привычного позвякивания создавалось впечатление, что всё замерло в напряжении, словно затаившись и выжидая. Даже оплетающие дерево лозы, казалось, только и ждут, чтобы внезапно метнуться и схватить, оплести, сдавить… Окна были темны, внутри не горело ни единого огонька.

Твайлайт осторожно приблизилась к хижине. Гнетущая атмосфера нервировала её, вновь пробуждая страхи и наполняя голову параноидальными мыслями. Что, если с Зекорой что-то случилось? Вечнодикий лес никогда не был безопасным местом. Вдруг её опасения были не столь уж беспочвенны? Вдруг на зебру кто-то напал? Число обитателей Леса, могущих представлять опасность для пони, а уж тем более одинокой кобылки, отнюдь не ограничивалось древесными волками, кокатриксами и мантикорами. Собственно, имеющийся в библиотеке справочник, автор которого даже не пытался претендовать на полноту своего труда, насчитывал с полсотни описаний существ. О многих из них Твайлайт впервые узнала из этой книги.

Постучав, она замерла в ожидании ответа. Тишина. Из дома не раздалось ни звука, Лес также хранил полное молчание. Подождав, она постучала ещё раз, впрочем, уже не сомневаясь в результате. Снова ничего. Пытаясь унять разыгравшееся воображение, Твайлайт тихо подошла к окну и заглянула внутрь, боясь увидеть… что? Разгром со следами борьбы? Разбитую утварь, разорванные книги, растоптанные запасы? Лежащую без признаков жизни зебру? Что-то ещё более ужасное?

Ничего из жутких картин, услужливо подсунутых потерявшим всякую совесть подсознанием. Внутреннее убранство хижины выглядело как обычно: стеллажи с бутылями вдоль стен, свисающие с потолка на шнурках пучки трав и мешочки, маски на стенах, стоящий над погасшим очагом котёл. Никакого беспорядка, никаких следов… чего-нибудь. И никаких признаков хозяйки дома.

Твайлайт отошла от окна и вернулась к двери. Порывшись в сумке, она вытащила блокнот и карандаш; будучи организованной и предусмотрительной пони, принцесса-библиотекарь всегда носила с собой письменные принадлежности на случай, если вдруг понадобится записать внезапно посетившую её мысль. Чуть подумав, она набросала короткую записку: «Зекора, не застала тебя дома. Прости, что снова досаждаю, но хотела посоветоваться. Как вернёшься, пожалуйста, дай мне знать. Твайлайт».

Вырвав листок, она сложила его вдвое и всунула в щель между косяком и дверью. Выгрузив из сумок бутылки и коробку с выпечкой, аккуратно поставила их на пороге, обвязав шарфом. Ещё раз внимательно огляделась, проверяя, не упустила ли чего-нибудь важного. Не найдя ничего, глубоко вздохнула и пустилась в обратный путь.