Доктор и Лира.

Лира пробирается в кантерлотский замок с целью украсть что-то, но что? И почему теперь у Хувза будут неприятности? Все вы узнаете и поймете здесь!! В рассказе "Доктор и Лира". Погони, потери и много бега обещаются.

Лира Доктор Хувз

Осень в небе: Зимняя рапсодия

Винил приглашает Октавию на свидание, но, разумеется, без осложнений такое дело обойтись не может. Иначе как случайностью или нелепостью это не назвать, но Октавии приходится познакомиться с родителями Винил!

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

Темная и Белая жизнь - Поход Эпплов.

Это история повествует об элементе Честности. Оранжевая кобылка ещё в юном возрасте потеряла своих родителей. Ей предстоит путешествие, которое поменяет её духовно и морально. Она взглянет на мир под другим углом. Преодолеет все трудности, повстречает незнакомцев. И наконец-то дойдет до свой цели, где начнет жизнь с чистого листа.

Эплджек Эплблум Биг Макинтош

Неудачное везенье.

Некоторые события трудно отнести к однозначно хорошим или однозначно плохим. И только от самой жертвы судьбы будет зависеть, чем считать свое положение везением или невезением. Он лишь хотел отдохнуть вдали от людей, но неожиданное знакомство повлекло за собой неожиданное путешествие. Ну не настолько же далеко!

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Спайк Принцесса Луна Человеки

Самая ужасная ночь Блюблада

GGG с точки зрения Блюблада

Рэрити Принц Блюблад

Перья небесных пони

Восьмилетняя кантерлотская аристократка Флёр Де Лис и представить себе не могла, чем обернется ее «ссылка» в Понивилль накануне Дня Согревающего Очага…

ОС - пони Флёр де Лис

Впервые увидев её/The First Time You See Her

Часть четвёртая цикла «Кейдэнс Клаудсдейлская», в которой Шайнинг Армор получает повышение, принцесса Кейдэнс встречается со старой подругой и повествование наконец перемещается на облака.

Принцесса Миаморе Каденца Шайнинг Армор

Незваный слушатель

Флаттершай готовит хор птиц к визиту принцессы Селестии, но всё идёт не совсем гладко...

Флаттершай

Эпизоды типичного шиппинга

Пара рассказов - пародий на распространенные клише и шиппинговые сюжеты.

Октавия любит потяжелее / Octavia loves heavier

Винил Скрэтч стало крайне интересно, почему её близкая подруга Октавия начала слишком часто встречаться с подругами. Не выдержав любопытства, она решает проследить за ней. Однако она не знает, что этим она откроет один из самых скрываемых секретов Октавии Мелоди.

DJ PON-3 ОС - пони Октавия

Автор рисунка: MurDareik

Выпивка первая

“Никто не совершенен. Даже у Селестии есть свои постыдные удовольствия...” — именно с этой ободряющей мыслью Берри Панч глубоко вздохнула и, подняв кружку, сделала первый большой глоток.

Вечерело. В таверне “Веселый грифон” потихоньку прибавлялось народа. Периодически распахивалась дверь, впуская вместе с последними лучами заходящего солнца, очередного единорога, пегаса или земнопони. Пару раз зашли грифоны, уже поддатые, весело горланящие что-то на своем языке. Берри поспешно отвела взгляд, когда один из зверюг развернулся к ней — слава о дурном характере грифонов шла далеко впереди них, а уж если грифон пьян... Но сегодня, судьба была благосклонна к фиолетовой пони и грифон, смерив взглядом кобылку, сидящую в уголке, отвернулся. Земнопони тихонько вздохнула.

Когда Берри начала свой собственный бизнес — а именно виноделие, — она и подумать не могла что через пару месяцев, сама начнет прикладываться к бутылке. А ведь все начиналось так хорошо — купить необходимые вещи для виноделия, обрудовать местечко на заднем дворе, начать работать — и битсы потекут рекой. И вроде бы все начиналось хорошо, пока Берри не решила попробовать, чего же она такого наварила. Проснулась фиолетовая кобылка на крыше своего же домика, с жуткой головной болью и обмотанная кружевными лентами, словно мумия. Путем долгих расспросов, Берри выяснила что она, пьяная вдребадан, ввалилась в бутик к Рэрити и затребовала столько кружевных лент, сколько у модницы имеется в наличии. Шокированная единорожка, тем не менее, исполнила просьбу Берри, и та ушла, довольная, с кружевом и изрядно похудевшим кошельком. С того случая, Берри старалась не злоупотреблять, а также, уверяла себя и своих знакомых, что это исключительно в целях дегустации и поиска вдохновения для новых марок, но потом, махнула копытом на все оправдания. Впрочем, Берри Панч училась себя контролировать — в девяносто пяти процентах случаев, она останавливалась вовремя. От оставшихся пяти процентов, Берри стыдливо отмахивалась своим хвостом.

“Никто не совершенен.” — снова пронеслось в голове. Берри снова вздохнула, сделала второй глоток и поставила кружку.

Дверь снова распахнулась, являя нутру таверны посетителя… а точней, посетительницу довольно молодого возраста, со светло-желтой шерсткой, хмурой мордашкой и застегнутым плащом темно-малинового цвета. Остановившись посередине, кобылка начала оглядываться, пытаясь найти где бы сесть. Берри прищурилась. Где-то она видела эту кобылку, но…

— Эй, малышка! Библиотека в другой стороне!

Берри тихо застонала. Как оказалось, грифоны тоже заметили новоприбывшую и решили докопаться до нее. Главное, чтобы кобылка не испугалась и не…

— А я не в библиотеку, а на мусорную свалку, — голос молодой земнопони так и сочился сарказмом. — Мож, подскажете куда идти — уж вы-то дорогу явно знаете!

У Берри отвисла челюсть. Сказать такое грифонам… Мелькнула слабая надежда, то затуманенные алкоголем мозги звероптиц не уловят едкой насмешки, но услышав глухое ворчание, Берри поняла — уловили, оценили и даже готовы преподать юной нахалке урок хороших манер. Один из грифонов встал из-за стола и направился к земнопони. Вся таверна замерла в предвкушении — драки здесь случались, но обычно, спорщики выясняли отношения на заднем дворе, а тут...

— Ты, мелкая… — злобно зашипел грифон, как вдруг, на всю таверну раздалось громогласное:

— От тока попробуйте!

Вся таверна разочарованно вздохнула. Ну, почти вся — Берри выдохнула с облегчением. Дядяшка Уитс пришел.

К спорщикам, тем временем, направлялся крупный мохноногий земнопони с шерстью грязно-белого цвета. Его синий глаз(второй был затянут бельмом) пронзительно воззрился на грифона и кобылку. Берри Панч еще присмотрелась к кобылке и спустя пару секунд узнала посетительницу — это была Эплблум, сестра Эплджек, владелицы фермы “Сладкое Яблочко”! Что она тут забыла? Ох, ну и вечерок…

— Кривоклюв, не стыдно тебе — на юную барышню нападать! — напустился хозяин таверны на грифона. — Ты посмотри, ей годков-то скока?!

— Малявка оскорбила нас! — фыркнул грифон. Кобылка тоже не осталась в долгу.

— На ся посмотри, перьев комок! Скажи пасиба, шо не треснула тя по башке твоей пустой!

-Ну все… — начал было грифон, но едва наткнулся на взгляд хозяина, как тут же сменил тон, — ...хватит с нас. Эй, парни, рвем когти отсюда — поищем местечко поприличней.

Ворча и ругаясь, компания грифонов покинула таверну. Напоследок, грифон, которого хозяин назвал Кривоклювом, развернулся, посмотрел на юную земнопони, и выразительно провел когтем орлиной лапы себе по горлу. Берри аж вздрогнула — грифоны с такими вещами обычно не шутят. Юная земнопони, впрочем, ничуть не испугалась — лишь сплюнула на дощатый пол таверны.

— Тьфу, комки меха безмозглыя! Пасиб вам, мистер, эм…

— Без ваших “пасиб” обойдусь, юная госпожа, — презрительно фыркнул земнопони, — Приходит, значица, клиентуру распугивает, на драку нарывается!

— Эй-эй, они первые начали! И вообще, я клиент тоже!

— А мне по барабану! — отрезал Уитс, сурово глядя на кобылку, — и какой ты, к Тартару, клиент?! Из пеленок едва вылезла!

— Ах так?! — от обиды, у кобылки перехватило дыхание, она огляделась по сторонам, в поисках поддержки. Берри постаралась незаметно встать и выйти, но с таким же успехом, Пинки Пай могла спрятаться за маленький камешек.

— Берри Панч! Скажи ему! — раздался на всю таверну обиженный голос Эплблум.

— Да, Берри Панч, уж будь добра, расскажи… — с нажимом произнес дядяшка Уитс.

Кобылка тоскливо вздохнула. А ведь так хорошо все начиналось…

— Эм, Эплблум а то ты тут вообще делаешь? — все-таки рискнула задать вопрос фиолетовая земнопони, когда дядюшка Уитс лично(!) принес выпивку и закуски к их столику. Земнопони, выводившая копытом круги на столе, подняла голову и одарила Берри тоскливо-рассерженным взглядом. За последние годы, малышка подросла, но все еще выглядела довольно юной. Если бы Берри не знала, что Эплблум месяц назад стала совершеннолетней — ни за что бы не заказала кувшин вишневого сидра на двоих. Хорошо хоть дядюшке Уитсу все удалось объяснить...

— Я б с тобой об этом не болтала — дело личное, как бы — но ты мне помогла и, как грица, услуга за услугу. — Эплблум взяла кувшинчик с вишневым сидром и налила кружку пенящегося напитка себе и Берри.

— Ну, за Селестию… — выдохнула Эплблум, делая первый глоток.

— За Селестию. — откликнулась Берри Панч, следуя примеру собутыльницы.

— Фух… — выдохнула Эплблум, отставив кружку. — Хороший сидр… Ну, значит так… Ты ж в курсах, шо мы со Свити Белль и Скуталу сделали Клуб Меткоискателей, да? Значит и в курсах что мы кьютимарки получили…

— Да, слышала, — кивнула земнопони. Эплблум тяжело вздохнула и вновь наполнила свою кружку.

— Знаешь… Я сейчас скажу тупость, но… Лучше б и не получали совсем.

— Что?! — Берри потрясла головой, уставившись на сестру Эплджек. Та лишь криво усмехнулась:

— Я ж говорила — тупость… Щас скажу, почему я так думаю. Знаешь, когда мы получили кьютимарки — от счастья неделю как бешеные носились. Вот тока потом… Сначала Свити Бель пришла, вся такая счастливая, цветущая, аж тошно становится как вспомню. Говорила что-то про контракт, про Рэрити еще про что-то, я не особо слушала. Главное, то я поняла — Свити уезжает. Ну и… я накричала на нее. Сказала, мол, она предает Метконосцев и все такое… — Эплблум остановилась, чтобы отпить из своей кружки и продолжила. — В общем, поссорились мы, я её даже провожать не пошла. Скуталу когда вернулась, сказала что Свити плакала, говорила что писать будет, еще навестит… Ну, плакала и плакала, врушка несчастная! Коль поняла, что натворила — могла бы вернуться, прощения попросить, у меня ж сердце не каменное, а она свалила, как предательница! А через месяц, и Скуталу улетела. По тихому, по предательски — улетела ночью, а в домике писанину оставила, что мол, хочется ей свободы, новые горизонты, бла-бла-бла… Короче, я одна осталась. — скомканно закончила Эплблум, допивая остатки сидра в кружке и наполняя третью.

— Прям-таки и одна? — спросила Берри, стараясь незаметно отодвинуть кувшин от земнопони как можно дальше. Пока что, все попытки оказались безуспешными.

— Канешн нет! — возмутилась уже начинающая хмелеть кобылка. — У меня как бы сестра есть, брат, бабуля, дай им Селестия и Луна долгих лет жизни! Прост… без друзей как-то стремно.

— Эмм… — глубокомысленно промычала Берри, не зная что сказать. — Так заведи новых.

— Заводятся ток тараканы за печкой! — фыркнула Эплблум. — Знаешь, Берри, я устала. Устала от того, что у меня постоянно черная полоса, и даж когда мне попадается бочка меда — в нем обязательно есть деготь, и ладно бы одна ложка! Были Меткоискателями — не везло, получили метки — распались. Что дальше-то, а?

Не зная что ответить, Берри выглянула в окно, за которым тусклыми светлячками загорались уличные фонари, освещая мощеную дорогу, ведущую в Понивиль. Таверна потихоньку пустела — кто-то поднялся наверх, подавить честно уплаченную койку, кто-то рискнул отправиться домой. Берри взглянула на собутыльницу — Эплблум что-то бормотала себе под нос, мотая головой. Глаз собеседницы Берри не видела, но периодически, из-под темно-малиновой гривы раздавалось подозрительное хлюпанье носом. Берри Панч вздохнула. Была не была.

— Эй, Эплблум… Знаешь, я не особо хороший советчик, но… почему бы и тебе не поступить как девочки? Я знаю, у тебя семья, но… иногда полезно бывает побывать где-то еще, расширить кругозор… В конце концов, ты же не навсегда уезжаешь…

— Пошли. — глухо бросила кобылка, вставая со стула. Берри удивленно моргнула. На стол, сиротливо звякнув, упало несколько битсов. — За мою половину уплочено. Ты как?

— Эмм… сейчас, погоди, — засуетилась кобыла, пытаясь найти кошель с монетами. Эплблум тем временем направилась к выходу, бросив короткое:”Жду на улице.”
Закончив с оплатой, Берри рысцой направилась к выходу. Земнопони открыла дверь и в нос ударил свежий ночной воздух. Кобылка звонко чихнула и завертела головой в поисках собутыльницы. Эплблум сидела на завалинке, подняв голову к небу. Услышав скрип двери, Эплблум перевела взгляд на Берри, встала с завалинки и, не говоря ни слова, пошла по мощеной дорожке. ведущей в Понивилль. Сбитая с толку и смущенная Берри направилась за собеседницей. Дорога была пуста — лишь иногда впереди возникали неясные силуэты, которые исчезали через несколько минут. Ночь выдалась прохладной и Берри зябко ежилась каждый раз, когда ветер налетал на незадачливую фиолетовую земнопони.
“Знала бы где падать — соломки бы подстелила.” — пронеслась в голове старая поговорка. Ну, по крайней мере, из головы хмель быстрей выветривается…Чтобы отвлечься от холода, земнопони начала вполголоса напевать песенку, которую услышала во время одной из посиделок в таверне:

— Бают, мол, Дискорд застыл, Дискорд застыл, Дискорд застыл.

Бают, мол, Дискорд застыл в Саду Принцесс великих!

А те твердят — он вновь шалит, а те твердят — он вновь шалит

А те твердят — он вновь шалит, в краю грифонов диких!

Пои коров, свиней корми, свиней корми, свиней корми.

Пои коров, свиней корми, ты поутру, жеребчик!

Копыто сбил — дай подкую, копыто сбил — дай подкую.

Копыто сбил — дай подкую, а то ты сразу в крик!

Бают, мол, Дискорд застыл, Дискорд застыл, Дискорд застыл.

Бают, мол, Дискорд застыл в Саду Принцесс великих!

А те твердят — он вновь шалит, а те твердят — он вновь шалит

А те твердят — он вновь шалит, в краю грифонов диких!

Фермер Хиллс высок как дуб, высок как дуб, высок как дуб.

Фермер Хиллс высок как дуб, он любит пить и драться!

Идет он в бар, лишь шесть пробьет, идет он в бар, лишь шесть пробьет.

Идет он в бар лишь шесть пробьет — и что еще для счастья?!

Бают, мол, Дискорд застыл, Дискорд застыл, Дискорд застыл.

Бают, мол, Дискорд застыл в Саду Принцесс великих!

А те твердят — он вновь шалит, а те твердят — он вновь шалит

А те твердят — он вновь шалит, в краю грифонов диких!

— Ну вот… Мне направо, — раздалось с левой стороны. Берри Панч аж подпрыгнула — она так увлеклась песенкой, что совершенно забыла о своей спутнице. Та остановилась на распутье, показывая копытом на указатель, который гласил “Сладкое Яблочко”.

— А, ну… Удачи тебе… — неловко пробормотала Берри. Эплблум кивнула, развернулась, но дальше не двинулась. Берри озадаченно посмотрела на спутницу, как внезапно, та развернулась, сняла свой плащ и держа его в зубах, подошла к Берри. На спину фиолетовой земнопони опустилась теплая и мягкая ткань.

— Держи, а то замерзла небось, — хмыкнула земнопони. Берри помотала головой.

— Нет-нет, а как же ты? Тебе еще домой идти!

— За меня не беспокойся, — впервые за весь вечер улыбнулась Эплблум. — Я-то уж точно не пропаду. Подержишь пока плащик у себя, хорошо? Я его заберу обязательно.

— Эмм, конечно, Эплблум, — немного замявшись, кивнула земнопони.

— Пасиб, Берри, ты лучшая! — расцвела Эплблум. Обняв фиолетовую пони на прощание, бывшая Меткоискательница потрусила направо. Берри проводила сестру Эплджек взглядом и повернув налево, заторопилась к себе домой. Вечерок выдался тот еще.

Продолжение следует...