Чужая магия: Сонная реальность

Однажды Винил Скрэтч получила приглашение на аудиенцию у принцессы Луны. Чего хочет от единорожки хозяйка ночи? Чем это закончится для Винил?

Принцесса Луна DJ PON-3

Меткоискатели и Древний Храм

Меткоискатели находят странный столб в глубине Вечнодикого Леса, после чего собирают экспедицию и вместе с Лирой и Рэйнбоу Дэш отправляются к нему, но что же они там найдут?

Рэйнбоу Дэш Эплблум Скуталу Свити Белл Лира

Краткие полёты Скуталу

Скуталу стала сторониться подруг. Она упорно учится летать. Так ли тут всё просто?

Рэйнбоу Дэш Скуталу Черили

Поздравляем наших мам

Понификация рассказа Ирины Пивоваровой "Поздравляем наших мам"

Скуталу Свити Белл Другие пони

Ложное Божество

Великий Объединительный Поход продолжает свое победоносное шествие по земле, экспедиционные корабли бороздят небесные просторы, возрожденная Эквестрия вновь потихоньку обрастает бюрократами и налоговыми инспекторами. А Защитница Твайлайт, пребывая в зените своего могущества, терзается смутными сомнениями: по какой дискордовой надобности ее присутствие снова потребовалось на земле получившей обозначение как Пятая провинция захваченная Шестнадцатой экспедицией, завоеванной несколько лет назад! Твайлайт и ее приближенным только предстоит осознать значимость грядущих событий. На хрупком мосту между жизнью и смертью состоится ее решающая битва с ложным божеством. То был день, когда пала Твайлайт.

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца

Хрустальный змей

Злодей угрожает самому существованию дружбы! Сможет ли герой его остановить? (рассказ посвящается папе и маме, потому что я самый послушный сын)

Другие пони

Берри Панч и канун Дня Согревающего Очага

Берри Панч готовится к наступлению Дня Согревающего Очага в своей обычной манере: надирает задницы и убивает. Без разницы, кто пытается навредить ее друзьям — древесные волки или древнее зло — Берри всегда готова прийти на помощь.

Бэрри Пунш Кризалис

Увядание гармонии

У него не осталось ничего кроме надежды

Человеки

Элементарная честность...

Всё, что тебя тревожило уйдёт. Честное слово.

Эплджек Биг Макинтош

Моя Маленькая Дэши 3

Прошло всего два дня с момента его смерти... Но мне все еще тяжело... Я не могу поверить, что он не дождался меня... Папа, как ты мог?! Папа... Я... Я люблю тебя, папа...

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Скуталу Человеки

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 10. В одной пещере Глава 12. Долго и счастливо

Глава 11. И умирали они...

Прежде чем делать ход, я разведал обстановку, взял пару "языков". Пленные катрайты поведали, что в големе-крепости есть портал, через него они и пришли. Каменный Титан надёжно защищён от магии, а запутанная система ходов, делает малоэффективными попытки захвата. К этому выводу я пришёл болью и угрозами, по нитке вытягивая нужные данные.

Огромное изваяние древнего существа не уступающее в высоте некоторым горам, найти не просто, а очень просто. Мерное гудение двигателя. Облака проносятся под фюзеляжем. И Селестия пытается не отставать, таща на ремнях крупный цилиндр с металлическими крылышками-стабилизаторами и скруглённым "носом". Мы начали снижение.

В движущейся крепости-ковчеге могли оставаться Катрайты, могли быть магические предметы, мы могли поступить иначе, но Селестия приняла мой план. Я не ожидал, что она согласится на такое. Да и никто бы не ожидал подобного от неё. Мы вошли в пике.

Я нагнулся над прицелом и покосился на право. За стеклом, исполненная решимости, прищурив глаза, распарывала воздух солнечная принцесса. Её лицо с закреплённой сбоку гарнитурой выражало печаль и решимость одновременно. Я снова посмотрел на стремительно растущую цель. Ещё чуть-чуть. Ещё немного.

— Пора! Сбрасывай! Отстегни, как я показывал, — крикнул я в передатчик.

— Так точно, командир! — по её губам проползла призрачная улыбка, а копыта незамедлительно отщёлкнули карабин. Не удерживаемая более ни чем, бомба стала набирать скорость.

Копытом, привычным движением, как и многими конечностями до него, я нажал кнопку пуска. Реактивные снаряды, как две гончие сорвались с насиженных мест под крыльями и понеслись терзать врага. Сделав залп, я резко потянул штурвал на себя и, испытывая перегрузку, вышел из пике. Селестия не отставала. Наши тела под гнётом законов физики стремительно покидали опасную зону. Не оборачиваясь, я снова стал набирать высоту. Я знал, что ракеты ударят первыми и подготовят почву для более опасной атаки.

Уйдя выше, я оглянулся, ища в небе мою союзницу. Она вынырнула из-под фюзеляжа самолёта в тот момент, когда бомба достигла титана. Свет, такой яркий, что сравним лишь со светом солнца, перекрыл на несколько секунд кровавое свечение чуждого этому миру багрового гиганта. И вспучился пузырём плотный дым. Поднимаясь всё выше и выше.

Предохранитель сработал вовремя и вырубил всю электронику как раз перед подходом электромагнитной волны. Турбины заглохли, и я несколько секунд летел по инерции. А затем нос самолета стал крениться к земле. Селестия заметила это и стала стучаться в укреплённое стекло кабины, знаками показывая, что бы я выбирался к ней.

Блин, вот об этом я и забыл ей сказать. Рация Селестии, тоже снабжённая защитой от электромагнитных излучений, ещё не заработала. И Селли наверняка думала, что самолёт сломался. Сохранив спокойное выражение, я показал жестами, что всё в порядке и что ей надо отлететь от самолёта, если она не хочет, что бы её засосало турбиной.

Через пару десятков секунд электроника снова заработала. А тем временем там, внизу рос чудовищный гриб. Место это было не так уж и далеко от Понивиля. Каких-то двадцать километров. Проникающая радиация и радиоактивная пыль наверняка накроют его. Точнее накрыли бы. Ракеты, что я запустил. Содержали в себе заклинание с довольно интересным эффектом. Они создавали чёрные дыры для радиации. Все достаточно радиоактивные частицы и даже просто продукты ядерного распада втягивались в этот провал. В остальном дыры выглядели как сгустки серого тумана и больше никакого физического влияния не оказывали.

— Лети в Кантерлот. Здесь твоя помощь бессмысленна, — передал я по рации.

— Ты убьёшь себя из-за безумия или самобичевания за ошибки.

— Нет. Ты меня не поняла. Я не собираюсь убивать себя.

— Я не верю тебе.

— Если ты мне не веришь, какой же ты друг после этого? Спайку, Маку и Фолину, понадобится твоя помощь, поспеши.

— Не могу.

— Селестия, пожалуйста.

Подавив в себе толчок растроганных чувств, я наблюдал, как крылатый круп Селестии удаляется, спускаясь ниже гор и держась на безопасной дистанции от гриба. Теперь осталось только ждать. Включив экономный расход топлива и автопилот нарезающий круги вокруг останков титана. Я проверил батареи и аварийный запас топлива. Солнце близилось к закату, и в его рубиновых лучах гриб от ядерного взрыва казался мне извержением вулкана на одной из планет, что я посетил.

Искорка магии — прямо над шляпкой гриба возник крохотный тёмный силуэт. Щёлкнув выключателем автопилота, я схватил штурвал и включил форсаж. На прозрачном прицельном экранчике появилась подсветка цели и дальномер. Я дернул рычаг и на свет из скрытых до поры камер выдвинулась пара шестиствольных пулемётов. На отметке в двести пятьдесят метров я открыл огонь. Шквал свинца в вперемешку с горящими трассирующими пулями плотной, тугой струёй помчались к цели. Она успела заметить меня и быстрее чем мысль телепортировалась. На радаре появился объект прямо позади самолёта.

Что ж, я не сомневался, что это не будет настолько легко. В красных лучах заходящего, я видел, что в воздухе рядом с хозяйкой гиганта, из разрыва в пространстве появилось нечто очень крупное. Возможно происходи всё в глубинах морских оно не вызвало у меня такого удивления. Бескрылое создание, формой тела напоминающее рыбу, но гораздо больше китов. Или иных подобных обитателей водных миров.

— У тебя что, гигантомания, чокнутая ты сука? — ругнулся я вслух.

Оно оказалось не только огромным, но и быстрым. Раздуваясь, чудище использовало реактивный принцип. И при этом не поддавалось гравитации. Когда я увернулся от атаки, то не упустил возможности прощупать ауру проскочившей летучей горы мяса. Ух ты! Не думал, что он способен с помощью особой магии аннулировать гравитацию. Пока я отвлёкся на нового противника Кхортар подобралась ко мне сверху быстрой комбинацией коротких телепортаций. А дальше крутящийся диск магии попал в самолёт. Бортовой компьютер мгновенно перенаправил энергию батарей на отражающие панели. Самолёт тряхнуло — от взрыва он мгновенно провалился в безвоздушную яму, но выправился и погнал подальше от противников.

Затягивать такие бои не стоит. Потому я резко ушёл вниз, видя, как Хозяйка появляется в ранее предполагаемом месте моего пролёта. "Рыба" уже почти настигла меня в конце своего реактивного скачка. Но нут я резко дёрнул несколько рычагов и вывернул штурвал. Самолёт развернуло задом на перёд и он по инерции пролетел вперёд турбинами с включенным форсажем. А затем упал на несколько десятков метров вниз из-за потери скорости. От перегрузки я потерял сознание. Чернота плескалась в глазах, а в ушах тоненький-тоненький писк.

Спас меня бортовой компьютер. Я дернулся и ударился головой об подголовник. Кислородная маска, нагретая моим лицом и мокрая от пота, закачивала убойные дозы кислорода. Через катетер на переднем копыте мне в вены потёк бодрящий адреналиновый коктейль, а в спину при малейшей попытке снова отключиться, поступали лёгкие щекочущие разряды тока. Чувствуя вызванный химией подъём. Я снова схватил копытами штурвал. Невероятная гора мяса бешеной пулей летела навстречу. Скорости сложились, и теперь ни что не успеет остановить ни меня, ни "рыбу". Последний раз глянув на радар, я вдавил небольшую педаль. Самолёт завибрировал и встретился с неприлично огромным существом.

А существо, будто и не заметив "муху", в которую врезалось, продолжило стремительно падать прямо сквозь оседающее облако дыма и пыли. Прямо в место последней стоянки Титана. Удар казавшегося таким не весомым тела содрогнул землю лишь немного слабее предшествующего взрыва. Я знал, что рано или поздно умру. И после всего осознанного в последнее время, я даже начал стремиться к освобождению. Но не мог уйти ничего не сделав, без борьбы.

Голова трещала. Аккумуляторы полностью разрядились. Жаль, я надеялся, что удастся проскочить. Невидимый пузырь сплющенной шарообразной формы полностью анигилирововал любую материю, с которой сталкивался. Генератор антиматерии вещь энергозатратная и потому я его почти никогда не включаю. Зато защищает практически от всего.

Запустив резервный генератор, я открыл кабину. Ещё не хватало, чтобы меня накрыло магической атакой, вместе с повреждённым самолётом. Ужасный щипящий ноздри смрад, сразу окутал освобождённое от маски лицо. По деформированному туннелю я выполз наружу. Странно, но весь дым осел. Среди каменных нагромождений и запёкшейся породы меня уже ждали.

— Это ты, Экстер. Неужели ты вызволил меня только чтобы убить? — доброжелательно начала она.

— Нет. Это всё сплошная ошибка. Я понял, что мне мешало. Я сам мешал себе. И уверен, что не без причины. Твоя ненависть ко всем такая чистая. Встреть я тебя раньше — сильно бы обрадовался. Хотя зачем я тебе это рассказываю? — в глазах всё плыло, но говорил я уверенно.

— Экстер, Экстер, Экстер. Ну зачем ты разрушил мою любимую игрушку, покушался на меня? Хоть ты говоришь какую-то бредятину, но придётся тебя наказать. Подумай сам: с твоими-то куцыми силами, без своих техно-штучек — ты слаб. А слабые везде и во все времена ложатся под сильного или владеющего властью, чтобы выжить. Даже мои дети, ты ведь видел их уже? Слабаки ещё те! Они целиком зависимы и послушны мне. Это закон бытия. Так что, следуя ему, признай меня своей хозяйкой. Не бойся рано или поздно каждое, даже самое упрямое и глупое существо, сделает это или умрёт. И всё будет как прежде: я — Богиня и все остальные — равные в своей слабости передо мной. Так что затруднения, вызванные моими детьми временные, они такие же как остальные, но остальные пока не знают какова я. — произнося этот, без сомнений отточенный репетициями монолог, она готовила магию, электризуя пространство вокруг себя, не на секунду не теряя бдительности.

— Знаешь, ты от части права — все слабы, глупы и не заслуживают чего-то большего, чем им уготовано сильными. Изначально это так. Но ты слишком молода и мало повидала. Хоть и хочешь казаться бывалой. Но я вижу к чему стремится и на что способно всё живое и разумное. Как жизнь с помощью своего проверенного механизма, ощупью тянется к абсолютной гармонии бытия и проползает на коленях путь до звезд. Здорово, правда?

— Ты едва ли прожил несколько десятков лет, а называешь меня молодой и глупой. Храбрый — это мне нравится. Но зазнался! За это будешь своим чудесным ротиком чистить королевские сортиры. И где эта недообработанная принцесса? Она тоже виновата. Надо было сразу покончить с ней…

Пятнистого аликорна прервал шквальный огонь шестиствольных пулеметов. Пули ударили, с визгом отскакивая от невидимого барьера перед самым носом у Кхортар, но своё дело сделали — отвлекли. Два заклинания заготовленных ранее: одно совсем простое, другое сложнее и гораздо более мощное, возникли по моей воле за спиной аликорницы. И прыгнули на неё. Одно я создал, чтобы уменьшить ущерб, причинённый существу выстрадавшему дружбу со мной, а второе временно блокировало магию, не давая использовать рог.

Я не знаю, как она защитилась, но её магия осталась и больно рассекла мой левый бок от шеи до крупа. Перед тем как магический хлыст снова рассёк меня, я заметил что, защитившись от сильного заклятья, она пропустила слабое. И оно сработало как надо, блеснуло мне на прощанье оранжевым огоньком и исчезло. Следующий удар рассёк лицо.

Последние запасы эфира ушли на эти два заклинания. Я бил наверняка, вкладывая всё, что было сейчас со мной. Этого оказалось недостаточно. Что ж, не смог, придется мне освободиться от этой жизни. Окровавленным копытом я потянулся к пульту на перевязи. Именно благодаря нему я развернул самолёт носом к выходу и запустил пулемёты. Моё распростертое на земле тело бесцеремонно пнули. А затем я услышал жалобный хруст устройства.

— Даже не думай. Второй раз у тебя этот фокус не пройдёт. — Она говорила спокойным, ядовитым голосом, но исходящий от неё эфир был пропитан гневом. — Я искренне хотела сохранить тебе жизнь, но ты сам знаешь, что после такого, я её тебе не оставлю.

— Давай, шкура рогатая, избавь меня от страданий. — Ехидно улыбнувшись, я посмотрел на свою судьбу, засверкавшую на кончике рога Кхортар. Она начала резать меня. Медленно и крайне больно, магический резак распилил рёбра и глубоко нырнул в хлюпнувшую плоть под правой подмышкой. Я почти терял сознание от боли и сильного кровотечения. В темнеющем небе проплыло светлое пятно. Провал. Чернота отступила, и я увидел, как что-то сверкнуло. Пятнистая мучительница пошатнулась и резко развернулась на месте готовясь встретить нового врага. Второй луч осветил все окрестности и отбросил Кхортар за пределы видимости.

Рядом приземлилась целая Селестия. Только подумать целая Селли. Приятно что, то крохотное заклинание, отделило рог, притащило его обратно к законной хозяйке и напоследок прирастило его к нужному месту, оставив в месте соединения синюю ленточку с бантиком.

— Зачем ты вернулась? — прошептал я нависшему надо мной плачущему личику.

— Молчи, ты ранен! Сейчас я вытащу тебя. Только держ…

Чернота снова поволокла меня в свои объятья. Я всплыл, чтобы увидеть близко-близко прикрытые глаза. И почувствовать, как сквозь мои немеющие губы в меня вдувают воздух, насыщая жалкие остатки крови кислородом через последнее целое лёгкое.

— Дай мне умереть! — Я почти сердился на неё. Она снова испортила мне игру. Снова влезла между мной и целью.

— Не смей, слышишь! Сестру я потеряла, но тебя сохраню чего бы мне это ни стоило! — Отчаяние. Она видит мои раны, она знает, что даже с магической поддержкой я не выживу. Однако продолжает упрямствовать.

— Пожалуйста не оставляй меня одну, я не хочу тебя терять. Неужели ты ещё ничего не понял?

— Я понял, что ты заболела. Скоро пройдет, просто забудь и плохое и хорошее.

— Никогда.

— Сзади!

Селестия успела развернуться и защититься от летящего в неё булыжника. В отличие от Кхортар, она могла пользоваться магией. Не зря я показал ей формулу заклинания. Видя своё бессилие, Кхортар сжалась и напряглась. Искры проскакивали между рогов на её спине, но высвободить магию она по-прежнему не могла.

Магическое напряжение росло. Пропуская магию сквозь рога на спине, она, лишь увеличивала концентрацию и давление. Наверно она рассчитывала, что грубая масса магии вытолкнет придуманное мной заклинание, как пробку из бутылки шампанского. Зря. Бутылка взорвалась. Короткий разряд прошил Кхортар. Все рога, включая тот что на голове, мгновенно истлели, рассыпались пеплом. А бесчувственное тело упало на оплавленные камни.

Копыта полностью онемели, шевельнуться я не мог. А не глубокий, но такой трудный вздох не принёс облегчения. Умиротворяющая чернота приняла меня. На этот раз бесповоротно.


Изящные башни Кантерлота, такие же розоватые, как и большинство светлых вещей под лучами нового солнца, тянулись ввысь. Они шли спасать друзей. И не важно что противник неприлично силён. Не важно, что спасателей может ждать та же участь. Совесть не даст соврать, а честь поступить иначе. Трое верных друзей пришли за своими подругами.

Вспышка и гул с запада потревожили столицу. Фолин знал — это работа Экстера. Как и обещал, он знатно привлёк внимание и не только спешно вылетевшей к месту катаклизма Королевы Кхортар. Врываться в замок с парадного входа, даже в отсутствие королевы глупая затея, и поэтому друзьям пришлось, положился на прощальные дары Экстера. Небольшой металлический цилиндр, был поставлен в закоулке недалеко от замковых ворот. Спайк сдвинул защитную крышку, нажал кнопку и быстро ретировался. Низкий гул забился в замкнутом пространстве стен. Цилиндр выпустил тысячи блестящих нитей оплёл ими ближайшую телегу, фонарный столб и врос каменную мостовую. Пара земных пони с дракончиком в волнении отступили, но продолжали смотреть на механическое чудо.

Гул привлёк Катрайтов. Один из патрульных отрядов прошёл мимо троицы друзей, прямо к источнику шума. Внезапно мостовая с хрустом поднялась. Непропорциональная кривая фигура с фонарным столбом вместо передней конечности наступала. Взметнулись дубины стражей. Но дереву телеги и камню мостовой сильные удары были нипочём. Ожившая куча просто навалилась на обидчиков и снова поднявшись пошла к замку. Катрайты невредимые, но очень удивлённые выглядывали из самых разнообразных мест диковинного сборного тела.

Биг Мак и Фолин со Спайком на спине, обошли "живую кучу" и спокойно проникли в логово новой королевы, оставляя за спиной захватчиков спешащих справиться с комом всего подряд, но в итоге слипающихся с ним в диковинную кучу малу. Друзья разделились: так больше шансов найти носительниц элементов гармонии или хотя бы того, кто знает где они.

Фолин обыскивал башни, но никого не найдя, направился к главному помещению дворца. Повернув за очередной угол он, неосмотрительно попался на глаза караульным. После непродолжительной погони его, обычного земнопони загнали в угол двое здоровенных бронированных стражей, одна из которых была кобылой. Драться Фолин не умел, да и не по душе ему было. Но сейчас, когда на карту поставлены друзья, он почувствовал, что смог бы отвесить тумаков, пусть даже потом его переломают.

Из котомки на боку Фолина изгибаясь и цепляясь ремешками за гриву выполз шлем. Этот дар Экстера, даже будучи забытым, сам нашёл путь на положенное место. Каждому лихачу по такому бы шлему. Панцирные пони переглянулись и внезапно заорали. У Фолина заложило в ушах, зажимая звенящие ушки, торчащие из прорезей шлема, он опустился на пол.

Будь шлем простым шлемом, взяли бы нашего Фолина тёпленьким и мягоньким. Но конструктор зачем то встроил в шлем мини пушки. Поднявшись на шарнирных суставах из специальных углублений, они автоматически взяли на прицел распахнутые глотки и быстренько напихали туда лучей-транквилизаторов. Шумовой шок прошёл и Фолин расслышал голос Твайлайт.

— Угроза, устранена, опустить забрало?

Оглянувшись Фолин понял, что это сказал шлем.

— Проверка слухового аппарата. Пип!

От писка в самое ухо Фолин сморщился.

— Реакция положительная. Угроза, устранена, опустить забрало? Рекомендуется опустить забрало для индикации полезной информации.

— Не надо.

— Команда принята. Провести успокаивающий массаж ушек?

— Нет, я должен найти друзей.

Фолин снял и убрал приставучий, хоть и спасший его, шлем обратно в сумку. Тронный зал, будто укутанный в чёрный тюль, был пуст, не считая странного мутного шара, висящего у трона. Тут тоже никого. Надеясь, что Спайку и Маку повезло больше, Фолин пошёл взглянуть поближе на странный шар. Его мутная глубина скрывала что-то. Часто в комиксах, именно не умеренное любопытство губило персонажей при встрече с неизведанным. И хоть Фолин не потерял своей любознательности, он побоялся прикасаться к подозрительной магической штуке. А между делом заметил себе, что у Экстера было слишком много возможностей погубить наивного и любопытного жёлтого пони.

Уже подходя к выходу, двери перед Фолином распахнулись, и на него едва не налетела орава друзей. Ничего не объясняя они побежали к шару. Но той, которую он так упорно искал, среди них не было. Зачем им эта сфера? По раздавшимся всхлипам Фолин понял, что Твайлайт там. Медленно он вернулся к сфере и протиснувшись между друзей коснулся твёрдой, будто пружинящей поверхности. Фолин, пока не мог понять, почему подруги Твайлайт такие растерянные и грустные, а Флаттершай плачет.

Но через несколько минут он всё понял и едва не сошёл с ума от этого откровения. Сфера стала прозрачной, истончаясь с каждым мгновением, будто магия, что питала её, ушла. Шар бесформенной слизью стек на пол. Но Фолин успел подхватить, то, что было внутри. Изуродованное до неузнаваемости тело любимой пони упало в его копыта. Её судорожный, свистящий сквозь оголённые челюсти вдох и наполненный страданием выдох подняли дыбом шерсть и чешуйки на спинах у всех присутствующих. Спайк зарыдал, закрыв лапками глаза, не в силах смотреть на свою названную сестрёнку, вырастившую и научившую его всему, что он знал.

Вздрогнув оголёнными мускулами, пони очнулась. Твайлайт посмотрела на того, кто её держал. Хриплый вздох, подавленный в зародыше крик и она выдала звуки похожие на "люблю, люблю тебя и всех вас". Терпя невыразимые страдания, вздохнула и, снова подавив крик, потянулась к шее Фолина, пытаясь обнять. Глаза невыносимо щипало, истекая слезами, Фолин нагнулся к изуродованному личику с проглядывающим черепом. Неистово колотящееся в рёбра, сердечко Твайлайт замерло, когда она почти коснулась челюстями с чуть выдающимся кончиком языка губ Фолина.

Зарыдав в голос, Фолин целовал изуродованный носик и рот. Боль жгла его почти физически, будто он сам лишился внешних покровов. В груди щипало и горело. Фолин почти сходил с ума. Но в этот момент ему на плечи и шею легла новая тяжесть. Эпплджек плакала и обнимала Фолина с Твайлайт. Закалённое потерями сердечко снова надорвалось и выплёскивало накопившуюся горечь. А за ней и все остальные. Если бы Фолин был один, он бы точно не выдержал. Но он чувствовал поддержку, сопереживание. И держался ради таких простых, но истинных друзей.