Вежливые люди

Ничего необычного. Просто "Зелёные человечки" попали в Эквестрию.

Рэрити Человеки

Битс Всемогущий

После очередного провала Флим и Флэм решили ударится в религию. Что, лягать, могло пойти не так?

ОС - пони Флим Флэм

Спасти Эквестрию! 3

Одна упущенная деталь способна привести к катастрофическим последствиям. Судьба Эквестрии вновь легла в руки и копыта отважных героев, но смогут ли они и в этот раз спасти страну? Артуру предстоит столкнуться с тем, что способно непоправимо сломать его изнутри...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

На ошибках учатся

Небольшой анекдотец о первых нелегких днях Твайлайт в роли принцессы

Твайлайт Спаркл

Замечательные дни в Понивилле

Кафе-мороженое в Понивилле. По мотивам рассказа kirilla "Мои замечательные вечера и ночи в Понивилле".

Утерянная гармония

Зекора разучилась говорить стихами и впала в депрессию, но кому-то нужна помощь. Обновлено.

Флаттершай Зекора

Нам нужно больше...

История о жеребце Нейве, который ради хорошего выступления на шоу готов был на многое. И о том к чему это все привело.

ОС - пони

Марионетка своей славы (A Puppet To Her Fame)

Мои родители-единороги называют меня бездарной грязепони. Они ежедневно издеваются надо мной только из-за своих предрасудков о земнопони. Я ошибочно полагала что как только получу кьютимарку, они начнут меня любить. Я ещё никогда так сильно не ошибалась. Не удовольствие и не судьба заставили меня полюбить виолончель и сочинение музыки. Мои родители сделали этот выбор за меня, ещё до моего рождения. Что я обязана буду продолжить их род известных музыкантов. Они даже не подозревают какую цену они заплатят за это желание.

Лира Бон-Бон DJ PON-3 Октавия

Экзотические зверушки...

Что произойдет, при насильном отправлении пони в нашу реальность? Каждый хочет себе игрушку-пони, но это и ответственность, да и "игрушки" ломаются...

Пинки Пай Принцесса Луна

Свет ее радуги

Кроссовер с мультфильмом "Король Лев": Юный Така, в будущем злобный тиран Скар, страдает от одиночества и равнодушия семьи. Однако каким-то чудесным образом он встречает в своей жизни маленькую разноцветную пегаску... Чем закончится их дружба?

Рэйнбоу Дэш

Автор рисунка: Noben
День второй или вечеринки положены всем и каждому

День первый или добро пожаловать в Понивиль

Отчеканив конец предложения, и, злорадно долбанув пальцем по клавише «Энтер», я отправил последнее сообщение и откинулся на спинку стула. Спина немного затекла, да и голова чуть побаливала – я решил дать себе отдохнуть и прикрыл глаза. Новый кулер работал почти беззвучно, что было как нельзя кстати – тишина как раз под настроение. Тихо так и спокойно... Умиротворённо. Да, мне определённо следует отдаться своей лени на ближайший час или два.

Не знаю, возможно, мне даже удалось заснуть ненадолго. Сложно сказать – я не чувствовал течения времени. Меня просто слегка удивило, как вокруг стало тепло. Было прохладно, а стало тепло. Яркие солнечные лучи пытались проникнуть под закрытые веки, и я стал залипать над световыми всполохами, которые появляются, когда смотришь на лампочку, например, а потом резко закрываешь глаза... Не знаю, как они называются... Но мне нравится, пусть будут.

Правда, хоть это было довольно забавно, но и слегка странновато. Вообще говоря, в другой ситуации, я бы, наверно, насторожился тому, что около компа нет окон, а те, что есть укрыты за занавесками... Но вот только... Мне было тепло и хорошо, и совсем не хотелось с этим сейчас заморачиваться. Лёгкий ласковый ветер обдувал лицо и лохматил волосы, в воздухе стоял приятный запах зелени, томящейся на солнцепёке... Удивительно, кажется, можно даже было услышать шуршание веток деревьев и чириканье каких-то мелких птиц. В целом, чудилось мне что-то до жути душевное – ну как тут не забыться в неге?

Я вдохнул горячий воздух полной грудью, ощущая приятное тепло, разливающееся по моему озябшему телу. Здорово! Кстати, кроме травы, ещё чувствовался запах выпечки... И что-то ещё, не знаю... Но всё равно пахло приятно. Я даже потянулся, чуть не мурлыча от счастья. Чтоб мне так каждый день спалось!

Какое-то время я просто наслаждался неожиданно приятными ощущениями. В душе теплилась слабая надежда, что тело не вернётся в суровую действительность моей гниловатой комнатушки. Природа была восхитительно хороша. Да, пожалуй, как станет потеплее, надо будет выбраться за город.

А пока, – мелькнула ехидная, но столь родная мысль, подгоняющая прервать мою меланхолию, – у меня ещё есть дела! Тот придурок уже должен был прочитать комментарий и ответить что-нибудь. Чтоб какой-то недоразвитый школяр ещё называл Судзумию стервой – не в мою смену, детка. Я открыл глаза и потянулся к компу...

...

Эмм...

...

А-а?

...

Нет компа. Зато солнце есть. Плюс в том, что есть солнце. Минус в том, что нет компа. Я хорошенько задумался над вопросом и пришёл к выводу, что минусы пока перевешивают плюсы. Ладно, леший с компом – ГДЕ ВСЁ ОСТАЛЬНОЕ??? И, раз уж на то пошло – где Я?

А вот он я где – на небольшой круглой площадке посреди какого-то миловатого городка, построенного в фэнтезийном сеттинге, сижу верхом на чёрном офисном стуле.

Между двух-трёх этажными деревянными домиками, украшенными забавной резьбой и выкрашенными в яркие, почти мультяшные цвета, пролегали небольшие мощёные улочки. Деревья шуршали листвой, аккуратные клумбы распускались мелкими остролистными цветами, пара бабочек пролетала мимо, беззаботно хлопая крылышками, и всё это утопало в сиянии яркого летнего солнца, плывущего через девственно-чистое голубое небо. Такой пейзаж мог бы заставить чувствительного человека расплакаться от умиления. И я, наверно, так бы и поступил, но было ещё одно обстоятельство...

Понимаете, дело в том, что вокруг, во всех направлениях, куда ни глянь, всюду были маленькие разноцветные лошадки.

А ещё они говорили.

И некоторые носили одежду.

Я видел, как одна лошадь купила у другой хлеба. Монетками за него расплатилась, да? Золотыми, сколько я могу судить.

Я уже упоминал, что они говорили? Ах, да, точно...

Ну, и ещё они смотрели на меня. Ну, то есть не в том смысле, что уставились в шоке или смыкали вокруг кольцо оцепления, расчехляя факела и вилы – нет, просто слегка удивлённо так поглядывали, проходя мимо, и шли себе дальше.

Вот.

...

Ну что ж, пришло время осмыслить текущую ситуацию. Поначалу всё складывалось неплохо. Я решил не сходить с ума и постараться подойти к ситуации спокойно и рассудительно. Просто понять и принять без лишней импульсивности… У меня получится...

— ЧТО-О-О-О-О-О?!!!

Ничего у меня не получилось. Даже не близко. А что вместо этого? Я упал со стула, набил себе синяк на заднице, прополз по земле от привлечённых криком существ, а после просто взял и побежал прочь. Как безумец.

Не разбирая дороги, я нёсся напролом через улочки, убегая от каждой пары неестественно огромных глаз, следящих за моим побегом. Мне просто хотелось оторваться от них, забиться в самый безлюдный переулок и остаться там одному. И вскоре у меня получилось.

Просто узенькое пространство между парой двухэтажных домишек, перекрытое с одной стороны пустующим ларьком. Воздух здесь слегка застоялся, солнце не проникало между зазорами красной и жёлтой черепицы, и в тени было чуть спокойнее и прохладней, чем вокруг.

Доносящийся со стороны ларька приглушённый гомон и мешанина отчасти знакомых продуктовых запахов натолкнули меня на мысль, что я притаился рядом с городским рынком. Резкий свист паровоза, проходящего мимо, шум и слабая вибрация, передающаяся по земле – всё это заставило задуматься – а насколько реальной, в конце концов, могла бы быть галлюцинация? И пусть раньше этот вопрос никогда не занимал центрального места в моей голове — сейчас настало время если не решить его, то хоть обмозговать хорошенько. Точно, вот что мне нужно сделать. Мне нужно...

— Ну ничего себе как ты бегаешь! И всего на двух ногах!

— А-А-А-А-А!!!

— А-а-а!

Голубого цвета крылатая лошадка с самой безумной расцветкой гривы, какую я мог представить, испуганно отскочила от меня, не менее испуганно бросившегося прочь от неё.

Результатом моего порыва стал болезненный удар головой о ларёк и опрокидывание на себя целой корзины красных, сочных, спелых яблок... Как и всё прочее здесь, – отстранённо отметила какая-то пуленепробиваемая часть моего сознания, – они слишком хороши, чтобы быть настоящими.

— Ты чего творишь? – возмутилась пегаска.

— Я?

— Ну не я же! Чего орёшь-то?

— Люблю орать!

— Ну так не ори.

— Ага... Да... Знаешь, давай поступим так – я не буду орать, а ты не будешь говорить?

— Это ещё с чего?

— С того, что я не хочу, чтобы ты говорил. Хотя бы со мной.

— Говорила. Я девушка, вообще-то.

— Ты можешь себе представить, насколько мне всё равно?

Пегаска обиженно умолкла, и вперилась в меня недобрым взглядом. И этот взгляд, вкупе с напряжённым молчанием и осознанием того, что моя собеседница перекрыла собой единственный путь к бегству, заставил глубоко задуматься. Похоже, мне удалось серьёзно обидеть местного, и понятия не имею, к каким последствиями это может привести. Насколько, вообще ,рискованно драться с летающим конём? Насколько велики шансы нарваться на разборку с целым табуном таких, как она, даже если мне удастся не отбросить копыта в такой ситуации?

— А-а-а... Знаешь, эмм, прости. Э-э, я не хотел грубить и, эм... Не могла бы ты оставить меня тут одного, пожалуйста. Мне тут так хорошо думается…

Но не похоже, что она собиралась выполнить просьбу. Больше похоже, что меня сегодня затопчут копытами, и так кончится эта удивительная, но скоротечная история. И поделом мне.

Крылья лошадки воинственно топорщились в стороны, ноги согнуты, готовые толкнуть тело вперёд, и она явно была не из тех, кто не готов постоять за себя. Не лучшая ситуация. Но она не такая уж и крупная, у меня есть все шансы... Но, чёрт, я не хочу драться с пегасом! Даже просто драться не хочу, но с пегасом особенно. Это ненормально!

Но, к счастью, мне и не пришлось. Пока…

Спустя несколько невыносимо долгих мгновений её взгляд лишь самую малость потеплел, и моё сжавшееся в страхе сердце дерзнуло сделать пару робких ударов, чтобы прогнать кровь по телу.

— А ты кто такой, вообще? – пегаска хоть и поуспокоилась, но и отступать так просто не собиралась, – И как ты попал в Понивиль?

— Эмм... – а и вправду как? Свисток удалявшегося локомотива, голосивший где-то вдали, вне поля моего зрения, подсказал довольно интересный ответ, – Поездом.

— Поездом?

— Ну да... Приехал этим утром. На поезде.

Не, ну а почему бы и нет?

— Откуда?

Вот ведь подозрительная зараза…

Но это избитое клише бессчётное количество раз обыгрывалось в фильмах моего детства. Регулярный вопрос, на который не сложно ответить:

— С юга.

— С Эплузы?

— Ха, нет. Даже не близко – много дальше.

Никаких имён. Так далеко откуда ты не знаешь.

А она, видимо, действительно не знает, что там далеко на юге. Но, судя по всему, железная дорога там есть, раз мою ложь ещё не раскрыли.

— А кто ты такой? – продолжала расспрашивать она. Её враждебность постепенно сменялась вполне безобидным интересом, а мой страх уступал место раздражительности. Нет, ну вправду, отчего я должен объясняться перед лошадью?

— А ты кто такая?

Пегаска, однако, не считала нужным отвечать:

— Я первая спросила, – отчеканила она безапелляционно.

А, да чтоб тебя!

— Я человек. В первый раз видишь, что ли?

— Ну, вообще-то, да.

— Ну, там откуда я пришёл, говорящие пони тоже встречаются не часто.

И это чистая правда.

Удивительно, но, получается, мне не пришлось даже врать. В общем-то, и не стоило: честность – лучшая политика. А, может, мне просто врать не дано.

Так или иначе, пегаска всё же перестала видеть во мне угрозу и сложила крылья за спиной. И, хотя подозрение всё ещё сквозило в её взгляде и голосе, первичную проверку я, кажется, прошёл.

Но всё равно она не унималась. Её любопытство лишь росло, а расстояние между нами сокращалось, когда она двигалась вперёд, чтоб рассмотреть что-то во мне, что привлекало её внимание...

— А проводник не удивился, когда ты пришёл покупать билет в поезд? – спросила она, подходя уже почти в упор, но всё ещё не доверившись мне полностью. Но финиш близко.

Я пожал плечами и ответил так, будто она спросила какую-то банальную глупость:

— Да там, откуда я пришёл, все привыкли. Люди часто ездят на поездах.

И опять не соврал ведь.

— И это место называется?..

Ну, например...

— Соединённые Штаты Америки!

— Никогда не слышала.

— Да? Ну вот поэтому ты и о людях никогда не слышала.

Разве это не замечательный ответ? Идеальная ложь. Если она хочет проверить правдивость моих слов, ей придётся либо догонять уходящий состав, либо ждать следующий. Хотя, если вдуматься, у неё ведь есть крылья... Вопрос в том, можно ли на них догнать поезд? Да нет, вряд ли.

Да и, похоже, она поверила мне на слово. Даже улыбнулась тепло и помогла подняться. Глупо, конечно, было сидеть на земле в куче рассыпанных яблок всё это время, но мой мозг был слишком занят умственной деятельностью, чтобы ещё работать с моторикой.

Но сейчас помощь была уже не нужна. На самом деле лучше бы она меня вообще не трогала – это одно единственное прикосновение было таким настоящим, таким неподдельным. Мне не хотелось чувствовать её, хотелось забыть, закрыть глаза и открыть их уже дома.

Но в действительности я налетел на чей-то ларёк и рассыпал яблоки. И, похоже, моя пернатая красноглазая собеседница не собиралась оставлять ситуацию в таком виде.

— Я так понимаю, мне нужно заплатить за устроенный беспорядок, да? Золотыми монетками?

Пегаска улыбнулась и покачала головой. Я бы даже мог сказать, что она выглядела относительно мило и человечно... Относительно человека.

— Я знаю владелицу этого ларька. Всё в порядке, просто помоги мне здесь убрать.

Итак мы стали собирать рассыпавшиеся яблоки. На удивление, это тупое механическое занятие почему-то помогло мне до конца успокоиться и более-менее трезво оценить ситуацию.

Ну, допустим, вышло не очень результативно. По сути, выходило, что у меня на руках было слишком мало информации, чтобы с ней работать. Я не знал ничего.

Но, с другой стороны, этот вопрос, как мне кажется, не так уж сложно решить.

— Слушай, эм... – окликнул я пегаску, когда почувствовал в себе достаточно уверенности, чтоб заговорить вновь. Ей пришлось выплюнуть яблоко, которое она несла во рту, чтобы ответить:

— Рейнбоу Деш.

— Что, прости?

— Зовут меня так. Рейнбоу. Деш.

— Рейнбоу... Деш?

— Ага. Ну, чего тебе?

— Эм… А! Так ты говоришь, что никогда раньше не слышала о людях?

— Не помню. Может, и слышала, но у нас их тут в округе точно нет.

Ну ладно, это ещё ничего не значит.

— А кто-нибудь из твоих знакомых? Путешественников, например.

Пегаска задумалась на секунду.

— Не. Путешественники – вряд ли. Но я знаю того, кто наверняка знает.

— Серьёзно?

— Ага.

...

Хмм... Библиотека в дереве. Оригинально. И довольно мило, как и вообще всё в этом обезумевшем городе. Я пару раз постучал во входную дверь и принялся насвистывать какую-то муть, дожидаясь, пока откроют.

— Да, – в дверях показалась фиолетовая пони... Единорог. Единорожка?.. Есть ли причина, почему меня вообще должен интересовать её пол? Не за тем же пришёл.

— Эм, это ведь библиотека золотого дуба, я не ошибся? Ха... Ну да, как уж тут ошибиться! Не много же в городе домов, выбитых внутри огромного дерева... Или много? Простите, я не местный, не знаю… Оу… А вы – Твайлайт?

Только глупая неестественная улыбка на моём лице сопровождает внезапно хлынувший наружу поток слов. И я был склонен в этом внезапном приступе словоблудия факт того, что открывшее дверь существо не было человеком. К такому за день не привыкнешь.

Единорожка сначала с ошарашенным видом слушала, как из меня вытекает поток бессвязных предложений. Затем она молча кивнула, потом, внезапно, словно передумав, отрицательно закачала головой, а после и вовсе дёрнулась всем телом, и, запинаясь, ответила:

— Да. Нет! Это библиотека Золотого дуба. В Понивиле нет других крупных деревьев, размер которых бы позволял устроить там жильё... Да, Твайлайт – это я…

— О! Здорово! Это... – давай, давай, дружище, слова так и льются из тебя рекой – просто направь их в нужное русло, – А можно зайти?

Несколько невероятно долгих секунд прошло, прежде чем единорожка ответила. Когда уже начало казаться, что она просто молча закроет дверь прямо у меня перед носом, пони отошла в сторону, давая мне пройти.

Сказать по правде, за время пути сюда, мне довелось пересечься с ещё парой тройкой местных и узнать от них, что в этом месте весьма толерантно относятся к существам других, пусть даже неизвестных видов. Но всё равно лёгкость, с которой меня пропустили внутрь чужого дома была просто ненормальной. Я ведь даже забыл упомянуть, что был прислан сюда от Рейнбоу Деш, но всё равно был принят в публичном месте, как любой другой… Пони.

— Простите за беспокойство, – пара вперившихся в меня фиалковых глаз на мгновение скрылась за чёрными ресницами, когда единорожка моргнула, реагируя на мои слова – Эмм… Вопрос может показаться глупым, но вы, случайно, не знаете, что за существо я есть?

— Простите? А-а… А вы сами не знаете?

— Я-то знаю. Но, похоже, все остальные видят такого как я впервые…

Кобылка задумалась на мгновение.

— А как ваш вид называется?

В целом, это уже было ответом. Но я всё-таки смог выдавить хриплый ответ из разом пересохшего горла:

— Люди?

— Люди…

Со слов голубой пегаски и других пони, с которыми мне довелось сегодня разговаривать, Твайлайт была самой начитанной из всех жителей города. И, если уж она ничего не слышала о людях, то никто не слышал.

— Что-то знакомое, – задумчиво протянула она, уходя куда-то глубоко в свои мысли, но возвращая мне надежду, – Быть может, я читала о них когда-то?

Мой взгляд оценивающе проскользил по плотным рядам бесчисленных книг, расставленных у стеллажей вдоль изогнутых стен. Если придётся самому их искать… Да нет, это безнадёжно, даже думать не стоит.

— Если нужно, я могу попробовать найти книги о людях, – вернула она меня в разговор, словно прочитав мои мысли, – Но почему вам это интересно?

— А? А, я, – и что ей сказать, в самом деле, – Я потерялся... Как-то вышло, что я попал сюда, но не помню как. Вот и ищу откуда пришёл.

Такое ёмкое и нисколько не вызывающее беспокойства описание проблемы. Не ложь, просто бред сумасшедшего. Теперь я для неё выгляжу настолько же чужим, как она для меня. Даже семилетний ребёнок не будет настолько наивен, чтобы теперь довериться мне или не сдать местной власти. Прими мои поздравления, я – ты безнадёжный идиот.

— Вот как, – заключила единорожка, задумчиво почёсывая подбородок копытцем и прожигая меня преисполненным недоверия взглядом. Каюсь, заслужил. Но не гони меня! Прости меня, Твайлайт Спаркл! Что мне делать, если ты прогонишь? Как ещё можно искать путь домой? Твайлайт…

— Я посмотрю, что можно найти, а вы пока проходите, осмотритесь. Если что – зовите, я буду в соседнем зале.

Нет. Ну, нет… Это слишком просто.

— Спайк! Спайк, у нас посетитель! Не мог бы ты за ним присмотреть, пока я ищу для него книгу?

Спайк? Ну, наверно, этого и следовало ожидать. Огромный бугай-единорог посторожит меня, пока его компаньонка будет искать информацию о том, кто я и откуда. И если выясниться, что люди – это плохо, то бугай скрутит опасного чужака и отправит на эшафот.

Зато меня не выгонят на улицу. Во всём есть плюсы.

— Это действительно необходимо? – раздался из-за поворота молодой голос, который ну никак не вязался с засевшим в моей голове образом великана-единорога.

А вслед за голосом в комнату косолапой походкой зашёл маленький фиолетовый дракон.

Серьёзно?

Окей.

— Твайлайт, – произнёс он, окаменев, едва заметив мою скромно уходящую вновь в прострацию персону, – А это ещё кто?

— Это – Люд, – глубокомысленно ответила единорожка, – Ему нужна книга о существах его вида, – она наклонилась и произнесла тихо, так думала, что я не услышу, – Не спускай с нашего глаз и позови меня, если он поведёт себя странно, пока я буду искать информацию о нём.

— Твай, а вдруг он опасен? Вдруг он сделает что-то плохое быстрее, чем ты среагируешь? Зачем ты его вообще впустила?

— Не глупи, Спайк. Он просто зашёл сюда в поисках книги. А мы помогаем их искать. Ты просто составь ему компанию, пока я буду в другом зале.

— Я не совсем уверен, что хочу составить ему компанию...

— Спайк! Просто выполни, что я прошу, хорошо?

Библиотекарша оставила меня наедине со... Спайком, а сама ушла искать книгу.

Итак мне довелось впервые в жизни играть в гляделки с раздражённым драконом. Сначала было немного страшно. Но когда сознание привыкло к мысли, что легендарные огнедышащие ящеры, падкие до принцесс и до золота, здесь не редкость, мне удалось взглянуть на ситуацию с нового, более практичного угла зрения.

Нет, серьёзно? Ему и надлежит быть моим стражем? Этому крошечному? Насколько беспечными могут быть эти существа? Или я просто чего-то не понимаю?

Нет, я не хотел ни о чём думать. И разговаривать с драконом тоже не хотел. За окнами десятками бродили разноцветные карликовые лошадки, так что и туда смотреть тоже не вариант. Только чтение обещало стать более-менее безопасным для психики времяпрепровождением. Вздохнув, я отправился выбрать себе что-нибудь полистать, дожидаясь Твайлайт.

Побродив немного вдоль книжных полок, мне посчастливилось найти несколько фолиантов, посвящённых, видимо, местной истории. Информация о месте, где я нахожусь – она должна быть крайне важна в моём случае. Разумно? Разумно. Прямое доказательство того, что мой умишко не повредился, так? Ах, да кого я вообще пытаюсь убедить, ну неужели самого себя? Нет, пожалуй, лучше просто выбрать книгу и начать читать – может, хоть удастся забыться за книгой.

Спустя немного времени послышался требовательный крик.

— Спайк? Спайк!

Драконыша звала его хозяйка. Я оторвался от текста, понаблюдать за реакцией. Сможет ли он сделать правильный выбор и остаться сторожить непонятного незнакомца или сдастся капризу своей неразумной подруги?

Спайк не дурак. И он совсем не хочет оставлять меня одного. Я прямо вижу, как его корёжит единственная мысль об этом. Он смотрит на меня так зло, словно обещая вырвать мне сердце, стоит только помять одну страничку в бесценном фолианте. О, да, это настоящая молчаливая угроза.

— СПАЙК!

Выражения его чешуйчатого лица стремительно меняют друг друга. Вот он уже почти в отчаянии косится на проход в ту секцию библиотеки, откуда доносится голос. Вот он поворачивается и прикладывает два пальца к своим глазам, а затем протягивает их в мою сторону. Вот он спрыгивает с массивной деревянной табуретки и бежит на зов капризной единорожки.

Спайк подкаблучник.

Спустя пару часов я уже основательно так продвинулся в изучении истории Эквестрии. Мои старания не замечать маленького дракончика, периодически прохаживающегося мимо, отбирающего какие-то книги с полок и уносящего их в зал, где скрылась единорожка, стали приносить плоды уже к концу первого часа. Вскоре даже удалось убедить себя, что это место – всего лишь самая что ни на есть обычная библиотека, а в руках моих – самая обыкновенная сказка. О милых маленьких пони.

И сказка эта, признаться, была даже достаточно интересной. Ну, написано суховато, зато очень подробно. А истории – это просто жесть. Там было про магических принцесс, живущих больше тысячи лет, двигающих солнце и луну (бред, конечно, но идея – огонь); про легендарные магические артефакты, способные, кажется, на всё что угодно; про древнюю империю, уничтоженную злым магом-королём. Про духов раздора, замораживающих всё, что не греется пламенем дружбы, и про колдуна, бывшего наставником основателей этой страны и создавшего практически все существующие заклинания... И это было ещё только начало. Я, наверно, так и сидел над этой книгой до голодного обморока, если бы не услышал стук копыт. Библиотекарша вернулась, а вместе с ней и моё плохое настроение.

— Прости, – сказала она уныло, опустив ушки, – Я перерыла все книги по ксенологии, мифологии и истории в библиотеке, но ничего не нашла.

— Угу, – моё сознание стремительно возвращалось из милой сказки к сумасшедшей реальности. Слишком быстро.

— Ну, ту, что ты держишь в лапах, я знаю почти наизусть, там этого точно нет.

Я молча опустил взгляд на свои «лапы»... Мда…

Но нет, всё не могло быть так просто!

— А у вас есть там... Ну, какие-нибудь магические порталы в иные миры?

— Порталы?

— Ну да.

Порталы. Или ещё что в этом роде. И-скакун, например. Что угодно.

— Нет, не должно быть... Я не слышала.

— Ясно...

Дракончик единорожки подошёл к нам и уставился на меня сурово. Если б мы встали в упор друг напротив друга, он бы носом мне даже до пупка не дотянулся. В принципе, думаю, я мог бы без особых усилий убить его, если б добыл какой-нибудь меч. Интересно, с него в этом мире дропается какой-нибудь хорошенький лут, или убийца получает проклятие крови? Я стану охотником на драконов или маньяком, губящим детей?

Я машинально вертел в руках Эквестрийскую историю, размышляя, почему сегодня, когда он так нужен, мозг отказывается работать над моей проблемой и отвлекается любую глупую мелочь. Единорожка же восприняла это как какой-то знак, по-видимому.

— А ты что-то интересное нашёл? – спросила она, кивая на книгу.

Забавный вопрос. Ну, раз уж ты спросила:

— Да, можно и так сказать. Когда я сегодня обнаружил себя здесь, я ещё не в полной мере был уверен, не снится ли мне всё это. Но сейчас, полистав немного вашу историю, могу сказать наверняка – у меня бы не хватило фантазии придумать что-то подобное.

— Оу, – голос библиотекарши выдавал разгорающийся интерес, – То есть, ты понял, что тебе это всё не снится? И ты не знаешь, как сюда попал.

Я хотел было ответить, но в горле встал ком. Несколько попыток сглотнуть и вернуть себе речь, к моему стыду, не увенчались успехом. Тогда я молча кивнул, чувствуя, как на глаза наворачиваются слёзы. Ох, нет, нет, я не разревусь на глазах у говорящей пони и её ребёнка-дракона. Может, и разревусь, но точно не у неё на глазах.

— Слушай, – выдавил я из себя, наконец, — А у тебя нет какой-нибудь комнатки или чулана, в которые никто не заглядывает? Чтобы я там побился в истерике часок-другой.

...

Итак, в тот вечер я умудрился заснуть в чулане, забившись в угол, рыдая уж сам не знаю над чем. Волшебный первый день в волшебной понячьей стране.