Хищник

"Я - пони", - уверенно сказал он, улыбаясь во все шестьдесят клыков. Мы поверили. Мы доверили ему свои жизни, когда страшный враг постучался в ворота нашего мира. Будет ли он верным другом или вонзит нож в спины доверчивых и наивных?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Трикси, Великая и Могучая ОС - пони

Ксенофилия: Нормы культуры

С самого появления в Эквестрии, Леро пытается вписаться в общество пони. Его любимые кобылки, Рэйнбоу Дэш, Твайлайт и Лира, помогают ему приспособиться к непривычной для него культуре.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Лира Человеки

Тяжелый день Сансет Шиммер

Все не так в жизни единорожки Сансет Шиммер. Даже просто сходить в школу - это уже целая история. Вечные переживания по поводу своей судьбы и решений, мелкие незаурядицы, да и просто идиоты, которые мешают жить. Как же сложно быть нормальной в мире людей...

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Падение

Немного безумия. Вдохновленно эмоциональной реакцией на одну текстовую пони-РПГ.

ОС - пони

Фильм-катастрофа

Вот вам немного реалистичности в волшебный фэнтезийный мир разноцветных лошадок с магией. На примере эпизода про путешествие к дракону и обвал.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Ты будешь любить ее, если выпадет одиннадцать

«Огры и подземелья» Популярная у “ботаников” игра в Эквестрии. Игра, где все, что ты сделаешь, решает бросок кубика (дайста). Все что нужно, это несколько листков бумаги, игральные кубики и воображение, разумеется. Именно в эту игру играют Спайк, Биг Мак и Дискорд. Вот только благодаря магии Дискорда друзья могут оказаться внутри своей выдуманной игры, стать героями, которых они создали, и поучаствовать в ими самими выдуманных приключениях. Но как часто говорят, все это просто игра, и не стоит воспринимать ее всерьез.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Биг Макинтош Дискорд Шугар Бэлль

МЛП: Месть Волка

Кто бы мог подумать, что мир может измениться с одной вспышкой света? Не успели Элементы Гармонии отойти от битвы с Тиреком, как на пороге оказалась новая беда. Твайлайт видит странный сон и её желание найти ответ приводит к появлению в Понивилле нового пегаса. Но никто так и не смог понять его истинные мотивы, пока не стало слишком поздно...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони

Солярис

Солярис. Все пони Эквестрии знают это слово. Но не для всех оно означает одно и то же. Кантарлот, Понивиль, Мейнхеттен, Клаудсдейл... большинство жителей крупных городов Эквестрии видят в этом слове радость и комфорт, безопасность и благополучие. Компания Солярис подарила Эквестрии практически все возможные блага, но у каждой медали есть и обратная сторона... и даже на первый взгляд самое светлое добро может оказаться главной тьмой в истории пони. Старлайт, молодая кобыла-единорог оказывается втянута в тайны Солярис. Сможет ли она противостоять самой сильной компании в мире? Компании, которую поддерживает сама Селестия? Компании, что именует себе "солнцем, всегда озаряющим Эквестрию"?

Другие пони ОС - пони

Первая Зима Зекоры

Зекора уже давно известна жителям Понивилля (в частности - спасибо М6 за помощь в знакомстве с ней). Но... Зебра же жила в Вечнодиком Лесу еще до приезда Твайлайт, верно?

Зекора

Посох, камни и шарики (перевод техника)

Мод, Пинки и Трикси коротают дождливый день на ферме камней (где Мод работает, Трикси отбывает наказание, а Пинки гостит) за настольной игрой. Но своеобразные отношения между Мод и Трикси приводят к неожиданным и мрачноватым последствиям, демонстрирующим что не только у Пинки есть скелеты капкейков в подвале, но возможно и остальные члены семейства Пай имеют свои мрачные тайны, ну по крайней мере Мод.

Пинки Пай Трикси, Великая и Могучая Мод Пай

Автор рисунка: Siansaar
Глава 28: Гамартия Глава 30: Кому это выгодно

Глава 29: Враг внутри

Враг внутри.

 “Покажите мне героя и я напишу вам трагедию.” 

– Просто идите по дороге. – Сказал нам Рэд Скай, стоя на палубе своей лодки. Это была мучительно долгая поездка, и теперь, когда мы добрались так далеко, как только могли, мне хотелось идти дальше. – Она соединится с одним из древних шоссе, а оно приведёт вас прямо к базе. 

– Спасибо. – Я обернулась назад, туда, где мои напарники терпеливо ожидали меня. Ладно, Флэйр не ожидал. Кажется, он собирался заснуть в любой момент. Это не моя вина, что мы прибыли на место рано утром. – Есть что-нибудь, о чём мне нужно знать?

Ред посмотрел вдаль, словно размышляя над моим вопросом. – Не могу сказать точно. Так далеко от реки я никогда не уходил, поэтому довольствуюсь одними рассказами и слухами. Недавно там взорвалась жар-бомба, так что будь готова к радиации и всему, что идёт к ней в комплекте. – Я взглянула на Хэйз и сделала вывод, что это не будет проблемой. Каких бы монстров не создала радиация, она также даст аликорну силы. Даже если она не будет сражаться, то, как минимум, её щит — это мощная оборона.

– Ладно. – Я глубоко вдохнула, чтобы успокоить нервы.

– Мы будем ждать тебя здесь. – Сказал Рэд, удивив меня. – Три дня. Так долго, как сможем… Просто найди свою кобылку и приведи её обратно. Она не заслужила того, что случилось… Так же, как и ты. 

– Спасибо. – Тихо ответила я и повернулась к дороге рядом с нами. Я понимала, что они плыли сюда очень быстро, но это всё равно заняло слишком много времени. Всё, что я могла делать на этой лодке — это ждать и молиться (хотя я всё ещё не была уверена, кому именно я молюсь), и это приводило меня в бешенство. Теперь, когда у меня под ногами снова была земля, я могла взять всё в свои копыта: даже если бы я просто шла, то знала бы, что иду прямо к Серенити, и этого было бы достаточно, чтобы поддерживать боевой дух.

Хотя на самом деле, я знала, что двигаясь навстречу своей малышке, я так же шла прямо в ловушку. Драконоборец не был идиотом, и он готовился уничтожить меня. Но он совершил роковую ошибку, которой я собиралась воспользоваться.

Он думал, что Серенити была моей слабостью. Но она была моей силой. Она заставляла меня двигаться, когда я не чувствовала ничего кроме боли и усталости. Она заставляла меня улыбаться, когда мне хотелось лишь плакать. До тех пор, пока она не со мной, я буду бороться, чтобы найти её, и если она погибнет, я уничтожу всё на своём пути и отомщу. Драконоборец, возможно, не понимал этого, но как только он забрал мою дочь, то подписал свой собственный смертный приговор. Оставалось только решить, как и когда он будет приведён в исполнение. 

С этой целью я сделала новый шаг, подняв в воздух пыль. Пустошь, что раскинулась передо мной, была грязной, каменистой и ровной, но в какой-то мере, этот вид был утешающе знакомым. Я сделала глубокий вдох, и мои ноги задвигались быстрее. Я шла за своей Серенити, и горе всем, кто осмелится встать между нами. 


Дорога была тихой. Уверена, что мои напарники наблюдали за мной, осуждали. Во время поездки на лодке они постоянно суетились вокруг (ну, за исключением Уоллкирка, но он не считается), волнуясь о том, как на меня повлияло похищение Серенити. Некоторое время это бесило меня. Я понимала их заботу, но мне просто хотелось побыть одной. 

Но потом я поняла, что рада их заботе. Было приятно знать, что пони волнуются обо мне, о моём здоровье и безопасности. Это не было для меня чем-то привычным, даже не смотря на Мэйрфорт. Хоть Вайлдфайр и любила меня, я не думаю, что она когда-либо волновалась обо мне (по крайней мере, до Фаундэйшн), потому что моей обязанностью была забота о ней. Чтобы быть непоколебимой и поддерживать наши… Отношения. 

Поэтому я приняла это беспокойство и заботу, хоть в них и не было необходимости. Я всё ещё была… Расстроена, мягко говоря, но у меня была мотивация. До тех пор, пока я не столкнулась с очередным моральным конфликтом. Каждый пони, которого я встречала, имел хорошую и плохую сторону (хотя у некоторых, плохая сторона явно перевешивала), а со временем становилось всё сложнее и сложнее видеть сквозь тьму. Но чем ближе я была к Серенити, тем яснее становилось всё вокруг. Она была моей дочерью и любой, кто насильно забирает её у меня, является злом. Если это зло попытается помешать мне вернуть её, то единственным и верным решением будет уничтожение этого зла. Хочу сказать, что было приятно иметь чёрно-белую цель, но не думаю, что это будет правильно. 

– Эй, Хайред, уверена, что ты в порядке? – Спросил Флэйр, летя рядом со мной. – В смысле, ты довольно тихая… Даже для тебя. Это довольно жутко, и ты выглядишь так, будто пытаешься сжигать вещи одним своим взглядом.

– Для этого у меня есть огнемёт. – Сухо ответила я, вспомнив, что по-прежнему ношу с собой огнемёт, после тех приключений в тоннелях, что стоили мне задней ноги.

– Это шутка? – Он странно посмотрел на меня.

– Может быть. – Я продолжала идти. Чувство ясности помогло мне сосредоточиться, но это не значит, что я была в хорошем настроении. – Как далеко до каньона? 

– Мы не думаем, что он далеко. – Ответила Хэйз, вглядываясь вдаль. – Похоже, мы вот-вот дойдём до слияния этой дороги с довоенным шоссе, и после этого, скорее всего, довольно быстро доберёмся до конечного пункта. – И правда, вдалеке, я могла видеть, как наша грунтовая дорога сливается в потрескавшуюся и осыпающуюся бетонную дорогу. 

– Я могу получить доступ к радио, если хочешь. – Предложил Уоллкирк своим механическим голосом. На самом деле, его предложение было довольно неплохим. – Кажется, похороны твоего друга ещё продолжаются… – Он замолчал на пару секунд, чтобы проверить. – Ах, ну да. Лидер Наблюдателей… Клин Кат, кажется. Он произносит речь. Очень трогательно. – Беру назад свои слова о том, что это неплохое предложение. Это было последним, что мне хотелось слушать в тот момент. 

Прежде, чем я успела отказаться, он уже включил станцию. – ...неутомимо сражалась во благо всех пони. Как верная собака, защищающая своего хозяина, она защищала нас от ужасов Пустоши от Вендина до Дайса. Она погибла не зря. Она отдала свою жизнь, защищая нас, горожан, от махинаций и политической нестабильности, которые могли уничтожить нас. Она не отступала перед лицом несправедливости, и если бы она была жива, то не хотела бы, чтобы отступали мы...

– Достаточно. – Прорычала я. – Мне не нужен кто-то, кто будет говорить мне, как себя чувствовать. Я знала её. Гораздо лучше, чем он. И это — не она. Всё это ложь, чтобы пони чувствовали себя лучше. С меня хватит лжи. 

– Некоторые говорят, что правильно построенная ложь лучше, чем неправильно истолкованная правда. – Ответил робот. Тем не менее, он выключил радио, и хотя бы за это я была благодарна ему.

– И кроме того… – Флэйру было просто необходимо что-то добавить. – Она бы возмутилась, если бы её назвали собакой. Думаю, Пинприк предпочла бы суку. – Я слабо улыбнулась. Это больше похоже на Пинприк, но, зная её, я думаю, она бы предпочла, чтобы её назвали “ебучей сукой”. 

– Нам жаль, что мы не имели возможности познакомиться с ней должным образом, но мы уверены, что она была замечательной кобылой. – Сказала Хэйз, когда мы наконец достигли шоссе и свернули на него, чтобы двинуться дальше. Самое подходящее описание для Пинприк — прямолинейная. Она никогда не скрывала свои намерения и чувства.

– Какой бы классной она не была, кто бы мог подумать, что они устроят почётные похороны и для Бэтмэйр. – Добавил Флэйр. – В смысле, она была немного странной, но когда она пинала врагов, это было чертовски круто. Ты ведь помнишь, Хайред? На водоочистной станции, когда она проскользнула и в одиночку вырубила троих охранников прежде, чем они вообще поняли, что происходит. Просто ахуеть, как круто. – Как я могла это забыть? В тот момент, я поняла, что Бэтмэйр, возможно, самая опасная пони во всём Дайсе. 

– Бэтмэйр? Она была просто сумасшедшей, что доставляла больше хлопот, чем того стоило. – Я долгое время смотрела на Уоллкирка, прежде чем ответить.

– Без Бэтмэйр половина Дайса превратилась бы в пепел. – Медленно сказала я, чтобы не возникло никаких недопониманий. – Она отдала свою жизнь, чтобы телепортировать жар-бомбу. Поэтому, никто не погиб… Ну, непосредственно от взрыва.

– Один хороший поступок не искупит всё то, что она сделала за всю свою жизнь. – Я начинала сомневаться в том, насколько Уоллкирк разбирается в Дайсе. Он рассказывал о всемогуществе, но всё же говорил такие вещи. – За всеми этими “хорошими поступками” она больше мешалась под ногами, чем помогала. – Думаю, я могу понять его недовольство. Бэтмэйр сражалась с тем, что она считала злом, независимо от того, откуда оно исходит (хотя, кажется, по большей части, она сконцентрировалась на Смехоребце), так что я бы не удивилась, если бы узнала, что однажды, она подкинула проблем Уоллкирку. Я уверена, что лидеры банд Дайса только обрадовались, узнав о её смерти. 

– Как скажешь. – Ответила я самодовольному роботу. У меня были дела поважнее, чем спор с ИИ о супергероях. 

Тем не менее, он продолжил разговор. – Кто дал ей право просто появиться однажды и остатьс… – Робот издал протяжный звук “я”. – П-п-п-простите. – Это проблемы с ним или с самим роботом? – В Дайсе случилось кое-что, что требует большую часть моих вычислительных мощностей, и боюсь, что некоторое время, я не смогу контролировать эту платформу. Я дам ей указание следовать за вами и восстановлю контроль, как только ситуация в Дайсе будет урегулирована. – С этими словами, лицо Уоллкирка исчезло с экрана понитрона. 

– Ну ладно? – Сказал Флэйр. – Не могу сказать, что я расстроен. Он тот ещё надоедливый мудак.

– Хоть мы не можем не согласиться с твоей оценкой, учитывая тот факт, что он собирается стать начальником Хайред, в наших интересах держать это мнение при себе. – Ответила Хэйз. Я не уверена, было ли это шуткой или же она была абсолютно серьёзна. С ней всегда было тяжело сказать точно. 


– Форт Спитфайр. Пусть погибшие ради мира никогда не будут забыты. – Гласила табличка.

Мы обнаружили вход на военную базу спустя час пути по шоссе. Входом в сам комплекс было одноэтажное здание с высокой покатой крышей, окружённое металлическим забором со всех сторон. По другую сторону забора, мы могли видеть начало каньона. Вдалеке виднелся его противоположный край. 

Я отошла от таблички, которая висела рядом с открытыми воротами и посмотрела на своих напарников. Их познания в истории были явно глубже моих, но всё равно они оба пожали плечами. О чём бы не говорилось на этой табличке, для нас это было загадкой. 

Я шагнула вперёд и, оказавшись на базе Южный Каньон, по спине пробежал холодок. Серенити была рядом, я могла чувствовать это. Я не знала насколько велика эта военная база, но это не имело значение. Если я смогла найти её в тоннелях Дайса и лабиринте Комплекса под горой, то в этом месте — это будет проще простого. Тем не менее, мне понадобилась добрая минута, прежде чем я смогла сделать хоть один шаг. Чем больше я была взволнована возможностью найти её, тем больше беспокоилась о том, что всё это может быть напрасным. 

– Хайред? – Хэйз обратилась ко мне, когда заметила мою неуверенность. – Ты...

– Я в порядке. – Резко ответила я, сделав ещё один шаг к зданию. – В порядке. – Повторила я, стараясь убедить уже себя. 

Внутри здания (Если верить табличке на двери, то внутри Приёмного Центра Форта Спитфайр) было темно и затхло. А ещё он был забит коробками. Буквально. Практически всё помещение было заставлено коробками от пола до потолка. Я решила понюхать несколько из них, но поняла, что внутри была лишь униформа, одежда и флаги. Я могла лишь догадываться о том, что скорее всего всё это барахло находилось в процессе доставки на север во время взрыва мегазаклинания, после чего про него забыли и бросили здесь гнить. В какой-то мере, это грустно. 

Во время осмотра помещения, стало ясно, что всё это было одной большой комнатой. Кажется, когда-то там были стены, но их убрали: никаких сомнений, что это было сделано для того, чтобы вместить побольше коробок. И это сработало, поскольку из-за них, это место превратилось в подобие лабиринта. 

– Это ночной кошмар дизайнера интерьеров… – Заявил Флэйр, проследовав за мной в здание. – Так безвкусно. – Это была попытка поднять мне настроение, и я была благодарна ему, так что решила подыграть. 

– НКА должны нанять тебя. Ты бы разобрался со всем этим прямо сейчас.

– Ты мне льстишь. Увы, моя преданность и так растянута в край гражданской войной, а ты пытается растянуть её ещё сильнее. Во всей Пустоши не найдётся достаточно Дэша, чтобы заставить меня добавить четвёртую сторону к пиньяте, что является моей жизнью. 

Я нервно усмехнулась и взглянула на Хэйз. Мы так и не успели обсудить с ней мою проблему… С наркотиками. И я волновалось о том, что она может подумать обо мне. Не то, чтобы я была наркоманом… Ну, до тех пор, пока у меня был мой Мед-Икс. И я понимаю, что скажи я ей всё слово в слово, то это нисколько не помогло бы делу. 

Полагаю, на лодке мне повезло. Со всей этой заботой, мои напарники давали мне достаточно времени, чтобы я могла принимать Мед-Икс без привлечения лишнего внимания (слава Селестии, что у меня всё ещё был приличный запас), и мне даже удалось принять одну дозу утром перед тем, как сойти на берег. Но дорога была долгой, и я начинала чувствовать тяжесть. Пройдёт ещё немного времени, и я должна буду принять ещё одну… Ну, знаете, мне бы хотелось её принять. Мед-Икс помогал мне успокоить нервы во время всей этой ситуации с Серенити. 

– Хайред, мы считаем ты должна увидеть это. – Хэйз крикнула мне из другой части здания. Видимо, она успела сбежать от меня, пока я думала о наркотиках. Что не облегчало мою участь. В конце концов, мне удалось найти её стоящей перед гигантской оконной рамой (должно быть, стекло успели выбить) и смотрящей на каньон. 

Я подошла к ней. – Что ты делае… – А затем, увидела это.

Перед нами раскинулась база Южного Каньона. Когда я слышала “каньон”, то ожидала, что он будет похож на каньон с высокими обрывистыми стенами, но узкий и короткий. Этот кардинально отличался: его стены были покатыми и окрашенными в разные оттенки, но они находились, как минимум в километре друг от друга, а в длину он, казалось, тянулся до самого горизонта, затмевая базу, лежащую в его долине. 

Это совсем не значит, что база была маленькой. Множество зданий, соединённых между собой дорогами и мостами охватывали большую часть той области каньона, что была перед нами. Первым, что я заметила, была гигантская лестница, ведущая от центра приёма на большую квадратную площадь, окружённую большими зданиями внизу. Кажется, это был центр всей базы, и она расширялась от него во все стороны. Дорога на восток оканчивалась в гигантском кратере, который был наполовину заполнен обломками зданий и скал. Никаких сомнений в том, что именно там взорвалось мегазаклинание, и кажется сам взрыв был настолько мощным, что он снёс часть стены, образовав в ней полукруглую выемку, в то время, как на всём остальном протяжении стены были прямыми. Я надеялась, что Серенити там не было. Однако на западе, я увидела нечто, совершенно противоположное. Там было гигантское куполообразное здание, похожее на стадионы, которые я видела на картинках, но гораздо больше. Оно всё ещё не могло сравниться по размерам с каньоном, но явно старалось таким казаться. 

Всё это было совсем непохоже на то, что я видела когда либо в своей жизни. 

– Придётся много чего обыскать. – Сказал Флэйр, встав рядом со мной. Он был не прав, конечно же. Каньон был большим, но в сравнении со всей Пустошью — это было заметное облегчение.

– Ага. – Было проще просто согласиться, и я не была в настроении много болтать. – Вперёд. – Поскольку из окна я увидела, где начинаются ступени, то приблизительно знала в каком направлении выход и пошла прямо туда. 

Не то, чтобы я прошла далеко. Всего пара шагов в нужную сторону, и я оказалась лицом к лицу с огромным монитором. Монитором, который внезапно включился и начал проигрывать видео.


– Ээ... Привет? Эта штука работает? – Пони на видео был одет в белый лабораторный халат и медицинскую маску, так что я предположила, что он был доктором. Он так же выглядел смутно знакомым, но из-за маски, было трудно понять, было ли дело в моём воображении или это действительно было так. – Отлично, хорошо. Босс, вот ежемесячный отчёт, как вы и просили. Не знаю, зачем вам нужно видео, но ладно… Эм, да. 

Жеребец кашлянул в копыто и продолжил. – Начну с плохих новостей. Проект Вознесение Кьютимарки абсолютно безуспешен. Я знаю, это не то, что вам хотелось бы услышать, но это просто невозможно. Все тесты закончились провалом, все исследования указывают на негативный результат. Проще говоря, никакое количество денежных или пони-ресурсов не приведут проект к успеху. Он мёртв. Считайте, что это официальный запрос на закрытие проекта и перенаправление средств в более перспективные области. Таким образом, мы подошли ко второму пункту.

– Переговоры с севером привели к тому, что теперь, возможно, у нас есть приемлемый подопытный для проекта Сломанная Стрела. – Его голос начал повышаться от волнения. – После предварительного тестирования, субъект остался стабильным, и мы должны быть готовы завершить его в течении следующих нескольких дней. – Жеребец сделал глубокий вдох, но всё равно остался взволнованным. 

– Сэр, это прорыв, и мне не нужно говорить вам насколько это важно. Я думаю, вам стоит приехать и увидеть всё своими глазами. Если это завершится успехом, а я уверен, что так и будет, то тогда… Ну, вы знаете. Это знаменательное событие, и если бы вы были с нами в этот момент, то это бы многое значило для нас всех. В любом случае, мы не начнём финальный тест, пока не получим ответа. Надеемся, вскоре получить его от вас.


– Это было… Необычно. – Заключила Хэйз. – Мы не уверены в том, когда была сделана это запись. Она может быть довоенным посланием, но мы не представляем, почему оно проигрывается именно здесь. Если же оно было сделано после войны, то мы не представляем, зачем его решили проигрывать именно сейчас.

– Может быть, Драконоборец просто, блять, глумится над нами? – К моему огромному удивлению мысль Флэйра была очень разумной. – Над нами легко глумиться, и это в его стиле.

– Мы полагаем, что это хороший альтернативный вариант. Тем не менее, нам любопытно, как он узнал, когда и как именно проиграть эту запись. Она больше не воспроизводится, а значит, не стоит на повторе. – После слов Хэйз мне показалось, что я слышала некий звук позади себя, но обернувшись, я ничего не увидела. Может быть, это моё воображение, но всё равно…

– Это не важно. – Я прошла мимо монитора к двери. – Запись старая и никак не относится к делу. Просто попытка сбить нас с толку. В любом случае. Лучший вариант — просто игнорировать это.

– Здравая мысль. – Сказал Флэйр, летящий за мной. – Потому что, ну, серьёзно, нахуй Драконоборца. – Я бы предпочла “убить нахуй” вместо просто “нахуй”.

Я подошла к выходу, но остановилась, когда увидела, куда предстоит идти дальше. Моя боязнь высоты никуда не исчезла и глянув вниз на бесконечные ступени, идущие по склону, у меня всё вновь сжалось в груди. Часть меня очень хотела принять Мед-Икс, но я всё ещё не успела рассказать об этом Хэйз, поэтому не могла. Тем не менее… С ним было бы явно легче. 

Я сглотнула и шагнула вперёд. И сразу после этого, Флэйр пролетел надо мной так быстро, что я едва не оступилась и не упала. Мне удалось удержаться в последнюю секунду, но я всё равно до жути испугалась. Взглянув на пегаса, я обнаружила, что он глупо ухмыляется мне. – Вниз наперегонки! – Прежде, чем я успела ответить, он был уже на половине пути к концу лестницы. Мудак. 

В конце концов, мне удалось спуститься, но в своём обычном темпе. Единственной пони, кого мне удалось победить в гонке была Хэйз, но я думаю, что она сделала это только, чтобы не расстраивать меня. Либо потому, что тащить этого сраного робота было сложно. Я склонялась к первому варианту, потому что Хэйз всегда удавалось сделать так, чтобы самые тяжёлые вещи казались лёгкими.

– Чего вы так долго? – Облокотившись на ближайшее здание, спросил пегас. – Я едва не заснул. Или заснул. Какой сегодня день?

– Да пошёл ты. – Прорычала я Флэйру, прежде чем осмотреться вокруг. Рядом с площадью находились несколько больших квадратных зданий. Самое больше из них было семиэтажным с единственной закрытой зелёной дверью. Оно также выглядело пригодным для жизни, равно как и всего несколько других зданий, потому что большая их часть была разной степени разрушенности. Возможно, это было моё воображение, но на нескольких зданиях даже была новая краска. 

Робот-Уоллкирк издал жужжащий звук и вернулся к жизни. – Ну вот и мы! – Сказал он. – Извиняюсь за это. – Вот бы он отсутствовал дольше, чем несколько часов. 

– И всё? – Нетерпеливо спросил пегас. – Просто “извиняюсь”? А ты не хочешь рассказать нам, что происходит в Дайсе? 

– Это не важно. – Хорошо это или плохо, но этот город был нашим домом и учитывая всё, что произошло недавно, я была на стороне Флэйра. Мы заслуживали знать.

Флэйр прищурился и нахмурился. Он редко злился, но учитывая переворот в Анклаве и его отношение к этому, его злость была вполне понятной. – Просто скажи нам: у нас нет времени играть в эти словесные игры с тобой.

– Ладно, ладно. – Робот цокнул. – Там было что-то вроде… Я не хочу говорить “восстание”. Скорее, просто проявление гнева после похорон. Ничего слишком сложного, просто понадобилось немного времени, чтобы должным образом… Сдержать это. – Звучит не очень хорошо. – Как я и сказал — ничего важного. И это определённо не должно отвлекать от миссии. Так что, если бы мы могли просто пойти дальше…

– Ох, как мило. – Флэйр закатил глаза. – Знаешь, для секретного диктатора, управляющего Дайсом, ты, похоже, мало что делаешь.

Когда Уоллкирк снова заговорил, его электронный голос казался раздражённым. – Дайс -  не простое место, и с каждым днём оно становится всё сложнее. Нужно поддерживать баланс и делать это осторожно. Кантерлот не один день строился. 

– Хотелось бы мне посмотреть, как ты поддерживаешь баланс. – Флэйр явно возражал словам Уоллкирка, и я снова была на его стороне. – Если только ты не считаешь всё, что было до этого, поддержанием баланса. Над твоим городом взрывается жар-бомба, а у тебя даже нет подозрений о том, кто бы это мог сделать. В Анклаве случается переворот, а ты не можешь ни предсказать, ни остановить, ни даже задержать его! Теперь ты сам говоришь, что на улицах начались беспорядки, и ты всё ещё не можешь сделать абсолютно ничего.

– Просто подожди. – Заверил Уоллкирк. Или хотя бы попытался. – Я всего один пони, но со временем я смогу со всем разобраться и вернуть статус-кво.

Флэйр усмехнулся и раскрыл свои крылья. – У Дайса нет времени: у нас нет времени! Город умирает, его пони умирают! Ты потерял контроль, и как только все поймут насколько слабы банды, произойдут перемены. Но их виновником будешь не ты, а Скайфолл или Драконоборец, или Молли, или кто угодно другой, кто будет достаточно амбициозен и силён, чтобы взять всё в свои копыта. Вот тогда-то всё, над чем ты работал, разрушится. Либо ты всё контролируешь, либо нет. И по тому, что вижу я — ты не контролируешь ничего.

Уоллкирк не ответил, но его лицо на мониторе нахмурилось.

– Не сейчас. Потом будете спорить. – Сказала я, проходя между ними двумя. – Мы должны найти Серенити. Потом будем беспокоиться о Дайсе. – Я взглянула на здания вокруг площади. Хм… Большое здание с зелёной дверью. Могу поклясться, что буквально недавно дверь была закрыта… – Нужно найти подсказки. Флэйр, ты можешь облететь… Просто. Не слишком далеко. Осмотреться вокруг и поискать какие-нибудь улики. Уоллкирк и Хэйз. Поищите в этих зданиях. Я осмотрю большое. – Теперь у нас был план. Он не был хорошим или подробным, но он мог заставить нас работать, а не спорить между собой. 

Должно быть, они со мной согласились, потому что как только я закончила говорить, все пошли делать те задачи, которые я предложила. А это означало, что мне пора заняться огромным зданием с чудесным образом открывшейся дверью. 

Я добралась до него в тишине. Войдя внутрь, я оказалась в том, что когда-то было зоной ожидания. Довольно просторное помещение со скамьями у одной стены и стойкой обслуживания у другой. К счастью для меня, свет до сих пор работал. Я осторожно осмотрелась вокруг в поисках признаков недавнего присутствия пони, но не нашла ничего. 

И я пошла дальше. Коридор расходился в разные стороны и шёл по всей длине здания, но свет был только в правой его части. Хотя я так и не осмотрела ни одну из них, потому как заметила, что одна из дверей в коридоре была открыта и вела на лестницу. Осторожно войдя на лестничную клетку, мне показалось, что откуда-то сверху послышалось какое-то жужжание.

Я не уверена реальным ли оно было, но вот громкий вжух, последовавший за ним точно был реальным. 

В тот момент, мне показалось это очень подозрительным, поэтому я взбежала вверх по лестнице. Как бы я не ненавидела высоту, я не имела ничего против закрытых лестниц. Я оказалась на седьмом этаже, даже не вспотев, но к тому моменту источник звука исчез. Единственным доказательством моего не-сумасшествия была чёрная и дымящаяся отметка на стене. 

– Ох, да ну нахуй. – Прорычала я. Теперь, когда я знала, что была не одна, то стала полна решимости найти и уничтожить это. Я не люблю, когда за мной вот так следят и знала, что это была очередная выходка Драконоборца. 

Нетрудно было понять, куда идти дальше, потому что в коридоре, в котором я оказалась, снова была открыта всего одна дверь. Я начала задумываться о том, что меня просто куда-то ведут. Не то, чтобы это остановило меня. Если я что-то и собиралась доказать, то это то, что в ловушки я попадаться умею. 

На этот раз, открытая дверь привела меня к казарме, хотя мне было непонятно, зачем они поставили кровати на последнем этаже. Тут было ужасно мало места между рядами кроватей, небольшими прикроватными зонами и стенами. Ну, в этих проходах могли бы поместиться двое обычных пони, но я была достаточно большой, чтобы в одиночку занимать их полностью. Помещение казалось очень тесным, но возможно так и было задумано.

Затем я поняла, что кровати были не новыми и явно использовались очень часто. Я могла только предполагать, что НКА использовали это здание задолго до эвакуации...

Прежде, чем я успела поразмыслить об этом, я увидела что-то. Кого-то. Он был одет в изодранную форму НКА и сидел на полу, покачиваясь взад-вперёд. Я была уверена, что нашла своего преследователя. 

До тех пор, пока он не обернулся на меня, и я не увидела, что у него отсутствует половина лица. 

Гуль зарычал и побежал прямо на меня. 

Я едва успела выставить перед собой ногу. Гуль впился зубами в мой протез, но всё, чего он добился — сломал себе зубы.

Я услышала крик. Обернувшись назад и посмотрев сквозь мерцающий свет, я увидела ещё нескольких гулей. Я задумалась о том, что возможно эти хлебные крошки (метафорические хлебные крошки), что привели меня сюда, были частью ловушки. Или же я была просто невезучей. 

Или, в качестве третьего варианта, невезучими оказались гули. Потому, что позади меня их было всего трое, плюс один, кусавший меня за ногу. Учитывая всё то, что мне приходилось убивать, четыре гуля были просто прогулкой в парке. 

Первый из бегущих на меня гулей, благодаря моему новому протезу, получил из дробовика прямо в грудь. Выстрел отбросил его назад, замедлив других тварей, что дало мне время поднять гуля, вцепившегося в мою ногу и бросить его через плечо в толпу. Это дало мне более, чем достаточно времени, чтобы обернуться и выпустить поток пламени из огнемёта, который я позаимствовала у минотавров. 

Вы знаете, что горящие гули пахнут, как бекон? Стыдно признаться, но я бы соврала, если бы сказала, что это не заставило меня проголодаться. Это также вызвало у меня чувство тошноты, так что одно скомпенсировало другое. 

Я ушла не сразу. Не потому, что хотела посмотреть, как горят гули, а потому что я волновалась, что они могут подняться и тогда бы мне пришлось убегать уже от горящих гулей. У меня также появилось достаточно времени, чтобы принять Мед-Икс без внимания со стороны Хэйз. Было довольно тяжело принимать его даже на корабле, а путешествие сделало всё только хуже, и мне кажется, что эта тяга сама по себе уходить никуда не собиралась. Даже не представляю, как Флэйр справлялся со своей Дэш… Зависимостью, но я решила, что не буду совать нос не в своё дело. До тех пор, пока он делал всё, чтобы нам помочь...

Когда я убедилась, что гули не собираются снова восстать, то повернулась и продолжила идти по тесному проходу. Уходя, мне в голову пришло осознание, что огонь может распространиться, но раз этого ещё не произошло, то не думаю, что это должно меня волновать. Потому, что я гениальна. 

В конце комнаты со всеми этими кроватями был проход в ещё один коридор. Потому что в этом здании явно было слишком мало коридоров. В нём я обнаружила открытую дверь. В тот момент, я прекрасно понимала, что это происходит не просто так, но мне было слишком любопытно. И в любом случае, я бы не смогла вернуться тем же путём из-за дыма от огня. 

Я почти уверена, что комната, в которую я зашла, была чем-то вроде аудитории, поскольку в ней рядами стояли парты, а в дальнем краю на стене висел гигантский монитор. В комнате была только одна дверь, поэтому мне было не совсем ясно, куда меня дальше должны привести. Монитор включился, и ясность понимания пришла ко мне. 


– Вы уверены, что она в стабильном состоянии? – Видео, которое я смотрела, казалось было снято камерой наблюдения. Эта была зернистая чёрно-белая запись коридора, и в поле зрения был всего один пони, а второй голос исходил неподалеку от самой камеры. Могу поклясться, что этот голос звучал знакомо. – Все предыдущие попытки выглядели многообещающе, пока не...

– Я уверена. – Доктор перебил говорящего. В тот же момент, он понял, что сделал и почти побелел. – То есть, простите. 

– Нет, говорите. – Голос жеребца принадлежал пони молодого или среднего возраста. – Я заинтригован тем, почему именно вы так уверены в субъекте шесть.

– Оу эм… – Он слегка закашлялся, прежде чем продолжить. – Мне не нужно повторять вам о том, насколько неудачными оказались эксперименты с первым и вторым субъектами. – Он поморщился. – Но субъекты с третьего по пятый были другими. Ранее, мы считали, что они не проявляли признаков отторжения до их… Кончины. Но пересматривая записи, я заметил кое-что поразительное. – Магией он вытащил из своих седельных сумок планшет и передал его за предел экрана. – Посмотрите на их сердечный ритм и результаты томографии. Видите?

– Они совпадают с моментом, когда пони переживает выгорание. – Не задумываясь, заключил жеребец. – Что с того?

– Я думаю, что именно это их и убило — выгорание. – Он сделал глубокий вдох, видимо для того, чтобы собраться с мыслями. – Моя теория заключается в том, что создавая мегазаклинание непосредственно с ними… – Стоп стоп стоп. Моё сердце пропустило удар, когда я поняла, что именно за записи проигрываются для меня. Всю их важность. Но зачем Драконоборец показывал их мне? –... мы перегружаем их. Их тела не привыкли к тому, что через них пропускается такой поток магии. Это работает по аналогии с магическим выгоранием. Когда единороги проходят через выгорание, они начинают использовать естественную энергию своих тел, вместо магической энергии, запасы которой они потратили, и сильно себя истощают. Точно так же и с этими пони. Так как их тела не привыкли к магии, они продолжали использовать свою энергию в попытках стабилизировать мегазаклинание до тех пор, пока не истощались сами по себе. А теперь смотрите, единорожка, субъект четыре, продержалась на три дня дольше других, потому что она использовала собственную магию в сочетании с естественной энергией.

– Молодец. – Доктор буквально светился от счастья, что едва не вызвало у меня приступ рвоты. Жеребец продолжил. – Но это объясняет проблему, а не даёт её решение.

– Да, да, простите, просто нужно было объяснить. Извините. – Он снова порылся в сумках и вытащил стопку ротописных заметок. – Вот мои рекомендации по поводу новой процедуры, которую мы применили с субъектом шесть. Я знаю, что мы должны были дождаться вас, сэр, но...

– Я понимаю. – Магия объяла заметки, но она принадлежала не доктору. Думаю, загадочный жеребец был единорогом. –Время никого не ждёт. – Послышался шелест бумаги.

– Т-так…. Решение заключалось в том, чтобы сперва создать мегазаклинание. – Он выпрямился, будто гордясь своими собственными научными познаниями. – Раньше мы действовали по принципу, по которому работали с Симпл Хартом. – Кем бы ни были эти пони, у них был доступ к данным о Симпл Харте. Думаю, это важно. – Но мы забыли: Симпл Харт был провальным экспериментом. Если бы не сама природа его мегазаклинания, то он бы тоже умер. Но, если мы сначала создаём мегазаклинание, а затем привязываем его к субъекту, то мегазаклинание оказывается уже стабильным и энергия носителя больше не требуется для его стабилизации.

– Но отторжение всё ещё может произойти? – Спросил он.

– Да, вполне возможно, но она уже продержалась на неделю дольше остальных. Я думаю, у нас вышло. Сэр, я думаю, что всё сработает.

– Хорошо, отлично. Субъект безопасен для посещения?

– Что? А, да! Конечно! Я могу объяснить вам всё подробнее, когда вы увидите субъект своими глазами. Но лучше быть осторожнее, она тяжело поддавалась наркозу… Очень. Она оказалась даже более стойкой, чем я ожидал. – Доктор повернулся и пошёл по коридору. Я заметила нечто в углу экрана. Владелец голоса повернулся вслед за ним, и я смогла увидеть часть его крупа. Я надеялась увидеть кьютимарку, но на её месте оказался огромный шрам.


Я закашлялась, когда запись закончилась. Хм, и когда в комнате успело стать так дымно? Должно быть, это старая проигрывающая аппаратура работала изо всех сил и задымилась. 

– И что ты думаешь? – Голос эхом раздался по комнате. Недолго думая, я встала в боевую позицию, готовая нанести удар любому, кого увижу. Но я не увидела ничего, потому что голос звучал из старых динамиков.

– Драконоборец. – Прорычала я, узнав говорящего.

– Не так уж много критики. – Я уже упоминала сколькими способами намеревалась убить его? – Я вижу, ты добралась сюда и даже быстрее, чем я ожидал… Чего и следовало ожидать. Понимаешь, это та причина, по которой я решил, что тебя нужно убрать из уравнения. Ты слишком непредсказуема и слишком опасна. Это ужасная комбинация для такой деликатной операции.

– Хватит говорить загадками. – Я плюнула, хотя не думаю, что он мог видеть это. – Приди и сразись со мной, раз уж ты так в себе уверен.

– Я бы предпочёл, чтобы ты сама пришла ко мне. – Он громко вздохнул. – Мне не хотелось, чтобы всё закончилось так. Мой покровитель хотел попытаться убедить тебя присоединиться к нему, но я знал, что это не сработает. Тем не менее, если мы должны сразиться, то ТЕБЕ нужно прийти ко мне. Я уверен, что ты видела стадион, когда вошла в каньон. Я жду тебя там. С твой Серенити. – Голос отключился, и я закричала, не в силах высказать всю свою злость.

Этот ублюдок. Столько смертей.

Мой гнев был остановлен приступом кашля. Что происходит? Я оглянулась на дверь, из которой пришла и увидела, как в мою комнату густыми клубами льётся чёрный дым.

О да, огнемёт. 

Прежде, чем я успела продумать план отхода, что-то выбежало на меня из двери. Гуль. Горящий гуль. Моё везение. 

Не знаю, почему он решил, что сейчас самое время обеда, но он побежал на меня сразу же, как увидел. Огонь обдал меня жаром, но мне повезло, что я всё ещё носила огнеупорную броню, сделанную минотаврами.

Я схватила гуля обеими копытами и использовала его разгон, чтобы бросить через всю комнату прямо в окно. Вот и путь отхода нашёлся. 

Я сделала два шага к выбитому окну и почувствовала странный жар на моей голове… На моей...

НА МОЕЙ ГРИВЕ!

Инстинкты взяли верх, когда я поняла, что моя грива не огнеупорна. Я остановилась, упала на пол и начала кататься так, будто от этого зависела моя жизнь. 

После того, как я была полностью уверена в том, что потушила огонь… И спустя ещё несколько переворотов на полу, я остановилась. Ощупав гриву, я поняла, что она не сгорела полностью, а лишь стала гораздо короче и слегка хрустящей. Глубоко вдохнув, я снова взглянула в окно...

И увидела, как Флэйр смотрит на меня с явным непониманием. – Когда мы увидели горящего гуля, падающего с шестого этажа, то мы сразу поняли, что это ты. Нужна помощь?

– Помогите… – Я снова закашлялась, пока шла к окну.

– С-Сильвер! – Хэйз подлетела к Флэйру. Должно быть, она тоже видела горящего гуля. – Что ты делаешь? Мы… Мы хотим знать, что с тобой всё в порядке!

– Я буду в порядке, если вы вытащите меня отсюда. – Сказала я через окно. К счастью, она исполнила мою просьбу, вытащив меня наружу с помощью магии. Я была так рада покинуть горящее здание, что едва заметила высоту. Но всё же заметила. Я бы точно испугалась, если бы мы сразу же не спустились, так что у меня даже не было времени испугаться.

– Теперь… – Начала аликорн, поставив меня обратно на твёрдую почву. – Ты где-нибудь ранена? Тебе нужно лечение? Твоя… Твоя грива… – Она нахмурилась. – Она стала короче. Мы должны подстричь её, чтобы сделать ровной. – Я пренебрежительно махнула копытом. – Ну, мы и не собирались предлагать это в данный момент времени.

Я поднялась на дрожащие ноги и оглянулась на здание, из которого меня только что вытащили. Огонь быстро распространился по последнему этажу… Я не хотела этого, но услышав крики гулей внутри, я подумала, что возможно это к лучшему. – Я знаю где Серенити. – Уверенно сказала я и пошла вперёд. Другим не нужно было слышать ничего более, и они последовали за мной. 


– Вы уверены, что мы можем ему доверять? – Сказал Уоллкирк, пока мы шли по длинной бетонной дороге, что была наполовину утоплена в скалу. Мы двигались прямо к гигантскому стадиону, но, кажется, делали это недостаточно быстро. 

– Конечно же нет. – Ответила я, не задумываясь. – Он явно планирует ловушку. Но для того, чтобы ловушка сработала. Мы должны быть там, где он того хочет.

– Значит ты планируешь избежать этой ловушки. – Уоллкирк продолжил говорить, хотя мне кажется, что в прошлом мой план был совершенно ясным. – У меня не так много понитронов и если этот сломается, то у меня не будет возможности его починить.

– Избежать? – Я покачала головой. – Нет же, мы прыгаем прямо в ловушку. Переживаем её. А затем, убиваем его. 

– Ээ… Напомни, а почему ты лидер в своей маленькой группе? – Робот повернул голову и взглянул на Хэйз и Флэйра, ожидая, что они его поддержат. 

– Мы пережили гораздо больше боли и страданий, чем мог бы надеяться нанести один единственный пони. Даже такой коварный, как Драконоборец. Мы уверены, что он переоценивает свой план, и Сильвер одержит верх, несмотря на все попытки нанести вред ей или нам. 

– У меня всегда с собой силовая броня и пятьдесят фунтов взрывчатки. Я бы хотел посмотреть на его ловушку: уверен, что она будет довольно милой.

Они явно оказались не согласны с ним. 

– Если сомневаешься, то просто брось Сильвер в саму проблему. Обычно, она возвращается с меньшим количеством частей тела, но у неё всегда есть ещё пара в запасе. Лично я уверен, что она должна была умереть давным-давно, но напугала Смерть, чтобы та дала ей ещё пару лет. – Пегас заржал. 

Вероятно, это было правдой. Я попыталась сосчитать все разы, когда была на грани смерти, но быстро сбилась со счёта. Достаточно сказать, что моё дальнейшее существование зависело по большей части от моей удачи, а не каких-либо навыков. И судя по скорости, с которой я теряла свои части тела, если бы я продолжила в том же темпе, то не протянула бы и месяца. Тем не менее, я бы не могла сдаться до тех пор, пока у Серенити не появилось бы места, где она смогла бы жить вдали от таких ублюдков, как Драконоборец. 

– Ты удивительна. – Начал робот. – Откуда ты вообще? Во всех отчётах говорится, что ты пришла с севера, но ты не выглядишь, как член какого-нибудь горного племени.

– Она загадочная пони, и вся её жизнь окутана тайной… Вот такая она, наша Хайред Ган. – Ответил за меня Флэйр.

– У границы с Эквестрией. Город под названием Мэйрфорт.

– Границы? – Уоллкирк продолжал давить на меня, и это начало надоедать очень быстро. – Мои шпионы сообщали, что этот район находится под контролем рейдеров.

– Так и есть. – Может у понитронов есть кнопка выключения звука? Я решила, что стоит найти её, как только представится возможность. – Город был под контролем рейдеров. Чего тебя это вообще волнует.

– Ну… Сначала, мне просто было интересно, но учитывая то, откуда ты… Ты видела какие-нибудь Стойла? – Это странный вопрос.

– Вблизи Мэйрфорта? – Это был скорее риторический вопрос, потому что я знала, что он имеет ввиду. – Ну да, Стойло… 42. – Я изо всех старалась не думать об этом месте. 

– И ты была внутри Стойла? – Уоллкирк звучал так, будто затаил дыхание… Хоть он и был роботом. – И как оно выглядит? 

– Зачем тебе это? – Я не хотела вспоминать, как оно выглядело. 

– Это всё… – Он улыбнулся. – Воспоминания. Технически Стойло 42 было на территории Каледонии и… Я не знаю насколько хорошо ты разбираешься в истории… – Робот взглянул на меня. – Ладно, не думаю, что много. Что ж, многие каледонские Стойла остались… Незавершёнными после случившихся разногласий. Оказалось, что Стойл-Тек строил их не такими большими, как в Эквестрии. Что-то о меньшем населении и меньших потребностях. В любом случае, поднялся шум, и незаконченные проекты были распроданы, а я купил именно это. Я собирался перенести туда мэйнфрейм Крестоносец и использовать это Стойло в качестве основной базы, но… Всё пошло не по плану.

– Удивительно! – Флэйр вмешался в разговор. – Твой план пошёл не по плану? Никогда такого не было и вот опять! 

– Это… Это уже точно не моя вина. Можешь поблагодарить за это зебр и Эквестрию. Можно не обвинять меня хотя бы в конце света?

– Дай мне пару минут, я подумаю. – Флэйр скорее всего ухмылялся под своим шлемом. 

– Хватит. – Сказала я, когда мы достигли конца дороги. Мы не были на стадионе. Вместо этого, мы оказались возле другой группы зданий, и я беспокоилась, что здесь мы встретим ещё больше гулей. – Нам нужно быть начеку. – Я двинулась к небольшой площади, чтобы понять, где мы оказались. До стадиона было ещё далеко, но перед нами был тупик. 

У дна каньона были свои собственные гребни и долины. Дорога, по которой мы шли, изначально шла вверх, но затем спускалась между двумя холмами, образующими мини-каньон. Над этим новым препятствием была ещё одна дорога, на которую мы не могли добраться без раздражающего скалолазания. Я думаю, что могла бы просто попросить Хэйз поднять нас, но мне не хотелось нагружать её. Я рассчитывала, что она заберёт Серенити в безопасное место, пока я буду разбираться с Драконоборцем.

Я заметила мост через эту расщелину. В этом был бы смысл, учитывая то, что мы находимся на военной базе. Но я не была уверена. Слишком много зданий вокруг мини-каньона, и они закрывали обзор. 

Поэтому мне пришлось подойти поближе, протиснувшись между двумя домами. Ну конечно же это мост… Был. Его большая часть рухнула в расщелину. Из хороших новостей могу отметить то, что я нашла альтернативный путь. В одном из зданий был надземный переход в другое, что находилось на противоположной стороне расщелины.

– Что ищешь? – Видимо Хэйз последовала за мной, опасаясь, что я ввяжусь в очередной бой с горящими гулями. Что было вполне вероятно. 

Как только я подумала об этом, ужасающий вопль раздался эхом по округе.

Я повернулась так быстро, как могла. Но звук шёл не оттуда, и я поняла это слишком поздно. Он шёл сверху. Я подняла взгляд, как раз в тот момент, когда гуль выполз из окна и полетел вниз.

И упал на Хэйз до того, как я успела предупредить её. 

– Хэйз! – Я попыталась застрелить его из Искусности, но аликорн запаниковала и поднялась на задние ноги. 

– ЧТО ЭТО Значит! – Она попыталась сбросить его с себя, но вместо этого, тварь вонзилась зубами в её крыло, вызвав болезненный крик. – МЫ ТРЕБУЕМ, ЧТОБЫ ТЫ УШЁЛ! – Магия обхватила гуля и прежде, чем он успел укусить её второй раз, она швырнула его через каньон. – УЙДИ ПРОЧЬ, ГНУСНЫЙ ЗВЕРЬ!

Со вспышкой фиолетовой магии “зверь” отправился в полёт. Я не видела, куда именно он упал, потому что я сразу бросилась к Хэйз, чтобы осмотреть её крыло. – Ты в порядке? – Быстро спросила я. Оказалось, что осмотр не имел никакого значения, потому что я не знала о медицине абсолютно ничего. Но у неё было кровотечение, а это никогда не несёт ничего хорошего. 

– В п-порядке. Мы будем в порядке. – Она прижала крыло к телу. – Мы не замедлим тебя. – Меня это совсем не волновало в тот момент. 

– Эй! – К нам подлетел Флэйр. – Что случилось? Всё в порядке? – Пегас взглянул на окровавленное крыло аликорна и поморщился. – Ох. Ну, ты же можешь воспользоваться всей этой радиацией, да? Полечиться от неё или как это у вас происходит…

– Здесь нет радиации, мы… – Хэйз замолчала и удивлённо осмотрелась по сторонам. – Здесь нет радиации. Почему здесь нет радиации?

– В смысле? – Спросила я, но затем поняла. Мегазаклинание в этом месте было взорвано всего пару месяцев назад. Это была громкая новость, и здесь повсюду были гули, но… Никакой радиации. Вообще. Разве она не должна была остаться здесь, вроде как, навсегда? Тем не менее… – Ты права...

Хэйз подняла голову и принюхалась. – Да… Мы думали, что здесь есть что-то странное с момента, как попали сюда. Здесь должна быть радиация. Мегазаклинания всегда оставляют долговременный эффект: это подразумевается в их дизайне.

– Думаю, мы сможем расспросить об этом Драконоборца. – Предложение Флэйра заставило меня нахмуриться, но вероятно Драконоборец и правда знал об этом всё. – Если ты не можешь использовать радиацию, то может просто выпьешь лечащее зелье?

Платинум Хэйз покачала головой. – Боюсь, что у меня их нет…

– Я всегда давала Серенити носить лечащие зелья… – Добавила я. – У меня есть немного Мед-Икса, может он поможет? – Не то, что бы я хотела расставаться с ним… Но ведь делиться это хорошо, верно? 

Хэйз озадаченно взглянула на меня. – Это небольшая рана: мы бы могли воспользоваться лечением, но обезболивающее будет излишним. Не беспокойтесь за нас… – Она попыталась раскрыть крылья, чтобы показать насколько она в порядке, но дрогнула от боли, едва открыв их наполовину, и прижала их обратно к бокам. – Мы в порядке.

– Здесь полно зданий вокруг. – Как, например, то, из которого выпрыгнул гуль. – Мы можем поискать зелье в них.

– Нет, нам бы очень не хотелось задерживать вас. Нам не требуется лечение на данном этапе, давайте просто продолжим наш путь.

– Это будет сложновато, учитывая эту расщелину и твою неспособность летать. Сомневаюсь, что смогу перенести Сильвер так далеко, она набрала вес в последнее время. – Я взглянула на Флэйра, как обычно. 

– Здесь есть мост. – Я указала на него, потому что мои напарники, видимо, были слепыми. – Можно перейти через здание. Сделаем сразу два дела.

Внезапно, передо мной появилось лицо, э… Монитор Уоллкирка. – Что ты там говорила о радиации?

Я оттолкнула робота и прошла мимо. – Не подслушивай, блять. – Вероятно, мне стоило проявить больше уважения, ведь он намеревался стать моим боссом, но я просто не могла терпеть его. Должно быть ему было всё равно, потому что он всё равно последовал за мной, но уже после того, как это сделали мои напарники.

Здание с мостом было нетрудно найти, потому что оно было самым большим в округе. Я взглянула на него в поисках какой-нибудь таблички, но даже если она когда-то там и была, то теперь её уже нет. Поэтому мне оставалось только предполагать, для чего изначально оно использовалось. Любопытно, что когда я подошла к двери, чтобы открыть её, то обнаружила, что она уже приоткрыта. 

Я нахмурилась и задумалась, не ведут ли меня снова в ловушку. Хотя, если это было так, то в этот раз, это было явно заметнее. Тем не менее, мы не могли тратить время впустую и я, распахнув дверь, заглянула внутрь, но нашла там лишь тьму и пыль. В отличии от других зданий на этой базе, я не была уверена, что НКА реставрировали и использовали её вновь. Я включила свет на ПипБаке и, просто на всякий случай, сняла глазную повязку, позволив моему кибернетическому глазу поработать.

Как только я вошла в здание, понадобилась всего секунда, чтобы моё ночное зрение активировалось, и я снова смогла видеть. Мой Л.У.М. ничего не обнаружил, но я никогда не доверяла этой штуке. Помимо того факта, что он воспринимал радтараканов, как врагов, он также не учитывал высоту относительно меня, из-за чего он был практически бесполезен большую часть времени. Особенно, в больших и старых постройках. 

– Кажется, чисто. – Осторожно заявила я. Остальные вошли за мной и тоже огляделись вокруг. – Здание большое. Как мы найдём мост? – Это было одно из тех зданий, где архитектор явно фанател от коридоров, а значит в нём легко начать ходить кругами. 

– Ну… – Сказал Флэйр, подходя к стене. – Мы можем часами бродить здесь в надежде найти то, что ищем или же… Мы можем воспользоваться этой картой. – Картой? Я подошла к нему, чтобы узнать, на что он смотрит и действительно — там оказался план дома, где было точно указано местоположение моста. 

– Мы можем пойти сюда. – Признала я. – Через эту дверь… – Я указала на ближайшую дверь. – Два этажа наверх и…

Эта самая дверь открылась. 

– Ох, да ну нахер. – Я повернулась и галопом понеслась к ней. 

Флэйр что-то сказал, а Хэйз закричала мне вслед. Я не слушала. Кто-то игрался со мной, уверена, и я собиралась выяснить кто или что это был!

Я пробежала через дверь. Мой Л.У.М. показывал янтарную отметку прямо передо мной и что-то двигалось на расстоянии моего ночного зрения, но я не успела увидеть что, потому что оно пролетело в другую дверь слишком быстро. – А ну иди сюда!

Я кричала, пока преследовала… Эту штуку. Возможно, мои напарники подумали, что у меня случился (очередной) нервный срыв, но меня это не беспокоило. Издевательства Драконоборца выводили меня из себя. 

Я добралась до двери, в которую нырнул неведомый наблюдатель. Ещё больше лестниц. Хотя, это не было проблемой, потому что я знала, куда иду. Дверь надо мной открылась, и в следующий момент, я вбежала в неё. 

Отметка двигалась к мосту и постоянно была на несколько шагов впереди, но я не могла понять, почему. Оказавшись на мосту, я всё ещё отставала, но была уже ближе. 

Это был шар. Летающий железный шар с крыльями. Как только я увидела его, шар обернулся в воздухе и, ээ… Посмотрел на меня, наверное. У него не было глаз, но он явно видел меня. – Иди сюда! – Прокричала я, но он ускользнул, прежде чем я успела схватить его.

Шар прожужжал, а затем улетел прочь. – О нет, ты не уйдёшь! – Я поднялась на ноги и бросилась за ним. – Вернись! – Блять. Он нырнул через окно и оказался вне зоны досягаемости. Если, конечно, не учитывать возможность прыгнуть в окно за ним. 

Оказавшись в безопасности, летающий робот повернулся ко мне. – Привет, Сильвер. – Ёбаный Драконоборец решил пообщаться со мной с помощью этой штуки. – Я не ожидал, что ты всё таки сможешь найти этого робота.

– Что за игру ты затеял!?

– Контекст. – Прощебетал робот. – Я даю тебе контекст, чтобы в будущем ты всё поняла. – Под этим он подразумевал интеллектуальное унижение меня. – Ты когда-нибудь видела такие штуки? – Он решил сам ответить за меня. – Ну да, не думаю. Они редко забирались так далеко на юг. 

– Заткнись! – Если я не могла поймать его, то могла просто уничтожить. Я прицелилась и...

– Плохая Сильвер. – Горячий заряд плазмы попал мне в лоб, отбросив назад. К моменту, как я пришла в себя, робот быстро улетал прочь, но всё ещё продолжал говорить. – Тебе лучше поторопиться.

Прежде, чем я успела прокричать какое-нибудь ругательство ему вслед, Хэйз, Флэйр и Уоллкирк вбежали на мост. 

– Что за херня, Хайред? – Я злобно посмотрела на пегаса, но разве его это когда-нибудь останавливало? – Решила отправиться в приключение или что?

– Драконоборец шпионил за нами через робота. Гналась за ним до сюда. – Я нахмурилась и взглянула в сторону, куда улетел шар… Прямо к стадиону. 

– Мы должны спросить тебя: был ли он круглым? – Я обернулась на Хэйз и просто моргнула. – Робот был круглым и летающим? Нас интересует это. 0 Я медленно кивнула, не понимая, к чему она ведёт. – Понимаем. Раз так, то вероятнее всего, это был спрайт-бот… Мы в замешательстве, потому что насколько нам известно, они были обычным делом только в Эквестрии.

– Что с того. – Я повернулась к другому концу моста. – У нас есть дела. Нельзя тратить время на робота. – Ещё больше игр разума. Может быть, это всё намёки на то, что его покровитель с севера… Или это ничего не значит. В любом случае, это не имело отношения к нашей основной задаче, и я не могла позволить себе отвлекаться. 


– Аа. – Сказал Уоллкирк, когда мы достигли дверей стадиона и обнаружили, что они заблокированы мерцающим фиолетовым силовым щитом. – А вы знали, что я изобрёл этот вид заклинаний… Ну, не я лично, но я был мозгом проекта. Оно называется ма...

– Магический резонансный силовой щит. – Уоллкирк обернулся, и его лицо явно выражало замешательство. – Это заклинание реагирует на определённую магическую… Штуку. Забыла слово. В общем, только на заклинания от определённых пони. А иначе, его не снять. – Я взглянула на Хэйз. – Например, если Хэйз использует заклинание… – Её рог начал светиться, хотя я не ожидала, что она правда решит продемонстрировать это. Точно так же, как и в прошлый раз, обычная магия заставила часть барьера, что была ближе всего к её рогу, светиться и нагреваться, но ничего более. – Ну да, именно так. Нужен особый ключ. Магический. – Я была впечатлена своей памятью. 

– Я так понимаю, ты уже встречалась с ним раньше, верно?

– Несколько раз. – Ну, много раз в Комплексе под горой, но я старалась не вспоминать об этом. – Один раз в твоём бывшем кабинете. – Я скромно улыбнулась. – К этому барьеру у меня точно нет ключа.

– Мы бы хотели добавить, что нам так же не хватит навыков, чтобы открыть эту дверь… – Хорошо, что она сказала это, ведь я уже собиралась спросить. Шансов было мало, но если речь заходит о магических способностях Платинум Хэйз, которая раньше ментально и физически была частью полубогини из чистой магии, то лучше переспросить на всякий случай. 

– Значит, мы застряли? – Не скажу, что Уоллкирка это сильно расстраивало. 

– Я сомневаюсь. – Флэйр усмехнулся. – Драконоборец не знает, как создавать такие барьеры: наверняка, здесь есть другой вход или дыра, или что-нибудь подобное.

Уоллкирк взглянул на Флэйра, и на его лице на мониторе появилась ухмылка. – Этот барьер продержался две сотни лет, благодаря одному из моих проектов. Полагаю, не всё, за что я берусь заканчивается катастрофой, пегас. – Ну вот опять.

– Это если не учитывать тот факт, что эта штука, знаешь, блокирует нам путь спустя две сотни лет. Так что если правда хочешь присвоить эту заслугу себе — без проблем. – Самодовольно заявил Флэйр. Похоже, ему очень нравилось выводить Уоллкирка из себя… Не то, чтобы я могла его за это винить. Я просто надеялась, что это не повредит моей будущей работе. 

Однако, у меня не было настроения слушать их споры, поэтому я начала обходить здание по периметру. Драконоборец как-то попал внутрь, и если эта дверь была закрыта, то здесь наверняка должна быть другая. Когда остальные заметили, что я не участвую в их глупых играх, то заткнулись и пошли за мной. 

Потребовалось не так много времени, чтобы найти вход, который я искала, но… Он был не совсем таким, каким я ожидала. Это была огромная, пятиметровая дыра в стене стадиона, которая была покрыта чёрной сажей и пахла дымом. Она выглядела так, будто её прожгли очень большим огнемётом, но когда я прошла внутрь, то обнаружила, что стены дыры были холодными на ощупь. Должно быть, это случилось некоторое время назад. 

Я вошла в здание и, остановившись, глубоко вдохнула. Серенити была где-то рядом, я знала это. Она была всего в паре минут от меня и спустя столько времени, я была напугана. Драконоборец не позволит мне вернуть её так просто… Нет, он использует её, попытается меня сломить… Так же, как это случилось с… 

Я прервала ход мыслей, ударив копытом об пол. Только не снова. Я не могу потерять Серенити. 

В этот раз, я смогу победить. 

– Это здание выглядит большим. – Сказала Хэйз, встав рядом со мной. – Возможно, нам стоит разделиться и обыскать его: так будет быстрее.

– Нет. – Я указала на светящиеся лампы на потолке и перекрёсток, где коридор разделялся. – Только один путь подсвечен. Здесь не должно быть много электричества. Следуем за светом, найдём Серенити. – И Драконоборца. 

Это был такой же хороший план, как и все остальные, и, зная этого ублюдка, он явно вёл меня прямо туда. Поэтому, я последовала за светом и побежала. Коридоры проносились мимо меня, равно, как лестницы, комнаты и окна. Всё слилось в один размытый фон. Ничто, кроме моей решительности и стремления найти Серенити не имело значения. Просто бег и лампы, и то, к чему они приведут меня, если я последую за ними. 

Пока я бежала, внутри меня нарастало чувство тревоги. Чувство, что возможно уже было слишком поздно, что нас просто обвели вокруг копыта… Я закрыла глаз всего на секунду, чтобы собраться с мыслями, но я продолжала бежать. Мне нельзя думать о возможных вариантах, представлять ужасные последствия. Я должна была верить. Серенити выживет. 

Она должна была.

Я завернула за угол и остановилась, хотя лампы шли дальше. Передо мной стояла пони, рядом с окном. Я узнала её. Она была на записях, которые Драконоборец показывал мне. 

– Номер Шесть. – Сказала она, увидев меня. – Ты довольно долго. Не волнуйся, я тебя не трону. – Не знаю почему, но она пыталась звучать успокаивающе. – Иди, посмотри сюда. Драконоборец хочет, чтобы ты это увидела.

– Увидела что? – Прохрипела я, приближаясь к ней. Что бы она не хотела мне показать, это было прямо за окном, у которого она стояла. 

– Свою дочь. – Я ускорилась, и вот уже оказалась у окна.

Оно вело в небольшую комнату с киноэкраном на одной из стен и столом. Но для меня имело значение лишь то, что там была Серенити. Они сидела за столом, положив на него голову. Я ударила стекло копытом. Всё, что стояло на пути между нами можно было сломать, но это стекло выдержало удар и моё копыто лишь отскочило от него. 

– Ты не сломаешь его. – Сказала она. – Оно спроектировано так, чтобы выдерживать пятидесятый калибр, так что даже ты не сможешь пройти. Единственный вариант, который у тебя есть: зайти через дверь, от которой у меня есть ключ. 

– Впусти меня. – В этот момент, я осознала, что была одна. Другие, должно быть, отстали. Наверное, пытались поднять Уоллкирка по лестнице. Это было не важно. Серенити уже была здесь, и они тоже скоро прибудут.

– Драконоборец хочет, чтобы ты выслушала его. – Кажется, она нервничала. Возможно, из-за моего взгляда. Она подняла пульт и нажала кнопку, после чего я услышала звуки из комнаты. И это была последняя ошибка, которую она совершила в своей жизни.

Внутри послышались голоса пони, которые были мне незнакомы. Я даже не поняла, что они там были, но они говорили. – Твоя мать о тебе не заботились. – Моё сердце остановилось. – Если и заботилась, то неужели ты правда думаешь, что она пришла бы спасать тебя? Я пытался рассказать тебе. – Голос замолчал, и я увидела пони, подошедшего к Серенити. – Она продала тебя.

– Н-нет… – Серенити заплакала. Маленькая кобылка прижалась к столу, тихо всхлипывая. – Н-нет. Она в-волнуется за меня… Она бы н-не стала…

– Она продала тебя. – Серьёзным голосом повторил пони внутри. – Ей всё равно на тебя.

– Ей в-всё равно…?

Моё зрение затмила красная пелена. 


– Мне всё равно. – Мой голос был серьёзным и строгим, но мне было невыносимо тяжело подавлять всё, что я чувствовала. Я должна была сказать ей или её убьют.. 

Я посмотрела вниз на Фаундэйшн: маленькая кобылка была совсем одна, её грива была в крови, заперта в клетке. И я должна была сказать ей, что мне всё равно, будет она жить или нет. 

Стар Белль и я пытались контратаковать рейдеров, чтобы спасти всех захваченных жителей, но… Мы облажались. Она сломала ногу, а меня обезоружили. Мы убили нескольких, но их было слишком много и в конце-концов нас захватили. Мэйрфорт пал, а меня взяли в плен вместе с остальными. 

Но я разозлила их. Я убила нескольких, отбивалась до конца, и они сказали, что сделают из меня пример. Они узнали, что Фаундэйшн — моя дочь и привели меня к ней, чтобы я… Чтобы я разбила ей сердце, а иначе, они бы убили её. 

– Н-н-н-но мама… – Слёзы сверкнули в её рубиновых глазах. 

– Нет. – Мой голос был резким, он должен был быть таким. Я должна была звучать правдоподобно. – Не называй меня так. – Я видела, как её покидают все надежды. Она упала на пол клетки и, свернувшись в клубочек, заплакала. Я бросила её. Я никогда бы не смогла забыть то, что сделала, но я сделала это ради неё. Я должна была сломать её, заставить её плакать или вроде того… Этот вариант был лучше. Позволить ей умереть или позволить ей думать, что мне всё равно, когда она нуждалась во мне больше всего в своей жизни. 

Она должна была жить. Я не могла позволить ей умереть из-за моей ошибки...

И она выжила. Но мои ошибки погубили её. 


Кобыла была права, когда сказала, что стекло не сломается. Несмотря на все мои попытки, оно выдержало и осталось прочным. Тем не менее, стены, окружавшие и удерживающие его на месте, не выдержали и всё развалилось. Я поднялась на дрожащих ногах и взглянула на кобылу за моей спиной. Чтобы показать ей.

Она была уже мертва. Я убила её. Из ружья или мечом, или забив до смерти. Это не важно. Она была мертва, её кровь покрыла пол, но мне было всё равно. Она встала между мной и моей Серенити. 

– Мама! – Мой взгляд упал на малышку. Её серые глаза блестели от слёз. 

– Серенити… – Прошептала я. Мой голос был резким и хриплым, и был едва слышим. Но меня услышали. Она услышала. Кобылка улыбнулась в ответ. Это была испуганная небольшая улыбка, но она была полна надежды. Надежды, что никто другой больше не попытается отнять её у меня. 

Я прошла мимо Серенити. Я ещё не закончила. Нужно пролить ещё больше крови. 


– ВЫ СКАЗАЛИ, ЧТО ОНА БУДЕТ Жить! – Я кричала на захватчиков, заковавших меня в цепи. – ВЫ Обещали! – Я потянула цепи, пытаясь разорвать их. Я должна была сделать это. В комнате напротив меня была Фаундэйшн. Она рыдала и кричала. Они затащили её туда, я могла слышать, но она не могла слышать меня. 

– Ты должна была слушать лучше. – Сказал один из рейдеров, ударив меня по затылку. Это должно было быть больно. Я должна была почувствовать боль. Но вместо этого, я лишь сильнее натянула цепи. – Мы сказали, что не убьём её… Но мы и не убили.

Крики из другой комнаты. Фаундэйшн. Я должна была остановить это безумие. Должна была… 

– Мы предоставим это ей.

Цепи связали меня на месте. Сдерживая мои силы, делая меня беспомощной. 

Крики из другой комнаты. Фаундэйшн. 

Ей было больно. Они делали ей больнее, чем я могла бы себе представить. Я забрала её надежду. Я забрала у неё мать. И они делали ей больно.

Потому что я отпиралась, потому что я попыталась взять на себя слишком много. Я подвела её.

Мой идиотизм убьёт Фаундэйшн.


Вокруг было столько крови. Кто бы мог подумать, что её так много в обычном пони. Она покрыла весь пол и мои ноги. Немного попало мне в рот. На вкус она была, как железо и правосудие. 

Пони был мёртв. Размолот в кашу. Наверное, он кричал и молил о помощи. Хорошо, он должен был кричать так же, как кричала Фаундэйшн. 

Труп не выглядел, как труп, он выглядел, как разбившийся переспелый томат. И ещё он потерял ногу...

Нет, не потерял. Она была в другом конце комнаты. Хорошо. Это был лучший исход, он не заслужил остаться калекой. Он заслужил смерть.

И он был мёртв. О, как это было хорошо. Я убила его, я заставила его страдать… Я знаю, что он страдал, потому что он кричал. И как кричал… Музыка для моих ушей. Если бы я только могла заставить тех рейдеров кричать так же. День возмездия. 

Да, это был он. Должно быть, он молил о пощаде, но он не заслужил её. Кровавое возмездие. Кровь за кровь. И он дал мне столько крови. 

Это заставило меня смеяться, хотя я знала, что это было не смешно. Но я просто не могла остановиться.

Какое же я посмешище. Полная ярости и жажды крови, мщу пони, которого там тогда даже не было. Хотя он это заслужил… 


В конце концов, силы Смуз Тонга вернули город под свой контроль. Это стало уроком для всех его жителей. Мы думали, что можем быть независимы от Багровых Копыт. Но мы узнали, что это не так. И всё так удачно сложилось для Смуз Тонга. Какое совпадение. 

Они обнаружили меня обнимающей труп Фаундэйшн, хотя я не помню, как пришла к нему. Лицо кобылки было посиневшим, веревка всё ещё туго обвивала её шею, и она была красной от крови: её крови и, возможно, моей. Её было так много...

Они пытались забрать её у меня, но я не хотела отпускать. Это была моя ошибка. Я заставила её потерять надежду. 

Я пыталась её защитить и провалилась. 

Когда она потеряла надежду, рейдеры… Они дали ей верёвку, они сделали это её выбором… Но в конце концов, это был мой выбор. Я отказалась от своей дочери, и она сдалась. 

Фаундэйшн погибла, потому что я облажалась. Её рубиновые глаза были закрыты, когда я нашла её и мне больше никогда не увидеть в них радости.

Как вы встаёте и продолжаете двигаться вперёд, когда перед этим уничтожили всё, что было важно для вас? Я пыталась забыть. Я пыталась сделать вид, что забыла. Я сбежала на Пустошь. Из-за меня погибла Вайлдфайр… И множество других пони. Их имена будут вырезаны на моей душе, и они всегда будут тянуть меня назад. 

Фаундэйшн. Вайлдфайр. Моё прошлое. Не важно, как далеко я убегу, они всегда будут следовать за мной. Может быть, я должна остановиться, чтобы принять всё это. Чтобы потом двигаться вперёд. 

Когда им всё таки удалось оторвать меня от Фаундэйшн, я закричала. Я пыталась сказать, что я всё ещё люблю её. Что мне очень жаль. Этого никогда не будет достаточно. Она никогда не узнает, насколько она важна для меня… И это хуже всего. 


– Мама…?

Я обнимала Серенити так же, как обнимала Фаундэйшн. Я снова плакала, и вокруг снова было море крови, но… Но Серенити была жива. 

– Мама… – Она звучала так, будто переживает за меня. Это я должна быть той, кто переживает за неё. 

– Я в порядке… – Было тяжело говорить. – Ты в п-порядке… Никогда снова… Я никогда не покину тебя снова… Никогда. – Я шмыгнула носом. – Я об-бещаю. – В тот момент, я решила, что расскажу ей и Хэйз, и даже Флэйру. Дам им знать о том, что случилось в моём прошлом… И, возможно, они смогут помочь мне, если решат, что я того заслуживаю… 

– Я знаю… – Она прижалась к моей груди. – Я знала, что он врёт. Ты никогда бы не… – Она замолчала, и я просто прижала её крепче. За спиной, я услышала, что подошли и остальные. Они говорили о чём-то, но я не слышала. Это не имело значение. Ничего, кроме Серенити не имело значения. 

– У меня… У меня есть кое-что для тебя. – Я полезла в седельную сумку и вытащила оттуда Скутаборга. – Я нашла её. Я знаю, что она важна для тебя…

Взгляд кобылки стал удивлённым, и она аккуратно взяла игрушку своей магией. – Спасибо… Я скучала по ней… И по тебе… – Она сглотнула. – Я знала, что ты придёшь..

– Обязательно. – Мне пришлось встать. Я бы хотела остаться там и обнимать Серенити навсегда, пока воспоминания не исчезли бы, но мне нужно было вставать. Осталось сделать ещё одну вещь. – Н-нам надо подниматься. – Серенити кивнула, отрываясь от меня. Всё это время её серые глаза следили за мной так, будто она боялась, что если отвернётся, то я снова… 

– Что здесь случилось? – Спросил Флэйр. Я с неохотой отвела взгляд от Серенити. На том месте, где до этого было окно, стояли мои напарники и Уоллкирк, смотря на всю ту кровь вокруг нас. 

– Я убила их.

– Сильвер, ты же знаешь, что мы не одо… – Хэйз начала говорить, но я должна была прервать её. 

– Это не важно. Они мертвы.

Несколько секунд, она строго смотрела на меня, а затем медленно кивнула. – Мы понимаем.

– Серенити. – Я вернулась к своей дочери. – Твой пистолет всё ещё у тебя? – Я улыбнулась, увидев, что Скутаборг уже устроилась у неё на спине.

– Ага. – Я видела её улыбку. Она была слабой и напряжённой, но это точно была улыбка, а это многое значило. Она достала пистолет из своей сумки, и моё плечо начало обжигать, когда она стала использовать свою магию. – В нём нет патронов… Они забрали их.

– У меня есть немного… – Они всегда были у меня с собой про запас. – В моих сумках, возьми их. – Вокруг всё ещё могли быть гули или пони, заслуживающие смерти… 

Она достала боеприпасы и зарядила магазин пистолета. Кобылка подняла его перед собой и приготовилась… Думаю, это заставило её чувствовать себя лучше. То, что у неё было, чем себя защитить. – С-спасибо, мам.

– Нам пора идти. – Сказала я всем. – Найдём Драконоборца и…

Прежде, чем я успела продолжить, включился проектор и начал проигрывать запись на дальнюю стену комнаты. 


Это была очередная запись с камеры охраны, но на этот раз, она находилась внутри операционной. Там был стол и фигура большого пони, накрытого тканью. Рядом с ним стоял доктор. Ещё был виден чей-то затылок: вероятно, это был тот же пони, которого я видела раньше на записи с коридора. Он как будто знал, где нужно стоять, чтобы остаться инкогнито на этих записях. 

– Субъект Шесть. – Сказал доктор с усмешкой на лице. – Теперь у нас всё вышло. Сэр, я же говорил, что мы сможем.

– И вы уверены, что она будет жить? – Спросил этот жеребец. 

– Да, конечно же!

– И как мы активируем мегазаклинание?

– Это может быть немного сложно, но… – Доктор достал какой-то пульт дистанционного управления, и могу поклясться, что я уже видела его раньше. – Мы использовали магический код, подобный тому, что используется в терминалах в этом Комплексе. – Всё внутри меня сжалось, когда я поняла, где именно они находились. Белые коридоры, пони-мегазаклинания и всё прочее. Они были в Комплексе под горой. Но как… – Оно сработает, когда чип в их мозгу получит сигнал. Он начнёт процесс детонации.

– А что с самим взрывом?

– Ну, для этого субъекта мы использовали полноразмерное мегазаклинание, но мы уверены, что в следующий раз сможем соединить подопытного с миниатюрным. Он будет достаточно сильным, но в то же время не распространит радиацию слишком далеко, и её уровень спадёт через пару месяцев, как вы и просили.

– Превосходно. – Жеребец звучал довольным. – Есть какие-нибудь побочные эффекты? Было бы хорошо, если бы эти пони никогда не узнали о том, что что-то в них изменилось.

– Насколько мы знаем, у субъекта шесть нет никаких аномалий. Разве что… – Он поднял часть ткани, чтобы показать металлическую ногу. – Нам пришлось ампутировать ногу и использовать порт в плече для размещения магического приёмника. Когда рядом с субъектом будут использовать магию, она будет испытывать лёгкое чувство жжения в этой области. В будущем, когда субъекты будут испытывать жжение, они будут списывать это на последствия протезирования, но любой пони без кибернетических протезов…

– Я понимаю. – Жеребец приподнял металлический протез пони и бросил его обратно. – Тогда нам придётся проводить операции только на протезированных пони… Немного неприятно, но в целом приемлемо.

– Спасибо вам, сэр!

– Вы отлично поработали… А теперь, мне нужно, чтобы вы нашли способ вернуть субъект обратно на Пустоши.

– Что… – Доктор явно удивился этой идее. – Н-но субъект...

– Нам нужно тестировать их в нормальных условиях. Придумайте оправдание тому, где она окажется, мне не важно, как вы это сделаете. Мы сможем изучить её издалека и убедиться, что она сможет противостоять тяготам Пустоши и не сломаться, а иначе, проект ждёт провал.

– Но сэр… Я… Я не хочу вам перечить, но мы купили её у племени с севера Каледонии при условии, что она никогда не вернётся, как нам...

– Мне всё равно. – Резко сказал жеребец. – Придумайте что-нибудь. – Босс вышел из поля зрения камеры, оставив доктора в одиночестве.

...Я.


Никто не говорил.

Никто не дышал.

Что можно сказать? О чём можно думать?

Серенити всё ещё держала свой пистолет в магической хватке, и я почувствовала что-то в плече.

Оно зажглось от боли, и я наконец всё поняла.

Новый уровень!

Навыки: Выживание 90

Новая способность: Непреодолимая сила: Ваша боевая мощь поистине легендарна. Вы наносите огромное количество дополнительного урона сквозь блоки врага любым оружием ближнего боя или безоружными атаками. Это также полезно, если вы любите разрушать стены!