Уцелевшая (все главы)

Флаттершай обнаруживает себя в постапокалиптической Эквестрии, когда по неизвестным причинам все остальные пони бесследно исчезают. Теперь, оказавшись в полном одиночестве, она должна преодолеть свои страхи и узнать, что же на самом деле произошло в ту роковую ночь.

Флаттершай

Искусство фехтования

Одно дело - иметь телохранителя настолько же прекрасного, как и смертоносного. Совсем другое - быть в нее безнадежно влюбленной. Шестой рассказ альтернативной вселенной "Телохранительница".

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Другие пони

Кьютимарка Сани Хейз

Сани Хейз — кобылка-единорог, которая просто хочет научиться пользоваться своими магическими способностями. Но она случайно теряет свою единственную книгу заклинаний, и нечаянным виновником оказывается её лучший друг. Вдвоём они пускаются на поиски пропажи через туманный лес.

ОС - пони

Любимая пони Трикси

У Трикси свидание с самой очаровательной пони на свете — Трикси! Но что же об отношениях Трикси с Трикси подумает сама Трикси?

Трикси, Великая и Могучая

Кибернетика

Можно ли играть в "Бога"? Что случится, если ты создашь совершенно новое создание вселенной... ты сможешь выдержать такую ответственность? А что произойдёт с твоим творением, если далёкие планы на будущее пойдут под откос, спонтанно швыряя его судьбу по ухабам жизни? Кого ты создал, демона или ангела?

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони

Слёзы Ангела/ Tears of Angel

Пони из рода Ангелов находит все больше и больше приключений,размышляет о разных событиях,меняется и растет на глазах.В дальних главах будет резковатое путешествие по мирам,один из основных будет Фоллаут Эквестрия,где проведет немалую часть жизни.

Другие пони ОС - пони

Возвращение

Хотя Старлайт хорошо знает свою наставницу и её жизнь в Понивилле, ей всё же очень интересно, как та жила ещё до их знакомства. Дискорд, никогда не отказывающийся поучаствовать в подобном, решает показать единорожке что-то, без чего, возможно, судьба Твайлайт была бы совсем иной.

Твайлайт Спаркл Спайк Дискорд Старлайт Глиммер

О Мэри-Сье замолвите слово...

Читаем и не стесняемся. Писать краткое содержание такой краткости - извращение.

Превратности Службы

Эта история о тех, для кого ночь давно стала старой подругой, о тех, чье призвание сохранять покой славной эквестрийской столицы и о тех, кто всегда оставляет на чай официантам в открытых поздней ночью трактирах. Короче говоря, о Ночной Страже. И о не самом обычном для Кентерлота дне, который выдался не таким уж и спокойным...

Принцесса Луна ОС - пони Стража Дворца

Попаданцы не нужны

Матвей жил, матвей попал…

Человеки

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 27: Богоубийство Глава 29: Враг внутри

Глава 28: Гамартия

Гамартия.

Но уроки истории осквернили и отвергли. В день, когда погиб мир, ничего не было изучено. 

Это точно розыгрыш. Очень сложный розыгрыш, подстроенный Флэйром. Я никак не могла говорить с Уоллкирком. – Ты компьютер. – Сказала я, обращаясь к экрану. – Просто компьютер.

– И это… – Начал говорить пони на мониторе. – … Моя величайшая неудача.

– Мы… Мы помним. – Хэйз беспокойно взглянула на экран. – В Единстве были воспоминания о подобном компьютере. Считалось, что он был настолько мощным, что в него можно было загрузить сознание пони. Но не душу: для этого нужны были… Другие методы.

– А-а, аликорн, который говорит о себе, как об отдельной личности — как очаровательно. – Казалось, что пони на мониторе это позабавило. – Я слышал о смерти вашей “Богини”, но как приятно наконец-то увидеть этому подтверждение . – Взгляд, которым уставилась на него Хэйз, казалось мог расплавить монитор. – Но она говорит правду по поводу загрузки… Мой разум, или правильнее сказать разум Уоллкирка, весь здесь, но душа… – Он покачал головой. – Что приводит к множеству философских размышлений и споров! Я на самом деле Уоллкирк или же просто ИИ, притворяющийся им? В конце концов, имеет ли это значение? У меня есть все его воспоминания и мысли, поэтому я — Уоллкирк, хорошо это или плохо. – Думаю скорее плохо. 

– Значит… У тебя нет души? – Души изначально были понятием, которое я абсолютно не понимала. Это что-то вроде… Нематериальной вещи, которая делала из тебя — тебя? Типа духа или призрака или чего-то подобного, управляющего твоим телом. Наверное. 

– К сожалению, нет. Я должен был перенести и её, но как вам известно: самые продуманные планы всегда идут наперекосяк. Этот… Компьютер должен был стать моей последней надеждой, когда всё пойдёт по худшему сценарию. Я старался изо всех сил, засылая шпионов во все Министерства и сферы политической элиты Эквестрии. Потребовались годы, десятилетия, и всё ради того, чтобы один единственный агент смог заполучить эту проклятую книгу всего на одну единственную минуту. – Я вдруг поняла, почему не могла разобрать ничего из того, что он говорил — он обращался к Хэйз.

– Чёрная Книга. – Скривившись, сказала аликорн. – Мать тоже искала её, и это стоило ей жизни. 

– Очень интересная история, дорогая. Расскажешь её когда-нибудь. – До этого момента, я и не представляла, что улыбка может быть настолько гнусной, но ему определённо это удалось. – Но да, эта та книга, она самая. Потребовалась всего минута, чтобы заклинания и слова проникли в его разум. Когда он вернулся, то… Был уже совершенно другим, но это было не важно. Мне было абсолютно всё равно, был ли он в здравом уме или нет, мне нужно было, чтобы он просто был жив, но… Возникли некоторые осложнения.

– Ты чересчур разговорчивый для, знаешь, загадочного правителя. – Сказал Флэйр, поднявшись в воздух. – Зачем ты рассказываешь нам всё это? От скуки? – Пегас перевернулся в полёте и усмехнулся, глядя на жеребца. Я думаю, он просто пытался произвести впечатление. 

– Всему своё время, пегас, всему своё время. Позволь для начала старому жеребцу закончить свой рассказ. – Флэйр поднял бровь (ну, учитывая что он был перевернут, думаю можно считать, что он её опустил) и Робокирк продолжил. – Я знаю вас… Ну, по крайней мере, двоих из вас. – Пони с экрана взглянул на нас с Флэйром. – Вы были здесь. – Изображение на экране сменилось огромной горой. Той, которую невозможно было забыть. Это были не самые лучшие воспоминания. Уоллкирк продолжил говорить, но при этом оставил гору на экране. – Тогда вы должно быть встретили… Его. – Ему не нужно было объяснять, кого именно он имел ввиду. – Тогда вы наверняка встретили и её. – А вот насчёт “её” я уже не была уверена. 

– Ага, твоё безумное пони-мегазаклинание… Нечто. Это не сработало. – В своих воспоминаниях, я увидела Симпл Харта, стоящего в центре комнаты так, будто он являлся её частью. Но ещё я вспомнила Смехоребца и его горящие зелёным пламенем глаза. – Но кому-то удалось. Думаю, ты должен, ну… Знать.

– Я знаю, но это нечто не моих копыт дело. В Комплексе. Баптизия предала меня. Я хотел создать оружие для неожиданной атаки. Она хотела создать пони, способного путешествовать во времени по собственному желанию, чтобы мы смогли увидеть будущее и знать, как изменить его и миновать неминуемое. В конце концов, она создала монстра с невообразимой силой, настроенного против нас. Мы должны были остановить его, поэтому мой агент, тот самый, который обладал знаниями из Чёрной Книги, должен был разделить его. Прежде, чем что-либо сделать, мы должны были протестировать заклинание, чтобы убедиться в том, что оно работает.

Голос из динамиков. Тот, что контролировал роботов и спорил с Симпл Хартом. Это не могла быть… Но я должна была спросить. Чтобы раскрыть эту тайну. – Вы привязали её душу… К охранному мэйнфрейму.

Изображение на экране снова сменилось, и перед нами появилось хмурое лицо Уоллкирка. Я думаю, ему не нравилось, что я его разоблачаю. – Ещё одна неудача. – Кажется, я заметила закономерность. – Хотя и контролируемая. И это было доказательством самой идеи. Моему агенту удалось отделить часть души этого монстра, чтобы урезать его силы. – И повредить рассудок. – После этого, он стал податливее… Но смог отомстить моему агенту. Спустя неделю после того, как работа была сделана и всего за день до того, как он должен был отправиться со мной в Дайс, он совершил самоубийство. – Для меня этот факт был очередным примером могущества Симпл Харта. Всего лишь малая часть его сил, действовавшая сама по себе смогла заставить кого-то покончить с собой. Я просто не могла представить, на что был способен Симпл Харт, если бы он мог лично решить кому-то отомстить. 

На самом деле, я могла. Мысли о Фаундейшн, висящей в петле с посиневшим лицом, наполнили мою голову. Я была на грани, когда Симпл Харт просто насмехался надо мной. Да, я могу представить, какой жестокой могла бы быть его месть. 

– И именно поэтому, мои друзья, причина, по которой я — просто машина. Я пытался, но просто не смог завербовать ещё одного агента в Министерстве Стиля, чтобы он увидел книгу, не хватило времени. – Уоллкирк закончил свою маленькую историю. – Именно поэтому я, как ты выразилась, “просто компьютер”.

– Я должна спросить. – Я шагнула вперёд к экрану. – Ты когда-нибудь в своей жизни сделал что-то правильно? – Пони с экрана уставился на меня. – Ты построил тоннели, чтобы защитить Дайс, но провалился: радиация проникла в них и убила всех. Ты основал и спонсировал Комплекс под горой и проект мегазаклинания, но Симпл Харт убил всех в этом Комплексе. И сама идея пони-мегазаклинания… Её закончили только после твоей смерти. Ты сказал, что ты — правитель Дайса, но даже за тот короткий срок, что я здесь, я уже застала войну банд и взрыв мегазаклинания. Вокруг царит всеобщий страх и недовольство. Даже ты сам. Ты провалился в том, чтобы сохранить себя в том виде, в котором планировал. Всё, что ты делал, закончилось провалом.

Надо отдать ему должное — Уоллкирк даже не дрогнул… Или, может быть, это говорило о нём даже больше. – Кто бы говорил. Я наблюдал за тобой: неудача — одна из тех вещей, с которой ты хорошо знакома. – По крайней мере, я пыталась исправить ситуацию. Чего бы мне это не стоило. – Но вернёмся к разговору. Мои неудачи были следствием… Провала в разведке. Тоннели… Я не ожидал, что это будет жар-бомба…

Флэйр решил высказаться. Я думаю это потому, что ему нравилось глумиться над кем-то, кто по идее должен был быть более могущественным. – А почему нет? – Он всё ещё висел вниз головой. – Всем было известно, что минотавры были союзниками зебр, так почему они не могли поделиться друг с другом технологиями? Чего ты вообще ожидал?

– Солнца. – Это было слегка загадочным оправданием для его полной некомпетентности. 

– Селестия-1. – Объяснила Хэйз. Пони на экране компьютера кивнул ей, но я была совершенно сбита с толку. – Это… Мегазаклинание. Оно было основным оружием эквестрийской армии и могло фокусировать солнечный свет. Ты ожидал, что вас атакует Эквестрия.

– Мегазаклинание с ограниченным эффектом, чтобы вынудить сдаться, после чего последует длительная оккупация и аннексия впоследствии. – Уоллкирк звучал так, будто цитировал кого-то. – Именно такие действия Эквестрии предсказывали наши ведущие военные аналитики. Однако, мы верили, что сможем дать отпор оккупационным силам, что означало бы войну на два фронта для нас и Эквестрии. Мы готовились к войне, строили секретные базы… – Комплекс под горой был далеко на севере, ближе к границе с Эквестрией, а не к минотаврам… И оружейный склад Мэйрфорта: он был частью Каледонии или уже Эквестрии? Это имело значение? – Никто не верил, что зебры будут использовать мегазаклинания сразу же, но вот если бы Эквестрия была ослаблена другой войной... Наши аналитики давали вероятность в 67%, что зебры воспользуются мегазаклинаниями, чтобы сокрушить противника до их предполагаемой атаки, что в конце концов закончилось бы взаимным уничтожением. Всё указывало на то, что Эквестрийско-Каледонский конфликт спровоцирует апокалиптический сценарий: я построил тоннели под Дайсом, чтобы противостоять мегазаклинаниям Эквестрии. Тем не менее, они были бы бесполезны, если бы зебры атаковали нас до этого… 

Это было так… Интересно. В этом было столько смысла, и это также проясняло некоторые моменты. Теперь, это была лишь история. Тем не менее, я была любопытной. – Почему ты был так уверен, что Эквестрия планирует вторжение? 

Робокирк выглядел почти оскорблённым этим вопросом. – Они уже его начали. Неудачные правительственные решения позволили нескольким батальонам Стальных Рейнджеров перейти границу Каледонии, и мы ощущали неслабое культурное и политическое давление со стороны Эквестрии. Всё было очевидно, нужно было быть лишь немного проницательным. – Ладно, часть со Стальными Рейнджерами определённо была правдой… Может быть, и другие моменты тоже. Может быть, Баптизия на самом деле пыталась предотвратить войну с Эквестрией, когда хотела соединить Симпл Харта с мегазаклинанием… Слишком много этих “может быть”.

– Ладно… – Сказала я. – Но почему тоннели? Как бы они помогли, если бы это было солнечное мегазаклинание, а не жар-бомба?

– Хорошо… Это… Это потребует некоторых объяснений. – Уоллкирк улыбнулся. – Но я уважаю любопытство. Понимаешь, у мегазаклинания есть два вида воздействия: сам первичный взрыв и его вторичное, долгосрочное, воздействие. Долгосрочное воздействие тесно связано с тем, для чего создавалось само заклинание. Например, во время войны было использовано лечащее мегазаклинание, и та область по сей день известна тем, что на ней растут все компоненты для создания целебных зелий. Считалось, что Селестия-1, которая уничтожит город своим первичным взрывным воздействием и, вероятнее всего расплавит первый уровень тоннелей, никак не повлияет на всё, что будет ниже. Также, считалось, что вторичным воздействием этого заклинания является тепловое излучение, которое будет длиться столетия… – Уоллкирк сделал паузу, после чего продолжил. – Говорят, что Селестия-1 потопила целый остров, а океан вокруг того места кипит до сих пор… Предполагалось, что нижние уровни тоннелей будут достаточно прохладными, чтобы в них можно было жить. Защита от радиации жар-бомбы не учитывалась при их постройке.

– Должна была… – Это был единственный ответ, который я смогла придумать.

– Эх, задним умом… Тем не менее, радиация не учитывалась. Ты говоришь, что я должен был, но это не так. Почему я должен был нести бремя ошибок и предательства? Я сделал всё, что мог. 

– Этого было недостаточно. – Мой голос был резок. Я не знаю, почему злилась, но мне вдруг резко захотелось его сломать. 

– Всегда недостаточно. Тем не менее, плоды моих трудов оказались не так плохи. Теперь, тоннели служат последним прибежищем для поражённого войной Дайса. – Если не учитывать тот факт, что радиация всё ещё просачивается в них, заставляя пони отчаиваться всё больше и больше. – У вас ещё есть вопросы?

– Почему, – начал Флэйр, – ты вообще решил отвечать на наши вопросы? От скуки?

– Частично, да. Но по большей части, я хотел показать, что обладаю множеством знаний, и что у меня нет секретов. 

– У нас есть вопрос. – Хэйз обратилась к нему. Аликорн всё ещё выглядела недовольной словами Уоллкирка по поводу Богини. – Ты называешь себя правителем Дайса, но каким образом? Из того, что мы можем видеть, никто не правит Дайсом: за него сражаются различные банды и группировки.

– Их должно было быть всего четыре. – На экране по-очереди появились изображения всех четырёх главных казино. – Мустанги, Баши, Галициане и Хизаи. Но затем, появились Оставшиеся, что усложнило ситуацию, а после них — Стальные Рейнджеры решили заявить о себе. Вскоре, Каледонский Альянс двинулся на север, чтобы попытаться аннексировать город, а вместе с ним пришли и Наблюдатели. – Пока он говорил, на экране появлялись изображения вертибака Анклава, Стального Рейнджера в полной броне и флага НКА: феникса с расправленными крыльями, окружённого пятью белыми звёздами с белым щитом на фоне. – Всё стало гораздо сложнее. Изначально, я создал ситуацию, в которой четыре банды конкурируют друг с другом, но их силы были равны. Я позволяю новым бандам занимать место старых, но в ситуациях, когда одна существующая банда начинает теснить другую, угрожая её существованию, я предпочитаю вмешиваться, чтобы поддерживать баланс сил. – Он вновь появился на экране и указал на меня. – Ты уже была вовлечена в один такой случай. Тогда ты предупредила меня о том, что Баши хотят захватить Мустангов, и я вмешался с помощью понитронов, чтобы помешать этому. 

– Зачем? – Спросила я. Наконец, мы добрались до чего-то, что на самом деле имело значение. Не то, чтобы у меня было право винить компьютер, созданный два века назад в том, что он застрял в прошлом.

– Народ будет разделён. Объединённый народ представляет опасность, объединённый народ начинает восстания и свергает правителей. Объединенный Дайс превзойдёт числом и уничтожит моих понитронов, возможно, создаст новый город. Но без меня, ведущего его к светлому будущему, этот Новый Дайс падёт. Если бы я создал только две банды, то тогда народ разделился бы между ними и начал полномасштабную гражданскую войну, если не хуже. Четыре — это оптимальное число. Это позволяет держать народ достаточно разделённым, чтобы они даже не думали о свержении правителя. В то же время и самого правителя нет, ведь ни одна банда не начнёт войну, потому что не сможет одержать преимущество сразу над тремя другими. Это также означает, что мои понитроны будут более эффективно справляться в битвах с меньшим сопротивлением. Не сомневайтесь, я правлю Дайсом, но для всех пони будет лучше, если никто не будет об этом знать. Тем не менее, всё это не всегда работает идеально: до того, как система устоялась, Мистер Хаус пытался устроить переворот, и даже сейчас он продолжает оставаться неприятной занозой в крупе.

– Ты ведь знаешь, что я работаю на него, да? – Должен ли он рассказывать мне всё это, учитывая мою принадлежность к Башам. Конечно, если он не знал, говорить ему об этом было, наверное, одной из самых глупых вещей в моей жизни. 

– Конечно же, я знаю. Ты меня совсем за идиота держишь? – Жеребец на экране не выглядел оскорблённым, хотя его тон не показывал этого. – Я как раз собирался перейти к этой части. Вот в чём дело: ты нужна мне, Хайред.

– Я уже где-то это слышала… – Кажется, я не могла просто взять и поговорить с лидером банды, королём или военным генералом без их обращения ко мне за помощью. Даже Симпл Харт попросил кое-что сделать, а он называл себя богом. 

– Ты верна: я видел это через мои системы наблюдения и слышал множество отчётов. Что более важно, ты нашла это место, а значит, ты — находчива. 

– И что? У меня уже есть работа. – И если он уже сказал, что я верна, то на что он рассчитывает? 

– Хотя бы выслушай. – Я кивнула… Экрану. Я не знала, где находятся его камеры, так что думаю, так тоже сойдёт. – Я раскрыл тебе секреты прошлого не для того, чтобы просто просветить, а для того, чтобы показать, что я доверяю тебе, и ты должна доверять мне. У меня есть проблема: ты помнишь Бабулю Тротил? 

– Да. – Она была лидером Галициан… Ну, я думала, что она была лидером. Теперь, мне кажется, что она была просто пешкой Уоллкирка. 

– Она хорошо мне служила, но была слишком старой. – Даже дура вроде меня не могла не заметить тот факт, что он говорил о ней в прошедшем времени. – Несколько дней назад, она умерла во сне, что является… Проблемой. – Ну, конечно. Если банда оказалась без лидера, но продолжает жить, то пони могут догадаться о существовании Уоллкирка. – Поэтому, мне нужна замена.

– Итак… Твой гениальный план, – начал Флэйр, – заключается в том, чтобы попытаться завербовать кого-то, у кого уже есть работа, и кого ты уже назвал “верным”? Внезапно, уничтожение Дайса с тобой во главе приобрело гораздо больше смысла. У Галициан есть свои сотрудники, почему бы тебе не попросить кого-нибудь из них?

– Потому что они верны деньгам, а не контракту, и в этом есть большая разница. И, к сожалению, с новым договором между Хаусом и НКА, этот старый дурак сможет переиграть меня.

– Это рождает ещё больше вопросов. – Сказала я. – Если ты знаешь, что он может тебя переиграть, то почему ты рассказываешь мне об этом, и с чего ты вообще взял, что я разорву контракт?

– Как оказалось… – Пони на экране самодовольно улыбнулся. – Ответ на оба этих вопроса одинаковый. Я могу предложить тебе то, чего не может Хаус, что-то, что гораздо более важно для тебя, чем для любого из моих действующих сотрудников. Безопасность. – Я моргнула. Ему стоит объяснить всё поподробнее. – Мистер Хаус заставляет тебя сражаться с бандами рейдеров, исследовать светящиеся от радиации тоннели… Ты даже едва не погибла от взрыва мегазаклинания на его задании. В то же время, всё, о чём прошу тебя я — просто передавать мои приказы. Я знаю о твоей кобылке, и я знаю, что на каждую работу тебе приходится брать её с собой или оставлять одну, и тебя не устраивают оба варианта. Но со мной ничего такого не будет, никакой опасности. Ты сможешь жить собственной жизнью вместе с ней без страха. Освободиться от жестокости Пустоши. Твоей единственной задачей будет лишь пересказ моих приказов. Ты проживёшь столько же, сколько Бабуля Тротил, а когда ты умрёшь, через долгие годы, мирно, от старости, твоей дочери предложат занять твое место.

Это было… Заманчиво. Очень, очень заманчиво. Это ведь то, чего я хотела, не так ли? Освободиться от боли и борьбы, осесть в тихом мирном месте. Серенити, конечно, расстроится, что она не сможет обучаться кибернетике у Мистера Хауса… Но это компромисс. 

– Нет. – Я сама удивилась своему ответу. – Не сейчас. – Безопасность — это хорошо, но это не то, что он мог пообещать просто так. Радиация заразила весь город, а виновники… Виновники всё ещё были на свободе и собирались ударить снова. Как я могла согласиться на предложение о мире, зная, что он продлится недолго. Нет… Я хотела бы согласиться на эту сделку, но я не могла. Не смогла до тех пор, пока не бы вырвала сердце Драконоборца и не выяснила, кто стоит за всем этим безумием, охватившим город. Возможно, после этого… – Это слишком опасно. Ты знаешь это. Ты сам сказал. Всё рушится. Не будет никакой безопасности. До тех пор, пока кто-то не остановит всё это…

– И этим кем-то будешь ты? – Разочарованно заключил компьютерный голос. 

– Кто ещё? – Если бы Бэтмэйр или Пинприк были живы, то они бы справились с этой задачей гораздо лучше меня, но они были мертвы. Осталась только я. Я была единственной, кто знал, что Драконоборец — это ключ ко всему, единственной, кто обладал информацией и мог добраться до него.

– У Сильвер личная заинтересованность в этом вопросе. – Флэйр наконец перевернулся нужной стороной вверх. – Месть. Если бы ты знал её лучше, то знал бы, что если она хочет отомстить, то уже не остановится до тех пор, пока не сделает этого. Так что да, я могу представить как она разбирается с тем, кто подстроил этот взрыв.

– Мы верим, что упорство, сила и выносливость Хайред, наравне с знаниями, полученными во время путешествий по пустошам Дайса, делают её уникально подготовленной к этой задаче. – Добавила Платинум Хэйз.

– Ясно… Тем не менее, подумай над моим предложением. Постарайся оставить в тайне всё, что ты узнала здесь и подумай ещё раз. Я могу задержать замену Бабули, может быть, недели на две, пока все пони будут обеспокоены другими делами, но если я не получу ответ до конца этого срока, то буду вынужден найти другую замену. Однако, до тех пор пока весь наш разговор остаётся в тайне, ты можешь согласиться на моё предложение в любое время в течении этих двух недель.

– Я… Хорошо… – Не было смысла сжигать мосты. Кто знает, может быть мне удастся завершить моё приключение за пару недель…. Нет, это маловероятно, но предложение всё ещё слишком хорошее, чтобы не попытаться. – Я уверена, что Хэйз и Флэйр никому не расскажут об этом.

– Кому мы вообще можем рассказать? – Спросила Хэйз.

– Мой рот на замке, не волнуйся. Я не хочу видеть тебя в гневе.

– Если это всё, – начал Уоллкирк, – то мои понитроны сопроводят вас до поверхности.

– Стой. Ещё один вопрос. – Жеребец приподнял бровь, но не остановил меня, и поэтому я продолжила. – Кажется, ты много знаешь, так что скажи мне. Как ты думаешь, кто взорвал мегазаклинание?

– Хах, ты не знаешь? – У меня были предположения. – Нужно лишь посмотреть на доказательства. Долгое время Совет НКА был на грани войны с минотаврами. Разные города-государства оказывали давление на совет, голосуя за начало войны, но Совет оставался против. Их нужно было лишь подтолкнуть, но как именно! Теперь города-государства всего за один ход получили войну, которую они так хотели и ослабленный взрывом Дайс, который они пытались захватить годами. После этого ответ становится очевидным.

– Ты думаешь, это операция под ложным флагом? – Спросил Флэйр. – Что НКА подстроили это, а Бэтмэйр заставила выглядеть всё, как реальную атаку, но единственными по-настоящему пострадавшими пони оказались жители города? 

– Разве может быть иначе?

Я не верила этому ни на секунду, но это был… Ну, это была мысль. Так много вариантов, так много вероятных виновников. Так много группировок… Задача, которую я поставила перед собой, с каждым днём казалась всё более и более невыполнимой. 


Я была в казино Галициан всего один раз, когда ещё была новенькой, но оно выглядело точно таким же, каким я его запомнила… В зале был арочный потолок, украшенный ленточками, шариками, серпантином и чрезмерным количеством розового цвета. Все покерные столы и игровые автоматы выглядели, как конфеты. Мне становилось плохо только от того, что я шла через пустое казино. 

Хотя, нет, как раз таки эта часть изменилась. Казино было полностью пустым. Флэйр рассказывал, что Мистер Хаус продавал заклинания в коробке, которые могут поглощать радиацию, но купил ли Уоллкирк хоть одно? Учитывая его неприязнь к Хаусу, это кажется маловероятным, что добавило новую интересную деталь к вопросу о том, почему он просто не может поставить на место Бабули кого-то из своих сотрудников: их просто не осталось. Это была лишь моя догадка, но тиканье ПипБака во время нашей прогулки через здание подтвердило её. 

– Мы в замешательстве. – Сказала Хэйз, нарушив тишину. Ну, было не совсем тихо из-за цокота копыт, тиканья ПипБака и жужжания понитронов, но достаточно близко к тишине, чтобы всё это казалось неловким. – С какой стати это казино стало домом Уоллкирка?

– Что? – Спросила я, потому что ничего не поняла. А где ему ещё быть? 

– Уоллкирк говорил о культурной аннексии со стороны Эквестрии, но весь этот город частично спонсировался эквестрийским Министерством Морали, а этот отель был частично спроектирован его главой — Пинки Пай. – Я не знала об этом. И что это вообще за имя такое? – То есть голова пони на вершине отеля внешне похожа на Пинки. – Было приятно наконец узнать имя этой жуткой штуки. – Если он так волновался по поводу культурного поглощения, зачем ему возглавлять его?

– Правдоподобное отрицание? – Предположил Флэйр. Прежде чем я успела спросить, что это вообще значит, он объяснил. – Если Уоллкирк рассказал нам правду, то выходит, что он шпионил и воровал технологии у эквестрийского правительства и компаний. Поэтому, если бы они когда-нибудь заметили это, то он вряд ли попал бы под подозрение из-за своей работы с Министерством Морали. – Но разве это не переложило бы вину на правительство Каледония, из-за чего ситуация могла стать ещё хуже? Такое ведь могло случиться, ведь они всё ещё могли доказать его вину. – Или же он просто очень хотел построить город в честь своего огромного члена, ради чего ему и пришлось засунуть его в несколько сомнительных отверстий. 

– Это… – Медленно начала Хэйз. – Не совсем так, как выразились бы мы, но мы не можем отрицать вероятность обоих вариантов. Возможно, если мы встретимся с мистером Уоллкирком снова, то спросим его. 

Если мы проживём достаточно долго, чтобы встретиться с ним снова, то я обязательно спрошу, ведь мне тоже было любопытно. Не то, чтобы политические интриги двухсотлетней давности действительно имели значение, но это нисколько не помогало мне с любопытством. Было время, когда мне было абсолютно всё равно, но кажется, что чем больше я знаю о прошлом, тем больше я хочу знать. 

Мы добрались до выхода из казино и понитроны, сопровождавшие нас, внезапно остановились и развернулись. Думаю дальше они нас провожать не собирались. Не знаю, конечно, почему, ведь снаружи не было никаких опасностей для роботов, ведь город был абсолютно мёртв. Тем не менее, роботы уехали прочь. Наверное, у Уоллкирка были какие-то свои причины, возможно, он просто хотел держать все свои силы вместе на всякий случай. 

Двери распахнулись и мы вышли в мёртвый город.

Вот только город не был мёртв. Вдалеке раздавался грохот энергетического оружия, заставлявший улицы дрожать. Сначала, мы оглянулись по сторонам, не понимая, где идёт бой. Звуки были не так уж и близко, чтобы быть угрозой, но битва могла разгореться с большей силой. Флэйр первым заметил, в чём тут дело. 

– Блять! – Я взглянула на пегаса и поняла, что визор его шлема направлен в небо. Посмотрев на Хищника, зависшего над базой Анклава, осознание пришло и ко мне. 

Освещённые заходящем солнцем, чёрные точки метались в небе словно жуки вокруг гнезда. Вот только эти жуки стреляли друг в друга зарядами зелёной энергии. В небе вокруг Хищника была по меньшей мере дюжина пегасов, сражающихся между собой, но точнее я не могла разобрать ничего. Для меня это была лишь мешанина из чёрного и зелёного в золотом свете. 

– Вот дерьмо. – Сказал Флэйр, взмахнувший крыльями и поднявшийся в воздух. – Я знаю, что у тебя есть дела, но там мой народ. – Пегас взглянул на меня. – Я должен узнать, что происходит.

– Я знаю. – Я перевела взгляд с боя на него. – Узнай, что происходит и останови это. – В Дайсе было достаточно проблем, нам не нужна ещё и гражданская война Анклава прямо над головой. 

– Ладно. Блять, я знал, что нам не стоит тащить сюда этих дезертиров из Анклава. – Он снова перевёл взгляд на бой. – Возможно, мне понадобится помощь, но не сейчас. Нужно узнать, что происходит, но… Просто будь готова.

Думаю, он спасал мою жизнь достаточно много раз, чтобы это было справедливой просьбой. – Просто лети и постарайся не умереть!

– Ещё же не умер, можешь не напрягать свой крошечный мозг по этому поводу. – Сказал Пегас, после чего улетел в направлении боя. Если бы он был умным, то попытался бы избежать прямого контакта и просто бы узнал, почему они сражаются… Но это же был Флэйр. 

– Вперёд. – Сказала я Хэйз, двинувшись в направлении ЧС и перейдя на галоп. К счастью, казино было совсем близко, но я просто хотела добраться туда, как можно быстрее, чтобы разобраться с делами и быть готовой на случай, если понадоблюсь Флэйру. 

Я добралась до двери ЧС через минуту и постучала. 

Ответа не последовало. 

Я постучала сильнее. 

Всё ещё ничего. 

– Лучше бы это, блять, была просто шутка. – Пробубнила я сквозь зубы. Хэйз обеспокоенно посмотрела на меня, но мне было всё равно. – ЭЙ! ВПУСТИТЕ МЕНЯ!

– Мы уверены, что они пустят; нужно просто быть терпеливой, Сильвер. – Ага, нет. Меня точно нельзя назвать терпеливой. 

По улице раздалось эхо, когда я пнула дверь со всей силы, оставив на ней вмятину. – Я СКАЗАЛА… 

– П-простите! – Из-за двери раздался запыхавшийся голос. – У нас… У нас тут чрезвычайная ситуация, никому нельзя… 

– Да я ёбаный Хизай! Моё имя — Стар Мэйр. Откройте дверь сейчас же! – В обычной ситуации, я не была бы такой злой, но благодаря радиации, проникающей в меня, непонятной суматохе у пегасов и тому факту, что прошло очень много времени с прошлой дозы Мед-Х, я была совсем не в настроении ждать.

Я слышала непонятное бормотание по другую сторону в течении целой минуты, прежде чем дверь со скрипом начала открываться. – Хэйз, встреть меня в комнате.

– Мы будем ждать тебя. – Её рог замерцал, и она стала невидимой, заставив моё плечо гореть от магии.

Я протиснулась внутрь, когда поняла, что больше дверь открываться не будет. Было довольно узко, но мне удалось пролезть, после чего охранник сразу захлопнул за мной дверь. – Что это вообще значит… – Я начала кричать на него, но затем замолчала, когда поняла, что, хоть эти двое охранников и были мне знакомы, Тайт Липс исчезла. – ...Где Тайт? – Они говорили о какой-то чрезвычайной ситуации, верно? 

– О-ох… М-Мисс Хайред… – Начал заикаться жеребец, и я перевела взгляд с него на сам главный зал. Там было куда больше охраны, чем раньше, и кажется они опрашивали жителей палаточного городка. – Тут п-произошёл… Инцидент. Ваша… Эм… Н-не знаю, как это выразить… Ээ…. – Охранник нервно запнулся. 

– Что? – Я снова повернулась к нему. Он взмок от пота настолько, что его грива налипла на лоб. – Что происходит?

– Э-т-то… – Он выглядел так, будто был готов убежать от страха в любой момент. 

– Что “это”?!

– Ваша дочь… – Жеребец глубоко вдохнул, заметив, как я начинаю свирепеть на глазах. – Её похитили.


Пэрли не было в палатке. Возможно, это к лучшему: я не знаю, что бы я с ней сделала, если бы она была там. Кажется, охранник пошёл за мной, когда я убежала, но я могу ошибаться. Было сложно услышать хоть что-то из-за стука в моей голове. Такое чувство будто кто-то использовал мой череп в качестве барабана, и ничего кроме этого не было слышно. Перед глазами всё плыло, когда я разрывала палатку на части в поисках чего-то, хотя бы чего-нибудь. Единственное, что я нашла — это оранжевую игрушку, конечности которой были заменены на маленькие протезы, в центре комнаты. 

– Скутаборг. – Хрипло произнесла я, подняв игрушку. – Блять.

Я уставилась на неё. Слёзы бежали по моим щекам и капали на гриву игрушку, а я просто не могла подобрать никаких слов. Как я могла допустить это снова. Я была осторожна. Я думала, что была осторожна. Если это закончится так же, как с Фаундэйшн...

Нет. Я не могла думать об этом. О чём угодно, но не об этом. 

Я зажмурилась и фыркнула. Сорвав глазную повязку, я вытерла слёзы. Видимо, мой кибернетический глаз всё ещё может плакать. 

Должен был быть способ. Я… Я не могла позволить воспоминаниям о Фаундэйшн и мыслям о том, что могло случиться остановить меня. Когда я найду Серенити, то убью того, кто забрал её у меня, и когда я закончу, то никто больше не посмеет её у меня отнять. Но как… Как я могла… 

– Мэм? – Раздался голос у входа в палатку. – Вы.. То есть, Эм… – Жеребец запнулся.  

– Чего? – Мой голос был сухим, но я хотя бы перестала плакать. Должно быть, я выглядела жутко, потому что когда повернулась к нему, то он отпрянул назад. Он уставился на игрушку, которую я всё ещё держала, и вздохнул. 

– П-простите. Это была… Это была Тайт Липс… Она… – Он глубоко вдохнул, чтобы успокоиться. – Видимо, она была шпионом. Мы не понимали, что происходит, пока не стало слишком поздно. Мы п-пытались пойти за ней, но потом поняли, что она сбежала на вертибаке. – Анклав… Должно быть, это было как-то связано с боем снаружи. Возможно, Флэйр взорвал её и уже возвращался ко мне с Серенити… Возможно.

– Где… – Было тяжело говорить. Блять. Я просто хотела убить кого-то или что-то, но я уже не понимала, кто мой враг. Когда всё успело стать таким запутанным. 

– Я… Мы не знаем. Простите. М-мы… Мы ищем. М-мистер Хаус, он хочет поговорить с вами… – Охранник нервно осмотрелся вокруг. – Но ваша п-подруга, единорожка. Она… Она в лазарете. Ранена, но в сознании. Я могу эм… – Он нервно прикусил губу. – Вы… Вы явно хотите поговорить с ней, верно? – Я медленно кивнула, из-за чего стук вернулся в голову, и мне снова стало тяжело думать. – Я могу… Эм, отвести вас туда. Мистер Хаус хочет видеть вас, как можно скорее, но, ээ…

– Спасибо. – Ответила я после долгого молчания. – Просто… Дай мне минутку. – Жеребец исчез за тканевой стеной палатки, оставив меня наедине с моими мыслями. 

Я не хотела долго быть наедине с собственными мыслями, поэтому осталась ровно настолько, чтобы положить Скутаборга в сумку и осмотреться, чтобы убедиться, что я не упустила ничего важного. Удостоверившись в этом, я достала шприц Мед-Х и вколола его. Препарат почти не помог, лишь немного заглушил шум в голове, но этого было достаточно на первое время. 

Когда я вышла из палатки Пэрл, охранник, имя которого я до сих пор не знала, повёл меня через казино. Несколько жителей палаточного городка смотрели на меня с грустью и жалостью во взгляде, но когда я взглянула на них в ответ, то все они отводили глаза. Вокруг стояла тишина. Даже охранник ничего не говорил, он просто проводил меня до лестницы, ведущей в медицинское крыло, а затем в переполненную белую комнату. 

Кровати располагались рядами, и на них едва хватало места для всех пациентов. Нескольким пони повезло, их кровати окружали шторы, но другим повезло меньше. Было ясно, что эта комната не рассчитана на то, чтобы в ней находилось так много пони, да и вообще удивительно, что здесь поместилось столько народа. Я не думала, что Хаус оставляет раненых: как минимум, не так много.  – После взрыва бомбы и восстания, многие пострадали. Все, кто здесь, восстанавливаются после произошедшего. – Объяснил жеребец. 

– Серенити… У неё была собственная комната… – Сказала я, когда этот момент всплыл у меня в памяти. 

– Да, она — дочь Хизая, и к ней особое отношение. – Конечно, но кажется, оно не настолько особое, чтобы защитить её. – Ваша подруга здесь. – Он прошёл в конец комнаты.  

Пэрли лежала к нам спиной, и я заметила, что часть её гривы была выбрита, и в этом же месте шёл свежий шов. Это выглядело… Плохо. Разрез был сантиметров восемь в длину и достаточно глубокий. Должно быть, она потеряла много крови. Пэрли не повернулась, когда мы подошли ближе. Не думаю, что она нас заметила. 

– Я ээ… Оставлю вас двоих… – Жеребец пристально смотрел в пол. – Не забудьте заглянуть к Мистеру Хаусу, когда закончите.

– Да. – Ответила я достаточно строго, чтобы охранник быстро отступил. Я подошла ближе к белой единорожке, пытаясь сдержать себя. Не заблуждайтесь, я была в ярости на Пэрли из-за того, что она потеряла Серенити, но я знала, что это не её вина, поэтому и старалась быть сильной изо всех сил. – Пэрл. – Сказала я громче, когда подошла ещё ближе.

– Сильвер… – Она повернулась ко мне. Её глаза были налиты кровью, а на лице была засохшая кровь, которую даже не потрудились смыть. – Мне очень жаль...

– Я… – Я хотела сказать, что прощаю её. Она выглядела такой потрёпанной, что было трудно не пожалеть её, но… Я не могла. Не могла простить её и не могла простить себя. Не сейчас. – Я знаю, просто… – Я сделала глубокий вдох. – Что случилось?

Она медленно села. – Мы… Мы играли в игру. Я не помню в какую… Это не важно, я думаю. Потом… Эта охранница, Тайт Липс, она пришла вся какая-то радостная и улыбчивая и спросила, как у нас дела. Сказала, что ты попросила её… Ну знаешь, проведать нас. Это меня слегка обидело, я решила, что ты не доверяешь мне, но я сдержала язык за зубами… Я ответила, что мы в порядке. – Она потянулась к затылку, чтобы потрогать швы. – Следующее, что я помню, это то, как лежала на полу, а везде вокруг была кровь. Серенити кричала и пыталась использовать магию, но она одела на её рог… Какую-то штуку и… Я пыталась подняться, а когда это не сработало, то попыталась взять магией дробовик, но она одела эту штуку и на мой рог. Она наклонилась ко мне и сказала передать сообщение.

– Мне?

– Походу… – Она болезненно кивнула. – Она сказала передать, чтобы ты сходила в свою старую комнату, сказала… Что тогда всё станет ясно. Я пыталась сказать охранникам, но… Было слишком тяжело, понимаешь. – Кобыла вздохнула. – Мне… Мне жаль. Честно, я пыталась… Я смогла снять эту штуку с рога, но я просто… Просто не смогла пойти за ней. – Она порылась под одеялом и вытащила из-под него что-то, похожее на кольцо. – Вот эта штука. – Оно было серебристым с несколькими камнями, вставленными в него. – Я не знаю, что это, но может это сможет помочь тебе.

– Спасибо. – Я взяла его и положила в сумку. Одной Селестии известно, окажется ли это полезным, но упускать возможность я не собиралась. – Пэрли…

– Не надо… Я знаю, ты злишься. Я… Не могу винить тебя. Если ты больше никогда не будешь со мной общаться, я пойму, просто… – Она потёрла глаза. – Я пыталась, я бы никогда не позволила случиться такому с Серенити, если бы только могла помочь, но… Я не смогла. Проебалась, потеряла бдительность и… Ты понимаешь?

– Понимаю… – Я опустила взгляд, было невыносимо смотреть ей в глаза. – Выздоравливай поскорее… – Я повернулась и ушла. Не могла стоять рядом с ней ни секунды, это было слишком тяжело. Моей вины в этом было гораздо больше, чем её, и если бы я могла уйти от себя, то с огромным удовольствием сделала бы это. 


– Почему так долго? – Спросил Хаус, едва услышав, как я открыла дверь. Я не потрудилась ответить на его вопрос, я правда была не в настроении. – Извиняюсь за Тайт Липс. Уверяю, у меня есть пони, которые разберутся в том, что случилось. Для тебя есть работа, но сначала, я думаю, ты должна рассказать, что узнала. – Это что, шутка?

– Что за работа? – Я не уверена, чего он пытался добиться, но если он серьёзно думал, что я собираюсь заниматься чем-либо, кроме спасения Серенити… 

– Этот беспорядок у Анклава меня беспокоит. – Он снова уставился в окно на Хищника, зависшего над городом и вспышки от выстрелов рядом с ним. – У тебя есть связи с Анклавом, поэтому мне нужно, чтобы ты вмешалась в конфликт и узнала, что происходит… И если будет необходимо, удостоверишься в том, что сторона, которая победит, отблагодарит меня за оказанную помощь.

Ярость затмила мне глаза, и мне понадобились все силы, чтобы сдержаться и не оторвать ему голову. Как он смеет мешать мне спасать Серенити. Я сжала зубы и ответила настолько вежливо, насколько смогла: – Нет. 

– Что ты имеешь ввиду под “нет”? – Он даже не потрудился посмотреть на меня. 

– Нет — значит нет. Я не буду делать эту работу. Моя… – Я попыталась объяснить, но он перебил меня. 

– Да, твоя дочь. Я должен был ожидать подобной реакции. – Он повернулся и взглянул на меня. –Хоть я и понимаю твою озабоченность, но если ты отправишься, Селестия знает куда, чтобы спасти её, то вряд ли из этого выйдет что-то хорошее. И предложенная мной работа поможет не только мне, но и тебе. – Гуль подошёл к своему большому терминалу и нажал несколько кнопок. – Вот что записали камеры наблюдения на крыше.

Экран включился, и на нём появилось изображение с крыши Чёрной Саламандры. Она выглядела точно такой же, какой я её запомнила, но через несколько секунд, я заметила отличие: часть ограждения была разрушена. Буквально в тот же момент, перед камерой внезапно возник чёрный транспорт. Я помнила, что речь шла о вертибаке, но увидеть его там было для меня шоком. Если Хаус использовал это видео, чтобы убедить меня, то оно наверняка связано с похищением Серенити и, возможно, со сражением между пегасами. 

Конечно же, через минуту появились и виновники. Увидев Серенити на спине Тайт, ко мне вернулась вся злость и грусть. Было тяжело смотреть запись со слезами на глазах, но я продолжала. Мне нужно было запомнить его, запомнить лица пони, участвовавших в этом. Чтобы потом я смогла их найти и убить. Когда Тайт попыталась забросить Серенити в транспорт, кобылка в ответ смогла хорошенько её укусить, на что я не смогла не улыбнуться храбрости своей дочери. Но этого было недостаточно, и видео закончилось тем, как вертибак с Серенити улетел. 

– Эти два события связаны. – Заключил Мистер Хаус. – И сделав эту работу, ты сможешь получить бесценную информацию о том, что случилось с твоей дочерью, а также мы сможем организовать её спасение. Как ты можешь заметить, выгода с этого выходит даже за пределы нашего контракта.

– Нет. – Ответила я в третий раз. Кажется, он не понимал меня. – Я не буду делать твою работу. Информация поможет. Но сначала — Серенити. У меня нет времени… Играться в политику с Оставшимися Анклава.

– Это не подлежит обсуждению. – Гуль звучал… Уставшим. Возможно, его расстраивал мой отказ выполнять приказы. – Это твоя работа. Когда ты стала Хизаем, то вложила свою жизнь в мои копыта. Чтобы выполнять те задания, которые я прикажу. Поэтому сейчас я велю тебе выполнить эту грёбанную ра… 

– Я ухожу. – Он смотрел на меня, отвесив челюсть целую минуту. 

Мне было всё равно. С момента, как я пришла в Дайс, то всеми силами старалась поступать так, чтобы моё слово стало на вес золота, выполняя контракты с точностью до буквы и никогда не разрывая их. Для некоторых — это было признаком моей верности, другие же — считали меня рабом по контракту, но для меня — это была просто честность по отношению к себе.. Я никогда не брала работы, с которой не могла справиться, но ту, что брала — исполняла с точностью до последней буквы. Теперь, всё было иначе. Честь и честность ничто по сравнению с Серенити. Я всегда подозревала, что когда-то мне придётся выбирать между моей работой и тем, что правильно, но я никогда бы не подумала, что этот выбор будет таким лёгким.

– Т-Ты что!? – Он был… Зол. Это было странно. Я никогда прежде не видела его таким разъярённым, и мне почти стало его жалко. Хаус привык контролировать всё, но в тот момент, он был полностью бессилен. – Ты нужна меня! Ты нужна городу! Сейчас не время для... Куда ты уходишь!?

Я развернулась и вышла из кабинета. 

– Я не закончил, ты не можешь уйти! Я запрещаю!

Я с силой захлопнула за собой дверь. Отголосок этого удара подчеркнул его последние слова.

Часть меня чувствовала вину за то, что я оставила его. Не потому, что я не захотела делать его тупую работу, ведь ничто не могло бы заставить меня чувствовать себя виноватой за то, что я отправляюсь на поиски дочери. Я чувствовала вину за то, что не рассказала ему всю правду о Уоллкирке. По всем законам, я должна была рассказать Хаусу правду, и ссора из-за Серенити не повлияла бы на результат предыдущей работы. Я знала, что отказывая Хаусу, я сжигаю мосты, и тоже самое я могла позволить себе с Уоллкирком. Поэтому я решила сохранить правду в секрете и молилась, что в будущем мой выбор окупится сполна. 

Решив не задерживаться в коридоре, поскольку была уверена, что Хаус вызовет Службу Безопасности, чтобы разобраться со мной, я галопом рванула к лифту и уставилась на панель. Мне нужно было убраться из здания, как можно быстрее, а затем найти Флэйра и узнать, что он…

– Вот дерьмо. – Я нажала одну из кнопок на панели, и лифт дёрнулся вниз. Во всей этой суматохе, я совсем забыла про Хэйз… Нужно рассказать ей, что случилось, она должна знать…

Хотя, может быть, рассказывать ей об этом было не очень хорошей идеей. Мысли терзали меня, пока лифт мучительно долго ехал на нужный этаж. Она — близкая пони для меня и Серенити, поэтому она заслуживала знать, но… Тогда она захочет пойти со мной, чтобы помочь в её поисках. Это не плохо, но, к огромному сожалению, она была пацифистом. Если я попытаюсь убить Тайт (а я сделаю это сразу, как увижу её самодовольную рожу), то Хэйз может попытаться остановить меня, поставить перед тяжёлым моральным выбором и… Назвать меня злой. А я хотела просто убить эту суку и покончить с этим. 

Лифт остановился на этаже, где была моя комната. Это был долгий и мучительный путь до номера. Когда я добралась до двери и открыла её, то увидела Хэйз, стоящую с грустным взглядом, и возможность выбора отпала сама собой. 

– Серенити, её… – Начала я, чувствуя как в моей груди снова разгораются эмоции. 

– Я знаю. – Аликорн опустила взгляд. – Мы… Если бы мы не пошли с тобой, если бы мы остались, чтобы защитить её, то ничего этого не случилось бы. Нам очень жаль.

– Что… – Я шагнула в комнату и закрыла за собой дверь. – Как ты узнала?

Хэйз посмотрела на меня и показала лист бумаги. – Это было на твоей двери. Думаю, тебе стоит знать. 

Дорогая Хайред Ган, 

Ты будешь рада узнать, что я пережил нашу последнюю встречу, несмотря на все твои попытки помешать этому. Ты начинаешь становиться настоящим бельмом на глазу моих покровителей, поэтому я призвал их разобраться с тобой. У нас не так много времени, чтобы разобраться с тобой так же, как с твоей мышиной подружкой, поэтому придётся действовать по-простому. Я извиняюсь за такую безыскусность с нашей стороны, но отчаянные времена требуют отчаянных мер. То бишь, у нас твоя дочь. Сейчас мы могли бы использовать её, как способ для шантажа в обмен на безопасность и невмешательство с твоей стороны, но мы оба знаем, что это не сработает. Так как ты слишком глупа, чтобы быть разумной и всё равно придёшь за ней, нам придётся избавиться от посредников. Так что приходи, она будет невредима и в полной безопасности, пока ты не доберёшься сюда. Ах! Ты, наверное, думаешь, где же это “сюда”, хотя, я думаю, это немного неточно, ведь на момент написания письма я ещё не нахожусь на месте, а твоя дочь ещё не совсем невредима, но так звучит драматичнее, верно? Что касается ответа на вопрос, то он будет таков: она там, где всё началось (или, что будет более артистично, там, где начался конец). Я дам тебе пару минут, чтобы понять это, ответ прямо позади. Я надеюсь вскоре увидеть тебя там.

Твой дорогой друг, Драконоборец.

Я решила не пытаться решить его ебучую загадку. Я вырвала письмо из магического захвата Хэйз и перевернула его. 

Южный Каньон. 

Мне понадобилось пару секунд, но я всё же поняла, о чём идет речь, и в этом оказалось столько смысла. Кажется, это было очень давно, когда я впервые попала в Дайс и работала на Мустангов. Как раз в это время по радио была новость об атаке на базу, которая располагалась в Южном Каньоне. Что более важно, это атака была осуществлена с помощью мегазаклинания. Это было давно, но я точно помню, что многие считали, что это послужит началом войны между НКА и минотаврами, но ничего так и не случилось, потому что не было никаких доказательств, что в этом были виноваты минотавры… 

А затем, спустя несколько недель, произошла похожая атака на НКА, но в этот раз минотавров проще было приплести. Чего бы не добивался Драконоборец своим терактом на железнодорожном вокзале, он делал это уже не в первый раз… Хотя, это не объясняло, чего именно он хочет, но это доказывало, что некоторые группировки вероятнее всего не связаны с этим. Уоллкирк думал, что это могла быть операция под ложным флагом, но теперь это было невозможно, учитывая сколько пони потеряли НКА во время взрыва мегазаклинания в Южном Каньоне. В свою очередь меня гораздо больше беспокоило, что группа, которую подозревала я (речь про Стальных Рейнджеров) скорее всего тоже оказывалась вне подозрений. 

Либо так, либо Драконоборец не имел к этому никакого отношения и просто пытался меня наебать. Вполне возможно, что Серенити увезли не туда… Но я всё равно собиралась идти за ней. Это была моя единственная зацепка. 

Под этими словами, однако, было ещё одно сообщение. 

П.С.: Мои покровители были обеспокоены, когда НКА перехватили сообщение между нашим шпионом у Мистера Хауса и нами. Шпион даже сообщил нам о том, что майор НКА передал тебе секретную информацию, которую ты должна была доставить Хаусу, но к счастью для нас, она была не актуальна. Возможно, тебе стоит подумать дважды, прежде, чем снова доверять НКА.

Секретная информация, которую я должна была… Передать… Блять. 

– Хайред? Мы можем узнать что ты делаешь? – Я услышала, как Хэйз задала мне вопрос, пока я срывала с себя седельные сумки и рылась в карманах. – Хайред?

В конце концов, я нашла его. Оно было зарыто глубоко внутри, помято и надорвано из-за неправильного хранения. Лаки сказал мне доставить его Хаусу, но я… Я забыла. Драконоборец просто играл со мной в игры разума или у меня правда была информация, которая могла остановить всё это… Но я о ней просто забыла. 

Я вскрыла конверт так быстро, как могла и, достав его, прочитала вслух дрожащим голосом: – Нашим сотрудникам разведки удалось получить зашифрованное сообщение, которое было отправлено пони, именуемому “Драконоборцем”. Мы не смогли расшифровать его, но смогли выяснить, что оно было отправлено вашим начальником охраны. В наших общих интересах, чтобы вы разобрались с этой ситуацией, как можно быстрее и тише. Как обычно, вы не получали этой информации от нас.

– Сильвер… – Обратилась ко мне Хэйз, прервав долгое молчание. – Ты не могла знать, о чём идёт речь в этом сообщении. Похищение Серенити было за пределами того, на что ты могла повлиять. Если бы Хаус разобрался с Тайт Липс, они бы просто использовали кого-то другого. – Хэйз, конечно же, была неправа, но я оценила её попытку меня подбодрить. Это была целиком и полностью моя вина, и теперь я была обязана исправить это. 

– Я знаю… – Ложь. – Нам нужно идти. Теперь. Мы знаем, куда они забрали её, мы должны…

– Что если он соврал? – Слова Хэйз почти сломили мою решимость. – У него есть возможность указать тебе на одно место только для того, чтобы отправиться в другое. И даже если он сказал правду, то это может быть ловушка.

– Может? – Я посмотрела в глаза аликорну. – Это ловушка. Он прекрасно знает, что я приду за Серенити, и именно поэтому он будет там. Он попытается убить меня. Я планирую прыгнуть в его ловушку, выжить и убить его самого. – Хэйз хотела мне что-то сказать, но я перебила её. – Я знаю, ты не поможешь мне убить его; я не прошу тебя об этом. Но… Если ты хочешь пойти со мной, то должна пообещать мне, что не остановишь.

– Сильвер, мы не може...

– Хэйз. – Мне пришлось перебить её снова. – Ты должна пообещать мне.

– Мы… – Она была в смятении, но в конце концов уступила. – Мы обещаем, но пожалуйста, не забывай, что безопасность Серенити должна быть выше твоей жажды мести.

– Никак иначе. – Я повернулась к двери, но внезапно услышала резкий стук в окно. 

Я обернулась, чтобы узнать, не был ли это типичный способ ухода Хэйз, но вместо этого обнаружила за окном фигуру пони. Аликорн начала открывать его магией, поэтому я быстро подбежала к нему на случай, если гость окажется не дружелюбным. 

– В следующий раз, открывайте быстрее! – Сказал Флэйр сквозь маску. Пока он продолжал говорить, я заметила, что на его броне есть несколько дымящихся отметин и царапин, но кажется, сам он был невредим. – На Хищнике путч! Просто, блять, невероятно! И ещё Серенити похити...

– Мы знаем. – Ответила я. – Что такое путч?

– Ничего хорошего. – Флэйр оглянулся назад. – Блять, они идут. Нам нужно убираться из города сейчас же. Хайред, я знаю, что для тебя это будет сложно, но ты должна оседлать Хэйз. – Это правда подходящее время для шуток? – И отправиться за мной.

Прежде, чем я успела возразить против такого плана, меня объяла магия Хэйз. – Прости нас, но мы должны поторопиться. Держись крепче и закрой глаза. – Сказала аликорн, забрасывая меня к себе на спину. Ей не нужно было повторять дважды, и к моменту, когда она вылетела в окно, мои ноги сразу крепко обхватили её шею и тело, а глаза плотно закрылись. Однако, как это часто бывало, моё любопытство перебороло здравомыслие, и я приоткрыла один глаз. 

Мы летели прямо к открытой двери вертибака, но поскольку он на огромной скорости мчался над главной улицей Дайса, нам пришлось лететь к нему по диагонали. Когда я попыталась выяснить, к чему была такая спешка, то заметила, что его преследовали ещё два таких же воздушных транспорта, сопровождаемых пегасами Анклава. Трое из них оторвались от погони и начали целиться в нас. – Хэйз! – Я попыталась предупредить аликорна.

– Мы знаем. – Ответила она, всё ещё продолжая полёт по прямой, пытаясь догнать вертибак, к которому направил нас Флэйр. 

Бойцы Анклава прицеливались. – Хэйз! – Я решила повторить погромче. 

– Мы уже сказали: мы знаем!

Кажется, она не знала, что пегасы приблизились, и я клянусь, что видела, как заряжается их оружие. – ХЭЙЗ! – Рог аликорна засиял, и вокруг нас появился щит. Как раз вовремя, потому что в него сразу же попали несколько зарядов энергии, которые тут же рассеялись. – Наконец-то!

– Мы полностью осознавали ситуацию.

– Было совсем непохоже! – Ответила я, когда ещё больше снарядов из энергетического оружия пегасов разбивались о щит Хэйз. 

– Независимо от того, было ли похоже или нет, мы держали ситуацию под контролем. – Сказала аликорн, сократив дистанцию с вертибаком, к которому вёл нас Флэйр.

– Споры — это хорошо, но залезайте внутрь! – Внезапно, Флэйр оказался рядом с нами и указал на открытую дверь вертибака. 

Хэйз резко наклонилась влево, и мы оказались внутри. Я слезла с аликорна и едва успела осмотреться, прежде чем наш транспорт разогнался так быстро, что я завалилась на круп. Я заметила рядом с нами пожилого пегаса.... Хотя, меня, если честно, гораздо больше беспокоила открытая дверь. Это не может быть безопасно. – Ты кто? – Спросила я у пегаса, который, казалось, смутился от моего вопроса. 

– Я — высший генерал Стил Винг. – Высший генерал? Возможно, у Анклава были большие проблемы. – А вы, должно быть, мисс Ган.

– Ага… Откуда ты это знаешь? – Спросила я, пытаясь подняться на ноги. – Ты вообще знаешь, что здесь за хуйня творится? 

Генерал неодобрительно посмотрел на меня и уже собирался ответить, но в этот момент, внутрь вертибака влетел Флэйр. – Я прошу прощения за неё, сэр! Она просто не умеет по-другому. – Он ударил меня по одной из оставшихся ног. – Никто не объяснил ей, как она должна обращаться к тем, кто выше неё по званию, сэр. – Выше меня? Этот старый пегас? 

– В этом вы с ней похожи, специальный оперативник Флэйр. – Теперь я была в ещё большем замешательстве. В последний раз, когда я интересовалась званием Флэйра, то он был капитаном или вроде того. – Это не важно; я не мог ожидать почтения от жителя пустоши. – Старый пегас снова взглянул на меня. Я поняла, что несмотря на всё происходящее, на нём даже не было брони. – Я действительно знаю, что происходит, но мы не можем говорить об этом сейчас. СО, – кажется он обратился к Флэйру, – закрой двери, пока никто из наших гостей не выпал. – Флэйр кивнул.

Последовал взрыв. Вспышка. Весь мир вокруг стал белым. 

Всё, что я могла слышать, это высокий и протяжный писк, заглушивший всё остальное. Я попыталась подняться, чтобы подойти к двери, но споткнулась. Кажется, я упала на пол и почувствовала, как что-то коснулось меня. Не уверена в том, что именно. Было похоже на броню. Мне казалось, я чувствую взмахи крыльев рядом, но из-за воздушного потока, врывающегося в открытую дверь было сложно сказать. Если бы я только могла видеть… 

Я сорвала глазную повязку, и мой киберглаз решил эту проблему. Половина моего зрения всё ещё была ослеплена, я не могла слышать, но смогла увидеть достаточно, чтобы заметить, что теперь внутри вертибака было двое бронированных пегасов. Одним из них был Флэйр, и он всё ещё возился с дверью, прикрывая визор своего шлема копытом, но другой двигался к растерянному генералу. Я хотела позвать Хэйз на помощь, но её тоже задело взрывом. Что бы не происходило, я знала, что нужно спасти Стил Винга.

С трудом, я поднялась на ноги и бросилась на противника. Мои задние копыта с силой впечатались ему в бок, когда я развернулась и брыкнула его. Незванный гость пошатнулся, но не упал. Я шагнула к нему и снова брыкнула, но промазала. Прежде, чем я успела подняться на копыта, я внезапно оказалась перевернута вниз головой. 

Солдат Анклава схватил мои ноги, и в панике, я осознала, что он летит. Не нужно быть гением, чтобы понять, куда именно он летел вместе со мной, и буквально через секунду, я висела высоко над городом. Мой желудок скрутило, и я оказалась в свободном полёте. 

Благодаря удаче, мне удалось в последний момент ухватиться за край пола вертибака своим протезом. Я была жива, но по-прежнему опасно болталась над городом. Кажется, теперь висение высоко над землёй стало моим новым хобби. 

Пока я изо всех сил пыталась забраться обратно в транспорт, боец анклава вернулся. Он проигнорировал меня и просто залетел внутрь, чтобы схватить Стил Винга. К счастью, я отвлекла его на достаточно долгий срок, чтобы оглушение прошло и Флэйр высунулся как раз вовремя, чтобы схватить меня и затянуть в вертибак. Незванный гость тем временем уже добрался до генерала, поэтому я решила, что отблагодарю Флэйра позже. Встав на ноги, я сразу же бросилась на противника. 

Одна идея пришла ко мне в голову, когда я была уже на полпути к пегасу, но она была слишком хороша, чтобы ей не воспользоваться. Я заставила клинок в своём протезе выскользнуть наружу и пронзила им его заднюю ногу; силы удара едва хватило, чтобы пробить силовую броню и падая на пол, я потянула его за собой. Визг пегаса был таким громким, что меня снова чуть не оглушило.

– ХАЙРЕД, МЫ ВЫНУЖДЕНЫ ПОПРОСИТЬ ТЕБЯ ПОДВИНУТЬСЯ! – Я убрала клинок от шеи пони и скатилась с него так быстро, как могла. Как раз вовремя, потому что Хэйз выстрелила в него своей магией, из-за чего его выбросило из вертибака и закрутило в полёте. Я растерянно взглянула на неё и уже собиралась спросить, но она решила ответить, не дождавшись моего вопроса. – Эта атака была не летальной. Мы выступаем против убийства, но не против самообороны. – Ясно, так и думала.

Кажется, все начали приходить в чувства, потому что генерал уже начал кричать. – СО, забудь про дверь; просто избавься от них.

– Есть, сэр! – И Флэйр вылетел за дверь. Через несколько секунд, раздался взрыв, покачнувший весь вертибак и заставивший меня сесть на пол.

Пока никто снова не попытался убить нас, я взглянула на Хэйз и спросила: – Ты в порядке?

– У нас лёгкая головная боль, и в ушах всё ещё стоит звон, но в целом, мы здоровы. Спасибо за беспокойство. – Взгляд её жёлтых глаз прошёлся по мне и остановился на копытах. – Мы… Мы думаем, тебе лучше убрать свой клинок.

– Что? – Я посмотрела вниз и увидела, что мой меч торчит из протеза. – Ох, точно. – Сначала, я вытерла кровь об свою броню, а затем усилием мысли втянула лезвие обратно. Это было странное чувство: просто представлять, как лезвие убирается обратно в протез, и оно на самом деле убиралось. – Совсем забыла. – Я взглянула через Хэйз в открытую дверь и увидела, как мимо нас быстро проносится небо. К тому моменту, мы, должно быть, уже пролетали над Парасайд Маундом. 

Не успев и закончить фразу, ещё один вертибак поравнялся с нами. 

– Ээ… Генерал? – Я взглянула на старого жеребца, когда противники начали приближаться. – Разве вы не должны, ну, сказать кому-то избавиться и от этой штуки?

– Высший генерал. – Поправил он. – И это всего лишь транспорт для солдат: он слабо бронирован, а единственное вооружение направлено только вперёд. – Приятно слышать. – На спине у тебя висит антимех-винтовка, не так ли? Кажется, это подходящая задача для тебя.

Вид из двери полностью перекрыл корпус другого вертибака, и через секунду, он с силой врезался в наш борт. Мир вокруг задрожал, но Хэйз удержала меня на полу своей магией. Противники отлетели назад, но лишь для того, чтобы через какое-то время снова попытаться прижать нас. – Ну! Стреляй! – Закричал генерал.

Вы знаете, я всегда использовала Искусность, как большую снайперскую винтовку или просто ружьё для боевого седла, и было странно в принципе иметь возможность использовать её по прямому назначению. Я поднялась с пола и встала перед открытой дверью. Вертибак, врезавшийся в нас, всё ещё трясся, но выглядел так, будто уже готов ко второй попытке тарана. Прицел на таком близком расстоянии был бесполезен, и мне нужно было прицелиться на глаз, что на самом деле было не так уж и сложно. Я навела винтовку приблизительно в ту часть транспорта, где сидели пегасы, управлявшие им и открыла огонь. 

Кабину наполнил оглушительный рёв Искусности, продолжавшийся до тех пор, пока у меня не закончились патроны. К тому моменту, вертибак противника уже едва держался в воздухе. Должно быть, я что-то повредила. Моё боевое седло перезарядило Искусность, и я выпустила ещё одну пулю во врагов. 

Она сделала это. Транспорт начал исчезать из поля зрения и, клянусь, через несколько секунд, я услышала, как он упал далеко внизу. 

– Впечатляющая стрельба. – Сказал генерал позади меня. 

Я уже собиралась поблагодарить его, но к нам залетел Флэйр и наконец закрыл за собой дверь. Это было очень опасно. – Остальные отступают, думаю, мы в безопасности… – Он посмотрел на генерала. – Ээ, то есть… Всё чисто, сэр! 

– Хорошая работа, СО. Присядь, нам есть о чём поговорить.


Из-за всей этой битвы, у меня даже не было времени рассмотреть этого генерала Стил Винга. Он был стареющим пегасом с тёмно-серой шёрсткой и коротко стриженной серебристо-белой гривой. Я не сильна в угадывании возраста, но если бы меня спросили, то я бы дала ему больше пятидесяти, а возможно, и все шестьдесят. Хотя, учитывая то, как ровно он сидел и смотрел на всё своим серьёзным неморгающим взглядом, даже если он и был старым, то явно не хотел показывать это. 

– Так… – Начала я, когда вокруг стало действительно тихо, и эта тишина начала напрягать. – Что происходит? А ещё я думала, что Флэйр был в звании капитана.

Жеребец долго и пристально смотрел на меня, после чего наклонился в сторону, чтобы взглянуть на пегаса, стоящего за моей спиной. – Ты ей не говорил? – Он ничего не ответил, но должно быть, покачал головой, потому что генерал продолжил говорить. – Когда я узнал, что Флэйр шпионит для Скай Фолл, то сделал ему предложение. Вместо того, чтобы шпионить для него, он будет шпионить за ним для меня. Вместе с этим, конечно же, пришло повышение зарплаты, особое звание и обещание, что он не будет уволен до тех пор, пока сохраняет ранг.

– Оу… – Думаете, Флэйр мне об этом рассказал?

Видимо, Стил Винг мог читать мои мысли. – Это было строго засекречено, и ему приказали не говорить вам.

– Мы в замешательстве. – Сказала Хэйз из дальнего угла салона. – Вы были его начальником; в чём необходимость шпионить за ним?

– Звание делало его во многом независимым, а структура нашей организации мешала мне следить за ним обычными способами. Я знал, что ему нельзя доверять, но я не должен был сводить с него глаз. Хоть я оказался прав, и Флэйр смог предоставить мне некоторую информацию, Скай оказался достаточно умён, чтобы держать его на расстоянии. – Я задумалась: а что если Скай Фолл знал, что за ним шпионят и специально кормил Флэйра лишь малыми кусочками информации, чтобы высший генерал верил в работоспособность своей схемы. 

– Так… Что случилось потом? Он пытался захватить власть или…? – Это, так или иначе, было связано с Серенити, я была уверена. 

– Нет… Я сделал первый шаг, а он среагировал. Это была моя ошибка; я просчитался в том, насколько велика его поддержка. Бывшие члены Анклава, которых мы получили вместе с Хищником, выступили на стороне Ская, когда я был уверен, что они поддержат меня. – Старый жеребец покачал головой. – Я решил снять его с должности, после того, как услышал, что он использовал один из наших вертибаков для похищения жеребёнка. Вашего жеребёнка. Мне едва удалось сбежать со своими союзниками. Мы рассредоточились, чтобы уменьшить вероятность погони. Пока что мы планируем перегруппироваться и контратаковать, хоть нам и очень больно сражаться против наших братьев. Но перед этим, я у вас в долгу.

Я пялилась на него целую минуту, пытаясь понять, как старый генерал, которого я никогда прежде не встречала, может быть у меня в долгу. – Что?

– Я должен был знать больше. Похищение вашей дочери произошло чуть ли не на моих глазах, но я был бессилен до тех пор, пока не стало слишком поздно. Поэтому, моя честь требует, чтобы я помог вам. Я могу доставить вас в любое место в регионе великого Дайса за исключением самого города. Это… – Он замолчал и отвёл взгляд в сторону, чтобы не встретиться им со мной. – Это тяжело назвать должной компенсацией, но это всё, что я могу предложить вам на данный момент.

– Мне нужно добраться до бывшей базы НКА в Южном Каньоне. – Сказала я без колебаний. Если Серенити была там, то я должна была попасть туда.

– Это… Я не могу сделать это. – Почти в любое место. – Туда лететь целый день, а мне нужно вернуться к моим солдатам до завтра. Тем не менее, недалеко от фермы НКА есть река, которая использовалась для доставки припасов на кораблях. Сомневаюсь, что они по-прежнему обеспечивают уничтоженную базу, но там наверняка есть лодка, которая доставит тебя в нужное место за хорошую сумму. Я доставлю вас к порту на юге от фермы и оплачу транспортировку.

Флэйр решил ответить за меня. – Как по мне, звучит справедливо. Ох, ещё я хотел сказать, что иду с ними.

Генерал был недоволен, но его это явно не удивило. По крайней мере, мне так показалось, но я никогда не была хороша в чтении лиц. – СО, ты будешь нужен нам. Вскоре, у нас настанут тяжёлые времена и, несмотря на твои моральные суждения и некоторые проблемы, ты — отличный солдат.

– При всём уважении, сэр… – Начал Флэйр, очень ясно дав понять, что его следующие слова будут явно не уважительными или противоречивыми. – Хоть я и люблю похвалы и никогда бы не попросил вас останавливаться на этом, Серенити — мой друг. Так же, как и Хайред, наверное. И… Ну… Я должен им помочь всем, чем могу. Я обещаю, что вернусь сразу же, как кобылка будет в безопасности… Но я не могу бросить её вот так. Тем более сейчас.

Генерал вздохнул. – Полагаю, я должен отпустить тебя. А иначе, ты снова просто уйдёшь. – Снова? Кажется, Флэйр знал о чём идет речь, потому что кивнул в ответ. – Хорошо, но пожалуйста, поспеши: ты нам понадобишься.

– Буду у вас так скоро, как только смогу. – Мы с пегасом взглянули друг на друга. – Готова надрать пару задниц?

– Да…. Да. – Я изо всех сил старалась звучать уверенно, но мысли обо всём, что случилось, ослабили мой дух. Не то, чтобы это могло меня остановить. Если бы передо мной поставили врага, то я бы показала ему, что может мать в гневе, но просто сидение в том вертибаке и мучительное ожидание… Это зацепило меня. 

– Теперь, я должен задать вам вопрос. – Я повернулась обратно к генералу. – Я знаю, что это трудно для вас, мисс… Ган… Но мне важно знать, зачем похитили вашу дочь.

– Чтобы достать меня.

– А кто вы? – Справедливый вопрос. 

– Никто.

– Знаете… – Начал жеребец. – Вы нисколько не помогли мне в понимании всей этой ситуации.

– Я… – Почему все вокруг так нуждаются в том, чтобы я им всё рассказывала? – Я подобралась близко. К чему-то, к чему не должна была. Пони по имени Драконоборец. Он нанял пегасов, чтобы они помогли ему. Не думаю, что они более вовлечены в это.

– В это что? – Резким тоном спросил старик. Думаю, он не привык к тому, что пони не дают ему чётких ответов. 

– Я… Я не знаю. – По правде говоря, не уверена, могу ли я доверять высшему генералу. Казалось, что он вообще ничего не знал о Драконоборце, но… Просто я не уверена. Я не хотела вляпаться в ещё больше неприятностей. – Драконоборец. Его нанял… Кто-то. – Если бы я только знала, кто. – Жар-бомба. Это их копыт дело. Я подобралась слишком близко. Он думает, что если от меня не избавится, то… Я могу как-то помешать их планам, какими бы они не были.

– Это… Всё ещё не сильно полезно.

Я взглянула на высшего генерала и ответила: – Это всё, что я знаю. – Это, более менее, было правдой. У меня были некоторые подозрения, но я не хотела рассказывать о них пегасу. Может быть, я не буду убивать Драконоборца, когда найду его. Может быть, я воткну меч ему в плечо и буду ковырять им в ране до тех пор, пока он не даст мне нужные ответы. И если он будет честен со мной, то я позволю Искусности убить его. Даже если он не заслужил этого.

– Придётся обходиться тем, что есть. – Сказал генерал. – Я полагаю, как только вы… Столкнётесь с ним, то узнаете больше, и Флэйр передаст всё мне. Если он был связан с этим взрывом, то это беспокоит меня больше всего. Многие на поверхности винят нас, знаете ли. – Ох, я знаю.

– А вы можете винить их за это? – Видимо, это был неподходящий вопрос, потому что взглянул на меня испепеляющим взглядом. – В смысле… На следующий день после взрыва в небе появляется гигантский боевой корабль. И вся эта ваша броня. Она блокирует радиацию. И… Будем честны, у пегасов… Не самая лучшая репутация.

– Ох, я всё знаю про нашу репутацию. – На секунду я подумала, что он плюнет мне в лицо. – Но мы не такие, как остальной Анклав; эти трусы, оставшиеся в небе. Мой отец… Он был здесь во время войны с грифонами. Вещи, которые ему приходилось делать по приказу свыше… Никому это не нравилось. Но это был единственный мир, который они знали и понимали. Да и выбор у них был невелик: следуй приказам или будь убит. Тем не менее, мой отец и сотни других решили отказаться от всего этого. Они рискнули жизнями и оставили семьи позади ради грифонов, которых они никогда не встречали. Именно из таких пони и состоят Оставшиеся. Из пони, которые бросили всё ради того, чтобы быть отвергнутыми своей родиной, но в то же время не получивших доверия от поверхности. Так что не рассказывай мне о “репутации”. Наша единственная вина в том, что у нас есть крылья и ни в чём более. Всё то безумие с жар-бомбой не наших копыт дело. – Кажется, я задела его за живое.

– Я.... Мне жаль. Я не хотела… Я просто имела ввиду…

– Я знаю. – Генерал вздохнул. – Знаю. Я понимаю их недоверие, а это маленькое "вторжение" Анклава с небес только усугубило ситуацию. А теперь, из-за Скай Фолла и его переворота, это недоверие будет продолжаться ещё долгие годы несмотря на всё, что мы сделали. – Он взглянул на меня. – Но как только я снова возьму всё под свой контроль, мы продолжим помогать Пустоши. Как мы и делали это всегда, даже несмотря на их недоверие.

– Мы сочувствуем вам. – Сказала Хэйз. – Когда мы и наши сёстры попытались мирно войти в город, нас обстреляли. Тем не менее, мы пытаемся помочь городу, как того требует наш орден, потому что мы верим, что именно так будет правильно.

– Да… – Старый жеребец взглянул на Хэйз. – А что именно за орден?

Хэйз выглядела искренне счастливой этому вопросу. – Мы являемся частью Последователей Апокалипсиса. Мы следуем учениям леди Флаттершай и мисс Вельвет Ремеди в их попытке достичь более светлого будущего для Пустоши.

– Я слышал про аликорнов на севере… Я в это не верил, да и сами слухи были более… Жестокими, чем кажется на самом деле.

На щеках Хэйз выступил румянец. – Были сделаны определённые ошибки, когда нас контролировала наша Мать... Мы… Мы бы рассказали вам всю историю, но, боюсь это займёт слишком много времени. Достаточно будет сказать, что не все аликорны такие, как по слухам, и многие из нас оказались сбитыми с толку после потери Матери, которая вела нас. Многие присоединились к Последователям, но не все.

– Однажды, я хочу услышать от вас всю историю. Но это может подождать. Если я встречу другого аликорна, то обещаю не быть враждебным. В знак солидарности.

Хэйз склонила голову. – Мы благодарны вам за это, высший генерал. Многие считают нас монстрами, проклятыми версиями Богинь. Мы рады слышать, что изменили хотя бы мнение одного пони.

– А когда вы говорите “мы”... Вы имеете в виду себя или говорите за всех аликорнов? В некоторых слухах шла речь про коллективный разум, хотя я и не верил в них, но…. Что ж, лучше выглядеть глупым, задавая глупые вопросы, чем не задать их и в итоге умереть из-за этого.

Хэйз молча нахмурилась на мгновение, прежде чем ответить. – Мы… Были частью Единства.. Которое было связано коллективным сознанием. Но оно распалось. Достаточно сказать, что наша манера речи является… Побочным эффектом. Просто мы так привыкли говорить.

Этот диалог напомнил мне о том, что стоило серьёзно поговорить с Хэйз о том, что случилось в её сне. Я была не сильно хороша в подобных разговорах… Или в принципе в разговорах. Но я была обязана узнать, могу ли я помочь.

– Ясно… – Сказал старый генерал. После этого беседа закончилась, оставив нас в неловкой тишине (и с привычным чувством неизбежной смерти, которое преследовало меня во время любого полёта) на всё оставшееся время полёта. 


Я никогда не видела внутреннюю часть огромной, обнесённой стеной фермы НКА, располагавшейся к востоку от Дайса и, к слову говоря, так и не увидела. Кажется, они довольно бережливо хранят свои секреты и не позволяют гражданским находиться близко. Или членам Анклава. Когда мы пролетали рядом, нас чуть не обстреляли, и пришлось приземлиться за пределами объекта. К счастью, сами доки тоже находились рядом с фермой, а не в ней. 

Генерал вышел сам, чтобы разобраться с денежной частью вопроса, оставив меня, Флэйра и Хэйз ожидать в вертибаке. Тяжесть последних суток всё ещё давила на нас, и поэтому все сохраняли тишину. Мы просто сидели, слушая тихое тиканье моего ПипБака, любезно обеспеченное фонящим аликорном. Я ненавидела тишину. В хаосе боя или в искусном плетении предыдущего диалога, я могла забыться или отвлечься. Но в тишине ничто не отвлекало меня, и всё, о чём я могла думать, это то, сколько всего я уже потеряла и сколько всего мне ещё предстояло потерять. 

Я знала, что Серенити могла быть уже мертва, убита Драконоборцем и использована в качестве моей приманки. Учитывая то, что я знала, на что он был способен, это не выглядело так уж невероятно… Но мне нельзя было думать об этом. Я должна была сохранять надежду. Я должна была бороться за её безопасность, и мне просто нельзя было допускать эти мысли. Но тем не менее, они продолжали приходить в мою голову, напоминая о том, как всё это было бессмысленно. 

Прежде, чем мрачные мысли успели полностью одолеть меня, дверь открылась. 

– Я извиняюсь, что заставил вас так долго ждать. На пристани было всего несколько кораблей, и только один из них был готов отправиться так далеко на юг. Они сказали, что это займёт около двух дней. – Слишком долго. – Но они сделают всё, что смогут… Я знаю, как этого мало. – После того, как всё уладится, я отправлю Флэйра обратно к вам и отплачу по полной.

– Спасибо. – Сказала я, покидая транспорт вслед за Хэйз и Флэйром. – За всю помощь.

– Это меньшее, что я могу сделать для вас. – Он махнул копытом за спину. Я увидела ряд лодок, лениво качающихся на волнах реки рядом с деревянным помостом, построенным над водой. Наверное, это и был док. – Ваша лодка крайняя справа, они вас уже ждут.

Я кивнула в направлении судна своим спутникам. В воздухе до сих пор стояла неловкая тишина, закончившаяся почти сразу, когда Флэйр снял свой шлем. Под ним он выглядел сильно вспотевшим, а его грива налипла на голову. – Наконец-то, никакой радиации. – За исключением Платинум Хэйз, но видимо, он стоял достаточно далеко от неё, чтобы не улавливать радиацию. – В этом костюме так душно, не могу дождаться момента, когда выберусь из него. Не обижайтесь, но я планирую завалиться на койку сразу, как мы поднимемся на борт. – Я не могла винить его за желание поспать, я тоже довольно сильно устала. Но не была уверена, что вообще смогу заснуть. Я понимала, что во время этой двухдневной поездки мне всё равно придётся это сделать, но такая перспектива меня не сильно радовала. 

– В скором времени, нам тоже понадобится сон. – Ответила Хэйз. – Мы чувствуем, что нам стоит отдохнуть, если мы хотим помочь уберечь Серенити от беды.

– Ну-ка посмотрите, кого к нам занесло. – Сказал капитан, когда я начала подниматься в его лодку. Мне понадобилось пару секунд, чтобы понять, что мы знакомы. Когда мы в прошлый раз пользовались лодкой... Кажется, это было так давно... Он тоже был там. Рэд Скай, кажется так его зовут. – Ты поумнела, раз решила убраться подальше от города, если верить слухам о случившемся. Одна только дрянь по радио: всё в дерьме, как я тебе и говорил. Вся эта срань между фракциями была готова взорваться в любой момент. Ну ладно, добро пожаловать на борт: впереди нас ждут два дня беспрерывного спуска по течению реки, а я слышал, что ты спешишь. – Я забралась в лодку, проследовав за Флэйром и Хэйз. Рэд Скай уставился на аликорна, пока она шла мимо, но ничего не спросил. Думаю, генерал заранее сообщил ему про неё.

Я помнила дорогу в каюту, поэтому тихо пробралась туда, но открыв дверь, я обнаружила прямо перед собой чёрную пони с розовой гривой. Её… Её я тоже знала. Стримвинд. – Оу, гляньте, кто у нас здесь. Давненько не виделись, мисс Ган. Решили взять у меня ещё зажигательных патронов? – Картина горящего Пост Хэйста всплыла у меня перед глазами. 

– НЕТ! – Ответила я довольно громко. Горящие жеребята — это последнее, в чём я нуждалась в тот момент. – Нет.

– Ты… Ты в порядке? – Она взглянула на меня. – А где та кобылка, которой я подарила игрушку? Надеюсь, с ней ничего не случилось…

Это уже перебор. Я оттолкнула Стримвинд и вошла туда, где раньше была моя комната. Она что-то кричала мне вслед, когда я прошла мимо неё, но я ничего не слышала. Захлопнула за собой дверь, я наконец осталась одна. Наедине с тьмой. 


Тьма не принесла ни ответов, ни сна. Я слышала шёпот за дверью сразу после этой маленькой сценки, устроенной мной, но вскоре он закончился, но я всё равно не смогла заснуть. Я почувствовала, как лодка тронулась с места и начала двигаться по реке. Прошли часы, которые я провела, слушая шум реки и тихий скрип деревянного корпуса, но я так и не могла заснуть. Всё, что я могла, это думать, и от этого мне становилось грустнее. Я знала, что собираюсь спасти Серенити, но цель казалась так опасно далека. 

Я держала Скутаборга над собой, пока лежала на спине и просто пялилась на него. Знаю, что Серенити любила свою игрушку, и я вспомнила, как она всегда возилась с ней, когда была обеспокоена. Я могла лишь думать о том, насколько она была сейчас напугана, и что единственная вещь, которая могла её успокоить, была в моих копытах. Я позволила игрушке упасть на пол. 

Мне нужен был воздух. 

Может быть, я могла бы посмотреть на Луну и попросить совета. Может, она бы выслушала меня. Я скатилась с кровати, перешагнула через упавшую игрушку и двинулась к двери. 

Я медленно открыла её и высунула голову в коридор, чтобы убедиться, что все остальные уже спят. По какой-то причине, мне хотелось побыть одной. Я тихо пробралась по кораблю к задней палубе так же, как сделала это когда-то давным давно. Только в этот раз, она не была пустой. Платинум Хэйз сидела там, подсвеченная лунным светом и смотрящая на ночное небо. 

– Хэйз… – Тихо сказала я, подходя к ней, но она не взглянула на меня. Хотя, думаю, она знала, что я была рядом, потому что никак не отреагировала, когда я села рядом.

– Луна была красивой. – В конце концов, прервав тишину, сказала аликорн.

– Ты знаешь, как она выглядела? – С удивлением спросила я. 

– Да… В некотором смысле. Воспоминания, расплывчатые образы… Обломки Единства всё ещё в нас. Она была прекрасной пони, но в то же время тёмной и могущественной. Неудивительно, что Селестия отреклась от престола, чтобы сестра заняла её место: Луна была пони, созданной чтобы вести войны. – Не знаю, что точно это значит, но решила  молча кивнуть. 

В конце концов, я решила спросить: – У тебя много таких ээ… Воспоминаний. Других пони. Я помню в твоём сне… Что-то частично сохранилось…

– Да, они всегда с нами. Мы научились отделять всё, что не принадлежит нам, но поначалу, это сильно сбивало с толку. Но это только обломки, призраки. Наша Мать… Мы не представляем, как ей это удавалось… Хотя, возможно, ей и не удавалось. Даймонд Скай однажды предположила это. Что, возможно, сознаний стало слишком много, и поэтому она становилась более неуравновешенной. Нам… Нам не нравится эта теория…

– Ты очень сильно любишь свою мать. – Это очень странное утверждение, конечно же, она любила свою мать.

– Она спасла нас от самих себя. Она подняла нас, дала нам надежду и цель, ради которой стоит жить. – Аликорн закрыла глаза и грустно вздохнула. – До того, как мы пришли к нашей Матери, мы многое видели и многое делали. Ты наблюдала видения, не так ли?

– Да. – Тихо ответила я. – Ты была рабыней. – Похитили ещё жеребёнком. Забрали из дома… Я закрыла глаза и тряхнула головой, пытаясь избавиться от навязчивого сравнения. 

– Это… И не только. – Не только? – После долгого времени, проведённого под кнутом, ты привыкаешь ко всему этому ужасу. Жуткие вещи начинают казаться нормальными, и в этот момент, они вонзают в тебя свои клыки. Мне говорили захватывать рабов, и я это делала. Мне говорили тренировать их, и я тренировала. 

– Это… Это не твоя...

– Сильвер Шторм. – Аликорн повернулась ко мне и пронзительно посмотрела в глаза. – Мы понимаем, что твои намерения чисты, но просим тебя не оправдывать наши грехи. Мы все должны нести шрамы от наших деяний, и я совершила множество вещей, которые не могут быть искуплены. Нас не заставляли делать то, что мы делали — нас просили, и мы делали. Независимо от всего, мы сделали свой выбор и теперь должны нести ответственность за него.

– Мне жаль… – Тихо ответила я.

– Мы знаем... Мы… Позволь нам закончить историю. Мы… Мы думаем, ты заслуживаешь её знать. Мы тренировали многих, но спустя много лет... Она постоянно плакала и спрашивала, почему мы так поступаем с ней. Мы пытались объяснить… Объяснить то, чему нас учили. Но она продолжала и продолжала плакать. В конце концов, те, кто были выше меня, решили, что она не обучаема и приказали нам убить её… В этот момент, мы поняли, кем мы стали, осознали истинный масштаб нашего страха. Мы вспомнили, что могли бы быть на месте этого жеребёнка давным-давно, и это сломало нас. Мы отказались заниматься тренировками, и нас признали бесполезными. Нас тоже могли убить, но вместо этого, нас отдали Единству. Мать спасла нас от самих себя и дала шанс на искупление. – Аликорн улыбнулась луне. – Но мы по-прежнему ищем это искупление. Мы видим, что у нас с тобой много общего. Боль, стремление найти во всём смысл. Мы… Мы оба сделали много плохого. – То, что “много” не вызывает никаких сомнений. – Но мы, ты и мы, пытаемся стать лучше. Мы верим, что шанс искупить свою вину должен быть у каждого пони.

Я закрыла глаза и задумалась о том, что услышала. Многие поступки Хэйз обрели смысл. Кусочки собрались воедино и появилась полная картина. Нет, не полная. Пони сложные, и я не думаю, что когда-нибудь смогла бы узнать о Платинум Хэйз всё, но теперь, я знала о ней больше, чем раньше, и была благодарна ей за то, что она доверилась мне. 

– Спасибо… За то, что рассказала мне… Я… Мне жаль. Это не честно. Ты не должна была… Всё должно было быть.... Лучше. 

– Благодарим за твои соболезнования. С тех пор, как Разрушительница очистила небо, нам нравится выходить ночью и смотреть на Луну, ища в ней подсказки и прощение. Это помогает очистить разум в тяжёлые времена. – Она снова взглянула на меня своими жёлтыми глазами. – Мы знаем, что ты чувствуешь то же самое. То, что случилось… Мы вернём её обратно… Мы обещаем тебе.

Было тяжело смотреть ей в глаза. – Я знаю. – Прошептала я в ответ. – Это… Тяжело. Я не могу потерять ещё одну… Не снова… Не Серенити.

В её глазах промелькнуло замешательство. – Ещё одну? 

– Я… – Я не была уверена, должна ли рассказывать ей это, но в конце концов, решила, что раз она поделилась со мной столь многим, то она заслуживает знать правду. – До Серенити… Ещё в Мэйрфорте, у меня… У меня была дочь. – Слёзы ужалили мои глаза и стало тяжело видеть. Думать о Фаундэйшн всегда было тяжело, но после того, как похитили Серенити… – Кажется, это было так давно, но...

Что-то скрипнуло, и я прервалась. Я увидела что-то сияющее. В последний раз, когда я была на борту этой лодки, меня пытался убить наёмный убийца, и это воспоминание всё ещё было свежо в моей памяти. Я встала перед Хэйз, чтобы защитить её в случае чего. – Кто здесь?

Из тени выкатился понитрон, оставив меня растерянной до ужаса. Но так было до тех пор, пока он не заговорил, и я не поняла, кто стоит передо мной. – Ну, продолжай, кажется это должна быть милая история. – На мониторе робота появилась ухмыляющаяся рожа Уоллкирка. 

– Что ты здесь делаешь! – Печаль быстро превратилась в чистую ярость. – Как ты вообще узнал, что мы здесь!?

– Я поставил на тебя жучок. – Что? Вот же уёбок. – Чтобы убедиться, что наши секреты останутся только между нами. И хочу тебя поправить, я не “здесь”, я просто управляю этим роботом удалённо. Я всё ещё в безопасности под Клипс и Клопс. – Жеребец улыбнулся. – И я здесь, чтобы помочь тебе. Не могу же я позволить моей инвестиции в будущее так просто умереть, правда? И если всё, что ты рассказала об этом “Драконоборце” правда, тогда сила моего влияния будет использована для устранения того, кто ему платит. – Я не хотела, чтобы Уоллкирк был здесь и подслушивал нас. Но иметь такого союзника на своей стороне ради информации о планах Драконоборца? Даже находясь в гневе, я не могла отрицать огромную выгоду. 

– Ладно. – Ответила я сквозь сжатые зубы. – Как ты вообще попал сюда?

– Повторюсь, я не здесь, это просто... Ладно, не важно. – Робот усмехнулся. Могут ли роботы обрабатывать юмор? – У меня есть определённое число понитронов, которые помогают защищать ферму НКА. После того, как я услышал твои планы, то взял одного из них и использовал в качестве персональной платформы, чтобы убедиться, что только эта лодка будет нанята, чтобы отвести тебя на юг. Я пытался заявить о своём присутствии ранее, но ты была не в порядке и вышла из своей комнаты только сейчас.

Эта небольшая сцена не улучшила моё отношение к компьютеру, но… По крайней мере, он пытался помочь. По-своему. – Ладно. – Повторила я. – Просто не мешайся на пути.

– О, я уверен, что ты найдёшь мне применение. – Сказал он, после чего повернулся и уехал. Я действительно начинала ненавидеть его. 

Я взглянула на Хэйз и вздохнула. Нужно было рассказать ей историю и сделать что-то, чтобы отвлечься. Думать о Фаундэйшн не самое приятное, что мне приходилось делать, но… В тот момент, это было лучше, чем думать о Серенити. 

– Прости… За всё это. Давай… Давай я начну с самого начала. – Я посмотрела на луну и прислонилась к Хэйз, в ответ, она обернула меня своим крылом. – Думаю, сперва мне стоит рассказать, как умерла моя мать…

Новый уровень!

Навыки: Ближний бой 40.