Поезд. В огне. Полный сиро́т.

Лира Хартстрингс, которая далеко не самая ответственная взрослая в мире, управляет поездом. Горящим поездом без тормозов, полным сиро́т, приближающемся к сломанному мосту на высокой скорости. Хмм. Ну, по крайней мере, хуже быть уже точно не может.

Лира Бон-Бон

Хочешь жить вечно?

Когда один из чейнджлингов оказывается в плачевном положении, Кризалис предлагает ему сделать трудный выбор.

ОС - пони Кризалис

Осколки зеркал

Порой, нам всем кажется, что жизнь как каменная плита. Нерушима и крепка. Все невзгоды и неурядицы, подобно шторму, мимолётны и, стоит немного подождать, как они рассеются, словно дымка после дождя. К сожалению, жизнь и мы сами очень хрупки. Хрупки как зеркало. Разбив такое, помимо несчастий, мы навлекаем на себя необходимость собирать осколки голыми руками, разрезая в кровь не только руки, но и наши души.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Принцесса Миаморе Каденца

HISHE Мерцание

Твайлайт телепортнулась.

Твайлайт Спаркл

Алое пламя войны

Давным-давно в волшебной стране Эквестрии, жили три расы. Каждая из них билась за место под солнцем. Каждая раса нуждалась в том что было только у других. Но в этой стране напрочь отсутствовала гармония и взаимопонимание. И все стали требовать и угрожать своим соседям. Весь мир сидел на углях, оставалось лишь найти искру которая их воспламенит, и мир охватит алое пламя войны.... И такая искра нашлась....

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Трикси, Великая и Могучая Спитфайр ОС - пони Лайтнин Даст Мод Пай

Созвездия

Даже после десятков веков найдётся кто-то, кто обязательно оценит грандиозный труд.

Твайлайт Спаркл Принцесса Луна

Ночная звезда

Небольшая зарисовка о том, как Луна научилась изменять ночное небо.

Принцесса Селестия Принцесса Луна

Одна легенда одного северного народа...

Рассказ, который я писал для литературной дуэли на табуне. Написан очень посредственно, намного хуже, чем я могу... Но я все-таки решился выложить его сюда.

Твайлайт Спаркл Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Черили

Шпрехен зи грайфиш?

Твайлайт Спаркл пытается выучить грифонский язык. Понификация рассказа М. Булгакова "Шпрехен зи дейтч?".

Твайлайт Спаркл Эплджек

Кольцо

Доброго времени суток мои монохромные брони, в голову пришла её величество идея и я как натура увлекающаяся поспешил начать всё записывать пока энтузиазм не спал. Дико извиняюсь за консервирование MLME к сожалению вдохновение натура ветреная и увлекающаяся. Итак рассказ про типа меня (ожидается Гарри Сью, ога), попавшего в Эквестрию и [спойлер] *Ехидная улыбочка*. Приятного прочтения. Если вдохновение будет так щедро то я попеременно буду писать это безобразие и свой долгострой. Подготовил склад для тапок, казарму для Граммар нази, контору для рецензаторов, ящик для корреспонденции и подарков и баки для ваших эмоций. Искренне ваш, вечно непредсказуемый Анонимус. Дополнение, для критиков: правило №20 - не стоит всё воспринимать всерьёз. данный фанф это ироничная насмешка над попаданцами. издевательское пихание рояли куда только копыта дотянутся и вообще полный стёб над концепцией "Гарри Сью". Upd. Не знаю куда подевалась кнопка "Добавить соавтора" но извещаю что я принял в соавторы Alex100. Upd2. Нас всё больше, к нашим рядам ОСей пожелал присоединится шокер, пожелаем ему удачи в этом начинании. Upd3. Мой соавтор порекомендовал завести аскблог, не знаю что это за зверь, но решил пробовать. К счастью у меня уже давным давно пылится заброшенный аккаунт на тумблере ещё с тех пор как я начинал писать о Фолаче в пони вселенной. http://mrfenomine.tumblr.com/ask Не знаю что из этого выйдет но я ничего не теряю оставляя это тут.

Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони ОС - пони Человеки

Автор рисунка: Stinkehund
Глава 26: Нулевая точка Глава 28: Гамартия

Глава 27: Богоубийство

 Богоубийство. 

Я пони, перед которым другие грешны больше, чем он грешен сам.

– Вы ведь шутите, да? – Было странно произносить эти слова, потому что Мистер Хаус никогда не шутил. И он определённо не стал бы звать меня, Флэйра и Серенити в свой фонящий радиацией кабинет только для того, чтобы рассказать ужасную шутку. Значит, он, должно быть, позвал нас, чтобы рассказать ужасную правду. Когда пару дней назад, он сказал мне, что у него будет для меня работа, когда я подлечусь, то я надеялась, что он попросит меня воткнуть кол в сердце Драконоборца. 

План, для описания которого я не могу найти подходящих слов, заключался в в том, что я должна проникнуть в казино Клипс и Клопс (дом Бабули Тротил, Галициан и пятнадцати тысяч понитронов), пробраться в их подвал и найти компьютер, который удалённо управлял понитронами. Видимо, в документах из кабинета Уоллкирка, которые я отдала Хаусу, говорилось о том, что в подвале находится какая-то электроподстанция, подключённая напрямую к местной электросети. И учитывая, что отель служил главным центром управления для Уоллкирка до войны, это должно было указывать на какую-то сеть контроля. Это мысль казалась мне ну очень уж притянутой за уши, но Мистер Хаус был убежден, что понитроны должны были дистанционно управляться и до этого момента никто не имел ни малейшего понятия откуда. 

– В этот раз, я согласен с тупоголовой. – Сказал Флэйр. Пегас стоял ближе всего к двери, опасаясь, что Хаус заметит, что мы привели офицера Анклава на личную встречу.

Гуль обернулся на голубого пегаса и прищурился своими светящимися глазами. – Ты здесь, пегас, не потому, что ты мне нравишься или я тебе доверяю, поэтому я могу сказать тебе прямо: если хотя бы часть этой информации утечёт в Анклав, ты не переживёшь эту ночь. Твоё мнение не имеет никакого значения. – Хаус взглянул на меня. – Это ещё не всё, конечно же. Тебе не придётся пользоваться главным входом, чтобы попасть туда. Уоллкирк создал тоннели, и он был тем ещё параноиком, а значит создал чёрный вход, соединённый со своим подземным лабиринтом.

В этом определённо был смысл, поскольку во всех главных отелях был собственный запасной вход в тоннели. Эта чрезмерная готовность города к апокалипсису казалась мне странной. И не то, чтобы эта готовность помогла. – А что если дверь будет закрыта? Или заблокирована. Или её можно будет открыть только изнутри? – Я сразу подумала о секретном входе в тоннели, который некоторое время назад показал мне Мэйхем. 

– Это, – он снова взглянул на пегаса, – и есть причина, по которой я разрешил тебе взять его.

– Ни одна дверь не выстоит против моей мощи! – Сказал Флэйр самоуверенным тоном. 

Я должна была признать, что наличие запасного выхода повышало вероятность наличия чего-то ценного в подвале, но это ещё не значит, что он был прав насчёт содержимого. Наверняка это была просто секретная комната, как в Луне... И Мистеру Хаусу, как и любому другому пони, нужно было за что-то цепляться. 

– Даже если там будет компьютер, то как это поможет? – Я вообще не знала, как ими пользоваться и лучшее, что я могла сделать, это пнуть его или надеяться, что Серенити сможет сделать с ним хоть что-нибудь. Тем не менее, Серенити удалось уговорить меня взять её к Хаусу, потому что только так она потом могла встретиться с Платинум Хэйз, но она всё равно была слишком больна, чтобы брать её с собой. Кроме того, даже если бы она была в порядке, тоннели были слишком переполнены, и я бы настояла, чтобы она всё равно осталась в Дайсе. 

Мистер Хаус вернулся к своему компьютеру и начал что-то печатать. – Если я прав… – Это было дольно неубедительное "если". – … То компьютер будет передавать и принимать информацию по беспроводной сети. Если предположить, что эта одна из популярных довоенных моделей… – Теперь стало ещё неубедительнее. – Я смогу загрузить программу на твой ПипБак, и когда ты загрузишь её на компьютер, то я смогу управлять им удалённо.

– А что если не… – Флэйр попытался подколоть гуля, но сразу был поставлен на место. 

– Никаких если нет. – Хаус заглянул в ящик и достал... Корону. На самом деле, это была тиара с чёрным опалом. – Это реколлектор. Невероятно ценная, а сейчас — практически бесценная вещь. Он сможет записать всю твою память, пока надет на тебя и включён. Я хочу, чтобы ты надела его сразу как войдёшь в комнату, а затем, чтобы внимательно осмотрела всё внутри. Если программа не сработает, я хочу знать об этом так много, как только возможно. – По крайней мере, это было довольно... Хотя вспомнив о том, как заклинание памяти Хэйз сработало совершенно не так, как должно было, я начала нервничать по поводу использования этой штуки.

– Почему бы вам просто не отправить Вишинг Стара. – Если я правильно помню, у невероятно продвинутого киборга были, типа, камеры вместо глаз. И он мог замаскировать себя, поэтому он бы подошёл для этой миссии гораздо лучше меня. 

– Он на задании. – Ответил Хаус почти горьким тоном. – Как и большинство Хизаев. Из свободных только ты, Старскрим и несколько подчинёных Тайт Липс. И все они мне тоже понадобятся в ближайшее время. – Он подозвал меня к компьютерному терминалу, и я послушно сделала то, что меня попросили. Серенити лежала на моей спине, но я думаю, она заснула некоторое время назад. 

– Ногу.

Я подняла свою металлическую ногу.

– Другую ногу. – Оу, верно, мой ПипБак. 

Он вставил провод в мой ПипБак и подключил его к своему огромному терминалу, но продолжил говорить. – Ты знаешь, что они обвиняют меня. – Я даже не успела спросить кто, прежде чем он ответил. – Народ. Каким-то образом, они узнали, что я – гуль, и теперь думают, что я хотел этого… – Радиации. Потому, что гули лечатся от неё. – Они, в тоннелях, обвиняют меня в случившемся, обвиняют в том, что я выгнал гражданских на смерть в то время, как Хизаи хлебают накопленный антирад, а я греюсь в лучах радиации... Они думают, что я хотел этого! – Гуль взглянул в окно, и его взгляд зацепился за Хищника, всё ещё висевшего над городом. – Я не могу спасти всех; я оставил внутри так много, как это возможно, но я просто не могу поместить весь город в моих стенах. Поэтому, они обвиняют меня, и они придут за мной. Чем дольше мы ждём, тем больше в тоннелях растёт недовольство, и в конце-концов они придут за мной. Тайт Липс сделает всё что в её силах, но у меня не так много стражи, как кажется, и если весь город поднимется, чтобы разорвать меня на куски, то моей защиты точно не хватит. – Он закрыл глаза, когда мой ПипБак издал писк, означающий завершение передачи программы. 

– Кто... Кто тогда по вашему мнению устроил всё это? Взорвал мегазаклинание, то есть… – Я знала, что это был Драконоборец, но я не знала, на кого он работал. Я предполагала, что это были Стальные Рейнджеры, или по крайней мере, та часть Рейнджеров, которую контролировала Блэкуотер. Сраная сука. Но я не была в этом уверена, и возможно Хаус знал что-то. 

Он взглянул на меня. – Мне действительно нужно отвечать? – Гуль указал копытом на Хищника, зависшего над городом словно грозовое облако. – Кто больше всего выиграл от этого хаоса? Эта штука появилась в небе в тот же день. Я не верю в совпадения.

Флэйр вежливо кашлянул в своё закованное в броню копыто. – У Анклава нет ресурсов, чтобы производить даже обычные мегазаклинания, не говоря уже о слиянии их с пони.

– Никто тебя не спрашивал, курица. – Насмешливо ответил Хаус. 

– Ну раз уж вы спросили меня, то я думаю, что это были минотавры. – Я едва не засмеялась. Король минотавров был на железнодорожной станции, когда бомба взорвалась. – Кто сможет подтвердить, что этот бык, которого они прислали и назвали Королём на самом деле Король? Может быть, он был просто хорошим лжецом, готовым умереть за правое дело, и когда этим делом стала возможность стереть с лица Пустоши всё руководство НКА и охрану каждой главной банды, то цель оправдала средства. – Если бы я не прошла по тоннелям с Королём к базе минотавров, то могла бы и согласиться с Флэйром. 

– И ты всё равно продолжил. – Мистер Хаус передал мне тиару. – Будь осторожнее с этой штукой. Если сломаешь — будешь платить со своей зарплаты. – Мне стоит поблагодарить Флэйра за то, что он испортил настроение моему боссу. – Я не знаю, почему ты вообще связалась с этим ублюдком из Анклава.

– Он не так уж и плох. – Ответила я, осторожно кладя дорогое устройство в мою седельную сумку. – Если получится заткнуть его. И ещё он спас мою жизнь пару раз. – В воспоминаниях всплыл момент, когда он закрыл меня собой от гатлинг-лазера, подставив свою спину. Тогда его броня просто расплавилась и превратилась в шлак. Вершина моей тупости. 

Мистер Хаус понизил свой голос до едва слышимого шёпота. – Какие бы у тебя ни были причины держать его рядом, следи за ним. Я не доверяю ему и тебе не следует.


Но я доверяла Флэйру. Было странно думать об этом, потому что он не всегда ценил это доверие, но если всё дойдёт до дела, я знала, что он рискнёт своей жизнью ради меня или Серенити, и это было очень важно. До тех пор, пока всё будет так, я буду доверять Флэйру, каким бы идиотом он не был. 

– Мхмммм… – Я услышала тихое мычание со своей спины, когда мы вышли из кабинета Хауса. – Всё закончилось? – Спросила Серенити, прежде чем причмокнуть губами и зевнуть. 

– Да, дорогая. – Ответила я, продолжая идти к лифту. 

– И ты всё пропустила! – Завёлся ложным энтузиазмом Флэйр, в то время, как его голос был похож на голос робота. – Там были шарики! И торт! А затем, нам поручили крутейшее задание за всю историю! Как жаль, что ты заснула...

– Дурак. – Я не могла быть более гордой за мою кобылку в тот момент. – Что на самом деле случилось? Куда мы идём дальше?

– Ты — никуда. – Мы вошли в лифт, и я быстро нажала на кнопку этажа, на котором нас ждала Платинум Хэйз. – Ты останешься с Хэйз или Пэрли. – Хоть я и не спрашивала, но была уверена, что кто-то из них согласится присмотреть за Серенити ненадолго. И я надеялась, что это будет Пэрл из-за проблем с радиацией у Хэйз.

– Но маааа...

– Никаких "но мам". Ты болеешь и тебе нужно поправиться, прежде чем я вообще подумаю о том, чтобы взять тебя в очередное опасное приключение. – Я надеялась, что мне больше никогда не придётся брать её с собой, но даже я понимала, что это очень маловероятно. 

– Это в любом случае будет скучно. – Начал Флэйр, пытаясь поддержать меня. – Просто всякие компьютерные штуки. – Это была плохая попытка. 

– Но мне нравятся компьютерные штуки! – Серенити потянула меня за гриву. – Мам, теперь ты должна разрешить мне пойти! Как ты сможешь разобраться с компьютерными штуками, и что если я снова понадоблюсь, чтобы спасти твою жизнь?

– Я буду в порядке, дорогая. – Ну, в порядке, как всегда. – Флэйр будет со мной и он спасал мою жизнь уже много раз, а компьютерные штуки — простые. – Наверное. 

– Но, что если мне нужно будет спасти и его жизнь! – Спросила Серенити, когда мы вышли из лифта и пошли к комнате. 

– Тогда, я полагаю, мы все умрём ужасной смертью, жалея о том, какими глупыми мы были не взяв тебя с нами. Это будет трагично и грустно, и ты будешь уверена в том, насколько ты права и великолепна. – Сказал Флэйр своим изменённым маской голосом. – И ты всё равно не идёшь с нами.

– Ауууу, но… – Она закашлялась и едва не свалилась из-за этого. – Я не слишком… – Кхе. – Больна.

– Дорогая. – Я остановилась посреди коридора и внимательно прислушалась к потрескиванию моего ПипБака. Уровень радиации за пределами безопасных зон вообще не снизился с последнего раза. – Вот, выпей это. – Я достала антирадин, и прежде, чем успела обернуться, чтобы передать его ей, я почувствовала, как Серенити сама взяла его магией и начала пить. – Ты, наверное, слишком больна, чтобы находиться здесь. Я волнуюсь за тебя, и поэтому ты не можешь пойти. Ты не сможешь спасти никого, если тебя в это время будет рвать твоими же кишками.

Серенити покончила с антирадом, икнула и положила пустое зелье в мою сумку, а затем ответила. – Ну да... Ладно... Но только в этот раз.

– Только в этот. – Пообещала я, открывая дверь в мою старую комнату. 

Внутри всё было там же, где я и оставила, включая синего аликорна, лежащего на диване и левитирующего перед собой книгу. Уши Хэйз повернулись на звук, и она обернулась к нам с улыбкой. – О, мы не ожидали, что вы вернётесь так быстро. – Она оставила закладку на нужной странице и положила книгу на кофейный столик. – Мы с сожалением должны сообщить вам, что мы до сих пор испускаем радиацию, и для любого из вас будет опасен слишком долгий тесный контакт с нам...

– ХЭЙЗ! – Серенити не из тех, кто слушает предупреждения, и она, подбежав к аликорну, обняла её за шею. – Привет!

– Оу, привет. – Хэйз раскрыла крыло и обняла им кобылку. – Хотя мы и рады снова видеть тебя, мы должны повторить наше предупреждение об опасности длительного контакта с нами поскольку наше тело буквально излучает магическую радиацию.

– Всё в порядке! – Ответила Серенити с уверенностью, которая может быть присуща только ребёнку. – Я только что выпила этот мерзкий антирадин и пару дней назад, сразу после того, как спасла маме жизнь, я чувствовала себя гораздо хуже. Но я должна была это сделать. Ты же знаешь, какая она, вечно получает ранения и всё такое. Большинство пони на её месте уже были бы мертвы, но они не такие крутые, как мама!

– Ну да, я крутая. – Сказала я, войдя в комнату. – Серенити, на сегодня хватит обнимашек. Ты же не хочешь болеть ещё дольше.

Серенити ещё раз крепко обняла шею Хэйз и, неохотно отпустив аликорна, ушла в другой конец комнаты. – Тупая радиация… – Тихо пробубнила кобылка. 

– Прости нас, юная Серенити. – Платинум Хэйз поднялась с дивана и встала в полный рост, возвысившись над нами. – Но мы слышали, что ты была очень храброй.

Глаза кобылки вспыхнули, когда начался разговор о её храбрости, и она воодушевлённо кивнула. – Агась! Я спасла жизнь маме и отпугнула большого жука, когда он пытался убить её. Эти глупые штуки боятся громких звуков, думаю они делают им больно. – Хм, на самом деле, я даже не думала о том заклинании, которое использовала Серенити. Должно быть, это была какая-то модификация заклинания развеивания звука. – ОУ! – Кобылка быстро обернулась и показала свою кьютимарку. – Смотри, смотри!

Хэйз тепло улыбнулась. – Она довольно хорошая. Серенити, как ты думаешь, что она означает? 

– Она означает, что я хороша в кибернетике, и у меня большое сердце. Ну да, точно. И поскольку, я такая крутая, то собираюсь заняться кибернетикой, когда вырасту, а Мистер Хаус уже сказал, что собирается тренировать меня и всё такое. – Сказала Серенити с большой улыбкой. – Разве она не крутая? 

– Да. Мы верим, что она заслуживает действительно значительной похвалы. Мы встречали множество пони, но мы не можем вспомнить никого с таким особенным талантом. Ты действительно уникальна и особенна. – Серенити понравился этот комплимент, судя по её счастливой улыбке. 

– Эй… – Кобылка взглянула на аликорна и прищурилась. – А почему у тебя нету кьютимарки? Ты ведь, типа, старше меня.

– Нам приблизительно от шестидесяти до восьмидесяти лет. – Стоп, что... Она не выглядит настолько старой! – Хотя, мы не можем быть в этом абсолютно уверены, ведь, не смотря на то, наша Мать начала увеличивать количество наших сестёр в последние 10-20 лет, она очень долго совершенствовала процесс их создания. Мы изучили воспоминания, которые, как нам кажется, принадлежат нам, а не являются побочным продуктом Единства, и сравнили их с воспоминаниями после Единства. Мы обнаружили, что есть определённые одинаковые строения, которые встречаются и там, и там, и относительно их возраста определили наш. Это наиболее точное предположение, которое мы можем сделать, но учитывая наше нынешнее состояние, возраст более не имеет значения. – Аликорн казалась немного озадаченной собственным ответом и только спустя несколько секунд поняла, что мы всё ещё пялимся на неё. – Извиняемся, а в чём был вопрос?

Серенити хихикнула, прежде чем ответить. – Я спросила, почему у тебя нет кьютимарки.

– Оу! Да, мы не уверены. – Я приготовилась к очередному долгому монологу. – Мы уверены, что у нас была кьютимарка до нашего присоединения к Единству, но её отсутствие после его распада немного беспокоит нас. Мы обратили наше внимание, что похоже ни одна из наших сестёр не сохранила свою кьютимарку, за исключением особых обстоятельств, и это, видимо, результат нахождения в Единстве. Мы верим, что изменения, произошедшие с нашим телом и душой были достаточны, чтобы оторвать нас от нашего старого особенного таланта и мы должны либо вспомнить и воспользоваться им, либо открыть для нас новый. Это, конечно же, только теория, и поскольку Матери больше нет с нами, точная природа изменений останется загадкой.

– Таак… – Медленно протянула Серенити, не обратив внимание на объяснение. – Это делает меня более зрелой, чем ты. Верно?

Платинум Хэйз остановилась подумать, прежде чем тепло улыбнуться кобылке. – Мы предполагаем, что так и есть, но мы подозревали, что ты и до этого была более зрелой, чем мы.

– Так. – Начал Флэйр, напомнив мне о том, что он вообще находится с нами в одной комнате. – А какой была твоя кьютимарка до того, как ээ.. С тобой случилось то, что случилось?

Хэйз уставилась на пегаса жёлтыми глазами и довольно долго пялилась на него, после чего ответила пугающим шёпотом. – Мы не помним.

Тишина в комнате была практически оглушающей, а единственным звуком, нарушающим её, был непрерывно щёлкающий счётчик радиации ПипБака.

В конце концов, и к всеобщему облегчению, Платинум Хэйз прервала это молчание. – Оу, мы бы хотели поинтересоваться целью вашего визита. Хотя мы всегда рады вашей компании, мы понимаем всю опасность посещения нас в данной ситуации.

Это казалось хорошим отвлечением от предыдущей неловкой темы. – Ну. Я хотела спросить, сможешь ли ты присмотреть за Серенити, если у другой пони, которую я попрошу, не получится. У нас с Флэйром есть задание, и после всего случившегося, я правда не хочу снова тянуть Серенити в тоннели. 

Хэйз медленно кивнула. – Мы полагаем, что смогли бы, но было бы гораздо безопаснее оставить её с кем-нибудь другим, учитывая наше положение. Ещё больше радиации в её состоянии может быть опасно.

– Я знаю. – Я вздохнула и потёрла лоб. – Это глупый вопрос, и я очень надеюсь, что Пэрли сможет помочь. Просто мне нужен кто-то, кто сможет проследить за Серенити и убедиться, что она будет в порядке и безопасности. Я не могу оставить её одну, учитывая всё, что происходит, и если Пэрл не сможет, ты остаёшься единственной пони, кому я могу доверять. Так что в любом случае, она останется либо с тобой, либо пойдёт со мной и нахватается радиации.

– Ты — запасной план. – Сказал Флэйр. – Сейчас она, видимо, пытается сформулировать эту мысль. Скорее всего, Пэрл сможет справиться с жеребёнком. – Серенити показала язык пегасу, и я уверена, что если бы не маска, он ответил бы ей тем же самым. – Поэтому, всё это на самом деле было лишь оправданием для Сильвер, чтобы поцеловаться с тобой.

– Отъебись, Флэйр. – Последовал мой очевидный ответ. 

Хэйз слегка усмехнулась. – Ах, мы поняли. Ну, мы не можем отнестись плохо к такой благородной цели. – Это почти заставило меня покраснеть. – Хотя ты пробудил наш интерес к тому, в чём именно заключается ваше текущее задание.

Я быстро и кратко объяснила всё аликорну. Ну, я попыталась, но Флэйр постоянно поправлял меня в деталях, и в конце концов, я позволила ему всё объяснить. Не то, чтобы я не поняла, что нам нужно сделать, просто я не из тех пони, которая вникает в детали. 

Платинум Хэйз внимательно слушала нас, кивала и ждала, пока мы закончим говорить. – Мы поняли. Мы бы хотели обратиться к вам со странной просьбой. – За этим последовало молчание. Мне понадобилось пару секунд, чтобы осознать, что она таким образом спрашивает разрешения продолжить свою речь. Это было странно, но я всё равно кивнула. – Мы просим вас позволить нам помочь вам с заданием. Учитывая краткое описание миссии, нам кажется, что оно не противоречит нашему принципу ненасилия, и мы считаем, что наша магия может оказаться полезной. Кроме того, мы должны признать, что находиться здесь в одиночку очень скучно, и мы бы были рады оказаться вам полезными.

Мой ответ был очевиден, но я взглянула на Флэйра, чтобы узнать, что он думает по этому поводу. – Ну, там в любом случае будет полно радиации, так что добро пожаловать на борт!

– Что!? – Громко воскликнула Серенити. – Теперь я просто должна пойти с вами! Ну серьёзно! Это не честно! Большое-пребольшое пожалуйста! – Когда никто не ответил кобылке, она поняла что её судьба предрешена и начала дуться. – Полный отстой.


Мы договорились встретиться с Хэйз за пределами ЧС, но это связано лишь с нашим пониманием того, что возможно нам придётся провожать Серенити обратно в комнату на случай, если Пэрл не сможет помочь. С этой мыслью, мы втроём спустились на главный этаж ЧС и обнаружили тот же самый хаос, что и раньше. Самодельные палатки и стены напоминали мне о похожей картине, которую я видела в Бридл Хоуп, когда он был под осадой Багровых Копыт, за исключением того, что в Саламандре всё было более организованно. Или, скорее всего, видимость этого создавалась из-за вооружённых охранников, постоянно патрулирующих этаж и следящих за порядком, а так же ещё большего числа охраны возле площадки в центре зала, где хранились припасы. 

– Теперь… – Начала я, сканируя взглядом беспорядок из палаток и пони. – Как нам найти Пэрли. – Эта часть выглядела сложнее, чем я изначально надеялась. До тех пор, пока я не вспомнила, что у меня есть секретное оружие. – Флэйр?

– Знаю, знаю. – Пегас трижды взмахнул крыльями и поднялся в воздух. Он взмыл над полом и облетел комнату. Я видела, как пони останавливались и напряжённо наблюдали за ним, а при его виде практически все охранники насторожились. Я начала думать, что Мистер Хаус не сильно доверяет пегасам среди своих. 

Через несколько минут, он вернулся к нам с уверенностью на лице. – Я нашел её. Прямо туда, за мной. И кстати, не пялься на мой круп. – Он быстро прошёл вперед, и я задумалась, о чём он вообще говорит, ведь когда я взглянула на его круп, то он был точно так же покрыт железными пластинами, как и всё его тело. – Извращенка. – Флэйр слегка обернулся и поймал мой взгляд... Я бы вообще не смотрела, если бы он ничего не сказал. 

Серенити захихикала, хотя я не была уверена, что она на самом деле поняла шутку. Тем не менее, я всё равно последовала за хитрым пегасом. Он вел нас через толпу пони, (к счастью большинство из них отходили в стороны, видя его) пока мы не нашли Пэрли. 

Она была не одна и кажется не совсем в хорошем смысле. Пэрл оказалась буквально загнана в угол двумя пони. Одним из них была кобыла-единорог цвета морской волны со светло-голубой гривой, а вторым — светло-красный единорог с жёлтыми волосами. – Кто ещё мог забрать её! – Когда я подошла, то услышала, как единорожка повышает голос на Пэрл. – Мы видели, как ты ходила рядом с нашей палаткой в ту же ночь, когда она пропала!

– И? – В ответ спросила Пэрл таким же тоном. – Это не значит, что я забрала вашу грёбаную еду. Я даже не знаю, какая палатка ваша!

– Я уверена, что ты всё нам расскажешь, когда мы скажем Мистеру Хаусу… – Пэрли не дала кобыле закончить. 

– Скажете ему что? Что вы видели меня возле палатки и что? Ты не думаешь, что у него есть более важные дела, чем возиться с твоими параноидальными наездами? – Прорычала в ответ Пэрл. – У меня нет на это времени, так что пока у тебя нет каких-то доказательств, можешь смело отвалить от меня.

Единорожка толкнула Пэрли. – Слушай сюда, сука: если я ещё хоть раз увижу тебя возле моих вещей, то вздёрну тебя за твои ебучие уши. – На секунду, я подумала, что моя знакомая выхватит дробовик, но кажется, она заметила, как я подошла, и остановилась.

– Я уверена… – Начала я, обозначив всем своё присутствие. – Что Мистер Хаус захочет узнать об этом. Такие обвинения... Это очень серьёзно. – Двое незнакомых пони обернулись и посмотрели на меня, а их взгляд быстро упал на мою переднюю кибернетическую ногу. – Тем не менее, он ненавидит тратить своё время попусту.

– Да кем ты себя, блять, возомнила? – Спросила единорожка, всё ещё смотря на мою ногу. 

– Хайред Ган. – Кобыла усмехнулась на секунду, но затем я продолжила. – Десигнация: Стармэйр. Хизай. 

Это заставило её подавиться своим надменным тоном на пару секунд. – Оу... Ну.. Я... Мы… – Она посмотрела на жеребца, который лишь сердито пялился на меня. – Мы бы не хотели тратить его... Время.

– Тогда я думаю. Вам здесь нечего делать. Если у вас конечно нет доказательств. – Я подняла бровь, пытаясь казаться любопытной, но она лишь покачала головой.

– Нет... Пока что. Я... Мы ещё вернёмся. – Кобыла фыркнула и повернулась, чтобы уйти, а когда поняла что жеребец последовал за ней не сразу, она схватила его магией за гриву, чтобы помочь ему в этом. Вдвоём они порысили прочь. 

– Да, лучше сматывайтесь побыстрее! – Серенити решила, что покричать на них будет хорошей идеей и, как ни странно, это действительно заставило их бежать быстрее. 

– Спасибо, милая. – Я повернулась к Пэрл, когда она раздражённо потирала лоб. – Эти двое… – Она вздохнула и повернулась к палатке, которая представляла из себя длинное полотно, натянутое вокруг игровых автоматов. Кобыла приподняла край ткани, чтобы пригласить нас внутрь, но затем оглянулась. – На самом деле... Я думаю, было б вежливо позвать вас, но мне кажется, там не хватит места на всех. Не против, если мы поговорим здесь, милая?

– Ээ, конечно. – Мой взгляд устремился туда, куда ушли жеребец с кобылой. – А что это вообще было?

– Ничего, о чём тебе стоило бы волноваться, честно. – Решительно сказала она. – Ну, эти двое думают, что я украла у них еду. Честно говоря, я их даже не виню. Тут есть пони, которых раздражают такие, как они, ведь те двое работают на электростанции и получают больше пайков. Вот и подумал кто-то решить всё по справедливости или вроде того. Эт сделала не я, мне просто не повезло оказаться возле их палатки в неподходящее время, а поскольку я новенькая, никто здесь мне не доверяет. Такова судьба. – Она вздохнула. – Не то, чтоб я жаловалась, что я здесь: это гораздо лучше, чем голодать в тоннелях. 

– У Мистера Хауса всё ещё работает электростанция? – Спросил Флэйр, подходя ко мне. 

– Ну канеш работает. – Пэрли усмехнулась. – Ты видишь лампы? – Она указала на лампы, свисающие с потолка. – Они не работают на дружбе. Вот, что я тебе скажу. Кому-то придётся отправиться в этот фонящий ад, чтобы убедиться, что она ещё работает, и за это дадут много пайков.

– Я уверен, что он дерёт дополнительные крышки с других банд. – С уверенностью заявил пегас. 

– Без понятия, друзья, никто не держит меня в курсе его внешней политики… – Она окинула нас троих взглядом. – Но что-то мне подсказывает, что вы сюда пришли, не для того чтоб поговорить о нехватке еды и политике. Чем я могу тебе помочь, милая?

– Я надеялась, что ты сможешь оказать мне одну услугу.

– Ну, нет ничего, чего я б не могла сделать для моей чересчур целомудренной кобылки. – Мои щёки слегка покраснели. – Ведь ты действительно помогла мне попасть сюда до того, как всё полетело в Тартар, так что я твоя должница.

– Дело в том, что у меня с Флэйром есть одна важная работёнка. И, ну... Серенити всё ещё восстанавливается после лучевой болезни. Мы не хотим рисковать, беря её с собой.

– Ни слова больше. – Пэрл подняла копыто. – Тебе нужно, чтоб я присмотрела за малявкой и проследила, чтоб ничего с ней не случилось, верно, милая? 

– Ага. В целом, да. Это задание не должно быть слишком опасным. – Призналась я. – Но, зная мою удачу...

– Зная твою удачу, ты потеряешь ещё одну часть тела ещё до того, как всё закончится? – Её взгляд упал на мою новую кибернетическую заднюю ногу. – Прямо, как эту. Я думаю, у тебя есть новая история, которую ты можешь рассказать.

– Конечно! – Серенити оживилась. – Там была куча скорпионов, и я спасла маме жизнь!

Взгляд Пэрли смягчился, когда она посмотрела на маленькую кобылку. – Оу, я уверена, что ты спасла её, малышка. – Кобыла сдвинула копытом полотно палатки. – Почему бы тебе не зайти и не рассказать мне об этом.

Серенити кивнула, но затем повернулась ко мне. Кобылка уставилась на меня своими большими серыми глазами. – Мааааам… – Протянула она, и я наклонилась к ней ближе. Она обняла копытами мою шею, как только я оказалась достаточно близко, и я осторожно приобняла её в ответ. – Если ты потеряешь ещё одну часть тела или, типа, умрёшь или вроде того, то я тебе никогда-никогда этого не прощу, понятно? 

– Хорошо… – Ответила я, разрывая объятия. – Ты тоже должна быть осторожной и обязательно слушаться Пэрли. – Чуть больше, чем она слушалась других пони. – Я обещаю, что вернусь, как только смогу, и в следующий раз, ты обязательно пойдешь со мной и... Я люблю тебя.

Серенити ослабила объятия. – Я тебя тоже, мам. – Ответила она и, отпустив меня, повернулась и пошла в... Шалаш Пэрл. Она остановилась на половине пути и, обернувшись, злобно прищурилась на меня. – Никогда-никогда не прощу. – Повторила кобылка и скрылась в палатке. 

Пэрл положила копыто мне на плечо. – Ничего с ней не случится... Если что, я рискну своей жизнью, чтоб спасти малышку.

– Я знаю… – Мой взгляд всё ещё завис на входе в палатку. – Я просто волнуюсь...

– Отлично! – Сказала Пэрл и, наклонившись ко мне, поцеловала в щёку. – Ты и должна волноваться, и я думаю, что из всех пони, тебе как раз стоит побольше волноваться о последствиях своих поступков. – Я не могла поспорить с этим. Хоть это и было правдой, я, наверное, тратила слишком много времени оглядываясь на ошибки прошлого, и, кажется, не очень успешно предсказывая результат своих действий до того, как начать действовать. – Так что давай по-быстрому и возвращайся целой. – После этого Пэрли скрылась в своём шалаше, оставив меня и Флэйра одних. 

Без каких либо очередных неотложных дел, мы проделали путь сквозь толпу пони в казино к выходу, который всё так же находился под пристальным наблюдением Тайт Липс. 

Кобыла улыбнулась и помахала нам, когда увидела что мы приближаемся. – Эй! – Крикнула она. – Слышала, что вы подойдёте. Сейчас я быстренько открою дверь, не хочу мешать заданию Мистера Хауса.

– Ээ… – Протянула я, проходя мимо вечно взволнованной начальницы охраны. – Спасибо.

– Твоя маленькая кобылка не с тобой, надеюсь, ей скоро станет лучше. – Тайт дружелюбно улыбнулась мне. – Не хотелось бы, чтобы она пострадала, она ведь такая милашка. Наверное, лучше всего ей остаться и не связываться со всей этой радиацией. – Разговорчивая кобыла подошла к двери. – И конечно же внутри ей будет безопаснее, гораздо безопаснее.

Двери начали открываться, и через щель между ними начал проникать солнечный свет. Мой ПипБак мгновенно затрещал, хоть и не слишком активно. Без лишних слов, мы с Флэйром сделали шаг наружу, готовые снова встретиться с радиацией. 


– Новый день, всё та же фонящая от радиации адская дыра, но хэй, это всё таки наш дом. – Голос Нью Хайгаса раздавался из моего ПипБака, когда я, Флэйр и Платинум Хэйз двигались ко входу в тоннели. Прошло довольно много времени с последнего раза, как я слушала радио и наступило подходящее время, чтобы узнать о новых новостях. Я знала, что они будут плохими, но мне нужно было знать насколько плохими. – Ладно, пони, вы знаете, как я не люблю нагонять негатив, но в этот чудесный день, у меня нет для вас хороших новостей, поэтому давайте закончим с этим побыстрее и перейдём к хорошей музыке.

– Новые вести с фронта, как обычно. НКА обнаружил несколько секретных баз в старом железнодорожном тоннеле рядом с городом. Представители власти утверждают, что их близость к городу и удалённость от земель минотавров являлась для Альянса проблемой, но они подчеркнули, что сейчас все эти базы уже зачищены. Тем временем, битва за западный мост каньона всё ещё находится в патовой ситуации. Власти НКА отказываются комментировать положение битвы.

– К грустным новостям... Сегодня было подтверждено, что погибшая пони, найденная после катастрофы на вокзале оказалась местным героем, известным, как Пинприк или Героиня Вендина. О загадочной пони известно не так уж и много, и, судя по всему, она появилась из ниоткуда со своей дочерью, как раз вовремя, чтобы спасти город Вендин на севере от разрушения. Её героические деяния распространились по множеству деревень на севере, кульминацией чего стало спасение жителей торгового городка Бридл Хоуп от атаки рейдеров, где она организовала грамотный побег. Вскоре она прибыла в Дайс, где объединилась с местной дурочкой Бэтмэйр, чтобы разобраться с бандой наркоторговцев в Парасайт Маунде. Никто не знает, что именно она делала на железнодорожной станции, что именно убило её и где сейчас её кобылка-напарница, но можно быть уверенными, что она сделала всё возможное, чтобы предотвратить трагедию. Она была великой пони, которая пожертвовала жизнью, чтобы спасти других, и всем нам будет не хватать её. Наблюдатели заявили о планах похоронить кобылку с почестями, но более никакой информации у меня нет.

На самом деле, меня поражало насколько мало Нью Хайгас знал о Пинприк. То, как он о ней рассказывал, заставляло её выглядеть безгрешной богиней, которая была слишком хороша для этого прогнившего мира, и я знала, что Пинприк очень не хотелось бы, чтобы о ней так думали. Да, она была хорошей пони, но не только. Она была несовершенной и проблемной кобылой, которая пыталась наверстать упущенное прошлое. Она заслуживает того, чтоб другие помнили её такой, какой она была на самом деле, ведь знание того, откуда она пришла, делало её жертву ещё более значимой. 

И где доброе слово о Бэтмэйр? Она сделала столько же, сколько и Пинприк, если не больше, а жертва Бэтмэйр на самом деле спасла сотни жизней, но она не получила ничего. Это казалось несправедливым.

– Кстати говоря о Наблюдателях, они всё ещё раздают бесплатный антирад на станциях по всем тоннелям. Если у вас есть жеребята, то они попросят вас привести их с собой для подтверждения. Клин Кат, лидер Наблюдателей, заявил, что прекрасно понимает, насколько отчаялись все пони, но если вы попытаетесь пролезть без очереди, то не получите ничего. Поэтому, пожалуйста, пони, будьте терпеливы: вы будете получать свою дозу антирадина до тех пор, пока остаётесь спокойными. – Пони на радио закашлялся на пару секунд, прежде чем выключить микрофон. Вскоре, он снова включил его. – Простите, пони. Но это все новости на этот час. Настало время музыке отвлечь вас от проблем.

Хэйз взглянула на меня, когда из ПипБака заиграла песня, которую я не знала. – Если мы не ошибаемся, эта Пинприк была твоим другом, верно? Как только мы закончим здесь, мы посмотрим сможем ли мы узнать детали предстоящих похорон.

Мы проделали наш путь на восток от центрального фонтана к трущобам. Они всегда сбивали с толку: множество полуразрушенных зданий и наскоро построенных хибар возвышались друг над другом. Они напоминали мне Мэйрфорт, по крайней мере, когда в них было полно пони. Теперь, когда дома были пустыми, они пугали меня. 

– Нет. – Мягко ответила я. – Она не была другом. Ну... Была. Это сложно. – Я вздохнула, в то время, как мой взгляд сканировал заброшенные лачуги и потрескавшиеся дороги. – Я была там, когда она умерла, знаешь. – Я закрыла глаза и воспоминания всплыли в моей памяти. – Она пыталась спасти мою жизнь, и в этот момент Драконоборец убил её. Она сказала... Что я спасла её. Думаю, она имела ввиду, что я спасла её от самой себя. Потому что её прошлое было... Неприятным. – Я открыла глаза и взглянула на Хэйз. – Я не хочу идти на её похороны. Это не для меня. Они для тех пони, которые слышали о ней по радио, для пони, которые хотят видеть в ней мученицу. Не для тех, кто знал, кем она была на самом деле.

– Вау, Хайред. – Сказал Флэйр, идущий с другой стороны. – Это звучало почти глубоко. Кто мог подумать, что в тебе и такое есть? И где ты выучила слово "мученица"? Я не говорю, что это плохо, просто довольно удивительно слышать такое от тебя.

Я легко толкнула пегаса вбок. – Отъебись, Флэйр. – Пегас наигранно упал на ближайшую стену. 

– Мы находим ваши отношения странными. – Сказала Хэйз, дождавшись, когда Флэйр вернётся в наш строй. – Если бы мы ничего про вас не знали, то предположили бы, что вы двое не ладите.

– Оу, это совсем не так! – Сказал Флэйр, отряхнув свою броню. – На самом деле, мы друг друга ненавидим. Я терпеть не могу эту невыносимую суку, и она страшная, как пиздец.

– Флэйр — самовлюблённый придурок, который не такой смешной, как ему кажется. Это просто чудо, что я до сих пор не проломила ему череп. – Должна же я была ответить. 

– Ясно… – Приятный голос аликорна звучал растерянным. – Мы не уверены, должны ли мы посмеяться над этим или же нам стоит разнять вас. Это сбивает нас с толку.

– В этом и дело! – Сказал пегас. – Наша дружба основана на оскорблениях и взаимной ненависти. Это не так уж и сложно.

– Серьёзно. – Сказала я, когда мы подошли к одному из входов в тоннели. – Ты не такой весёлый, как думаешь.

Мы втроём вошли в тоннель и спустились в бездну. Я сразу же почувствовала, как моё плечо начало жечь: Платинум Хэйз воспользовалась невидимостью. Я не знала, хорошо это или нет, но иногда было тяжело привыкать к этому чувству жжения. Не помогало и то, что большая часть моей задней ноги теперь тоже была кибернетической. 

Тоннели нисколько не изменились с того момента, как Флэйр выводил меня из них пару дней назад. Но пони в них изменились. Может быть, это просто мой мозг сравнивал их со здоровыми пони в ЧС, но все в толпе выглядели бледными и неестественно худыми. Они ходили с опущенными головами, будто что-то невидимое давило на них сверху. 

На этот раз, мы не встретили никаких психов, призывающих к восстанию, но честно говоря, если бы и встретили, то я бы не удивилась. Мы недолго оставались в густонаселённых частях тоннелей, потому что наш путь лежал вглубь этого лабиринта, а нижние уровни были менее населены. А ещё мы спустились ниже, потому что Хэйз было трудно уворачиваться от пони, пока она была в невидимости. 

Проделав наш путь мимо пони, косо смотрящих на нас, предположительно из-за моей кибернетики и брони Флэйра, мы добрались к неиспользуемому ответвлению, которое вело к лестнице. На стене справа от нас, я заметила свежую надпись: "Этого хотели шафлеры." 

– Шафлеры? – Спросила я вслух, не обращаясь к кому-то конкретному. 

Флэйр был тем, кто решил ответить первым, как впрочем и в большинстве случаев, потому что это давало ему возможность похвастаться своими знаниями. – Это оскорбление в адрес гулей. – В моей памяти всплыли единственные два гуля, которых я знала. Мистер Хаус, казалось, был параноиком из-за того, что обитатели туннелей винили его в случившемся, а вторым гулем, которого я знала раньше, был Лаки, и я даже не была уверена, жив ли он до сих пор. – Раньше они жили в тоннелях... Их не пускали в город.

– Мы скептически относимся к этому. Ты серьёзно предполагаешь, что есть кто-то, кто винит гулей за радиацию? – Сказала Платинум Хэйз (потому, что кто ещё из нас мог использовать слово "скептически"?). 

– Отчаявшиеся пони поверят в самые глупые вещи, если они дадут им кого-то, кого они смогут обвинять. – Вздохнув, сказал Флэйр, когда мы начали спускаться вниз по лестнице. – Только так пони и живут. 

– Мы уступим тебе в этом споре, поскольку не можем найти в этой точке зрения несоответствий, однако нам всё ещё кажется невероятным, что кто-то обвиняет гулей. Как говорилось ранее, у них не было никакой власти, и, кажется, большинство пони даже не знали, что они живут здесь. И если бы кто-то намеренно не распространял слухи о злодеяниях гулей, то вряд ли такие настроения возникли бы.

– Может быть, кто-то был слишком большим параноиком и начал рассказывать всем о своих подозрениях… Так или иначе, именно такие слухи ходят здесь. Насколько я понял. – Мы продолжили наш путь уже по винтовой лестнице, которая спускалась ниже, чем я думала пролегает самый нижний уровень тоннелей. Мне казалось немного странным спускаться так глубоко, но именно это говорила мне карта.

– Мы полагаем, что так и есть, но мы всё равно подозрительно к этому относимся. – Закончила Хэйз, когда мы достигли дна. 

Я поняла, что это был самый нижний уровень тоннелей, потому что сразу после лестничной клетки всё было… Незаконченным. Стены были уже сделаны, но потолок всё ещё был обычным камнем с зазубренными выступами, будто это была естественная пещера. Пол тоже был всего лишь голыми камнями и грязью. Всё это место пахло гнилью и застоявшимся воздухом, будто всё это оставалось нетронутым годами. Дальше лестничной клетки даже не было света, а темнота из тоннеля будто пожирала то немногое, что оставалось.

– Навевает воспоминания… – Тихо сказал Флэйр, стоя рядом со мной. Хэйз выглядела немного сбитой с толку этим замечанием и решила взглянуть на меня, чтобы получить какие-то ответы, но мне бы не хотелось об этом говорить. 

– Ага… – Я глубоко вдохнула и стала внимательно вслушиваться в тишину. Мы были так далеко от поверхности, что радиация ещё не проникла сюда, и если я не стояла рядом с Хэйз, то мой ПипБак не тикал. Единственным звуком в этой тишине было наше дыхание. Когда я убедилась, что не слышу шума ветра, я сделала первый шаг во тьму. 


Янтарное сияние моего ПипБака мало что могло сделать с вездесущей тьмой, но в сочетании со свечением от рога Платинум Хэйз и светом фонаря на маске Флэйра (я даже не знала, что он там есть) мы могли хоть что-то видеть во мраке. Поначалу все молчали, но через некоторое время, Флэйр решил разбавить напряжение, висящее в воздухе, начав говорить.

– ...в конце концов, это закончилось для меня уборкой всех этажей в здании в качестве наказания! – Пегас закончил свою историю ржанием и даже Хэйз издала тихий смешок. Я же слишком нервничала, чтобы смеяться и смогла лишь выжать из себя улыбку. 

– Мы удивлены, что такому озорному пони удалось подняться до звания капитана в организации, славящейся своей строгой политикой. – Я не думаю, что Хэйз пыталась оскорбить пегаса, но я волновалась о том, что он воспримет это именно так. 

– Ну знаешь, они же всё таки выгнали меня. – Флэйр ещё раз коротко усмехнулся, прежде чем продолжить. – На самом деле, я был хорошим солдатом. Ну, неплохим. Достаточно хорошим, как для меня. Я усердно трудился для получения звания, хотя по-большей части это было лишь для того, чтобы быть сконцентрированным и отвлечься от… Кое-чего другого.

– Кое-чего другого… – Медленно сказала я, взглянув на пегаса. – Значит, это случилось сразу после того, как тот твой наёмник исчез. – Я вспомнила историю Флэйра о его жеребце, который исчез после того, как отправился сражаться с радскорпионами.

– В точку. Это было печально, и мысли об этом давили на меня. Мне нужно было найти выход из этой депрессии, поэтоме следующие несколько лет я отрабатывал по полной. – Флэйр вздохнул. – Ничем хорошим это не закончилось. В итоге, это привело меня к тому, что я стал ответственным за Биттер Стил, и я был не готов… Точно не готов к этому.

– Мы в замешательстве. – Сказала Хэйз, и её голос эхом разнёсся по коридору. – Нам не хватает информации для понимания этого разговора.

– Это к лучшему. – Грустно ответил Флэйр. – Это не хорошая история, как и большинство других. Тебе лучше не знать их. Понимаешь, правда в том, что мы с Хайред стали друзьями, потому что у нас не было выбора. Мы через многое прошли и узнали друг о друге так много, что нам было суждено стать либо лучшими друзьями, либо заклятыми врагами… И поскольку, я люблю жизнь, я выбрал вариант с дружбой.

– О, мы полагаем, что это уважительная причина. Мы слышали несколько историй о том, что ты делал раньше, и твоя гипотеза звучит приемлемо.

– Я пони-рассказчик, можешь взглянуть на мою кьютимарку. – Сказал Флэйр, перелетая обломки, которые блокировали ему путь. – Но истории не всегда отражают действительность. Я могу рассказать тысяче пони о том, что я видел… Что мы видели в этой Селестией забытой горе, но никто из них не поймёт.

Хэйз тоже перелетела через обломки и без предупреждения подняла меня с помощью магии, едва не вызвав у меня сердечный приступ. – Мы не хотели сказать, что поняли всё, как оно есть на самом деле, только лишь о том, что твои слова звучат правдоподобно. 

– Я знаю, у меня просто талант в том, чтобы быть драматичным.

Когда Хэйз поставила меня обратно на землю и моё сердце перестало бешено колотиться, я взглянула на Флэйра. – Я думаю, это объясняет его имя. 

– У пони есть какой-то талант, помогающий предсказывать будущее и давать подходящее имя, правда? – Флэйра, казалось, позабавила эта идея, пока мы продолжали свой путь в темноте. – С тобой, я уже всё понял, Сильвер. – Я подняла бровь, глядя на него, подавая ему знак, что он может высказать все те глупости, о которых подумал. – Твоя шёрстка серебряная, и куда бы ты не пошла, после тебя всегда остаётся впечатление, будто пронеслась буря! Это же идеальное имя. – Пегас указал крылом на Хэйз. – Правда, я не знаю, почему тебя так назвали.

– Оу, мы знаем почему. – Аликорн улыбнулась. – Мы сами назвали себя Платинум Хэйз. – Думаю, что если я смогла назвать себя Хайред Ган, то она могла называть себя, как только захочется. – Причина, по которой мы выбрали это имя заключается в том, что слово “Платинум” являлось частью нашего имени до Единства, но остальную часть, мы не можем вспомнить, и поэтому решили, что это будет Хэйз.

– Ты не можешь вспомнить своё старое имя? – Осторожно спросил Флэйр. Он, наверное, волновался, что это мог быть более личный вопрос, и он мог задеть Хэйз.

– Мы многое не можем вспомнить из нашей прошлой жизни. Наше имя в числе этого. – Задумчивым тоном ответила Хэйз. – О, у нас есть проблема. – Сказала аликорн, и мы втроём остановились. Перед нами тоннель разветвлялся на три пути. Но большей проблемой была карта ПипБака, которая указывала, что тоннель должен быть всего один. Кто бы не строил эти подземные лабиринты, он, видимо, не придерживался планов. 

– Куда нам? – Спросил Флэйр, и это был невероятно хороший вопрос, на который я действительно не знала ответ.

– Мы считаем, что нам сюда. – Аликорн указала на самый правый путь. – Мы чувствуем ветер, это говорит о том, что выход находится в том направлении. 

– Ага… Конечно. – Это был такой же хороший ответ, как и любой другой, поэтому мы пошли по этому пути. По какой-то причине, моё плечо жгло сильнее, чем обычно, но учитывая магию Хэйз и мучительно долгое отсутствие Мед-Х в моей крови, это ничего не значило. 

Тем не менее, вскоре у меня появилось ощущение, что мы сделали неверный выбор. Я тоже начала слышать ветер, пока мы шли вперёд, но я не чувствовала его. Также этот тоннель казался ещё более незаконченным. Я, конечно, не эксперт по тоннелям, но кажется именно этот строили в последнюю очередь, ведь единственное, что отличало его от естественной пещеры — деревянные опоры у голых каменных стен. 

Нам понадобилось немного времени, чтобы мои мысли подтвердились, поскольку мы быстро добрались до конца тоннеля. Нет, там не было обычной стены. В конце мы обнаружили огромный бур, упирающийся в необработанный камень. Это выглядело очень впечатляюще, и я уверена, что Серенити захотела бы увидеть его. 

– Мне кажется, это неверный путь. – Сказал Флэйр, подойдя к гигантскому буру. – Просто потеряли время.

– Н-но… – Хэйз в замешательстве отступила назад. – Мы уверены, что ветер был именно в этом направлении. Определённо, в этом.

– Хмм… – Я тоже слышала ветер, а значит, он должен был откуда-то идти. Поскольку путь перед нами оканчивался просто каменной стеной, я посмотрела вверх. Это оказалось одним из самых умных решений в тот день, потому что я нашла ответ. Потолок казался потрескавшимся, и сквозь одну из больших трещин, я заметила блеск металла и какой-то свет. – Я думаю. Мы под другим этажом. – Я указала на потолок.

– Аа. В этом есть смысл, кажется потолок здесь очень ненадёжный. Наверное, из-за беспокойства за этаж, они закрыли этот путь. – Сказал Флэйр, и в его словах был смысл. 

Платинум Хэйз нахмурилась, глядя на трещины. – Мы… Полагаем, что это так. Мы просим прощения за эту ошибку… – Мне показалось, что её что-то беспокоит, но я не спросила что именно. Вместо этого, я подошла к Флэйру, чтобы проверить гигантский бур.

– Ага. – Прощебетал Флэйр. Думаю, мы должны попробовать другие два. Так весело. – Его тон был чистейшим сарказмом. 

– Давайте отдохнём минутку. – Сказала я, глубоко вдохнув. 

– Отдохнём? Серьёзно, ты не могла уже устать. И если нам и нужно остановиться и перевести дыхание, то точно на том перекрёстке, а не здесь. – Сказал пегас, но при этом он не начал двигаться обратно по тоннелю.

– Да-да. – Честно говоря, я остановилась только для того, чтобы попытаться придумать оправдание для использования Мед-Х. У меня начиналась ломка, но я не хотела, чтобы Хэйз знала… Обо всём этом. Может быть, если бы я притворилась, что поранила ногу или вроде того… Пока я пыталась придумать хорошее оправдание, я небрежно облокотилась на заднюю панель бура, что было невероятно глупым поступком. 

С рёвом проснувшегося дракона, машина вернулась к жизни. 

– Что!? Вот дерьмо! – Я отстранилась от стены, когда мир вокруг меня задрожал. Медленно, бур начал вращаться и вместе с этим, на мою голову дождём посыпались небольшие камни.

– Хайред… Хайред, останови эту штуку! – Флэйр панически осматривался по сторонам. 

– Я пытаюсь! – Приборная панель была просто безумной. На ней было так много кнопок, и я даже не знала, какую из них я случайно нажала. Я нажимала на каждую, но кажется, это не помогло. 

Гигантский камень упал на землю прямо за моей спиной. 

– Просто забей уже! – Флэйр устремился к выходу из тоннеля.

– Сильвер! Мы настоятельно рекомендуем отступить для твоей же безопасности! – Верно… Правильно, Хэйз. Я повернулась и побежала к ней, но вдруг всё начало рушиться.

Мой взгляд устремился вверх. Весь потолок начал рушиться. Я продолжала бежать, но знала что уже слишком поздно. Даже моя природная удача и невероятно крепкое тело не помогли бы мне пережить такое. Тем не менее, я не сдавалась и продолжала двигаться не смотря на то, что шансы явно были не в мою пользу. 

Я была цела. Не потому, что была слишком быстрой (а я не была), а потому что все камни отлетали от сияющего фиолетового щита. Мой взгляд метнулся к Хэйз, рог которой ярко сиял. Я продолжала бежать, пока не достигла конца щита, после чего рванула к аликорну в объятия. 

– Спасибо! – Сказала я, затаив дыхание. – Ты спасла мою жизнь. – А ещё она была милой, поэтому я поцеловала её в щёчку в знак благодарности. Моё плечо загорелось ещё сильнее, когда я обнимала её, но это из-за того, что я находилась близко к её рогу. 

– Х-Хайред… – Не смотря на маску, я поняла, что голос Флэйра был очень встревоженным. – Хайред… – Я отвела взгляд от Хэйз и, посмотрев на него, заметила, что он пялился на что-то на полу. Прямо за мной. 

Я отстранилась от аликорна и обернулась, чтобы узнать, что так сильно напугало пегаса. 

И увидела Вайлдфайр. Она стояла на вершине груды камней и обломков тоннеля, который был над нами, а прямо перед ней лежал светящийся шар. – Ты забыла меня? – Спросила кобыла, и из её рта ручьём потекла кровь.

– Нет… Не-не-не…. – Мои зрачки расширились, и в панике я повернулась только для того, чтобы обнаружить перед собой Пинприк, из шеи которой всё ещё торчал кинжал.  

– Ты… Ты должна была спасти меня… – Сказала Пинприк. 

– Вы мертвы! – Мне просто нужно было помнить об этом, не допустить, чтобы они добрались до меня, и мне нельзя было закрывать глаза. Я помнила шар. Если бы я закрыла глаза, то ко мне вернулись бы воспоминания. Воспоминания, от которых нельзя было сбежать. Мне нельзя было возвращаться к ним. Блять. Как эта штука оказалась здесь. Мы похоронили её, но видимо не достаточно глубоко. 

Я пробежала сквозь призрака Пинприк, и её тело развеялось на моём пути.

– Ч-что? – Заикнулась Хэйз. – Мы не понимаем, что это такое… Почему…

Краем глаза, я заметила, как Флэйр схватил её за шею и развернул аликорна в нужном направлении. – Когда мы говорим бежать — беги, блять!

Мы побежали. 

Я должна была понять. Я должна была заметить. Я должна была вспомнить. Я должна была увидеть. Я должна была… Блять...

В голове проносились образы: смутные воспоминания, звуки, картины. Всё, как и раньше. Эта сфера, она заставляет воспоминания всплывать в памяти. Слова из моего прошлого преследовали меня. Шар был не таким сильным, как сам Симпл Харт, который мог исполнить любые желания во сне, но тем не менее, он вытягивал воспоминания и этого было достаточно. Мне нужно было держать глаза открытыми. Я не могла попасть в эту ловушку снова. 

– Не закрывай глаза! – Прокричала я Хэйз. 

– Ч-что? Мы… Мы не будем, но почему! – Она кричала в ответ, хотя слышать от неё это было так непривычно. – Это кажется правильным, мы чувствуем себя уставшими…

– НЕТ! – Мы с Флэйром прокричали в унисон. 

– Мы… Мы не видим в этом ничего плохого… – Мы повернулись к перекрёстку. – Мы…

– Хэйз! – Я остановилась и, повернувшись перед ней, коснулась её своим копытом. – Ты обещала мне, что не будешь закрывать глаза. Это опасно, это… Хэйз… – Дерьмо. Она остановилась вместе со мной, и я заметила, как её веки опускаются. – Хэйз… Блять! ХЭЙЗ! – Я схватила и потрясла её своими передними ногами. 

Было слишком поздно. Она стояла совершенно неподвижно, а её глаза были закрыты. Заклинание шара окутало её. Она, как и другие пони, которых мы видели в прошлом, могла остаться в этих воспоминаниях навечно. Я должна была остановить это! Я должна была...

– Её больше нет, да? – Сказал Флэйр глядя на аликорна, но что-то отвлекло его, и он повернулся к этому лицом. – Уходи. – Я услышала, как он прошипел это, но решила сделать вид, что не заметила.

– Её больше нет… – В раздражении, я стиснула зубы. Должен был быть какой-то… – Помоги, мне нужно, чтобы она легла. – Спать стоя было не так уж и сложно, особенно учитывая заклинание, которое помогало ей в этом, поэтому мне пришлось давить на её спину и сложить ей ноги, чтобы положить аликорна. С помощью Флэйра, мы смогли опустить её на землю. 

– Что ты хочешь сделать? – Спросил меня пегас, пока я смотрела на бедного аликорна. 

– Думаешь, тут сработает тот же трюк, как с Симпл Хартом? – Я не посмотрела на Флэйра. – Магия похожа… Но немного другая. Я смогла попасть в твой сон, в горе. Как думаешь, может это было специально?

– Ну. – Начал пегас. – Я когда-то говорил тебе, что хотел стать психологом, помнишь? Ещё когда был жеребёнком. – Это звучало знакомо. – Эта мысль пришла мне в голову, когда я прочитал рассказ о докторе, который использовал заклинание, чтобы пони во сне переживали то, что их когда-то травмировало. Он наблюдал за их снами, а затем использовал увиденное, чтобы помочь им восстановиться. Ты сказала, что Симпл Харт был психологом, до того, как он… Полностью сошёл с ума, верно? – Я снова кивнула. 

– И…?

– И если это сработало в горе, то может сработать и здесь… Тем более, разве у нас есть другие варианты? – Ни одного… Вообще ни одного. – Я пригляжу за вами двумя. Смогу выдержать магию шара. Уже справлялся с этим. Вот только… Пожалуйста, не задерживайся там.

– Да. – Я опустила голову и прижалась своим лбом ко лбу Платинум Хэйз. – Я обещаю.

Мир вокруг меня закружился в водовороте. 


Селестия — Богиня?

Вопрос был написан ярко-красными буквами над входом в горящее здание: одноэтажное, довоенное и наполовину построенное из хлама, оно одиноко стояло посреди грязного поля. Поначалу, я боялась проходить сквозь пламя, но когда приблизилась, то обнаружила, что от него не идёт жар, и моё копыто, коснувшись языков пламени, ощутило лишь приятное тепло, похожее на тепло солнечного света. Я взглянула на вопрос и почувствовала, что он задаётся именно мне.

– Да. – Ответила я, хотя рядом не было никого, кто мог был услышать меня. Тем не менее это казалось важным. 

Дверь со скрипом открылась. Кажется, внутри места больше, чем должно быть. В комнате была всего одна кровать, но не деревянная, как в Мэйрфорте, а как в Стойле, и она была новой. Это был единственный предмет мебели, сделанный Стойл-Теком в этой комнате. Также в ней оказался холодильник и обеденный стол, но они уже выглядели так, будто действительно сделаны на пустошах. Что важнее всего, внутри дома не было огня.

– Какие-то воспоминания… – Пробубнела я, шагнув внутрь. Кажется, в доме не было никаких других входов, но Хэйз в нём тоже не было. Она должна быть где-то, в конце концов, это же её сон. Что-то мелькнуло на краю моего поля зрения и, обернувшись, я увидела лестничную клетку. 

Хотя я и была уверена, что буквально секунду назад её там не было, я подошла ближе. Лестница не вела никуда и ступени просто упирались в потолок. Она была изношенной и потрескавшейся — даже если эта лестница ведёт хоть куда-то, ступени определённо не смогут выдержать мой вес. Самым интересным было то, что чем дольше я смотрела на лестницу, тем более размытой она становилась, пока в конце концов не исчезла, будто её никогда и не было. Что, скорее всего, было наиболее вероятным вариантом, ведь они не могли просто появиться из ниоткуда и исчезнуть туда же. 

Раз несуществующая лестница не поможет найти ответы, я подошла к кровати, чтобы попытаться выяснить, почему она не подходит. Может быть, этот дом (который, как я решила, принадлежал Хэйз ещё “Единства”) был недалеко от Стойла, и эту кровать просто украли оттуда? Это был единственный вариант, который пришёл мне в голову. Из любопытства, я решила поднять одеяло и посмотреть, что под ним. 

Оу. Под ним оказалось кровавое пятно размером с пони, и оно было свежим: всё ещё ярко-красным, влажным и с характерным запахом металла. Если это и было воспоминание, созданное Сферой, то оно определённо не было похоже на моё. Она создавала счастливые воспоминания, в которых хотелось остаться, а это… В голову пришла мысль, что это на самом деле может являться счастливым воспоминанием для Хэйз, и это ещё больше заставило меня нервничать.

Поскольку дальнейшее разглядывание кровати не дало бы более ничего полезного, я повернулась к столу, может быть он сможет помочь понять, где находится Хэйз. Ну, это было не так, не совсем, но стол… Дал мне другие подсказки. На нём лежал лист бумаги, выглядевший будто его вырвали из книги и передали жеребёнку, любящему рисовать. Поверх выцветших слов было довольно впечатляющее (особенно учитывая, что это был детский рисунок) изображение трёх пони: одного взрослого жеребца, жеребёнка и маленькой кобылки. Форма их тела была практически неизменной, а каждый раз, когда я моргала, их цвета менялись. Единственным, что было постоянным всегда — серебряная грива кобылки.

– Это бессмысленно. – Сказала я, чтобы развеять страх, охвативший меня. – Бессмысленно. – Я отодвинула рисунок от себя и закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться. Хэйз должна была быть где-то среди этого хаоса, и я должна была найти её, если хотела выбраться. Мне нужно было спасти её от её снов, но с каждой секундой, у меня возникало чувство, что мне самой нужно спасаться, как можно быстрее. 

Когда я открыла глаза, ответ лежал прямо передо мной. Дверь. Она была не такой, как предыдущая. Та была покосившейся, сделанной из листов металла, а эта была из толстого дуба с окном на уровне головы. Когда я наклонилась, чтобы заглянуть в окно, то увидела лишь своё отражение. Со стоном раздражения, я осмотрела всё, находящееся рядом с дверью и заметила красные светящиеся слова прямо над ней.

Если Это Так, То Почему Тебя Забрали? 

Забрали…? Откуда? Куда? Я протянула копыто и повернула дверную ручку. Это был единственный способ узнать. Оглянувшись через плечо, чтобы убедиться, что я ничего не упустила, я обнаружила, что комната была объята пламенем. – Тогда только вперёд…

Дверь открылась, и я упала. 

Упала — подходящее слово, потому что открыв дверь, я оказалась где-то в метре над землёй и приземлилась на круп посреди каравана. 

По крайней мере, это выглядело очень похоже на караван. Вокруг меня были тележки, наполненные разным барахлом и упряжи, чтобы пони и брамины могли тянуть грузы. Но вокруг не было ни души. Лишь пустота и тишина. 

Тележки выглядели таким же хорошим местом, где могла спрятаться Хэйз, как и всё остальное в её воспоминаниях, поэтому я подошла к ближайшей и заглянула в неё. Там не было ничего особенного (впервые в этом сне). Коробки с водой в бутылках, сумки с консервами, несколько пустых бутылок из-под Спаркл-Колы и ничего более. Это было приятное изменение от… Той херни, что творилась в доме. 

Убедившись, что в этой тележке нет Хэйз, я перешла ко второй из трёх, чтобы проверить и её. Когда я заглянула в неё, то почувствовала, как у меня к горлу подступил ком. Телега была заполнена цепями. Полностью засыпана цепями разных размеров. Длинными и толстыми, короткими и тонкими. Большее количество цепей я не видела никогда в своей жизни. Я отступила назад и зацепилась за что-то задней ногой. 

Посмотрев на землю, я обнаружила ещё больше цепей, но они были другими. По всей длине каравана шли две цепи и на некотором расстоянии друг от друга были пары кандалов. Я нервно подошла к ним и приложила копыто. Хоть я и была крупнее, чем любой взрослый пони, но всё равно было заметно, что в эти кандалы поместились бы только копыта жеребёнка…

– Блять… – Сказала я себе под нос. Я нервничала достаточно, чтобы случайно перейти на шёпот, даже не смотря на то, что рядом никого не было. Мне казалось, что за мной кто-то наблюдает, и этот кто-то выдаст себя в любую секунду. Тем не менее, у меня всё ещё о оставалась одна телега, которую я должна была проверить. Не знаю почему, но я должна была сделать это. 

Осторожно подойдя к ней, я заглянула внутрь.

Если Это Так, То Почему Ты Измучена И Сломлена? 

Красные слова издевательски поджидали меня внутри. Я ненавидела слова. Я попыталась ударить их своим кибернетическим копытом, но оно только отскочило от них. С тихим рычанием, я отступила от телеги и проигнорировала постоянно растущий ряд цепей на земле. У меня всё ещё не было ответов и не было Хэйз. 

Единственное, о чём я могла думать, это о том, чтобы проследовать за долгими рядами цепей. Казалось, они простираются далеко за пределы застывшего каравана. Я сжала зубы и начала свой путь рядом с ними. Поначалу я услышала голоса и шёпот. Затем появились крики о помощи, рыдание, смех. Всё это смешалось в единую какофонию звуков где-то на грани моего восприятия. 

Пока я шла дальше, звуки становились не громче, но шумнее. Больше голосов присоединялось к этой смеси, больше звуков. Большинство из них принадлежали жеребятам, но не все, и чем дальше я шла, тем больше взрослых голосов примыкало к почти беззвучному шуму. Пока я внезапно не достигла конца. Цепи продолжали идти к самому горизонту, но прямо передо мной был обрыв. 

Под обрывом был город — огромный, простирающийся вдаль. Но он не был… Одинаковым всё время. Он менялся, сжимался и трансформировался. Сначала, он был похож на огромный прибрежный город с гигантской статуей пони в гавани. Затем, он превратился в задымлённый грязный город, без намёка на море, с воздушными шарами в форме головы пони. После этого, он медленно трансформировался в то, что я безошибочно могла принять за Ай Глоу в комплекте со светящимся кратером. 

В конце концов, он превратился в руины города. Небоскребы ненадёжно опирались друг на друга, а крыши соединяли подвесные мосты. Под ними я увидела воду. Улицы города были затоплены почти полностью, я никогда не видела ничего подобного в своей жизни. Я отвела взгляд от города, мысленно надеясь, что мне не придётся обыскивать его, чтобы найти Хэйз.

Мой взгляд упал вниз в поисках какого-нибудь спуска с обрыва к городу, но вместо него, я увидела дверь. Она была расположена перпендикулярно скале так, что когда я смотрела на неё, вход был прямо передо мной. – Вы должно быть шутите… – И как всегда, когда кто-то произносил эти слова — пони не шутили, равно, как и дверь. – Блять.

Так что я прыгнула. Честно говоря, я не ожидала, что упаду и точно не ожидала, что врежусь лицом в дверь. Если бы она была настоящей, то наверняка просто разлетелась бы в щепки под моим весом, вместо того чтобы дрогнуть и медленно открыться.

Я приземлилась на копыта по другую сторону двери. 

Я решила немного отдышаться, чтобы успокоить нервы и собраться с силами. На мою удачу, я стояла прямо перед пулей. 

Я отскочила назад и махнула копытом, пытаясь избавиться от неё . Она закружилась в воздухе, после чего медленно остановилась рядом со множеством других пуль. Верно. Больше обманчивых снов. Мне просто… Нужно держать себя в копытах. Оставаться спокойной. Глубоко дышать… Выяснить, что происходит. 

Вокруг было ещё много пуль, и все они были направлены прямо на меня. Проигнорировав их, (и это было очень сложно) я обнаружила, что нахожусь в какой-то пещере. Пол был очищен от обломков, но у стен стояли деревянные подпорки в хорошем состоянии.

Что-то яркое и жёлтое бросилось мне в глаза за одной из колонн. Я попыталась пройти туда, но путь мне преградила стена свинца. Это было глупо, но мысль о том, чтобы пройти через пули, учитывая, что они не двигались и это был просто сон, всё ещё нервировала меня. Но у меня не было времени бояться, поэтому я, стиснув зубы, закрыла глаза и двинулась вперёд.

Я чувствовала, как каждая отдельная пуля давит на мою шкуру, но это чувство длилось недолго. Открыв глаза, я обнаружила, что все они отскакивали от меня, а затем, отлетев на некоторое расстояние, снова поворачивались в моём направлении. Это было… Странно, но безобидно, по крайней мере, пока. Поэтому я продолжила идти и вскоре привыкла к чувству отскакивающих от моей шкуры пуль. 

Когда я добралась до колонны, за которой видела вспышку, то обнаружила то, что и ожидала. Это была вспышка от выстрела какого-то среднекалиберного оружия. Я бы даже могла сказать, какого именно или назвала бы его вид, но вспышка очень быстро двигалась. Ещё рядом с оружием была летающая броня, в которой не было пони. Она тоже изменяла свой внешний вид, но не так быстро, как оружие и, кажется, задержалась на варианте с кровавыми пятнами.

Я оглянулась и, внезапно, вокруг появились ещё комплекты парящей брони и оружия. Этого хватило, чтобы я поняла суть конфликта, произошедшего здесь. Броня, на которую я смотрела, продолжила изменяться, как и остальные комплекты на этой стороне, в то время, как по другую сторону пещеры броня призрачных пони оставалась неизменной.

Я подошла к ближайшему неизменному комплекту, и когда пули, летевшие в него, отскочили от меня, я начала понимать, в чём было отличие этой стороны. Наравне с вечно меняющимся оружием и одной и той же бронёй, у этих призраков были ошейник, из которых торчали провода. Не нужно быть гением, чтобы понять, для чего они были нужны. – Боритесь или умрите… – Сказала я себе, представляя, что приказали этим пони. 

Я повернулась, чтобы уйти от призрака с ошейником и поняла, что меня ничего не задело. Куда делись пули? Я окинула взглядом комнату и обнаружила, что они все указывают на что-то на ближайшей серой стене. Очередная дверь. 

В этот раз, это оказалась раздвижная металлическая дверь, которая изо всех сил старалась выглядеть технологичнее, чем была на самом деле. Когда я подошла ближе, новое предложение составленное из светящихся красных слов появилось прямо над ней. 

Если Это Так, То Она Забыла Тебя. Но Я — Нет. 

Я оказалась на краю гигантского кратера, который напомнил мне тот, что я увидела рядом с Дайсом, хотя этот был не такой большой. Через зияющую дыру, я заметила огромное здание, наполовину поглощённое кратером. Даже частично разрушенное, оно выглядело словно крепость. 

Я попыталась шагнуть к зданию, но внезапно мир вокруг меня исказился, и я оказалась перед впечатляющим главным входом. Над ним были выгравированы слова “Мэрипони: Министерство Тайных Наук.” Прочитав название здания, Передо мной появились новые красные слова. 

Я Видела Твои Раны И Я Плакала.

Двери открылись сами собой, открыв моему взору большой коридор, выглядевший нетронутым. Не так хорошо сохранившийся, как Комплекс под горой, а совершенно новый, практически сияющий. Я не видела ничего подобного в своей жизни, поэтому я с нетерпением вошла внутрь. И дверь за мной сразу захлопнулись. 

Чистота исчезла, превратившись в трещины и грязь. Без яркой вспышки, сигнализирующей об их появлении, коридор оказался заполнен аликорнами. Их по меньшей мере была сотня, и они выстроились рядами с распростёртыми крыльями бок о бок. Зелёные, синие, фиолетовые, они шли друг за другом, зелёные за зелеными, синие за синими и так далее. Я никогда не видела так много аликорнов, и их ошеломляющее количество заставило меня почувствовать себя маленькой и хрупкой. Тяжело представить, что на моём месте ощутил бы обычный пони.

Медленно и осторожно, чтобы не потревожить их, я двинулась к концу коридора. 

Ты Не Одинока. Я Могу Покончить С Твоей Болью. – Прогремел своим голосом один из синих аликорнов, едва не заставив меня выпрыгнуть из своей шкуры от страха. 

– Ладно… Приятно знать. – Я продолжила идти. Эхо от моих шагов раздавалось по коридору, который был явно длиннее, чем само здание.

– Я Могу Освободить Тебя.

Другой синий аликорн заговорил со мной. Я проигнорировала его, но затем заговорил третий, четвёртый и в конце концов единственное, что я могла слышать, это их гремящие голоса. 

– Я Могу Дать Тебе Жизнь.

– Я Могу Принести Тебе Надежду.

– Я Могу Разрушить Твои Цепи.

– Я Могу Залечить Твои Раны.

– Селестия Не Заботится О Тебе.

– В Отличии От Меня.

– Присоединись К Нам И Стань Счастливой.

– Наконец.

– Я Могу Подарить Тебе Свободу.

Последнее слово “свобода” висело в воздухе дольше, чем должно было, но я наконец достигла конца. Последняя дверь, и я была практически уверена, что она была точно такой же, как и первая. Над ней были слова, написанные красным. 

Единство — Твоё Спасение. 

Я открыла дверь и вышла на подвесной мостик. Комната выглядела, будто помещение какого-то завода, но какого именно я даже не могла предположить. Две трети потолка рухнули, обнажив части комплекса над залом, а большинство мостиков были уничтожены, за исключением той части, где стояла я. Пол подо мной был… Ну, я уверена, что где-то внизу был пол, но он был покрыт толстым слоем какой-то жижи с пылью и мусором на ней. Я клянусь, что видела, как в ней что-то плавало. В зале были пять больших цистерн, три из которых были разрушены. К счастью для меня, мостик на котором была я заканчивался прямо над одной из них. 

Я не знала, что здесь произошло, но… Но я должна была узнать. Я пошла вперёд к концу мостик, пока моё внутреннее напряжение усиливалось. Достигнув конца, я закрыла глаза и вытянула голову так, чтобы когда я их снова открыла, мне пришлось бы увидеть, что же внутри. 

Моему взору открылся вид странной фиолетово-зелёной жидкости. Она была… Странной, но не… Стоп… Что-то ещё. Медленно жидкость начала вращаться, пока не приобрела очертания лица пони, которое уставилось на меня. Оно открыло рот, чтобы заговорить со мной, но у меня не было особого желания вести диалог! Я повернулась и двинулась к выходу, но что-то преградило мне путь. 

– Это были хорошие воспоминания. – Платинум Хэйз была рядом со мной. – Но они поблекли. Загрязнились другими. Воспоминаний и голосов так много, и я по-прежнему могу слышать их. – Я… Она сказала “я”, не “мы”. – Иногда я не могу вспомнить, что случилось со мной и что случилось с моими сёстрами. Или, может быть, мои сёстры — это я…

– Это… Это был хороший сон? – Тихо спросила я, всё ещё не уверенная в том, знает ли она, что я рядом или же просто говорит сама с собой. Около минуты я сомневалась в этом, потому что аликорн молча смотрела в цистерну своими жёлтыми глазами. 

– Да… Мой первый… – Она не отвела взгляда от цистерны. 

– Эти… Вещи. Видения. Они на самом деле случились… Или… Что за хуйня?

– Да. И нет… – Хэйз остановилась, она сама будто не хотела смотреть на меня. – Они — часть памяти. Вещи… Воспоминания, места. Она показала их мне и моим сёстрам, чтобы открыть нам глаза. Чтобы мы поняли то благословение, которое Она собиралась даровать нам.

– Благословение? – Я взглянула в цистерну, но поморщилась и отвела взгляд. – Ты называешь это благословением.

– Мать дала нам цель. Она дала мне причину продолжать моё существование, причину продолжать жить. Она дала мне счастье и семью. Она дала нам бессмертие и силу, чтобы мы больше никогда не страдали. С ней, с Единством, мы никогда не одиноки. – Она так сильно топнула копытом, что металл под нами заскрипел. – А затем пришла Разрушительница и забрала её! – Аликорн повернулась ко мне, и её взгляд был наполнен гневом. – Какое было право у простой смертной судить Богиню! Какое она имела право забирать нашу семью! Она забрала мой дом! Она забрала у меня ВСЁ! И они назвали её героиней! Дарительницей Света! Она выбросила нас в открытое море, испуганных и потерянных, а наша судьба её не волновала! – Она опустила глаза и, казалось, была на грани слёз. – Я всё ещё могу видеть зелёные языки пламени… Могу слышать крики моих сестёр. Столько бессмысленных смертей… Ради чего и кого? Ты знаешь… Ты знаешь, какими были последние слова Матери? 

Я покачала головой, не в силах выдавить из себя ни единого слова. Я никогда не видела её такой злой. 

Летите, Дети Мои. Спасайте Себя… – Она снова повернулась к цистерне. – Они назвали Её монстром, но Она не была им. Она была Матерью и всё, что Она сделала, Она сделала ради нас. И Она сделала так много… Она заключила сделку с Разрушительницей, зная, что ей нельзя доверять. Она рисковала собой и пожертвовала Собой, пытаясь спасти наш вид… Мать хотела сделать жеребцов. Чтобы мы могли продолжать род сами, чтобы наша семья была больше. Для нас. За это… За это “преступление” Её убили. Как и многих моих сестёр. Некоторые из оставшихся в живых простили её, Разрушительницу, но я не прощу её никогда.

– Прости… Прости меня. – Часть меня хотела спросить её больше об этой… Богине. Чтобы понять, какой она была на самом деле. Потому что последний пони, который представился мне, как бог, был далеко не самым честным. Но это было не важно, по крайней мере, не в тот момент. Правда может подождать. 

– Не нужно извиняться… Ты ничего не сделала, а прошлое — это прошлое. Я не могу с ним бороться, значит мне нужно просто жить ради будущего. Мать мертва, она не вернётся, но её дети живут, и я буду поступать так, чтобы она могла гордиться мной. – Аликорн повернулась ко мне с мокрыми от слёз глазами. – Я знала, что это сон. С самого начала. Всё было неправильно, слишком много воспоминаний, слишком много… Я рада, что ты пришла за мной.

– Не удивлена?

– А мы должны? – Я открыла рот, чтобы ответить, но она продолжила. – Кроме того, это видение напомнило нам о том, что было когда-то… До Единства у меня была кьютимарка. – Я предполагала это. – Две скрещенные цепи.

– Оу… – Тихо сказала я, и мой разум начал придумывать что-то позитивное, что может быть связано с этим. 

– Я думаю… – Она повернулась и наклонилась ближе к цистерне, я заметила, как с её щеки капнула слеза. – Пора возвращаться домой.

Она обхватила меня крылом, повернулась и прыгнула вместе со мной вниз. Я закричала. Мы упали прямо в лицо в центре чана. Я думаю, оно улыбалось. Послышался всплеск, но я не промокла. 


Звук шёпота поприветствовал нас, когда мы вернулись в мир живых. Открыв глаза, я обнаружила перед собой плачущую Вайлдфайр. – Мы уже проходили через это. – Сказала я призраку.

– Ч-что? – Рядом послышалось бормотание. Обернувшись, я увидела, что Флэйр пялится на меня. – Ох… Фух, ты проснулась. Я думал, что слышу разное… Больше разного. Как всё прошло? Она...

– Мы в порядке. – Сказала Хэйз, прервав пегаса. Кажется, факт того, что она снова была с нами, успокоил его. – Мы сожалеем об этом… – Я поднялась первой и протянула копыто, чтобы помочь аликорну. Она с радостью приняла мою помощь. – Спасибо.

– Ладно. Так. Мы все в порядке… – Он прервался. – Мне вообще стоит спрашивать, что случилось? 

– Лучше не стоит. – Ответила я, проверяя счётчик радиации на моём ПипБаке, чтобы отвлечься от голосов вокруг. – По крайней мере, не сейчас. Нам надо идти. 

– Мы… Должны согласиться. Это место опасно. Эта магия жуткая и лживая. Она заставляет нас вспоминать прошлое, проживать его снова, но ничто не выйдет из этого, каким бы хорошим не было это прошлое. – Хэйз звучала так, будто она пыталась убедить себя, а не нас. 

– Ладно. Ну… Я не могу поспорить с этим. Но куда нам идти? Мы всё ещё не знаем дороги, может быть, нам стоит просто вернуться обратно. – Предложил Флэйр.

– Я думаю… – Я открыла карту, и ответ пришёл ко мне мгновенно. Было глупо с моей стороны не понять это сразу. Хоть перед нами и было три разных пути, но на карте был всего один верный, поэтому всё, что нам нужно было сделать — выбрать путь, который вёл в том же направлении, что и верный путь на карте. То, что тоннелей было больше, чем говорила карта, ещё не значит, что мы должны поворачивать в другую сторону. Мысленно ругая себя, я указала на самый левый тоннель. – Сюда. – Я пошла вперёд, но никто из моих товарищей не последовал за мной. – Поверьте мне.

Флэйр и Хэйз молча переглянулись, но в конце концов пошли за мной. 

Мы двигались максимально быстро, но не переходили на полный галоп. Чем дальше мы шли, тем более завершённым и похожим на верхние уровни выглядел тоннель. Стены становились ровнее и однообразнее, потолок сглаживался, а непроглядная тьма развеивалась от света ламп. Что ещё более важно, чем дальше мы шли, тем тише становились голоса, создаваемые сферой. И вскоре, они исчезли. 

Тоннель оказался невероятно длинным (на его прохождение нам понадобилось больше часа) и раздражающе извилистым. Всё это способствовало очень долгой и тихой дороге (не считая голосов). Хотя, даже когда мы вышли за пределы действия сферы, все мы сохраняли молчание. 

В конце концов, тишину прервала я. – Мне нужно найти способ вернуть эту сферу…

Хэйз ничего не сказала и лишь удивлённо взглянула на меня сверху вниз, но Флэйр ответил. – Стой. Ты про сделку с Симпл Хартом? А разве вся эта затея не была, типа… Заброшена? Ну знаешь, когда он попытался убить нас…

– Я знаю. – Тихо ответила я. – Но этот Комплекс может быть полезным. В будущем. Если бы я смогла пробудить в нём его хорошую сторону…

– У него нет хороших сторон. – Флэйр усмехнулся в ответ на мои слова. – У него есть безумная сторона и что-то вроде депрессивной стороны.

– Мы снова в замешательстве. – Тихо сказала Хэйз. – Кто такой этот Симпл Харт, и какое отношение он имеет к этой… Штуке?

– Симпл Харт — это самопровозглашённый бог… – Начал объяснение пегас, бросив слегка грустный взгляд на Хэйз. – ...Комплекса в горе рядом с Тимбером. Какой-то научный эксперимент пошёл не по плану, и теперь он обезумел и трахает мозг любому, кто входит внутрь. Если верить его словам, то, кажется, до войны учёные как-то выкачали из него часть силы и засунули её в эти сферы, а Хайред согласилась вернуть их ему обратно.

– Тогда мы должны согласиться с Хайред, это может помочь открыться ему с хорошей стороны. Или, по крайней мере, успокоить его разум…

– Тебе легко говорить. – Флэйр покачал головой. – Но он не обычный псих. Кроме того, даже если бы мы хотели помочь, то никто просто не смог бы пронести эту сферу и остаться в своём уме. 

Хэйз задумалась на некоторое время, прежде чем ответить. – Мы можем попробовать придумать заклинание, способное приглушить силы этой сферы… Мы подумаем об этом.

Я надеялась, что Хэйз сможет найти какое-нибудь решение, потому что я могла придумать множество способов, как использовать этот Комплекс, если бы смогла завоевать доверие Симпл Харта. Конечно, мне всё ещё нужно было найти способ выгнать оттуда Стальных Рейнджеров, но если бы я могла… Слишком уж много технологий, таящихся внутри. И строительных материалов. И если уж всё будет плохо, и радиация не будет уходить достаточно быстро, то возможно нынешние жители тоннелей Дайса смогли бы перейти туда. Наверняка, инфраструктура города связана с Комплексом. 

Но это только если Платинум Хэйз сможет помочь, и если Симпл Харт оценит это. В основном, всё зависело от того, станет ли он менее безумным, если вернуть ему сферу...

Что было маловероятно, но в этот раз мне хотелось бы иметь в голове хотя бы несколько вариантов действий. 

У меня было мало времени обдумать этот вопрос, потому что вскоре коридор закончился. В конце нас ожидала не лестничная клетка (как говорила моя карта, что означало, что она нуждается в срочном обновлении), а дверь и кнопка рядом с ней. Было очевидно, для чего она нужна, поэтому я нажала на кнопку и… Начала ждать. 

– Кажется, он всё ещё работает… – Сказала Хэйз. – Нам интересно, его кто-то ремонтировал или же он настолько устойчив к испытанию временем. – Это был хороший вопрос. Я склоняюсь ко второму варианту. Моя теория основывалась на том, что точно такой же лифт в Комплексе не обслуживался с конца света и до сих пор работал, и они оба были сделаны (или, по крайней мере оплачены) Уоллкирком. 

– Двести лет не так уж и много. – Сухо сказал Флэйр. 

Лифт прозвенел и открылся. Он был гораздо меньше, чем все лифты, что я видела до этого, и мы втроём едва втиснулись внутрь. Там было всего две кнопки, я нажала на ту, что была выше. – Он… Неудобный.

– Да. – Хэйз пришлось неловко сгорбиться, чтобы её рог не пробил потолок. – Нам кажется, что этот лифт был спроектирован для одного обычного пони.

– Надеюсь, мы не превысили допустимый вес… – Сказал Флэйр, и когда я проверила допустимый вес, то оказалось, что на самом деле, мы его превысили. Это нисколько не помогло мне с моим страхом оказаться запертой в тесной маленькой железной коробке. 

Я задержала дыхание до самого конца поездки и едва не выбежала из лифта, когда двери открылись. Не успев осмотреться, из динамиков послышался голос. 

– Добро пожаловать, мистер Уоллкирк. Со времени вашего прошлого визита прошло семьдесят три тысячи семьсот семьдесят семь дней, двадцать один час, тридцать три минуты и четыре секунды. 

Хэйз закрыла глаза, когда голос закончил произносить цифры, и добавила. – Это приблизительно… Пять дней до окончания Великой Войны.

Стоп… Что. – Как ты? – Хэйз обернулась и удивлённо взглянула на меня. – Математика… В голове… Ладно, забей.

Флэйр усмехнулся и, пройдя мимо, принялся осматривать комнату. – Может, Мистер Хаус и был прав. – Слова пегаса напомнили мне о том, зачем мы вообще пришли туда. 

Я взглянула на комнату… Ну, скорее просто серый коридор. За нашей спиной было два лифта, один из которых поднял нас туда, а другой, вероятно, вёл наверх в Клипс и Клопс. На потолке, кроме ламп также находились не такие уж и скрытые камеры и динамики. Далеко впереди была дверь, которая, несомненно, являлась нашей целью. А ещё… Оу… Дерьмо. 

– Это понитроны? – Спросил Флэйр, когда два робота поехали к нам навстречу. 

– Не двигаться. – Двое пониподобных робота обратились к нам в унисон, а из их спин выдвинулось оружие. – Любое действие будет расценено как вр...

ФЬЮ ФЬЮ

Два разряда молний вырвались из рога Хэйз быстрой очередью, и понитроны превратились в дымящийся металлолом быстрее, чем я успела моргнуть. 

– Я думал, ты пацифистка! – Воскликнул Флэйр, подпрыгнув в воздух от неожиданности. 

– Что? – Хэйз шагнула вперёд, чтобы убрать обломки роботов с нашего пути. – Мы действительно являемся убеждёнными пацифистами, но это автономные машины, и их уничтожение не противоречит нашим принципам. Если бы у них было какое-то подобие ИИ или же они могли чувствовать боль, наши убеждения не позволили бы поступить также, но ничего подобного не было, а значит, это безобидный поступок.

– Звучит неплохо. – Сказала я, быстро проследовав за аликорном. – Где ты вообще научилась такому заклинанию?

– Единство. – Это был тот ответ, в котором я нуждалась. 

– Конечно… – Добавил Флэйр, двинувшись за нами. – Будь загадочной и всё такое… Эй, Хайред, ты случайно не забыла про ту корону? – Оу, верно. 

Я нырнула в седельную сумку и вытащила тиару. Для начала я решила хорошенько осмотреть её на случай если, ну знаете, в ней есть выключатель, который я забуду переключить, но кажется его не было. Единственное, что в ней было — чёрный опал… Ну, в конце концов, мне пришлось надеть её. Я сделала это медленно и осторожно. Она была супер магической и дорогой, а я довольно недоверчиво относилась к магии памяти по очень многим причинам. 

– Что-нибудь случилось? – Спросил Флэйр, когда эта штука оказалась на моей голове.

– Ээ… – Я подождала и… Ничего. Затем, я попыталась постучать по тиаре копытом. Снова ничего. – Я не уверена… – На самом деле, Мистер Хаус даже не дал мне никаких инструкций. Она же должна была сделать хоть что-то, верно? Или я должна была почувствовать что-нибудь. Но всё было…. Нормально, за исключением того, что теперь я выглядела безвкусно. – Ну. Ему стоило лучше мне всё объяснить.

– Мы не обладаем обширными познаниями о реколлекторах, поэтому вряд ли сможем быть полезными в данной ситуации. – Сказала Хэйз, пока мы продолжали идти к двери в конце коридора. Я удивилась тому, что она вообще знает, что это за штука, хотя не думаю, что мне стоило удивляться. 

Затем, наступил момент истины. Было очевидно, что за этой дверью скрывается что-то важное, хоть мы и не знали что именно, поэтому всё, что нам нужно было сделать, это открыть дверь и узнать, был ли прав Мистер Хаус или же мы просто потратили время. Я приоткрыла дверь и, убедившись, что она не взорвётся, распахнула её полностью. 

Внутри был компьютер. Нет, не просто компьютер. Он был настолько огромным, что занимал три из четырёх стен в комнате, и когда я зашла, то оказалась окружена им со всех сторон. Все компьютеры, что я видела до этого по сравнению с ним казались просто кучей хлама. Я вспомнила, что в одном из найденных мной документов упоминались технологии, украденные из Эквестрии, но я не ожидала… Этого. 

– Вау… – Затаив дыхание сказала я. Мне потребовалась пара минут, чтобы вспомнить, что вообще я должна была сделать. Мой взгляд медленно начал осматривать комнату, чтобы Хаус, просматривая мои воспоминания, увидел всё это. Если бы я не смогла заметить разъём для подключения, то посмотрела бы ближе, но до тех пор, я просто рассматривала всё издалека. 

– Старый псих был прав… – Сказал Флэйр. – Даже я впечатлён.

– Это… Это выглядит похоже, будто мы уже видели что-то подобное в прошлом, но мы не можем вспомнить. – Хэйз высказала свои мысли вслух. 

– Если вспомнишь, то скажи мне. – Точно, мне нужно было найти разъём. Или что-то такое. Что-то, к чему я смогу подключить свой ПипБак. Если нечто подобное и было на этом компьютере, то наверняка прямо на панели управления под огромным экраном напротив главного входа. 

Я подошла, чтобы рассмотреть ряды кнопок и… Прочих штук. Это правда было очень-очень запутанно и выходило за пределы моего понимания. Я бы хотела, чтобы Серенити была рядом, потому что она бы явно смогла разобраться. Но в этот раз мне придётся справляться самой. Как-то… Было бы гораздо проще, если бы я смогла найти сраный разъём!

Вам нравится?

Я отскочила назад, услышав голос. Мой взгляд метнулся вверх в поисках того, кто только что сказал это! 

– Какого чёрта! – Громко спросил Флэйр, будучи таким же удивлённым, как и я. 

Это — мэйнфрейм Крестоносец. – Продолжил голос после паузы. – Должен был быть им, но мои шпионы не смогли выкрасть полные чертежи, так что нам пришлось импровизировать. Но ничего лучше на юге от Эквестрии вы не найдёте.

– Кто ты!? – Я подумала, что это был кто-то из Клипс и Клопс. Они увидели нас через камеры, а теперь просто издеваются над нами, давая понять, как мы облажались. Но я ошибалась. 

Гигантский монитор включился. 

На нём было движущееся изображение слегка полного коричневого жеребца. Его волосы были тёмно-серыми, и он уже начинал лысеть. Мне понадобилось пару секунд, но я всё же поняла, что видела этого пони прежде. 

Я — истинный правитель Дайса. – С понимающей улыбкой произнёс жеребец с экрана. – Я — Уоллкирк.

Новый уровень!

Навыки: Выживание 75.

Новая способность: Сопротивление радиации: ваше естественное сопротивление радиации теперь на 25% выше, чем у нормального пони с таким же здоровьем и размерами. Если бы такой пони существовал.