Талассофобия

Сколько Эпплджек себя помнит, она всегда смертельно боялась глубокой воды, и Рэрити — ее самая близкая подруга решила узнать, почему.

Рэрити Эплджек

Время аликорна

Твайлайт упускает память, словно игла перескакивает на старой пластинке. Возможно, у Селестии есть ответы.

Твайлайт Спаркл Принцесса Селестия

RPWP 5: Находка Зефирки.

Рэрити нашла на чердаке кучу старинных вещей. Что она найдёт там и что будет с этим делать?

Рэрити

Виртуальность:Проект "Эквестрия"

Все любят играть в компютерные игры. И люди и пони. Вот и наша героиня из далекого понячего будущего прикупила очередной кристалл с игрой.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Свити Белл Черили Другие пони

Опера про Дэринг Ду

Отем Блейз приезжает в Понивилль, чтобы поставить там оперу о Дэринг Ду и среди множества пони решивших принять в ней участие оказывается Даймонд Тиара. Но все не так просто, ведь по слухам в местном театре живет привидение. Однако Тиару так просто не испугаешь, и она готова дать решительный отпор любому, кто осмелится помешать ей стать актрисой.

Эплблум Скуталу Свити Белл Диамонд Тиара Другие пони

Две части целого

У всех есть свои внутренние демоны. Чьи-то сильнее, чьи-то слабее – а у кого-то они мысленно издеваются над его друзьями, раз за разом. Может ли это продолжаться вечно? Могут ли ужиться в одном разуме психопатка и пони, в жизни не желавшая другим зла?

Пинки Пай Принцесса Селестия Принцесса Луна

Лунный Мэйнхеттен

Зарисовка из жизни рассеянного земнопони, который узнаёт много нового о чайной культуре Эквестрии, когда к нему в большой город приезжает его особенная пони.

Другие пони

Ксенофилия: Изменение обстоятельств

Беллерофон находился на грани смерти, на окраине Вечносвободного леса. Но вместо Флаттершай, Леро находит Гренни Смит Эппл, прогуливающаяся вдоль границ фермы Сладкое Яблоко. Что это изменит для него, а что для всех остальных?

Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Зекора Грэнни Смит Человеки

Месть падшего. Возвращение примарха

Прошло почти 25 лет с тех пор, как хранитель времени Корвин сумел помочь людям избежать уничтожения и отомстил за Амбер. У людей теперь все хорошо. Но у поняш, похоже, проблемы. Корвин и другие кураторы куда-то загадочно исчезли. В сражение приходится вступить простому единорогу, воспитаннику Корвина.

Твайлайт Спаркл Другие пони ОС - пони Человеки

Шах и Мат

Это второй цикл из рассказов про Файеркрекера, который мы пишем с моим другом и соавтором, H215. В этом фике у Файера появляется небольшая проблема, а также на носу поездка в Кантерлот, где он и надеется всё исправить. Но - не тут то было.

Твайлайт Спаркл Эплджек ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
Глава 25: Тени Глава 27: Богоубийство

Глава 26: Нулевая точка

Нулевая точка 

Я — Смерть, Разрушитель миров.

– Как долго мы будем сидеть здесь в темноте, прижавшись друг к другу от страха и медленно умирая от радиации и голода, прежде чем сможем подняться? Как долго мы будем позволять так называемым "бандам" прятать еду, воду и медикаменты, в которых мы так нуждаемся, только для того чтобы выжить? Когда жар-бомба вспыхнула над городом, первое, что они сделали, это загнали нас в незащищённые тоннели, а сами спрятались в своих башнях, где пьют антирад словно воду! Они не делятся своим запасами, своей едой и медикаментами, но оставляют наших детей умирать от болезней и голода. Если когда-нибудь и должно было настать время, чтобы подняться и вернуть наш город обратно, то сейчас именно этот момент! – Должна признать, речь была настолько трогательной, что почти заставила меня посочувствовать. 

Почти. Не только из-за того, что в ней были несостыковки (подземелье Дайса не было защищено от радиации, но в нём явно будет фонить меньше, чем в незащищённых зданиях на поверхности), но из-за того, что я знала пони, которая говорила всё это: Райчоус Сонг из Надзора Селестии. Конечно, если это не была другая белая кобыла с восходящим солнцем на крупе. Она стояла на трибуне в переполненном тоннеле и вокруг неё собрались последовали, чтобы послушать её речь. Таких было немного. Я заметила, что большая часть этой "толпы" просто останавливалась на пару секунд, прислушивалась, а затем шла дальше. 

– Мы кормили Дайс и лидеров банд. Мы отдавали наши крышки, наши жизни и нашу кровь. И это то, как нам отплатили?! – Хотя у меня было предчувствие, что как только всё станет хуже, этих последователей будет становиться всё больше и больше. 

Флэйр и я ушли от этой суматохи в тоннель поменьше, но он тоже был переполнен пони. Казалось, что весь Дайс спустился вниз (хотя Флэйр говорил, что только верхние уровни подземелья были заполнены, а снизу всё ещё было пусто). Как только сработало мегазаклинание и улицы накрыла радиация, банды Дайса вышвырнули всех, кроме самых необходимых сотрудников, вынудив остальных граждан города отступить под землю. 

Звучали слухи о беспорядках на улицах. Когда гражданам отказывали в доступе ко входам в тоннели, которые контролировали банды (вход, который использовала я, чтобы попасть под землю был тайным, поэтому большинство пони пошли не туда, а ко входам, которые принадлежали бандам), то они начинали короткие, но кровавые битвы. Ходили даже слухи, что когда начались эти беспорядки, понитроны прибыли, чтобы подавить их, но роботов разбили и разобрали на части. 

Конечно, безумие продлилось недолго, поскольку угроза облучения быстро прогнала всех с улиц. Не то, чтобы тоннели были лучшим укрытием. Я всё ещё слышала, как мой ПипБак тихо тикает, пока я медленно шла по подземелью, что было доказательством вездесущей угрозы. Всего за день антирадин и рад-Х стали на вес золота.  

На удивление, первое, что сделал Флэйр после моего спасения — заставил меня выпить два антирада. Видимо, к моменту его драматического появления, Серенити уже успела получить большую дозу радиации, и теперь ей становилось хуже (не учитывая того, что она справилась с парой скорпионов, пока я была в отключке), но я справлялась гораздо лучше, потому что моё телосложение делало меня более устойчивой к излучению. Тем не менее, это было свидетельством того, как сильно все будут нуждаться в антираде в ближайшие дни. 

Ну, по крайней мере, путешествие через тоннели от места, где плодились скорпионы к месту, где теперь жили пони, прошло без происшествий. По пути сюда Флэйр просто взрывал все препятствия на своём пути, чтобы попасть к нам, как можно быстрее, и теперь у нас был по большей части безопасный (и довольно простой) выход. Это было хорошо, потому что моя временная задняя нога была весьма болезненной и неудобной для ходьбы. 

Конечно, учитывая обстоятельства, в которых Серенити её сделала, она была просто произведением искусства. Мой разум был не способен осознать всю ту работу, которую ей пришлось проделать с моей ногой хотя бы для того, чтобы её можно было протезировать, не говоря уже о том, что она была во враждебной среде, её облучала радиация и на неё нападали скорпионы. Я собиралась купить ей все конфеты, которые только смогу найти, как только она проснётся. 

– Смотри, куда идёшь! – Какой-то пони крикнул на меня, когда я случайно врезалась в него. Это вырвало меня из созерцательного ступора. 

– Хех, я… – Я не уверена, кто именно мне это сказал, потому что в тоннеле было полно пони, и когда я обернулась, то он уже ушёл. Подземелья Дайса могли уместить в себе целый город, но эти пони использовали только малую часть от их реального размера.  

– Не врезайся в пони. – Флэйр оглянулся на меня. Ну, конечно, у него-то с этим проблем не было: все, кто видели его броню Анклава, старались обходить его, как можно дальше, хоть и кидали на него злобные взгляды. 

– У меня новая нога, я не виновата… – Я подняла свою самодельную заднюю ногу и посмотрела на неё. Она... Не была красивой, но хотя бы позволяла мне ходить. Если конечно вы считаете неловкое прихрамывание полноценным хождением. 

– По крайней мере, ты потеряла её, делая благородное дело. Как настоящий герой. – Сказал Флэйр, обернувшись на меня. Я простонала и попыталась выбросить его слова из головы. Думать о том, что значит быть героем — это последнее, в чём я нуждалась в тот момент. – Это лишь частично сарказм: радскорпионы представляли угрозу. Уже больше года, наверное... Учитывая, что так много пони спустились под землю ради "безопасности", ты спасла множество жизней, уничтожив источник этого нашествия. У меня был друг, который спустился сюда ради этого… – Его голос стал странным... Почти грустным, но это было тяжело определить из-за того, что его слова передавались через шлем. – Он так и не вернулся...

Флэйр остановился и опустил голову, прежде чем внезапно снова рвануть вперёд со скоростью, с которой я едва могла справляться. То есть, я вообще не могла догнать его, учитывая, что масса пони в основном двигалась мне навстречу, затрудняя движение и не позволяя видеть пегаса. Я думала, что смогу следить за ним издалека и так и было, пока мы не зашли в огромное помещение, которое было перестроено под рынок. И тогда, он полностью исчез. 

Вместе с Серенити... Обычно, моя кобылка перемещалась у меня на спине, но после битвы, я слишком волновалась о том, что упаду и уроню её, и поэтому попросила пегаса нести её вместо меня. Просто прекрасно. 

Ворча от раздражения и боли (даже с Мед-Х моё тело всё равно болело), я попыталась встать выше и вытянуть шею, чтобы лучше осмотреться. Это не сработало, и из-за этого, я стала выглядеть, как идиотка, что вполне мне подходит. После этой неудачной попытки, я попыталась протиснуться сквозь толпу. В надежде, что Флэйр заметит моё отсутствие и найдёт меня по крикам "смотри, куда прёшься!". Обычно, я без проблем ориентировалась в тоннелях, но они выглядели совершенно иначе, когда были наполнены пони. 

Когда я смотрела на один из множества торговых прилавков (тот, на который смотрела я, был окружен пятью вооружёнными земнопони в броне, и там продавался антирад), я заметила, что кто-то столкнулся со мной. Сначала, я подумала, что это был очередной пони, привлечённый моей неуклюжестью, но потом, я услышала что-то, кроме "извинись!" или "ты вообще слепая?". 

– Эм.... Извините, пожалуйста... В-вы Хизай? – Эти слова заставили моё сердце пропустить удар. Потому, что я была Хизаем и, видимо, Мистер Хаус, мой работодатель, выгнал пони из своего отеля, чтобы они позаботились о себе сами, а он сам заграбастал себе весь антирадин (ну, он был гулем, поэтому он, наверное, заграбастал его для своих работников. Хотя итог одинаковый). 

– Ээ… – Несмотря на тесноту, мне удалось повернуться к обратившейся пони, и я обнаружила, что это оказалась крошечная пурпурная кобыла с коротко стриженной жёлтой гривой. – Ну да, так и есть.

– Если так, то эм… – Она явно нервничала. – Я просто хотела узнать... Моя... Моей дочери очень плохо и... И не найдётся ли у вас лишнего антирадина? Я слышала, что у банд его много и, ну... В-вы можете поделиться? – Она сглотнула и уткнулась взглядом в пол. 

– Конечно, она не Хизай, тупая ты кобыла! – Прокричала на неё старая пони из толпы, которая оказалась рядом. – Посмотри на её ногу! Хизаи не носят такой хлам… – Старшая кобыла махнула на мою новую заднюю ногу. Раздражённо фыркнув, она снова исчезла в толпе, видимо успокоившись. 

– Оу... верно. – Фиолетовая кобыла кивнула в знак понимания. – Да... Простите. Я просто... Извините, я не хотела вас беспокоить, простите… – Она нервно сглотнула и сделала шаг назад. – Просто... Моя дочь и... И... Мне нужно идти, простите, что побеспокоила вас. – Она быстро отступила назад, случайно столкнувшись с каким-то жеребцом. Это привело к ещё большему числу извинений, после которого она ушла в поток пони... Где она без сомнения столкнулась с ещё большим числом прохожих и извинялась ещё сильнее. 

Я наблюдала за тем, как она уходила, пока она не растворилась в толпе, а затем вздохнула. Может быть, я смогу убедить мистера Хауса использовать часть его запасов, чтобы помочь местным пони. Радиация медленно проникала внутрь и то, что они начнут умирать от неё было лишь вопросом времени. Если это случится, то это приведёт к ещё большему отчаянию. 

– Хайред! – Флэйр оказался рядом со мной так внезапно, что я чуть не подпрыгнула на месте. – Тебя так легко найти в толпе, ты знала? Наверное, в бою стрельба по тебе похожа на стрельбу по огромному сараю вплотную. – Это объясняло, как я продолжала ловить пули... Лицом. Конечно, если бы я была сараем, то наверняка была бы высокопрочным и надёжным сараем, построенным Стойл-Тек или вроде того. 

– Ну, извини. – Я обернулась и обнаружила, что он пялится на меня своими стрёмными светящимися глазами насекомого. – Ты слишком быстро пошёл вперёд.

– Извини, я забыл, что у тебя теперь на ещё одну ногу меньше. – Он фыркнул. – А теперь давай свалим отсюда, пока кто-нибудь не узнал тебя и не решил проверить много ли антирада в крови у Хизая. – Пони было сложнее меня узнавать, если бы он не говорил это так громко. 

Поэтому, я решила не отвечать ему, и вместо этого сделала вид, что не знаю его. Конечно, это было довольно трудно, учитывая, что я следовала за ним сквозь толпу усталых и больных пони. Я знала, что в Дайсе их много, но видеть их собранными всех вместе было совсем по-другому. 

На стене тоннеля, мимо которой мы проходили, я заметила, что кто-то написал слова: "Мы умираем" и "Мы не должны" красной краской перед словом "Объединяться".  Это последнее слово было нарисовано кислотно-зелёным цветом. Больше всего он напоминал мне о нефритовом взрыве над городом. Я всё ещё видела его, когда закрывала глаза, всё ещё чувствовала, как ударная волна сотрясает всё моё тело. Я уверена, что этот цвет был выбран не случайно. 

Не то, чтобы это была единственная надпись на стенах этих тоннелей, просто она была заметнее всего. Казалось, что теперь эти стены стали способом публично пожаловаться на что-то, что тебе не нравилось. Возможно, это было способом скоротать время или они боялись говорить об этом вслух, опасаясь, что кто-то может подслушивать. Или, может быть, я слишком много думала об обычных граффити. 

Вскоре после этого, мы прошли через основную массу пони и вышли к тому, что видимо являлось выходом. Он был не тем, которым я привыкла пользоваться, и его окружали трое тяжеловооружённых пони с боевыми сёдлами. Конечно, у меня был мой огнемёт, и при желании я бы могла вытереть ими пол. 

– Стоять. – Сказал один из трёх охранников. – Что вам нужно на поверхности? Если, конечно, не учитывать тот факт, что вы явно отсталые и хотите сдохнуть.

Флэйр сделал шаг вперёд к кобыле и указал на свою чёрную силовую броню. – Попробуй догадаться.

– Показ мод?

– Анклав. У меня дела с моим командиром.

– Оу, точно! Как же я могла забыть, как вы, кретины, выглядите. Простите-простите. – Она казалась довольно нервной. Мягко говоря. – Упаси Селестия запрещать тебе что-либо, а не то ты, наверное, подстрелишь меня из своих лазерных пушек… – Она посмотрела на меня. – А эта здоровая сука зачем? Тренировочная мишень?

– Агась. – Ответил Флэйр. 

– Ладно. – Она повернулась к охраннику, стоящему ближе всего к двери. – Пропусти их. – Затем она снова посмотрела на нас. – Не вините меня, если вы задержитесь наверху слишком долго и вернетесь обратно гулями.

– Что это вообще было? – Спросила я Флэйра, когда мы прошли за дверь и попали в тёмный коридор. Впереди я могла видеть лестницу, а рядом с ней — солнечный свет. Я старалась игнорировать тот факт, что ПипБак трещал всё быстрее, пока мы приближались к ней. – Я имею ввиду эту анклавовскую лазерную пушку. – Пояснила я.

– О, это… – Он продолжил идти, но я заметила, как он поник. – Ну, я уже упоминал, что всё меняется очень быстро. – Да, он упоминал это... – Ну, после этой штуки "солнца и радуг" Анклав на слуху у всех пони. Не Анклав Дайса, а тот, что всё ещё в небе. Там началось что-то вроде гражданской войны.

– Ты к чему-то ведешь? – Спросила я, когда мы начали подниматься по лестнице. Мой ПипБак щёлкал всё быстрее с каждой секундой. 

– Да, просто послушай. Итак, началась гражданская война… – Начал Флэйр, открыв дверь в маленькую грязную комнату, на противоположной стороне которой была ещё одна дверь. – Понимаешь, Анклав использовал облака, чтобы выращивать еду, и поскольку теперь плодородных земель стало меньше, а большая часть еды осталась в запасах, то начали возникать разные продовольственные бунты, от Анклава начали откалываться разные фракции поменьше и прочие прекрасные штуки. Видимо, пони, который очистил небо решил, что лучше пони на земле будут смотреть на солнце, чем у пегасов будет возможность, знаешь, есть.

– Ясно. – Я не была достаточно умной, чтобы подвергать эту логику сомнению, но мне показалось это немного странным. 

– Верховный генерал Стил Винг, действующий лидер Оставшихся Анклава, — это те пони, на которых я работаю… – Я была немного обижена тем, что он решил будто я нуждаюсь в этом уточнении. – Некоторое время поддерживал контакт с одной из таких фракций. – Флэйр подошёл к двери на другой стороне комнаты и открыл её. – И теперь мы подписали с ними некоторые договорённости и получили... Ну, посмотри сама. – Он, кажется, смотрел на что-то вдалеке, и когда я подошла ближе, чтобы посмотреть, у меня отвисла челюсть. – Добро пожаловать в Дайс.

Вдалеке над одним из многоэтажных зданий на юго-западе парило ээ... Нечто. Это была большая штука, которая была чем-то средним между грозовым облаком и лодкой, но она была во много раз больше вертибака, и у неё были просто гигантские пушки. На фоне заходящего солнца было видно, что вокруг неё летало множество пегасов в чёрной броне, довольно много вертибаков... Явно больше, чем до этого было у Оставшихся. И ещё несколько других летающих машин, предназначение которых я вообще не понимала. 

– Это боевой корабль "Перламутровый" класса Хищник. Он упал на землю, когда радуги очистили небо, но к счастью в это время он летел низко и его смогли восстановить. – Он звучал так, будто гордился этой гигантской штукой. Лично меня это пугало. Если Оставшиеся доминировали в небесах, то теперь их хватка могла стать непоколебимой. Сколько пройдёт времени, прежде чем им придёт в голову просто взять город под свой контроль? И что гораздо важнее — кто вообще будет в состоянии их остановить? 

Правда... Не то, чтобы в городе было что захватывать. Когда я ступила на улицы Дайса, то услышала... Ничего. Вокруг не было звуков пони, их голосов. Не было даже вездесущей музыки, которая проникала на улицы из дверей разных казино. Был слышен лишь вой ветра между высоких зданий и громкое тиканье моего ПипБака. 

Даже огней осталось всего несколько. Обычно в городе почти из каждого окна сиял свет. Небоскрёбы были маяками, которые гордо заявляли, что это не обычное поселение на Пустоши. Это был город, подобный старым городам: гордившийся своим совершенством и более чем готовый показать это любому пони. Теперь же он казался мёртвым... Или ещё мертвее. Без шума и света я могла по-настоящему его рассмотреть. 

Высокие здания были в плохом состоянии, многие из них были на грани падения, а те, что казались более менее целыми всё равно выглядели словно обломки. Асфальтовые дороги были потрескавшимися с множеством ям, которые я раньше не замечала, а великие неоновые вывески, нависающие над ними, казались поломанными. В целом, было довольно одиноко. Среди всего этого огромного пространства, наполненного зданиями и дорогами были лишь мы. Ну, ещё свет горел в четырёх главных казино, но они казались ничтожными по сравнению со всем остальным мёртвым городом. 

С Хищником, пролетающим над городом и пустынными улицами, я чувствовала, будто я совсем не знаю этот город. Всё менялось слишком быстро, чтобы я могла поспевать. И это была моя вина. 

Ну, не совсем. Это правда, что я провалилась и не смогла остановить то, что случилось (и мой провал был впечатляющим), но ведь не я виновница всего этого, не так ли? Драконоборец и тот, на кого он работает, устроили всё это. Может быть, я не смогла остановить его, но это всё было его планом, его копыт дело. Всё было совсем не так, как в Каркхуфе, где я была той пони, которая спровоцировала конфликт и уничтожила город. В этот раз, я лишь облажалась в том, что не смогла его остановить. Это сделал он, не я. Всё это. И если я когда-нибудь ещё встречусь с ним, то оторву ему его ногу и забью его ей же насмерть. 

Когда я встречусь с ним. Я была уверена, что, как только я расскажу Мистеру Хаусу обо всём, что я узнала, то он снабдит меня новой ногой и отправит за головой этого ублюдка. Прошло уже много времени, и он заслужил это. 

– Сильвер. – Флэйр был в паре метров впереди меня. – Поторопись, у тебя нет защиты, как у меня. И у Серенити тоже. – Это всё, что мне нужно было услышать, чтобы заставить серьёзно ускориться. Несмотря на то, что моя кобылка всё ещё была в своей чёрной огнеупорной накидке (хотя и сняла противогаз), она не была защищена от радиации. 

– А насколько ЧС... Ээ, Чёрная Саламандра. – Флэйр, наверное, не знает о моём сокращении названия отеля, которое я использую в голове, поэтому я сразу уточнила. – Насколько она будет, ну знаешь... Безопасна.

– Ну… – Сказал пегас, ускорив темп. – Ты когда-нибудь слышала о Заклинании В Коробке?

– Э... Что? – Мои познания в магии были... Мягко говоря ничтожны. Самое большее, что я знала о ней это то, что моё плечо жгло, когда рядом была магия. – Это типа, как... Когда ты зачаровываешь коробку?

– Вроде того. – Ответил он, пока мы приближались к отелю. – Я не единорог, поэтому меня тяжело назвать экспертом во всём этом колдовстве, но из того, что я понимаю... Представь, что ты засовываешь заклинание в коробку, и оно срабатывает при намеренной активации или определённых условиях, которые его активируют. Очень продвинутая магия, серьёзно. Так вот, Мистер Хаус, после всей этой истории с апокалипсисом, очень много думал о том, как можно использовать эти заклинания в коробках, чтобы помочь, если что-то подобное произойдёт снова.

– Мистер Хаус — земнопони. – Сказала я. Учитывая это, он мог думать сколько угодно, но вряд ли смог бы заколдовать коробку. 

– То, что он земнопони, не значит, что он тупой. Он знал довольно многих талантливых единорогов, и некоторые из них тоже гулифицировались. Бла-бла-бла. Он использовал какое-то антирадиационное заклинание, которое, обычно действует в слишком маленькой области, чтобы быть полезным. Затем, он засунул это заклинание в коробку, засунул коробку в стену своего отеля и БАМ! Она поглощает радиацию до того, как она попадёт внутрь. Я слышал, что он продал эту идею другим отелям, и именно так он заработал большую часть своего послевоенного состояния. Наверное. Может быть, я что-то и придумал, но в целом, всё так и есть.

– Если в городе есть заклинания, которые очищают от радиации, то почему она всё ещё здесь? – Я должна была это спросить, потому что эта часть казалась мне совершенно бессмысленной. 

– Ну, здесь её уже меньше, чем было. В любом случае, это заклинание тратит много энергии, даже чтобы очищать небольшие области, и радиация всё равно просачивается внутрь зданий. Заклинания в Коробках не смогут сдерживать её больше пары недель в лучшем случае. – А затем, всем пони с поверхности тоже придётся отступить. Ну, хоть немного надежды. 

Мой ПипБак щёлкал, и я решила, что провела слишком много времени окружённая смертельной радиацией, поэтому ускорила своё хромание к двери ЧС. Флэйр добрался до неё первым, и к моменту, как я подошла уже во всю стучал в дверь. – Откройте. – Громко сказала я. – Я сказала откройте! О-Т-К-Р-О-Й-Т-Е.

Последовала долгая тревожная пауза в ожидании ответа, но в конце концов, из интеркома рядом с дверью раздался голос. – Кто это?

– Это — Флэйр. Капитан Флэйр из Оставшихся Анклава. У меня есть приказ вернуть одного из ваших Хизаев, который оказался снаружи после взрыва... Серьёзно, вы должны открыть дверь. У нас тут гражданский без защиты.

– Ваше имя? – Спросил раздражающе спокойный голос. 

– Стар Мэйр! – Прокричала я на дверь. – Моё имя — Стар Мэйр!

В ответ последовала ещё более длительная пауза перед тем, как голос снова появился. – А, ты. Мистер Хаус ждал тебя… – Ну, это прозвучало довольно зловеще. – Одну секунду, сейчас отключу аварийную дверь. – С другой стороны деревянной двери раздался громкий лязг и скрежет, который, казалось, продлился час (хотя, на самом деле, скорее всего около пары минут), после чего дверь открылась. – Ну, заходите. – Сказал голос. 

Я протолкнула пегаса вперёд и сама быстро последовала за ним. После того, как дверь за мной закрылась, едва не задев меня, что-то внезапно обняло меня за шею. – Стар Мэйр!

– Что! Что! – Я попыталась отступить назад, протянув за собой кобылу, которая обнимала меня. – Оу. – Я поняла, что это была дерзкая и навязчивая Тайт Липс. 

– Хах! А я поставила на то, что ты погибла! Так мне и надо, знаешь, ведь в прошлый раз, когда ты исчезла с лица Пустоши, я делала такую же ставку. – Она мне подмигнула. – Тебе точно нужно как-нибудь рассказать мне все эти истории за стаканчиком чего-нибудь покрепче. – Нет, этому не бывать. – Но для начала у тебя есть дела, с которыми нужно разобраться, и я уверена, что Мистер Хаус захочет тебя увидеть. Сказать, откуда я это знаю? Он сам сказал мне это! Интуиция — моё второе имя. – Она засмеялась от своей же шутки и отошла назад. – Ну, добро пожаловать обратно в Чёрную Саламандру!

Она приглашающе махнула копытом на главный зал, который являлся казино, и к моему удивлению всё оказалось иначе. Игровые автоматы расставлены рядом, а на них сверху стояли покерные столы для того, чтобы превратить их в лачуги для пони, а место в центре зала было наполнено самыми разными припасами. И пони. Всё казино было забито пони, их было даже больше, чем когда все граждане НКА получали здесь кибер-протезы. 

– Я думала, что лидеры банд не принимают никого из жителей города… – Это было совсем не похоже на слухи, которые ходили в тоннелях. 

– Оу, Мистер Хаус и не принимал. – Тайт Липс казалась удивлённой моей ошибке. – Большинство этих пони либо работают на Мистера Хауса, либо являются членами семей тех, кто работает. Он содержал большинство своих сотрудников в номерах наверху, но когда взорвалась бомба, он переместил всех сюда. Таким образом, заклинания, которые удерживают радиацию будут нагружаться не так сильно и продержатся дольше. Первые несколько этажей госпиталя и исследовательского центра тоже защищены, но ничего выше. Мистер Хаус всё ещё в своей комнате, потому что гули просто обожают эту радиоактивную гадость.

В этом был смысл. И хоть Тайт Липс и сказала, что все эти пони работают на Хауса, я не была в этом так уверена. Может быть, у него под всей этой разлагающейся плотью было доброе сердце? 

– Доктор! – Ко мне пришло озарение. – Серенити, моя дочь. – Тайт заглянула за меня и посмотрела на спящую кобылу мрачным взглядом. Настолько мрачным, насколько вообще он может быть.

– Ты её хорошо укутала, но это не сильно защитит от радиации. Я отправлю её на очистку немедленно. – Она свистнула, и из толпы в казино прибежал жеребец. Он быстро перенёс Серенити со спины пегаса на свою и побежал ко входу в госпиталь. Я не отводила взгляда от своей кобылки до тех пор, пока она не скрылась из виду за двойными дверьми. 

– Она будет в порядке. – Флэйр положил копыто мне на спину. – Она — сильная кобылка. Справится.

– Я знаю. – Тихо ответила я. Она была сильной кобылкой, потому что я тащила её за собой сквозь всё это дерьмо. Даже учитывая то, что она сама захотела идти со мной... Я всё равно не хотела, чтобы ей пришлось быть такой сильной. – Я знаю. – Повторила я во второй раз, чтобы убедить уже саму себя, после чего повернулась к Тайт Липс. – Спасибо.

– Без проблем. Мы с тобой коллеги, напарники, сёстры... В некотором роде. – Она оживилась. – Кстати о друзьях. Я тебе говорила, что ты очень везучая? – Нет и у этого была очевидная причина. – Потому что твоя подруга, Пэлл или как её там... В общем, она попала сюда, как раз вовремя, чтобы ей разрешили остаться, и она очень помогла. Ты определённо умеешь их выбирать. – Она подмигнул, и мне понадобилось пару секунд, чтобы понять её намёк. 

– Ээ... Она просто... То есть я… Ну да. – Я прогнала румянец и покачала головой. 

– Оу, отлично! Потому, что я как раз думала о том, чтобы меня кто-нибудь так же выбрал. – Она засмеялась. – Просто шучу, я не шаловливка. Она явно захочет с тобой встретиться, но для начала у тебя есть дела, и эти ваши штучки могут подождать. Кстати, к делам о которых я говорю, относится и встреча Мистера Хауса с твоей новой стрёмной ногой. Это определённо будет весело. Так что вперёд. – Она слегка подтолкнула меня. – Я даже разрешу тебе взять с собой этого красавчика жеребца. Даже не смотря на то, что он мерзкий стервятник Анклава. – Она повернулась к нему. – Без обид.

Даже Флэйр выглядел немного смущённым. – Как скажешь. – Она кивнула в ответ и побежала к одному из пони, охраняющих дверь. – Она странная… – Сказал мне пегас, когда кобылка оказалась вне зоны слышимости. 

– Ага… – Я вздохнула и посмотрела на двери лифта. – Пошли, узнаем, чего от нас хочет Мистер Хаус. – Вероятно, меня ждёт очередная самоубийственная миссия, в которой я потеряю ещё больше частей тела. Я начала задумываться, была ли я его единственным агентом. Потому, что либо так, либо я была отличным расходным материалом. 

Не дожидаясь ответа Флэйра, я медленно пошла к лифту, стараясь не замечать взгляды пони. Для меня стало очевидно, что все эти пони работали на Хауса, потому что практически у всех был какой-либо заметный имплант, и все они смотрели на мою "уродливую" заднюю ногу с едва скрываемым отвращением. Это бесило меня. То, что они не знали о том, что она была сделана кобылкой, окружённой опасностями, которая перед этим спасла меня от кровотечения, ещё не означало, что они имеют право судить работу моей дочери. Эта нога была лучше, чем что угодно, что они могли собрать в её возрасте... Или вообще когда-либо.

Однако, пункта "пристыдить толпу" не было в моём списке дел, поэтому я продолжала идти, пока не добралась до лифта. Флэйр нажал на кнопку этажа Хауса, и когда двери наконец закрылись за мной, я с облегчением вздохнула. 

– Она отлично постаралась. – Сказал Флэйр, снова надевая свой шлем. – Я про Серенити и твою ногу. – Видимо, он тоже заметил взгляды. – Учитывая, что она просто кобылка, ей нужно вручить сраную медаль. – На самом деле, она нуждалась не в медали, а в матери, которая бы не тащила её в такие ситуации... Или хотя бы имела мозги. Но вместо матери, у неё была я. – Эй… – Флэйр наклонил голову и уставился на мой... Воротник. 

– Что? – Я посмотрела на себя, пытаясь понять, на что он пялится. Я всё ещё была одета в свою улучшенную огнеупорную броню, которую сделали специально для меня. Кажется, он смотрел на мои карманы на воротнике, встроенные для лёгкого доступа (иногда отсутствие рога на голове очень раздражало), но в них было так много всего: запасные магазины, гранаты, импульсный спарк-эмиттер, Мед-Х и записка. Стоп.

– Она была там раньше? – Флэйр указал на ту же записку, на которую я смотрела. Видимо, он был очень проницателен. 

– Ээ, нет. – Я осторожно достала её из своего кармана и положила перед собой на пол, чтобы прочитать. – Комната 829. Что? – Как вообще эта записка попала ко мне в...

– Это твоя комната. – Хорошо, что он сказал это, потому что я бы даже не заметила. Серьёзно, я забыла какой у неё был номер. Может быть, я сама положила эту записку к себе в карман, чтобы в случае чего напомнить, какой номер был у моей комнаты? Не было похоже, что это написала Серенити, поэтому я поставила эту мысль под сомнение. 

– Может стоит проверить её. – Я нажала на кнопку восьмого этажа. – Всё равно нам по пути.

– Немного лишней радиации никому не повредит. – Знаете в чём я действительно никогда не испытывала нужды? В сарказме. 

– Это напомнило мне… – Начала я, когда мы остановились на восьмом этаже. – Ты знаешь, что случилось с моей пусковой установкой? – Я вошла в коридор и услышала, как ПипБак начал предупреждающе трещать. – Она была в моей комнате.

– Что... А! – Флэйр последовал за мной, гремя своей тяжёлой бронёй. – Старскрим зашёл в комнату в поисках тебя, увидел, как она там валяется, отругал меня и забрал её в личное хранилище. Видимо, мы просто напрашивались на неприятности, храня такое оружие просто рядом с вешалкой у входа в номер. – Ну пошёл он тогда нахуй. – Честно, я не трогал её... Хотя, это было очень заманчиво.

– Я бы не доверила её тебе. – Ответила я, когда мы шли по коридору. Треск счётчика усиливался с каждым шагом. – Не то, чтобы я доверила её себе… – Серьёзно, должен быть какой-то закон, запрещающий мне приближаться к мегазаклинаниям. Или взрывчатке. 

– А почему нет? У меня с собой хватит взрывчатки, чтобы взрыв был раза в два мощнее того жар-яйца, что используется в этой установке, и насчёт этого ты мне ничего не говоришь. – Я немного сомневалась насчёт такого количества, но учитывая, что я никогда не видела взрыв жар-яйца, то особых оснований у меня на самом деле не было. Скорее всего, он просто пытался обмануть меня, чтобы я разрешила ему воспользоваться этой штукой.

– Я... Ладно, может быть. – Его аргумент от части сработал. С одной стороны, доверять наркоману такое оружие довольно сомнительная идея, но с другой стороны, обладание такой силой может иметь решающее значение. Я просто не была уверена, что такой риск будет стоить той потенциальной выгоды. Может быть, если бы у нас была какая-нибудь супер опасная работа вроде битвы с драконом или вроде того. – Всему своё время.

Мне правда нужно было составить список того, что нужно сделать. Шаг первый: посмотреть, что в моей комнате. Шаг второй: поговорить с Хаусом, получить новую дерьмовую работу и новый протез. Шаг три: найти того, кто стоит за атакой на железнодорожную станцию. Шаг четыре: убить их всех. Шаг пять: хорошо выспаться. 

Да, думаю это отличный план. Я должна была добавить в этот список пункт "помочь Хаусу захватить Дайс", но на самом деле, я была уже не уверена, что хочу этого. Тем не менее, в последнее время мне удалось привести свой мозг в порядок, поэтому начну с первого шага. Я открыла дверь в мою старую комнату. 

И там ничего не оказалось. Ну, то есть там были штуки. Несколько пустых пивных бутылок, которые я не убрала и незастеленная кровать. Немного всякой всячины, но в целом ничего необычного. – Хм. – Видимо, записка с номером моей комнаты была просто напоминанием, чтобы я не забыла, где она. Вздохнув, я вошла внутрь. Думаю, теперь я могла бы взять несколько вещей, который оставила в ней, раз уже пришла. 

– Уууууу, так драматично. – Флэйр не мог промолчать. Он пролетел мимо меня и посмотрел в окно в дальнем углу комнаты. – Знаешь, отсюда открывается отличный вид. – Не знаю, я старалась избегать этого окна и всегда закрывала его занавесками. Мне не нравилось думать о том, насколько высоко я была. – Там просто... Пусто. Я жил в этом городе всю мою жизнь. Я видел, как он рос и развивался, я видел войны банд и разные угрозы извне... Однажды, случилась засуха, которая едва не поставила этот город на колени, но... Таким пустым я не видел его никогда. Так тихо. – Он замолчал и отвернулся от окна. – Не думаю, что мне это нравится.

Мне тоже. Вопреки здравому смыслу, я подошла к окну и посмотрела наружу... И правда, отличный вид. Всё внизу казалось таким маленьким, и я могла видеть всё очень далеко. Это то, что видели пегасы каждый раз, когда летали? Я почти смогла увидеть в этом какое-то очарование. А затем, всё внутри меня сжалось, и у меня возникло чувство, будто я снова падаю. 

Мне пришлось быстро сделать шаг назад и глубоко вдохнуть, чтобы успокоить себя. Мне очень хотелось воспользоваться Мед-Х, но я должна была их экономить. Не то, чтобы мне его и так хватало, но Дайс умирал, и я не была уверена, что смогу достать ещё. 

– Если ты боишься высоты, то есть смысл в том, чтобы не стоять рядом с такими высокими местами. – Сзади послышался знакомый голос. Когда я повернулась, то не увидела ничего, но вскоре, пелена спала и передо мной оказалась Платинум Хэйз с улыбкой на лице. Я знала, что в комнате что-то есть, я чувствовала жжение, но я не была уверена, что это она. – Мы извиняемся. Мы тебя напугали? Это не было нашим намерением.

– Оу! Привет, Хэйз! – Флэйр махнул ей крылом, что показалось мне на удивление знакомым. 

– Ну конечно нет… – Мягко ответила я и подошла к ней. Я собиралась потереться мордочками с прекрасным аликорном, как я делала это раньше, но что-то было иначе. Я не могла дотянуться... И по какой-то причине, мой ПипБак начал щёлкать сильнее. 

– Ой! – Быстро выпалила она и отошла назад. – Л-лучше тебе не приближаться слишком близко...

– Что? Ты теперь выше? – Из-за того, что она отошла, я смогла заметить, как она увеличилась. И я оказалась полностью растеряна по поводу происходящего. 

– П-прости... Тайт Липс доставила тебе сообщение, верно? – Сообщение? Оу! Записка в моём кармане! А Тайт Липс обняла меня. Чёрт, а она хороша в этом. Не знаю правда, к чему такая секретность. – Она сказала, что она "должна не мешать юным сердцам", но не может рисковать тем, что Мистер Хаус узнает обо всём. – Это довольно интересно, но никак не объясняло, почему она стала больше. – Мы извиняемся за наш... Размер. Таким образом, мой вид реагирует на повышенный уровень радиации. Это одна из причин, по которой Мать верила, что мы будем идеальной расой для восстановления Эквестрии...

Теперь, другое дело. – Я просто рада, что ты в порядке... Но, почему ты здесь?

Аликорн в замешательстве посмотрела на Флэйра. – Ты ей ничего не сказал? Мы же вроде попросили тебя выполнить нашу просьбу.

– Прости, Хэйз. – Нерешительно ответил пегас. – Мне нужно было много чего ей рассказать, и кажется, я забыл об этом...

Она бросила на него жесткий взгляд, который, вместе с её большими размерами, заставил пегаса ужаснуться. Но затем, этот взгляд быстро исчез и сменился на смиренную улыбку. – Хорошо. – Аликорн повернулась ко мне. – Мы... Вскоре после взрыва, когда пони с улицы начали массово спускаться в тоннели, одна группа подступила к приюту. Надзор Селестии. Они вернулись с тем, что мы не можем назвать никак иначе, кроме как разъярённой толпой. Как-то, они узнали, где мы скрываемся и попытались вернуть жеребят силой.

– Что? – Я почувствовала, как начинаю паниковать от одной мысли, но её спокойствие заставило меня поверить, что всё было не так уж и плохо. 

– В целом... Ладно, мы не можем врать, мы волновались. Наш щит едва держался, а находиться с паникующими жеребятами в окружении пони было очень сложно для нас и Даймонд Скай. Мы были уверены, что нам придётся пожертвовать собой, чтобы защитить их. – Часть меня захотела спросить, почему она просто не убила их всех, но я уже знала ответ. – Твой друг Флэйр спас нас. Он использовал световую гранату, чтобы ослепить толпу, а затем сделал так, чтобы тоннель обрушился. Это не остановило толпу, но замедлило их достаточно, чтобы Даймонд Скай телепортировала их всех в безопасное место.

– Спитшайн тоже в порядке? – Я должна была убедиться. – И, ээ... Где они теперь?

– Да. – Аликорн кивнула. – Конечно. Жеребёнок, это её имя? У нас не было возможности спросить его, учитывая обстоятельства. – Она взглянула на Флэйра в ожидании подтверждения своих слов и не продолжила, пока он не кивнул. – А насчёт того, где они сейчас... Нам нельзя пока раскрывать эту информацию, но это безопасное место. Далеко. Мы специально готовили его на экстренный случай, но мы не думали, что оно пригодится так скоро. Нам придётся ждать здесь до тех пор, пока не придёт время вернуться. – Кажется, её эта мысль расстраивала. – Мы надеемся, что дети в порядке... Мы скучаем по ним.

– Что ты будешь делать? – Кто знает, сколько понадобится времени, чтобы радиация ушла. 

– Мы... Мы не знаем. Мы не уверены, что делать со свободным временем. Мы предполагали, что сможем помочь тебе, но мы не уверены, что наша обычная помощь может оказаться полезной для тебя. – Верно, пацифизм. 

– Я всегда буду рада твоей помощи. – Я подарила ей свою лучшую улыбку. Которая была достаточно широкой, чтобы я выглядела искренне, но не достаточно, чтобы растягивать мои шрамы на лице. – Думаю, ты пока можешь остаться в моей комнате... Не думаю, что буду много ей пользоваться.

Она тяжело вздохнула и кивнула. – Спасибо. – Хэйз взглянула на пол с грустным выражением лица. 

– Я уверена, что ты скоро снова увидишь жеребят. – Я постаралась звучать обнадёживающе, но сомневаюсь, что у меня получилось. 

Она подняла взгляд и уставилась на меня своими странными жёлтыми глазами. Кажется, она хотела мне что-то сказать, но остановилась и поморщилась в замешательстве. – А где твоя кобылка? Мы бы очень хотели увидеть её… – Аликорн нахмурилась на секунду и посмотрела на мою спину, где обычно сидела Серенити... А затем она ахнула. – Твоя нога!

– Оу. – Я почувствовала себя идиоткой из-за того, что не сказала ей сразу. – Это... Это долгая история.

Когда я рассказала ей о том, что случилось, то поняла, что на самом деле, история не такая уж и долгая... Либо мне не хватало деталей. Вероятно, и то, и другое. В любом случае, я закончила рассказом о том, что Серенити отправили на осмотр к врачам, вероятно для того, чтобы вылечить лучевую болезнь, что наверняка очень просто. По крайней мере, я на это надеялась. 

– Прости. – Она тяжело вздохнула. – Мы бы хотели помочь тебе в тот момент. Но, нам любопытна одна вещь. Ты заявила, что твоя нога была отрезана... Но где ты добыла этот протез?

Каким-то образом, в своём рассказе, я забыла про самую важную часть. – Серенити сделала её. Или, скорее, собрала её из старой ноги, которую когда-то сделала... После того, как спасла мою жизнь. Думаю, она ещё убила несколько жуков… – Я сделала долгую паузу, задумавшись об этом. – Она невероятная, правда? – Как вообще кобылка с таким талантом может до сих пор не иметь кьютимарки? 

– Да... Так и есть. – Хэйз улыбнулась мне и подошла ближе, чтобы поцеловать мою щеку, а затем быстро вернулась на своё место в другом конце комнаты. – Мы извиняемся, что заняли твоё время, наверняка у тебя есть и другие дела. Мы останемся здесь, но можем спуститься и проверить для тебя, как там Серенити. Мы беспокоимся о ней.

Мои щеки загорелись румянцем от поцелуя (или от радиации, от которой она едва не светилась), но у меня были другие более важные вещи, о которых я должна была побеспокоиться. Я закрыла глаза и кивнула. – Да. Нужно встретиться с Хаусом... Спасибо за заботу. Я... Я выясню, кто это сделал. Взрыв и радиация. Я выясню причину и остановлю их. – Кто-то должен был это сделать, а я была единственной, у кого были хоть какие-то зацепки. – И затем, приют сможет переехать обратно. Это будет здорово, правда? 

Я подождала, пока она кивнёт в ответ, и только после этого повернулась и вышла из комнаты. Я не хотела оставлять Хэйз, но у меня была работа и бла-бла-бла. Я была Хайред Ган, поэтому я пошла к своему боссу. Некоторые вещи никогда не меняются. 


– Это неправильно… – Мы услышали, как Хаус разговаривает с собой, как только подошли к двери. Он был гулем и это означало, что радиация только лечила его, поэтому он никуда не перебрался со своей старой комнаты. Он даже не потрудился закрыть дверь. – Всё по-другому… – Флэйр и я вошли в комнату и обнаружили его, смотрящим на один из экранов гигантского компьютерного терминала. 

– Знаете… – Гуль обратился к нам. – Я стоял на этом самом месте, когда всё это произошло. – Учитывая контекст, я нуждалась в уточнении насчёт "всё это". – Мои помощники говорили мне, что я должен уйти, кричали что-то о вертибаке и о Стойле, и о том, как быстро мы должны туда добраться. Они сказали, что сообщения наводнили линии связи. Мэйнхеттен, Флэнкярд, Клаудсдэйл, Кантерлот, Хуффингтон, даже Тротонто... Всё исчезло. Тем не менее, Дайс простоял дольше всего, балансируя между всеобщей паникой и жутким спокойствием. Я подумал, что нам удалось избежать этой пули, что мы сможем выжить. – Жеребец посмотрел в окно, и я заметила, что теперь, оно было разбито. – А затем, всё накрыло пламя. Тысячи пони погибли в одно мгновение, а меня отбросило назад. Когда я проснулся, с меня слезала кожа, а мир был мёртв. Я чувствовал радиацию, чувствовал, как она поддерживает мою жизнь. В тот момент, это было странно, но сейчас, это стало... Нормальным. – Он повернулся и посмотрел на меня своими сияющими зелёными глазами. – Что-то не так. Радиация, сейчас её недостаточно... За двести пятьдесят лет я пережил много, но эта память осталась со мной навсегда. Эти первые моменты моей новой жизни. Я никогда их не забуду.

– Может, дело в том, что тогда взорвалось множество мегазаклинаний и радиации было больше, чем сейчас от одного единственного? – Сказал Флэйр.

– Может быть. Но... Нет. Всё равно, она слишком слаба. Если то, что сработало всё таки было мегазаклинанием, то оно было слабым... Мощнее, чем жар-яйцо, но даже близко не стоит с теми, что были тогда. – Он остановился и посмотрел прямо на меня. Его глаза напоминали мне о том, как выглядел Смехоребец прямо в момент перед взрывом. – Ты была там, ты должна мне всё рассказать. Это правда? Слухи. О том, что минотавры наложили мегазаклинание на того придурка, который сражался с Бэтмэйр? – Он казался уставшим и расстроенным. Хотя я должна признать, что меня нельзя назвать лучшей в чтении лиц пони... А особенно, гулей. 

– Может быть. – Ответила я. – Отчасти. Помните, что я рассказывала вам о Комплексе и Симпл Харте? – Он медленно кивнул. – Здесь было что-то похожее. Смехоребец был мегазаклинанием. Прямо, как Симпл Харт. Только в этот раз, оно сработало. – Затем, я быстро добавила ещё одну свою мысль. – Я не думаю, что минотавры замешаны в этом... Кажется, они сами были шокированы и отрицали своё причастие.

– Тем не менее. – Его голос звучал резко. – Я уверен, что лично у тебя нет на этот счёт никаких аргументированных догадок. – Гуль повернулся к своему компьютеру. – Но я верю тебе. Это не похоже на работу минотавров, если конечно эта технология мегазаклинаний не попала к ним в руки. Даже до Великой Войны они покупали почти всё оружие у зебр. И… – Он нажал на одну из кнопок. – Документы, которые ты нашла, указывают, что данные об исследованиях этого пони-мегазаклинания попали в Тротонто, а это далеко от границ минотавров даже сейчас.

– Куда? – Я подошла ближе и увидела, что у него на экране была карта. 

– Оу… – Его тон с резкого быстро стал растерянным на секунду. – Ай Глоу. Сейчас город называется так, я всегда забываю… – Гуль быстро взял себя в копыта. – Это была столица Каледонии до войны, а сейчас это самый крупный город НКА. – Если мне не изменяет память, то это так же город, в котором жила Серенити до того, как попала к Наблюдателям в Дайс. – Я не уверен, где именно находятся эти данные, но это не важно. Нога минотавра никогда не ступала в этот город, и все пони согласны с этим, хотя и не создают из этого какой-то закон или правило. Мне этого достаточно. Спасибо, что достала эту информацию, Хайред... Но теперь, мы должны перейти к другому важному вопросу. – Он закрыл то, что смотрел на своём терминале. – Где ты была? Мой единственный агент, находившийся ближе всего к сцене пропал на полтора дня. Ты хоть понимаешь в какое неудобное положение ты меня поставила?

– Ээ… – Я действительно должна была придумать какую-то правдоподобную ложь, перед тем как прийти к нему. Поскольку мне не оставалось ничего другого, я выпалила первое, что пришло мне в голову. – Минотавры взяли меня в плен... Они думали, что я как-то связано со взрывом и не поверили мне, когда я сказала, что это не так. Мне удалось сбежать, но… – Я медленно повернулась и показала ему свой новый протез. – Не невредимой.

Хаус заметно поморщился, взглянув на ногу. Он наклонился и с любопытством осмотрел её. – Это разве не та нога, которую сделала для тебя твоя кобылка? – Я была удивлена тому, что он запомнил это, учитывая его занятость. – Да... Да, теперь я вижу. Она модифицировала её, чтобы она могла заменить заднюю ногу. Это... Впечатляюще.

– Ага... Она сделала её после того, как остановила кровотечение... Одновременно сражаясь с радскорпионами. И ещё там была радиация… – Медленно говорила я, будто не веря собственным словам. 

– Ясно… – Он повернулся. – Мы достанем тебе ногу получше... И как только радиация спадёт, я бы хотел взять твою кобылку к себе на обучение. – Стоп. Что? – Если она так талантлива в столь юном возрасте, я хочу, чтобы она училась правильно и работала на меня.

– Я... Я уверена, что она будет просто в восторге… – Мягко говоря. Я не могла дождаться момента, когда расскажу ей об этом. – Но... Просто, это так внезапно.

– Я не знал, что она настолько талантлива. У неё уже есть кьютимарка? – Я покачала головой и он продолжил. – Отлично. Может быть, она получит кьютимарку, связанную с кибернетикой, если мы будем развивать её дар. Я никогда не видел пони с настолько специфичным талантом... Это будет невероятно. – Ну, если он так говорит. Во всяком случае, я не особо понимала важность меток. Ну то есть, моя кьютимарка должно быть говорила, что у меня талант быть тупой, как камень или вроде того. 

– Ладно… – Неловко ответила я. 

– Нам всё ещё нужно достать тебе новую ногу и мне нужно разобраться с некоторыми важными вопросами, учитывая ту информацию, которую ты доставила мне пару дней назад. Но она может подождать, пока мы не поставим ногу. Я не буду утруждать тебя лишними вопросами о том, какую модель ты хочешь: я уверен, что ты всё равно не поймёшь. – Он взглянул на протез. – Думаю, нам ещё стоит добавить в неё меч. Ты же сражаешься в копытопашную, верно? – Я кивнула. – Отлично, я скажу техникам добавить к ноге лезвие. – Видимо, у меня даже не было выбора. 

– Хорошо… – Флэйр тихо ржал надо мной.

– Я отправлю им сообщение прямо сейчас, если у тебя, конечно, нет более важных дел. – Его тон намекал на то, что таких дел у меня нет. Он повернулся к Флэйру и странно посмотрел на него. – Я предлагаю вам спуститься туда прямо сейчас. Мне нужно, чтобы вы поправились так быстро, как это возможно. Сейчас, опасные времена... Дайс меняется, нравится нам это или нет, и победителем будет тот, кто реагирует быстрее всех. – Жеребец вздохнул и выглянул в окно, но в этот раз, он посмотрел на Хищника, зависшего над городом. – Чего вы ждёте? – Выпалил гуль, когда заметил, что я задержалась. – Идите.

Мы с Флэйром обменялись взглядами, после чего повернулись и вышли из комнаты, больше ничего не сказав. Было нечего говорить. У меня были приказы (и я уверена, что у Флэйра тоже), так что всё, что мы могли, это делать нашу работу... 

По дороге к лифту, я набралась смелости и задала пегасу вопрос. – Слушай.... Если когда-нибудь Анклав прикажет тебе убить меня, ты это сделаешь?

Флэйр фыркнул под своей железной маской и ответил. – А кто сказал, что они ещё этого не сделали?

Это должна была быть шутка? Я не знала этого наверняка и, я думаю, не хотела знать. Хотя, я не уверена, зачем Анклаву понадобилась моя смерть. И так же не понимала, почему вообще кому-то пришла мысль, что взорвать мегазаклинание рядом с Дайсом будет хорошей идеей, так что я не думаю, что мы можем пользоваться моим пониманием о том, как работал мир. Я просто хотела быть уверенной, что Флэйр никогда не попытается убить меня и если, упаси Селестия, всё таки попытается, то я смогу остановить его и вбить ему в голову, что так делать нехорошо. Как бы мне не нравилось жаловаться на пегаса, я всё же хотела видеть его живым, а не мёртвым. 

В момент, когда мы зашли в лифт, и я полностью себя убедила в том, что Флэйр не будет этого делать, тихий голос в моей голове спросил. 

А что если бы тебе приказали убить его?

Тогда, я бы убила его... 

Я повернула голову и посмотрела на закованного в броню пегаса. Он нетерпеливо махал крыльями и стучал копытами по полу, опустив голову. Внезапно, он поднял взгляд, посмотрев на цифровое табло, на котором обозначался наш этаж. Я услышала тихий вздох облегчения из его маски, а затем, он снова посмотрел в пол. 

На самом деле. Я не думаю, что убила бы Флэйра. Вместо этого, я бы просто отказалась от этой работы. Мой личный "кодекс" или как это ещё можно назвать... Он запрещает мне не выполнять работу, которую я уже взяла, поэтому всё, что мне нужно было сделать — не соглашаться на такое задание. В моём представлении, любой пони, который хотел, чтобы я убила Флэйра, просто не стоил того, чтобы я на него работала. 

– У тебя из ушей сейчас дым повалит. – Внезапно, сказал Флэйр, нарушив тишину. Я собиралась спросить, о чём он говорит, но он продолжил. – У тебя такое лицо, будто ты сильно о чём-то думаешь. Или пытаешься посрать. – То, что я сказала, что я не собираюсь убивать этого пегаса ещё не означает, что я не буду пинать его время от времени. 

Поэтому, я вытянулась и выбила одну из его передних ног вперёд. Он, видимо, не ожидал такого, потому что начал падать. К сожалению, он вовремя спохватился и опёрся на крыло, а потом, снова встал нормально, но я думаю, он понял мою точку зрения. 

В конце концов, мы добрались до медицинского этажа и, как и сказал Мистер Хаус, врачи нас уже ожидали. Или, по крайней мере, они ожидали меня, потому что они прогнали Флэйра, как только мы вошли. Видимо, они подумали, что он будет их отвлекать или просто мешать, гремя своими тяжёлыми доспехами. 

Всё происходило так же, как и в прошлый раз, когда мне ставили новую кибернетику. Меня отвели в маленькую белую комнату, раздели и положили на мягкую кровать. Затем, они надели на моё лицо маску и заставили меня считать до пяти. 


Мэригольд спешно спросила у меня. – Что ты собираешься делать? – Когда я побежала к выходу из её дома с кровью на моих копытах. Несмотря на то, что я спасла её от рейдеров, напавших на Мэйрфорт, она оказалась на удивление бесполезной. Кобыла продолжала нести чушь о Багровых Копытах, Смуз Тонге и прочей срани, но она ничего не понимала. Ничто не имело значение. Вайлдфайр и Фаундэйшн были живы, и я должна была спасти их. Что мне ещё оставалось делать? 

– Я же стражница, верно? – Я остановилась рядом со спуском на уровень ниже. Для пони извне Мэйрфорт казался настоящим лабиринтом, но если вы живёте в нём достаточно долго, то привыкаете ко всем его странностям. 

– Н-ну да… – Мэригольд знала это. Она всегда оставалась моим боссом. Даже не смотря на то, что была довольно трусливой.

– Тогда я должна защитить их. Всех их. – Вайлдфайр и Фаундэйшн в частности. – Это моя работа. Верно? Вот, что я собираюсь делать. – Я обернулась и посмотрела на неё. Её глаза были налиты кровью от долгого плача, а золотая грива превратилась в непонятную копну волос. – А ты мне поможешь. Пока мы не освободим других. Во-первых, я должна знать больше. – Она потёрла глаза и кажется ничего не понимала. – Как много? Где они захватили пони? Есть кто-то сбежавший? – Я сомневалась, что она знала хоть что-нибудь... И я не была уверена, что мне делать с информацией, даже если бы я получила её. Но это казалось важной частью плана. 

– Я-я-я... Я не уверена. Я видела... М-много. Пару дюжин. Может больше. – Ладно... Это довольно много. – Мы не сможем сражаться с таким количеством.

– Я смогу. – Тем не менее, я не была уверена в своих словах. Я никогда в своей жизни не сражалась насмерть до этой ночи. Пока что у меня всё получалось хорошо и, между прочим, я была сильной. Но мне всё равно понадобится помощь, в этом я была уверена. – Ты видела куда они увели остальных?

– Я... Я не знаю!.. Я просто увидела их из своего окна, а затем услышала за дверью... Может быть, они не всех схватили, пока что. – Я поняла, что в этом она была права. Я всё ещё слышала крики и плач внизу. Без сомнения, кто-то пытался схватить пони. Может, мне стоит найти время, чтобы спасти остальных. 

– С-сильвер! – Мэригольд указала куда-то копытом, и я прильнула к прицелу. Во мраке я увидела единорога с винтовкой, ведущего единорожку на длинной цепи. 

– Что, ебать, вы двое делаете? – Фыркнул жеребец, двинувшись к нам на встречу. Света от его рога было достаточно, чтобы освещать его уродливое лицо. У него был какой-то отвратительный шрам, создававший впечатление, что кто-то пытался оторвать ему лицо и съесть, но его быстро пришили обратно. – Если не хочешь стать сраной инвалидкой до конца своих дней, то лучше бросай своё оружие, уродка. – Я думаю, он обратился ко мне. 

– Нет. – Если он был действительно серьёзен, то должно быть, он был настолько же туп, насколько уродлив. 

– Сука, это было не предложение. Если будешь вести себя тихо, то никто тебе не сделает больно... Сильно больно. Но если будешь сопротивляться, то будет плохо. – Он болезненно улыбнулся, словно пытаясь убедить меня. Не то, чтобы эта улыбка привлекла моё внимание. На самом деле, я следила за свечением сбоку от себя. Я знала, что он следит за моими движениями, поэтому не могла обернуться и старалась не подавать виду, что всё знаю. 

Он левитировал свою винтовку через край моста, чтобы затем занести её за мою спину, чтобы я не увидела. Но я всё заметила, и это дало мне преимущество. 

– Ладно. – Ответила я с винтовкой в своём рту. – Ладно… – Я постаралась изобразить поникший голос. Либо мне удастся его убедить, либо из меня выйдет отличный труп. Я наклонилась в явной попытке положить винтовку на землю. 

Но в последнюю секунду, я брыкнулась. Моя задняя нога врезалась в парящую винтовку в тот самый момент, когда жеребец нажимал на курок. Пуля пролетела мимо меня и врезалась в железный помост. Когда он отчаянно пытался навести свою винтовку для повторного выстрела, я нажала на свой спусковой крючок. В отличии от него, я попала в свою цель, а его колено разорвалось в небольшом фонтане крови и раздробленной кости. Мгновенно, его магическая хватка исчезла, и он упал. 

Мэригольд зарыдала в шоке, когда я подошла к стонущему жеребцу и прикончила его. – Мэригольд, пожалуйста. – Я понадеялась, что оставшиеся рейдеры подумают, что кто-то из них выстрелил в одного из непослушных гражданских. Хныканье усиливало этот эффект, но тем не менее, незаметно двигаться с таким шумом было невозможно. 

Когда Мэригольд прекратила рыдать, я смогла спокойно заговорить с кобылой, которую жеребец вёл на цепи. – Ты в порядке? – Я сразу узнала её. Это была Стар Белль. Она всегда была довольно вспыльчивой и видеть её скованной было... Неправильно. Кобыла уверенно кивнула мне и плюнула в сторону трупа. – Хорошо. Э... Мэригольд, обыщи труп и найди ключи. – Если бы у него были ключи, то они наверняка бы смогли нам помочь с любым другим пленником, которого мы найдём. 

Мэригольд оказалась бесполезна и отказалась прикасаться к мёртвому телу, поэтому этим пришлось заниматься мне. К счастью, я довольно быстро нашла кольцо с ключами, висевшее на верёвке на шее жеребца, и с их помощью открыла железные кольца на шее и ногах Стар Белль. 

– Спасибо, Сильвер. Я должна была догадаться, что им не удалось тебя поймать. Без поддержки целой армии им вряд ли это удастся. – Она слабо улыбнулась мне. – Так, какой у нас план? – Она подошла и взяла винтовку с трупа рейдера. – Мы не сможем разобраться с ними одни.

– Мы можем попытаться. Для начала, мы должны освободить остальных. – Я надела шнурок с ключами себе на шею. – Они застали нас врасплох. Но если мы возьмём оружие, то сможем прогнать их.

– Вот это план… – Кобыла посмотрела на Мэригольд. – Она в порядке?

– Я-я-я в порядке. – Ответила она. – Если м-мы выберемся отсюда. Живыми... Мы должны бежать в Стойло 42. С-смуз Тонг, он может… – Стар Белль казалась сбита с толку этим заявлением. – Это единственный вариант.

– Ну, я не собираюсь рисковать жизнью, бегая туда-обратно. – Ответила Стар. – Мы должны сражаться.

– Н-но... Если бы у нас был Смуз Тонг и-и Багровые Копыта... Они бы з-защитили нас снова.

– Кто здесь!? – С нижнего этажа послышался голос. С расстояния, я могла увидеть силуэт, смотревший прямо на нас. – Стоять! Здесь сбежали пони! – Изо всех сил прокричала кобыла, и всему Мэйрфорту стало известно о нас. Я услышала цокот бегущих копыт. 

– Потом поговорим. Сейчас бежим. – Я сорвалась в галоп. Я слышала, как двое товарищей бегут за мной, но также можно было услышать, как приближаются рейдеры. Нам нужно было двигаться быстро, и к счастью, я знала Мэйрфорт лучше, чем кто-либо другой. Что так же означало, что я знала, как отсюда сбежать. – Сюда! – Сказала я достаточно быстро, чтобы две кобылы за мной это услышали. 

Вместо того, чтобы свернуть на другой уровень, я продолжила бежать вперёд, пока не нашла то, что искала. Это была лачуга, располагавшаяся вплотную к стене склада, в котором был построен Мэйрфорт, и в этот момент, она была пуста. Когда Стар и Мэригольд вошли, я захлопнула за ними двери. Нам нужно было быть быстрыми, и им нельзя было трусить, а иначе, мы все умрём. 

– Здесь ничего нет! Мы в ловушке! – Закричала Мэригольд. Мне понадобилось всё моё самообладание, чтобы не дать ей пощёчину. 

– Вот. – Я быстро прошла через комнату к кровати и, оттолкнув её в сторону, показала им дыру в стене, которая была достаточно большой, чтобы в неё пролез пони. С другой стороны стены был небольшой уступ, на котором едва можно было стоять, но это был выход. – Быстро!

Мэригольд замешкалась, когда поняла, на чём ей придётся стоять, но когда она обернулась на дверь и осознала альтернативный вариант, то набралась решимости. За ней быстро последовала Стар Белль. Когда пришёл мой черёд, я вылезла задними ногами вперёд, волоча за собой кровать, чтобы прикрыть дыру. Маскировка была не идеальной, и рейдеры могли найти её, но времени нам должно было хватить. 

Ветер сильно хлестал нас и едва не скинул меня с края уступа. Я взглянула на пропасть под нами, но не испугалась, а лишь больше набралась уверенности в моём решении. Этот план должен был сработать. Иначе никак. 

– Там. – Недалеко от задней стены Мэйрфорта была почти отвесная скала, возвышавшаяся над городом, служившая отличным смотровым местом. Что более важно, у этой скалы было множество уступов и платформ, достаточно больших, чтобы на них помещался пони. Когда я была маленькой кобылкой, я часто пользовалась ей, когда сбегала из Мэйрфорта или когда тайно хотела встретиться с Вайлдфайр на смотровой точке. – Прыгайте. – Скомандовала я. 

– Н-но… – Пока Мэригольд пыталась протестовать, Стар Белль молча прыгнула. Это было достаточно легко для такой небольшой кобылы, и она без проблем допрыгнула до скалы. Мэригольд тихо фыркнула и, потерев глава, прыгнула следом. Она едва не упала, когда часть камней, на которые она приземлилась, обвалились под ней, но Стар поймала её и помогла забраться. Златогривая кобыла дрожала от страха, но была невредимой. 

– Хорошо. – Я обратилась к ним, когда перепрыгнула и встала рядом. – Мэригольд. Иди туда. – Я указала на тропу, которая вела наверх скалы и уходила дальше от Мэйрфорта. – Она ведёт наверх. Ты сможешь дойти до Стойла 42. Я и Стар освободим остальных. Ладно?

Кобыла осторожно кивнула. – Д-да... Хороший план... Я... Сильвер. Спасибо тебе. – Внезапно, она крепко обняла меня. Теперь, я чувствовала себя неловко, потому что я должно быть выглядела просто смешно со стороны, похлопывая её по спине. В конце концов, она отпустила меня и пошла по тропе вверх, оставив меня и Стар Белль. 

– Ага, я с ней согласна. Но не бойся, я не люблю обнимашки. – Она усмехнулась. 

– Я тоже… – Я начала спуск по тропе, ведущей к земле. Вокруг было так темно, что я едва видела свои копыта, но мне и не нужно было. Я хорошо знала эту дорогу. Она была довольно странной, и по какой-то причине, вдоль неё из земли торчали ржавые невысокие железные столбики, ограждающие меня от края. Чем бы они ни были, они помогали мне определить, насколько близко мы были к земле, так как тьма была непроницаемой и просто взглянув вниз, я бы не смогла это определить.

Когда мы достигли земли, я глубоко вдохнула холодный ночной воздух. Вайлдфайр и Фаундэйшн всё ещё были где-то там, и я должна была найти их. Или умереть, пытаясь.


Я не могла быть рада чему-то больше, чем окончанию этого сна. Я знала, чем он закончится и это не то место, где я хотела бы оказаться снова. 

Я открыла глаза и меня сразу ослепил яркий больничный свет. После нескольких секунд хриплого ворчания, я села. Моя новая задняя нога жутко болела, и взглянув на стол рядом с кроватью, я обнаружила пустой шприц из-под Мед-Х. Всего один, и этого было явно недостаточно. Тем не менее, я не хотела, чтобы они подумали, будто я просто пытаюсь словить кайф, поэтому мне придётся подождать, прежде чем я смогу поискать ещё одну дозу в своих сумках. По крайней мере, до тех пор, пока они не осмотрят меня и не уйдут. 

В это время, я осмотрела свою новую заднюю ногу. Она была такого же цвета, как и передняя, но внешне она выглядела совершенно по-другому. Она была не похожа на железный скелет, а выглядела, как металлический цилиндр. По всей его поверхности были различные разъёмы, которые были мне незнакомы. Вероятнее всего, для ещё большего числа всяких шпионских штук. 

– О, вы проснулись. – Мой взгляд метнулся к двери, где стоял один из моих докторов. – Ну что, нравится? Это относительно новый дизайн: она совершенно бесшумна, и в неё сразу встроен дробовик, активируемый при ударе. – У этого определённо не будет никаких печальных последствий... – И ваша передняя нога теперь снабжена выдвижным лезвием. У нас были некоторые опасения по поводу, ээ... Несчастных случаев. – Мистер Хаус не доверял мне со встроенным оружием, и я нисколько не винила его за это. – Поэтому, я добавил безопасную функцию. Меч контролируется вашим сознанием, и обычно вам бы пришлось только подумать о том, что вы хотите использовать его, но я добавил предохранитель. – Он подошёл и указал на небольшую кнопку сбоку от моей ноги. – Попробуйте. 

Чтобы я случайно лишила себя оставшегося глаза? На самом деле, когда я нажала на переключатель, то ничего не произошло. И лишь, когда я указала ногой в сторону и подумала об этом, то из неё выдвинулось тонкое лезвие длиной около трети метра. 

– Это особый сплав. Его должно быть легко обслуживать, и он крепкий. – Осторожно, я представила, как задвигаю лезвие, и оно снова спряталось в протезе, после чего я снова включила безопасный режим. Я сделала мысленную заметку о том, что не стоит забывать включать этот предохранитель каждый раз после использования. – Я очень хотел сделать обновление вашему глазу, но возникли некоторые сложности со странным чипом, усиливающим интеллект, который вы установили, и я не хотел подвергать вас опасности. – Спасибо... – Извините, что рассказал всё это так кратко, но у вас есть посетитель, который сказал, что у него с вами очень важная встреча.

– Самое время, док. – Флэйр вошёл в палату уже без своей брони, и похоже, он отчаянно нуждался в душе, после стольких часов проведённых в ней. – Выглядишь отлично, Хайред... Ладно, выглядишь лучше, чем обычно. Ты никогда не выглядишь отлично. – По-крайней мере, пегас был честен. – Серенити очнулась, и мне кажется, она кое-что хочет рассказать тебе.

– Серенити! – Ни секунды не раздумывая, я спрыгнула с кровати, и удар от приземления на мои новые конечности вызвал у меня волну боли, прошедшую по всему телу. – Где? – Я проигнорировала боль. Она не имела значения. Ничто, кроме кобылки не имело значения. 

– Я проведу тебя. – Сказал Флэйр, пытаясь подавить смех. – Ты такая предсказуемая. Пошли за мной, я покажу её комнату.

У меня было множество вопросов, которые я обычно задавала. Например... Как долго я была в отключке? Где все мои вещи? Почему Флэйр снял броню? Но кого вообще это волнует? Моя дочь нуждалась во мне, и я должна была пойти к ней. 

Флэйр провёл меня через несколько странно пахнущих коридоров, прежде чем мы добрались до комнаты, где была Серенити. Я обнаружила, что по какой-то причине, нервничаю и не решаюсь войти. Без сомнения, она спасла мою жизнь в тоннелях, а я едва не убила её, взяв туда с собой. Конечно, другие варианты были не намного лучше, но у меня всегда было чувство вины. Я должна была быть для неё лучшей матерью, но я не знала как. 

Я набралась решимости и двинулась вперёд. Но снова остановилась. Что если она захочет уйти и остаться с Платинум Хэйз в приюте? Это же будет хорошо, верно?.. За исключением того, что она ещё не знала, что теперь, это невозможно. Если она действительно этого захочет, то как я могу разочаровать её? 

Просто поговори с ней... Сказал знакомый голос в моей голове, и я сразу почувствовала себя глупо. Я не могла вести выдуманный диалог о чём-то, когда у меня был реальный, который нужно было провести. Беспокойство о вещах, которые она ещё не сказала ничем не поможет и только приблизит меня на один шаг к смерти от волнения. Поэтому, я просто открыла дверь. 

– Мама! – Раздался пронзительный крик, как только я просунула голову в комнату. До того, как я успела что-либо ответить, маленькая кобылка уже обхватила мою шею копытами. Казалось, что прошла целая вечность с момента, как она была без огнеупорной накидки, которая была на ней всё то время, что она была без сознания. – МАМОЧКА, СМОТРИ!

Я посмотрела. Ну, мне бы пришлось, в любом случае. Я всегда удивлялась тому, как ей удаётся сохранять розовую шёрстку такой чистой, не смотря ни на что... Но когда она указала, на что именно смотреть, я всё поняла. Там было то, чего она так долго ждала. 

– Разве она не крутая?! Она просто идеальна! Смотри! Видишь!? – О Селестия, какая же она гиперактивная. 

– Она великолепна, милая. И она очень тебе идёт… – Мягко ответила я, восхищаясь её кьютимаркой. Она была гораздо лучше моей, в ней на самом деле был хоть какой-то смысл. 

Я поняла, что она должно быть получила её в тоннелях. Когда спасла мою жизнь и сделала мне новую ногу прямо там. Наверняка, так оно и было, но из-за всего произошедшего, я не додумалась снять её накидку, чтобы проверить. 

На её боку было изображено сердце. Одна его половина была ярко-розовой, достаточно яркой, чтобы выделяться на более бледной шёрстке, а другая половина состояла из трёх желтых шестерёнок и извивающегося жёлтого провода на сером фоне. 

Новый уровень! 

Способность напарника: Экстренная механика: Серенити теперь имеет +30 шанса к успеху при проверке на механику и дополнительные +15 шанса, когда проверка связана с кибернетикой.