Второй шанс

Продолжение истории про Белинтара.

Внутренний Город

Рэйндропс, молодая пегаска из Понивилля, едет к своей больной тётушке. Казалось бы, что может быть обыденнее, чем эта совершенно непримечательная поездка? Но, возможно, всё не так просто, ведь пункт назначения — таинственный город Сталлионград с его малопонятной для остальных эквестрийцев жизнью.

Другие пони

Мертвая птица

Поразительная находка под Курящей Горой в корне изменила жизнь Твайлайт Спаркл на целый месяц...

Твайлайт Спаркл ОС - пони

Мой дом - моя крепость

Фик, набросанный в последние пару вечеров двухнедельного срока на дуэль с Эскапистом. Маленькая фантазию на тему того, что могло бы произойти, если бы Старлайт Глиммер и Великая и Могущественная Трикси в какой-то момент решили жить вместе.

Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер

Twilight x Twilight = Twilight²

Что происходит, когда две Твайлайт Спаркл встречаются в одном месте? Немного науки, щепотка хаоса и всё это под острым соусом сексуального напряжения.

Твайлайт Спаркл Сансет Шиммер

Сидр и соль

Война меняет существ, она достает все самое плохое из любой сущности, и не важно кем ты был до нее, рядовым стражником, фермером, пилотом дирижабля или принцессой, после нее ты уже никогда не станешь прежним.

Принцесса Селестия Зекора Трикси, Великая и Могучая Дерпи Хувз Лира Другие пони Найтмэр Мун Вандерболты Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца Стража Дворца Мундансер Старлайт Глиммер Чейнджлинги

Баллада о Сомбре

Баллада о Короле Сомбре

Король Сомбра

Похотливый Человеческий Дворецкий

за авторством мисс Нифлют Аршай Издание 2-е, с предисловием Их Высочества принцессы Луны На оборотной стороне обложки: Маслянелла — всеми любимая пони, которая достигла всего, чего вожделела. Богатства, славы, власти... всё это далось ей с лёгкостью, и пусть её занятой и гламурный образ жизни едва ли оставлял времени на отдых, она оставалась доброй, порядочной пони и счастливо проживала свои идеальные дни в целомудрии. Однако всё пошло кувырком, когда странное двуногое существо появилось у ворот её особняка в ответ на объявление о поиске нового дворецкого. Стоило её взгляду упасть на «человека», как в ней пробудилась давно дремлющая страсть; забытое тлеющее пламя, годами не тронутое, зажглось с ново й силой и теперь грозило поглотить её целиком… «Похотливый Человеческий Дворецкий» — последнее произведение известной авторки романов-бестселлеров г-жи Нифлют Аршай, лауреат премии Ами в категории «Лучший Роман» на протяжении двух лет подряд — предлагает вам окунуться в водоворот страстей и порока вместе с Маслянеллой. В этом переиздании были добавлены несколько ранее не публиковавшихся глав (те самые «потерянные» главы 135–137), а также предисловие от самой принцессы Луны.

Флаттершай Человеки

Десктопные пони

Пони-разум простенькой программы внезапно осознает себя.

Флаттершай

Я не помню...

Любовь - самое страшное, что может с Вами произойти.

Флаттершай ОС - пони

S03E05
Глава 24: Истинная природа героя Глава 26: Нулевая точка

Глава 25: Тени

Тени 

Ты не спасительница. Твои таланты кроются в чём-то другом.

Уровень радиации на моём ПипБаке медленно поднимался вверх. Возможно, я должна была предвидеть такой результат. Но я не уверена, что хоть как нибудь смогла бы предвидеть то, что Смехоребец взорвётся, но я должна была ожидать, что провалюсь каким-нибудь грандиозным образом. И дело даже не в том, что я потерпела неудачу, а в том, что я потерпела неудачу, даже не приблизившись к успеху. У меня не было ни малейшего шанса спасти председателя или Бэтмэйр, или Пинприк. Даже если бы я старалась изо всех сил и поступала лучше, то не смогла бы убедить себя, что у меня была возможность их спасти. Это было больнее всего. 

Когда я была маленьким жеребёнком, то была не в силах спасти маму и брата, и я пообещала себе, что больше никогда не буду такой слабой. Поэтому, я должна была стать сильнее. И я тренировалась, когда была одна. И стала настоящей скалой. Я всегда была большой, но сделав свой выбор, я стала сильной. Это не помогло. Даже не смотря на силу, я не смогла спасти Вайлдфайр от того выстрела и не смогла спасти Фаундэйшн от...

В конце концов, несмотря на всё что я сделала и через что прошла, для меня было слишком поздно, чтобы быть хоть каплю хорошей. Неужели я слишком многого требую, когда пытаюсь спасти что-то до того, как это будет уничтожено? От Мэйрфорта до Тимбера и Бридл Хоупа — я всегда могла помочь пони только после того, как уже будет поздно. Или как в Каркхуфе — сделать всё только хуже. 

– Эй, Сильвер. – Я открыла глаз и сквозь слёзы посмотрела на Флэйра. – Нам пора убираться… – Он летел рядом со мной, пока я свисала с остатков мостика. – Что-то пошло не так, сейчас правда не об этом... Короче, тебе нужно собраться и прекратить рыдать до тех пор, пока все мы не окажемся в безопасности. – Я шмыгнула носом и изо всех сил постаралась успокоиться. – Хорошо... Поговорим о том, что случилось позже. – Синий пегас протянул мне копыто. 

Часть меня действительно не хотела, чтобы он спускал меня обратно на землю. Я могла бы отпустить копыта, упасть как Пинприк. Это был бы гораздо более лёгкий путь... Но разве я когда-нибудь выбирала лёгкие пути? Я снова взглянула на мостик. И увидела её. Призрачная форма Вайлдфайр стояла прямо надо мной. Она грустно улыбалась мне и кивала, а затем снова исчезла. Это всё, что мне было нужно. 

Я быстро отпустила перила и ухватилась за Флэйра. Всё моё тело потянуло вниз вместе с пегасом. На секунду, я даже подумала, что возможно я всё равно упаду. 

Но мы просели всего на несколько метров, после чего яростное хлопанье крыльев Флэйра принесло результат и остановило падение. Странный холод медленно прошёл по моей спине, и я не была уверена, должна ли я быть в ужасе, грустить или злиться. Кажется, это была смесь из всех этих чувств, так как Флэйр медленно вернул меня на землю. Если бы всё не было так дерьмово, то я бы даже поцеловала его за это. 

– Мама! – Серенити выбежала из ниоткуда и обняла мою всё ещё не работающую металлическую ногу. – Я так волновалась за тебя! Я думала, ты упадёшь! – Осторожно приобняв кобылку другой ногой, я осмотрела станцию. На полу было так много стекла, что его по ошибке можно было принять за ковёр. Ограждения, которые стояли вокруг спуска с эскалаторами, были в следах от пуль, так же как и стены. И трупы. Как минимум дюжина трупов минотавров лежала в той части, где была я, а на другой стороне — я видела столько же трупов пони. 

И когда я осматривала весь этот хаос, то увидела её... Пинприк. Но она была не одна. Над ней сгорбилась маленькая слегка покачивающаяся фигурка. 

– Ладно… – Я поднялась на ноги и помогла Серенити забраться на мою спину. – Мы должны сделать... Что-нибудь. – Я похромала к маленькой кобылке, пока Серенити тыкала в мою деактивированную ногу. 

Спитшайн сжалась над окровавленным телом своей матери и тихо рыдала. Когда я подошла ближе, то услышала приглушённые слова. – Мам, п-пожалуйста... П-пожалуйста, вставай... Ты не можешь... Т-тебе нельзя... Проснись... Я обещаю, я-я буду хорошей... Мам... М-мам, т-ты нужна мне, пожалуйста… – Голос кобылки дрожал. – М-мама... 

– Флэйр… – Синий пегас, летящий рядом со мной, поднял бровь. – Мне нужно, чтобы ты отвёл Спитшайн к Хэйз, пожалуйста. – Он уверенно кивнул.

– Спитшайн… – Я подошла ближе, но держалась на уважительном расстоянии. – Нам нужно п...

– Почему ты не спасла её! – Кобылка даже не взглянула на меня. – Почему т-ты... Она всегда говорила, что это ты спасла её, но теперь... Т-ты должна была! Почему ты… – Она снова начала рыдать. – П-просто уходи... Просто... Я ненавижу вас, всех вас. 

– Здесь небезопасно… – Сказала я так мягко, как могла. – Тебе нужно уходить. Твоя мама бы хотела, чтобы ты была в безопасности. – Правда была в том, что больше нигде не было безопасно. Дайс был пороховой бочкой, и кто-то только что поджёг фитиль. Тем не менее, если в Дайсе и было самое безопасное место, то это бы наверняка был невидимый приют под городом. Поэтому мне нужно попытаться и помочь Спитшайн. Это меньшее, что я могла сделать. Самое меньшее. 

– Я не брошу её... Я не брошу маму... 

– Мы за ней вернёмся, я обещаю... Но сначала ты должна уйти в безопасное место. Она любила тебя больше всего на свете и не хотела бы, чтобы ты подвергала себя опасности… – Медленно, Спитшайн отвела взгляд от мамы и посмотрела на меня налитыми кровью глазами. – Пожалуйста... 

– Я... Я не хочу... Н-но Мама всегда говорила... Что я должна быть в безопасности. – Она потёрла глаза. – Лучше бы тебе не врать, что ты вернёшься за ней... А не то! 

– Да... Я обещаю. Мы все обещаем. – Флэйр и Серенити кивнули в знак согласия. – Флэйр... Мне нужно, чтобы ты сделал кое-что. Отведи Спитшайн к Хэйз, а затем вернись за Пинприк. Мы вернёмся в город так скоро, как сможем. 

– Да, хорошо. – Он приземлился на землю и нагнулся пониже. – Забирайся, Спит, я отведу тебя в безопасное место. 

Маленькая кобылка кивнула и медленно забралась на спину Флэйра, а её глаза всё ещё были влажными от слёз. Она посмотрела на маму и снова начала плакать. Отведя взгляд, Спитшайн уткнулась лицом в гриву пегаса, чтобы поплакать хоть во что-то. 

Флэйр взглянул на меня. – Мне кажется, мы не сможем обвинить во всём этом Кёрли Фриса, да? – Я раздражённо вздохнула и покачала головой. – Да, я тоже так думаю... Не оставайся на земле слишком долго. Одной Селестии известно сколько радиации успеешь нахватать. – Он взмахнул крыльями несколько раз и поднялся в воздух. Я проводила его взглядом, пока он не покинул станцию, а затем обратила своё внимание на другие неотложные вопросы. 

Не то чтобы моя работа на Мэйхема имела значение. Что-то безумное произошло сейчас. Председатель НКА погиб, а вместе с ним Бэтмэйр, Пинприк и возможно майор Лаки. Ещё бесчисленное множество других существ. Город накрыло радиацией и в довершение всего, НКА и минотавры снова оказались в состоянии войны. По-большей части всё было пиздец как плохо, и я всё ещё собиралась сделать работу для какого-то уёбка просто потому, что я пообещала. Почему бы и нет? Я вероятнее всего снова потерплю неудачу и умру. Разве это не весело. 

– Мам? – Серенити потянула меня за гриву. – Ты...

– В порядке... Мне нужно… – Я опустила взгляд на безжизненное тело Пинприк. – Мне нужно... Мне нужна моя… – Я отвернулась от неё, от моей очередной неудачи. – Мою ногу и глаз деактивировали. Ты можешь включить их снова? – Моя кобылка ничего не ответила и приступила к работе. 

Меня пронзала жгучая боль, когда она включала глаз и ногу заново, и она была такой же сильной, как и всегда. Мне было просто всё равно. Всё казалось бессмысленным. Всё, что я делала. Если у меня хоть когда-нибудь за всю жизнь и был шанс изменить что-то, спасти кого-нибудь, стать героем, то это он и был. И я провалилась. Из-за меня умерли пони, которые были лучше меня. Так зачем пытаться? Ничего, из того что я делала, не имело значения. У меня был шанс, и я бездарно упустила его.

Возможно, это было и к лучшему. Герои всегда умирают или перестают быть героями.

– Куда мы собираемся? Что это за секретная миссия, и почему ты не рассказала нам раньше? – Тихо спросила Серенити с моей спины.

– Мы должны убедиться, что король минотавров выбрался живым... Ты видела, куда он сбежал? – Во всём этом хаосе, я не смогла проследить за его передвижениями. Не то чтобы я пыталась. Возможно, мне стоило. По-крайней мере, это выглядит, как задача, с которой я могла справиться. 

– Эмм... Ну... Когда началась стрельба, Флэйр спрятал меня за стеной,чтобы защитить, но я могу поклясться, что видела, как какие-то минотавры спускались по лестнице в центре... Эм, мам. Зачем мы помогаем им? Разве они не, ну... Плохие? 

– Нет… – Я двинулась через покрытый стеклом пол, игнорируя боль, когда осколки царапали мои копыта и ноги. – Они не... Мы работаем на Хауса, а не на НКА... И всё это было спланировано... И... Просто поверь мне. 

– Ладненько! Никогда и ничего не шло не по плану! – Отлично, сарказм. Это именно то, что мне нужно. Почему пони просто не могут поверить мне на слово? О, точно, потому что я всегда ошибалась, и все мои планы оборачивались против меня с неожиданными эффектами. Как я могла забыть... 

Тем не менее, у меня была работа и, не смотря на бессмысленность попыток, я должна была закончить её хотя бы для приличия. Меня ведь звали Хайред Ган, в конце концов, и если весь мир катился в Тартар, моя задача заключалась в том, чтобы выполнять мелкие поручения и собирать крышечки. 

К счастью, как только мы спустились по огромной лестнице в центре комнаты, от осколков стекла не осталось и следа. За исключением тех осколков, которые застряли в моих копытах, конечно же. Они никуда не делись. Спасибо Селестии, что я всё ещё была под действием Мед-Х, а иначе это было бы действительно больно. Поэтому я вероятнее всего пожалею об этом в будущем, но я жалею буквально обо всём, так что ничего нового.  

Когда мы спустились на первую небольшую платформу (которая давала доступ к зоне под станцией), мы услышали крики снизу. Я едва могла различить голоса, но затем я почувствовала жжение плеча, и через пару секунд заговорила Серенити: – Пони вниз по лестнице кричат и говорят кому-то остановиться и бросить оружие... Я думаю на следующем уровне снизу. 

Если бы у меня было больше времени, то я бы спросила, как именно она это сделала (или хотя бы узнала, когда она успела улучшить своё звуковое заклинание, чтобы оно не только блокировало, но и усиливало звуки), но это было очевидно не самой важной задачей на данный момент. Я бы спрыгнула с лестницы вниз, но мысль о падении с такой высоты заставила всё внутри меня сжаться, поэтому я обошлась обычной рысью и добралась до второго подземного уровня. – Куда!? – Это был глупый вопрос. Спереди был спуск ещё дальше, а слева проход был заблокирован каким-то завалом, поэтому я повернула направо. 

Я ворвалась в дверь с надписью "офисы" и оказалась в лабиринте тесных коридоров и небольших огороженных рабочих мест. Там было так тесно, что я едва могла двигаться. Это место определённо не было предназначено для бега или пони, который был чуть больше Флэйра. В обычной ситуации, я бы потратила время и обратила бы внимание на то, какой монотонной была цветовая гамма, но я вдруг начала слышать голоса и без помощи Серенити. 

– Ты скажешь нам своё имя! – Закричал кто-то командирским голосом, но ответа не последовало. Этого было достаточно, чтобы дать мне направление. Прямо по коридору и... блять! 

В следующую секунду, я споткнулась и врезалась лицом прямо в пол. Я испустила жалобный стон и обернулась , чтобы посмотреть что меня так подставило. К моему великому раздражению, это был обычный белый шнур, бегущий через коридор. Кто вообще решил положить его здесь? Это же не безопасно. Я имею ввиду, да, никто конечно не ожидал, что кто-то будет бегать по коридору, но... Ладно, это была моя вина.  

– Мама, хватит валяться. – Серенити, которая должно быть упала с моей спины, толкала меня в бок своей головой. – Поднимайся, давай, ты же та, кто хотела спасти как-его-там. – Спасибо за поддержку. 

– Ага. – Я поднялась на ноги и снова двинулась вперёд, но в этот раз медленнее, потому что не хотела вновь упасть. Как ни странно, провод шёл в одном направлении со мной. По пути я изучала его и по какой-то причине он казался мне новым... Ну, не совсем новым (вряд ли на Пустоши было хоть что-то новое), но новее. Конечно, осознание всего этого не настигло меня, пока провод не повернул в комнату, из которой исходили голоса. 

Я решила не заходить в комнату сразу. Вместо этого, я сделала (почти) умную вещь и, прижавшись к стене, заглянула внутрь, чтобы узнать, что происходит. В комнате оказалось четыре солдат НКА (слава Селестии, что никто из них не был мне знаком), удерживающих трёх минотавров на прицеле. Один из них, которого мой глаз опознал, как короля минотавров, стоял с поднятыми руками, в то время, как оба его телохранителя стояли на коленях (у минотавров же есть колени, верно?) держа руки за головой. Это не считая нескольких мёртвых пони и минотавров, разбросанных по комнате... Стоп... Мой глаз подсветил одного из них, поэтому он должен был быть живым. Коричневый минотавр лежал рядом с... Большой камерой...

Твою мать. 

Я осмотрела комнату снова и во второй раз заметила тело председателя НКА. 

– Хорошо, животные. – Сказал солдат НКА. – Вы идёте с нами. 

Я взглядом приказала Серенити спрятаться, после чего нырнула в дверной проём и прицелилась из Искусности. – Извини. Не выйдет. – Только командир солдат и ещё один пони обернулись на меня, в то время как другие продолжали держать минотавров на прицеле. – Мне нужен король. – Мой мозг работал быстро. – По приказу Мэйхема. – Я должна была взять работу и закончить её. Но Мэйхем сказал мне не рассказывать о ней Серенити, Флэйру или мистеру Хаусу. Но он ничего не говорил об НКА. 

– Ты, блять, шутишь? – Командир попытался напугать меня своим размером, но к несчастью для него, я всё равно оказалась больше. – Ты большая сука, но даже не смотря на это, можешь и не мечтать о том, чтобы справиться с четырьмя солдатами НКА. – О, я ни секунды не сомневалась, что могу полностью уничтожить их. Я пробивалась сквозь ряды Стальных Рейнджеров, поэтому они для меня будут жеребячьей игрой. Только я пообещала себе не убивать их. 

– Может так и есть… – Я соврала. – Но я могу убить его. – Я навела Искусность на Джинджер, лежащего на другом краю комнату. – Знаешь, что пятидесятый калибр делает с пони? А с минотавром? Думаю, из него выйдет хороший фарш. – Конечно же моя винтовка по-прежнему не могла стрелять из-за того, что этот уёбок Драконоборец сломал моё боевое седло, но им это было знать необязательно. Если это сработало на бога, то должно сработать и на них. 

Жеребец сглотнул, а затем оглянулся. – Ну и что блять. У нас будет король, а ты умрёшь. 

– Тебе не нужен король. – Я ухмыльнулась. – Не так сильно. Джинджер убил вашего лидера. Все пони знают это. Ты можешь быть тем, кто приведёт его. Свершит правосудие. Он гораздо важнее. Он в этом замешан. Ты правда думаешь, что король пришёл бы сюда лично, если бы он планировал взорвать здесь всё? Он не знал. Только он знал. – Я указала винтовкой на Джинджера. – Он тот, кто тебе нужен. И сможет дать вам то, что нужно.

Прошли несколько секунд холодной тишины, после чего я увидела, как его выражение лица смягчилось. – И что я скажу генерал-майору? Что я просто так отпустил Короля? Что я просто освободил его!? 

– Правду. – Я потянулась к спусковой узде. – Скажи ей. Что у тебя был выбор. Между Королём и Джинджер. Ты сделал свой выбор. В этом есть смысл. Ты же понимаешь, да? – Он приподнял бровь, но при этом заметно отступил назад. – Что-то не так. Всё это. Пазл не складывается. В этом нет смысла. После всего этого будет война. Но с ним... С ним вы сможете закончить её раньше. Или продлите её. В зависимости от того, что узнаете. В чём правда? В том, что Король здесь не причём. 

Командир, казалось, задумался, после чего повернулся к остальным и прошептал им что-то. – Мы оставим телохранителей. – Я взглянула на очевидно растерянного Короля минотавров. 

– Одного. Ты получишь одного. – Король медленно кивнул в знак согласия. 

Офицер выругался про себя, после чего уткнулся взглядом в пол и рыкнул. – Ладно! Отпустите Короля... И одного стражника. Сейчас же. 

– Сэр. – К нему обратился один из подчинённых. – Вы уверены, что это п... 

– Не задавай вопросов и освободи блядских заключённых. – Солдат быстро кивнул и отошёл, чтобы Король и один из его стражей смогли подняться. Казалось, он немного напуган этой ситуацией, но всё равно сделал пару неуверенных шагов вперёд. Когда он увидел, что его не застрелили, то вместе со своим телохранителем выбежали мимо солдат НКА и меня прямо в коридор. 

Просто на всякий случай, я держала Джинджер на прицеле ещё около минуты. – Ну? – Офицер обратился ко мне в тоне, намекающим, что я начала его бесить своим присутствием. – Уходи, мы не будем преследовать. 

– Как тебя зовут? 

– А, что? Это важно? – Он сощурился на меня. – Майор Найф Фолл. 

– Майор Найф Фолл… – Я медленно произнесла его имя, а затем посмотрела туда, где меня ожидала Серенити. Я кивнула ей, и она быстро забралась на мою спину. – Было приятно иметь с вами дело, Мустанги передадут вам свою благодарность. – До того, как он успел ответить, я повернулась и выбежала в коридор, но в этот раз, я была осторожна и перепрыгнула провод. 

Хоть я и не была самой быстрой пони, оказалось, что я была, как минимум быстрее двуногих минотавров, потому что когда я добралась до лестничной площадки, то догнала Короля и его телохранителя. Не удивительно, почему их поймали. – Уходите! – Крикнула я им. – Вам надо убраться, пока не прибыли подкрепления. 

– Я не могу. – Голос Короля звучал на удивление молодым. Из всех минотавров, которых я слышала (целых двое) его голос был самым молодым. – Я должен захватить и наказать предателя. Это наш путь. 

– Ну, а мой путь — это помочь тебе выбраться живым! Поэтому уходи! – После моего крика, я сразу услышала голоса. Конечно же наверху лестницы целый отряд солдат НКА выстроился в линию и начинал спуск. – Блять, двигайся! – Я прицелилась в него. – Иди или я прострелю тебе ноги и вытащу тебя на себе. Я должна спасти тебя и мне насрать нравится тебе это или нет, поэтому беги! 

– Но я… – Он повернулся к своему стражнику, который молча кивнул. – Ладно. Тогда сюда, быстро. – Он начал спускаться вниз по лестнице. 

– Это отличная идея! – Сказала Серенити с моей спины, когда я последовала за ними. – Идти за монстрами, чтобы защитить их. – Как только мы добрались до нижнего уровня (который, как я и думала, тоже оказался станцией для поездов) Король минотавров спрыгнул с платформы и пошёл в один из тёмных тоннелей. – Оу! Нужно ещё пойти за ними в темноту!

– Серенити, пожалуйста хватит. – Я последовала их примеру и, спрыгнув с платформы, двинулась за ними. Как они могли видеть — я не знаю, но мой глаз быстро приспособился к освещению. – Доверься мне. Всё будет хорошо. – Ну, это вероятнее всего, была ложь. Регион теперь погрузится в состояние войны и не важно кто и как его делит между собой. Но хотя бы план будет в порядке. Надеюсь. Очень... Ничего никогда не шло по моим планам. 


Минотавры, казалось, знали куда идти. По-крайней мере, они без проблем нашли факел, лежащий в тоннеле. Это было немного неожиданно, но с другой стороны было логично, ведь они начали отступать после начала битвы сразу сюда. Сам тоннель был не таким, какие я привыкла видеть под Дайсом. Они были больше похожи на большую пещеру, как трамвайные в Комплексе, но эти были шире. Я даже не подозревала, что под Дайсом есть железнодорожные тоннели. 

Хотя, если я права, тоннель по которому мы шли, уходил в сторону от Дайса, а не к нему. По-крайней мере, карта на моём ПипБаке говорила именно об этом. Учитывая их размер, я бы не удивилась, если бы они соединялись с тоннелями Уоллкирка. В этом была логика — в случае конца света пони могли воспользоваться поездом, чтобы спастись. 

И я их нашла. Я поняла это, когда мы проходили мимо длинного наполовину разбитого поезда, забитого двухсотлетними скелетами. Поезд разбился даже не смотря на то, что был на рельсах. Это было... Немного печально. Скелеты лежали друг на друге прямо у дверей вагонов. Я задумалась о том, сложил ли их так какой-то мусорщик, или же они погибли, пытаясь выбраться наружу. 

– Куда мы идём? – Я должна была спросить, потому что казалось, что останавливаться мы не собираемся. – Тут есть проход в тоннели Дайса? Если да, то покажи мне его. И я уйду. Теперь ты в безопасности. 

– Нет, здесь не безопасно. Они приходят сюда кормиться... Маленькие пони не должны ходить здесь одни. – Сказал Король, не замедляясь. Я мгновенно напряглась. Не было нужды даже рассказывать мне, кем были эти "они", потому что если это было что-то, с чем мне придётся сражаться, то по прошлому опыту я могу с уверенностью сказать, что это будут какие-то отвратительные и смертельно опасные твари. Учитывая, что он сказал "кормиться", то я делаю ставку именно на это. 

– Мама совсем не маленькая! – Возмущённо заметила Серенити. – Я да, но она наверное даже больше тебя! Только ты играешь нечестно, потому что ходишь на двух ногах. 

– Возможно, именно эта маленькая пони не так мала. – Он оглянулся, чтобы посмотреть на меня. Я не думаю, что мне понравилось то, как он нахмурил брови, будто пытался запомнить, как я выгляжу или пытался понять, знает ли он меня. Или что-то другое. Я не самая лучшая в чтении выражении лиц. – Но маленькая всё ещё маленькая. Тем не менее, ты спасла мою жизнь, и за это я выражаю тебе благодарность. – Я бы предпочла, чтобы он оставил её себе. Я ведь спасаю его не по своему желанию и на конфликт минотавров и НКА мне по большей части насрать, поэтому я бы не хотела, чтобы меня ассоциировали с такой группой изгоев. – Кого я должен благодарить? 

– Хайред Ган. – Я отвела взгляд от странного существа. – Вот кто я. Ты должен благодарить Мэйхема. Обстоятельства заставили меня пойти на эту работу. – Пока он не благодарил меня за его спасение всё было в порядке. 

– Значит, ты раб. – Его замечание было таким обыденным, что я почти не обратила внимание на то, что он сказал. 

– Что!? – Возмутилась я. – Я не раб! 

– Разве? – Кажется, он даже не заметил моей раздраженной реакции. – Мой страж… – Он махнул... Рукой, я думаю, на зелёного минотавра, идущего рядом с ним. – Его зовут Имовэбл Обджект. Его отец был одним из тех, кто участвовал в атаке на Хуф Таун много лет назад. Ещё во время первой войны. Его отца испугала жестокость, и он сбежал с поля боя. За это его семья должна была заплатить — его сын должен был сражаться вместо него. Делает ли это его рабом? 

– Я... Что? – Делает ли это его рабом? В каком-то роде, да. Это не совсем обычное определение, да и сама ситуация очень варварская. – Может быть? 

– Ты тоже не хочешь делать эту работу, но делаешь её. Понимаешь? 

– Это был мой выбор… – По какой-то причине, я начала защищать свою позицию. 

– Но ты сам сказал, что не хотел. – Теперь он начал бесить меня. – Если это был твой выбор, но ты не хотел этого, то что тебя убедило? 

– Это... Мой кодекс. Всегда выполнять работу. С точностью до буквы. – Не могу сказать, что мне понравилось то, к чему он клонил. Конечно, вряд ли он пытался нарочно задеть меня, но тем не менее у него хорошо это получалось.

– Тогда ты раб своему кодексу. Так значит, я должен поблагодарить его, а не тебя? – Он почесал подбородок когтем. – Я не уверен, как именно он работает, поэтому, думаю, лучше я поблагодарю тебя. За создание кодекса, который сделал тебя рабом. Спасибо тебе, мистер Хайред Ган. 

– Мисс. – Я поправила его. – Я кобыла.

– Оу. Мои извинения. Когда имеешь дело с пони, то довольно трудно с этим разобраться. – В том, что это было трудно конкретно со мной, не было никаких сомнений. Даже если не учитывать всю мою жеребцовоподобность, я так же была одета в грязную броню, которая серьезно усложняла определение моего пола. В принципе, его можно было определить по голосу, но с моей стороны было глупо думать, что не-пони сможет разобраться с этим. 

– А как разбираются минотавры? – Серенити проявила вполне логичное любопытство. 

– Рога. Это самый простой способ. У быков они есть, у коров — нет. – Он указал рукой на свою пару рогов, будто пытался объяснить, что именно имеет ввиду. Или же он доказывал, что он бык? Я не совсем уверена. 

Серенити собиралась ответить, но минотавр прервал её, указав рукой куда-то в сторону. – Тссс. Эти штуки близко... Они идут, будь на чеку. – Это будет довольно легко, особенно учитывая, что у меня на самом деле нет работающего оружия. Ну, сама Искусность работала, но не была присоединена к моему боевому седлу, что делало её эффективность... Стоп... у неё ведь всё ещё был спусковой крючок, верно? 

– Серенити! – Она запрыгнула на мою голову, что дало ей возможность смотреть мне в лицо. 

– Что, мам? Скажешь мне, чтобы я спряталась в безопасном месте? – На самом деле, наоборот. Я быстро осмотрелась по сторонам в тоннеле. Полукруглый пещерный свод выглядел не таким прочным, насколько мне бы хотелось. Вдоль стен периодически находились двери (служебные проходы или входы в подземелья Дайса?), а на полу было множество решёток, наверное, чтобы отводить воду или вроде того. Кем бы ни были эти "они", я ожидала, что они придут из одного из этих мест. 

Что-то упало мне на голову. Через секунду, я почувствовала, как это что-то начало шевелиться.

– СНИМИТЕ ЭТО С МЕНЯ! СНИМИТЕ! – Ладно. Возможно я немного запаниковала. Совсем капельку. 

БАХ 

Не знаю, кто именно стрелял, но штука (как оказалось радскорпион) упал с моей головы через секунду. – Мама, ты в поря...дке...– Она сглотнула, когда я почувствовала, как что-то упало на мой круп. – Беги! 

Мне не нужно повторять дважды.  

Не то, чтобы я убежала далеко, лишь добралась до двух минотавров и резко обернулась, чтобы понять, что за херня происходит. Это совсем не хорошо. Почти мгновенно мой Л.У.М. начали заполнять отметки о врагах до тех пор, пока вся шкала не превратилась в сплошную красную линию. Радскорпионы падали с потолка словно ядовитый (и смертоносный) дождь. Затем они начали двигаться к нам. – Серенити… – Ближайший вырвался вперёд для своей атаки. – Серенити, дай пистолет, быстро! 

Она подбросила оружие в воздух, и я поймала всё ещё дымящийся пистолет в зубы как раз вовремя, чтобы прицелиться и разорвать скорпиона на куски. Правда брызги его внутренностей и панциря не произвели никакого впечатления на сотни других таких же скорпионов, спускающихся с потолка и наполняющих тоннель. В моём желудке появилось тянущее ощущение, когда они приблизились. Может быть (по какой-то причине) я была достаточно сильной, чтобы справляться с их ядом, но даже я не смогла бы пережить его в таком количестве. 

– Умрите! – Я выстрелила в орду, но она двинулась на меня ещё быстрее. – Пожалуйста. Просто. Умрите! – Я посылала пулю за пулей из зачарованного зебринского пистолета до тех пор, пока мой рот не начал болеть от отдачи, но они всё равно приближались. Блять блять блять. 

– Маленькая пони! – Моё внимание переключилось на болезненное ощущение, когда что-то потянуло меня за хвост. – Беги! – Верно. Боль преодолела страх и я, повернувшись, побежала вперёд. 

Я не была быстрой пони, но в тот момент, мне показалось, что я такой же быстрой как Флэйр. Мои копыта сильно цокали по бетонному полу, посылая ударные волны по моей спине (хотя возможно, это было связано с тем, что моя... задняя часть была травмирована). Когда я бежала, то не могла не заметить, что минотавры начали отставать. Они просто не были созданы для скорости... Часть меня шептала "выживи" и хотела позволить им умереть, чтобы они накормили собой полчище животных и дали мне достаточно времени, чтобы сбежать. Более умная часть меня напомнила, что вероятнее всего я бежала в сторону базы минотавров, и они наверняка пристрелили бы меня, если бы я пришла без Короля. 

Поэтому, я оглянулась. Они были так далеко, что скорпионы едва не жалили их ноги. Ядовитыми жалами, что не сулило ничего хорошего. Я остановилась и повернулась к тупым медленным двуногим идиотам. – Серенити! Голова! – Крикнула я.

– Мама, ты бежишь не в ту... 

– Просто сделай это! – Мне стоит извиниться за свой тон в будущем, но я должна была доставить всех нас в безопасное место. Это было глупо, знаю, но когда я бежала на помощь к Королю, я не могла не думать о том, что возможно в этот раз я на самом деле смогу спасти кого-то. Может быть. 

Я добралась до них как раз в тот момент, когда рой собирался их обгонять. Одному из скорпионов удалось схватиться лапами за короля, и он уже собирался жалить. Моё копыто подоспело как раз вовремя. Металлический протез (или как Серенити сказала "искусственная нога") попал в зверя с достаточной силой, чтобы сбросить его и отправить обратно в рой. На долю секунды, мне показалось, что Король удивлённо посмотрел на меня своими тёмными глазами, но у меня не было времени, чтобы убедиться в этом. 

– Двигайтесь! – Крикнула я, когда моя металлическая нога врезалась в хвост более крупного зверя, полностью оторвав его. – Быстрее! Я задержу их! – Ненадолго, но я должна попытаться. Королю, как оказалось, не потребовалось отвечать что-либо, потому что он побежал по коридору быстрее прежнего. Но всё равно недостаточно быстро. 

Вдруг прямо над моей головой пронеслось пламя. Моё сердце подпрыгнуло в груди, и я отшатнулась назад. Взмах был не один. Оказалось, что это Имовэбл Обджект, телохранитель Короля, махал факелом. И это работало. В какой-то степени. Рой остановился ненадолго. Огонь лишь немного отпугнул самых близких скорпионов. Но факел был маленький, а рой был большим и он продолжал двигаться. 

– Уходи. – Прорычал минотавр, размахивая огнём. – Защити Короля. – Но. Он не должен был.Он же был рабом, верно? Ну или как там сказал Король. Как я могла позволить такому, как он, занять моё место. Конечно, он был всего лишь минотавром, но всё это чувствовалось... Неправильным. – ИДИ! – Бык пнул меня своей, похожей на козлиную, ногой. Он промахнулся, но посыл я поняла, и побежала по тоннелю за Королём. 

По пути, я обернулась. Разве я могла не сделать этого? Я увидела, как чёрная масса медленно окружает его. Чем ближе они приближались, тем яростнее он махал факелом, стараясь хоть как-нибудь напугать их. Это не помогало... Я думаю, он сам всё понимал. Но он всё равно продолжал пытаться. Даже, когда они начали заползать на него, и он покачнулся, он всё равно не останавливался. И когда он упал, а твари накрыли его тело, из центра кучи вспыхнуло яркое пламя, когда что-то загорелось. 

Но оно очень быстро затухло, и эти твари снова заползли на него. Всё стало только хуже. Кажется, теперь они начали двигаться ещё быстрее, потому что вошли во вкус. 

К этому моменту, я уже догнала Короля, и зрелище было не самым приятным. Без факела, который бы освещал ему путь (и помощи кибернетики) ему пришлось бежать вслепую. Его ноги кровоточили, и что-то торчало из его руки. – Серенити, держись! – Едва я почувствовала, как её маленькое тело плотно прижалось к моей голове, я рванула вперёд. 

Пригнувшись, я врезалась Королю под колени, заставив его развернуться и упасть. Потребовалось немало умений и ещё больше удачи, но мне удалось уронить его животом на мою спину. Он был гораздо тяжелее, чем всё что я до этого поднимала в своей жизни, но в моей крови было настолько много адреналина и желания сбежать, что я едва заметила это. Поначалу. 

Конечно же, чем дольше я бежала, тем тяжелее он становился и тем медленнее мы двигались. – Нельзя так обращаться с Королём. – Запротестовал он, заставив меня отвлечься от нашей быстро приближающейся смерти. 

– Так можно спасать Короля! Держись. И будь потише!

Как бы драматично это не было, я начала понимать, что я была очень далека от успеха. Вес, казалось, никуда не собирался исчезать в ближайшее время, и я не имела ни малейшего понятия сколько мне ещё нужно бежать. Ещё хуже был тот факт, что нас почти догнали. – Блять блять.

Удача оказалась на моей стороне, потому что когда я повернула за резкий угол, то увидела свет в конце тоннеля. Должно быть, это было нашей целью. Нашем путём спасения. Или же это был какой-то светящийся монстр, который завлекал меня прямо в свою пасть. Но лучше одна быстрая и красивая смерть от гигантской твари, чем долгая и мучительная от тысяч маленьких. 

– Туда! – Прокричал Король из-за моей спины. – Быстрее! – Я пытаюсь! Серьёзно . Но с такой тяжестью на спине и болью от предыдущих приключений (таких, как прогулка по ковру из осколков стекла), я просто не могла заставить себя двигаться быстрее. 

Именно тогда я почувствовала жгучее покалывание прямо над копытом. Даже не оборачиваясь, я внезапно обнаружила в себе силы двигаться быстрее, удаляясь от роя. К сожалению, сил у меня было немного. Я могла лишь молить Селестию о пощаде и надеяться на то, что Король сказал правду. 

– Стой, кто ид… – Прозвучал голос из-за источника света, когда мы приблизились. 

– ЭТО ПРЕМЬЕР-МИНИСТР! ГОТОВЬТЕ ОГНЕМЁТЫ! – Перебив голос прокричал Король. 

Минотавры появились из ослепительного света секунду спустя. У них были какие-то горелки и странные пушки, но мне было всё равно. Я врезалась в баррикады, и пройдя через них насквозь, в минотавра, стоящего прямо за ними. Мы вчетвером завалились на пол, и я почувствовала за своей спиной сильный жар, сопровождающийся визгом тысяч радскорпионов. 

Я обернулась из довольно странной позы и увидела перед собой оранжевую стену огня вместе с сотнями горящих тварей в тоннеле. В первый раз за долгое время, вид огня не вызвал у меня неприятных ощущений. Я сделала это. Я смогла спасти кого-то. Я на самом деле смогла спасти кого-то. Мне хотелось смеяться от радости, но всё тело слишком болело для этого. 

Стоп...

Мой разум вернулся назад на несколько секунд, и я посмотрела на Короля минотавров, который лежал на спине. – Ты премьер-министр? 


Чтобы объяснить моё замешательство по поводу правильных титулов премьер-министра, вы должны понимать, что моей работой было спасение Короля минотавров. Не премьер-министра. Сразу после того, как я это услышала, то начала волноваться, что я прошла через всё это, только чтобы спасти минотавра, которого я вообще могла не спасать. Сказать, что это бы меня разочаровало — ничего не сказать. К счастью, это оказалось не так. Ну, не совсем. 

– Значит, ты — Король? – После долгих минут замешательства у ворот... Города, наверное, Король сказал нам следовать за ним (в сопровождении нескольких телохранителей, конечно же). Я всё ещё не могла понять, являлось ли это подземное поселение городом или военным лагерем. С одной стороны, я видела как множество минотавров по всему городу тренируются, а с другой – нескольких бегающих и играющих жеребят... Эээ... Телят?

– И да, и нет. – Ответил он, пока шёл рядом со мной. – Считается, что королевская родословная закончилась, когда случился конец света, но мы до сих пор при общении с пони сохраняем эту часть обращения. Мы заметили, что пони проявляют больше уважения к королевским особам, а не к политическим деятелям. Всё таки даже независимая Каледония поклонялась Богиням до войны.

Было довольно странно идти по этому городу. Я заметила это почти сразу. Когда мы проходили мимо рядов палаток, выстроившихся у стены, я чувствовала на себе взгляды существ. Такое чувство, будто они никогда до этого не видели пони… Или по крайней мере, не видели их в своём городе. Я задумалась о том, чувствовал ли Джинджер то же самое в Дайсе. Странно быть… Меньшинством.

– А что это значит? Ну… Я имею ввиду Пример Мини Стар. – Серенити взобралась на мою голову, чтобы задать вопрос.

– Это означает, что право на власть мне дали не божественные силы, как Принцессам, а сами минотавры путём выборов. – Он усмехнулся. – У пони же есть выборы в некоторых ваших городах, верно?

– Агась. – Ответила кобылка чуть более высоким голосом. Я достаточно хорошо знала этот тон: он означал, что она знает что-то, считает это классным и очень хочет рассказать другим. – В Ай Глоу был мэр. Это что-то такое же? Я немного помню выборы, это было круто. После них был парад и перестрелка. – Такое развитие событий как раз по мне. 

– Может быть они и похожи. Хочешь послушать, как выборы проходят у нас? – Милостивая Селестия, пожалуйста, нет. Пожалуйста. Никакой политики. Я отчаянно осмотрелась вокруг пытаясь найти хоть какой-то способ избежать этого разговора, но всё чего мне удалось достичь — столкнуться лицом к лицу с козлом. Который проблеял на меня. – Не обращай на них внимания. – Премьер-министр посмотрел на козла сверху вниз. – Разве тебе не нужно быть где-то в другом месте? – Козёл проблеял снова, а затем убежал. – Прошу прощения за это. Некоторые из них просто не знают своё место. 

– Я никогда раньше не видела козлов… – Серенити уставилась на странное существо с тощими ногами.

– Наверняка не захочешь снова. – Король звучал взволнованным. – Они… Рабочие.

– Как Имовэбл Обджект? – Спросила я, постаравшись намекнуть. 

– Да, они были наняты минотаврами в погоне за… – Он потёр лоб своей массивной когтистой рукой. – Думаю, это не важно для не маленькой пони. Я уверен, что ты не заинтересована в древних договорах и прочем. Просто прими это и двигайся дальше. – Да, меня это абсолютно не интересовало, но лучше это, чем длинная речь о том, как работает политическая структура минотавров. Потому что она не интересовала меня ещё сильнее. 

– Наверное, нет… – Он привёл нас к двери в стене тоннеля, чтобы пройти к которой нам пришлось протискиваться между рядов палаток. Им бы действительно не помешал кто-то, кто умеет правильно распределять пространство. 

– Ну, у нас есть проблема. – Сказал Премьер-министр, постучав по двери своим когтем. – Как ты могла заметить, мы не берём военнопленных. – Это не очень позитивное начало. – Но в то же время, ты оказала мне большую услугу… Дважды. И всё же, знание местоположения этой базы является секретом, и если бы ваше правительство узнало о том, насколько мы близко… Ну, у нас была бы проблема. До этого времени, нам удавалось хранить это место в тайне. потому что радскорпионы делали тоннель слишком опасным, и его никто не проверял. Но если ты расскажешь им…

– Я не скажу. – Я нервно сглотнула. – Даю слово. – А моё слово настолько же честно, насколько слово любого другого. Я ведь всё таки спасла его дважды… Тем не менее, я всё ещё сомневалась, что он легко поддастся на мои уговоры. 

– Да-да, конечно. Но мне нужно доверить судьбу этого лагеря честному слову пони. – Расист. – Мне нужно будет обдумать это. С этого момента, ты будешь нашей… Допустим, почётной гостьей. У тебя будет своя комната, её раньше использовал какой-то генерал… До всего этого беспорядка. Если захочешь побродить по лагерю, не стесняйся, но с тобой всегда будут охранники. 

– Значит, я здесь заключенная? 

– Ох, ну конечно, нет! – Он добродушно засмеялся. – Ты можешь уйти в любое время. Только не живой. Скажем так… Ты здесь настолько же заключённая, насколько и раб своему кодексу. – На секунду, я задумалась, какое наказание меня ждёт за убийство Премьер-министра. Может быть, это будет испытание силы и если я выиграю, то они сделают меня своим новым ПМ? 

– Спасибо… – Я медленно открыла дверь. – Наверное. 

– Я приму решение в течении двадцати четырёх часов. Честное предупреждение: если это займёт больше времени, то я советую тебе попытаться сбежать. – Он коротко поклонился. – Спасибо ещё раз, что рисковала своей жизнью, чтобы дважды спасти меня. Я буду просить Дискорда тебя благословить.

Я уже наполовину вошла в дверь, когда остановилась и, повернувшись, ошеломлённо взглянула на него. – Дискорда?

– А кого же ещё? – Он указал на своё огромное тело. – Ты думаешь кто-то кроме Повелителя Хаоса смог бы создать таких существ, как мы? Легенды гласят, что он создал нас, когда ему стало скучно во время своего первого правления. И сделал он нас из козла, быка и обезьяны… – Он посмотрел на меня свысока. – Как ты думаешь, почему мы сражались на стороне зебр во время великой войны? Вы, пони, пленили нашего бога. – В этом было много смысла. Может быть то, что случилось на станции было последней каплей. Джинджер восхвалял Дискорда. 

– Оу… – Тупо ответила я. – Понятно. – ПМ посмотрел на меня дольше, чем мне хотелось бы, после чего кивнул и ушёл вместе с одним из своих охранников. Двое других минотавров встали по бокам от моей двери. Вздохнув, я вошла в комнату и осмотрелась. 

Это была небольшая ухоженная комнатушка, в которой было настолько много удобств, что она казалась тесной. Думаю, если бы я ходила на двух ногах, то мне было бы проще ориентироваться. Одну сторону комнаты занимала довольно большая раскладная кровать, а напротив неё у стены стоял большой стол. Однако, из-за размеров комнаты, оба этих предмета мебели стояли так близко друг к другу, что если бы вы сидели на стуле за столом, то, опрокинувшись назад, упали бы прямо на кровать. В углу комнаты так же был высокий шкаф. Однако, самой заметной особенностью комнаты была её чистота: она была настолько чистой, что даже стены казались белыми.

Дверь за мной захлопнули с такой силой, что я едва не подпрыгнула. Я не стала оглядываться назад. Вместо этого, медленно подошла к столу. О, на нём лежала книга, которая была похожа на дневник и на секунду, я даже захотела его почитать. Чтобы найти больше информации о минотаврах. Я столько времени провела в Дайсе и всё, что я слышала о них было либо мифами, либо легендами, либо лживой пропагандой. А вот найти правдивую информацию...

Ладно, мне вообще всё равно. После того, как я помогла Серенити слезть с моей спины, то запрыгнула на кровать и закрыла глаза. 

Всё произошло так быстро, что я даже не смогла себе позволить осознать всю серьёзность ситуации. Теперь, когда я была вдалеке от опасности и ответственности, я смогла по-настоящему задуматься о том, что произошло. И это нельзя назвать приятным. Воспоминания о том, как я беспомощно висела над пропастью, в то время, как Пинприк, которая пыталась защитить меня, убили, мысль о её дочери, рыдающей над трупом своей матери, звук того, как трещал рог Бэтмэйр, ощущение ударной волны от взрыва мегазаклинания, которая засыпала меня стеклом — всё это снова вернулось ко мне. Будто я вновь оказалась там, увидела весь этот хаос и почувствовала эту растерянность… И неспособность сделать хоть что-нибудь, чтобы прекратить это.

Если и было то, что я ненавидела, то это быть беспомощной. Всю свою жизнь я изо всех сил старалась избегать этой судьбы. Я всегда была большой, но я выбрала быть ещё и сильной. И даже это не помогло мне спасти Фаундэйшн. Я старалась оттолкнуть от себя пони в надежде, что если их не будет рядом, то и ситуаций, в которых я буду бессильной тоже не будет. Это было глупой идеей, и она вообще никак не помогла спасти Вайлдфайр. Я пыталась быть крутой, но это просто превратило меня из беспомощной в разрушительную. И каждый раз, я просто не успевала.  

Я опоздала и не смогла спасти Фаундэйшн и оказалась слишком медленной, чтобы помочь Вайлдфайр увернуться. Я добралась до Тимбера только после того, как его спалили дотла, и я так сильно увлеклась собственной драмой, что не смогла помочь Бридл Хоупу. Может быть, я просто была слишком медленной. Я не могла собрать все кусочки воедино достаточно быстро, поэтому всё, что я делала, было обречено. Если бы я была умной, как Серенити, то может быть я смогла бы остановить то, что случилось на станции. Найти что-то подозрительное или… Хоть что-нибудь. 

Со стоном, я перевернулась на койке. Части меня было безразлично убьют ли меня минотавры. По крайней мере, так я спасу хоть кого-нибудь. Просто забраться на самую высокую вершину. Это будет самый простой путь. Позволить всему этому попасть в чьи-то чужие копыта. Перестать думать о всяких заговорах и тайнах и обо всём, что делало Дайс Дайсом. 

А затем, я вспомнила о том, как лезвие кинжала вонзилось в шею Пинприк. Не думаю, что я когда-либо смогу забыть это, и я этому рада. Это дало мне что-то, за что я могла держаться. Да, может я и умру, но я не собираюсь этого делать, пока не оторву голову Драконоборцу и не убью всех таинственных пони, которые стояли за ним. Это было хоть что-то. Месть. Я пыталась быть героем и я провалилась: возможно у меня получится лучше, если меня будет мотивировать отмщение. 

Для этой цели также подходили Хай Стэйкс и Смуз Тонг. Может быть, мне стоит надеть их головы на пики, когда я закончу? Если я, конечно, когда-нибудь смогу разобраться с этой ситуацией. Зная мою удачу, я была невероятно далека от этой цели, но хоть помечтать-то мне можно? 

Конечно… Выбирая жизнь, я соглашаюсь с тем, что мне придётся вернуться в Дайс. Я не была уверена, что смогу вернуться в город, в котором я так сильно облажалась. К тому времени, как я вернусь, он будет облучён радиацией и, насколько я понимаю, кипящий котёл с бандами наконец-то перельётся на улицы города. Он был близок к этому, когда я убила Роя, но после взрыва… Пони будут в отчаянии, и сильнейшие из банд попытаются уничтожить слабейших. 

Возможно, лежание в кровати до конца жизни будет проще. Я буду втянута в неизбежную войну банд, потому что это то, за что мне платят. И, честно говоря, я вообще не хотела сражаться на войне. Раньше я думала, что у Мистера Хауса правильный взгляд на город, что у него есть амбиции и возможность объединить его. Теперь же мне казалось, что всё, что он может — это лишь больше подогревать назревающий конфликт. Возможно, я сделала неверный выбор, но разве у меня были другие? 

Здоровый жеребец с огромной самооценкой и чувством собственной важности? Вспыльчивая и невероятная жестокая мул? Старая кобыла, которая, по всей видимости не должна была находиться у власти так долго, как она была? Конечно, это были лишь самые значимые банды, но разве я могла присоединиться к другим? Я не была гражданином НКА, а Финишеры были слишком слабы, чтобы что-то изменить. Как земная пони я не могла стать частью Анклава или минотавров. Стальные Рейнджеры не рассматриваются, как вариант по очевидным причинам. Конечно, я бы могла присоединиться к Наблюдателям, но их лидер, Клин Кат, вызывал у меня мурашки на коже, и я была хреновым доктором. Мистер Хаус действительно был моим единственным вариантом, и мне всё равно казалось, что он был дерьмовым.  

Может, мне стоит просто заснуть навсегда? Никакой ответственности. Нужды вставать. Просто сон. Может быть, мне даже не приснятся кошмары. Это звучало, как отличный план. Может быть, если бы я сбежала, то смогла бы найти проход в тоннели Дайса и отыскала бы сферу, от которой мы избавились. И она подарила бы мне вечный сон. Мне бы не пришлось беспокоиться обо всём этом. Не пришлось бы бежать от воспоминаний. Может быть, тогда я смогу быть в мире...

– Мам… – Что-то легонько толкнуло меня в спину. – Мам, я хочу кушать.

Ну конечно, у меня всё ещё была как минимум одна причина, оставаться бодрой. 


– Какой богатый выбор… Мяса радскорпионов. – Сказала я. Жёлтый бык, стоящий за прилавком, просто хмыкнул в ответ. 

У них и правда был богатый выбор. Маленькие скорпионы, большие скорпионы. Красные. Синие. Радскорпионы на палке или обжаренные в масле. Думаю, если ты живёшь в подземном городе, то разнообразие еды довольно сильно сужается. Или, скорее всего, они просто прятали всю свою нормальную и вкусную еду от странной пони. Я не думаю, что на меня в жизни пялились больше, чем когда я просто ходила по палаточному городку. Даже мой сопровождающий пялился на меня изо всех сил. 

– Ты покупаешь? – Бык посмотрел на меня сверху вниз. Это было… Тревожно. Я правда ненавидела, когда пони, ээ… Существа были выше, чем я. Что происходило очень редко до тех пор, пока я не оказалась в городе минотавров. Они все были просто огромными. К счастью, я всё ещё была уверена, что сильнее, чем все они. Что, на самом деле, говорит довольно много, ведь я до сих пор не встретила никого, кто был бы хотя бы близок ко мне по силе. За исключением Торра, но я надрала ему круп. 

Серенити поставила передние ноги на стол, чтобы она могла хоть как-то увидеть еду. Она принюхалась, и по её лицу было видно, что это разнообразие её не сильно обрадовало, но в конце концов, она заговорила. – Всё равно голодная. Может возьмём тех, что на палочке? – Они пахли наименее плохо из всех. 

– Две этих… Штуки. – Минотавр кивнул и повернулся. 

Позади него оказалась открытая палатка с чем-то, похожим на барбекю внутри и козлом, стоящим за ним. Минотавр, к моему удивлению, проблеял что-то козлу, что звучало довольно резко (не могу быть уверена, я не говорю на козлином), а затем повернулся ко мне ворча. – Это твоя дочь?

До того, как я успела среагировать, Серенити уже ответила. – Да, она моя мама. – Я слышала нотки гордости в её голосе. – Но только с недавних пор. – Минотавр поднял бровь, но решил ничего не спрашивать насчёт этого. – Правда она классная? 

– Она маленькая пони. Много шрамов. Плохой боец или слишком много боёв. – Немного того, немного сего… Мой боевой стиль не был похож на то, что обычно называют изысканным. Хотя, я обычно превращала пони в изысканный фарш. 

– Много боёв, она на самом деле отлично сражается, просто… – Кобылка задумалась о том, что лучше сказать. – Просто много пони хотят её убить. Иногда и роботы тоже. И животные тоже, но их не так много! В последний раз, она сражалась с гигантскими змеями! Это было так круто! И очень страшно. – Ах да, печально известные земляные акулы. Как я ненавидела их вспоминать. К счастью, я делала это очень редко, потому что воспоминания о них перебивали воспоминания о Каркхуфе. 

– И выжила? – Жёлтый минотавр оценивающе посмотрел на меня. – Стальная нога, новый глаз. Технологии пони. Ей очень повезло. – Он вернулся к козлу и начал что-то кричать ему, и в этот момент, я заметила, что нижняя часть его ноги была сделана из дерева.

– Оууу… – Серенити тоже заметила. – О! Я могу сделать вам новую, мистер! – Учитывая её недавнее отношение к минотаврам, кажется, она довольно смягчилась. Возможно, нахождение рядом с ними помогло ей понять, что они не такие уж и плохие и не собираются съесть её или вроде того...

– Нет. – Он вернулся к нам после того, как закончил блеять на козла, принеся две тарелки с едой. Или “едой”. – Технологии пони под запретом. Мы должны восстановить всё без помощи извне. – Я уверена, что война на территории пони очень помогает им с этим, но я не думаю, что мне стоит интересоваться их мотивами. По крайней мере, вот так прямо. – Вот ваша еда. 

Серенити попыталась повлиять на мнение быка, уставившись на него, пока грызла свой скорпионий шашлык, но он, кажется, не поддался. Я решила, что лучше сменить тему разговора прежде, чем она начнёт дуться на него. – Так… Насчёт козлов. – Я взглянула на того, что стоял за жёлтым минотавром. – Почему они… Работают на вас? 

– Пони лучше не знать историю… – Жёлтый минотавр выглядел задумавшимся, после чего решил ответить. – Во время войны, козлы жили вместе с нами. Сражались вместе с нами. Они были почти равны. А затем, они предали нас. Некоторые из них принесли мегазаклинание в нашу столицу. Предательство оплачивается жизнями сынов и дочерей. Но цена за такое предательство слишком высока и даже жизней всех их сынов и дочерей не хватит, чтобы выплатить долг. Поэтому, мы взяли весь их вид, как оплату. До тех пор, пока долг не будет выплачен. – Почему-то мне казалось, что это будет ещё очень нескоро.  

– Значит, они ваши рабы. – Холодно заключила я, после чего откусила кусок скорпиона. Странные мясные соки наполнили мой рот и меня сначала едва не вырвало, но после нескольких секунд вкус стал… Нехорошим, но терпимым. 

– Да. Нет. – Это был полезный ответ, но я не задавала вопрос, поэтому он не имел смысла. – Они не продаются и не покупаются. Они даются тем, кто в них нуждается. – Раздражённо пробурчал он. – Уйди, пони. Мне надо работать. – Минотавр фыркнул и отвернулся от меня.

– Он хороший. – Пробубнела я, уходя. 

– Я хочу сделать ему ногу. – Ну, конечно же, она хотела. 

– Как ты вообще хочешь это сделать? Ты же не можешь собрать её из мусора. – Ответила я, закончив со своим скорпионом. Ладно, еда на самом деле была неплохой. Минотаврам удалось взять отвратительного жука и сделать его съедобным. Как-то.

– Ну, у нас всё ещё есть та нога, которую я сделала тебе, когда твоя старая сломалась. По-крайней мере, она должна быть у тебя. – Она обвинительно посмотрела на меня. У меня разве была эта нога? Это было довольно давно, и я почти забыла об этом. Просто чтобы убедиться, я подняла свой ПипБак и пролистала меню с помощью носа. Агась, она всё ещё у меня. Я кивнула и кобылка продолжила. – Кроме того, он потерял ногу ниже колена, поэтому это будет проще. И ещё это испытание! Никогда в прошлом не работала с минотаврами. – И не думаю, что она хотела. 

– Скоро сама начнёшь собирать андроидов. – Серенити засияла от моего комплимента. – Я всё ещё удивлена, что ты смогла научиться всему этому. Наблюдатели казались… Гораздо менее технологичны. – Нам пришлось остановиться и отойти в сторону, чтобы отряд минотавров в полной броне прошёл мимо нас. Я не смогла удержаться и засмотрелась на их оружие… И да, кажется я немного пустила слюну. 

– Ну… Официально, им это не нравится. Просто потому, что они ассоциируются с религиозными штуками, которые против всего этого. Некоторые пони, которые приходят за помощью, обладают разными протезами, и мы помогаем всем, а значит, что некоторые из нас обучаются и этому. А я всё это усвоила рано, потому что это очень круто! – Объяснила она, когда минотавры прошли мимо нас. – Если бы все были киборгами, то было бы гораздо проще… Эй, мам, а можно я… 

– Нет. – Быстро ответила я. – Может быть, когда станешь старше.

Она подождала, может, пару секунд, а затем ответила. – Теперь я стала старше! Можно?

– Гораздо старше. – Пояснила я. 

– Оууууу… Почему? – Проскулила кобылка. Когда я была жеребёнком, то думала, что у меня хорошо получается ныть, чтобы получить то, что я хочу. После удочерения Серенити, я поняла, что была в лучшем случае профаном. 

– Во-первых, ты слишком юна, чтобы принимать такое решение, ты можешь передумать, когда станешь старше. А кибернетика — это “вечная сделка”. – Да, я подготовила эту речь заранее, потому что знала, что в конце концов, мне придётся использовать её. – Во-вторых, ты всё ещё растёшь, а значит тебе придётся заменять части каждые пару месяцев. И у тебя нет средств для этого. И в конце концов, технологии всё ещё развиваются. Разве ты не хочешь подождать ещё лет десять и получить что-то гораздо более крутое, чем есть сейчас?

Серенити открыла рот, чтобы снова начать жаловаться, но закрыла его до того, как я услышала писк. Она нахмурилась от удивления (вероятно потому, что я на самом деле дала аргументированную позицию), а затем опустила голову. – Точно подмечено. – Согласилась она. – Лааааадно, я подожду. Несколько лет. Как ты стала такой убедительной? 

– Просто имею дело с тобой. Если бы я не училась, ты бы давно начала мною пользоваться. У меня просто нет столько крышек. 

– Вот бы ты и с другими пони могла говорить не выглядя так, будто готова оторвать им ногу и забить насмерть ей же. – Хоть я никогда и не делала такого, но была уверена, что точно смогла бы. 

– Это просто другой вид убеждения. – После этого язвительного замечания, мы наконец оказались у двери в нашу камеру… То есть, комнату. Не то, чтобы я была против. Тесная комната лучше, чем сотня обвиняющих взглядов существ. 

– Ты, пони. – Резко обратился к нам охранник-минотавр, когда мы подошли к двери. – У меня есть вопрос.

– Чего? – Я бросила взгляд на гораздо большего минотавра. 

– Не ты. Она. – Существо указало на Серенити одним из своих острых когтей. Это заставило меня захотеть отбить ему голову. Серенити сделала шаг вперёд и кивнула. – Ты. Ты работаешь на эту группу. На Наблюдателей. 

Серенити покачала головой, но минотавр продолжал пялиться на неё, ожидая ответа, поэтому она объяснила. – Ну, вроде того… А что?

Минотавр прищурился, глядя на неё. Я предположила, что он рассматривает кобылку, но по какой причине, я не знала. – Понятно… Не доверяй им. – Этот минотавр просто гений. Говорит нам не доверять группе из Дайса. Будто это не было очевидно. И вообще… Не то, чтобы его мнение можно было назвать непредвзятым, потому что Джинджер дезертировал и присоединился к ним. 

– Угу, как угодно. – Серенити раздражённо вздохнула и вернулась в комнату. Ну, это довольно быстро испортило её настроение. Ему обязательно было гадить единственный спокойный и расслабленный момент в этот реально дерьмовый день, да? Решив ничего не отвечать ему, я зашла в комнату и захлопнула за собой дверь. Хотя я сделала это показательно, ведь если бы я правда решила захлопнуть дверь, то она разлетелась бы в щепки. 

– Эй, мам... – Серенити удалось захватить мою кровать, пока я занималась ребячеством. – Эм… – Она нахмурилась и посмотрела на одеяло. Думаю, она хотела поговорить о чём-то серьёзном и я, сев на пол, жестом предложила ей продолжить. – А что теперь будет со Спитшайн?

– Я… – Я закрыла свой глупый рот и решила подумать перед тем, как ответить. Редкое явление для меня. – Я не уверена. Зависит от того, чего она хочет… Скорее всего она будет жить с Платинум Хэйз в её приюте. – Мысли о смерти Пинприк всплыли в моей памяти. Я должна была оттолкнуть их. В будущем у меня наверняка будет много более подходящих моментов, чтобы подумать об этом. – Если она не захочет остаться там… Не знаю. Я сделаю для неё всё, что смогу.

– Она отправится в путешествие с нами? – А? Я вообще не задумывалась об этом варианте. Мне не хотелось ещё одну дочь. Как бы я не любила Серенити, мысль о том, чтобы затащить ещё одну маленькую кобылку в то дерьмо, в котором я оказалась, была неправильной. 

– Э… Может быть… Эм. – Если бы она правда этого захотела, то я не уверена, что смогла бы отказать. Я должна сделать Спитшайн счастливой. – Это зависит от… Только если тебя это будет устраивать. – С моей новообретённой способностью думать наперёд, я задумалась о том, что будет если Спитшайн начнёт путешествовать с нами. Тогда, возможно, Серенити начнёт ревновать (по любой причине), и если это будет так, то это не обсуждается. Серенити и так тяжело справляться со всем этим, и я не могла добавить к этому ещё и ревность.

Хотя это был довольно спорный вопрос, потому что я очень сомневалась в том, что Спитшайн захочет путешествовать с нами из-за того, что я замешана в смерти её матери. То есть моя неудача напрямую вызвала это, и она была достаточно умной, чтобы всё понимать. Может быть, чтобы угодить Спитшайн мне стоит схватить Драконоборца и позволить ей убить его. Это было бы хорошо, верно? 

– Я не знаю… Может быть иметь сестру было бы классно, но я не хочу делиться. – Она неловко поёрзала. – Это ведь не делает меня плохой пони, да? – Я была последней пони на всей Пустоши, которой стоит задавать этот вопрос. Если бы я могла видеть разницу между плохим и хорошим, то я бы не попала, как минимум в половину передряг, которые со мной случились. 

– Думаю, нет. – Ответила я, обняв её одной ногой. – Ты прошла через многое, ты заслуживаешь… Гораздо большего, чем я могу тебе дать.

Серенити ответила не сразу. Вместо этого, она предпочла лежать, тихо изучая кровать. – Мама… А зачем он сделал это?

Я погладила её гриву копытом и спросила. – Кто?

– Драконоборец. Флэйр сказал, что ты дралась с кем-то, кто выглядел точно, как он. Это же был он, да? – Я кивнула. – Зачем он убил Пинприк?

– Пинприк пыталась помешать ему убить меня. – Если бы она не подоспела вовремя, то… Ну… Ничего бы не изменилось. Он ожидал, что взрыв убьёт меня. Это… Довольно депрессивная мысль. Она даже не спасала меня, не смотря на то, что пожертвовала своей жизнью ради этого. 

– Ну! Почему он вообще пытался убить тебя! – Она нахмурилась. – Почему он хотел, чтобы все в Каркхуфе начали сражаться? Он заплатит тебе и… – Это было неприятным воспоминанием для всех. 

– Я не знаю. – Может мне стоит спросить его об этом перед тем, как я убью его. – Я... Я разберусь. Должна быть причина. И он заплатит за всё, что сделал…

– Что если… Может у него были причины… Или он просто запутался. В смысле… Ты тоже убивала пони. Может он, как ты? – Может… Но однажды, я тоже заплачу за все свои поступки. Надеюсь, это случится после того, как Серенити вырастет. Но в конце концов, кто-то из близких тех пони, которых я убила, найдёт меня и отомстит. Я могу сделать ставку на то, что это будет Джэс из Багровых Копыт. Ведь я убила её жену. 

– Я… Я не знаю. Пони делают разные вещи по сложным причинам. Тем не менее, то, что он сделал… – И то, что сделала я. – Я не уверена, что это можно просто… Простить или загладить вину. Но если он пытается начать войну. – Я думаю правильным было бы сказать “если он пытался начать эту войну”, но я всё ещё надеялась, что у меня был шанс остановить его. – Тогда его нужно остановить.

Серенити понимающе кивнула. – Так… Если ты остановишь его.. Ты станешь таким же героем, каким была БЭТМЭЙР? – Никто никогда не будет таким же героем, каким была Бэтмэйр.

– Я не уверена, что хочу быть героем. Но… Я всё равно хочу убить его. Или остановить его. Или… Не знаю… – Я вздохнула и наклонила голову. Хотела бы я иметь более правильные ответы на её вопросы. 

– Я просто хочу, чтобы пони перестали сражаться. Даже эти глупые минотавры, наверное… Если бы все перестали сражаться, то может всё было бы лучше. – Она фыркнула. Я обняла кобылку крепче, изо всех сил попытавшись успокоить её. Было несправедливо, что она застряла посреди всего этого ужаса. Может быть, было бы лучше, если бы я уговорила её остаться в приюте Хэйз. 

– Просто… Давай выспимся. Мы не сможем сделать ничего, пока не выберемся отсюда… И что бы не случилось, я обещаю, что ты будешь в безопасности. – Я не умела права быть живой после моих многочисленных (и впечатляющих) неудач. Но ради Серенити, я должна была жить. Она заслужила лучшую мать, но ей досталась я, поэтому я не собиралась позволить своему чувству вины помешать её счастью. Однажды, возможно не скоро, но в конце концов, я найду безопасное место для неё. Место, где мы сможем жить вместе в мире. По-крайней мере, до тех пор, пока моё прошлое не достанет меня. Наклонившись, я поцеловала её в лоб.  

Понадобилось не так много времени, как я ожидала, чтобы она заснула. Всего лишь заставить её лечь и пару минут нежностей. Хотя, это был долгий день, и я думаю удивляться не стоит. Дважды проверив что она спит, я осторожно отодвинулась от неё. Она была такой крохотной и то, как она обнимала этого Скутаборга заставлял её казаться ещё меньше. 

Затем ко мне вернулось чувство вины за то, что я тащила её за собой через все эти ужасы, и мне пришлось отвернуться. 

К сожалению, я сама была совсем не уставшей, и поскольку я не могла просто оставить Серенити одну, я застряла в этой маленькой комнате. Вздохнув, я подняла ПипБак и включила радио, хотя я прекрасно понимала, что оно не будет работать под землёй. Правда, всё, что мне удалось услышать — это помехи и обрывки слов. 

– ...Взры... В центре… Беспоряд... Неизве... Наблюдатели… Радиация… Дистан… – Простонав, я выключила радио и попыталась разобрать то немногое, что я смогла услышать. Это было… Бесполезно, и я ничего не поняла. Ну, я думаю хотя бы попытаться стоило. Мне действительно хотелось знать, что происходит в городе после взрыва. Как местные жители отреагировали на радиацию. Одной Селестии известно, почему мне хотелось это знать. Что бы не происходило, это было плохо, и в этом была моя вина. Но я ничего не могла с этим поделать. 

Я зажмурилась и сжала зубы. Мне хотелось ударить что-то, но вокруг не было ничего подходящего. Я просто… – Блять. – Прошипела я. Мне нужно было просто отвлечься от… От всего. Беспокойство уже никого не могло спасти и лишь сводило меня с ума. 

И тогда я бросила взгляд на книгу на столе. Я заметила её ранее, но тогда у меня не было желания читать. Не имея лучших альтернатив, я решила проверить мои с трудом добытые навыки чтения. Было довольно тяжело втиснуться, но мне удалось сесть за стол, не задев кровать. Комната всё ещё была раздражающе маленькой. 

Совет снова отклонил моё предложение изменить избирательную систему.” Ну, по крайней мере, книга была написана на эквестрийском, но уже после первого предложения мне стало скучно. “Они утверждают, что предложенные мной изменения были слишком упорядоченными для текущего правительства и шли вразрез с волей Дискорда. Что более важно, они снова обвинили меня в том, что я лишь горюю из-за моего поражения на выборах. Как бы они не плевались своими религиозными заявлениями, я всё ещё не понимаю, почему Богу Хаоса не безразлично, как именно мы выбираем своих лидеров. Все придерживаются мнения, что Дискорд погиб двести лет назад вместе с Богинями. Так почему мы должны следовать столь глупым правилам, чтобы чтить его? Существует мнение, что наш вид был создан лично им, и, хоть это и может быть правдой, я не думаю, что мы должны так сильно поклоняться ему. Решать исход выборов, просто вытягивая карту… Я никогда этого не пойму. Тем не менее, я должен отодвинуть в сторону моё возмущение и подчиняться действующей власти. Что я и сделаю.

После этого были написаны ещё несколько строк, в последствии зачёркнутые, а затем запись продолжалась. Нельзя было назвать это чтиво интересным, но возможно, оно поможет мне заснуть. 

Помимо моих постоянных конфликтов с Советом, настоящая причина того, что я пишу тебе это состоит в том, что меня повысили до Генерала и перевели в секретный передовой лагерь. Учитывая во внимание характер моей новой должности, я больше не смогу отправлять тебе письма, и я извиняюсь за это. Скоро война будет закончена, и я вернусь. Пожалуйста, потерпи ещё немного и позаботься о телятах.” После этого часть текста тоже была зачеркнула и под ней было написано “Переписать”. 

Конечно же, перевернув страницу, я нашла ещё одну вариацию этого письма. И ещё одну на следующей странице. Видимо, этот минотавр был перфекционистом и любителем писать скучные письма. Тем не менее, я продолжала просматривать книгу. Сначала я подумала, что это был дневник, но оказалось, что это черновик для разных записей минотавра. Большинство писем были размером с целую страницу, а порой встречались длинной в две, но практически все они были очень скучными, и я не могла прочитать даже строку, не перевернув от скуки следующую страницу.

Тем не менее, я встретила одно письмо размером всего в две строки и небольшой заметкой. 

Нет, война с НКА не обусловлена попыткой обуздать рост населения из-за недавних нехваток продовольствия. Зачем ты вообще тратишь время, отправляя мне такое?” Сбоку было что-то, похожее на личную заметку. Она была написана наспех, и я не смогла разобрать ни единого слова, но вот сочетание букв П-М были очень заметны. 

Ещё больше политического дерьма. Кто мог подумать, что минотавры такие нудные? 

Тем не менее, я продолжила читать. Это было скорее не из-за интереса, а от скуки. Наверное, это был мой самый долгий сеанс чтения за долгое время, и у меня нет никаких сомнений, что я не запомню ничего из того, что прочитаю. 


Ага, я заснула пока читала книгу. Это не должно было стать сюрпризом абсолютно ни для кого. 

ТУК ТУК ТУК

Громкий стук заставил меня проснуться. Всё перед глазами было размыто, и я пробубнила что-то неразборчивое. 

ТУК ТУК ТУК

– Се… Секунду. – Я проморгалась и наконец вспомнила, кто я, где я и что происходит. Я двинулась к двери, но остановилась, когда поняла, что одна из страниц черновика прилипла к моему лицу после того, как выспалась на нём. Осторожно избавившись от бумажки, я взглянула на дверь. Я не открыла её: знакомое чувство накрыло меня. Я полезла в свои седельные сумки, достала Мед-Х и вколола его. 

Теперь, полностью спокойная, я открыла дверь. 

– Ты знаешь. – Король… Премьер-министр минотавров обратился ко мне ещё до того, как я успела открыть дверь. – Вынуждение правителя стучать трижды является основанием для казни. Ты везучая.

– Это пизд… – Я остановилась, поняв, что возможно, это может быть оскорбительным для этого быка. – То есть… Неправда.

– Возможно. На самом деле, я уже ухожу, но я подумал, что стоит сообщить тебе хорошую и плохую новости. – Он усмехнулся. – Хорошая новость для тебя, маленькая пони, состоит в том, что ты можешь жить. – Здесь какой-то подвох. – Плохая новость: чтобы жить тебе придётся сделать для нас одно поручение. Эта штука на твоей ноге… Она позволяет тебе видеть противников, верно? А животных?

– Всё, что враждебно. А что?

– Этим утром НКА официально объявили войну. Мы враждовали много лет, но теперь это официально, что означает… Многое. – Он скрестил руки. – Эта база в безопасности, благодаря живущим здесь радскорпионам. Они есть во всех ваших тоннелях, но здесь их гораздо больше, поэтому никто из пони не рискнул пройти через этот тоннель. Но теперь для нас это стало проблемой. Нам нужен этот проход для неожиданной атаки, и мы не можем рисковать этой возможностью из-за какой-нибудь ошибки. Нам удалось обнаружить место, где находится их королева. Если мы убьем её, то это сократит количество скорпионов, и мы сможем свободно передвигаться… Но это будет проще с твоей помощью. Поскольку, ты можешь видеть этих жуков не слыша и не видя их, ты должна помочь команде, которую мы отправим.

– Ты хочешь, чтобы я… Помогла вам избавиться от единственной проблемы, которая мешает вам совершить неожиданную атаку на одну из самых больших баз НКА в обмен на мою свободу?

– Верно.

– Ладно. – Он уставился на меня, почти шокированный, но затем улыбнулся. Это был выбор между этим вариантом и смертью. И что ещё более важно, выполнение этой работы давало мне возможность сбежать даже без выполнения самой работы. Учитывая, что он только что подтвердил, что этот железнодорожный тоннель соединён с подземельем Дайса. 

– Хорошо… Отлично. Приведи свои вещи в порядок, а затем скажи охранникам. Тебе дадут соответствующее снаряжение и проинструктируют… – Он смотрел на меня довольно долго, прежде чем повернуться и уйти. Это приглушило мою надежду на лёгкий побег. 

Я решила сразу не говорить Серенити о работе. Меня лично война между НКА и минотаврами абсолютно не волновала, но я не хотела, чтобы она подумала будто я встала на сторону минотавров. И даже если мой поступок можно было расценивать именно так, то это не было правдой, потому что меня на самом деле не волновало, кто победит. Потому что при любом раскладе, Дайс проиграет, и в этом я была уверена. 

– Серенити. – Я слегка толкнула её. – Просыпайся. – Она открыла глаза и невероятно мило зевнула. 

– Мммм… Привет, мам… – Кобылка потёрла глаза. – Мы уже можем идти?

– Да, милая. Но сначала нам нужно кое-что сделать. – Я объяснила ей в общий чертах, что нам придётся сделать, но умолчала о причине. Во всяком случае, она может подумать, что это всё для того, чтобы предотвратить такие вещи, как то что случилось с нами вчера. Я так же добавила, что так как это была королева, наши действия в конечном итоге снизят численность опасных радскорпионов под Дайсом. Она, похоже, согласилась, но всё равно выглядела немного взволнованной перспективой охоты на эту штуку. Было трудно её убедить, поскольку даже я сама немного нервничала, но учитывая обстоятельства...

Нам понадобилось не так много времени, чтобы собрать снаряжение, потому что у нас его было не так уж много, а то что было мы никогда не распаковывали. После небольшого завтрака (жареные ноги скорпионов), нас отвели к большой палатке у входа в лагерь в тоннеле. 

Внутри палатки, я обнаружила себя в окружении пяти довольно больших минотавров. Все они были в чёрной тяжёлой броне и держали в руках большие огнемёты. Самый большой из них открыл забрало своего шлема и посмотрел на меня сверху. – Пожалуйста, оставь своё седельное оружие и броню. Мы должны модифицировать их должным образом для этой миссии. – Он посмотрел на мою кобылку. – А это может быть проблемой…

– Ладно… – Сняв своё боевое седло и укреплённую броню, я передала их минотавру как он и попросил. Он же в свою очередь передал их другому минотавру, который выбежал из палатки. – А для чего это?

– Самый эффективный способ бороться с радскорпионами — огонь. Мы снабдим тебя огнемётом и сделаем твою броню хотя бы немного жаростойкой. Посмотрим, сможем ли мы сделать небольшой комплекс для кобылки, но если не получится, то ей придётся остаться здесь. – Взять Серенити на битву с гигантскими жуками-мутантами или оставить её одну в лагере минотавров. Какой интересный выбор. 

– Ясно. – Я уставилась в пустоту. – А в чём именно заключается моя работа…

– Ты будешь указывать на врагов, чтобы мы могли их уничтожать. Также у нас есть приказ убить тебя, если ты попытаешься сбежать. – Ну, это не круто.

– Ладно… Я поняла. Всё равно я не планировала убегать. – Минотавр пристально посмотрел на меня и молча опустил забрало. – Понятно…

– А у вас есть имена? – Серенити подняла уши и взглянула на них. – Меня зовут Серенити, а маму Хайред Ган. – Один из минотавров фыркнул, услышав моё имя. После всех этих недель, никто так и не начал верить, что это моё реальное имя. 

Главный минотавр не заговорил, но вместо него ответил другой. Учитывая, что у него не было рогов, то думаю можно предположить, что это была корова. – Не обращай на него внимания, маленькая кобылка, у него просто плохое настроение из-за того, что ему не нравится весь ваш вид. – Её голос был приглушён маской, но всё равно был мягким. Она поднесла руку к груди. – Я — Пис оф Майнд, но вы можете называть меня просто Пис или Пом. – Она указала на двух минотавров, стоящих по обеим сторонам от неё. – Эти двое: Форвард Мувмэнт и Форвард Синкер. Но мы называем их просто Мув и Синк. – Оба хмыкнули в знак приветствия. Тот минотавр, которого она назвала Форвард Мувмэнт тоже был коровой, как и она, а другой, Синкер, был быком. – И конечно же наш бесстрашный лидер. – Это звучит, как имя минотавра. – Анрэлентин Уилл.

– Приятно познакомиться! – Серенити улыбнулась. – Я люблю заводить новых друзей. Вы теперь мои друзья?

– Конечно, малая. И я должна сказать… – Корова посмотрела на меня. – Я благодарна, что вы спасли нашего Премьер-Министра. Провести новые выборы в такое время было бы очень сложно.

– Ээ… Всегда пожалуйста. – Я села на пол. – Как долго моё снаряжение будут переделывать?

– Пару часов. Интрикэйт Дитэйл не любит спешить. – Резко ответил Анрэлентин Уилл. – Устраивайся поудобнее.


Знаете, что неудобно? Сидеть в комнате с четырьмя огромными минотаврами. Никогда в своей жизни я не чувствовала себя настолько не в своей тарелке, а я чувствовала себя так, куда бы я ни пошла. Тем не менее, через час минотавры полностью забыли о нашем присутствии, что позволило мне расслабиться. 

Как только самый мелкий из минотавров (выше меня, но ниже всех остальных), Интрикэйт Дитэйл, вернулся, я наконец, смогла одеться. Моя броня теперь была чёрного цвета, как и у минотавров. Теперь она покрывала три мои ноги полностью (но не протез) за исключением отверстия для экрана ПипБака. К ней в комплекте шёл противогаз, сделанный для пони, который был слишком маленьким и тяжело надевался. Единственная часть брони, которая не изменилась — это карманы на воротнике для важных мелочей. 

Моё боевое седло также снабдили новым огнемётом и баком с топливом для него на спине. Конечно же они сказали, что я должна вернуть его сразу после миссии. Ещё они починили систему перезарядки для Искусности, которую днём ранее сломал Драконоборец. 

Снаряжение Серенити было не менее впечатляющим. Она получила чёрную огнеупорную накидку с отверстием для головы. Как только она одела её, накидка сразу покрыла всё её тело и четыре ноги, как если бы она накинула на себя одеяло. По сути, накидка им и была. Ей также достался противогаз, оказавшийся слишком большим для неё (её рог помещался внутри маски даже без специального отверстия… Не то, чтобы у неё был большой рог), но он был затянут покрепче и хотя бы не болтался. Однако, из-за этого создавалось впечатление, что у неё большая голова. Также было очевидно, что ей тяжело двигать головой из-за такого веса и неудобства. Я изо всех сил старалась не смеяться.

Очевидно, всё это было не так уж и сложно сделать, учитывая, как быстро Интрикэйт справился со своей работой. Либо он какой-то гений инженер. Вероятно, второе, ведь это всё-таки Пустошь. 

После того, как меня научили пользоваться моим новым снаряжением (теперь у меня было две разных спусковых узды: каждая отвечала за своё оружие). Немного поговорили о тактике, во время чего я лишь делала вид, что слушаю, затем мы вышли из палатки. – Будь внимательно. – Сказал мне Анрэлентин Уилл, когда мы прошли мимо баррикады, обозначавшей выход из лагеря. – Они могут быть, где угодно.

Часть меня хотела спросить, куда именно мы идём, но я сомневалась, что это даст мне много информации, потому что, вероятнее всего, этот вопрос уже обсуждался во время разговора о тактике. Вместо этого, я решила спросить что-то глупое. – Так… Значит тебя зовут Анрэлентин Уилл?

Большой минотавр в замешательстве посмотрел на меня, а затем сердито ответил. – Да.

– Ты как-то связан с Анбрэйкбл Уиллом? – Этого минотавра я встретила на водоочистной станции, когда работала на Мустангов. Обычно, я плохо запоминала имена, но почему-то именно это имя застряло в моей голове. Минотавр снова посмотрел на меня сверху вниз и медленно кивнул. 

– Откуда ты знаешь этого ублюдка? – Оу, ну… Кажется, это не очень хорошее начало. – Он должен был оставаться невидимым. Не говори мне, что этого придурка ещё и поймали. – Я никогда не смогу понять смысл чести у минотавров. 

– Не обращай на него внимания. – Пис обратилась ко мне. – Он и его брат не ладят, потому что… – Её прервали до того, как она смогла сказать хоть что-то ещё. 

– Это не касается посторонних. – Взгляд минотавра устремился вперёд. – Меньше болтай или я уменьшу твой рацион.

– Но тогда я просто начну воровать еду у тебя, милый. – Она посмотрела на меня. – Он такой ворчливый… Наш бесстрашный лидер. Оу. Думаю его стоило назвать Фирлэс Лидер. Его отец, к сожалению, ошибся с выбором имени… Но мы все много платим за грехи твоего отца, верно, Уилл? – Бык, к которому она обратилась, двинулся вперёд полностью проигнорировав и её, и нас. У меня появилось чувство, что они оба много чего натворили. 

Пис оф Майнд фыркнула в ответ, но решила не продолжать разговор, оставив меня неловко стоять между пятью огромными минотаврами и одной маленькой кобылкой. – Так… – Самый небольшой из них заговорил со мной. – Я никогда раньше не видел телёнка пони так близко. – Он наклонился к Серенити. – Должен сказать, они довольно милые. Я почти уверен, что этот эффект достигается за счёт этих больших глаз.

– Жеребята. – Поправила его Серенити. – Дети пони называются жеребятами. Кобылки и жеребчики. Я думала, это все знают.

– Они также кажутся довольно умными и высокомерными… – Заметил Интрикэйт Дисайгн, чем удостоился грозного взгляда от меня. – Ой, я просто шучу, мисс. Пытаюсь поднять настроение. – Больше он ничего не сказал и дальше шёл замыкающим в колонне. 

Казалось, чем дальше мы шли, тем тише становилась группа. К моменту, когда мы достигли одной из дверей в стене тоннеля, все сохраняли полную тишину. Даже шаги наших копыт стали мягче. Пламя факела, который держал Анрэлентин Уилл задвигалось, когда он подошёл к двери и приготовился её открывать. Бык посмотрел на меня, и мне понадобилось пару секунд, чтобы понять, что ему от меня надо. 

– Оу, верно… – Наконец, ответила я и посмотрела на Л.У.М. Никаких красных или янтарных отметок, за исключением нашей группы. – Всё чисто. – Уилл молча кивнул в ответ и открыл дверь. За ней оказалось практически то, что я и ожидала увидеть: тоннель, выглядящий точь в точь, как типичные тоннели под Дайсом (за исключением того, что в этом не было света). Отсюда я бы могла попасть в Дайс, если бы мне удалось не потеряться… Ладно, возможно, лучше просто выполнить работу и не рисковать быть подстреленной, а затем потерявшейся. 

Пис вошла следующей, за ней пошли близнецы, Интрикэйт Дитейл и в конце я вместе с Серенити. Было приятно попасть в знакомую обстановку. Тоннели Дайса стали для меня такой же частью города, как и его улицы, даже учитывая все плохие воспоминания, связанные с ними. Кстати, темнота не сильно помогала бороться с ними. Последний раз, когда я ходила по тёмным тоннелям был… Мягко говоря очень неприятным. Иногда я всё ещё могла слышать слова, которые шептал ветер. Когда в тоннелях Дайса становится темно, ты не задерживаешься там, а бежишь так быстро, как можешь. Когда я вошла в них снова, я задумалась: стоило мне прислушиваться к этому или нет?


Тоннели были тёмными и пустыми. Каждый шаг отзывался эхом по коридорам вдаль. Я могла слышать напряжение в каждом вздохе моих компаньонов. Даже Анрэлентин Уилл, казалось, нервничал, а его движения были неуверенными. В свою очередь Серенити проводила большую часть времени находясь у меня на спине и крепко меня обнимая. С этими тоннелями её связывают более плохие воспоминания, и мне вновь пришлось пробудить их. 

Из-за тишины казалось, что время замедлялось, пока мы шли. Пару раз я замечала одиночные красные отметки в моём поле зрения, но они пропадали прежде, чем я успевала что-то сказать. Даже с Л.У.М.ом, я всё равно была на пределе. Каждый хруст мог быть скорпионьим роем, каждый стон мог принадлежать гулю, охотившемуся на свою добычу. К счастью, гулей мы не встретили, но встреча со скорпионами была неизбежной. Мы ведь ради этого туда и пришли, поэтому я ожидала их. Чтобы быть готовой. 

Я выдохнула, когда очередная красная отметка появилась передо мной. В этот раз, она не исчезла. – Стоп. – Я говорила шёпотом. Сразу после этого все минотавры остановились и стали ещё более сконцентрированными, если это возможно. – Здесь что-то есть. – Красная отметка двигалась направо, но потом быстро исчезла. – Что-то справа.

Все пятеро подняли свои огнемёты, и я поправила свой. Недалеко от нас справа была деревянная дверь, и Уилл даже не попытался открыть её. От одного удара его козлиной ноги дверь вылетела в коридор. Он заглянул туда и помахал факелом, заставив тени плясать на стенах тоннеля. – Ничего. – Сказал он и замолчал. – Стоп… – Он наклонился чуть дальше и приготовил свой огнемёт. 

Минотавр выстрелил струей огня. Я не ожидала, что жар захлестнёт меня так сильно. Инстинктивно я даже отпрянула назад, но всего на миг. Я даже не видела, во что именно он стрелял, но на линзах его противогаза и его глазах были видны отражения ярких языков пламени. Он нахмурился. Я не думаю, что даже он знал, что именно он жёг, но я уверена, что огонь в любом случае не помешает. 

– Продолжаем движение. – Угрюмо сказал он. Никто из нас не ставил под сомнения его действия и не спрашивал, что он пытался сжечь. Я решила верить, что это был просто скорпион-одиночка. 

Это никак не помогло справиться с чувством тревоги в тёмном коридоре. Вместо этого, все напряглись ещё сильнее. Минотавры двигались по бокам от нас, Пис прикрывала спину, а я и Интрикэйт Дисайгн были в центре формации. 

– Открывайте все двери. – Сказал Анрэлентин Форс. – Сжигайте всё, что движется. – Тон его голоса был смертельно серьёзным даже по его стандартам. Моё нутро сжалось, когда Пис оф Майнд выбила соседнюю дверь… И сожгла, что бы то ни было. Я услышала, как она сглотнула, когда закончила и вернулась в строй. Никто ничего не спрашивал и не нуждался в этом. 

– Ты думаешь это та… Штука? – Шёпотом спросила у меня Серенити. 

– Нет. – Это не была та сфера, мы похоронили её в тоннеле на другом краю Дайса. Что бы они не видели, это не были иллюзии… Хотя часть меня хотела, чтобы это было так. Для меня эта странная магия была более знакомой и приятной, чем то, с чем мы должны были столкнуться. – Это всего лишь на всякий случай. – Я изо всех сил старалась успокоить её. 

– Ладно… – Мягко ответила она. – А мы когда-нибудь туда вернёмся?

– Что? – Анрэлентин Глэйр повернулся ко мне. Его глаз не было видно из-за маски и тусклого освещения, но я чувствовала, что он серьёзно смотрит на меня.

– Ну, ты сказала… Ты сказала Симпл Харту… Что мы вернём ему. Ту штуку. – Сферу, верно. Я не сказала, что я не сделаю этого. – И обычно, ты держишь слово… – Да, ей нужно было надавить на мою верность своему кодексу. Или на моё рабство кодексу, как сказал бы минотавр. 

– Да. – Как бы то ни было, я планировала придерживаться этого кодекса. Иногда, он был единственным, что имело смысл в моей жизни. – Я… Думаю, я пойду одна. Тебе не нужно.

– Заткнитесь. – Прошипел на нас Уилл. – Интрикэйт. – Он указал небольшому минотавру на дверь прямо справа от нас. 

– Да-да, заставить меня делать всю работу. Я механик, а не солдат, чтоб ты знал. – Пробубнел он, подойдя к двери. – Работа работа работа… – Дверь со скрипом открылась, и минотавр заглянул внутрь. – Хм. Что это… – Он поднёс свой факел ближе и помахал им. – Ничего. – Бык повернулся к нам лицом. – Там дыра в полу, но ничего больше.

– Осторожно! – Быстро сказала я. Метка появилась из ниоткуда и двигалась по моему Л.У.М.у гораздо быстрее, чем должна была. 

– Аа? – Минотавр повернулся обратно. Резкий вздох послышался из его маски, и он изо всех сил пытался направить свой огнемёт дрожащей рукой. 

Раздался отвратительный хруст. Чёрное жало вырвалось из спины Интрикэйт Дитейла со всплеском крови. Его тело обмякло, но не упало. Вместо этого, хвост поднял его над землёй и ударил им об дверную раму. Когда он упал с жала на пол, он всё ещё был жив, но это продлилось не долго. Не с такой огромной сквозной раной в теле, как у него. 

Из двери вышел скорпион. Он был размером с пони. – Блять! – Пис оф Майнд отреагировала первой, бросившись вперёд со своим огнемётом. Языки пламени лизнули гигантскую тварь, заставив её шипеть. Она попыталась убежать, но Уилл преградил ему путь огнём своего оружия. К моменту, когда Форвард Мувмент и Форвард Синкер присоединились, жук был похож на обугленную кучу плоти.  

– Блять… – Пис пнула сожжённого жука и взглянула на тело Интрикэйст Дитейла. Она произнесла несколько слов шёпотом, после чего наклонилась и провела руками по его груди. – Нам нужно двигаться дальше.

– Да. – Согласился Анрэлентин Уилл. – Там дыра в комнате. – Он указал на помещение, которое Дитейл пытался зачистить. – Спустимся туда. – Это же безумие, не так ли? Вся эта миссия была просто… просто сумасшедшей во всех смыслах. 

Пис оф Майнд кивнула и жестом пригласила нас последовать за ней в комнату. Не могу сказать точно, какой она была до войны. Было тяжело рассмотреть её из-за того, что единственными источниками света был мой ПипБак и пламя горелок огнемётов. Единственное, на что я действительно смотрела — дыра. Я пялилась на неё, ожидая увидеть красные метки, но всё было чисто. Когда Пис получила от меня сигнал, что впереди нет опасностей, она прыгнула вниз первой, из-за чего в комнате стало немного темнее. Когда за ней последовали близнецы, комната почти полностью погрузилась во тьму. 

– Держись крепче. – Прошептала я Серенити. Когда я почувствовала, как её копытца крепче сжали меня, я прыгнула в тёмную дыру и приземлилась с глухим стуком. Было немного странно, потому что, оказавшись внизу, я услышала сверху звук ревущего огнемёта. Скорпион был уже мёртв, и я не знаю, во что мог стрелять Уилл. Когда же он наконец спрыгнул к нам, то не сказал ни слова на счёт этого. 

– Сюда. – Лидер шагнул вперёд, держа факел перед собой. Кажется, он был уверен в том, куда идти, поэтому мы все последовали за ним. Никто из минотавров не проронил ни слова насчёт того, что они только что потеряли своего напарника. Видимо, для них в этом не было необходимости. 

Когда мы попали в коридор по другую сторону от двери, я увидела красную отметку на моём Л.У.М.е. – Справа. Противник. Один… Два… Шесть… Девять. Может больше. – Сказала я, глядя в коридор, но он тянулся гораздо дальше, чем мой Л.У.М. мог видеть противников. Анрэлентин Уилл пустил долгую струю огня в ту сторону, куда я указала. 

Коридор на секунду осветился пламенем и наполнился светом, позволившим увидеть, что перед нами по меньшей мере десяток маленьких скорпионов. Когда они заметили пламя, то сначала побежали на нас, но когда первых из них коснулся жар, то они в ужасе скрылись во тьме. 

Анрэлентин Уилл ничего не сказал и пошёл вперёд по коридору, а мы настороже последовали за ним. Пис шла прямо за мной и прикрывала спину. Она водила стволом огнемёта вместе со своим взглядом, стараясь быть готовой отразить атаку. В это же время, брат и сестра шли по обеим бокам от нас и отправляли залп огня в каждую дверь, мимо которой мы проходили, просто на всякий случай. Несколько раз после такой зачистки я даже слышала болезненное шипение и писк. 

– Мы идём куда надо? – Спросила я после нескольких минут напряжённого молчания. По большей части, я сделала это потому, что хотела услышать хотя бы свой голос, а не из-за любопытства. Ещё было довольно странно, что мы прыгнули в дыру. Она не была отмечена ни на одной карте. 

– Да. – Хрипло ответил минотавр. Ему нечего было больше сказать, и я не собиралась его допрашивать. Просто продолжать идти и надеяться, что мы выживем. Кстати, мои планы на побег разрушились. Я очень не хотела заблудиться в этом месте. 

– Может, нам стоит привести подкрепление? – Пяти минотавров и меня казалось немного мало для чего-то настолько опасного. Ну то есть, да, конечно, я была армией из одного бойца, но жуков всё равно было слишком много. 

– Ты хоть когда-нибудь затыкаешься? – Если он думал, что я говорю много, то ему никогда в жизни не следует пересекаться с Флэйром. Или Серенити, когда она наестся сладкого. Это сейчас она была довольно тихой (так всегда, когда обстановка напряжённая), но после сладкого… 

Тем не менее, я замолчала после этого. Я поняла, что у того, что отряд был таким маленьким, была какая-то причина, и у меня было чувство, что это связано с понятием чести у минотавров. Возможно, они совершили какое-то преступление, и эта самоубийственная миссия была их наказанием. Это бы объяснил, почему Король минотавров был уверен, что я буду противиться работе. Он, конечно, совершил ошибку, решив, что я умная. И я своим решением показала ему это. 

Красная отметка появилась в моем поле зрения. Я проследила за ней, чтобы понять, где она находится и куда движется. Мне правда очень хотелось, чтобы Л.У.М. показывал высоту. Отмеченный противник мог оказаться прямо за углом или этажом ниже и невозможно было точно сказать. Тем не менее, когда я заметила, что точка замедлилась и в конце концов остановилась справа, я должна была сказать об этом. – Прямо по коридору и справа.

Анрэлентин Уилл хмыкнул в ответ и жестом указал нам держаться позади. Я не собиралась спорить с ним за возможность разобраться с… Чем-то за углом. Он осторожно прошёл туда и заглянул за угол. Кажется, он оказался доволен увиденным и повернул в соседний коридор. 

А затем, вскрикнул. Его факел выпал из руки, когда он резко отдёрнул её. Минотавр громко рыкнул и немного отступил назад, позволив противнику показаться. Это был радскорпион (как удивительно) ещё больше, чем тот, который убил Интрикэйт Дитейла. Уилл держал жало скорпиона одной рукой, едва сдерживая его. Когда жук попытался забыть про свой хвост и атаковать с помощью клешней, рванув вперёд , Уилл умело остановил его ударом ноги по голове, заставив существо отступить немного назад. 

Каким бы уверенным не было его выражение лица, я могла слышать как он кряхтит, пытаясь сдержать скорпиона. Он был слишком близко, чтобы можно было использовать огнемёт, и это означало, что остаётся всего один вариант. 

Я скользнула в З.П.С. и поставила в очередь одиночный выстрел в бок скорпиона. Когда я вышла из заклинания, Искусность взревела и проделала огромную дыру в монстре. Он издал жалобный визг и упал замертво.

– Зачем ты это сделала!? – Уилл вытер окровавленную руку об доспехи, после чего повернулся ко мне. – Я разбирался с ним сам. – О да, я уверена, что у него бы всё вышло. 

– Я лишь пытаюсь ускорить процесс. – Сухо заметила я, вызвав смешок у Пис. 

– Тьфу… Мы должны продолжать дв… – Он остановился посреди фразы и оглянулся по сторонам. – Проверь свой сканер. – Должно быть, он говорил про мой Л.У.М. Я послушала его. Оу… 

– Много красных точек движутся к нам. – Я указала на коридор, из которого пришёл рад скорпион, с которым сражался Анрэлентин Уилл. Когда я осмотрелась вокруг, то заметила кое-что гораздо более тревожащее. – И ещё больше идут сзади… Ну вот совсем больше. – Очевидно, что даже вчерашняя атака была не такой серьёзной, потому что в обоих направлениях шкала моего Л.У.М.а была сплошной красной стеной. 

У нас оставался лишь один вариант. Вперёд. Так как мы всё равно двигались туда, все перешли на бег. Ну, для них это был бег, а для меня лёгкая пробежка, потому что я не хотела слишком сильно опережать их и оставаться одной. Минотавры были очень медленными (и тяжёлыми), но у нас было достаточно формы, и я думаю, что мы временно оторвались. В конце концов, нас всё равно догонят, но в отличие от прошлого раза я не думаю, что теперь нас смогут полностью окружить. 

Как вы знаете, я очень глупая пони. 

Вместо того, чтобы дать нам достаточно времени на перегруппировку, рой догнал нас в течении минуты. Я могла слышать перестукивание их лап позади нас и обернувшись, я увидела блеск их панцирей в свете наших факелов. Впечатлённая этим зрелищем, я ускорила свой бег в надежде, что мои компаньоны начнут двигаться быстрее. Не то, чтобы это сработало… 

– Повернуться и атаковать! – По команде все четыре минотавра повернулись и выпустили струи пламени.

– Мам! – Серенити убедила меня, и я повернулась вместе с ними, открыв огонь из огнемёта. Знакомый жар накрыл меня, и я была очень рада, что моя броня была защищена от огня. Серенити пискнула от страха, и я почувствовала, как она нырнула за мою голову. 

Конечным результатом стала буквально стена огня, убивающая мерзких жуков. Хотя с другой стороны огня я видела, как ещё больше скорпионов ожидает, пока огонь уйдёт, чтобы напасть на нас. Анрэлентин Уилл пробурчал что-то, а затем развернулся и побежал дальше по коридору, стараясь, как можно больше увеличить дистанцию. Часть меня хотела узнать, зачем мы отступаем, ведь топлива хватит, чтобы убить их всех. Тем не менее, я не собиралась оставаться и бороться с ними в одиночку, поэтому я последовала за минотавром. 

– Их королева должна быть где-то здесь… Мы прямо в центре их гнезда. – Не думаю, что я нуждалась в этом уточнении от нашего лидера. Во всех направлениях, я видела лишь одну сплошную красную полосу. Слишком много, чтобы даже думать о возможности сражения с ними. А затем, я увидела что-то важное.

Когда мы достигли конца коридора, то по бокам было всего две двери. За одной была сплошная стена красного, а за другой — всего одна отметка. – Направо. – Быстро сказала я. – Слева больше скорпионов.

Ведущий минотавр хмыкнул и двинулся вперёд нас, чтобы выбить дверь. И прежде, чем он успел дойти, мы все уже ломились туда. Я заметила, что сквозь щели по бокам от двери был виден свет, а счётчик радиации начал щёлкать, лишь когда нога минотавра уже врезалась в дерево. Солнечный свет вырвался из открытой двери. После столь долгого пребывания в тёмном лабиринте и света факела, он практически ослеплял, но это не остановило нас от того, чтобы всем вместе ринуться вперёд. 

Конечно, только лишь одному моему глазу нужно было привыкать, а другой был в полном порядке. И если бы меня не толкала куча здоровых минотавров, то я бы тут же остановилась и побежала прочь. 

В центре комнаты был самый большой скорпион, которого я когда-либо видела. Он явно был больше вертибака (хотя всё ещё меньше, чем земляная акула) и его чёрный панцирь сиял на солнце. Его две огромных клешни с лёгкостью могли разрезать пони пополам. Как только меня перестали тупо толкать, я ошеломлённо уставилась на скорпиона и даже не обращала внимания на всё вокруг. 

– Мама… Что это… – Я слышала страх в голосе кобылки. Верно! Ей нужно где-то спрятаться. Я мгновенно отвела взгляд от гигантского монстра (который теперь начал шипеть) и осмотрела комнату. 

Первое, что я заметила, это что круглая комната была разрезана пополам. В ней не хватало целой половины и можно было легко упасть в никуда.. Мне понадобилось пару секунд, чтобы понять, где я находилась. Кратер рядом с Дайсом, который я видела вчера, я была прямо в нём! Ну, я была прямо рядом с ним. Видимо, взрыв разрушил часть этого тоннеля, оставив зияющую дыру. Всё, что мне нужно было, это лишь выбраться через эту дыру и вероятнее всего я бы попала в огромный кратер. Часть меня помнила рассказы Флэйра про странные мутации, которые встречались у существ, находящихся рядом с ним, и я задумалась, был ли размер этого скорпиона связан с ними. 

Остальная часть комнаты была пустой, за исключением пятен странной чёрной гадости. Все стены и пол были покрыты маленькими дырками. Достаточно большими для небольших радскорпионов, но недостаточно большими для кого-либо из нас, не считая Серенити. То, что действительно могло сгодиться в качестве укрытия, так это груды щебня, разбросанные по краю комнаты. – Серенити, прячься.

– Н-но… – Кобылка попыталась протестовать, но я обернулась и посмотрела на неё сквозь маску. Этого оказалось достаточно, чтобы она кивнула и побежала за ближайшую гору камней, хотя я уверена, что заметила, как она достала магией свой пистолет на бегу. 

– Вперёд. – Скомандовал Уилл. – Попытаемся сбросить его с края. – На самом деле, это был хороший план. Какой бы большой не была эта тварь, она вряд ли бы смогла пережить падение и это было проще, чем пытаться убить его обычным способом, потому что, ну, эта тварь была пиздец какой огромной. 

Мы впятером сформировали полукруг и одновременно открыли огонь. Существо издало отвратительный вопль и отступило от пламени. Я почувствовала, как напряжение внутри меня растёт. Может быть, мы действительно справимся и убьём этого монстра. Он отступал именно туда, куда нам было нужно. Все вместе мы сделали шаг навстречу, продвинув стену огня чуть дальше и заставив монстра отойти назад. 

Мы действительно могли победить, я и правда могла сделать это. После стольких неудач у меня был шанс сделать что-то хорошее. Начать навёрстывать упущенное. Конечно, я помогала минотаврам, но я слышала истории о том, что радскорпионы наводнили тоннели под Дайсом, и даже сама видела их пару раз. Если это поможет остановить их, если они перестанут так плодиться, то это уже будет хоть что-то. Всего один маленький поступок, но блять, я заслужила нечто, чем могла бы гордиться. Я должна была доказать себе, что могу сделать это, что могу изменить свою жизнь. Мне просто нужно было продвинуться немного вперёд. 

Существо отступало, шипя от боли. Я чувствовала запах жареного скорпионьего мяса и видела, как дым выходит из-под чёрного панциря монстра. Я облизнула губы и шагнула ещё раз, игнорирую жар, обжигающий мою броню. Ещё немного. Совсем немного. 

Именно в этот момент, в огнемете Форвард Мувмента закончилось топливо, и в стене огня появилась брешь. Прежде, чем кто-либо из нас успел отреагировать, гигантский зверь нанёс удар своим хвостом. 

Когда я ошарашенно обернулась на звук, то увидела, что минотавра насквозь пронзило огромное жало. Он тихо булькнул кровью, после чего его тело обмякло, и он упал. Хвост вырвался из трупа, забрызгав всё вокруг кровью и внутренностями, заставив рвоту подступить к моему горлу. 

– НЕТ! – Крикнул Форвард Синкер. Они оба были такими тихими, что я почти забыла, что они вообще умеют говорить и полностью забыла о том, что они были братом и сестрой. 

– ВЕРНИСЬ В СТРОЙ! – Анрэлентин Уилл отдал приказ, но корова не послушала. Она бросила свой огнемёт, и сама бросилась к телу брата. Я понимала её: если бы это был мой брат (как бы сильно мы не ссорились), я бы поступила так же. Но из-за этого, брешь в нашей стене увеличилась. Шансы на неудачу росли прямо на глазах. Это...

Что-то ударило меня, и я отлетела в сторону, упав на бок. 

Простонав от боли, я потянулась копытом к груди, но тут же отдёрнула его, потому что мне казалось будто кто-то поджёг всю грудную клетку. Вокруг меня были крики и яростное шипение монстра, который двигался рядом. Когда я смогла поднять взгляд, то обнаружила рядом с собой Синкер. 

Корова смотрела на зверя и, достав свою запасную винтовку, сумела даже один раз выстрелить в него. Это был смелый и заслуживающий уважения поступок, но уже было слишком поздно. Клешня королевы рад скорпионов с легкостью разрезала минотавра пополам. 

– Блять… – Пробормотала я, поднявшись на ноги. У меня не было времени на панику или волнение. Всё, что я могла делать это сражаться и пытаться выжить. 

Я выстрелила из Искусности в монстра, отломав кусок его панциря и вызвав при этом болезненный вопль. Это отвлекло его от Уилла и Пис (которых оттеснили к другому боку существа), позволяя им поджечь его с помощью огнемётов. 

Тем не менее, королева держалась. Я пустила в неё ещё три пули, и она всё равно отказывалась умирать. Напротив, она взмахнула своей огромной клешнёй сквозь стену пламени двух минотавров. Затем их обоих отбросило к стене. Скорпион повернул свой хвост к теперь уже беззащитным минотаврам и приготовился атаковать. 

И тогда, я остановила время. 

Я скользнула в З.П.С. и выбрала в качестве цели кончик хвоста королевы. Когда я вышла из заклинания ПипБака, Искусность выстрелила. Пуля влетела прямо в хвост, и хоть она и не оторвала его, но оставила массивную дыру в нём. Монстр снова завопил от боли, и эта пауза позволила минотаврам немного отступить.  

К сожалению, единственным путём, куда они могли отступить, оказался тот, что вёл ближе к обрыву. – Вот дерьмо. – Я услышала, как Анрэлентин Уилл зарычал и ударил по боку своего огнемёта. После этого, минотавр бросил оружие и достал свою штурмовую винтовку. 

Бык расстрелял очередь в спину скорпиона, заставив его обернуться. Возможно, это был наш шанс. Тварь была большой, но медленной, и может быть… Я двинулась вперёд, обжигая монстра огнём своего огнемёта сбоку. Пис тоже воспользовалась своим всё ещё работающим огнемётом, чтобы обугливать места, в которые стрелял Уилл. У нас по-прежнему был шанс. Даже потеряв трёх членов команды и страдая от боли после болезненных ударов монстра, мы всё ещё могли победить. Нам нужно было просто надавить чуть сильнее. 

Я боролась с болью (не хватило времени, чтобы принять Мед-Х) и двигалась так быстро, как только могла. Огонь распространялся по панцирю монстра, поджигая и расплавляя его. Жар обжигал и меня, но я продолжала свою атаку. Думаю, я смогу справиться с парой небольших ожогов, если мы переживём этот день. Если я смогу вытащить Серенити из этого кошмара. 

В этот момент, грёбаная тварь сделала нечто очень неожиданное. Она начала двигаться назад. Очень быстро. 

Даже не пытаясь повернуться, монстр вслепую рванул на огонь и град пуль. Пис оказалась достаточно ловкой, чтобы увернуться, но Уилл получил мощный удар и отшатнулся к самому краю. Казалось, что он сумел вернуть себе равновесие. 

А затем, под его ногами отломился кусок пола. Он упал, ударившись спиной об угол, а затем скатился вниз. Но не упал. Я заметила, что он сумел ухватиться своим когтем за самый край. 

– Уилл! – Пис не бросила своё оружие и не прекратила выжигать тварь, но подошла к тому месту, где висел бык. Может быть, если бы мне удалось отвлечь скорпиона, у нас был бы шанс. 

Поэтому, я начала стрелять из Искусности раз за разом до тех пор, пока ей не понадобится перезарядка. Кажется, это даже сработало. Монстр обернулся на меня и зашипел. Когда он начал двигаться на меня, я заметила, что он уже едва держался на ногах, а из его многочисленных ран сочился гной. Мы измотали его. Ещё немного и может быть нам удастся дождаться момента, когда он умрёт от кровотечения. Я пригнулась ближе к земле и выпустила очередную струю пламени из своего огнемёта. 

– СРАЖАЙСЯ СО МНОЙ! – Я изо всех сил старалась удержать внимание монстра. Ещё один укус спусковой узды и очередной залп огня обжигает меня и скорпиона. Он на секунду замешкался, дав мне возможность посмотреть, как там справлялись минотавры. 

Совсем не хорошо. Пис удалось схватить Уилла за руку, но как бы она ни старалась, ей просто не хватало сил поднять его, а у него не было сил подняться самому. По ней было видно, что она не собирается бросать его. 

Послышался треск. 

Пол, на котором они находились, дрогнул. А затем сломался. Секунду назад передо мной были два минотавра, которые старались забраться обратно в комнату и сразиться с монстром, а теперь их нет. Исчезли. Мне показалось, что я услышала далекий звук удара, но не могу быть уверена. 

Я снова обернулась на гигантского скорпиона, который возобновил свои попытки убить меня. В бой мы вступили в пятером, но теперь осталась я одна. За такой короткий срок. Пиздец. Просто пиздец. Мой взгляд метнулся ко входу в комнату. Нахер эту миссию. Нахер королеву радскорпионов. С меня хватит. Я выпустила последнюю струю огня в монстра, чтобы отогнать её, а затем отвернулась. 

– Серенити! – Я начала двигаться к месту, где пряталась кобылка. – Нам надо выбираться отсюда нах… – Резкая боль заставила меня подавиться своими словами и беззвучно закричать. 

Я обернулась на источник боли. Жжение подобное пламени под кожей. Моя нога. Моя левая задняя нога была насквозь пробита чёрным жалом. Моё тело замерло на месте. Я не могла двигаться, и едва могла чувствовать. Я хотела смеяться, плакать, кричать, но не могла сделать ничего. 

Затем, меня начали поднимать в воздух за мою пронзённую ногу, и я просто не могла по-настоящему осознать всю чудовищность ситуации, в которой оказалась. Взглянув вниз, я могла видеть, как поднимаюсь всё выше и выше над полом. Я запаниковала и начала дико дёргать ногами и брыкаться, пытаясь освободить себя. Это не сработало. Кажется, что не работало вообще ничего. Я боролась, но продолжала испытывать невероятную боль и всё равно собиралась умереть. Только, когда королева начала опускать меня, чтобы достать одной из своих огромных клешней, я увидела шанс. 

Дыра, которую я проделала в хвосте монстра ранее. Там не хватало огромного куска и эта часть выглядела ослабленной. Может… Я ударила своей свободной задней ногой по ране скорпиона. Он издал болезненное шипение, но я всё равно продолжала двигаться к его клешне. Ещё удар. Я оказалась между двумя частями этой клешни, и меня собирались разрезать пополам. У меня не было времени паниковать или бояться. Всё, что я могла делать — это бить со всей силы и молиться, чтобы Селестия была милосердна ко мне. 

И она была. Удар надломил край хвоста, и я упала. 

Я приземлилась головой в пол и клешня защёлкнулась прямо надо мной. Всё моё тело было охвачено жуткой болью, но я была жива. Как-то. Несмотря ни на что. Когда скорпион отскочил назад, я попыталась встать на ноги. У нас всё ещё было время. Мы могли попытаться сбежать. 

По какой-то причине, я упала, когда попыталась подняться. Я не могла понять, почему. Что случилось? Почему я упала? И почему моя задняя нога перестала болеть. Может, я просто поскользнулась? Я осмотрелась вокруг. Было тяжело думать, а в глазах всё помутнело. Что вообще...

Моя нога. Я увидела её. Она лежала на земле, и из неё всё ещё торчал кусок жала. Но она была в нескольких метрах от меня. Почему она была там? Из неё текла кровь. Это из меня текла кровь? В этом не было смысла. С чего бы это? Что… Я взглянула на свою заднюю ногу… Туда, где она должна быть, но теперь её там не было. Она была обрезана посередине, и от неё остался лишь окровавленный обрубок. Так много крови. Вокруг меня натекла уже целая лужа. Моя нога… 

Её больше нет. Отрезана. Как вообще это могло… Как...

– МАМА БЕРЕГИСЬ!

Мой мутный взгляд поднялся вверх. Скорпион был в бешенстве. Он бежал на меня. Оу. Кажется, я в любом случае умру. Это забавно. После всего, что я пережила, я умру вот так. Часть меня хотела смеяться, но я потеряла голос. 

– НЕТ!

Яркий розовый щит окружил скорпиона. Он начал кричать. От боли. По крайней мере, его рот двигался так, будто он делал именно это. Я ничего не слышала. Монстр начал дрожать. И отступать назад. Серенити делала… Что-то. Монстр врезался в дверь, которую мы использовали, чтобы попасть в комнату. 

– МАМА, СТРЕЛЯЙ В НЕГО! – Стрелять. Из чего…? Точно… Моя винтовка...

У меня была Искусность. Я всё ещё могла выжить. Поэтому, я, дрожа, поднялась на три ноги. Перед глазами всё было размыто. Я не могла стоять ровно. Но мне нужно было выстрелить. Нужно… 

Я включила З.П.С. Время вокруг меня остановилось, и туман с моего разума временно исчез. Я прицелилась с помощью системы наведения прямо в глаз монстра. Пуля попала в него, и он взревел от боли. Я едва стояла на ногах, но была жива. Краем глаза мне показалось, что я видела, как Серенити тоже стреляет со своего пистолета, но было тяжело определить. Звуки были такими приглушёнными. 

Когда З.П.С. перезарядился, я снова включила его и выстрелила ещё раз. В этот раз, монстр не кричал. И не дёрнулся. Он просто моментально упал. Мёртв. Пожалуйста, пусть он будет мёртв. Не то, чтобы у меня была возможность убедиться в этом. Как только он упал, я тоже упала. Я теряла кровь. И кажется, сознание. Часть меня говорила, что я должна выжить, но остальная — говорила, что на сегодня с меня хватит, и я должна поспать. 

Кажется, это умный голос, подумала я, когда мир вокруг меня стал серым. Сон звучит, как отличная идея. 


– Где я!? – Свет ослепил меня, и я едва могла видеть. – Где!? – Мои копыта были привязаны. Это было глупо. Я могу хорошо лежать и без посторонней помощи. 

– Дорогая… – Сказал знакомый голос. – Успокойся. – Когда мои глаза привыкли к свету, я узнала этот голос. Она была подругой мамы, но у меня никогда не получалось вспомнить её имя. Стоп… Мама!

– Мама! – Закричала я. – Что случилось... ? Где…? – Воспоминания были расплывчатыми. Последнее, что я помню — это оливковый жеребец. У него был пистолет. И сильную боль. Очень сильную боль. У мамы была кровь. Я пыталась спасти её. У меня получилось? Я смогла её спасти? – Она… Я могу с ней встретиться? Пожалуйста…

Мама, прошу. Ты должна быть в порядке. 

Кобыла покачала головой. Как же её звали? – Я… Прости пожалуйста, дорогая… Она… Она не выжила. – Не выжила… Она… Я была глупым жеребёнком, но даже я знала, что это значит. 

– Я… – Я хотела плакать, грустить, но я не могла. Я чувствовала лишь… Ничего. 

Они разговаривали со мной, я видела, как шевелятся их губы и слышала звуки, но они не превращались в слова в моей голове. Просто… Звуки. Бессмысленные, абстрактные. Пони передо мной, я знала их, но не знала их имён. Они издавали бессмысленные звуки, пытаясь быть обнадёживающими. Но это не значило ничего. Просто звуки. Поэтому, я не обращала внимания. Когда я спросила насчёт моего брата, они сказали что-то ещё, что-то успокаивающее… Но это всё равно было бесполезно. Всё, что имело значение — это лишь то, что он ушёл. Навсегда, как сказали они. Их голоса не могли исправить это. 

Ты должна жить… Я не могу тебя потерять, пожалуйста… Я… Я могу всё исправить...

Они наверняка лгали мне. Я абсолютно уверена в этом. Они все мне лгали. Мама не могла умереть. Мой брат не мог уйти. Я пыталась двигаться, но они остановили меня. Сказали, что в меня выстрелили. Пулей. Очередная ложь. Пули убивают, мама всегда так говорила, но я всё ещё была жива. Я извивалась, и в конце концов они отпустили меня. 

Я встала на пол. Моё тело болело, но эта боль, как и шум исходящий от этих пони, не значила ничего. Я вышла наружу, на открытый воздух. Шёл дождь. Холодный дождь на мою шёрстку. Мама всегда говорила оставаться внутри, когда идёт дождь, но я должна была выйти. Я должна была найти её. Они все мне врали, и мне нужно было найти маму. Поэтому, в этот раз, дождь был не так важен. 

Мои ноги несли меня сами по себе. К месту, где всё случилось. Где я нашла пули, где мама… Где я найду маму живой. Она должна быть жива. Она не оставит меня. Она никогда и ни за что не оставит меня, потому что она нужна мне, и потому что она меня любит. Она всегда меня любила. Ещё чуть дальше, и я найду её там, ждущую меня. 

Бах Бах Бах

Память о пуле нахлынула на меня. Боль в моей груди, попытки заставить тело двигаться. Может быть, они и не врали насчёт этой части. Может быть, шум был прав… Но тогда они могли быть правы и насчёт мамы. Как я могла знать это наверняка. Я должна была увидеть. Поэтому, я проигнорировала воспоминания и боль и просто продолжила идти туда, где я найду её. 

По щекам покатились слёзы, но я не понимала почему. Я не чувствовала ничего, кроме слёз. Они были настоящими и значили хоть что-то несмотря на то, что всё казалось бессмысленным. 

Я увидела его. Здание, которое мы должны были обыскать. Оказалось, что там не было пусто. Под дождём лежал красный клубок. Почему… Когда я подошла ближе, то увидела Кейкволк… Или Вайлдфайр, как бы её не звали. Она тоже плакала. Свернувшись в клубок, она плакала. Хотя мне кажется, что она спала. 

Я подошла ближе и взглянула на неё. Она была такой маленькой кобылкой. Такой маленькой и плачущей, но почему? Я была слишком глупой и не могла понять этого. Я наклонилась ближе и коснулась носом её щеки, но она лишь заскулила и отвернулась. Ей нужно проснуться. Если она будет спать под дождём, то наверняка простудится. Как мне разбудить её? 

Бум

В замешательстве, я моргнула и осмотрелась вокруг. Это был взрыв… Нет. Должно быть лишь моё воображение. Но что бы это ни было, Вайлдфайр тоже услышала это, потому что теперь она сидела и смотрела на меня красными от плача глазами. – Ты… Это из-за тебя. – Кобылка шмыгнула. – Папа… Он защищал тебя и твою глупую мать! – Она кричала на меня, но эти звуки я понимала. Понимала, что они значат. Она злилась. 

– Прости… – Я поперхнулась, было тяжело говорить. – Что случилось..?

– О-они застрелили его… Папу… П-потому что… – Она снова начала плакать. – Оставь меня. Я хочу… Я хочу побыть одна. – Нет… Её папа был жив. Он наверняка с моей мамой. Ей нужно просто поверить. 

– Ты простудишься… Пошли обратно… Тебе нельзя простудиться. – Я пыталась говорить с ней, но слова выходили медленно и неловко. Но ведь на улице и правда было холодно и сыро, и она могла заболеть. Мы можем подождать наших родителей внутри Мэйрфорта. Будем ждать, пока они не вернутся. 

– Нет… – Она стояла на своём. – Оставь меня одну! Я… – Она была глупой. Поэтому до того, как она закончила говорить, я забросила её к себе на спину и пошла к Мэйрфорту. – Что ты делаешь!? Поставь меня обратно!

Я не послушала. Когда она поняла, что я ей не отвечу, она снова вернулась к тихому рыданию. Ей не стоит плакать, из-за этого она станет только ещё более мокрой. И учитывая, что шёл дождь, она уже была достаточно мокрой. Тем не менее, я не могу винить её, потому что я тоже плакала. Не так сильно. Она плакала сильнее.

Я пронесла её через мрачный и дождливый вечер. Прямо перед входом, я остановилась, чтобы принять решение. Часть меня хотела просто пойти домой, но… Но я хотела, чтобы Вайлдфайр чувствовала себя комфортно. Она заболеет в ближайшее время, если уже не больна. Поэтому, я начала двигаться по рампе, ведущей на второй этаж. Я запомнила этот путь. Я бегала по нему от своего брата раньше в тот же день. Казалось, что это было так давно. Будто это случилось с другой пони. Более… Молодой. 

Я достигла вершины лестниц. В Мэйрфорте их было очень много. Пока я шла, пони говорили со мной, но я слышала лишь шум. Я не могла понять, что они говорят, поэтому не обращала внимания. Вместо этого, я продолжала поднимать Вайлдфайр всё выше и выше. К её дому, который был самой высокой точкой тех трущоб, которые мы называем Мэйрфортом. 

К моменту, когда я поднялась на самый верх, я услышала храп. Вайлдфайр заснула на моей спине. Она заснула, пока плакала, кажется, это хороший знак. 

Она проснётся? 

Я не знаю… Дай ей время. 

Я открыла дверь в её дом и поняла, что никогда прежде там не была. Он действительно был маленьким, гораздо меньше, чем мой. В нём была всего одна комната со столом в центре и двумя кроватями по бокам. У меня не было никакой возможности узнать, какая из кроватей принадлежала кобылке, поэтому я подошла к ближайшей и положила её так осторожно, как только могла. Я была тупой, но сильной. Все в Мэйрфорте были согласны с этим. 

Когда Вайлдфайр благополучно устроилась на кровати, я накрыла её одеялом и плотно подвернула его, как это делала моя мама. Это поможет ей не заболеть. Я уверена. 

Я не знала, что делать дальше. Я должна была идти искать маму, но я не хотела бросать Вайлдфайр. Она могла быть больна. Очень больна, она провела так много времени снаружи под дождём. Поэтому… Мама может подождать. Она всё равно будет там. Я могу поискать и на следующий день. Рядом была свободная кровать, поэтому я подошла к ней. 

– Сильвер… – Неуверенно сказала Вайлдфайр. Должно быть, я разбудила её. Если бы я могла чувствовать хоть что-то, то наверняка бы почувствовала вину. – Твоя кьютимарка.

Но у меня не было кьютимарки. Мама всегда говорила, что я поздний цветочек. Когда я посмотрела на свой круп, чтобы ещё раз убедиться в этом… Я ошиблась. У меня была кьютимарка. Три коричневых камня… Наверное, это что-то значило, хотя я не была уверена, что именно. Было слишком тяжело думать. 

Вместо этого, я упала на вторую кровать и попыталась заснуть. Я могу выяснить, что значит моя кьютимарка уже после того, как найду маму. Она точно знает. Она знает абсолютно всё, и она всегда будет рядом со мной. Всегда… 


Я проснулась от звука щёлканья моего ПипБака. Мои глаза открылись, и сон развеялся. Моя кьютимарка — три коричневых камня. Я так и не поняла, что это значит. Так же, как и не нашла свою погибшую мать. 

– Ты проснулась? – Спросил приглушённый голос. 

– Да, я… – Я подняла взгляд и застыла. Жук со светящимися глазами. Это королева скорпионов! Она говорила со мной! Говорила! 

Нет, это оказалась лишь маска. Мой ум не скоро это осознал. Шлем, броня. Я узнала их. Это была броня Анклава. Анклав нашёл меня. – Успокойся. – Теперь боец Анклава говорил мне успокоиться. Я не чувствовала себя спокойно. Я чувствовала боль и слабость и… Я жива. Я всё ещё была жива. 

Мои глаза осмотрели комнату. Труп гигантского скорпиона лежал прямо перед дверью, а рядом с ним была взорвана стена. И… Много скорпионов. Три средних лежали в соседней комнате. Что случилось? Как много я пропустила? Мой взгляд упал на заднюю ногу. Хотела увидеть, что от неё осталось. 

К моему удивлению, на её месте оказался кибернетический протез. Он был не сложным, но поскольку нога была отрезана ниже колена, то он и не должен был быть сложным. Должно быть, его сделала Серенити и… 

– Что… Что случилось? – Я говорила шёпотом, и даже это было весьма болезненно. 

– Ты почти погибла. – Анклавовец обратился ко мне. – Кажется, с тобой много, чего случилось. Тебе повезло, что твоя дочь была с тобой… – Серенити! Я оглянулась и обнаружила её спящей и обнимающей меня. Она выглядела… Безмятежно. – Это чертовски круто. Ей удалось остановить кровотечение и сделать тебе временный протез. Я уверен, что Хаус сможет достать тебе получше. – Моя дочь. Она была крутой. Невероятной. Мне нужно купить ей конфет. Очень много конфет. 

– Кто… Флэйр?

– Он самый. – Пегас кивнул.

– Что… Как тебе удалось найти меня? И почему ты… Одет в это?

– Сигнал ПипБака. Его легко обнаружить, но трудно найти сам источник…. Что касается брони… – Флэйр вздохнул. – Она защищает от радиации и поверь, защита здесь точно не будет лишней. Как только будешь готова, мы вернёмся в Дайс. Мистер Хаус хочет видеть тебя и… Ну, ты захочешь посмотреть, что случилось. – Обратно в Дайс. Чтобы увидеть последствия моих ошибок. 

Я не хотела этого видеть, но я должна была столкнуться с ними лицом к лицу. 

Новый уровень! 

Навыки: Огнестрельное оружие 100! 

Новая способность: Охотник на монстров — Охота на гигантских существ даётся не каждому пони. Вы получаете +10% против всех мутировавших диких животных и +24% сопротивления ядам. Как будто у вас и так не было к ним иммунитета.