Автор рисунка: aJVL
Глава 23: Свободное время Глава 25: Тени

Глава 24: Истинная природа героя

Истинная природа героя

Иногда свет в конце туннеля — это лишь свет фонаря приближающегося поезда.

Я проснулась в тепле и чувствуя себя счастливой. Ага, я проснулась счастливой. Так вам и надо, ночные кошмары. Этот раунд вы проиграли. Конечно, это моя третья победа против пяти сотен побед кошмаров, но всё равно. Так как моё утро началось хорошо, я решила пробормотать себе под нос что-то хорошее и прижаться к Платинум Хэйз. Мы провели всю ночь вместе, но никаких шалостей. Просто обнимашки, и я была довольна этим. Нужно не торопиться, чтобы мне не снесло крышу во второй раз.

– Доброе утро, Сильвер… – Голос Хэйз звучал прекрасно. – Ты хорошо выспалась? – Я кивнула, уткнувшись в её шерстку. – Ты уверена? Ты выглядишь... Расстроенной. У тебя были кошмары? – Возможно. Я не могла вспомнить. Сны в этом плане довольно хитрые. А поскольку кошмары были моей специальностью, то обычно я с уверенностью их выявляла.

– Может быть. – Пробубнела я в ответ. – Куча кошмаров.

– Ты хочешь поговорить о них? – Так же сильно, как хочу говорить о Фаундэйшн.

Прежде чем я успела ответить, дверь в мою комнату распахнулась, и я услышала цокот детских копыт быстро приближающихся к моей кровати. – ДЖЕРОНИМО! – Комок розового меха врезался мне в грудь, заставив меня охнуть. – Привет, мам, как прошло свидание? Вы спали в одной кровати! Это подозрительно. Надеюсь ничего между вами не было, потому что ты обещала, что ничего между вами не будет. Я уже позавтракала. Флэйр дал мне яблочных сахарных бомбочек! Они такие вкусные!

– Не сомневаюсь… – Я почесала глаз. – Ты можешь слезть с меня?

– Твой босс хочет видеть тебя, лучше поторопись. – Я подняла взгляд и увидела, что Флэйр стоит у двери и притворно улыбается. Не знаю зачем именно я понадобилась Хаусу. У меня всё ещё была пара дней перед тем, как нужно будет взяться за новую работу... По крайней мере, он так сказал. Если же он передумал, то я точно расстроюсь.

– Верно… – Часть меня хотела навсегда остаться в постели с Платинум Хэйз, но у нас обоих была работа. – Серенити. – Сказала я. Этого было достаточно, чтобы она отвлеклась от обнимания меня, дав мне возможность скатиться к кровати и дойти до ванной. – Скоро буду. – Прежде чем войти в ванную комнату, я схватила свои седельные сумки и потащила их с собой.

Когда дверь за мной благополучно закрылась, я с облегчением рухнула на умывальник. Я несколько раз плеснула водой себе в лицо, а затем посмотрела на треснутое зеркало над краном и вздохнула. Всё так же уродливо, как и во время прошлой проверки. Хотя моя грива выросла ещё сильнее, что подкинуло мне одну идею. Я осторожно зажала расчёску и начала наводить красоту. Это было нелегко, не только потому что мне, как земнопони, отсутствие магии не позволяло вертеть разными предметами, но и потому что моя грива была скомкавшимся клочком, пропитанным потом. После значительных усилий и определённого количества времени, мне удалось расчесать большую часть моей розово-белой гривы так, чтобы она спадала на правую часть лица, частично закрывая мои шрамы и глазную повязку. Это не было идеальным решением, но оно хотя бы работало.

Когда дело было сделано, я заглянула в свою аптечку. Внутри меня всё сжалось, когда я осознала, что запасы Мед-Х подходят к концу и мне придётся купить ещё, но сделать это так, чтобы никто не заметил. Либо так, либо я могла просто попросить у Хауса, но я не сильно хотела, чтобы он об этом знал. Кажется, любой вариант может привести к неприятностям. У нас были дела и поважнее, но я знала, что мои компаньоны вряд ли проигнорируют это.

Выбросив эти мысли из головы, я решила разобраться с проблемой позже. Я вколола дозу обезболивающего (что заставило меня чувствовать себя гораздо лучше) и выбросила шприц.

– Мам, иди посмотри! – Из-за двери раздался приглушённый голосок. Ещё до того, как открыть дверь, я поняла, что она либо делает что-то невероятно милое, либо достаточно опасное, чтобы вызвать у меня сердечный приступ.

Я открыла дверь и вздохнула с облегчением, потому что это оказался милый вариант.

Хэйз держала Серенити своей магией, перемещая её вокруг себя по кругу, пока кобылка вытянула передние ноги вперёд, делая вид, что она справляется с этим сама. – Смотри! Я летаю! – Так и есть. – Дай мне сделать петлю! – По просьбе Серенити, Хэйз использовала свою магию и кобылка сделала двойную петлю, наверняка вызвав зависть у Флэйра.

– Ты талантлива. – Я усмехнулась.

– Она так хотела полетать. – Объяснила Хэйз. – И мы просто не смогли ей отказать. – Серенити сделала финальный кувырок, после чего Хэйз позволила ей мягко приземлиться на кровать. Из-за чего кобылка конечно же надулась.

– Мне знакомо это чувство. – Я подошла к аликорну и потёрлась об её щеку.

– Мама врёт! – Воскликнула кобылка. – Мама запрещает мне всё и всегда!

– Только когда дело касается кибернетики. Она одержима. – Серенити даже не пыталась спорить с этим аргументом, потому что это было правдой.

– Мы слышали об этом. Мы считаем, что это благородное занятие и хорошо, что она проявляет к нему такой интерес в столь юном возрасте. Мы уверены, что такими темпами ты очень скоро получишь свою кьютимарку. – Она улыбнулась Серенити, но по какой-то причине, кобылка только расстроилась от этого. – Ээ… – Хэйз заметила это и не знала, что ответить. – В любом случае. Мы боимся, что нам пора идти. Даймонд Скай будет ждать нашего возвращения и мы не можем откладывать нашу работу.

– Всё в порядке. Я, ээ... Хорошо провела время. – Я почувствовала, как мои щёки налились румянцем. Хохот Флэйра подтвердил это.

– Мы тоже… – Она цокнула копытом.

– Кхм... Да… – Я сглотнула.

– Да поцелуйтесь вы уже! – Предложил Флэйр в такой манере, что мне совершенно и определённо не захотелось пнуть его. К счастью, Хэйз приняла предложение близко к сердцу и поцелуй с аликорном отвлёк меня от ежедневного пинания пернатого крупа. – Фу, кобылки. – Добавил он. В этот момент, мне пришлось прерваться, потому что я не смогла не хихикнуть.

– Твой друг довольно глупый. – Хэйз захихикала и я заметила, что она тоже покраснела.

– Это не совсем то слово, которое использую я. – Среди моих главных прилагательных для описания Флэйра были: раздражающий, разочаровывающий и слегка забавный. – Увидимся позже?

– Да! – Она вмиг смутилась. – То есть... Мы хотели сказать да, если ты пожелаешь проведать нас и мы постараемся выделить время на общение с тобой. – Она поцеловала меня в щёчку, подошла к окну, открыла его, стала невидимой и, видимо, улетела. Мой взгляд не отрывался от того места, где она была ещё целую минуту. Часть меня нервничала, и я не знала почему. Возможно, это связано с тем, что я жила беспокойной и, по большей части, смертельно опасной жизнью и это мог быть последний раз, когда я видела её. Или просто потому, что я слишком много переживаю.

– Мама. – Я взглянула на Серенити. – Лучше бы между вами не было никаких шуры-муры. – Почему моя дочь так волнуется за мою сексуальную жизнь? Это было неправильно во всех смыслах, и я ничего не ответила ей. Вместо этого, я просто вышла за дверь и сделала вид, что моя жизнь всё ещё имеет смысл.

Мы добрались до офиса Хауса и обнаружили, что он как обычно стоит и смотрит на город через огромное окно. Первое, что он сказал, когда мы зашли, это то, что у меня есть работа, с которой нужно разобраться и не скажу, что я осталась этим довольна. Вот тебе и отпуск.

– Ты сказал, что у меня есть время до конца недели… – Это очевидный ответ в данной ситуации.

– Всё изменилось. – Он повернулся и посмотрел на меня. Возможно, это было лишь моё воображение, но мне показалось, что он сожалел об этом. – Ты слышала о том, что Председатель НКА прибывает в Дайс, чтобы выступить с речью о борьбе с минотаврами? – Я кивнула. Лаки упоминал об этом. – Это случится сегодня. Видимо, это очень важно, поскольку сам король минотавров будет присутствовать здесь. И НКА попросил все группировки Дайса обеспечить эту встречу охраной в знак солидарности. Кажется, официальный договор будет подписан.

– И мне нужно пойти? – В этом не было смысла. Я не была специалистом по охране ни в каком роде, а у Хизаев был целый отдел, занимающийся охраной.

– Мне очень жаль, но да. – Он подошёл к своей огромной компьютерной системе и нажал несколько кнопок. Не то, чтобы я знала достаточно о том, как работают компьютеры на самом деле, чтобы объяснить, что именно он сделал. – Я получил просьбу от генерал-майора Хэйлшторм отправить хотя бы одного агента с кибернетическими глазами. Она хочет, чтобы кто-нибудь поднялся повыше, чтобы следить за минотаврами, которые будут там. Агент должен будет сообщать об актах агрессии и о тех минотаврах, которые будут опаснее всего в случае, если что-нибудь пойдёт не так. К сожалению, все другие Хизаи с такой аугментацией на срочных миссиях, так что эта работа досталась тебе. – Мысль о том, что мне придётся подниматься на высоту вызвала у меня волну мурашек по спине. А ещё, если это произойдёт сегодня, то вся затея Флэйра с "избавлением от зависимости" провалится. Я попыталась скрыть своё разочарование.

– Как мило. Сегодня ночью?

– Сегодня вечером, на вокзале НКА. Ты пройдёшь через главные ворота и пойдёшь со всеми остальными охранниками. Попытайся не подраться ни с кем из Галициан, Мустангов или Башей… – Он снова посмотрел на меня. – Финишеры тоже отправят несколько пони. Если будет желание, то можешь подраться с ними. – Но мне нравятся Финишеры. По крайней мере, они меня не травили. – Как только окажешься на месте, то отчитаешься лично генерал-майору. Найдешь её в конце станции, в последнем вагоне. И Хайред… – Он подошёл ко мне так, чтобы оказаться лицом к лицу. – Не выёбывыйся с ней. Она обладает большой властью, и мне хотелось бы оставаться с ней в дружеских отношениях.

– Конечно. – Что? Неужели он думал, что я собираюсь избить её или вроде того? Я не настолько тупая. – О, точно, я нашла кое-что… – Гуль поднял бровь. – Серенити, можешь достать документы? – Ей это было сделать явно проще, чем мне ртом.

– Конечно, мам! – Через несколько секунд документы, найденные мной в тоннелях, летели передо мной в облачке розовой магии.

– Что это за… – Он начал перелистывать страницы и когда увидел подпись, то его взгляд стал очень удивлённым. – Уоллкирк... Где ты это нашла?

– В его старом офисе в...

– Мои пони нашли этот офис давным-давно. – Он перебил меня.

– Секретном отделении в одном из его ящиков. – Продолжила я, сделав вид, что он не прерывал меня на середине фразы. – Он был защищён магическим барьером. Очень плохим магическим барьером. Они могут быть интересны. – Я указала на бумажки. – Очень интересны.

– Хмм... Я посмотрю… – Его голос звучал как-то отстранённо, когда он их читал. – Ты должна отправляться. Нужно быть на месте через полтора часа. – Ещё лучше. – Получишь двойную оплату. А теперь иди… – Он неловко порысил, всё ещё читая документы. Думаю, я поступила правильно.

– Ты можешь заняться чем-нибудь и при этом не наткнуться на какую-нибудь древнюю тайну?

                                                                                  ---

Прежде чем отправиться по делам, я нашла Старскрима и докучала ему до тех пор, пока он не дал мне пропуск в город, чтобы я смогла провести Пэрли. Только после этого я окончательно покинула ЧС.

У нас было не так уж много времени, чтобы встретиться с Мэйхемом перед тем, как мы бы отправились на встречу с другими членами банды на станции, так что мы пошли в Луну как можно быстрее. И хотя я потратила время, чтобы объяснить почему я должна идти, они всё равно не поняли. Это же не должно быть так сложно. Если ты говоришь, что сделаешь работу, то ты должен сделать её. Если бы я не могла, то это довольно плохо сказалось бы на моей репутации. В конце концов, я была Хайред Ган, и если оружие постоянно даёт осечки, то ты просто берёшь новое.

Как только мы оказались внутри, я ожидала, что меня проведут в секретную комнату в подвале, которую Мэйхем обычно считал своим офисом. Вместо этого, охранник, который ожидал меня (когда я ещё работала на них, то он был барменом) провёл меня в боковой офис, в котором раньше точно была ванна. На полу всё ещё лежала плитка и были видны остатки труб, но кажется их пытались спрятать за новенькими обоями.

Войдя в офис, я увидела Мэйхема, который нервно расхаживал по комнате, стуча своей металлической ногой. – Хайред. – Он взглянул на меня своими тёмными глазами. – Ты опоздала. Я уже начал думать, что ты не придёшь. Я бы предложил тебе сесть… – Он осмотрелся. – Ну, тут всё ещё немного не доделано. Так что стой и… – Он посмотрел на Флэйра и Серенити, стоящих рядом со мной, и очень осторожно поправил миниган на своей спине. – Твои друзья подождут снаружи.

– Но я всегда подслушиваю, когда мама на секретных встречах...

– Ты слышала большого жеребца с большой пушкой. – Флэйр потянул её назад. – Оставим их в покое.

Выходя из комнаты, Серенити подумала, что будет хорошей идеей сказать: – Но мама больше и её пушка тоже!

– Маленькая негодяйка… – Мэйхем проследил за тем, чтобы дверь закрылась. – Ладно, теперь поболтаем. Ну как ты? – Он наклонил голову и посмотрел на половину лица, которую я частично спрятала за гривой. – Если мои шпионы не соврали, то ты очень занятая кобыла. Устроила войнушку с рейдерами на севере, сбежала от Стальных Рейнджеров... Дважды. А затем вернулась и сразу сцепилась с Молли. – Вспомнил он. – Как ты до сих пор ещё жива?

– Не то, чтобы у меня было мало попыток... – Я почесала шрамы на лице, как подтверждение этого факта. – Я просто плоха в умирании.

– Видимо, так и есть. Ну, я уверен, что это можно будет исправить в короткие сроки. – Он улыбнулся и прислонился к стене. – Я понял, что в тебе что-то есть, как только ты вошла в этот город. Рой позволял мне заниматься вербовкой, и у меня были пони на улицах, которые искали хороших наёмников. Когда я услышал о гигантской кобыле, которая вошла на базу наркоторговцев и зачистила её в одиночку, то я просто не мог не нанять её. А затем ты появилась пьяная и возбуждённая. Было легко вогнать тебя в долги. Затем, ты убила Роя и я знал, что у меня есть победитель. Очень жаль, что ты пошла работать на Хауса, я бы нашёл тебе лучшее применение.

– Я не какая-то вещь, чтобы мной можно было обмениваться и пользоваться. – Я серьёзно взглянула на него своим глазом.

– Ты, я, все мы! Добро пожаловать в Дайс, ты должно быть новенькая. – Он засмеялся. – Ох, я скучал по тебе. Помнишь ночь, когда погиб Рой? – Конечно, я помню. Это было ещё до того, как развеялись облака. Ночь была тёмной и тёплой. Внутри это чувствовалось, как душный день перед штормом. – Я тоже помню. – Он постучал по своему протезу. – Потерял ногу, получил банду. Справедливая сделка. Я бы мог потерять гораздо больше, но в отличие от Роя, я знал, что в тебе полно дерьма.

– Я не нарушила контракт… – Мой голос звучал немного оборонительно. Я всегда упорно трудилась, чтобы выполнять контракт с точностью до буквы.

– Ну конечно же нет, ты сделала всё, как я приказал, я уверен. А на скольких пони ты работала в ту ночь? – Я просто усмехнулась в ответ. – Верно, это секрет. Я знал об этом и подготовил контратаку... Ну, она сработала не так, как я рассчитывал, но этого оказалось достаточно, чтобы она не сожгла всё здание к чертям. Скажи мне, почему ты убила Роя?

– Он меня бесил.

– Знаешь... – Он ухмыльнулся. – У меня есть контракт на одну любую работу, и я могу заставить тебя сказать. – Это было бы отстойно. Мне больше нравилось, когда никто не понимал, почему я поступила так, а не иначе. – Не важно, у меня есть работа получше. Я уверен, что Хаус выбрал тебя в качестве одного из охранников, чтобы помочь "сохранить мир" во время речи.

– Шпионы? – Я сделала безумное предположение. Он всегда хвастался своими шпионами.

– Конечно, но речь не об этом. – Он подошёл ко мне. – Слушай, в этих переговорах будет участвовать "Король Минотавров". Если что-нибудь случится, мне нужно, чтобы ты вытащила его. Защити его ценой своей жизни. Всё ясно? – Я тупо уставилась на него. – Сделка есть сделка: если что-нибудь случится, ты выведешь его оттуда. Ты же не хочешь разорвать контракт, не так ли?

– Ладно. – Это будет пиздец. – Я сделаю это. Но я не собираюсь убивать солдат НКА ради этого.

– Если придётся — будешь. – Он пристально посмотрел на меня.

– Нет. – Если Хэйз смогла выжить против целого города, желающего её смерти, я смогу справиться с парой сотней пони. – Я найду другой способ. – Всегда есть лучший вариант. – Надеюсь, что до этого не дойдёт.

– Говори за себя. – Рявкнул он, засмеявшись. – Небольшой взрыв — это отличный способ оживить скучный день с переговорами. Ты наверное опаздываешь, так что можешь идти. Помни о сделке. – Он прищурился. – Пожалуйста, не подведи меня. – Ну, он вежливо попросил. – О, и ещё одна деталь: не говори своему дружку-пегасу и кобылке об этом. Если что-то случится, я не хочу чтобы эта информация попала к Оставшимся или Хранителям. Ещё не говори Мистеру Хаусу и любому пони, связанному с ним.

– Да, да… – Я махнула копытом и вышла за дверь. – Так много правил.

                                                                           ---

– Эй, Хайред? – Сказал Флэйр. Мы вышли из Луны и только что прошли мимо главных ворот Дайса (понитроны как обычно строго посмотрели на нас). – Разве мы не должны были сделать кое-что сегодня. – Хех, о да. Детоксикация. Я сознательно забыла.

– Верно. – Я пожала плечами и двинулась по улице к казино, в котором остановилась Пэрл. – Мне придётся найти для этого время в другой раз. – Это разбивало мне сердце. Глядя на Флэйра, я понимала, что он чувствовал то же самое. Я не была уверена насчёт своих чувств по этому поводу, но и не старалась поднимать эту тему. Просто быть довольной тем, что есть. Если от всего этого можно быть довольной. Я уже больше не знала.

– Ладно. Я поговорю с ними, когда мы вернёмся. – Он подлетел в воздух. – Тем временем, пока ты поговоришь с фермершей, я хочу поговорить с некоторыми пони. Могу попробовать компенсировать наши потери. – О Селестия, да! В смысле, конечно, хорошо. Наверное... Я кивнула ему и подкинула крышек. – Это не должно занять много времени, встречу вас у входа в казино. – Он поднялся в воздух, осмотрелся вокруг и сорвался.

То есть сорвался с места, а не то, что вы подумали. Не хотела каламбурить.

Мы пробились через довольно оживлённую улицу в казино. Меня практически сразу встретила Пэрли, сидящая за столом. – Дорогуша! Ну наконец-то. Я уже заждалась. Кажется, этим пони не сильно нравится, что я слоняюсь здесь без дела. – Она махнула на пони, работающих за кассой. – У меня нет денег на ещё одну ночь, так что хорошо, что ты появилась. – Она покачала головой. – Слишком много проиграла на ставках, эхх...

– Вот. Я подкинула ей паспорт на стол. – Хорошие новости. Ты попадёшь в город. Отправляйся в ЧС, и они дадут тебе работу.

– Оу, спасибо, милая. – Она встала со стула и показала язык пони за кассой. – Они хотят, чтобы я выметалась отсюда, как можно скорее, так что я не могу просто стоять и болтать тут. Ты тоже выглядишь занятой. – Она поцеловала меня в щёку. – Будь осторожна, я пойду собираться. Поговорим позже, милая. – И она ушла вверх по лестнице, чтобы собрать свои вещи. Я надеялась поговорить с ней подольше, потому что мне нравилось её компания.

– Мама, ты не должна целовать других кобылок. – Сказала Серенити, сидя на моей спине.

– Она меня не интересует. Только Хэйз. – Я замолчала и повернулась к ней. – Но на всякий случай, не говори Хэйз. Это ничего не значит. Просто не хочу, чтобы она неправильно всё поняла. – По большей части, я не хотела, чтобы Даймонд Скай всё неправильно поняла.

– Таааааак... Это ничего не значит, но ты всё равно хочешь, чтобы я хранила это в тайне. – Она прищурилась. – Подозрительно.

По правде говоря, я не столько волновалось из-за того, что Хэйз или Скай узнают о существовании Пэрли, сколько о том, что они, услышав о ней, поймут всё неправильно. Они обе были достаточно умны, чтобы понять, что Пэрл меня не интересует, но если кто-то плохо пошутит, то его могут неправильно понять, и тогда это станет проблемой. И мне придётся погибнуть из-за недопонимания. Надеюсь, Серенити просто подшучивала надо мной.

Конечно, это всё заставило меня думать о Платинум Хэйз и начать беспокоиться за неё. Или, скорее, о нас. Весь мой план строился на том, чтобы двигаться постепенно, но меня тревожила мысль о том, что, возможно, на самом деле, мы двигаемся слишком быстро. Конечно, я не была уверена, что такое постепенно и что быстро. Единственной пони, с которой я встречалась до этого была Вайлдфайр и с ней всё просто случилось как-то само собой. У нас не было ни одного свидания или каких-то определённых моментов — просто плавный переход. Для меня это была определённо новая и невероятно ужасная территория, и она могла стать ещё страшнее, особенно если я продолжу сравнивать Хэйз с Вайлдфайр.

Это была грустная мысль, но как бы я не любила Хэйз, Вайлдфайр навсегда останется в моём сердце. Это было несправедливо по отношению к Хэйз, но я просто не могла избавиться от своих чувств к Вайлдфайр.

Ладно, депрессивные мысли должны уйти, у меня есть работа, которую необходимо выполнить. Когда я вышла из казино, то для меня стало неожиданностью, что вместо Флэйра меня встречает Пинприк.

– Эй, пизда. – Серая земнопони усмехнулась. – Ты ебать, как опоздала. Как обычно. Тебе повезло, что эта сука присматривает за тобой. – Она выглядела немного потрёпанной, и её правая передняя нога была перемотана. Должно быть, это из-за того налёта, о котором она говорила за день до этого. – И если тебе интересно откуда я, блять, знаю, то Бэтмэйр просто подслушивала тебя сегодня утром. Не спрашивай, как или зачем, эта сука просто умеет телепортироваться, в конце концов. И возможно, она хотела убедиться, что ты явишься.

– Привет, узница. – Спитшайн высунулась из-за ноги матери. – Мама и я попали в передрягу вчера, но сейчас всё отлично. А как ты? – Её грива выглядела короче, чем вчера и, возможно это лишь моё воображение, но она была слегка опалённой. – А ты не дралась, ты была на свидании. Это гораздо хуже.

– Я в порядке. – Я улыбнулась кобылке, которая, кажется, всё ещё считала, что я её узница, если не учитывать тот факт, что я ей не была с моих первых дней в Каледонии. – И хорошо отдохнула. Очень хорошо отдохнула. – Я перевела взгляд на Пинприк. – Ты тоже будешь охранять на переговорах? – Она не сильно была похожа на охранницу.

– Ну, не официально. Но оказалось, что некоторые из убийц, которых наняла Молли на самом деле не контактируют друг с другом. Так что я нашла одну одинокую суку, вырубила её и-и-и… – Она постучала по прибору, похожему на ПипБак на её ноге. – Эта штука идёт с чипом идентификации. – Она усмехнулась. – Теперь я одна из ёбаных Башей, представляешь?

– Бэтмэйр тоже придёт? – Спросила Серенити. – Она мне нравится. Такая крутая и героическая и может телепортироваться.

– Ага, малявка. – Фыркнула Пинприк. – Но не с нами. Железнодорожная станция кажись находится на юго-западной стороне города, но поскольку в него всего один, блять, вход, то нам придётся сделать большой крюк. Но мышка другая, она может телепортироваться через стены, так что она уже наверняка там и разведывает территорию. Она могла взять меня с собой, но я почувствовала, что мне нужно поговорить с твоей тупой мамой. – Серенити, кажется, оказалась довольна этим ответом и счастливо кивнула. – А теперь, давайте приступим к делу. Нас ждёт целый поезд приключений. Все важные банды.

– Откуда ты знаешь, кто из них важен? – Она была в городе максимум неделю, поэтому я сомневалась, что у неё есть полное представление о том, как в нём всё устроенно.

– Те что идут — важные. – Она засмеялась. – Кстати, твоя пташка уже здесь. – Хм, что? Когда я обернулась, то увидела, что Пин была права и Флэйр приземлился за мной. – Сказала же.

– О, она тоже решила вмешаться? – Спросил пегас, подбежав ко мне. – Я достал всё, что надо, кстати. – Я думаю так он попытался не раскрыть информацию, но кажется у него не сильно получилось. – Так, Пин... Ты ввязалась в драку или что? Если бы мне пришлось угадывать, то я бы сказал, что ты обидела кого-то и тебя за это отпинали.

– Мне кажется, твоих птичьих мозгов не достаточно, чтобы уметь включать радио, потому что иначе ты бы знал, что я и мышка разобрались с серийным убийцей в трущобах. – Она плюнула на землю. – Он меня не достал, но вот тот уёбок, с которым мышка продолжает бороться, снова показался и всё пошло по пизде. Смеющийся жеребец или как его там.

– Снова он? – Я раздражённо вздохнула и двинулась к аванпосту НКА на выходе из Парасайт Маунда. Этот пони был первым, кто поставил мне вопрос "что есть истинная природа героя?", который доказывал, что он сумасшедший, задающий странные и плохо сформулированные философские вопросы. И он дал мне первый ответ: неудача.

– Ага, ублюдок со сковородкой на пол морды и ужасным чувством стиля. – Она последовала за мной, как мне показалось, не заботясь о том, что это может сорвать её маскировку. – Я никогда не видела, чтобы кто-нибудь так предсказывал действия мышки, как он. Ну ты знаешь её телепорт-фу, да? Уёбок кажется мог знать, где она появится. Ну, думаю, когда тебе приходится встречаться с этой сукой ночь за ночью, то её стиль боя вскоре запоминается. Я почти смогла его поймать, но он та ещё скользкая дрянь.

– Мне он не нравится. – Заявила Серенити. – Он был злым. И я выстрелила в него.

– Хитрость в том, чтобы попасть в него. – Заметила Спитшайн. – Я дам тебе подсказку. Попадание — самая важная часть. – Дочь Пинприк выбежала из-под матери и подошла к Серенити. Понятно почему я немного нервничала, когда Серенити подружилась с кобылкой, которая в прошлом была рейдером.

– Я знаю, как стрелять. Однажды, я убила гуля, который пытался съесть маму. – Ответила Серенити немного надменно. Это было удивительно, что она так быстро переварила это, потому что в первое время её это сильно печалило... Но думаю, после того, как мы прошли через Каркхуф, Тимбер и Комплекс у неё были гораздо более жуткие воспоминания.

– О! Это круто. А что случилось? – По просьбе Спитшайн, Серенити начала рассказывать историю о том, что произошло в тоннелях. Правда в этой истории было гораздо больше об эпичных драках и гораздо меньше о медленном выжигании мозга.

– Я всё ещё не понимаю. – Мой взгляд устремился на Пинприк, которая смотрела на мою дочь. – Почему Сильвер Буллет так хотел заполучить её. – Мне понадобилось определённое количество времени, чтобы вспомнить, что Сильвер Буллет — это имя работорговца, который дал мне работу на убийство Нэнни Джэйн и похищение для него Серенити.

– Рабы-жеребята стоят много? – Это было то, о чём я всегда думала.

Видимо, Флэйр прислушался к нашей беседе, потому что он воспользовался возможностью и взлетел перед мной и Пинприк, двигаясь при этом задом наперёд. – Работорговля жеребятами? Это то тёмное прошлое, о котором ты никому не рассказываешь?

– Пожри дерьма, птенчик. – Пинприк всегда вела себя вежливо во время беседы. – Не, в смысле... Ну да, они стоят довольно много, но не до такой степени. Этот ублюдок настолько хотел её получить, что собирался спалить весь Бридл Хоуп к хуям и не так мило и по-доброму, как эти Багровые Уёбки.

– Оу, я люблю загадки. – Флэйр не мог не перевернуться вниз головой. Я всё ещё не знала, как он это делает. – Полагаю, ты знаешь какой-то большой секрет, верно? Ну давай, расскажи нам.

– Ух, ёбаные птицы. Ненавижу. – Она снова взглянула на меня. – Я знаю, что он планировал продать её какому-то особенному покупателю, который приходил несколько раз, но я в душе не ебу, кто это был. Думаю, это был кто-то из этих птичек. – Она усмехнулась Флэйру. – Какие бы у него не были причины, всё пропало, когда ты вышибла ему мозги. Какая жалость. – Да, я на самом деле переживала из-за его убийства. Долгое время, он был единственным пони, которого я убила и чувствовала, что он этого заслуживал.

– Я уверена, что это неважно. – Трущебы Парасайт Маунда постепенно отступали, когда мы приблизились к аванпосту НКА на окраине города. Там, по другую сторону поста, я видела большую толпу пони-охранников, которых предоставили все фракции. Даже когда мы подошли ближе, я заметила, что пони продолжают присоединяться к толпе. Если что-нибудь и отображало реальность Дайса, то это огромное количество пони. Именно пони, потому что она была лишена представителей других видов. Я не уверена, что именно это должно говорить о городе или обо мне, учитывая, что я присоединилась к ним, но это точно не совсем хорошо.

                                                                           ---

Хотя предполагалось, что всё это действо должно было стать демонстрацией единства Дайса. Когда толпа двинулась, то все банды разделились на собственные колонны и группы. Единственное, что их всех объединяло, это то, что они все внимательно следили друг за другом. Это шествие должно быть стало таким же напряжённым, как и печально известная "самая неловкая поездка на вертибаке".

Это также замедляло движение всей толпы. И поскольку железнодорожная станция находилась в западной части Дайса, мы должны были пройти длинный маршрут вокруг городских стен. Не могу сказать, что меня это обрадовало, но по крайней мере это позволило мне увидеть руины вокруг Дайса во всей их... Славе? Многие здания были лишь обломками стен, едва держащимися на остатках фундамента. Это выглядело ещё более ветхим в сравнении с великой серой стеной Дайса, которая возвышалась над ними серой горой. Это была интересная экпло... экспро...

Это создавало интересный контраст.

Во время нашего шествия, маршрут вынудил нас пройти по улице между двумя большими зданиями по бокам. От одного из солдат НКА поступил сигнал, чтобы мы оставались настороже. Разговоры вокруг меня быстро стихли и казалось, что все пони вокруг напряглись. Когда я осматривала здания, мне казалось что я вижу силуэты через разбитые окна и трещины в зданиях: серые и грязные, они двигались быстро и тихо.

– Рейдеры. Или хуже… – Сказал Флэйр почти шёпотом. – Раньше были кровокрылами, пока Анклав не изгнал их. – Я не уверена, что такое кровокрылы, но у меня было чувство, что это плохо. Одна из фигур остановилась у окна второго этажа и посмотрела на меня. Она едва была похожа на пони. Я осторожно прижала Серенити к себе, чтобы защитить её в случае чего. – Их выгнали из Парасайта ещё до моего рождения. – Объяснил Флэйр. – Некоторые смогли задержаться подольше. Они так сильно мутировали из-за радиации и токсинов, что теперь в них почти ничего не осталось от пони...

Какая бы штука на меня не пялилась, она не задержалась надолго, видимо решив, что я не стою её внимания. – Радиации?

– Ты увидишь. Лучше пригнись. – Как только я это сделала, то услышала выстрелы. Здания создавали эхо, так что мне было тяжело определить направление. Послышались несколько взрывов, а затем на улице снова стало тихо.

Это выглядит, как весомая причина держать голову пониже. Хотя я и не могла больше наблюдать за суетой в зданиях, на самом деле там не было ничего интересного. Какими бы страшными не были эти рейдеры, они решили не повторять ошибку того пони, который стрелял в нас, так что они скрылись в своих городских джунглях.

Мы поднимались на небольшой холм, на вершине которого все пони повернули головы и уставились на что-то. Когда я последовала их примеру, то почувствовала страх. Менее чем в полукилометре от нас был огромный кратер, в центре которого был бассейн со светящейся голубовато-зелёной водой. Часть меня подумала о том, был ли это след от одного из мегазаклинаний, которые уничтожили Дайс. Хотя, если это так, то это было бы странно. Мы были довольно близко к нему, но мой ПипБак не давал никаких предупреждений о радиации.

– Это странная... Штука. Она испускает кучу радиации, которая буквально плавит на тебе кожу, но она не выходит за границу этой маленькой дыры. Или по-крайней мере выходит, но не далеко. – Сказал Флэйр, смотря на кратер. Он летал над Дайсом множество раз, так что наверное уже привык к этому виду. Я понятия не имела, что что-то подобное находится настолько близко к городу. Забавно то, что мегазаклинание, поразившее Дайс, использовали над городом, и оно не должно было оставить кратер.

– Он не похож на тот, который есть в Айглоу. – Сказала Серенити. – Тот выглядел по-другому. Он был шире и более зелёный. И не такой глубокий. – Она замолчала. – По-крайней мере, насколько я помню. Я была там не так уж и долго, но из того, что запомнила… – Её голос дрогнул.

– Я слышала, что однажды в город врезался метеорит… – Правда, я не могла вспомнить, где я это слышала. – И что это скрыли, сказав, что это была атака врагов.

– Хм? – Флэйр посмотрел на меня с поднятой бровью. – А вот эт что-то новенькое. Никогда ничего не слышал о таком. Я не думаю, что это невозможно, скорее маловероятно. Что бы не создало этот кратер, он отравил руины Дайса на долгие годы. Новый город строился с расчётом, чтобы быть, как можно дальше от этой штуки, но при этом захватывать самые крупные сохранившиеся здания.

– А ты сегодня полон знаний, Флэйр. – Либо он пытался быть полезным, компенсируя всю эту историю с наркотиками, либо он в очередной раз просто показывал своё умственное превосходство.

– Что? Знания — сила, Сильвер. – Он взглянул на меня и усмехнулся. – Так что ты в пролёте. И кроме того. Это общеизвестный факт, по крайней мере, для нас. Потому что мы занимаемся обучением своих членов. Анклав всегда гордился своей школьной подготовкой жеребят, а история важна. Хэйз бы тоже гордилась. – Быстро добавил он. – По крайней мере, она бы гордилась той частью Оставшихся, которые не сильно зазнались и сохранили здравый рассудок. А иначе, послушав их, ты бы считала, что каледонские и эквестрийские пегасы почти выиграли войну в одиночку.

Затем Флэйр рассказал нам пару историй о пони, которых он знал лично и которые попали в этот кратер. Видимо, один из них превратился в маньяка, который пытался использовать мегазаклинание, чтобы стереть Дайс с лица земли, в то время, как другой просто расплавился. Конечно, учитывая, что истории рассказывал Флэйр, то можно было с уверенностью сказать, что либо они были сильно преувеличены, либо полностью выдуманы.

Примерно через час после того, как мы обошли кратер, мы добрались до базы НКА. Глядя на него издалека, мне показалось, что вокзал больше похож на храм. Виноградные лозы взбирались по коричневым каменным стенам ввысь, обходя огромные часы на башне, после чего продолжали свой путь вверх, прежде чем достичь вершины, которая сужалась, как шпиль. Я могла видеть разрушенную многоуровневую лестницу, ведущую к главному входу. На каждом из трёх уровней были заметны остатки садов с фонтанами и статуями.

Когда мы приблизились, здание стало ещё более впечатляющим, потому что я поняла насколько оно огромно. Вокзал возвышался над мрачным пейзажем словно крепость. И мне было больно сгибать шею, чтобы увидеть вершину здания, когда мы поднимались по лестнице.

– Кому вообще может понадобиться настолько большая станция? – Спросила я, пока мы медленно пробирались по разрушенным аллеям и лестницам, которые так часто использовались, что их ступени закруглились и стёрлись.

– Кому-то с маленьким членом. – Я бросила на пегаса злобный взгляд, дав ему понять, что не стоит говорить такое рядом с моей дочерью.  

Тем не менее я должна была предположить. – Уоллкирк?

– Ну, он называется "Мемориальный железнодорожный вокзал имени Уоллкирка", так что это хорошее предположение. – Ну конечно же, это он. Если здание большое и оно в Дайсе, то это наверняка работа Уоллкирка. Иногда я удивлялась, почему он не воспользовался всем своим богатством, чтобы просто сделать свою маленькую страну из города... А затем, я понимаю, что по большей части можно сказать, что он именно так и поступил. Ну, тогда он бы мог хоть раз сделать что-то правильное, вместо того чтобы проваливаться во всех своих начинаниях. Никогда раньше я не слышала о жеребце, полном амбиций, но совершенно неспособном их реализовывать.

– Оно большое. – Заметила Серенити, официально претендуя на звание Капитана Очевидности.

– Спасибо, милая, ты такая наблюдательная. – Она стукнула меня копытцем по затылку за это замечание. О, а я сказала, что она забралась на мою спину, пока мы шли? Так случилось, что к тому моменту, это казалось совершенно естественным.

– А вы можете быть не такими... Слащавыми? Это выглядит стрёмно. – Очевидной реакцией для меня был серьёзный взгляд на пегаса. Краем глаза я заметила, что Серенити скопировала меня.

Как только мы добрались до верхнего уровня ступеней, фракции разделились, но так как Тай Липс и другие Хизаи зашли внутрь здания, я последовала за ними. Интерьер здания оказался ещё более впечатляющим, чем его вид снаружи.

Посмотрев вверх, я увидела высокий арочный потолок, состоящий почти полностью из стеклянных панелей и железного каркаса. Около самой вершины я заметила строительные леса и переходы, что навело меня на мысль, что НКА занимались восстановлением здания. Когда я обернулась назад, то увидела каменную стену, похожую на ту, что была снаружи, но она была частично закрыта по обеим сторонам от двери гигантскими белыми экранами, которые наверняка были новыми. Чтобы увидеть остальную часть зала, мне пришлось обойти грубую деревянную сцену, установленную в центре. Над правым экраном висело знамя со звездой и фениксом — флаг НКА, а над левым — просто красное полотно. Должно быть, оно что-то значило для минотавров.  

Я повернулась в другую сторону и увидела большую систему эскалаторов в центре большой комнаты. Она охранялась несколькими тяжелобронированными рейнджерами НКА, так что я решила не подходить ближе. Но я видела что эскалаторы спускаются вниз на несколько уровней, скорее всего даже под землю. Это создавало чувство, что комната поделена на три части от одной боковой стены до другой. Слева было большое пространство, обрамлённое перилами, которые не позволяли пони случайно упасть вниз. Затем, шла сама череда эскалаторов с левой и правой стороны, ведущая вниз на несколько этажей.

Это казалось излишне сложным, но в то же время чрезвычайно полезным решением. Делегаты от НКА и минотавров уже были разделены по разным сторонам: минотавры справа, а пони НКА — слева. Это был грамотный ход, который был гораздо лучше, чем если бы их всех просто поставили вместе и объявили о мире. Селестия упаси.

Мой взгляд был прикован к Минотаврам. По какой-то причине, в моей голове они все были одинаковыми, огромными монстрами, бродящими по земле. Вместо этого, я увидела нечто иное. Хотя они и выглядели, как солдаты, они так же сильно отличались друг от друга, как например, я от Флэйра. Некоторые были выше, другие ниже, все разных оттенков красного, коричневого и синего, и я заметила, как минимум одного ярко-жёлтого и двух тёмно-розовых. Это как-то разрушило мои предубеждения. Или по-крайней мере, заставило их дать трещину.

– Хайред? – Хм, что? – Хаааайред. Эквус вызывает Хайред. – Я повернулась и обнаружила Тай Липс, которая махала мне одним из своих кибернетических копыт. – Ох, ты снова вернулась к нам. Не представляю, что мне с тобой делать, учитывая, что ты не часть Отдела Безопасности... Ой, секундочку! Мне не нужно ничего делать! Благодаря твоим особенным глазкам, генерал-майор Хэйлшторм хочет поговорить с тобой лично. Это так облегчает мне жизнь. – Она махнула копытом солдату НКА. – Эта милая кобылка проведёт тебя к генералу. Веди себя хорошо и помни: что бы ты ни делала — ты делаешь это, как представитель Мистера Хауса.

– Вам сюда. – Сказала кобылка, указав взглядом на левую половину зала. – Ваши друзья могут пойти с вами, но генерал-майор будет говорить с вами наедине.

                                                                           ---

В конце комнаты было несколько менее красивых дверей, которые привели нас к тому, что действительно напомнило мне о том, что это была железнодорожная станция. Прямо за залом находилась огромная открытая платформа, на которой, как я думаю, пони раньше ожидали своих поездов. Слева стоял поезд, который скорее всего не двигался с конца света, в то время, как справа рельсы, которые находились чуть пониже, были свободны. По крайней мере, так было, пока мы не дошли до конца платформы, где на них стояли несколько вагонов, выглядящие разбитыми и едва не завалившимися на платформу.

По всей территории ходили солдаты НКА, которые, казалось, находились в состоянии полной боевой готовности. – Твои друзья должны ждать здесь. – Сказала кобыла, которая нас сопровождала.

– Хотел бы я быть таким же популярным, как Хайред. – Куда же без подколов от Флэйра.

– Серенити. – Я посмотрела на маленькую кобылку, которая спрыгнула с моей спины на пол. – Веди себя хорошо ради мамы. И проследи, чтобы Флэйра не подстрелили.

– Хорошо! Я лучшая в слежении за тем, чтобы пони не подстрелили. – В этом было мало смысла, но она сказала это с такой уверенностью, что я решила не спорить.  

– Отлично. – Сказала я, потрепав гриву Серенити. – Ну, пошли. – Солдат усмехнулась и повела меня дальше.

Вагон, к которому меня отвели оказался в самом конце по левый бок от платформы. Он выглядел свежевыкрашенным в синий цвет, и на её двери была золотая надпись "генерал-майор Хэйлшторм". Что-то внутри меня сжалось, и я обнаружила, что тупо нервничаю. Я встречалась с многими пони из верхушки Дайса, но эта пони действительно заставила меня понервничать. Возможно, это из-за того, что я на самом деле поняла, как работает этот город и НКА. Или потому, что у этой пони в подчинении была целая армия, по численности превосходящая все банды вместе взятые, с лидерами которых я общалась.

Солдат, за которой я следовала, не проявляла заботу о моём экзистенциальном кризисе и внезапно открыла дверь, заставив меня вскарабкиваться за ней. – Хайред Ган из Хизаев. – Сказала она. Внутри вагон был избавлен от большинства сидений и оказался также выкрашен в синий цвет. Стены были полностью синими за исключениями гербов НКА, которые иногда встречались на них. В дальнем конце вагона было три пони, стоящих вокруг стола.

Одним из них был генерал Скоятель, который, увидев меня, подарил мне короткое "ураа". Другим был майор Лаки, уставившийся на меня своими бледными глазами, после чего сказал что-то, что я не услышала, третьей пони. Эта пони была довольно крупной коричневой кобылой-единорогом с ярко-розовой гривой и хвостом, которые были сплетены в косы. Она прошептала что-то Лаки, а затем наконец посмотрела на меня.

– Хайред Ган из Хизаев, я ждала тебя. Оставьте нас одних. – Сказала она и сразу два представителя верхушки НКА отправились на выход.

– Не шути с ней, Хайред. – Сказал мне Лаки, когда проходил мимо, а Скоятель лишь вежливо кивнул.

После этого, я и пугающе большая коричневая кобыла остались одни в вагоне. Она пристально смотрела на меня, после чего улыбнулась. – А ты на самом деле больше меня. Мне было тяжело поверить в такое. Ну, иди сюда: никто больше не смотрит и мне не нужно соблюдать все эти надоедливые процедуры. Хочешь выпить? – Она левитировала бутылку вина и начала наливать мне в бокал, хотя я даже ничего не сказала. – Лучшее в апокалипсисе это то, что теперь каждая бутылка вина стала старинной.

– Ээ… – Я остановилась у стола, но всё равно держала уважительную дистанцию. – Спасибо, мэм.

– Угх, не называй меня "мэм". Я ненавижу быть "мэм". Это заставляет меня чувствовать себя старой. – Она хлебнула из бокала. – Если кого и можно называть "мэм", то это майор Лаки. Он такой же старый, как Селестия, и такой же сварливый, как какая-нибудь бабка с фермы. Ну, ты пей. – Она задержала свой взгляд на мне, и этого было достаточно, чтобы заставить меня выпить. – Не то, чего ты ожидала, ага? – Я взглянула на кобылу. Она была не такой уж и старой, но я могла заметить несколько седых волосков в её розовой гриве и вокруг её рта и глаз начали появляться морщины. Кажется, она чувствовала себя довольно комфортно в своей форме, которая для обычного пони показалась бы чрезвычайно душной. Хотя кажется она из тех пони, которым комфортно всегда.

– Я не знала, чего ожидать...

– Я стараюсь держать пони в страхе. – Она посмотрела на стол и перевернула что-то, что, видимо, я не должна была видеть. – Хватит говорить обо мне и давай поговорим о тебе. Хаус обещал мне хорошего наблюдателя, и мне досталась ты. А ты выглядишь прямо как, когда я была в расцвете сил... Ну, если бы я была чуть больше и с чуть меньшим количеством конечностей. Что не сильно положительно говорит о твоих наблюдательных навыках, хотя кто я такая, чтобы судить. Я всегда предпочитала линию фронта. – Она улыбнулась мне потрясающе белоснежной улыбкой. – Ну, сними повязку, и дай мне взглянуть.

Мой глаз должно быть привык к темноте, потому что когда я сняла повязку, то всё с правой половины моего зрения было мутным. Затем в голове послышалось слабое жужжание, и цвета и четкость медленно вернулись. Мой глаз распознал, что я смотрю на кобылу и сразу обозначил её фиолетовым цветом (что означало наивысший уровень угрозы) и подписал её, как генерал-майор Хэйлшторм над её головой. К этому было довольно неудобно привыкать (как и каждый раз, когда я снимала повязку), но я знала что вскоре мне снова придётся этим воспользоваться.

– Впечатляет. – Генерал видимо решила, что нарушить моё личное пространство — это нормальное дело и приблизилась, чтобы рассмотреть мой глаз. – О, мне нравится. Что он может делать? – Я кратко объяснила ей основные функции. – А он будет работать, когда ты будешь смотреть на множество пони?

– Ээ... Он ограничен… – Слово ускользнуло от меня на пару секунд. – Вычислительными мощностями. Верно, так что... Если будет много целей, то он будет отмечать те, которые ближе всего к центру моего взгляда. – Кажется, её это устроило. – А зачем?

– Мне нужен наблюдатель. Кто-то, кто сможет распознать самых опасных из этих двуногих ублюдков, в случае если всё это лишь повод, чтобы оказаться поближе к нам. – Однажды они отравили чай во время аналогичных переговоров, если Флэйр не соврал, так что её подозрения были вполне обоснованными. Хотя всё равно расистскими. – И Хаус сказал, что такой глаз есть только у тебя.

Я говорила насколько странным это казалось для меня? Кибернетические глаза были не такой уж и редкостью у Хизаев, и я бы не удивилась, если бы несколько пони добровольно согласились на такой апгрейд. Так почему я оказалась единственной доступной пони. У Хауса был целый отдел безопасности, и я уверена, что там точно есть кто-то с такими же улучшениями. С этой сделкой было что-то не так. Как обычно у меня появилось чувство, что я упускаю что-то очень важное.

– Ну, думаю так и есть. – Ответила я, и решила осмотреть её офис. Для переделанного железнодорожного вагона он выглядел почти профессионально. Ну, на Пустоши всё, что не покрыто толстым слоем дерьма, грязи и пыли выглядит профессионально...

– Ладно, хорошо. Допивай вино, и о добавке можешь не просить… – Она отошла, чтобы что-то закрыть собой от меня.

– Вы правда лидер войск НКА?

Она обернулась и сердито посмотрела на меня, как на идиотку. – Чего именно ты ожидала? – Она усмехнулась. – Убей достаточно двуногих, и они дадут тебе любой офис, какой ты захочешь. Когда последний генерал-майор скончался, началось голосование среди высшего командования. Это действительно единственный честный способ, до того, как председатель выберет кого-то там, но у него нет военного опыта. – Она засмеялась. – Достаточно понятно? Хватит задавать вопросы. Ох, Селестия, некоторые пони просто не знают, что значит проявлять уважение. – Пробубнила она себе под нос, выпив очередной бокал вина.

– Простите, я… – Я нервно отхлебнула вина. У него был хороший вкус, хотя и слегка многовато фруктовых нот. Я бы предпочла виски или Золотую Арфу в любое другое время, но кажется была не совсем в том положении, чтобы выбирать, так что я заткнулась. – Извините.

– Да да. – Большая кобыла подошла обратно к столу и поставила на него странную чёрную штуку. – Одень это. Коротковолновый прибор связи, он позволит тебе сообщать, что ты видишь в реальном времени. Ты будешь одна, высоко над полом, так что в крайнем случае, сможешь воспользоваться своим положением, как снайперской позицией. Если конечно не придётся стрелять прямо вниз. – Высоко... В моей памяти всплыли переходы, которые я видела под потолком в главном зале. О, блять, нет. Я ни за что не поднимусь туда. Никто меня не заставит.

– Ээ... Я… – Была перебита. Это происходит слишком часто. Было бы проще, если бы пони просто говорили по-очереди.

– Приятно знать, что Хаус остается таким... Близким другом для НКА. – Она наполнила мой бокал. – Ненавижу подвергать пони опасности. – Я сделала заметку в голове о том, что Хэйлшторм хорошо умеет читать эмоции по выражению лица. – Выпей, а затем я найду кого-нибудь, кто проведет тебя. – Она махнула мне, чтобы я закончила с вином, и я подчинилась. – Я прошу тебя идти туда в одиночку, без твоих дружков или кто там у тебя. Мостики старые, а ты выглядишь довольно тяжёлой… – Оу, они ещё и могут сломаться под моим весом. Это определённо будет весело.

Я развернулась и вышла из помещения, после чего сразу столкнулась с моими друзьями, которые почти что заставили меня рассказать о предстоящей работе. Что я и сделала с некоторым раздражением.

– А разве ты не боишься высоты? – Спасибо тебе, Флэйр, за твое великолепное и раздражающее замечание. – Это точно хорошая идея?

– Настолько же хорошая, как отправлять тебя на дипломатическую миссию. – Это был достаточно колкий ответ? Я тренировалась. – Хорошая или нет, Хаус ожидает выполнения этой работы. Так что я должна. – Главное — не смотреть вниз... При этом смотря вниз в поисках самых опасных минотавров. Это действительно оставляло всего один вариант действий.

– Ты будешь в порядке, мам? – Просто превосходно. – Не волнуйся, мы будем рядом с тобой.

– Ээ, на самом деле… – Я объяснила им, что идти со мной — это не совсем возможно и не совсем хорошая идея. Ну, в теории они могли бы, поскольку оба довольно лёгкие, но я правда не хотела, чтобы Серенити была так высоко, потому что это довольно опасно. А раз Серенити не должна быть наверху, то оставлять её одну на земле тоже не вариант, так что Флэйру придётся остаться с ней. То, что мне нужно делать что-то тупое и опасное для моей работы ещё не значит, что я собиралась взять Серенити с собой. – Не волнуйся, я буду в порядке. – Ответила я, ни секунды не веря своим словам.

– Ну, из того, что я слышал... Позади будет место для гражданских, чтобы они могли наблюдать за переговорами, так что я буду там на случай, если ты упадешь. – Я подняла бровь, потому что вероятность того, что Флэйр поймает меня в полёте казалась мне очень низкой. А затем я вспомнила, что он уже так делал, хотя тогда у него были некоторые проблемы. Это хороший запасной план, но он не добавлял мне уверенности.

– Спасибо… – Ответила я. Солдат, которая вела нас, оглянулась и ускорила свой шаг по железнодорожной платформе. – Как только вернёмся, Флэйр... Нам надо будет разобраться с этой... Штукой. – Вообще-то я не очень хотела этого, если честно, потому что Мед-Х помогал, а я нуждалась в любой помощи, которую могла получить. С другой стороны, я не хотела пугать Серенити или оттолкнуть от себя Хэйз, так что... Думаю мне нужно хотя бы посмотреть на то, как проходит эта детоксикация.

– Да, мы всё перенесём. – Он закатил глаза.

– Я серьёзно. – Ну, в основном серьёзно. Должно быть, он почувствовал это, потому что показал мне язык, когда мы снова вошли в здание.

– О чём вы двое говорите? – Серенити с подозрением взглянула на нас. – Какие-то секреты? Держу пари, что я знаю, о чём это вы. Я очень догадливая в этом плане. – Уверена, что так и есть и не удивлюсь, если она догадается, но я правда не хотела говорить с ней об этом, так что просто уставилась на мраморный пол. – Ну? – Она с нетерпением ждала ответа. – Я не скажу тебе, что я знаю, если ты будешь вести себя вот так!

– Я уже знаю, что ты знаешь. – Ответила я, когда кобыла повела нас через плотную группу солдат НКА, собравшихся посмотреть переговоры.

– Я знаю, что ты знаешь, что я знаю.

– Я знаю, что ты знаешь, что я знаю, что ты знаешь, что я знаю... Стоп… – Я поморщилась. – Что?

– Я знал, что ты скажешь это. – Усмехнулся Флэйр, и мы добрались до маленькой двери в боковой стене рядом с одной из комнат с множеством больших окон.

Я нервно подняла взгляд и увидела, что высоко надо мной был небольшой помост, который выходил из невидимой для меня двери и шёл над комнатой, пока не переходил к длинному мосту, который уже тянулся через весь зал. – Вам наверх. – Сказала стражница, посмотрев на меня. – Держите гарнитуру включённой. – Я бы хотела, чтобы мне не напоминали об этом, потому что это было довольно неудобно, и мне не хотелось пользоваться этой штукой. – И оставайтесь на связи. Не забывайте, что вы можете включать и выключать микрофон с помощью кнопки сбоку. Это может быть сложно для земнопони, так как эта вещь создавалась для единорогов, но неважно.

Она открыла дверь в очень маленькую комнату, которая полностью была занята старой железной лестницей, определённо не соответствующей требованиям безопасности. – Повеселись. – Кобыла усмехнулась и ушла, оставив нас троих.

– Хайред… – Голос Флэйра был на удивление тихим. – Ты точно будешь в порядке? В смысле... Ээ… – Я осторожно перевела взгляд на него, всеми силами стараясь не выглядеть абсолютно напуганной. – Просто... Ты будешь в порядке. Я присмотрю за тобой. Всё будет хорошо. – Мне просто придётся зависнуть на неопределённый срок высоко в воздухе на мостике, который возможно не сможет выдержать мой вес. О да, всё будет просто отлично. Это нисколько не заставляло меня напрягаться, а моё сердце колотиться, как бешеное.

Что-то маленькое прижалось к моей ноге и, посмотрев вниз, я обнаружила, что это Серенити обнимает её. – Не волнуйся, мамочка, я поймаю тебя. – Её рог обернуло розовое свечение. Я не смогла удержаться и улыбнулась. Это немного успокоило меня, но я всё равно нервничала.

– Спасибо. – Я прижала её своим протезом к себе. – Я не боюсь.

– Как скажешь, мам. – Сказала она, улыбнувшись своей самой яркой улыбкой. – Увидимся позже! – Она отошла назад к Флэйру, позволив мне зайти в комнату и закрыть дверь.

В тишине я услышала тонкий скрип железной лестницы. Это нисколько не помогло справиться с моим растущим беспокойством. Ладно, я могу сделать это. Я раньше была и выше (самая неловкая поездка на вертибаке) и падала с большей высоты (тот раз, когда я прыгнула... ладно, не думать об этом будет лучшим вариантом), так что это будет, как прогулка в парке. В конце концов, я была похожа на живой ходячий танк, чего мне вообще можно бояться?

Высоты.

Верно, я почти забыла об этом. Я была очень благодарна, что Флэйр слетал за "лекарствами" до этого, потому что в тот момент мне нужен был Мед-Х, только чтобы сделать первый шаг. Он немного успокоил меня, достаточно, чтобы мои ноги снова начали шевелиться. Понимаете, меня пугала не только высота, но и возможность падения. И когда возможность падения возрастала, страх рос вместе с ней. Так работает математика с моим хрупким психическим состоянием.

Медленно (и я имею ввиду очень медленно) мне удалось подняться по лестнице. Это было долгое и ненадёжное восхождение и каждый раз, когда я слышала скрип или стон металла, мне приходилось делать перерыв, чтобы моё сердце не выпрыгнуло из груди. Наверху оказалась прочная каменная площадка с обычной дверью, ведущей к мостику. И я была очень-очень рада, когда обнаружила, что дверь заперта. Одно дело быть высоко в лифте или гостиничном номере и совершенно другое быть на шатких платформах, с которых видно, как далеко ты можешь упасть, если что-то пойдёт не так.

Мои ноги немного дрожали, поэтому я остановилась, чтобы отдохнуть на этой каменной платформе и перевести дыхание. Дальше проще. Это не должно быть сложно. Просто пройти по штуке, которая может сломаться, если я чихну слишком сильно. Ну почему я такая огромная? Это было бы гораздо проще, если бы я была размером с Флэйра. Я достала вторую дозу Мед-Х и вколола её. Это вызвало у меня небольшой эффект опьянения, но помогло справиться с беспокойством.

Но он стало гораздо менее эффективным, когда я открыла дверь и посмотрела на помост. Это была узкая полоса металла (кто бы не выбрал решётку, через которую можно видеть всё снизу, вместо обычной пластины навсегда попал в мой список уёбков), висевшая высоко над залом и, очевидно, держалась на тонких стальных тросах, закреплённых на потолке. В общем, я была абсолютно не впечатлена этой невероятно надёжной конструкцией и наложила кирпичей.

Мне придётся встань на эту штуку. Своими копытами. На такой высоте... И эта штука держится только на... Да как вообще я должна... Угх.

Я ударилась головой о дверную раму, но из-за этого моя голова разболелась только сильнее. Как я вообще должна сделать это. Да даже пони, которые не боятся высоты не стали бы ходить по этой штуке. Это было безумно, и тупо, и просто...

Ладно. Я достала третью дозу. Это был единственный способ добраться туда (хотя скорее передозировка убьёт меня, но даже в этом был плюс — мне не пришлось бы идти по этому мостику). Игла проткнула мою кожу, и я почувствовала медленную и знакомую волну эйфории. Только. В этот раз что-то было не так.

У меня закружилась голова, и её примеру последовал весь мир вокруг меня. Вещи двигались так, как не должны были... Или это только моя голова двигалась. Мои ноги (и даже кибернетическая) стали такими мягкими подо мной, и прежде чем я успела что-то сделать, они отключились, и я уткнулась лицом в пол. Холодный пол. Такое чувство, будто кто-то взял облако и засунул мне его в голову. А затем пришла тьма, потому что мои веки стали слишком тяжёлыми и упали мне на глаза. Тем не менее, это было хорошо. Это была утешающая тьма.

Это будет тяжело объяснить.

                                                                          ---

– Иди найди маму! – Резко сказал мне Мэдоу.

Я послушалась не сразу, была слишком напугана. Всё случилось так быстро. Сначала я бегала и игралась с моим братом, а затем нашла странную коробку со странными синими пулями. Всё было хорошо, пока не пришёл пони по имени Смуз Тонг и сказал, что хочет их, и потом всё стало напряжённым и странным. Мой брат, казалось, зачем-то охранял эту коробку, и несколько пони кричали на него, а затем он начал выкрикивать мне, что делать. А я была не из тех, кто спорит со старшим братом (даже если он был меньше меня).

Оливковый жеребец улыбнулся мне, когда я попыталась обойти его и его странных друзей. – Да, иди за ней. Мэр должна быть здесь. – Мне не понравилось, что этот пони вёл себя так, будто знал мою маму, поэтому я показала ему язык и побежала к главному зданию Мэйрфорта. Поскольку наш дом находился прямо у входа на склад, мне понадобилось не так уж много времени.

С тех пор, как мама стала мэром, нам достался один из самых больших домов в городе с целыми двумя комнатами! Я нашла её во второй из них, где она хранила свои непонятные книги и прочую чепуху. Мама была самой красивой пони из всех и даже когда она занималась всякими скучными штуками, вроде чтения, она всегда находила время на меня. Как только я забежала, она отложила книгу и взглянула на меня. – Привет, милая, что случилось?

– Я помогала с этой штукой в том здании и нашла коробку синеньких пуль, а потом пришёл плохой пони и Мэдоу сказал, что я должна позвать тебя, поэтому я здесь! – Я перевела дыхание. – Кажется, это важно.

– Плохой пони, дорогая? – Она мило улыбнулась мне. – А как он выглядел?

– О, у него были глаза, как у злодея! И ещё странная зелёная шёрстка и длинная серая грива… – Её выражение лица мгновенно поменялось, и я не поняла, что именно оно означало.

– Нет, слишком рано… – Она быстро поставила книгу обратно на полку (она была чёрной с какими-то странными белыми точками на ней) и направилась к двери. – Пожалуйста, оставайся здесь. Не выходи из этой комнаты!

Она быстро выбежала за дверь, оставив меня одну. Мама всегда разрешала мне идти за ней, если я того хотела, и никогда не волновалась из-за этого. Мне было нечем заняться, и я ходила кругами, пока мне не стало скучно. Я бы хотела быть взрослой. В моём воображении мама пошла туда, чтобы проучить этого плохого пони, и я могла бы помочь. Хоть мне и было немного лет, я была большой и сильной и точно смогла бы побить его. Если бы мама разрешила.

С небольшим раздражением, я подбежала к её книжкой полке и начала её рассматривать. У мамы было больше двадцати книг, это было больше, чем во всём остальном Мэйрфорте! Мама была очень умной пони, гораздо умнее, чем я когда-либо буду... Она могла читать и думать, и делать другие крутые штуки. Иногда она читала мне, но не эти книжки, потому что она знала, что я их не пойму. Тем не менее, я была любопытной и мне хотелось узнать, о чём они.

Поэтому я достала эту чёрную книгу с полки и положила её перед собой на пол. Я начала листать её (я была очень осторожна и пыталась не оставить следов от копыт) и заметила, что в ней были не только слова, но и крутые картинки. По-большей части, это были изображения разных цветных камней, но я увидела один классный блестящий меч (оочень классный) и что-то странное, похожее на броню. Только, когда я долистала до середины книги, я увидела их — синие пули.

Я была в шоке. Мама читала про эти пули в то время, когда я нашла точно такие же? Это явно что-то значило. Другие должны были узнать об этой книге, потому что она, наверное, была важной и помогла бы остановить всё. Но для этого мне придётся не послушаться маму...

Я решила, что это гораздо важнее, чем приказ мамы оставаться в комнате, поэтому я закинула книгу себе на спину и вышла из нашего дома. Поскольку выход из Мэйрфорта был буквально за нашей дверью, мне не понадобилось много времени, чтобы выйти со склада и добраться до западного здания.

Вот тогда я и увидела беспорядок. Там всегда было много пони, которые охотились за разным мусором, но в этот раз — это было просто безумие. Их было так много, и я слышала крики и разговоры. Наверное, это всё из-за пуль, которые я нашла. Я могла остановить всё это, потому что у меня была книга. Наконец-то, я стану взрослой пони и сделаю что-то важное. И я надеюсь, что мне дадут побить этого пони со злыми глазами.

Поэтому я побежала к толпе.

Когда я добралась туда, там было так шумно, что я не могла разобрать ни единого слова. – Эй. – Я попыталась попросить пропустить меня одного из пони в толпе. – Эй, мне нужно пройти, у меня есть книга! – Пони меня не послушали, и толпа просто оттолкнула меня назад, когда я попыталась пролезть. – ЭЙ! – Я попыталась кричать, но это тоже не сработало. Может быть, потому что все пони вокруг тоже говорили и кричали? Это раздражало и беспокоило. Если бы они только послушали меня, то я бы всё решила.

Сжав зубы, я попыталась стать, как можно меньше, чтобы протиснуться через кучу пони. Успех! Мне удалось попасть в середину толпы, но мне всё равно было тяжело двигаться вперёд, особенно без толкания. К счастью, мне удалось удержать книгу на спине, хотя она едва не упала пару раз. А затем, я услышала...

БАХ

Я прожила в Мэйрфорте всю жизнь и точно поняла, что это такое! Более не заботясь о книге, мне удалось протиснуться через пони, которые преграждали мне путь довольно легко. Либо они наконец поняли, что я среди них, либо они были настолько потрясены, что перестали двигаться. Должно быть, второе, потому что вся толпа затихла, и я слышала лишь плачь одной пони.

Когда мне наконец удалось выглянуть из-за ног пони в первых рядах, я увидела Кейкволк. Она плакала над чем-то, и мне понадобилось пару секунд, чтобы понять над чем. Это был её отец, старый Форест Файр, он лежал на земле, а вокруг него была красная лужа. Стоп... Это что... Кровь? Его застрелили? Но зачем? Он едва мог ходить...

– Сильвер, нет! – Взглядом я встретилась с мамой, которая сидела недалеко от них. Она тоже плакала, но я была так рада увидеть, что она цела. – Не надо! Тебе надо уйти!

– Мамочка, чт… – Оливковый пони за её спиной ударил пистолетом. – НЕТ! Не трогай маму! – Я пыталась сказать им про книгу, но слова застряли у меня в горле. Единственное, что я могла сказать, когда злой пони прицелился в неё, было "нет".

Поэтому я побежала на него. Я могла сделать это. Я должна спасти маму. Я не могу позволить никому причинять ей вред. Слёзы ужалили мои глаза, но я продолжала бежать вперёд. Я должна была остановить его, должна б...

БАХ

Что-то ударило меня в грудь, заставив споткнуться и упасть. Затем, я почувствовала огонь в моей груди, и все силы пропали. Мир вокруг меня стал тёмным и звуки затихли. Я могла видеть их: оливкового пони и мамочку. – Нет… – Я не могла выдавить из себя ничего громче шёпота и потянулась копытом к ним. Когда я не смогла дотянуться, то ударила им по земле и потянула свое ослабшее тело вперёд. – Не-е-т… – Жжение усилилось, и мои глаза начали закрываться. – Не-е-т… – Всеми силами я открыла их, я не могла спать. Не сейчас. Я должна была остановить его. Я должна...

БАХ

Внезапно вместе с всплеском крови, в шее мамы появилась дыра. Она упала на землю, а её лиловые глаза смотрели на меня, пока я пыталась ползти к ней. Ещё не было поздно. Я могла спасти её! – Нет… – Прошептала я, когда последние силы покинули меня, и глаза закрылись сами по себе. Я провалилась. Мама... Она видела, как я пыталась спасти её, но я не смогла.. Если бы только у неё была эта книга...

– Нет...

                                                                           ---

– Хайред Ган! – Мои глаза открылись.

– Мама? – Спросила я не совсем понимая, где нахожусь. Вокруг меня были каменные стены, лестница, какой-то мостик... О, точно. Снова на вокзале. У меня была работа. – Ух. – Моё сознание было каким-то мутным, и мозг раздражающе пульсировал. Может быть три дозы — это перебор. – Я здесь... Я...

– Хайред, включи свой сраный микрофон. – Верно. Верно. Медленно и дрожа, я поднялась обратно на свои четыре и нажала кнопку на моём наушнике.

– Я здесь, простите. – Мой язык еле двигался, из-за чего слова казались невнятными. Надеюсь, это пройдёт.

– Лучше бы так и было. – Это был голос генерал-майора. – Доберись до места и доложи. Переговоры начнутся через десять минут. – Десять минут? Сколько я была в отключке?

Я глупо попыталась кивнуть в ответ, но затем вспомнила, что она не видит меня. – Да, мэм. – Я наступила на мостик. Скрипящий звук, который он издал только от одного моего шага быстро вернул меня в реальность. Я тяжело вздохнула и почувствовала, как всё внутри меня сжалось, когда я посмотрела вниз и увидела далеко под собой толпу пони. Кому вообще нужна такая высокая крыша? Она ведь не служит никакой цели кроме того, чтоб выглядеть круто и пугать меня.

Тем не менее, у меня была работа, поэтому я, вопреки здравому смыслу, сделала ещё один шаг вперёд на шаткую металлическую решётку. Ещё несколько шагов, и я всё ещё была до жути напугана, а мои конечности настолько устали, что я едва могла идти. Часть меня хотела принять дозу Мед-Х, но остальная часть была уверена, что это была плохая идея.

Когда я добралась до пересечения моего мостика и мостика, проходившего над всем залом, я остановилась и осмотрелась. Судя по всему, все пони (и минотавры), которые были готовы к выступлению, уже были на месте. Правая половина зала была забита солдатами НКА, в то время, как левую, менее забитую, наполнили минотавры. Должно быть, им было непривычно находиться в здании, предназначенном для четвероногих существ.

Помост, на котором я находилась, был расположен прямо над эскалаторами посередине зала, которые вели вниз. И взглянув туда, мне казалось, что я была ещё выше, что, на самом деле, никак не повлияло на моё беспокойство. Глубоко внизу я увидела остатки рельс. Может быть, подземная железнодорожная система? Или что-то в этом духе.

– Хайред, ты на месте? Доложи.

– На месте, на месте. – Ответила я, пройдя по мостику дальше и оказавшись прямо над сектором минотавров. Мои глаза медленно привыкли к странному виду существ и над ними начали появляться разноцветные изображения. – Прямо на сцене. – Сказала я в микрофон. – Фиолетовый минотавр в странной шляпе, у него высокий уровень угрозы.

– Это их король. – Ответил голос мне в ухо. – И это корона, а не шляпа, но приятно знать, что эта штука работает. – Оу, точно. Я сделала в голове заметку следить за ним в случае чего, потому что Мэйхем сказал мне защитить его.

– Ладно… – Я обвела взглядом окружающих короля минотавров. – Его стражи низкого уровня... Кроме одного, который прямо за ним. Тоже высокий. Коричневый. – Сразу после этого, я увидела трио пони, которые поднимались на сцену из зала. Они были слишком далеко, но я увидела, что над одним появилась пометка "Майор Лаки", а над другим "Генерал Скоятель". Третий же был без пометки, поэтому я, видимо, ещё не встречалась с ним.

– Мы собрались здесь, сегодня, чтобы отметить знаменательное событие. – Прозвучал сиплый голос Лаки из динамиков. – После долгих лет напряжённой борьбы между нашими народами, мы наконец достигли мира. – Последовала волна аплодисментов, которая звучала очень наигранной и стихла даже быстрее, чем появилась. – Председатель НКА здесь, чтобы сделать официальное заявление, но из соображений безопасности его речь будет транслироваться из другого помещения в прямом эфире.

– Зелёный минотавр позади. – Прошептала я, одновременно прислушиваясь к речи. Видимо, я многозадачна. – И другой зелёный рядом с ним, оба высокого уровня угрозы.

– Как они выглядят? Они напряжены? – Спросила генерал-майор.

– Спокойны. – Это было достаточно правдиво. Все, кого я видела, лениво опирались на свои копья или стояли тихо, и никто из них не выглядел готовым к бою. – Всё это может быть напрасно. – Сразу после этих слов, два гигантских экрана замерцали и оживились. На них, как я полагаю, появился председатель НКА. Он оказался довольно молодым (хотя и полноватым) светло-серым жеребцом с коротко стриженной бронзовой гривой. Его взгляд был сфокусирован, а выражение лица было очень серьёзным.

– Кобылки и джентлькольты, быки и коровы. Для меня честь говорить с вами сегодня. – Выражение его лица не менялось, когда он говорил. – Война между нами продолжалась слишком долго, и больше мы не можем вести эту бессмысленную битву. Мы не можем пойти по пути зебр и пони, не можем позволить, чтобы война уничтожила нас, наши народы, вместо того, чтобы достигнуть мира. И по этой причине Совет городов НКА и Королевский Суд Минотавров пришли к с-с-с-с-с-с-с-с-со-о-о-о-о-о-о… – Изображение дрогнуло и начало пропускать кадры, и на секунду мне показалось, что я увидела нечто красное на экране.

– Эм… – Майор Лаки постучал по микрофону. – Кажется у нас какие-то технические неполадки. Мы отправим наших техников, чтобы разобраться с этим, пожалуйста подождите немного. – Моё плечо внезапно ужалила боль и я, вздрогнув, прижала копыто к нему. Я могу поклясться, что я увидела, как что-то пролетело над стеклянной крышей. Может быть, пегас?

– Хайред, враждебные минотавры. – Я отвлеклась от боли и боязни высоты, посмотрев на них сверху вниз. Они выглядели спокойными, немного растерянными. Но никто из них на моём Л.У.М.е не был враждебен.

– Все не враждебны. – Ответила я, и экран снова включился. – Всё в поряд… – Я остановилась на полуслове, когда увидела, кто смотрел с экрана на зал.

Это был тёмно-красный жеребец с лицом, выкрашенным белой краской, но не смотря на неё было видно, что половина его лица кибернетическая. – Привет, красавчики! – Вы должно быть шутите... – Я — Смехоребец, и если вы никогда не слышали обо мне, то должно быть вы никогда не включали новости!

– Всем сохранять спокойствие! – Лаки прокричал в микрофон. – Никому не двигаться, просто... Просто оставайтесь на местах. Мы разберёмся с этой ситуацией, но все должны оставаться на своих местах!

– ЧТО ЗА ДЕРЬМО! Кто-нибудь, найдите этого жеребца и убейте его сейчас же! т– Голос генерал-майора проревел мне прямо в ухо и, посмотрев вниз, я увидела отряд пони, которые отделились от толпы и двинулись к лестницам.

– Бьюсь об заклад вы все думаете, для чего же я собрал вас всех здесь. – Он хмыкнул, а затем захихикал. – Ой, секунду, вы же здесь собрались не из-за меня! Вы собрались... Из-за него. – Он грубо повернул камеру в сторону, где сидел председатель НКА — связанный и с кляпом во рту. – Серьёзно? Заранее сделать запись и притвориться, что это прямой эфир? Это слишком жестоко даже по моим стандартам!

Может, он и был сраным шутником, но сейчас был серьёзен. Мой взгляд метнулся к минотаврам, и я заметила, что телохранители короля создали вокруг него круг, направив копья наружу. Они выглядели напряжёнными, но никто из них не проявлял агрессию. Что бы не происходило, было заметно, что это не их копыт дело.

– Я ХОТЕЛА ПОЛУЧИТЬ ЕГО ГОЛОВУ ЕЩЁ ДЕСЯТЬ МИНУТ НАЗАД! – Прокричал голос из моего наушника.

– Так точно, мэм! – Ответил второй голос.

– Хайред, не двигайся. Следи за ними. Если кто-то из двуногих ублюдков сделает хоть шаг — отправь его в ад. – Я сглотнула и неуверенно согласилась. Это было совсем не то, что я могла сделать по контракту с Мэйхемом, поэтому я очень надеялась, что смогу дать пару предупредительных выстрелов, и они успокоятся.

Всё так быстро пошло не так. Солдаты НКА, которые стояли на страже, бегали по залу, как курицы с отрубленными головами, а приглашённые из банд просто ошеломлённо стояли и пялились на экран. Просто невозможно, чтобы этот идиот провернул всё это в одиночку. Все существа в зале подо мной были довольно напряжены, и в любой момент они могли сорваться.

А затем, всё стало только хуже.

Помост подо мной начал стонать и двигаться, но я не шевелилась. Это означало... Я быстро обернулась на дверь, но мои глаза успели заметить только что-то катящееся прямо на меня. Было слишком поздно бежать и внезапно мой мир ослепила зелёная вспышка.

Неисправность системы предупреждения.

Красные слова прямо посреди моего поля зрения — это не очень хорошо, да? Да, это совсем не хорошо...

Критическая ошибка. Выключение системы.

Перед моим взглядом появилось ещё несколько ошибок, зрение исказилось и глаз выключился. Кто-то только что бросил в меня гранату, которая работала, как импульсный спарк-эмиттер. – Что… – Пробубнела я и попыталась сделать шаг вперёд, но поняла что моя кибер-нога не работает, и упала лицом в решётку. Вся дорожка беспокойно задрожала, и я услышала треск. – ...Блять… – Я посмотрела вверх и увидела его. – ...происходит.

– Должно быть, вы все задаётесь вопросом, что же я делаю. – Смехоребец обратился к зрителям в зале, пока жеребец, стоящий надо мной, самодовольно ухмыльнулся. – Я здесь, только чтобы поговорить. – Фиолетовый жеребец только покачал головой и убрал свою длинную зелёную гриву с глаз. – Но я уверен, что пони с пушками уже идут, чтобы убить меня! Ох, как же я напуган...

– Давно не виделись. – Сказал жеребец, стоящий надо мной.

– Не достаточно давно, Драконоборец. – Я должна была догадаться, что он замешан в этом. Последний раз, когда я встречалась со Смехоребцом, он проговорился что работает с "драконом." Я должна была собрать все кусочки пазла вместе. Понять, с кем я имею дело. – Был занят? – Я не могла не задать глупый вопрос.

– Похищение председателя НКА прямо из-под носа самой НКА действительно требует определённой подготовки. – Он направил свою винтовку на меня. – Я удивлён, что встретил тебя здесь. Ты должна была умереть. – Его золотые глаза сверкнули от удовольствия.

– Ага… – Я изо всех сил попыталась взять себя под контроль и потянулась к Искусности, но он оказался быстрее. Его пуля не попала в меня, но я услышала, как что-то в моём боевом седле треснуло. Тем не менее, я должна была попробовать. Я сжала зубами спусковой крючок и... Ничего. Нет патронов. Куда бы он не выстрелил, он сломал моё боевое седло. Блять. Моя пушка не работала, моя нога была бесполезна, и я могла надеяться только на то, чтобы остановить его самой. И я знала, что пони любят злорадствовать перед делом. – Ты пытался убить меня, но я здесь. Чтобы остановить тебя. – Это не та причина, по которой я там оказалась, но кого это волнует?

– Правда? – Он посмотрел на экраны, на которых Смехоребец продолжал своё выступление, а под ним пони и минотавры становились всё более напряжёнными. – Отличная работа. Ты правда считаешь, что ты важна, не так ли? – Я молча посмотрела на него в надежде, что я смогу задержать его на достаточно долгое время, чтобы моя кибернетика снова заработала. – У тебя нет ни малейшего понятия о том,  что сейчас происходит. – У меня была пара идей. – Ты была важна однажды, но более в тебе нет нужды. Теперь ты всего лишь очередной обманутый дурак, пытающийся выжить в городе, который хочет убить тебя.

– Пошёл нахуй. – Продолжай болтать, напыщенный ублюдок. Он должен был продолжить, а мне нужно было время.

– Я здесь для того, мои дорогие, чтобы сказать вам, что война ещё не окончена! – Хотя я и не смотрела на экран, но всё равно продолжала слышать этого сумасшедшего из динамиков. – О нет, совсем не окончена... Потому что, как вы все видите, никто не хочет этого!

– Тебе никогда не приходило в голову, зачем я хотел втянуть Каркхуф в эту битву? – Постоянно. – Ты глупа. – И больше он ничего не сказал. Как полезно, кусок говна.

– Что? – Я попыталась ползти вперёд, но мне приходилось тащить за собой свою металлическую ногу. – Ты пытаешься... Втянуть город в войну? Это верно? Ты просто жаждешь войны! – А какая ещё может быть причина у того, что он так рисковал, чтобы сорвать мирную конференцию, встречу, переговоры или чем бы не была эта штука. – Зачем? Кому это надо? Город и так постоянно борется. – Я абсолютно уверена, что он был не один. Он должен был работать с кем-то, чтобы осуществить всё это.

Должно быть, он работал на банду. Одну из самых амбициозных банд, которая устала от постоянной борьбы. Только в этом случае в этом был смысл. Заставить всех пони собраться, а затем, на оставшемся пепле, построить новую власть над городом. Может быть, возобновление войны между НКА и минотаврами было способом избавиться от опасного влияния НКА? Точно!

Он наверняка работал на Стальных Рейнджеров. Их всегда раздражала их неспособность бороться с НКА, поэтому убрав их из уравнения, они смогли бы лучше разобраться с основной задачей — взятие контроля над городом. Всё станет ещё проще, если они заставят сражаться всех друг с другом. Захват бункера с довоенными технологиями был первым шагом в их плане.  

– Я вижу ты думаешь, что всё поняла. – Он покачал головой. – Это не так, поверь мне. Я не идиот, Хайред. Не такой, как ты. – Он подошёл ближе. – Например, только идиот стал бы бороться с тобой один на один и при этом рассчитывать на победу. Поэтому, я вырубил все твои протезы, и теперь ты не можешь бороться. Легко. Так что поверь мне, когда я говорю тебе что-то и ты думаешь, что всё знаешь, то ты не права. Я просто, блять, прикалываюсь над тобой перед тем, как убить. – Что за наглый маленький ублюдок.

Он говорил и говорил. Не мне, а куда-то в пустоту. Так, будто бы я даже не стоила его внимания. Затем, я поняла, что он вообще не смотрит на меня. Я обожаю, когда пони не обращают на меня внимания!

БАМ

– Что за… – Мой ПипБак врезался ему в голову. Он попытался закричать, оступившись в сторону, но я ударила его снова своей обычной ногой. Единственной проблемой была сила ударов — она была достаточно большой, чтобы заставить покачнуться и хромать меня, что дало ему достаточно времени прийти в себя.

Вот дерьмо. Я осмотрелась вокруг, ища что угодно, что дало бы мне преимущество. Я не могла позволить ему снова взять верх. Тогда я увидела его винтовку на решётке. Должно быть, он уронил её, когда я начала его бить. Не задумываясь, я пнула её, отправив в полёт на землю глубоко под нами.

– Неплохо… – Кровь текла по лицу этого ублюдка. – Совсем неплохо. – Он покачал головой и указал взглядом на экраны. – Но уже слишком поздно, чтобы остановить то, что началось. Взгляни. – Моя любопытность победила, поэтому я повернула голову на экраны.

Смехоребец стоял за спиной председателя НКА и душил его ломом. – Что такое? Не можете найти меня? Не можете убить? Очень жаль, потому что я собираюсь закончить всё это прямо сейчас! Джинджер! – Он ухмыльнулся, бросив своё импровизированное оружие на пол. – Иди сюда.

Гигантский коричневый минотавр вошёл в поле зрения камеры, и все существа в здании ахнули. Монстр схватил председателя за гриву и приставил ствол к его лицу. Даже перед лицом смерти, ему хватило смелости плюнуть существу в лицо. – Мы вас всех убьём... До последнего... Ёбаные уроды.

Минотавр поморщился, и затем я поняла, что узнаю его. Это был минотавр, который работал у Хранителей. Но почему он здесь? Почему сейчас? – За Дискорда. – Прорычал он и начал нажимать на курок. До того, как он выстрелил перед камерой вспыхнула фиолетовая вспышка.

БАХ

– Не бойся! – Внезапно появилась Бэтмэйр, одновременно нанося удар и начиная свой монолог. – Я здесь, чтобы спасти тебя! – После трёх быстрых вспышек и ударов, минотавр, почти в три раза превосходящий кобылу по размеру, был отброшен назад.

Я оглянулась и увидела, что Драконоборец был поражён происходящем на экранах. Это был отличный момент для удара. Я похромала вперёд и хорошо замахнулась своей здоровой ногой, балансируя на задних. Но он был слишком быстрым. Моё копыто лишь едва задело его голову. Он начал отступать назад, поэтому мне пришлось снова встать на свои три и заставить себя идти дальше. Я могла побить его. Безоружная и безножная, но я могла это сделать.

Когда я приблизилась, он внезапно обернулся. Я отреагировала на его удар задними ногами быстрее, чем увидела его, и болезненно бросила своё тело на решётку под нами. Мои рёбра отозвались болью, но я должна была терпеть. До того, как он успел вернуть свои ноги назад, я взялась за них. Он упал с громким стуком. Мы боролись несколько секунд, после чего мне удалось прижать его шею к полу, но он продолжал дёргаться и драться, и я просто не могла, блять, закончить это.

Я прорычала и попыталась остановить его извивания. – Пошёл ты нахуй. – Он продолжал двигаться, поэтому я надавила коленом на его шею. – Лежи смирно. – Он не послушал. Его губы двинулась, будто он пытался сказать что-то, но всё что он смог сделать, это выплюнуть сгусток крови.  

– Твоё правление подошло к концу! – Я обернулась и увидела, как Бэтмэйр мощным ударом в нос отбрасывает Джинджер назад. – Ты никогда не сможешь победить! – От удара в затылок огромное существо начало падать вперёд и, в последний раз телепортировавшись, кобыла ударила его коленом в лицо. Джинджер упал за землю, хрепя от боли. Кровь налипла на его коричневую шерсть, пока он корчился в агонии. – Хорошие пони всегда поб...

БАМ

Бэтмэйр упала на землю, когда кровь окрасила её ногу. – Ох, заткнись. – Смехоребец вернулся в кадр. – Ты хочешь драться? – Пистолет полетел на пол. – Дерись со мной. – Даже не смотря на боль, Бэтмэйр не смогла не ответить. Она быстро исчезла из виду, только чтобы телепортироваться сзади ублюдка и нанести удар.

Но Смехоребец нырнул и увернулся.

Бэтмэйр была застигнута врасплох, но смогла ответить мощным апперкотом... Который тоже прошёл мимо. Она телепортировалась для атаки снова и снова, но белолицый пони легко уворачивался от всех её ударов. Бэтмэйр снова появилась в углу комнаты (угол лишь слегка попадал в кадр) и уставилась на жеребца с растерянным выражением маски, но затем оно быстро превратилось в раздражение. Она сказала что-то, что я не услышала и снова прыгнула.

БАМ

Но Смехоребец подобрал лом и лениво бросил его туда, где появилась кобыла, попав ей в грудь и отправив в полёт вне кадра. – Ты лишь оттягиваешь… – С его губ не слетело ни единой шутки, когда он вышел за кадр. Никогда не видела пони, настолько готового убить кого-то.

– Блять… – Прошептала я себе. До того, как я смогла сказать что-то ещё, моё плечо почувствовало магию. Я обернулась и увидела, что рог Драконоборца горит, а магией он тянул один из канатов, держащих платформу... Вот дерьмо.

Кабель оборвался, и платформа наклонилась вбок. Дав мне полный обзор далёкого пола подо мной. Затем, я начала скользить к краю...

Блять, блять, блять, падать — плохо.

Движение заставило меня скатиться с Драконоборца, практически убив меня, если бы я не удержалась в последнюю секунду. Моё сердце бешено колотилось, и я всеми силами пыталась успокоить себя, при этом потеряв из поля зрения этого ублюдка. В этот момент, я могла думать только о том, что падение — это очень плохо!

– Прощай, Хайред. – Оу, он стоял прямо надо мной. С пистолетом во рту.

БАХ

Мы оба перевели взгляд на экран, где увидели, что тяжело раненный Джинджер стоял над телом председателя НКА. В его руке был дымящийся пистолет, но он не попал. Он прицелился снова, стараясь побороть боль, но рука дрожала. Затем, минотавр взялся за пистолет второй рукой. Он выстрелил один раз.

БАМ

Минотавр засмеялся в триумфе. Он разнёс голову председателя НКА на глазах у сотен пони и минотавров. После этого, ни о каком мире и перемирии говорить не придётся.

– Внимание всем! – Лаки пытался докричаться через громкоговоритель. Было слишком поздно, и я уже слышала, как подо мной начинается стрельба. – Сохраняйте спокойствие, этому должно быть объяснени… – Со стороны минотавров вылетело копьё.

Все, кто ещё не был вовлечен в битву, ахнули, когда гуль сделал пару шагов назад и сел. Его взгляд упал на копьё, торчащее из его груди. Кажется, он что-то говорил, но был слишком далеко от микрофона, и его никто не услышал. Двое пони подбежали к нему, чтобы помочь и, возможно, он даже выживет, но уже было слишком поздно останавливать то, что началось.

Шквал пуль полетел из сектора НКА в сектор минотавров, и я могла слышать крики и стоны погибающих существ. Некоторые из них побежали навстречу пони, другие отступали и искали укрытие, но все они сначала бросили свои копья в пони, прежде чем переключиться на огнестрельное оружие.

– Так много всего ради мира. – Он насмехался, заставляя меня кипеть от ярости. Всё должно быть не так. Должен быть какой-то способ. Что-нибудь, что я могу сделать. Что угодно. У меня был всего один вариант, и я воспользовалась им. Это было неаккуратное и опасное движение задней ногой, но оно достигло своей цели.

Фиолетовый жеребец был отброшен назад, хрипя от боли. Я увидела, что пистолет выпал из его хватки и успела столкнуть его с края платформы так же, как сделала это с его винтовкой. Но ему нужно было лишь отвлечь моё внимание. Поэтому, когда я обернулась, то увидела что его рог светится.

Что-то сильно дёрнуло меня за ногу. Моё равновесие было нарушено, и я упала лицом в решётку так сильно, что она треснула.

Последовала ещё одна вспышка магии и звук разорванного кабеля. Затем, я начала скользить. Пока мои копыта царапали решётку, пытаясь зацепиться хоть за что-нибудь, я оглянулась назад. Что бы он не сделал, это разломало платформу пополам и сторона, на которой была я, сильно наклонилась в сторону пола. Паника усиливалась так же быстро, как я приближалась к краю.

Моё сердце бешено колотилось, а копыта пытались остановить падение. Не так я хотела умереть! Блять! Мне нужен был Флэйр или Платинум Хэйз или... Или крылья, или что угодно!

Моя нога схватилась за перила в тот самый момент, когда задние ноги оказались за краем. Я крепко сжала их и старалась держаться изо всех сил. Мои ноги беспомощно болтались в воздухе, пытаясь зацепиться за платформу и подтянуть меня выше, но это было бесполезно. Медленно сглотнув, я посмотрела вниз. Я выдержала всего секунду, но этого хватило, чтобы увидеть, как минотавры стараються отступать вниз по лестницам. В то же самое время, я увидела пони, бегущую через зал к лестнице на мостики...

Не могу сказать, кто это был, потому что в этот самым момент Бэтмэйр снова влетела в кадр. Её маска была наполовину сорвана, но её лицо было в крови. Она изо всех сил старалась подняться, но ноги не могли держать её, и она упала в растущую лужу собственной крови. – Жалкое зрелище. – Смехоребец вернулся, и он выглядел невредимым. В его глазах вспыхнул гнев, когда он увидел, как загорелся рог кобылы.

БАМ

Он ударил по нему ломом, заставив Бэтмэйр взвыть от боли. Хотя сияние не остановилось. Из динамиков едва слышно прозвучало. – Нет.. Я буду...

БАМ

– Я-АААААААААААААХ. – Второй удар по рогу оставил длинную трещину от кончика до основания. Свечение исчезло с яркой вспышкой. Это не остановило кобылу, так как на кончике рога появилась новая маленькая искра...

Которая исчезла, снова вызвав мучительный крик кобылы.

– Ты не поняла, верно? – Он бросил лом и наклонился к ней. – Ты не герой, а я не злодей. Ты просто глупая кобыла, которая так сильно пыталась быть героем, что потеряла себя в своих фантазиях. "Смехоребца" не существует! Его никогда не было! – Он закатил глаза, сказав это имя. – Он был создан, чтобы дать тебе что-то, с чем бы ты боролась, чтобы отвлечь тебя. Теперь поняла? – Он приподнял её голову. – Поняла!? Это была игра, и ты проиграла! Более в тебе нет нужды, это последний гамбит. Теперь, ты умрёшь! А я смогу избавиться от этой краски. Никчёмная сука… – Он встал и вытер лицо ногой, стерев краску лишь частично. – Ты могла бы быть героем: не притворным, а настоящим... Вместо этого, ты умрёшь в неудаче.

Несмотря на все неприятности, которые успела доставить мне Бэтмэйр, я не могла не переживать за бедную кобылу. Всё, что она хотела — помогать пони и теперь...

– Он мне всегда нравился, такой хороший актёр. – Я снова посмотрела на Драконоборца, который стоял (на той части платформы, которая не падала) надо мной, пока я болталась над своей смертью. – Жаль, что ему придётся уйти вот так. – Уйти вот так... В смысле?

Он достал странное устройство с длинной антенной из своей брони и магией нажал кнопку. Я почувствовала волну знакомой боли, которая прошла сквозь меня, после того как эта штука сделала... Нечто.

– ААААААААИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИИ!

Смехоребец схватился за голову, крича от боли. Он убрал копыто от лица, и его глаза начали сиять ядовито-зелёным светом.

– Что ты… – Я попыталась взглянуть на Драконоборца, но он быстро убегал по шаткому мостику к двери.

– Миднайт, вытащи меня отс… – Его слова были прерваны, когда дверь внезапно взорвалась и из неё что-то вылетело. Нет, не что-то, а кто-то. Фиолетовый пегас упал на мостик, заставив его задрожать, из-за чего я едва не рухнула. – Миднайт, нет, что...

– Нет, безумный пони... Заставь её… – Пони медленно поднялась на ноги и для меня стало шоком, что это был необычный пони. Это был аликорн. У Драконоборца был аликорн, и я должна была предположить, что он не такой добрый, как те, что управляют детским приютом. – Ты сказал, что мы исправим это. – Она поморщилась и уставилась на что-то вне моего поля зрения. – Мы должны были исправить это! Я... Блять! – Она отшагнула ещё дальше, и я увидела смутные очертания её нападающего и проблеск стали.

Следующее, что я увидела, это как Пинприк стоит над трупом аликорна и вытаскивает кинжал из её глаза, чтобы засунуть его в ножны на ноге. – Ёбаные пёзды! – Прокричала кобыла. – Сначала мышка, теперь ещё и эта сука! Ничего не можете сделать без меня! – Её взгляд мог остудить пламя мегазаклинания, и он заставил отступить Драконоборца назад... – Я не знаю, кто ты, но меня это мало ебёт. Я уже потеряла одного друга, и не собираюсь позволить другому отправиться к ебучей Селестии!

– Нет, ты не понимаешь. – Этому ублюдку хватило наглости звучать испуганным. – Нам нужно уходить! Пойдём со мной, надо убираться! – Моё внимание вернулось к Смехоребцу, глаза которого сияли всё ярче и ярче.

– Это ты не понимаешь! – Она побежала на него и замахнулась, и в последнюю секунду устройство на её ноге, которое она украла у одно из Башей, активировалось, выдвинув длинное тонкое лезвие. – Пошёл нахуй! – Клинок прошёл по его лицу, оставляя за собой новый кровавый след на уже запачканной кровью морде. Я увидела, как он начал отходить назад, резко вскрикнув. – Я скорее сдохну, чем позволю сдохнуть этой пизде! Поэтому я не остановлюсь, пока ты, блять, не отправишься на корм радтараканам! – Её клинок вонзился в плечо Драконоборца. – Она спасла меня! И я не позволю ей умереть! – Я едва могла видеть, как её нога дёрнулась, но я определённо могла услышать крик Драконоборца.

Он оттолкнул её назад, и она отступила, вытащив лезвие из его плеча. Он попытался атаковать, но был остановлен, когда клинок оказался в опасной близости от его морды. – Она спасла меня! У этой пизды тоже есть дочь! Как у меня. И ты думаешь, что я её брошу! Ёбаный тупой обмудок!

Звук безумного крика Смехоребца наполнил комнату.

– Если ты хочешь жить. – Сказал он сжав зубы, когда Пинприк снова вонзила в него клинок. – Я могу спасти тебя. – Он двинул своей ногой дальше, и лезвие проткнуло его ногу насквозь. – Но… – Он хрипел от боли, а его рог начал светиться. – Ты не спасёшься! – Он схватил клинок Пинприк, который был в ножнах на ноге.

– ОСТОРОЖНО! – Беспомощно закричала я.

Кинжал вышел из ножен и вонзился в шею Пинприк. Её зрачки расширились, и она перестала двигаться. На секунду, она выглядела так, будто пытается что-то сказать. Но вместо звуков из её рта потёк лишь ручей крови, сбегающий дальше по её подбородку. Она вздрогнула в последний раз, после чего бессильно свалилась на перила с кинжалом, всё ещё торчащим в её шее.

Слёзы ужалили мои глаза. Она не может быть мертва. У неё есть дочь. Она не может. Только не снова. Я не могу позволить умереть ещё одной матери.

Было слишком поздно. Всегда было слишком поздно. Драконоборец вырвал лезвие из своей ноги и перебросил безжизненное тело Пинприк через перила, а затем побежал к выходу. Моё сознание помутнело, когда я увидела как её труп с глухим ударом упал на пол.

Этого не может быть, она не могла, она... Она умерла, и я не смогла помочь ей. Всё, что я могла делать, это висеть там и пытаться не упасть, пока её убивали. Однажды, я спасла её, но теперь, я позволила ей умереть.

... я была одна на мостике, бесполезно болтаясь в воздухе, пока лучшие пони умирали. Слёзы бежали по моему лицу, и затем я услышала это. Вопрос. Я снова посмотрела на гигантские экраны, на которых всё ещё шла трансляция, несмотря на то, что я была единственной пони, которая следила за этим.

– Что есть истинная природа героя! – Спросил Смехоребец. Даже с моим расплывчатым зрением, я могла видеть, как зелёный свет исходил даже из его рта во время речи. – Что есть... О, Селестия, понял. Понял… – Он сгорбился. По всему его костюму появились трещины. Сначала небольшие, но они росли до тех пор, пока весь костюм не начал сиять зелёным светом, выходящим из сотен точек по его телу. – Что... Что есть... Истинная природа... Героя… – Что бы не сделал Драконоборец, нажав на кнопку, это определённо было нехорошо. Ощущение жжения, которое охватило моё плечо, когда он начал распадаться на части и свечение подтвердили то, о чём я думала. Кто он есть, и что он собирался сделать.

Он был пони, в тело которого заключили мегазаклинание. Как Симпл Харт. Только в этот раз, тот, кто сделал это с ним, не облажался. Они хотели создать из него живую бомбу. Им это удалось.

И он собирался взорваться

Мы все умрём...

Но затем, я увидела её. В углу экрана появилась Бэтмэйр, которая изо всех сил ползла к нему. – Истинная природа… – Она обхватила ногой его шею, игнорирую зелёную энергию, выходящую из него. – Героя? – Она обвила его второй ногой, и её рог начал светиться. Её губы двигались, но она говорила так тихо, что я не могла разобрать слова.

Они оба исчезли в яркой фиолетовой вспышке.

Мой взгляд метнулся вверх, сквозь стеклянный потолок и прямо в небо. На секунду, мне показалось, что высоко наверху, я увидела фиолетовую вспышку, но она быстро исчезла. Огромный взрыв зелёной энергии на секунду превратил прекрасное голубое небо в магический адский шторм.

БУУУМ

Затем, прозвучал грохот и пришла ударная волна.

Стекло разбилось и дождём осыпало меня и станцию подо мной. Внизу осталось не так много пони. Было много погибших или умирающих и просто растерянных. Но все, кто мог, остановились и взглянули на зелёную вспышку, даже не смотря на осколки стекла.

Пока я висела там, неспособная никому помочь, неспособная спасти хоть кого-нибудь, я задумалась о первом и последнем вопросе, который задал Смехоребец. – Что есть истинная природа героя? – Радиация накрыла нас, как плед, заставив мой ПипБак бешено трещать, и я поняла, что он всегда был прав. Истинная природа героя была именно тем, чем считал её Смехоребец.

Полный провал.

Новый уровень!

Новая способность: Свобода в провале: Без должной поддержки от Дайса, Бэтмэйр и её организация были уничтожены Силами Хаоса. Вы получаете +10 к красноречию при общении с бандами Дайса и +1 к Восприятию при попытках избежать неприятностей в тёмных переулках города. Эта способность несовместима со способностями Скорбь в Успехе и Недоразумение в Компромиссе.

...