S03E05

Второй дубль, дорогая

Можно было сказать, что Рарити любила смотреть на Твайлайт Спаркл.

И это было бы неправдой. Единорожка Рарити никогда не смотрела, спасибо большое. Она была леди. Она любовалась и восхищалась безмерной красотой ее возлюбленной – чем и занималась в этот самый момент.

Когда она хихикнула, Твайлайт оторвалась от своей книги и посмотрела на нее.

— А? Ты что-то сказала?

— Нет, — быстро ответила Рарити. Но тут же передумала. – То есть, да, я думаю. Я хихикнула.

Твайлайт приподняла бровь.

— Ты хихикнула, — повторила она и улыбнулась. – А почему?

— Без особой причины, — ответила Рарити и вернулась к платью, над которым работала. – Я просто восхищалась твоим чудесным сложением, — затем задумалась и нежно добавила. – И еще я вспомнила твое идеальное признание.

Она, конечно, вспоминала день, когда Твайлайт призналась, что модельерша нравится ей. Прекрасное событие, когда Твайлайт так и не смогла держать себя спокойно, случайно облилась пуншем и телепортировалась на другой конец замка, залитая смущенным румянцем.

Это было чудесно.

— Ты имеешь ввиду мою идеальную катастрофу, — фыркнула Твайлайт.

— Ну, ты называешь это так, но как же катастрофа могла привести к развитию у нас отношений?

— Думаю, ты права, — признала Твайлайт прежде, чем вернуться к чтению. – Но я бы с удовольствием стерла это из твоей памяти.

— Но Твайлайт, — возразила Рарити. – Как же я смогу ценить момент, когда мы стали парой, если он будет стерт из моего разума?

Логичное замечание, которое Твайлайт не восприняла всерьез, в шутку ответив:

— Я просто признаюсь еще раз, сделаю это правильно, и мы притворимся, что это первый раз.

Через секунду Рарити заговорила.

— Почему бы и нет?

— То есть?

— Почему бы не сделать то, что ты сказала?

— Рарити! – воскликнула Твайлайт. – Ты с ума сошла? Я не стану стирать тебе память!

— Я не об этом, конечно! Но если это тебя так уж беспокоит, мы можем просто попробовать еще раз, — взмахнула белая единорожка ресницами. – Вместо того, чтобы стирать память, мы можем расстаться, ты признаешься мне так, как тебе хотелось бы об этом помнить, и мы – или, скорее, ты – можем притвориться, что первый раз никогда не происходил! Идеально!

— Нет, — ответила заинтересованная Твайлайт. – Это глупый план.

Рарити ахнула, отложив платье.

— Глупый?! – возразила она. – Тебе просто так кажется, потому что у тебя нет склонности к театральности! Твайлайт, подумай об этом! Представь себе драму! Романтику! Напряжение! – она подхватила платье и прижала к груди. — Притвориться, что мы вновь – влюбленные кобылки, бросать друга на друга застенчивые взгляды, гадать, когда мы признаем свои истинные чувс…

— Рарити.

Дорогая! – под любопытным взглядом Твайлайт она кашлянула. – Перестаралась?

— Застенчивые взгляды? Когда у нас такое было?

Хмыкнув, Рарити пересадила очки на рог.

— Нет, думаю между нами такого не было, не так ли? Я была слишком обольстительна, а ты была слишком собой. Скрытность – это не наше. Но, не суть! – она снова надела очки. – Я думаю, будет весело. Просто чтобы ты знала.

— Я знаю, — хихикнула Твайлайт. – Ты только что это сказала.

— Хорошо. Значит, ты знаешь. Что будет весело.

— Ты собираешься повторить это в третий раз?

— Ты же знаешь, я могу. Ну и вот это будет весело. Я считаю, это стоит обдумать.

Твайлайт рассмеялась. Ее влюбленный взгляд задержался на Рарити прежде, чем вернуться к книге.

— Я подумаю об этом, пока буду в Кантерлоте, но не обещаю.

На самом деле, Рарити не ожидала от Твайлайт ничего большего. Это была их обычная игра. Ей приходит в голову какая-нибудь ослепительно невероятная идея, Твайлайт расспросит о ней, потешит ее фантазию, но потом идея забудется.

И потому ее несколько застало врасплох, когда Твайлайт вернулась из своей недельной поездки и, по какой-то неведомой причине, согласилась.

— Ты что?

— Я подумала о твоей идее перепризнаться, — повторила она, придя, чтобы провести ночь у Рарити. – И решила, что хочу этого. На следующей неделе наступает третья годовщина начала наших отношений, поэтому все сложится и нам не придется менять дату.

Рарити понадобилось время, чтобы подобрать слова.

— Я… что?

Твайлайт не могла не подмигнуть.

— Я сказала, что пойду на это.

Действительно? Дорогая, ты что, заболела? – несмотря на приподнятую бровь Твайлайт, Рарити стояла на своем. – Я серьезно! Это… Ну, это не то, на что ты согласилась бы! У тебя должно быть минимум десять списков причин того, почему это будет логистический кошмар! – Она прищурилась. – Это какая-то шутка? Я чего-то не улавливаю или?..

— Нет, это не шутка, — возразила Твайлайт, в глазах которой появились веселые огоньки, когда она наклонилась вперед. – Я серьезно. Я хочу, чтобы мое признание было тем, что мы обе захотим вспомнить. Фактически! – ее рог засиял и рядом ней возник свернутый список. – Я уже все распланировала.

Превеликие небеса.

Она была серьезна.

— Однако, идем по порядку, — продолжила Твайлайт. – Нам нужно расстаться.


— Богини, это и вправду логистический кошмар, не так ли?

— Ты о тарелках? – предположила Твайлайт, левитируя жареное сено со стола и лениво наблюдая, как официант принимает заказ у другой пары. – Думаю, может сработать.

Твайлайт! – воскликнула Рарити. Ее недовольства оказалось недостаточно, чтобы привлечь внимание принцессы. – Мы не расстанемся из-за работы по дому! Кто из-за нее расстается?! Никто!

— Но мы же не из-за этого будем разбегаться. Не с формальной точки зрения, — Твайлайт наконец обернулась к Рарити, левитируя еще сено. – Помнишь, мы покупали пособия для пар в прошлом году? Так в ряде них было сказано, что когда пара расстается из-за чего-то на первый взгляд тривиального, то настоящая причина далеко не тривиальна. На самом деле у них множество других причин – и нужен просто предлог.

Рарити прищурилась.

— Ааа. Да, понимаю – нечто вроде «последней капли». Но все же! Работа по дому? Мы не станем расставаться из-за чего-то настолько не вдохновляющего! – модельерша снова прищурилась. В ее голове рождались идеи, пока она утаскивала левитируемое Твайлайт жареное сено. – Это самая важная часть всего предприятия! Это должно быть трагично. Нет, сокрушительно!

— Трагически сокрушительно? – ухмыльнулась Твайлайт.

Трагически сокрушительно!

— Я думала, что самое важное – это признание, а не расставание, — рассмеялась Твайлайт.

— Это все важно, Твайлайт! Это завязка! Из всех пони ты лучше всего должна знать, что кульминация истории хороша только при хорошей завязке!

— Хорошо, хорошо, — уступила Твайлайт, помахав копытом. – Что ты предлагаешь?

Рарити чуть задумалась и постучала копытом по подбородку.

— Что если нам расстаться из-за наших работ?

— Наших работ?

— Да! Всего стало чересчур. Твои бесконечные королевские обязанности. Мои несколько сотен бутиков…

Несколько сотен бутиков?

— …Несколько тысяч бутиков держат меня в разъездах по всей стране и вдали от тебя. Это все сложилось. Мы не смогли этого вынести. Оказалось, что в конце концов… — она вздохнула и печально рассмеялась. – В конце концов, расстояния наши чувства не укрепляют, – она отвернулась, и ее губы задрожали. – Они их лишь разорвали.

— Понимаю, — фыркнула Твайлайт.

— Ты одобряешь? – прошептала Рарити, все еще глядя вдаль и удерживая печальное, опустошенное, трагически сокрушенное выражение лица.

Твайлайт восхищенно вздохнула.

— Да. Думаю, это сработает. Очень трагично.

— Конечно!

— Однако, — подняла копыто Твайлайт. – Я хочу ввести ряд условий.

— Условий? – Рарити отбросила всю театральность и внимательно посмотрела на возлюбленную. – Продолжай, — прежде, чем принцесса успела заговорить, модельерша быстро заговорила сама. – Погоди! Я тоже хочу установить кое-какие!

— Хорошо, — сделала ей приглашающий жест принцесса и улыбнулась. – Дамы – первые.

— О, спасибо, дорогая, — Рарити чуть кашлянула и стукнула копытом по столу. – Я хочу, чтобы мы ПЕРЕЖИЛИ ЭТО! Сыграли! Как улучшенная версия того… что там делают Спайк и его друзья, когда играют в «Огров и Темницы»!

— Отыгрывают роли.

Отыграть роли!

— Если мы собираемся сделать это, нам потребуется стоп-слово, — произнесла Твайлайт, макая жареное сено в соус и поедая его. – Что-то, чего нам нужно будет сказать, когда нужно будет перестать притворяться.

— «Поднять занавес» и «Опустить занавес»! – предложила Рарити, левитируя салфетку и вытирая соус с лица Твайлайт. – Как на сцене!

— Это не дает нам большого выбора вариантов. Почему не «Симуляция»? «Начать симуляцию», чтобы включиться в игру, в промежутке мы можем использовать «симуляцию на паузу» и «продолжить симуляцию», и «конец симуляции», когда со всем этим покончим.

— Разве это не усложняет все? – поморщилась Рарити. – Слишком длинно! И, не знаю, слишком формально.

— Я не против формальностей! – возразила Твайлайт. – Они мне нравятся!

— О, хорошо, хорошо. Раз они нравятся тебе, то и я не против. Почти, — уступила Рарити. – Еще условия?

— Девочки.

— А что с ними? – нахмурилась единорожка.

— Я не хочу, чтобы они думали, что мы расстались, поэтому они должны знать, что происходит. И еще – я хочу быть той, кто им это расскажет.

— Что? Почему ты? – спросило Рарити. – А что, если я хотела им рассказать?

— Тебе они не поверят.

— Нет, поверят! Почему нет?

— Рарити, — произнесла Твайлайт с великолепной улыбкой. – Ты мне поверила, когда я сказала, что согласна на это?

— Нет. Честно, я до сих пор не ве… О. Принято. Хорошо, расскажи ты им, — кашлянула Рарити. – Итак? Когда мы расстаемся? – внезапно она поморщилась. – Ой. Это было не очень уж и приятно говорить.

— Мы можем не расставаться и притвориться, что просто не начинали встречаться, если хочешь.

— Нет, нет! – покачала головой Рарити. – Все хорошо. Но у меня есть идея, как я хочу, чтобы это произошло. Когда нам стоит это сделать?

— Почему бы не в ночь перед нашей годовщиной? – задумалась Твайлайт.

— Но нам же придется притворяться всего день, что мы не встречаемся!

— А нужно больше? Один день без тебя – уже достаточно ужасно, не так ли? – ничуть не смущаясь заметила Твайлайт. Ее влюбленное выражение лица растаяло под смехом Рарити.

Твай-Лайт Спар-Кл! – ахнула Рарити, устроив подбородок на копытах и помахивая хвостом. – Когда это ты стала такой романтичной?

— С тех пор, как начала встречаться с тобой? – задумчиво хмыкнула принцесса.

— О, на самом деле? – взмахнула ресницами Рарити.

— …Ну еще это может быть потому, что я репетировала эту фразу вчера перед зеркалом.

Рарити хихикнула.

Вот это уже правдоподобнее, — она левитировала последнее жареное сено с тарелки и отправила его в рот подруги. – Не печалься, любовь моя. Сложно быть романтичнее меня, знаешь ли.

— О? – наклонилась вперед Твайлайт. – Хочешь пари?

— Ооооо. Пари о том, чтобы оказаться романтичнее меня? Это опасная игра, Ваше Высочество.

— Меня это не беспокоит, — пожала плечами принцесса. Это редкое выражение уверенности порадовало единорожку.

— Не беспокоит? – Рарити так же наклонилась вперед и сложила передние ноги на столе. – Ну, моя дорогая, не стану отказываться от столь легкой победы.


Стоял гнетущий, темный, дождливый день, когда единорожка Рарити рассталась со своей возлюбленной после трех лет вместе.

Грозовые облака висели над бутиком Карусель, капли дождя бились о стекла и стекали на размокшую землю. Пони бежали, прячась от неожиданно изменившейся погоды – если они, конечно, не Рарити, и в данном случае дали двадцать бит Рейнбоу Дэш, чтобы подправить погоду, но сейчас дело не в этом.

В общем и целом, это были депрессивные декорации, подходящие для депрессивного события.

— Твайлайт.

Произнеся это слово Рарити заколебалась. Эти два слога будут вечно ее ранить. Имя схожей мелодичности она никогда не найдет, не так ли? Имя, о котором она будет думать, когда будет смотреть в окно вечерами, купаясь в свете тезки аликорна.

Рарити знала, расставание – это искусство, и как бы ее ни ранило, она намеревалась сделать из этого шедевр.

— Твайлайт, — повторила она, выдохнув, и не желая оглядываться. – Прости меня. Я… я думала, мы справимся.

Но она оглянулась, потому что Твайлайт заслуживала этого, не так ли?

— Рарити, — ответила Твайлайт, чуть промолчав – но не чтобы проглотить терзающую ее боль, а подавить фырканье. – Я, эм. Я знаю. Я извиняюсь… — она облизнула губы, стирая улыбку. – Я тоже сожалею. На самом деле. Я опустошена.

Через секунду, в течении которой Рарити изучала аликорна, единорожка заговорила снова.

— Симуляцию на паузу! Опустошена?! Твайлайт Спаркл, ты не звучишь опустошенно! Ты даже не выглядишь опустошенной! Что у нас тут? Театр народной самодеятельности?!

— Я пытаюсь! – запротестовала Твайлайт, возмущаясь, несмотря на широкую улыбку на лице.

— Действительно, — приподняла бровь Рарити.

— Да!.. Вроде! Может быть…

Она рассмеялась, и хоть единорожка посчитала это милым, но все же из принципа надулась и отвернулась.

— Извини, — продолжила, искренне, Твайлайт. – Позволь мне…

Она подхватила роман, который ей дала для изучения Рарити, и открыла на заложенной странице.

— Хорошо, — отложила она его. – Я готова. Действительно! – настояла она, когда Рарити скептически на нее посмотрела. – Продолжаем.

— Хорошо тогда. Продолжить симуляцию!

Рарити кашлянула – не для возвращения в игру, нет, лишь чтобы суметь произнести то, что сказать было очень больно. Почему судьба так жестока? Почему она играет их сердцами?

— Прости, Твайлайт. Я не вижу иного выхода.

— Рарити, прошу, — произнесла Твайлайт, наконец-то с эмоциями – как и должна была, потому что они расставались и это было печально. – Должно быть что-то, что мы можем сделать.

— Нет! – воскликнула Рарити. – Это не волшебная сказка, Твайлайт! Это не притворство! Между нами все кончено!

— …Погоди, это не игра? – застыла на месте Твайлайт.

— …Это не игра, — подмигнула ей Рарити. – А если бы и была, чем она не является, я уверена, мы бы ввели какую-нибудь систему стоп-слов.

— Ой, верно, прости. Где я была? – Твайлайт прижала копыто к груди. – Рарити, пожалуйста!

— Нет, Твайлайт! – ответила единорожка, отчаявшаяся, требующая, желающая покончить с этой шарадой прежде, чем им станет больнее. – Все кончено. Но… Но, возможно, мы все же сможем остаться друзьями.

— Я… Я была бы не против, — кивнула Твайлайт.

— Уверена, ты хотела бы это сказать! – прервала ее Рарити и трагически воздела копыто к лбу. – Но мы обе знаем, что ты не сможешь! Чтобы я была твоим другом и не более? Ты просто этого не перенесешь! Если я не буду твоей возлюбленной, ты не сможешь быть со мной!

— Вау, а вот это уже выглядит нездоровым, — пробормотала Твайлайт, игнорируя возмущенный вздох подруги. – Прямо как то, чего делают герои в тех любовных романах. Уверена, что-то из этого находится на грани между преследованием и фиксацией.

— Симуляцию на паузу. Это романтично, Твайлайт!

— Ммм. Действительно? – поморщилась и наклонила голову принцесса.

— Ладно, хорошо! Да, это на грани между преследованием и фиксацией, но кто будет черпать здравые советы по взаимоотношениям из дешевых романчиков?! Не суть. Продолжить симуляцию.

Она кашлянула и продолжила, очень эмоционально.

— Я думаю! Я думаю, что ты сможешь принять меня как друга после года терапии, но до тех пор… — коротко кивнув, Рарити поднялась. – Я… Я уйду.

— А я останусь в бутике Карусель? – вежливо кашлянула Твайлайт.

Рарити чуть запнулась, но все же быстро ответила:

— …Да! Я знаю, это печально, Твайлайт. Мне будет не хватать этого места, которое было мне, как дом, и где ты всегда жила.

— Где я всегда жила.

Где ты всегда жила!

Рарити подхватила свои вещи и выбежала в прихожую. Твайлайт следовала за ней. Единорожка задержалась перед дверью – последняя секунда перед тем, как все будет кончено – а потом раскрыла ее навстречу грозе.

— Твайлайт, — обернулась она к аликорну, которая совершенно определенно маскировала свою опустошенность улыбкой, и подняла копыто, чтобы провести по ее гриве. Они должны быть сильными. – Прощай, моя дорогая.

И, без лишних слов, развернулась и вышла, закрыв за собой дверь в бутик Твайлайт. Полюбовалась с минуту дождем, будучи в безопасности под навесом крыльца, а потом сделала то, что полагается после ужасного разрыва.

Весело рассмеялась.

Она смеялась перед тем, как глубоко вздохнуть, развернуться к двери и сильно в нее постучать. Меньше, чем через секунду дверь распахнулась и белую единорожку поприветствовала ее лучшая подруга Твайлайт.

— Привет, Рарити! – радостно воскликнула она, но заметила состояние подруги и выражение лица с радости сменилось беспокойством. – Рарити? Что-то не так?

— Твайлайт, это ужасно! – протиснулась модельерша мимо принцессы в бутик. – Кошмарно!

— Не может быть! Что же случилось? – закрыла дверь Твайлайт и последовала за ней в мастерскую.

— Моя возлюбленная рассталась со мной! – открыла Рарити, бросившись на кушетку и зарываясь лицом в подушку. – Ты можешь в это поверить?

— О, Рарити! А я слышала, это ты рассталась с ней.

— Что? – подняла голову Рарити. – Нет. Нет, нет. Нет! Она порвала со мной! Она раздавила меня, Твайлайт! – она снова закопалась лицом в подушки. – Уничтожила, уверяю!

Твайлайт подошла к кушетке, села рядом и успокаивающе положила копыто на плечо белой кобылки.

— Небеса, Рарити. А ты знаешь, почему она тебя бросила?

— Я не знаю! На самом деле не знаю, — Рарити села, аккуратно утерла глаза копытом, и сидела так, пока не увидела Твайлайт и этого оказалось достаточно. Громко всхлипнув, она бросилась к подруге, зарываясь в ее объятия. – О, Твайлайт, что же мне делать?!

— Все хорошо, — произнесла Твайлайт, поглаживая подругу по гриве. – Я с тобой.

Так и было. И это было неправильно.

— Симуляцию на паузу, — шмыгнула Рарити.

— …Да? – замерло копыто Твайлайт.

— Дорогая! – воскликнула Рарити, отшатываясь в ужасе. – Я не хочу, чтобы ты была заменой! Я серьезно!

Единорожка так настаивала, что Твайлайт рассмеялась, с любовью закатывая глаза.

— Рарити. Мы притворяемся, помнишь?

— Не важно! Мы должны быть точными! Это искусство! Театр! И я не хочу, чтобы ты стала заменой для меня! – ответила та, расстроившись сильнее, чем она себе представляла. – Я должна быть ослеплена любовью к тебе, а не использовать тебя, как способ забыть о своей бывшей!

— Я хочу сказать… важно ли то, что я и есть та самая бывшая?

— Твааайлайт.

— Хорошо, хорошо. У меня есть идея, — соскочила принцесса с кушетки. – Продолжить симуляцию.

Она кашлянула и потерла копытом подбородок.

— Знаешь, Рарити, кажется у меня есть кое-что, чего поможет в этой ситуации. Подожди немного.

Твайлайт подошла к шкафу в другом конце комнаты и вынула случайную книгу. Затем раскрыла ее посередине и вернулась к кушетке.

— Заклинание коррекции памяти.

— Заклинание коррекции памяти? – моргнула Рарити.

— Ага, — кивнула Твайлайт. – Обычно такие заклинания не используются широко, так как порождают множество моральных и правовых проблем, но в случае личного использования – ничего страшного. Как бы то ни было, с этим ты сумеешь позабыть все свои сердечные страдания. Буквально.

— Буквально? Быть не может… Оно действительно на это способно?

Действительно.

— Давай посмотрим, давай посмотрим! – Рарити приняла книгу от Твайлайт и радостно закивала при виде схем композиций драгоценных камней. – Звезды в небе, ты права! Это заклинание коррекции памяти! И… Оно не только заглушит мою сердечную боль! Как тут сказано, я влюблюсь без памяти в пони, с которым мне суждено быть!

— Действительно, — фыркнула Твайлайт.

— О, да! Но погоди, дорогая, тут еще! – ахнула она. – Тут сказано, что благодаря этому заклинанию одна пони простит меня за набросок на обратной стороне ее доклада! – когда Твайлайт посмотрела на нее, Рарити лишь невинно моргнула. – Тут так написано!

— Дай, пожалуйста, посмотреть? – Твайлайт вернула книгу себе и вскоре повторила аханье Рарити. – Не может быть! Ты права! И еще тут сказано, что после него мне одна пони даст мне автоматизировать ее швейную машинку!

— Автомати… Тебе напомнить, что случилось в последний раз?!

— На этот раз я не стану давать ей искусственный интеллект!

— Но… — простонала Рарити. – Хорошо. Я подумаю после того, как ты применишь заклинание.

— Отлично! – Твайлайт кашлянула, отложила книгу, взглянув в нее последний раз, и шагнула к единорожке. – Хорошо. Закрой глаза и стой совершенно неподвижно.

Рарити сделала как было сказано, удерживая свое волнение на подобающем леди уровне. Она ждала и ждала, пока вместо искры магии не почувствовала губы, нежно встретившиеся с ее губами.

Деликатное действие, которое аб-со-лют-но стоило драматического падения на кушетку.

— Рарити? – Твайлайт нежно коснулась подруги копытом. – Ты в порядке?

Через мгновенье молчания глаза Рарити широко распахнулись, и боль прошлого осталась позади. Никаких ужасных, но прекрасных и чудесных бывших, никаких страдающих сердец, ничего, кроме чудеснейшей кобылы перед ней, возвещающей начало новой жизни.

— Твайлайт?..

Имя было произнесено едва ли шепотом, но в интонации было о же восхищение, что и в глазах Рарити, считавшей этого аликорна прекрасней самой жизни.

— Твайлайт, я… — она аккуратно села на кушетке, не отводя взгляда от принцессы.

— Как ты себя чувствуешь? – участливо спросила Твайлайт.

— Словно меня поцеловал ангел, — прошептала Рарити. С ее губ сорвался мечтательный вздох, пока она старалась подавить широкую улыбку при виде подобающего моменту румянца на щеках Твайлайт. Когда модельерша, наконец, села, то потерла глаза копытом, привыкая к новому состоянию. – Думаю, мне уже лучше.

— О! Я так рада слышать это, Рарити, — склонила голову Твайлайт. – Ты была так опустошена…

Рарити кивнула.

— Да! Да, дорогая, но… — она провела копытом по кушетке, смущенно опустив взгляд. – Но теперь, когда ты здесь, мне много лучше. Спасибо тебе огромное, что помогаешь мне.

— Конечно! – ответила Твайлайт. – На то друзья и нужны.

Рарити чуть прикусила губу.

— Друзья…

Через секунду она заговорила снова.

— К слову, дорогая! У меня такое чувство, словно мы не разговаривали веками!

— О, да, я знаю! Такое чувство, словно прошли годы!

— Столетия!

— Тысячелетия!

— Хорошо тогда! – Рарити постучала копытом по месту рядом с собой на кушетке. – Иди сюда! Нам многое нужно наверстать!

Только когда Твайлайт присела и подползла ближе, чтобы они прижимались друг к другу, Рарити взмахнула ресницами:

— Итак, дорогая, скажи…

— Что именно? — ухмыльнулась Твайлайт.

— Твайлайт, дорогая, прошу! Не играй со мной! – Рарити подняла копыто и коснулась им кончика носа подруги. – Не думай, что я не могу догадаться! Я с первого взгляда могу узнать, когда кто-то влюблен!

Твайлайт задумалась.

— Я бы не сказала, что влюблена, — ответила она и поникла. – Или… Ладно, думаю, я могу это признать.

В комнате раздалось аханье.

— Твай-Лайт Спар-Кл! Кто же это?! Где ты ее повстречала?! Расскажи мне все! – еще один ах. – Я ее знаю?!

— Мооожет быть, — произнесла та, чуть пожав плечами. – Ничего особого. Я была влюблена в нее какое-то время, но…

— Какие-то время? – в ужасе прервала ее Рарити. Твайлайт Спаркл, отвергающая то, что заслуживает?! Не в ее смену! – Твайлайт, на самом деле! Чего ты ждешь? Приглашения? Скажи ей! – она чуть поостыла и успокаивающе обняла Твайлайт. — Тебе нужен совет, дорогая? Я знаю, ты… — она облизнула губы и как-то бесцельно махнула копытом. – Обладаешь своим особым изяществом, так скажем.

— О, спасибо, — фыркнула Твайлайт.

— Дорогая, я это любя!

— Уверена. Не суть, — принцесса кашлянула и села ровно, с гордой улыбкой на лице. – На самом деле, мне не нужны советы. У меня есть план! И план этот на сей раз сработает, — тихо добавила она.

— А как насчет тебя? – спросила уже она Рарити. – Есть ли у тебя пони, который тебе нравится?

— Да, есть, — театрально вздохнула Рарити.

— О? – склонила голову Твайлайт. Ее ушки встали.

— Ага, — быстро кивнула Рарити. – Кое-кто очень особенный, но…

— …Но? – продолжила Твайлайт, хихикая, когда подруга драматично упала на кушетку.

— Она слишком хороша для меня, Твайлайт! – провозгласила модельерша, и это было истиной! Какой суровый рок! Какая жестокая судьба – заставить ее влюбиться отчаянно, безумно, безоглядно в само совершенство! – Она непревзойденная красавица! Божественная Красота с Небес!

— Она не может быть настолько великолепна, Рарити, — ответила сама Божественная Красота, зарумянившиеся щечки которой выглядели неописуемо притягательно. Прекрасна и скромна. Как Рарити могла ей противостоять? Как Рарити ее, вообще, заслуживала? – Особенно если сравнивать с тобой.

Теперь настало время для Рарити краснеть, подавлять смешок, закусывать губу и НЕВАЖНО

— Твайлайт, ты просто не понимаешь! – настаивала Рарити, воздев копыто ко лбу. – Если бы ты ее знала, ты бы увидела! Она умна, талантлива, чудесна, и настолько остроумна, что с легкостью проходит все мои защиты!

— Понимаю, — ответила принцесса. Бедняжка выглядела готовой взорваться от удовольствия.

— О, Твайлайт! – продолжила Рарити. – Что же нам делать? Как мы можем быть настолько беспомощны?

Твайлайт чуть задумалась.

— Хммм… Почему бы нам не обсудить это завтра за ужином? Может, дадим друг другу советы? Ты хороша в романтике, а я хороша… эм, ладно, не романтике, но… эм…

— Подборе слов? – предложила Рарити.

— В подборе слов! Это. Да, — согласилась Твайлайт, несмотря на то, что ей было сложно сформулировать свою мысль, но это не важно. – У меня есть идея, как я хочу ей признаться и, может быть, проверю это на тебе? Это будет как тестовое свидание, — ухмыльнулась она. — Симуляция.

— Твайлайт Спаркл, это будет для меня честью, — ответила Рарити. – Это свидание.


И свидание это назначено очень, очень рано.

Рарити знала, что много возится, готовясь, но она чувствовала себя несколько глупо, будучи готовой к свиданию за ужином в четыре часа дня.

— Ой, Рарити, — произнесла Флаттершай, сидящая на кушетке и любующаяся расхаживающей по бутику единорожкой в парадном платье. – Ты чудесно выглядишь.

— Спасибо, дорогая, — ответила та, ненадолго остановившись, чтобы покрасоваться перед подругами. – В конце концов, у нас же годовщина, и Твайлайт сказала, чтобы мое платье было впечатляющим! – тут она хихикнула. – К счастью, в Понивилле немного ресторанов, где впечатлить кого-то сложно…

Флаттершай нахмурилась.

— Рарити! – возмутилась она. И нахмурилась сильнее, услышав, как рядом с ней фыркнула Рейнбоу Дэш.

— Что? Она права.

— Но все еще не понимаю, почему надо быть готовой к четырем, — вздохнула Рарити, взглянув на часы на стене, и обернулась к подругам. – А вы удивительно вовремя. Еще бы немного – и я бы ушла.

— Ну да, ага, — прямо ответила Рейнбоу, похлопывая копытом по седельным сумкам. – Ты действительно думаешь, что мы бы это пропустили?

— Пропустили что? – моргнула Рарити. – Уточни, пожалуйста.

— День, когда ты и Твайлайт наконец будете вместе! – воскликнула радостная Пинки. – Я так взволнована, что готова запрыгать по комнате!

— Да, думаю, это еще и весело, — заметила Рейнбоу.

Единорожка улыбнулась Пинки.

— Дорогая, тебе совсем не обязательно «притворяться». Это между Твайлайт и moi.

— Не суть важно, — ответила Эпплджек, вставая и подходя к подруге. – Три года – энто не мало, и мы усе хотим быть тута заради вас обеих. – Она чуть замолчала и, к удивлению Рарити, смахнула слезу. – Я так вами горжусь.

— Эпплджек, я… — сглотнула вдруг расчувствовавшаяся модельерша.

— Агась. Три года вместе — а я-то думала, Твайлайт расстанется с тобой через три месяца.

Эпплджек! – ахнула Рарити, игнорируя громовой хохот Рейнбоу. Затем сняла с фермерши шляпу и шутливо шлепнула ей подругу. – Что за шуточки?!

— Мы все гордимся, Рарити, — произнесла Флаттершай, когда праведный гнев единорожки утих. – Ты и Твайлайт – прекрасная пара… и… — и, к удивлению Рарити, теперь пустила слезу и пегаска. Но быстро утерла глаза. – Ой, извини, я… Я так счастлива сейчас. Три года – это много, и вы обе счастливы, и…

— Не суть! – Рейнбоу кашлянула и подошла к Рарити. Затем положила копыто на плечо удивленной единорожки. — …Рарити.

— …Рейнбоу, ты тоже собралась плакать?

— Что? Нет, чего ты! Ты что, плохо меня знаешь? – возмутилась пегаска, наигранно поперхнувшись.

— О, слава звёздам.

— Слушай, Рарити, — строго продолжила Рейнбоу. – У тебя будет самый лучший вечер.

— Самый лучший вечер? – заинтересовалась модельерша.

— То есть, вообще. Поверь мне.

— Кажется, — хмыкнула Рарити. – Ты помнишь, что произошло в последний раз, когда мы ожидали «самый лучший вечер»?

— …Да, конечно. Просто последуй нашему примеру и притворись, что его никогда не было. Не суть! – она снова похлопала Рарити по плечу. – Самый. Лучший. Вечер.

— Понимаю. А ты не знаешь, почему этот «самый лучший вечер» начинается в четыре…

Три удара в дверь прервали ее на полуслове, и хозяйка бутика пошла открывать.

— Да, знаю, — ответила Рейнбоу, вынимая из седельной сумки фотоаппарат. – Вот почему.

Заинтригованная и, надо сказать, весьма взволнованная предвкушением того, на что намекали ее подруги, Рарити направилась к двери. Ее сердце колотилось о грудь. Там она остановилась, еще раз огляделась, чуть пригладила платье, с ослепительной улыбкой открыла дверь и обнаружила…

Фэнси Пэнтса.

Ухмыляющегося, со вкусом одетого, веселого Фэнси Пэнтса, стоящего перед большой каретой с несколькими королевскими гвардейцами, ожидающими отправления.

— О, доброго дня, моя дорогая! – провозгласил он, склоняя голову. – Вы сегодня просто великолепны!

ВСПЫШКА!

— Шикарно! – воскликнула Рейнбоу, наклонив фотоаппарат и подхватывая фотографию. Пегаска чуть ее потрясла и через мгновенье любовалась портретом Рарити – с выпученными глазами и отвисшей челюстью. – Твайлайт будет в восторге!

Пока Рейнбоу относила фотографию в карету, Фэнси поднял копыто и закрыл рот Рарити.

— А теперь, дорогая, собирайтесь – поспешим, пока еще не слишком поздно взлетать.

Взлетать? – пробормотала Рарити.

— Конечно же! – рассмеялся жеребец. – Вы же не ожидаете, что мы побежим в Кантерлот, не так ли? Глупая девочка, — он кашлянул и жестом указал на карету, дверь которой тут же открыл гвардеец. – Ваша карета подана, леди Рарити.

Со стучащим сердцем и легким смешком она пошла к карете, а остальные подруги вышли из дому проводить ее.

— Передавай привет Твайлайт! – сказала ей Флаттершай.

— Передай ей, что мы ее любим! – крикнула подпрыгивающая на месте Пинки.

— Не слишком уж там без нас гуляйте! – помахала следом Эпплджек.

Рарити вошла в карету и села у окна – и заметила бутылку вина и бокалы на столике.

— Принцесса попросила извиниться перед вами за нее, — произнес Фэнси, зайдя в карету и устроившись напротив. – Она хотела забрать вас сама, но перед ужином ей нужно было кое-что доделать. К счастью для вас, она попросила меня составить вам компанию.

Он откупорил бутылку и разлил вино по бокалам.

— Насладитесь им. Вам позволен всего один бокал.

Рарити шутливо приподняла бровь и поиграла напитком.

— Она «позволила» мне лишь один бокал?

— Неудачно, понимаю, но она хотела, чтобы вы были в чувствах перед ужином.

— И я так понимаю, вы не расскажете мне, что она задумала?

Фэнси с удовольствием рассмеялся.

— Боюсь, что нет! Я предпочитаю спать в своей постели, а не подземельях. Хотя… — небрежно поправил он свой монокль. – Вы не поверите, что за очаровательная герцогиня провела ночь в подземельях на прошлой неделе.

— Кто же? – наклонилась вперед Рарити.

— Моя жена, — посмотрел он на свет сквозь бокал.

Флер провела ночь в темнице?! Что же, во имя Эквестрии, она сотворила?

— Была собой, — хихикнул жеребец и поднял бокал. – Тост, моя дорогая. За любимых в наших жизнях.


Часы летели за разговором, пока два друга обменивались сладкими, как вино, слухами. Они прошли так быстро, что Рарити, на самом деле, и не поняла, что прошло уже два часа, когда карета коснулась земли.

— О! Мы прибыли! – радостно заметила она.

Она отвела занавески и выглянула в окно. К ее удивлению и смущению, они не были перед воротами замка. Они вообще не были в Кантерлоте. Карета не приземлилась на улице – она стояла на мощеной камнем дорожке перед входом в то, что казалось лесом.

— Это не Кантерлот, — нахмурилась она.

— Не совсем точно, нет, но мы весьма близко к Кантерлоту, — жеребец высунулся в окно и указал жестом на город, сидящий на склоне горы. – Мы просто ниже.

— Понятно…

Где же у них будет ужин?.. Неужели в лесу? У них будет пикник? Это… да, это было хорошо, конечно! Это было прекрасно, но разве не глупо она будет выглядеть в парадном платье на пикнике…

— Не стоит так расстраиваться, Рарити, — откинулся на спинку Фэнси. – Мы еще не совсем прибыли.

— О! О нет, я не была разочарована, — солгала она, стараясь, чтобы в ее голосе не слишком слышалось облегчение.

Она откинулась на спинку своего кресла, когда карета двинулась вперед, проходя мимо знака, указывающего в сторону национального парка Одинокий Остров. Через десять минут карета остановилась, но Рарити все еще не видела ничего, кроме леса.

Хм.

— Мы прибыли! – объявил Фэнси, вставая. Затем вынул карманные часы и улыбнулся. – И как раз вовремя.

Один из гвардейцев открыл дверь и отступил.

— После вас, моя дорогая.

Прикусив губу, Рарити осторожно покинула карету и увидела вход в национальный парк – изящные серебряные ворота защищали прекрасный сад, все еще видимый в свете заката.

Но.

Но эти сады, хоть прекрасные и манящие, не могли сравниться с красой самой принцессы Твайлайт Спаркл.

Она стояла, как обычно блистательная, преобразившись едва не буквально. Ее длинная грива свисала на плечо, свободно перевязанная у конца серебристой ленточкой. Помимо того, лента еще и блестела, словно по волшебству – хотя, возможно, так и было. Глаза были подчеркнуты скромным макияжем – ни много, ни мало, а в самый раз. Ее шкурка была укрыта королевскими регалиями – золотым пейтралем и накопытниками, несущими ее метку и сиявшими под светом заката.

И на голове, завершая ансамбль, была ее корона.

Она была великолепной.

Она была абсолютно, блистательно прекрасной, и Рарити была слишком очарована, чтобы понять, что краснеет.

— Дорогая, у вас челюсть отвисла, — произнес Фэнси и рассмеялся, когда покрасневшая Рарити тут же закрыла рот. Жеребец шагнул к Твайлайт и поклонился. – Ваше Высочество! Я доставил вам самое ценное, что у вас есть, как вы и приказали!

Твайлайт улыбнулась и это было идеально.

— Спасибо вам, Фэнси, — произнесла она и посмотрела на несчастную единорожку, которая оказалась совсем не готова к тому, что жеребец добавил после.

— Вы там полегче с ней. Она должна быть жива, чтобы на следующей неделе закончить мой костюм.

— Конечно, — хихикнула Твайлайт, отвела взгляд от единорожки к жеребцу и вежливо ему поклонилась. – Спасибо вам за всю вашу помощь.

— Твайлайт, я всегда рад помочь, — ответил он и, поклонившись Рарити, пошел к карете. – Удачной годовщины, дорогие!

И только когда карета уехала, а они действительно остались одни, Твайлайт с улыбкой заговорила

— Привет, Рарити.

Ладно, ладно! Хватит краснеть, как кобылка! Она не поддастся на чары Твайлайт Спаркл!

Чуть кашлянув, Рарити улыбнулась в ответ.

— Твайлайт! – воскликнула она, глядя прямо на принцессу. – Ты выглядишь действительно… — практически тут же она замолчала, по ее щекам разливался нежеланный румянец. – Ммммм.

— Что ты сказала? – невинно спросила Твайлайт, стараясь звучать не настолько довольной, какой она, возможно, выглядела, разрази ее! – Я выгляжу действительно как, Рарити?

— …Очень красиво, — пискнула модельерша, пристыженная полным превращением в краснеющую школьницу при виде ее любви.

— Именно поэтому ты не можешь даже взглянуть на меня? – спросила Твайлайт, и ее смех был прекрасным, чудесным, нечестным и многим другим, когда она добавила. – Ты выглядишь прекрасно.

С ее губ сорвался совершенно неучтивый смешок — она не могла больше держаться.

— Симуляцию на паузу! Симуляцию на паузу! – провозгласила Рарити прежде, чем подойти к Твайлайт, совершенно не скрывая своего влечения. Она коснулась груди Твайлайт и взмахнула ресницами. – Твайлайт. Твай-Лайт Спар-Кл. Ой. Ой. Ой.

— Да? – наклонилась вперед довольная принцесса.

— Ты действительно хочешь исправить свое первое признание, не так ли?

Твайлайт рассмеялась.

— Может быть, — ответила она. А может, я еще хочу победить в пари и переромансить тебя.

— Дорогая, дражайшая, держись этого курса и, может быть, у тебя появится шанс на победу, — прошептала Рарити, наклонившись вперед. Ее губ были в считанных сантиметрах от губ подруги. Настолько близко, что Твайлайт уже закрыла глаза, готовясь к поцелую – но услышала лишь разочаровывающее: «Продолжить симуляцию!»

И после этого Рарити отошла от возлюбленной, став просто подругой, спасибо огромное, восхищенно оглядывающейся вокруг.

— Твайлайт! Ты превзошла себя! – воскликнула она. – Кем бы ни была та загадочная пони, которую ты пытаешься очаровать, я не сомневаюсь, этого уже достаточно, чтобы ее потрясти.

Она подошла к запертым воротам и посмотрела сквозь прутья.

— Что дальше? – затрепетали ее ресницы. – Романтическая прогулка по парку.

Твайлайт улыбнулась, ее рог засиял и ворота открылись.

— После вас, леди Рарити.


Честно говоря, Рарити не могла понять, как такой чудесный парк обрел настолько скучное название – национальный парк Одинокий Остров.

Мощеная камнем дорожка вела их через лабиринт прекрасных цветов всех форм и оттенков, подсвеченный розовым сиянием множества волшебных фонарей, парящих вокруг.

Тихо любуясь парком, Рарити и Твайлайт шли бок о бок достаточно далеко, чтобы не касаться друг друга, но и достаточно близко, чтобы единорожка обнаружила себя желающей сократить дистанцию между ними. Ее хвост покачивался позади, желая перевиться с хвостом Твайлайт.

Что она могла сделать, если бы захотела. Фактически, она могла просто прижаться к ней, и дело с концом.

Но она этого не делала, из-за волнения от расстояния между ней и возлюбленной. Три года вместе с Твайлайт Спаркл заставили ее забыть, каково это – тянуться к аликрону, чтобы ее сердце колотилось от мысли о чем-то столь целомудренном, как возможность перевиться хвостами.

Ей этого не хватало. Но чем «это» было?

Это была не «любовь», так как любовь не была, на самом деле, этим радостным, гормональным желанием физической близости и падения в обморок. Любовь – это выбор, что признается каждый день. Это принятые решения, которые иногда очень приятны, но и могущие иногда быть очень сложными. Очень, очень сложными.

Значит, если ей не хватало не «любви», то она могла лишь предположить, как бы глупо это ни звучало…

Ей не хватало влюбленности в Твайлайт.

С мыслью об этом, модельерша обернулась к своей возлюбленной и обнаружила, что та нахмурилась. Так Твайлайт хмурилась не когда была расстроена, а когда обдумывала особенно сложный вопрос.

— Что занимает ваши мысли, принцесса?

— Ой! – вскрикнула Твайлайт, возвращаясь в себя. – Извини, я задумалась. Ты о чем-то спрашивала?

— Нет, нет. Просто заметила, что ты, так скажем, озабочена, — Рарити хихикнула и взмахнула ресницами. – Ты нервничаешь из-за признания той загадочной кобыле?

Твайлайт улыбнулась.

— …Думаю, это очевидно, — признала она. Она обернулась к дорожке и ее уши прижались, когда она добавила. – И нервничаю, в общем-то. Ты… То есть, тебе… — принцесса, несколько смущенная, обернулась к Рарити. – Думаешь, это все ей понравится?

Сердце Рарити переполнилось нежностью. Неужто Твайлайт действительно нервничала?

— Да, я уверена, — ответила она, потому что это ей более, чем нравилось. – Серьезно! Если она не уже безумно в тебя влюблена – могу обещать, будет после этого вечера.

Ободренная Твайлайт кивнула и это было слишком мило. Она на самом деле нервничала!

— Хорошо! – произнесла она, лениво поднимая цветок фиалки, упавший на землю. И снова нахмурилась. – …Хорошо.

— Что-то еще? – поинтересовалась Рарити.

Твайлайт моргнула.

— Что? Нет, все в порядке. А почему ты спрашиваешь?

— Ммммм, что я тебе говорила в прошлом году, когда мы ездили в Троттингем? – спросила Рарити, магия которой перевилась с магией принцессы и освободила ее от цветка. – Как хорошую книгу с картинками, дорогая…

— …«Тебя легко прочитать». Да, — покраснела и закатила глаза Твайлайт.

И показала язык, когда единорожка рассмеялась.

— Ну, ладно, принцесса, — предложила Рарити, вставляя цветок себе за ухо. – Не желаете ли обсудить с прекрасной дамой Рарити, что гнетет ваш гениальный разум?

— Я… Как ты узнаешь, что делаешь правильный выбор?

— Правильный выбор? – склонила голову набок Рарити. – Относительной той загадочной кобылы?

Твайлайт кивнула.

— Хорошо! Ты просто знаешь! – театрально заявила она.

— В глубине души? – шутливо спросила Твайлайт?

— Именно! Ты смотришь и понимаешь, что выбор правилен. Без всяких сомнений.

— А… что, если есть сомнения? – осторожно спросила Твайлайт, взвешивая каждое слово. – Что, если ты не «просто знаешь», правилен ли выбор?

И тут Рарити остановилась, как вкопанная

Пардон.

— …Что ты имеешь ввиду? – спросила она, глядя на так же остановившуюся Твайлайт. – Ты не считаешь признание этой кобыле правильным выбором?

— Это не о, что я сказала, — быстро поправилась Твайлайт, и звезды в небе! Либо она была гениальной актрисой, либо волнение на ее лице было искренним? Как интересно. – Я не сказала, что не думаю, что это правильный выбор. Я сказала… Я не знаю, правильный ли это выбор. Потому я и прошу совета.

— Ах, я вижу, — слегка улыбнулась Рарити. – Хм, хорошо, я… Симуляцию на паузу!

— Э? Симуляцию на па?..

— Твайлайт, — прервала ее Рарити. – Дорогая, дражайшая, ты пытаешься мне что-то сказать? Мне начинать беспокоиться?

— Что? Рарити! Нет, конечно нет! – заволновавшись, воскликнула та.

— Ты не знаешь, хочешь ли встречаться со мной?

— Рарити! Я… Я… — принцесса отступила и сделал неопределенный жест копытом. – Я пытаюсь быть уверенной, вот и все! Ты же не думаешь, что в день, когда я призналась тебе, мне не пришло в голову с полсотни идей, почему это может быть неправильный выбор?

— Нет!

— Я серьезно, — уставилась на нее Твайлайт.

А теперь отступила Рарити.

— …Хорошо. Я предполагаю, для тебя было бы нехарактерно не думать слегка слишком много об этом, да.

— Именно, — улыбнулась Твайлайт. – Так что если ты хочешь признания без волнений, то это уже не симуляция, Рарити. – Она взмахнула своими ресницами. – Это уже сказка.

— Хорошо! Хорошо, это все твоя вина, Твайлайт. Учитывая, насколько тут все романтично, я думала, что это уже сказка, — ответила Рарити в тон, совершенно не подобающим леди образом показав язык. – Но хорошо, хорошо, моя маленькая мисс волнение. Продолжить симуляцию.

Она кашлянула и спросила.

— Что ты говорила, дорогая?

— Я спрашивала, — ответила Твайлайт с быстро исчезнувшей улыбкой. – Как ты узнаешь, что делаешь правильный выбор?

— Ммммм…

Рарити замолчала, принимая вопрос Твайлайт, как если бы она задала его всерьез. Может, она на самом деле интересовалась, и потому заслуживала обдуманного ответа.

Сама Рарити, к счастью, не страдала от ужасных волнений и неврозов, отравлявших разум ее возлюбленной, но три года свиданий научили ее хотя бы как… не справляться с ними, так как Твайлайт никогда не была тем, с чем нужно справляться, но, скорее, тем, с чем можно смириться.

— Мне кажется, это достаточно крупная перемена, — продолжила Твайлайт. – А что если все пойдет не так? Что если мы начнем ссориться из-за мелочей? Или обнаружим, что не нравимся друг другу? Или все окажется не таким, как нам казалось? Что, если это не сработает?

— А что будет, если это самая чудесная вещь, которая с тобой происходила? – просто заметила Рарити.

— Что?

— Что будет, если вы станете ходить на милые свидания? Или ты обнаружишь, что можешь разговаривать с ней до шести часов утра? Или что все окажется даже лучше, чем тебе казалось? – Рарити обернулась к Твайлайт и улыбнулась. – Откуда ты знаешь, что это не сработает?

— Я... Я не знаю, — замерла Твайлайт.

— Вот. Именно, — Рарити встала перед Твайлайт и шутливо коснулась ее носа. – Ты не знаешь!

Ее рог засветился, и она сорвала две фиалки с клумбы, одну из которых поднесла принцессе.

— Как видите, Ваше Высочество, у вас есть выбор из трех вариантов. Первый… — она левитировала один цветок и заткнула его за левое ухо подруги. – Ты скажешь, что она нравится тебе и да, вы окажетесь в отношениях, которые не будут такими, какими тебе казалось, но так как вы обе взрослые – все закончится взаимоприемлемо. Второй… — цветок устроился за правым ухом Твайлайт. – Ты скажешь, что она нравится тебе, и ты окажешься в чудесных, счастливых отношениях с прекрасной кобылой, которая любит и ценит тебя. И третий…

Она сорвала розу с ближайшего куста левитировала ее перед принцессой.

— Ты ей не признаешься! Ты не сделаешь ничего, так как не будешь уверена в правильности выбора, потеряешь шанс на всевозможные чудесные вещи, что могут случиться, и не будешь сожалеть до того дня, как увидишь, что она встречается с кем-то из ее многих ухажеров, — Рарити хихикнула. – А теперь послушай меня и раскрой рот пошире, принцесса Твайлайт.

Нахмурившаяся и, наверное, смущенная Твайлайт открыла рот и шутливо закатила глаза, когда Рарити положила туда цветок и аккуратно закрыла рот копытом.

— Продолжим? – предложила она, уходя дальше в сад, пока Твайлайт вынимала розу.

— Ее многих ухажеров?

— Бесчисленных! – Рарити остановилась, как только Твайлайт нагнала ее, и сделал широкий жест копытом. – Насколько хватает взгляда! И все – жаждут моей любви!

Твайлайт подошла к ней ближе, развернула над единорожкой крыло и обняла.

— Это, похоже, очень много ухажеров.

— О, да, — почти серьезно закивала Рарити, пытаясь не улыбаться, когда Твайлайт потерлась о нее. – Тебе пришлось бы их отгонять палкой.

— Ммм, думаю, я нашла бы другой способ дать им знать, что ты занята, — ответила Твайлайт. – Принцесса, которая гоняет пони палкой – такое сложно одобрить.

Рарити в ответ на тот нежный жест вздохнула, наслаждаясь моментом близости с возлюбленной. Солнце уже почти зашло, а луна только поднималась, заливая сады и двух кобыл своим мягким сиянием.

Это был идеальный романтический момент, пока она не вспомнила, что, вообще-то, Твайлайт еще не является ее любимой!

— Итак, — заметила она, шагая дальше в сад. Крыло Твайлайт соскользнуло с ее спины. – Что же еще ты задумала для своей потенциальной возлюбленной? Еще прогулки под луной? Или… — она замолчала, когда до ее ушек донеслись легкие звуки музыки. Она с любопытством оглянулась на Твайлайт. — …Танец, может быть?..

Твайлайт просто улыбнулась и сделала жест копытом вперед.

Несомая волной любопытства и восхищения, Рарити поспешила дальше по дорожке, которая привела ее не в другую часть сада, а к озеру.

Прямо в центре национального парка Одинокий остров лежало озеро Делорн, отражающее сейчас прекрасное звездное небо. Более того, по озеру в вырезанных из дерева лодочках плавали дюжины и дюжины зажженных свечек. Казалось, что у озера были свои звезды.

Но самое интересное в этом озере было то, что, в соответствии с названием парка, посреди озера был островок. Уютное маленькое местечко, на котором Рарити увидела установленный кем-то столик, буфетную стойку и волшебный граммофон, который и наполнял парк приятной мелодией.

У нее не было слов. Единорожка словно попала в сказку.

— Как тебе? – спросила Твайлайт, подходя к ней.

— Твайлайт, ты… — Рарити потянулась к ней, нуждаясь в опоре. – Это…

Она отпустила подругу и побежала к берегу озера. Это было невероятно. И шокирующе.

— Симуляцию на паузу! – она обернулась к принцессе, ошеломленная. – Ты устроила это все? Все это – ради псевдопризнания?

— Нет. Я устроила все это ради нашей годовщины, — хихикнула Твайлайт.

— Ах, да! Это, — нахмурилась Рарити. – Я и позабыла.

— Вау, — фыркнула Твайлайт.

— Когда у тебя вообще нашлось время спланировать все это? – продолжила Рарити, глядя на воду.

— Когда я на неделю уехала в Кантерлот, — объяснила принцесса, присоединяясь к единорожке у края воды. – Кое-кто особенный был в Кантерлоте в то же время, и когда я рассказала ей, что я хочу сделать, то она предложила помощь.

— Кое-кто особенный? Кто? – моргнула Рарити.

Твайлайт просто улыбнулась.

— Продолжить симуляцию.

Ее рог засветился магией и выпустил в небо многоцветный разряд. Минуту спустя на озере появился огонек, находящийся на маленькой, быстро приближающейся лодочке с двумя пони на ней.

Когда она остановилась рядом, то пред Рарити предстали знакомо выглядящие официантка и официант, одетые в потрясающие костюмы.

— Здравствуйте, дамы, — ярко улыбнулся Шайнинг Армор и указал на лодочку. – Ваше золотое судно любви ждет.

— Шайнинг Армор! Кейденс! – ахнула обрадованная Рарити.

— Наша что? – нахмурилась Твайлайт.

— Шайни! – воскликнула Кейденс. – Это не то, что мы репетировали!

Она кашлянула и шагнула к ним.

— Добрый вечер, Рарити и Твайлайт. Меня зовут Каденза Ми Аморе, и я буду сегодня вашей официанткой.

— А я Шайнинг Армор, — продолжил жеребец. – И я буду всем, что понадобится.

Рарити рассмеялась и прижалась к Твайлайт.

— Ну и ну. Сначала Фэнси Пэнтс, теперь эта прекрасная пара? Стоит ли мне ожидать, что позже к нам заглянут принцесса Селестия и принцесса Луна?

— Нет, — ответила Твайлайт, наблюдая, как Шайнинг Армор помогает Рарити забраться в лодку. – Но ты можешь поблагодарить потом принцессу Луну за дополнительные звезды.

Когда они все были в лодке, Шайнинг Армор повез их обратно.

— Значит, Рарити, — произнес он. — Ты тут, чтобы помочь моей младшей сестре очаровать кобылу, которая ей нравится, так?

Рарити рассмеялась.

— Да, план таков, — она повернулась к Твайлайт и поправила пряди ее гривы. – Научить нашу маленькую умницу романтичности, не так ли?

— Я и сама неплохо справляюсь, — надулась Твайлайт.

— А ты с ней встречалась? – спросил жеребец, гребя к островку. – Что ты о ней скажешь? Она достаточно хороша для нашей Твайли? Я слышал, она сердцеедка.

— Действительно? – спросила сердцеедка, не упустив того, как развеселилась Твайлайт. – Представь себе!

— Это чистая правда, — кивнул жеребец.

— Я думаю, она будет замечательной кобылой для Твайлайт, — вмешалась Кейденс. – Она утонченна, умна, щедра, бизнес-кобыла и у нее прекрасный вкус! Думаю, она будет… — хихикнула принцесса. – Изумительной невесткой.

— Она будет ослепительна, я уверена, — ответила Рарити, способная победно улыбнуться, несмотря на смущенное удовольствие и абсолютно довольную ехидную ухмылку Твайлайт.

— Думаю, ты права, — согласился Шайнинг. – И еще у нее великолепная грива.

— У нее фантастическая грива, — добавила Твайлайт. – Она отлично пахнет. И ее шерстка очень мягкая.

— Она и выглядит мягкой! – согласилась Кейденс. – И помните, когда мы навещали вас в прошлом месяце, она спела Фларри ту колыбельную? У нее и голос прекрасный. Я сама почти заснула.

— Ты на самом деле заснула! – хохотнул жеребец.

— О, разве эта кобыла не чудесна? – произнесла раскрасневшаяся от удовольствия Рарити. И покраснела еще сильнее, когда очарованная Твайлайт пододвинулась к ней поближе и потерлась о нее.

— Она действительно чудесна.

К счастью, Рарити была спасена – или лишена – от дальнейшего потока дразнящих комплиментов, когда лодка достигла места своего назначения. Как только они высадились, Кейденс повела их к столу – ее волнение было ощутимым физически. Шайнинг же начал доставать еду.

Две лавандовые льняные подушечки лежали с противоположных сторон освещенного свечами столика – Твайлайт и Рарити тут же их заняли. Через мгновенье Шайнинг левитировал несколько накрытых серебряных блюд и поставил их в середине стола.

— Ваш ужин, дамы. Горячий – и прямиком из кухонь дворца Кантерлота.

— И ваши напитки, — произнесла Кейденс, разливая вино по бокалам. – А десерт ожидает в буфете, когда вы будете готовы.

И они встали рядом, совершенно довольные, пока Твайлайт вежливо не кашлянула.

— Ой! – смущенно воскликнули они.

— Хорошо, девочки, мы вас оставим, но, если вдруг понадобимся – запустите вспышку, — отступила и ослепительно улыбнулась Кейденс. – Счастливой годовщины.

— Спасибо вам огромное, — ответила Рарити, а Твайлайт согласно кивнула.

— Не за что, мы помогаем с удовольствием, — возразила Кейденс и обернулась к мужу. – Не так ли, Шайнинг Ар… О, Шайни…

К удивлению Рарити, глаза Шайнинга были полны слез. И он с волнением глядел на молодую парочку.

— Ох, извините! Извините, — быстро извинился он, вытирая глаза. – Я просто… просто…

И он снова прослезился, вынуждая Кейденс обнять его крылом.

— Он всегда становится немного эмоционален в таких ситуациях, — объяснила она, нежно засмеявшись, когда он вытер слезы.

— Ладно! Я в норме! – произнес он, глубоко вздохнул и выдохнул. После чего улыбнулся. – Дамы, желаю вам отлично провести время. И Твайлайт… — жеребец посмотрел на сестру и подмигнул. – Удачи в признании этой загадочной кобыле.

— Спасибо, СБЛДН, — ответила она, улыбнувшись втрое ярче.

Они смотрели, как Кейденс и Шайнинг садятся в лодку, и как только те оказались достаточно далеко, Рарити все свое внимание посвятила Твайлайт.

— Симуляцию на паузу, — взмахнула она ресницами. – Дорогая, дражайшая, любовь всей моей жизни, сегодня у нас еще будут гости?

— Нет, уже нет, — рассмеялась Твайлайт и подняла магией крышки. – Только ты и я.

Ужин прошел достаточно быстро. Две кобылки просто болтали обо всем и ни о чем – пока они наслаждались едой, их маленькая игра была поставлена на паузу.

Первым блюдом было ризотто с шафраном – это слегка пряное блюдо идеально подошло обсуждению ночи, проведенной Флер в тюрьме. Дополнением к нему шли крекеры, фуа-гра и другие дорогие закуски, которые быстро исчезали, пока они обсуждали друзей, встречи Твайлайт в следующем месяце и планы Рарити по магазинам.

И только под конец они позволили себе насладиться любимейшим из блюд принцессы Твайлайт – обжигающе горячего, жареного соленого сена с соусом айоли.

— Надеюсь, ты оставила место под десерт, — поддразнила ее Рарити, наблюдая, с каким удовольствием Твайлайт ест это блюдо.

— Да, — ответила Твайлайт, утирая губы салфеткой. – Это была последняя, — она левитировала еще одну порцию. – После этой.

— Ага, — приподняла бровь Рарити.

— Так и есть! – возразила Твайлайт, но глаза, ищущие еще сена, ее выдавали.

Очарованная Рарити рассмеялась. Ну, это была их годовщина, и почему же она не должна была желать счастья возлюбленной?

Ее рог засиял и два кусочка сена полетели к аликорну.

— Последние – эти две, — произнесла она, скармливая их Твайлайт, затем – опуская на блюдо крышку и левитируя его на буфет. Там она заметила другое серебряное, накрытое крышкой блюдо, в котором, предположительно, был десерт, и окутала его своей магией. – Перейдем к десерту?

— О, эм, я не очень спешу, — быстро ответила Твайлайт. – Может, чуть позже? Или, на самом деле… — она кашлянула и ухмыльнулась. – Продолжить симуляцию.

Взволнованно ахнув, Рарити поставила блюдо обратно и обратила все свое внимание на Твайлайт, стараясь звучать не слишком легкомысленно. Она, в конце концов, помогала дорогой подруге! Твайлайт Спаркл желала признаться в бесконечной преданности кобыле из ее величайших грез, и как отличная подруга, Рарити хотела, чтобы это прошло идеально!

— Итак, Ваше Высочество, вы привезли свою возлюбленную в Кантерлот в королевской карете. Затем вы привели ее на одинокий остров посреди парка на чудесный ужин при свечах под звездами, — она подняла свой бокал и покрутила вино в нем. – Осмелюсь сказать, нашей ослепительной загадочной кобыле с тобой очень повезло.

— Спасибо, Рарити, — засияла Твайлайт. – Я очень старалась, планируя все это.

— Итак! С таким пышным фундаментом, я не могу не гадать, что же будет дальше! – она сделала жест копытом. – Давай же! Что это? Не держи меня в напряжении, дорогая.

Твайлайт смущенно улыбнулась.

— Да! Так. Эм. В этой части ужина мы заканчиваем с основным блюдом и переходим к десерту. Так что, эм, одну секунду… — она левитировала блюдо с десертом и поставила его на стол. – Хорошо. Так. Я ставлю блюдо с десертом и…

— И-и-и-и-и?

— Я произнесу речь, — гордо объявила Твайлайт, нахмурившись, когда Рарити нежно засмеюсь. – Что? Чего-то не так?

— Ничего, ничего, дорогая! Просто это так похоже на тебя. Я в восторге, — она снова сделала поощряющий жест. – Продолжай, продолжай!

— Ну, эм, так… Я надеялась, что смогу попрактиковаться на тебе. Чтобы ты могла дать мне совет, что поправить. Я хорошо пишу всякое научное, а не…

— Великие признания в вечной любви? – невинно предложила Рарити.

— Это, да. Так! Ты поможешь мне?

Рарити ахнула, подняв копыто к груди.

— Твайлайт! С радостью! И вот тебе первый совет, — она протянула белое копыто, и когда Твайлайт положила свое сверху, продолжила. – Будь собой. Я не эта кобыла, но если бы была ею, то все, что исходило бы от гениальной тебя было бы идеальным.

Щечки Твайлайт покрыл нежный румянец, идеально подходящий ее влюбленному выражению лица.

— Правильно.

Она убрала копыто и глубоко вздохнула, успокаивая себя.

— Рарити, я… я… эм… — она запнулась, ее румянец усилился и это было чудесно. – Я… Эм…

Рарити не могла перестать улыбаться, совершенно очарованная. Твайлайт действительно волновалась из-за перепризнания? Рарити разрывало между сожалением и счастьем. Богини, она действительно любила свою маленькую глупенькую принцессу.

— Ты сможешь, — поддразнивая подбодрила ее единорожка, и одарила воздушным поцелуем, когда принцесса мрачно на нее посмотрела.

Твайлайт вздохнула еще раз и начала заново.

— Мне… Мне трудно быть принцессой. То есть! Это легко, когда я знаю, что делать, я это изучала, подготовилась и все такое, но! Всего слишком много. Много, и хоть все может пойти правильно, так же все может пойти неверно. Очень, очень неверно. Уровня дипломатического скандала, способного вылиться в войну с соседней страной, неверно.

— Я бы сказала, это худший вариант, не так ли?

— Да, но это может произойти! А потом я бы… я бы… — Твайлайт снова поникла, замолчав и застонав, выглядя более, чем расстроенно.

— Твайлайт? – спросила Рарити, растерявшая всю радость. – Что-то не так?

— Я все испортила. Опять, — едва заметно улыбнулась Твайлайт. – Просто… Это сложнее, чем мне казалось, — ее ушки прижались к голове. – Прости, просто… Мне нужна минута.

— Погоди, погоди, Твайлайт, милая, — быстро произнесла Рарити, касаясь подруги копытом. Да, эта игра была веселой, но если она не была веселой, то единорожка не хотела заставлять Твайлайт в нее играть. – Твайлайт. Мы не обязаны делать это. Погоди, погоди. Симуляцию на па…

— Нет! – прервала ее Твайлайт. – Нет, пожалуйста, подожди, я!.. Я действительно люблю ее, Рарити.

Услышав это, единорожка быстро убрала копыто, позволяя подруге продолжить.

— Но это страшно. Почти так же страшно, как быть принцессой. Или как дипломатический скандал. Это, вообще, имеет смысл? Это глупо! Отношения еще страшнее, чем что? Война с другой державой? – она замолчала. – Бой с Тиреком можно засчитать за войну? Или войну с Кризалис? Технически, она из другой страны.

— Дорогая, кажется мы уходим в сторону, — вежливо указала Рарити.

— Да! Верно. Тем не менее, — она вздохнула и продолжила. – Я… я беспокоилась о том, что сделаю что-нибудь неправильно. Или что чего-то пойдет не так. Что угодно! Наши отношения, в нашем общении возникнут проблемы, мой долг перед королевством встанет на пути, ее карьера не даст нам быть вместе, или… Я не знаю! Я могу составить целый список того, что может пойти не так, и он будет в милю длиной.

— Твай…

Твайлайт подняла копыто и Рарити тут же замолчала.

— Но сегодня, — продолжила принцесса. Ее щеки алели, она была смущена, но целеустремлена. – Сегодня я встретилась с одной из ближайших подруг в мире. Единственной пони, с которой я могу поделиться всеми своими проблемами, и она всегда будет знать, что делать, — она посмотрела Рарити прямо в глаза. – Я готова доверить ей свою жизнь.

И Рарити не могла не улыбнуться так широко, что ее щеки заболели.

— Я поделилась с ней своими раздумьями. И своими опасениями. Что, если это не сработает? И она сказала мне…

— А что, если сработает? – прошептала Рарити. Ее подбородок устроился на сложенных копытах, и она хихикнула от радости, любви и многих других эмоций, когда глаза Твайлайт – и ее тоже – заблестели от слез.

— Да, — рассмеялась Твайлайт. – Что, если сработает? Что, если это самая чудесная вещь, которая со мной происходила? Что, если у нас будут… — она запнулась, улыбаясь не меньше Рарити. – Что, если у нас будут сказочные отношения? Или она будет засиживаться с шитьем до шести утра, чтобы послушать, как я читаю свои доклады, эссе или книги? Или я привыкну посещать с ней ее любимые показы мод, или она поможет мне с вещами, которые я не понимаю, о высшем обществе, и… — она перевела дыхание, взволнованно хихикнув, когда Рарити довольно громко шмыгнула. – Или вдруг в один день мы решим притвориться, и она позволит мне перепризнаться? Что, если это будет лучшее решение в моей жизни?

— Это действительно звучит чудесно, — произнесла, между всхлипываниями Рарити, который раз утирая глаза и будучи абсолютно и беспросветно влюбленной.

— Итак! Итак, обдумав все это, я приняла решение.

Она глубоко вздохнула, и то же сделала Рарити. Вздохнула, чтобы объявить о своем абсолютном шоке тем, как Твайлайт Спаркл любит ее!

— Рарити, — произнесла Твайлайт. – Я хочу провести с тобой остаток своих дней.

А Рарити!

А Рарити захихикала, как школьница.

— Ах! — воскликнула она. – Твайлайт, я чувствую то…

Она прервалась, когда ее мозг полностью осознал сказанное Твайлайт.

Что?

И ее сердце едва не выпрыгнуло из груди, когда магия Твайлайт охватила крышку блюда с десертом.

Твайлайт? Твайлайт?! – ахнула она уже весьма, весьма по-настоящему, когда Твайлайт отвела крышку, а Рарити прикрыла рот копытами.

Перед ней был великолепнейший набор шоколадок, пироженок и других видов сладостей. Деликатесы были выложены кружком и подчеркивали открытую пурпурную коробочку в середине, гордо демонстрирующую пару колец с бриллиантами для рога.

— Твайлайт?! Твайлайт Спаркл?! – произнесла, вставая, Рарити, потрясенная до глубины души. Что? Ч-Т-О? – Твайлайт, это шутка? Что это? Ты шутишь? Твайлайт, если это такая твоя шутка, то я тебя убью. Твайлайт?!

А принцесса Твайлайт улыбнулась, произнося:

Конец симуляции.

Рарити могла лишь глядеть в глухой, эмоциональной тишине, когда весь ее мир поднялся и обошел стол с коробочкой в магии. Это объясняло все, не так ли? Девочек. Шайнинга и Кейденс.

— Рарити, — произнесла она со слезами счастья, склонившись и протягивая ей коробочку. – Окажешь ли ты мне честь, позволив стать твоей женой?

— Да, — прошептала Рарити, а потом прокричала это всему миру, всей Эквестрии, всем, кто мог услышать, когда она бросилась к Твайлайт и обе они упали наземь. – Да, да, да, Твайлайт Спаркл, тысячу раз да!

Она обрушила на аликорна ураган поцелуев прежде, чем зарыться в ее объятия.

— О, дорогая, дражайшая, да.

И ее счастливая маленькая принцесса рассмеялась. Через минуту тихих объятий Твайлайт все же кашлянула.

— Эм… У меня есть еще один вопрос…

— И какой же? – наклонилась вперед Рарити, утирая глаза.

Твайлайт хихикнула.

— Тааак, думаю, это означает, что я победила в нашем пари, не так ли?


Как оказалось, подумала про себя Рарити, устроившись на кушетке в библиотеке дворца Кантерлота пятью годами после, Твайлайт Спаркл в тот день приняла верное решение. Они были в браке уж пять лет и, несмотря на несколько ссор, кое-какие разногласия и одно случайное вторжение аримаспов, эти пять лет были чудесны.

И все же…

— Твайлайт?

Она посмотрела на стол поблизости, за которым Верховная Королева Эквестрии сквозь очки хмурилась на свиток, в котором писала.

— Да?

— Я думала о нашей годовщине, — произнесла единорожка, закрывая книгу, которую читала. – И кое-что пришло мне в голову.

— Ага, — не подняла взгляд королева.

— И, пришло мне в голову, что, на самом деле, я немного расстроена.

— Расстроена? – наконец подняла взгляд Твайлайт. Ее обеспокоенная нахмуренность теперь была направлена на жену. – Расстроена нашей годовщиной?

— Нет. Расстроена тем, что ты одна делала все широкие романтические жесты в наших отношениях! Так нечестно!

— …Что? О чем ты?

— Подумай! Ты призналась мне, потом призналась еще раз, и в ту же ночь сделала предложение! – единорожка села и прижала копыто к груди. – Почему мне не пришлось ничего делать?

Твайлайт рассмеялась, отложив перо.

— Думаю, ты права, не так ли? Извини, Рарити. Раз уж ты большая любительница романтики, то я всегда считала, что ты хочешь, чтобы я очаровывала тебя.

Рарити откинулась на кушетку обратно.

— Это так, да, но… Я не знаю! Предложение делается раз в жизни! И мне его сделать уже не доведётся!

Она вздохнула.

А потом ее глаза широко раскрылись.

— Если… — она села и одарила жену самой ослепительной улыбкой, какой смогла. – Начать симуляцию?

Твайлайт моргнула.

— Начать си… Ох. Не глупи, — ответила она, улыбаясь, пока ослепительная улыбка Рарити не сменилась на умоляющую. Твайлайт снова нахмурилась. – О. Ты серьезно.

— Дорогая! У тебя был второй шанс! – запротестовала единорожка, и вновь вернулась к умоляющему выражению лица с прижатыми ушками и дрожащими губами. – Почему бы тебе не выслушать? Сначала нам понадобится адвокат, а потом…

— Рарити, — нахмурилась Твайлайт.

— Твайлайт! Это же просто притворный развод!

Комментарии (8)

0

Мне понравилось, классный рассказ. Спасибо за перевод.

ratrakks
ratrakks
#1
0

С разводом это уже перебор:) Отчасти книги дарят на фантазию тех отношений, которые очень редко бывают в реальной жизни. Может тут все описано несколько приторно, слишком много все краснели, это надо очень сильно вжиться в роль. Но в целом неплохо. Наверное хорошо, когда твоя избранная аликорн, наверное желающих разделить с ней судьбу даже в Эквестрии хватает. Любят писатели все таки, кого то избранного. И редко опускают свой взор до персонажей вторых — третьих ролей.

Freend
#2
0

Ой. Это было очень уж и приятно говорить.

GlowInk
GlowInk
#3
0

Спасибо.

Кайт Ши
Кайт Ши
#4
0

— …Но? – продолжил Твайлайт, хихикая, когда подруга драматично упала на кушетку.

 К ее удивлению и смущению, ни не были перед воротами замка. 

GlowInk
GlowInk
#5
0

И снова спасибо.

Кайт Ши
Кайт Ши
#6
0

Время от времени заходя на понификшен я просмтриваю истории что здесь появились, смотрю что народ держит в трендах и что читает. Так вот, у некоторых авторов есть свой "Запах", своя "аура" если так будет угодно), у Горыныча безбашенные фики фестиваль безумия и тп, а у Кайт Ши прекрасные романтические истории которые греют душу и безмерно радуют меня, вот и сейчас очередной перевод Кайт Ши поднял настроение на целый день вперед). Спасибо вам за подобное.

Skuzl
#7
0

А что, весьма неплохо. И как то даже действительно не выбивается из их образа.

ze4t
#8
Авторизуйтесь для отправки комментария.