Моя маленькая Флатти

Сказки о волшебном мире никогда не умрут, пока есть те, кто ими наслаждается, их пишет, в них живет.

Флаттершай Человеки

Исправить всё

Именно так я вижу возвращение 4 сезона, именно так я жду, что у Твайли заберут крылья. Что-то не описано, что-то не добавлено. Я мог бы развивать эту вселенную, но пока оставлю так. Надеюсь вам понравился рассказ, хотя он очень маленький!

Твайлайт Спаркл

Мой новый дом.

Шэдоу Гай - пони, за свою короткую жизнь уже многого натерпевшийсся, бродит по миру, просто путешествуя. И судьба заносит его в Понивилль, который, неожиданно для него, станет ему домом, в котором он обретёт новую семью.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек Эплблум Биг Макинтош Грэнни Смит ОС - пони

Во что превращается разбитая любовь.

Чем может обернуться отказ Рарити от чувств Спайка?

Рэрити Спайк

Обретенная Эквестрия. Часть 3. Хранители

Операция "Обретенная Эквестрия" началась. После того как Искорка нашла свою маму, ничто уже не мешало друзьям отправится в тяжёлое путешествие к заброшенной стране пони. Впрочем скоро выяснилось, что добраться до Эквестрии - плёвое дело по сравнению с тем ворохом проблем которые следует решить, причём немедленно, ибо время работает против наших героев...

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Другие пони Человеки Бабс Сид

Флаттерастение / Flutterplant

Флаттершай обнаруживает растение, подобного которому она никогда ещё не видала в ВечноДиком лесу… и оно оказывается гораздо дружелюбнее, чем пони могла представить. Фактически, оно хочет избавить её от печали одиночества.

Флаттершай

Гости из далёка

Самое обычное летнее утро не предвещало тех любопытных, загадочных событий, с которыми пони никак не ожидала столкнуться. Только недавно она получила в качестве подарка от мудрой наставницы уникальный телескоп, который не просто предоставил ей возможность наблюдать красоты космоса, но и показало такое, во что просто невозможно поверить.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Другие пони Человеки

Жидкая тьма

Это планировалось как сборник коротких историй о пони, волей судьбы попавших в Жидкую Тьму.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Пинки Пай Эплджек Скуталу Диамонд Тиара Сильвер Спун Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Октавия Бэрри Пунш

Прокол

Свити Белль наконец-то получает свою кьютимарку в... весьма неожиданном деле. Немного запачкаться она не боится, ведь однажды ей будет суждено свершать великие дела. Вот только Свити не может понять, почему Рэрити реагирует так плохо.

Свити Белл

Инсомния

Будучи не в состоянии спать, принцесса Селестия занимает себя написанием письма Твайлайт. Но разум уставшей принцессы имеет тенденцию блуждать и рассуждать...

Принцесса Селестия

Автор рисунка: Noben
Глава двенадцатая. Вены мертвого колосса Глава четырнадцатая. Сон

Глава тринадцатая. Три двери

(*)
De lumine, ut me! — Свет, забери меня!

(*)
Devolvat in gaudium mortem! — Дай волю радости перед смертью!

Саундтрек к главе:

[1] (Homeworld 2 Soundtrack — Movers): https://www.youtube.com/watch?v=8AnxepglSSw&index=25&list=PL03477EC1F9CA9BA0

[2] (DOOM — I am VEGA): https://www.youtube.com/watch?v=Ih7Dc9HvPO4

[3] (Burzum — Vanvidd): https://www.youtube.com/watch?v=2n9apjpkyWk

[1 — https://www.youtube.com/watch?v=8AnxepglSSw&index=25&list=PL03477EC1F9CA9BA0 ]

— У меня два вопроса, — пробормотал я, тщетно пытаясь почесать затылок через шлем, — фигли и почему?

Поймав непонимающий взгляд птицы, я замешкался, пока не сформулировал то, что хотел сказать:

— Начни с чего-нибудь попроще. Что такое багровый туман и почему им пользуются и демоны, и твой этот... Эффусум?

— А, Йорры? — Мягко начал феникс. — Это микроорганизмы, созданные Титаном с одним лишь предназначением — служить. Единственное проявление их жизнедеятельности — выполнение задач, поставленных кем-либо через донкельхейтум. Если ими никто не руководит, то они впадают в анабиоз и постепенно умирают. Когда отец был побежден, демоны украли технологию создания и управления Йорр, и активно использовали их против нас с Эффусумом. Не удивительно, что теперь Йорры применяются и против вас.

— То есть, ничего страшного, если дышать ими в течение нескольких часов? Ну, когда они неактивны?

— Да... — золотая птица вдруг нахмурилась. — Погоди, когда ты ими надышался?

— Э-э-э, — по телу пробежал холодок. — Еще до того, как я получил костюм. Там была река и... целое облако тумана. А еще странная мутированная хрень.

— Сын мой, я глубоко сомневаюсь, что демоны были бы настолько глупы, чтобы оставлять такое количество Йорр без дела. Вопрос лишь в том, какое было оно?

— Но ведь это было несколько суток назад! — всерьез заволновался я. — И ничего не произошло!

— Это не показатель. Они могли попасть в твой организм с абсолютно любой целью! Если ты до сих пор жив и не мутировал, то это явно что-то связанное с изучением.

— Эм, не понял.

— Думаю, как только ты умрешь, демоны оживят твое тело и будут использовать в своих целях. И ты не будешь просто зомби, как другие. Подумай только: если ты уже сверхсилен, то что случится, когда власть над тобой возымеют те, кто миллиарды лет занимается генной инженерией? Ты будешь вторым Кибердемоном! Плюс донкельхейтум и руны...

— Кстати о рунах, что там мне дал Эффусум? — Я поднял щитообразный камень и поднес к глазам.

В ногах стало тепло, затем жарко. Пластины раздвинулись, позволяя свечению охватить меня. Стиснув зубы от ожогов, я хлопнул руной о ногу, тем самым установив её. Молнии, словно маленькие змейки, опутали меня. Экран замерцал, выдавая тревожные сообщения. Больше всех бесился показатель брони, выдавая немереные цифры с сотней нулей. В какой-то момент модули моих передних ног закрылись, а вспышки утихомирились, уступив место неяркому желтому сиянию. Оглядев себя, я сжал когти и посмотрел на феникса.

— Это, типа, что?

— Я думал, ты быстро догадаешься, — скривился он и, как мне показалось, с упоением стал объяснять. — Межпространственный щит. Когда враг попадает в тебя, то атака либо направляется в другое измерение, либо подвергается столкновением с антивеществом, добытым из какой-нибудь параллельной анти-вселенной.

— Сильно круто звучит. Давай проще. Засранец стреляет в меня, а я остаюсь цел и невредим?

— Да. — Разочарованно проговорил феникс. — Что еще бы ты хотел знать?

— Многое! Почему, например, ты называешь Эффусума своим братом, хотя он — что-то вроде мифологического изображения смерти, а ты — птица?

— О, мой приземленный сын, что значит внешность, если мы были созданы одним высшим существом? Титан-отец ненавидел однообразие, говоря, что оно делает даже прекрасное скучным! Эффусум был рукой его, исполнителем воли. Я же призван добывать и создавать заклинания, дабы хоть как-то утолить бесконечную жажду отца к познанию всего сущего.

— Титан звучит, как что-то сравнимое с богом. Почему же он проиграл? Неужели он не имел силы убежать, если не уничтожить врага одной мыслью?

Феникс тяжело вздохнул и поглядел на меня. В его солнечных очах читалась боль.

— Я... я не знаю... — С трудом выдавил он и, отвернувшись, сурово сказал. — Тебе нужно встретиться со своими.

— Да-а-а, — протянул я. — Слушай, а ты не мог бы помочь нам кое-в-чем? Мой товарищ попал в магическую ловушку, и где-то на заводе ошивается кобыла, которую надо спасти.

Феникс кивнул и произнес:

— Я сделаю все, что в моих силах, однако это место имеет сильную маг-ауру, скорей всего образованную Йоррами. Она серьезно помешает мне. Но не волнуйся, я справлюсь.

— А что Эффусум? Ну, от него ждать содействия или нет?

— Не думаю, чтобы его сильно заботила ваша судьба. Он, скажем, своеобразен. Иди, я никак не могу ориентировать тебя, пока эта аура действует. И да, в следующей комнате полно боеприпасов и медикаментов, не поленись их подобрать!


Длинная кишка коридора внезапно превратилась в громадный зал, который я сначала принял за простое черное полотно — настолько он был темен. Я обратил внимание, что с того момента, как я расстался с фениксом, я не встретил ни одной двери. Серьезно, все проходы были открыты и лишены всяких следов повреждений! Продвигаясь фактически на ощупь, я с тревогой вслушивался в тишину, безуспешно пытаясь понять, действительно ли пропал тот машинный гул, или же мой мозг настолько устал от него, что просто отказался воспринимать? Помимо этого, мне то и дело слышались какие-то далекие, практически неслышимые чавканья. Не хотелось думать о том, что ждало меня впереди. Я гнал прочь мысли по поводу молчания Деш и радио-дронов. Мне просто нужно было пересечь это драное помещение! Но дикие рваные дыры в стенах отнюдь не способствовали моему успокоению. Я буквально спиной чувствовал на себе чей-то холодный, животный взгляд, следящий за каждым моим движением. Поймав себя на том, что боюсь лязга собственных ног, я надолго замер, глядя в черноту очередной дыры. Мозг тут же занялся рисованием жутких образов против моей воли. Дерьмо. Ненавижу атавистические страхи!

Не знаю, как добрался до стола с большим потухшим монитором, встроенным в него. Но не он привлек мое внимание, а то, что лежало рядом. Это был большой обезьяноподобный робот, чья верхняя рука безжизненно тянулась к компьютеру. Тонкие, чем-то похожие на лапки членистоногих, конечности прерывались цилиндрами гидравлических суставов. Большой и грузный торс никак не сочетался со скелетными пропорциями остального тела. Но все это было неважно, так как меня во всей этой хреновине интересовала лишь одна вещь: гаусс-пушка на правом манипуляторе!

[2 — https://www.youtube.com/watch?v=Ih7Dc9HvPO4 ]

И что, как вы думаете, произошло, когда я жадно схватил это оружие? Отовсюду повалил багровый туман! Благо, у меня была руна Эффусума, а то мой, им же безжалостно продырявленный, костюм никак бы не защитил от Йорр! Однако ситуация ухудшилась, когда облака сконцентрировались вокруг робота. Он стал обрастать мясистыми кусками плоти прямо у меня на глазах! И прежде, чем я смог хоть как-то отреагировать, нацелил на меня гаусску и выстрелил. Конечно, урона я не получил, зато испугался так, что подпрыгнул на месте! Мозг сработал чуть быстрее разума и, выхватив двустволку, пальнул в робота. Но толку от этого было мало, если он вообще был — Йорры заблокировали атаку. Я взлетел, на лету перезарядив ружье и выпустив во врага еще одну тучу дроби. Раскинув лапы, робот выдвинул из себя гигантскую турель — тройной миниган — и начал палить столь же безудержно, сколь и бесполезно. Черт, оба были вооружены дичайшим оружием и оба защищены непробиваемыми щитами! Какая горькая ирония: я думал, что с этим щитом буду на голову выше всех своих врагов, а оказалось — едва держусь наравне!

Шипение гаусски. Грохот дробовика.

Нужно что-то поменять.

Жужжание пулемета. Свист вортекс-пушки.

Это как игра в камень-ножницы-бумага. Вопрос лишь в том, что же побьет камень?

Механический лязг. Гудение нейлгана.

Могу ли я перенаправить энергию с руны Эффусума на руну Титана? И смогу ли я выстоять без щита то время, которое потребуется на убийство этого урода?

— Эй, феникс! Напомни, как управлять этой херней?

Не получив ответа, я, откатившись подальше, представил молнии, перетекающие от одного камня к другому... И это сработало! Мое оружие загорелось кровавым огнем ярости! С ревом я навел на робота плазмомет и обрушил на него шквал красно-синих шаров. Защита из Йорр лишь шипела, бессильная против моей мощи! Но робот не вышел из строя так быстро — несмотря на повреждения, он рванулся в бок и пробил мою заднюю ногу косым выстрелом гаусс-пушки. Заревев еще сильнее, я расплавил тройной пулемет машины, после чего повалился на пол с пробитым навылет животом. По идее, я должен был стенать от чудовищной боли, но то ли у меня был шок, то ли донкельхейтум защищал меня, но ощущения от ран были почти что незаметны. Как и все остальные чувства. Лежа и истекая кровью, я превратил нижнюю часть торса и ноги робота в лужу металла, тем самым уравняв счет.

— Гори в аду, сволочь! — выкрикнул я, заряжая мощный шар.

Но гаусска врага пронзила сустав моей лапы за долю секунды до выстрела плазмагана. От этого он дернулся и пульнул шар в пол, расплавил его, и отправил потоки кипящего металла течь на нижние этажи.

Боли не было. Вместо неё была усталость. Немощность. Моя здоровая, но ослабевшая конечность потянулась к двустволке. Когда робот снова поднял свою смертоносную пушку, я разнес его голову залпом из обоих стволов, глухим стуком отдавшимся в голове... но враг не пал. Механическая рука навела гаусску прямо мне в морду. Я хотел гравихватом отвести её в сторону, но перед глазами сверкнула надпись:

"Ошибка перенаправления энергии"

— Твою ма...

И тут робота пробили конвульсии. Выстрелив в потолок, он заискрился и откинулся на спину.

"Что?!"

Но то, что произошло потом, окончательно ввело меня в ступор. Грудь машины взорвалась изнутри, высвобождая какое-то существо... нет, это не монстр! ЭТО ПОНИ! Белая кобыла взвизгнула и окружила себя щитом. Белая шерсть. Фиолетовая грива. Ну надо же, какая неожиданность... Я зашелся кашлем, от которого на моем забрале осталась кровь. Черт. Лапы перестали светиться, и слабость взяла верх над моим измученным телом. Я смотрел на мир будто сквозь бутылку томатного сока — все было искажено до невозможности и играло алыми тонами. Нет, нельзя умирать! Пока у меня есть хоть один процент здоровья, я буду держаться! Плотно сжав челюсти и превозмогая боль, я поднялся.

Кобыла приблизилась. Через секунду щит закрыл меня, а З.А.В., что она левитировала мне, вошел в тело, мгновенно залечив страшные раны. Кашлянув, я, все еще плохо воспринимая происходящее, посмотрел на проясняющееся лицо красивой, ухоженной единорожки с небесно-голубыми глазами. Её тело было лишено каких-либо ран или даже грязи. Ну, разве что грива малость растрепалась.

— И на кой черт надо было продлевать мои муки?! — до того злобно фыркнул я, что подивился сам и поспешил поправиться. — Я хотел сказать "спасибо". Мы получили ваше сообщение...

— Да? О, какое счастье! Давайте скорее выбираться отсюда!

— Погодите, товарищ Рерити. Я чуток отбился от отряда. За вами пришла Деш.

— Деш?! — ахнула кобыла, едва не подпрыгнув. — Я немедленно должна найти её! У меня к ней дело... и новости... я столько видела! — её взгляд скользнул по мне. — Прошу прощения, кто вы?

— Не важно! Вы знаете, как выбраться отсюдова? — в ответ кобыла часто закивала. — Ну и отлично. Деш направлялась к офису администрации, когда оборвалась связь. Можем её поискать и благополучно подохнуть.

— У вас весьма своеобразное чувство юмора, господин солдат, — укоризненно пробормотала Рерити. — Итак, это красное нечто весьма болезненно жжет кожу при контакте. Я смогу удержать щит некоторое время, но у меня совершенно нет сил! Боюсь, скоро случится выгорание! А о выстрелах не считаю нужным упоминать — я не смогу защититься никак. Вам придется убивать врагов до того, как они атакуют, иначе это будет стоить жизни нам обоим!

— Рерити...

— Советую вам забрать оружие этого робота. Весь завод битком набит такими, но они отключились почти сразу после начала атаки на город!

— Рерити?

— Гаусс-пушка питается специальными аккумуляторами, которые так же устанавливаются и в плазмометы. В каждом охранном роботе есть такие. Если вы будете меня слушать, то не дадите боезапасу закончиться!

— Рерити, черт вас дери за гриву! Каким образом вы оказались внутри робота, который захотел меня убить?!

— Господин солдат, сохраняйте вежли...

— Меньше слов!

— НЕ КРИЧИТЕ НА МЕНЯ! — Крикнула она так громко, что у меня заболели уши (ух ты, мои чувства снова в норме!). — Я спряталась в нерабочем роботе! А потом уснула! И проснулась только тогда, когда он напал на вас! Я не знаю, почему он заработал и что это за плоть на нем, понятно вам?

— Да!

— Ну, тогда хватай эту чертову пушку и готовься отрывать головы монстрам, скотина ты тупоголовая! — рявкнула Рерити и, ойкнув, покраснела. — Извините...

Но я уже отламывал оружие от механической руки, дивясь тому, насколько оно было тяжелым. Не ведаю, отчего я вдруг снова стал обращать внимание на такие мелочи, как вес носимого оружия, но ясно было одно: быстро двигаться с этой хренью в лапах я не мог. Плюс приходится вставать на задние ноги, потому что одной лапой гаусску не удержать.

— В некоторых тайниках есть мед-станции, выдающие З.А.В. всему персоналу через фейс-контроль. Я буду добывать эти заклинания для вас!

Я кивнул и вскинул гаусску перед собой, невольно залюбовавшись. Как же круто и мощно смотрелась моя лапа, сжимающая ручку этой трубы! И как футуристично светилось оружие! Красота!

— Что такое? — спросила Рерити, вопросительно подняв бровь, пока я занимался трепетным рассматриванием убийственного агрегата.

— Красота! – Слащаво проговорил я.

В ответ Рерити лишь пожала плечами.


И понеслись безликие коридоры, до потолка заполненные багровым туманом. Движение не прекращалось ни на миг — дверей просто не было. Демоны не телепортировались. Врагов не было вообще. До определенного момента. Экшн начался тогда, когда мы достигли еще одного крупного зала, по углам которого лежали охранные паучки-пулеметчики. И естественно, блин, Йорры окутали их, снабдив плотью и желанием прострелить мне колено! Рерити отчаянно стиснула зубы, из последних сил не давая щиту растаять под шквальным паучьим огнем. Я же навёл пушку на одного из ботов и благополучно промазал, отправив заряд в трубу над ним. Благо это разогрело её до такой степени, что газ внутри сдетонировал, разнеся в клочья сразу пятерых пауков. Второй выстрел оказался куда менее удачным, хоть я и попал — из строя вышел только один бот.

— Н-не могу больше! — застонала единорожка, хватаясь за голову.

Нужно было отвлечь внимание на себя. Я грузно прыгнул сквозь щит, с помощью джетпака долетел до ожившего робота, и, всем весом обрушившись, смял его, как консервную банку. И единственное, что он смог сделать в ответ — жалобно заскрипеть и дернуть током мое бронированное копыто. Блин, плохо, что костюм проводит электричество!

Еще более громкий крик Рерити возвестил о том, что роботы стремились убить её больше, чем меня. Что ж, у этого были свои плюсы! Во-первых, потому что я беспрепятственно мог стрелять им в спины, а во-вторых оттого, что меня любимого бить не будут! И со здоровьем все хоро... Что?!

"Куда оно улетает?!" — ужаснулся я, глядя на снижающееся с каждой секундой, количество жизни. — "И почему я ничего не чувствую?"

"Багровый туман!" — завопил мозг. — "Ты что, забыл?"

Ах, да, точно. Тогда надо действовать быстро! Уничтожив из гаусски ещё одного паучка и закинув её на спину, я подлетел к оставшимся четверым и двумя сокрушительными ударами вывел из строя того, что стоял ближе всех. Пинком послав повернувшегося ко мне бота в последний полет в противоположный конец комнаты, я прыгнул между оставшейся парой порабощённых пауков и, взяв каждого за корпус, поднял над собой и сжал, искренне наслаждаясь электрическими разрядами, прошедшими по лапам.

— Скажите, — задыхаясь, забормотала Рерити, когда я вернулся к ней под щит и мы оставили помещение с пауками позади. — Вы не из отряда "Дум"?

— Ась? Дум? — переспросил я и, вместо того, чтобы сказать правду, задал встречный вопрос. — А что заставляет вас считать это таковым?

— О, я весьма некомпетентна в военном плане, но слышала, что именно этот антитеррористический отряд был облачен в такую броню. Она уникальна.

— Тем не менее, что вам известно о "Думе"? — осторожно спросил я и прищурился.

— Так вы не оттуда? Эти бойцы были национальными героями, их показывали повсюду! Правда, я знаю не больше, чем среднестатистический гражданин.

— М-да, таких тут полно, что же это я? — Иронично заметил я, окидывая пустым взглядом безмолвный серый коридор с покрытым копотью, потолком.

— Деш рассказывала... — прошептала единорожка, проигнорировав мои слова. — Что-то случилось с ними. Вы же помните теракт Зебринских радикалов в "Новом Олдуае"?

— Тот, что трёхлетней давности? — в голове забурлили воспоминания. Черт, Эколип так психовала тогда! А меня не особо все это колебало. — Помню... А что тогда было?

— Ох, нечто ужасное! Террористы ворвались на станцию и, перебив всю охрану, взяли в заложники весь персонал! И, кстати, именно после этого пошла такая дикая милитаризация всей Объединенной Аэромагической! Дум был отправлен туда. А потом... СМИ сообщило, что все прошло успешно, бойцы остались живы, но что-то больше нигде не появлялись в открытую. Да и проекты этой брони перестали так сильно рекламировать. Вот я и задалась вопросом. Как я понимаю, вы не оттуда?

— Нет, но меня очень интересует эта тема. Вы не пробовали поговорить с Деш?

— Пробовала. Но, извините, это было, так сказать, не очень информативно.

Мы молча прошли до толстенной гидравлической двери, без слов говорившей: "Хрен вам, а не проход!". Я оскалился, снимая гаусс-пушку со спины, а Рерити горделиво посмотрела на меня и шагнула к стене рядом с большущей скобой, уходящей в бетон. Но только она протянула копытце к какой-то треснутой пластине, как её щит лопнул, пробитый синим лучом, после чего лопнула и кость передней ноги единорожки. Душераздирающий визг кобылы заставил меня тут же среагировать! Я прицелился обезьяноподобному роботу прямо в грудь и прошил её насквозь. Подскочив к раненой Рерити, я вытащил стимулятор и, оттянув кожу над обломанной конечностью, ввел восстанавливающую сыворотку. Проклятье, нельзя её оставлять лежать так! Недолго думая, я перекинул её поперек спины, изо всех сил удерживая гаусс в одной лапе. В бурой темноте горели огни металла, сращённого с гнилой, изливающей реки гноя, плотью. Я не собирался быть простой мишенью! С хрипом я нырнул в самую гущу врагов — полдесятка обезьяноподобных роботов и многоствольных турелей-треножников, получивших от Йорр множество мелких ножек, как у амебы. Как ни странно, щита у них не было, благодаря чему я без проблем прострелил грудь одному роботу. Только одному, потому что в следующий миг стены затряслись от ужасающего утробного рева. Из темноты за спинами моих врагов выплыли кровавые змеевидные щупальца, опутали их и утащили куда-то.

— Луна, драть тебя за гриву, сколько можно?! — в панике заорал я и кинулся к двери.

Выстрел гаусски не нанёс никакого урона. Магическая защита. Да что за засада! Тем временем, нечто медленно, но неумолимо выплывало из адских глубин этого чёртового завода. Я попытался пульнуть из гаусса, но эта гадина отрицательно загудела и отказалась стрелять! Мои глаза уже могли различить выпуклую треугольную металлическую голову со множеством живых усиков и... ложноножек? Крича, я выставил перед собой плазмомет и зарядил большой шар, в который ушли остатки патронов.

— Ну, давай, родненький, убей эту мразь! — Чуть не плача, взмолился я. — Феникс? Эффусум? Если я настолько важен, какого дьявола вы меня кидаете?!

Шар со смачным хлюпаньем прожег плоть чудовища, выдавив из него тонкий, почти свинячий визг. Но, тем не менее, оно не остановилось! С каждой долбанной секундой эта дрянь подходила на шаг ближе к моей погибели. К погибели Рерити, а с ней — и плана по спасению мира через элементы гармонии. И если проиграем мы, то проиграют и сыны Титана, после чего уже не останется никакой надежды на спасение вселенной!

"Рерити пыталась открыть эту дверь!" — пробудился мой мозг. — "Там была какая-то штуковина в стене!"

И я тут же оказался у той надломанной пластины. Вырвав её из стены, я заглянул в сканер в форме головы пони. Жужжание и красная вспышка послали меня к черту.

"Засунь Рерити в эту штуку!"

Да, точно! Сбросив кобылу со спины, я резко и грубо схватил её за голову и буквально впечатал в фейс-контроллер. Он долго гудел и думал, но заветная зеленая вспышка снизошла ко мне! И дверь... начала открываться. Очень медленно. Без проблем пропихнув единорожку, я едва смог протиснуться сквозь образовавшуюся щель. И, когда я, казалось бы, преодолел это препятствие, мою заднюю ногу опутала тентакля! О, не описать, как я орал, как рвался, пока, наконец, меня не схватила мощная лапа минотавра Труддуса! Взмах его бензопилы — и щупальце лопнуло, а я влетел в комнату, щедро освещенную аж двумя лампами! За перевёрнутыми цветочными клумбами сидели мои товарищи, за исключением Руби. Видать, феникс не особо старается вызволить его. Бесполезный мешок перьев. Деш, тем временем, увидела Рерити и с визгом радости кинулась к ней.

— Генерал, назад! — услышал я крик Огнехвоста. — Не приближайтесь к... да етить твою налево, Деш!

А полуметаллический червь уже заполнил своим смердящим телом весь проход и вытягивал щупальца по направлению к нам. Винд Чилл и Тигги без толку стреляли в его бесформенное тело, а Шейди, до этого возившаяся возле заблокированной двери, теперь доставала еще одно З.А.В. для раненой Рерити. Труддус же судорожно оглядывался с напряженным оскалом на зубастой морде.

— Коготь, вставай и мочи эту гадость! — прикрикнул на меня Винд Чилл с явно ощущающейся нотой истерики в голосе.

И я не заставил себя ждать. Загородив собой кобыл и рявкнув, чтобы отошли, я стал беспрестанно палить в монстра из двустволки. Но это так же эффекта не имело — усиления давным-давно закончились, а от убийства робо-мутантов, как я понял, руны не заряжались.

— А ну посторонись! — вдруг проревел минотавр, проносясь мимо меня с белой цистерной, по размерам сопоставимой с повозкой, в лапищах. — Эй, ты! Хочешь жрать? Так пожалуйста! — с этими словами он вбил цистерну прямо в то, что можно было назвать пастью твари.

— Труддус, где ты это взял?! — воскликнула Тигги. — Это же жидкий азот! Назад, быстро!

— Да? А что он делает? — спокойно спросил минотавр, послушно отойдя.

— Это! — крикнула грифина и, выхватив лазерный пистолет, разрезала бак пополам.

Тут же потоки ледяной погибели заструились прозрачной рекой под червем, выдавливая из него рвущие слух, вопли. Когда же оно полностью скрылось за белым туманом, грифина швырнула туда гранату. Прогремел взрыв, вызвавший ураган бледно-кровавых осколков, дьявольским зеркалом покрывший пол.

Все облегченно вздохнули. Кстати о воздухе — почему багровый туман перестал жечься? И так порозовел? Ладно, наплевать, лишь бы он не вредил.

— Рейнбоу, Рейнбоу, Рейнбоу! — едва сдерживая слезы, бормотала Рерити, стиснув пегаску в крепких объятиях своих уже восстановившихся ног. — Я столько настрадалась за эти дни! Поверить не могу...

Деш же молчала, застыв в каком-то счастливом ступоре. Её широко распахнутые глаза были устремлены вниз, а потные крылья едва заметно подрагивали. Это продолжалось довольно долго даже для дружеских обнимашек. Благо, Винд Чилл вовремя заговорил:

— Эм, девочки? Может, хватит уже обниматься, а то я чувствую себя ненужным.

— Винд, — усмехнулась Тигги. — Хорош стоить из себя альфача, всё равно все знают, что ты бесполезный!

— Ага, ага, болтай больше, — саркастично воскликнул грифон. — Не будь ты моей сестрой, давно бы уже внуков имела, что похожи на меня!

Среди остальных раздались смешки. Деш, наконец, отстранилась от Рерити со словами:

— Я тоже рада тебя видеть, Рер! Скоро мы выберемся из этой дыры и полетим в Кантерлот! Там наши...

Она не договорила — воздух взорвался огненными вспышками. Я вскинул двустволку, глядя, как под потолком появляется пентаграмма. Оттуда вот-вот должен был появиться злобный демонюга, а моя пушка была готова радушно встретить его! Но из портала появился не враг, а Руби. С глухим шлепком он упал на пол и, кашлянув, попробовал встать, но не удержался и снова рухнул. Я тут же кинулся к нему и подхватил за плечи.

— Руби, дружище, ты как?

Не знаю, как это возможно при его белой шерсти, но он был бледен, как смерть. Глаза единорога были налиты кровью, словно помидоры. Было видно, что ему плохо, но он все же нашел в себе силы прохрипеть:

— Все нормально...

— О, а ты где был? — спросил Винд Чилл, выглянув из-за моего плеча.

— В газовой камере. Меня пытались усыпить, но я... — его каркающий голос прервал приступ судорожного кашля. — А потом меня телепортировало сюды. Не знаю, какого черта произошло... Вы нашли ту кобылу?

— Все в сборе, прекрасно, — объявила Рейнбоу Деш и задорно тряхнула своим седловым пулеметом. — Идём к выходу!

— Постой, дорогуша, — подняла копыто Рерити. — Здесь неподалеку есть запасный выход. Через него будет побыстрее. По пути расскажу кое-что интересное!


Примерно за час до вторжения на нашу почту пришла вырезка из репортажа Дискавери Чикс о диком племени яков, — говорила Рерити, пока мы шли по тупым и однообразным коридорам. Её слова глухо отгремели у меня в голове, забрав все внимание на себя. Мое сердце бешено заколотилось. Я должен, во что бы то ни стало, слушать! — В нём самом не было ничего из ряда вон выходящего, чего не скажешь об отправителе. Его номер не упомню, но именно по нему один из наших сотрудников определил, что это был, не поверите, сержант Гримм из отряда "Дум"! — не знаю, переглянулись ли мои товарищи при этих словах, да и знать не хочу. Что ты берешь паузы, рогатая?! Говори же! — Мы хотели сообщить тебе, Деш, но не смогли, потому что началась эта... белиберда. Оно до сих пор висит в нашей базе данных, хоть я и не вижу смысла задерживаться здесь из-за него. Думаешь, кто-то просто ошибся адресом? А нет, там прямо было написано: "на Текстильный завод имени Спайка"! И заголовок над видео был очень странный: "Палачу Рока". И еще какие-то символы, которые браузер не смог отобразить. Мистика, в общем!

— Бред какой-то, — пробормотала Рейнбоу. — Все члены отряда "Дум" были найдены мертвыми через несколько часов после сообщения о успешной нейтрализации террористов в "Новом Олдуае" и последовавшего после этого обрыва связи!

— Мертвыми?! — Изумилась белая единорожка. — Но... но...

— Не могли же мы официально объявить о том, что столь популярные пони убиты! Причём зверски. Все тела были разорваны. А больше всех досталось именно Гримму. Он НИКАК не мог... а, черт! — она хлопнула себя по лбу. — Он мог быть превращен в зомби, как та пони, что сбила наш глайдер! Должно быть, это была лейтенант Пирс...

— О, Селестия! Она была моей любимейшей из всего отряда...

— Да к черту "Дум"! — изо всех сил врезав по бетону стены, вскричал я. — Покажите мне то сообщение про Дискавери!

— Брат, что с тобой? — Взволновано спросил Винд Чилл.

[3 — https://www.youtube.com/watch?v=2n9apjpkyWk ]

— ДАЙТЕ. МНЕ. ТО. ВИДЕО!

— Зачем тебе? Это же просто... — осаждённо протянул грифон, но я тут же прервал его безумным, оглушительным ревом. Что-то оборвалось внутри меня. Когти впились в шлем, а взор устремился в потолок. Из горла моего вырывался звук, представляющий из себя смесь визга, стона и хохота. Кто-то крикнул, что я ненормальный. Да, да, я такой! ДА, МАТЬ ВАШУ! Только дайте мне еще раз взглянуть на Неё!!! Рейнбоу крикнула "Успокоительное!", но его ни у кого не было. И хорошо. Я должен... непременно должен! Донкельхейтум, жги мои ноги! Пускай они сгорят до костей! К вою добавился кашель, окончательно превративший мой крик в отвратительный хрип.

— Де люмине, ут ме!(*)

Что-то ударило меня. Белый щит образовался вокруг.

— Девольват ин гаудиум мортем!(*) — захлебнувшись слюной, я обрушил свои горящие лапы на магическое поле и покрыл миллионами желтых огней.

— Убейте его, молю, убейте! — услышал я плач Шейди.

— СТОЯТЬ! — Рявкнул Винд Чилл так громко, что даже я немного очухался.

Грифон хмуро, но с теплотой глянул на меня:

— Та кобыла что-то значит для тебя?

Внезапно вся злоба ушла так же резко, как и появилась, оставив лишь едва заметное чувство вины. Я долго глядел на свои затухающие лапы, а потом вздернул голову и отрывисто произнес:

— Она моя мать.

— На кой хрен надо было так психовать? — Скривив губы, проворчала Рейнбоу и вдруг встрепенулась. — Погоди, так ты сын Дискавери? То-то я думаю, она ушла из телевидения.

— Покажите, прошу...

Деш глянула через плечо на Рерити и спросила:

— Рер, это будет очень проблематично?

— Да вон он, терминал, — Указала копытом единорожка на крохотное ответвление коридора. — Мы вполне можем позволить себе пару минут, если очень нужно.

Я вошел туда, Рерити — за мной. На наше счастье, компьютер был в рабочем состоянии. Пока кобылка включала его и искала файл, я стоял, прислонившись к стене, и угрюмо смотрел в пол, ощущая при этом себя полнейшим идиотом. Я задержал отряд, поставил под угрозу жизнь Персоны Особой Важности, и вдобавок до смерти напугал Шейди. А все из-за чего? Из-за того, что я эгоист. Полный. Донкельхейтум — просто инструмент. Это не он заставил меня психануть. Он просто возымел на этом эффект, который должен был — усилил. Главное дерьмо все равно во мне, как бы мне ни хотелось свалить все это на кошмар, творящийся вокруг... А, к черту! Незачем сваливать всю херотень на себя!

— Вот, гляди, — мягко, даже заботливо произнесла Рерити, отойдя от терминала.

Я шагнул на её место и занес коготь над кнопкой воспроизведения. В горле сжался комок, в груди заныло, но я не нажал. Рерити тактично кашлянула и вышла, оставив меня наедине с приветом из прошлого. Сейчас я верну себе ту частичку души, что потерял. Это будет больно, но я сделаю это. Я не могу поступить иначе. Я не служу ни фениксу, ни Титану. Я не киборг, не оружие. Я маленький несчастный пони, на протяжении двух с половиной лет бегущий от горя. Но сейчас нужно встретиться с его отголоском и выстоять, чтобы снова бежать. Таково мое проклятие. Таково мое бремя. И даже богини не ведают, покинет ли оно меня после смерти.

Железный коготь опустился на кнопку...


— Ну как, лучше? — с беспокойством спросил Винд Чилл, когда я вышел в коридор.

Вместо ответа я молча проверил патроны в двустволке и поглядел на генерала Рейнбоу Деш. Она провозгласила, что мы идем, и двинулась дальше по коридору.

Что чувствовал я? Ах, да, точно, почему бы мне не рассказать об этом? И правда, возьму и не расскажу, ибо сам не знал. Точно выделить из всей каши неопределённых чувств я мог лишь одно — ненависть. Хотелось просто окунуться в рутину жестокого боя. Разорвать кому-нибудь лицо, вырвать зад и этим же задом сломать врагу шею... Странноватые ощущения для пони, только что увидевшего мать, не правда ли? Я вдруг осознал, что совершенно не понимаю самого себя. Если бы я не мог понять чувства близкого — огорчился, но не больше. Это поправимо. Но не разбираться в том, чем являешься... ужасно. И ужасно не абсурдностью, а страхом. Страхом перед собственной личностью. Можно убежать от врага материального, можно убежать от прошлого, но не от себя. А хотя я вру — можно сойти с ума. Да, это был бы наилучший выход!

— Вот, за этой дверью второй холл, а там — выход! — радостно воскликнула Рерити, войдя в просторное светлое помещение со, стоящими в пять рядов, аккуратненькими серебристыми шкафчиками. Как ни странно, они были нетронуты. Ни царапинки от когтя демона, ни оплавленной краски от фаербола. Я шагнул вперед, погрозил дробовиком во все стороны и махнул лапой, дескать, чисто. Честно говоря, даже если бы сейчас на моих союзников упала бомба, мне было бы плевать. А если б заодно с бомбой появилась кучка демонов — я был бы вне себя от счастья! Деш прошагала мимо меня, и на секунду наши взгляды встретились. Не знаю, что было у неё в голове, но я тепло улыбнулся (хотя это было бессмысленно из-за шлема) и представил, как одной лапой обнимаю её за мягенькую шею, а второй заталкиваю её же крыло ей в горло до тех пор, пока пегаска не задохнется... Твою мать, да что же со мной такое, черт возьми?! Фыркнув, я легонько пристукнул дверь шкафа позади себя, от чего та, жалобно скрипнув, смялась и выпала.

— Ты чего? — подняла бровь Рейнбоу.

Я пожал плечами и обернулся. В шкафу лежала пара крыльев. Черных механических крыльев.

— Ух ты, — проговорила Тигги, подойдя к нам, — робо-крылышки для спец. брони охраны ОАК. Жалко, их не успели выпустить в обширный прокат! Думаешь, они подойдут тебе?

"Стать пегасом... — мысленно ахнул я и вздрогнул. — Неужели такое возможно?"

Объятый трепетом, я открыл рюкзак и, недолго думая, закинул туда оба крыла. Вернёмся на "Даркстар" — обязательно найду кого-нибудь, кто присобачит их к моему костюму!

— Внимание, замечены действия террористического характера. Немедленно верните вещь на место, иначе будете уничтожены! — спокойно объявил кобылий голос и все так же сухо добавил. — Телепортационная система повреждена. Включена магическая блокировка дверей.

— Да черт побери! — возмутился Огнехвост, когда дверь выхода захлопнулась прямо у него перед клювом. — И что нам теперь делать?!

На что Рерити с высокомерным спокойствием заверила его:

— Минуточку. Просто доверьтесь мне.

И в этот момент с потолка обрушилось нечто громадное, по строению похожее на рыцаря ада, но окруженное синими молниями.

"Испытание первое: Охотник Инвал! — проскрипел старческий голос в моей голове. — Сделай шаг, стань ближе ко званию Палача Рока!"

"Палач Рока? А разве не он упоминался в заголовке того письма?" — только и успел подумать я прежде, чем нырнуть за шкафчики, спасаясь от электрического разряда, выпущенного из когтистой лапищи демона.

— Руби, Шейди — щит! Прикройте Рер, пока она открывает двери! — скомандовала Рейнбоу и, видя, что монстр громоподобными шагами приближается к нам, добавила. — Труддус, огонь на подавление! Не дай этому куску дерьма подойти к нам вплотную!

Минотавр кивнул и, выглянув из-за шкафов, выстрелил двумя ракетами. Демон чуть качнулся, что позволило мне высунуться и порвать ему бок двойным залпом двустволки. Но безнаказанным я не остался — враг мгновенно развернулся и повалил меня на пол потоком электричества. Это было больно, но, судя по показателю здоровья, не так уж и разрушительно. Только сердце закололо. Немножко. Я поднял гравихватом шкаф и кинул его монстру в лапу, чем прервал электрическую атаку. В дополнение к этому я успел дважды бахнуть из дробовика, после чего был отброшен к противоположной стене какой-то энергетической волной.

— Коготь, тут батарея для твоей гаусски! — крикнула Тигги и кинула мне большой цилиндрический аккумулятор, который я подхватил грави-лучом и тут же зарядил в свое грозное оружие. Тщательно прицелившись, я пробил толстый череп твари. Монстр мотнул головой и, вознеся лапы над собой, будто в молитве, вызвал голубой ливень разрядов вокруг себя. Лампы на потолке замерцали и погасли, а затухающий кобылий голос объявил:

— Критическая утечка энергии. Система безопасности пер-р-р-ех-х-ходит в реж-ж-ж-им маг-консерваци-и-и.

Дырень в башке чудовища тут же затянулась, и он с радостным ревом превратил пол в электрическое озеро, больно дергающее ноги. Что за хрень? Разве бетон — проводник? А, черт, здесь пол металлический!

Отчаянно паля из гаусски, чьи выстрелы теперь не наносили никакого видимого урона, я прыгал от стены к стене, стараясь как можно меньше времени проводить на полу. А вот мои товарищи не имели такой возможности.

— Генерал! — простонал Винд Чилл, изо всех сил пытаясь взлететь. — Мне... плохо... очень плохо...

— Труддус, Тигги, тащите его под щит! Коготь, убей эту херь!

— И почему я знал, что ты это скажешь? — Заревел я в ответ и высадил последние четыре заряда в демона. — Не дохнет он и все тут.

— Энергия! Перегрузи его, сын! — проговорил голос в моей голове.

— Да иди ты к дьяволу, тыловая крыса! Или иди сюда и мочи этого ублюдка вместе со мной!

— Ты это кому? — крикнула мне Деш, на что не получила ответа.

— Сконцентрируйся! Заставь донкельхейтум работать!

И тут демон скакнул прямо ко мне и погрузил мой мир в бездну электрических мук! Мои лапы горели, на этот раз, правда, вместе со всем телом. Но я не боялся, не сдавался. Я просто ненавидел. Сейчас я был готов убить любого. Хоть врага, хоть друга! И донкельхейтум это знал. И делал всё ради этого. Перед глазами мелькали предупреждения об избытке энергии, но я чувствовал, что так и надо. Думаю, демон видел мою улыбку. Дьявольскую, садистскую, безумную. Взмах лапы — и синяя энергия превратилась в огненную, в мою. Охотник Инвал забился в конвульсиях от разрядов моей силы! Воздав лапы кверху, он покрылся пентаграммами и ударом сильнейшей мощи бросил меня к стене.

— Сержант! Дверь! — хором крикнули Огнехвост и Деш. — Уходим!

Демон дрожал, но не падал. Я же просто сидел, направив на него пылающую лапу.

— Коготь, давай! — звала Тигги, стоя у выхода, когда остальные уже вышли.

А я сидел и сдерживал врага неведомой энергией. Хотя нет, это был не я. Это был Титан. Снова. Только на этот раз наши мысли совпадали практически на сто процентов.

— Коготь!

Демон с хрипом опустился на колени.

— Коготь!!!

Я опустил лапу и, грозно встав, зашагал к грифине. Поравнявшись с ней, я коротко произнес:

— Добей его.

— Что? — не поняла она и... взорвалась. Её светло-коричневое тело разорвалось на куски взрывом синей энергии.

— ТИГГИ!!! — завопил Винд Чилл и ошарашено кинулся к ней, но я схватил его за плечо и, когда он стал вырываться, отшвырнул на десяток метров назад. Затем повернулся и, подняв лапу, разнес голову Инвала на кровавые кусочки.

"Тебя не звали, покойный отец! — зарычало в моей голове. — Если ты соизволил умереть, то будь добр, не высовывайся. Не вынуждай меня добивать тебя!"

— Ты глупец, Эффусум, жалкий глупец! — взревело мое горло в ответ. — Вы с Храддо сделали все то, чего не должны были. И вы заслуживаете смерти. Но сначала пусть умрут проклятые слуги Маледикта!

Все орало, все рычало. Эта какофония была не только в моей бедной головушке — Винд Чилл впал в истерику и рвался к останкам сестры-грифины. Все остальные тоже кричали, вопили... А я? А я вдруг зажмурился и выдохнул. Просто выдохнул. Бредлам не прекратился — но я больше не был его частью. Я сбежал. Уж чего-чего, а это я умел! Думаете, как? А очень просто. Я уснул. И плевать я хотел на всех и на все. Война, смерть, ужас... К черту! Пускай я больше не проснусь, но эти несколько минут я проведу там, где моя душа жаждет быть! Реальность всегда ужасна и скучна, но мир духовный вечно прекрасен, даже если преисполнен горя!

Последним, что достигло моих ушей перед тем, как я погрузился в грезы, был крик Шейди "Прорыв дамбы! Весь город тонет!"