Другая сторона

Мир Гигаполисов. Великая Хартия синтетов должна была дать ответы, но вместо этого задала лишь еще больше вопросов. И пока большинство живых существ, вне зависимости от своего происхождения, пытаются понять свое место в этом новом, изменившемся мире, другие стараются вернуть все как было. Перед вами история, не о зловещих корпорациях и мировых заговоров. Она о детях. Трех детях, которые решаются на отчаянную авантюру – пересечь полмира в поисках мамы…

Флаттершай Брейберн ОС - пони Человеки Лаймстоун Пай

Ксенофилия: Нормы культуры

С самого появления в Эквестрии, Леро пытается вписаться в общество пони. Его любимые кобылки, Рэйнбоу Дэш, Твайлайт и Лира, помогают ему приспособиться к непривычной для него культуре.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Лира Человеки

Удивительные приключения Пинки Пай

Самое обычное утро Понивилля, тишина и покой. Но Пинки-чувство предупреждают одну определённую пони о том, что вот-вот опять произойдёт фанфик с Мэри Сью в главной роли. Но дела обстоят настолько ужасно, что хуже и быть не может - в город вторгнется не один омерзительный персонаж, а сразу два! Под угрозой сама ткань пространства и времени, два ОС-пони сталкиваются лицом к лицу в сражении за своё превосходство и только Пинки может спасти четвёртую стену от разрушения. Мы обречены.

Твайлайт Спаркл Пинки Пай ОС - пони

Planescape: сказка о Бестолочи

Рука и круп – в другом сообществе подобное словосочетание вряд ли бы вызвало сколь-либо яркую реакцию. Ну а у нас всё сразу становиться очевидно – попаданец, ясен хрен (можете кидать).

ОС - пони Человеки

В чужой шкуре

Небольшая прогулка двух перевёртышей в маленький городок.

Чейнджлинги

Зебры тоже пони.

В данном рассказе я расскажу о жизни зебр.

Другие пони

Терра-Нова

Странник ,или хранитель, последний из людей старого мира...

Твайлайт Спаркл Человеки

Вниз

Мир Эквестрии покоится на семи столпах, вечные и нерушимые потоки силы, дарующие миру магию и процветание. Но всё меняется, когда в Кантерлот приходит странник с далёких земель, чтобы принести плохие вести и найти того, кто отправится с ним на дно миров.

Принцесса Селестия Другие пони ОС - пони Человеки

Вишенка

Зарисовка по Черри Берри.

Другие пони

Когда вокруг лишь рога да нимбы

Из сборника "Эквестрийские истории 2019". Однажды Пинки Пай задалась вопросом: «А что сказала бы на это Рэрити?» — и рядом с ней появились две крошечные единорожки, точь-в-точь похожие на ее подругу: ангел-хранитель и демон-искуситель. Чем это закончилось, мы знаем из сериала. А вот если у каждого пони были бы две мини-версии самой себя: Хранитель и Искуситель? Это уже неплохая задумка для рассказа, но автору этого показалось мало. Он снабдил ангелов и демонов несколько несвойственными им функциями: отныне они не только хранили или соблазняли подопечных, но и вели подробную летопись всех их поступков, как хороших, так и не очень. Получилось забавно, необычно и местами довольно трогательно.

Рэрити

Автор рисунка: MurDareik
3 Глава 5 Глава

4 Глава

«Скорбящий»* — это, не просто оружие. Назвать его «всего лишь оружием», равносильно оскорблению.

«Скорбящий» — двуручный меч, с длинным, обоюдоострым лезвием, покрытым проклятым текстом на языке ангелов. Его рукоять сделана из драконьей кости, а гарда выполнена в виде демонического черепа, через клыкастую пасть которого, и выходит лезвие.

«Скорбящий» был выкован первыми Рыцарями Смерти, как дар своему вечному королю. А если точнее, то он был не выкован, а перекован. До того, как падшие рыцари отыскали его, «Скорбящий» выглядел как огромный серп, исписанный богохульными письменами на мёртвом языке Небес. Прибегнув к искусству, тогда ещё не вымершего народа Авалонских эльфов, Рыцари Смерти перековали серп, в двуручный меч, дабы угодить своему властелину.

Это оружие способно выпить душу живого существа, лишь дотронувшись до него. Оно пропитано магией, настолько древней и омерзительной, что даже Рыцари Смерти, выковавшие его, боялись своего творения, ведь эссенция смерти, скверна, просто сочится с его лезвия, разлогая и уничтожая само понятие жизни. Кто-то даже считает, что у этого кошмарного оружия есть свой собственный разум.

Ну и если кому-то не нравятся долгие и пафосные описания, то в двух словах — это оружие, которым можно убить буквально и абсолютно ВСЁ. И сейчас оно было заперто в подземном хранилище замка лорда Артаниса, вместе с прочими ценными магическими артефактами, что милорд берёт с собой, когда отправляется куда-либо. Запертый в темноте, брошенный хозяином, изголодавшийся по крови и душам, «Скорбящий» в порыве бессильной ярости покрывал стены хранилища тонким слоем инея. Сделать что-то большее ему не давали «предохранители», которыми снабдили своё творение Рыцари Смерти. Помимо «Скорбящего» в хранилище стояли угольно-чёрные латы, исписанные тёмными рунами, пара кинжалов, прямой, по длине немного не дотягивающий до меча и причудливо изогнутый, эльфийской работы. А также, там была книга, одетая в металлический переплёт и окованная цепями. Но «Скорбящему» от этого было не горячо и не холодно. Из всех собранных в этом подземелье предметов, разумом обладали только он и книга. Причём разум книги был намеренно заглушён зачарованными цепями, не давая ей даже малейшей возможности контактировать с внешним миром. Другие клинки, хоть и имели крайне сильную ауру, всё равно являлись лишь жалкими инструментами. А о доспехе и говорить было нечего. Это «Скорбящему» принадлежала идея, при помощи сильнейшей некромантии вплести в осквернённую светосталь* брони несколько душ, сделав и без того прочные доспехи, практически неразрушимыми. И в благодарность за эту идею, «Скорбящий» был заперт здесь. Хотя, Артаниса можно понять. В один прекрасный момент, когда он вернулся из Азанота, где отгремело очередное сражение с аниморфами*, меч, с которым он вот уже пять лет практически не расставался, вдруг, скучающим голосом, предложил ему некромантскую формулу заклятья вплетения душ, добавив напоследок, что неплохо было бы почаще устраивать войны, вроде этой. Артанис тогда несколько минут простоял, тупо глядя на свой, внезапно заговоривший клинок. Через неполный час, «Скорбящий» оказался в хранилище.

Двери хранилища распахнулись, выпуская некротический холод наружу. Стоящая на пороге фигура спокойным шагом приблизилась к пьедесталу, на котором был вертикально закреплён «Скорбящий», игнорируя начавшую дёргаться книгу.

— Неужто, кто-то пришёл навестить меня? – Найтмер поморщилась, услышав у себя в голове отдающий эхом голос.

— Лучше бы ты и дальше молчал. – Со стороны могло показаться, что она разговаривает сама с собой. – Я всегда удивлялась тому, что он постоянно таскал тебя с собой, а потом вдруг стал запирать здесь…

— Неужто, мой юный друг решил поведать обо мне кому-то?

— Нет, мне просто стало любопытно… – Найтмер отвернулась от меча и магией поправила чуть не соскользнувшую с пьедестала книгу. От древнего фолианта послышался вздох разочарования. – И я бы очень сильно хотела узнать о том, откуда ты взялся.

— Неужто, ты думаешь, что я расскажу это чему-то вроде тебя?

— Расскажешь, куда ты денешься! Ты всего лишь жалкий осколок демона, заточённый в полутрометровом куске проклятого металла. – Найтмер потянулась магией к мечу, но тут же отскочила, как ошпаренная. Температура в хранилище, и без того низкая, упала ещё на пару градусов.

— Неужто, ты решила тягаться со мной силой, маленькая демонесса? – В пустых глазницах рукояти вдруг вспыхнули две ярко-синие точки. Меч сосредоточил взгляд своих «глаз» на Найтмер, заставив ту отшатнутся ещё дальше. – Я видел приход Хаоса в этот мир. А ты даже тысячу лет не разменяла… – Бестелесный голос, теперь отчётливо звучащий со стороны меча и просто сочился ядом. – У тебя нет и шанса против меня, не взирая на то, в какой форме я прибываю. – «Глаза» перевели взгляд с Найтмер на вновь взбесившуюся книгу. – Ах, ну вот почему меня постоянно окружают ничтожества… – Жуткие глаза вновь уставились на Найтмер. – Настоятельно советую проснутся, тебя уже ищут.

Найтмер открыла глаза.

Она вновь была на палубе «Идущего». Хранилище пропало. Его жуткий узник тоже. Демонессу всю передёрнуло, от одного только воспоминания. Пусть, это и был всего лишь сон, не более… Пусть, Артанис действительно запирает свой меч в хранилище, по никому неизвестной причине… Но всё равно, более омерзительной твари она никогда не встречала и если повезёт не встретит. А она, всё-таки низший демон-принц как-никак, это она должна быть воплощением ужаса, а не какой-то... Найтмер зевнула. Своё собственное тело имело много плюсов, вот только потребность во сне, в число плюсов явно не входила. К тому же проклятый кошмар не дал ей выспаться…

— Кошмару не даёт выспаться кошмар, мда… — Она оглядела место, в котором остановился «Идущий». Корабль дрейфовал по бескрайней водяной глади, над которой простиралось небо, усеянное миллиардами звёзд. Звёзды отражались в воде, создавая захватывающий дух пейзаж, от одного взгляда на который любой поэт мгновенно бы вцепился в хвост вдохновению и написал бы берущий за душу стих, или песнь. Найтмер же находила это зрелище умиротворённым, можно даже сказать усыпляющим.

— Судя по картографу, мы недалеко от ближайшего материка, но я думаю, что нам всё же стоит вернутся обратно в Авалон. – Луциан подкрался настолько незаметно, что Найтмер до последнего не замечала его присутствия. Впрочем, она продолжила вглядываться в бездну небес, игнорируя стоящего рядом с ней Луциана. – Может быть стоит провести более тщательную разведку мира… – Луциан еле подавил желание убежать, когда Найтмер пригвоздила его к месту действительно жутким взглядом. В такие моменты, любому становилось понятно, почему именно её назначили Леди-Командующей Легиона Нуиза’ак.

— Ты снова забываешься, лейтенант? – Холодный, с нотками угрозы, голос Найтмер, только усиливал эффект. – Лейтенант?

— Да, госпожа. – Луциан склонил голову. – Я всё прекрасно понимаю.

— В таком случае, иди и подготовь корабль к перемещению обратно в Авалон. – Найтмер перевела взгляд обратно на небосвод. – Милорд ждёт моего доклада о проведённых испытаниях.

Поклонившись, Луциан развернулся, и, сжав зубы, направился в сторону картографа, возле которого уже выстроились три навигатора. Глухие шлемы, изготовленные из закалённого мифрила, не слишком помогали в чтении эмоций несущих дозор Нуиза’ак, но Луциан всё равно затылком ощущал на себе их взгляд.

Сторонний наблюдатель мог бы увидеть, как корабль окутал энергитический кокон, словно состоящий из молний и в свете ярчайшей вспышки, исчез, оставив в память о себе лишь несколько быстро исчезнувших кругов на недвижимой водной глади. Местные наги остались под большим впечатлением.


Над опушкой Серебряного леса прогремел гром, и в одно из деревьев влетела ярко-бирюзовая молния.

— Астра, дорогая, прошу тебя ещё раз, сосредоточься. – Луна сделала шаг в сторону, пропуская очередную молнию. – Ну, по крайне мере в этот раз ты ни во что не попала… — Возмущённый вопль лесного тролля опроверг это заявление. – Почти ни во что.

— Я пытаюсь! – Астра ещё раз собрала энергию в ладошках, и попыталась придать ей форму сферы защитного заклинания… Ещё одна молния вырвалась на свободу, мгновенно испепелив занесённый снегом куст. – Но они сами вырываются!

— Астра, Астра, Астра… Что же мне с тобой делать? – Луна прошлась взад вперёд по основательно расчищенной и присыпанной пеплом поляне. – Если мы продолжим в том же духе, от этого места мало чего останется… — Уже тише она добавила. – «Хорошо, что Сансет отговорила меня заниматься в цитадели…»

Наблюдающая за принцессой Астра, вздохнула и ещё раз попыталась создать защитную сферу. Луну спас на автомате поставленный защитный барьер. Остановившись, принцесса медленно повернула голову к виновато потупившей взгляд Астре. После секундных раздумий, она щелкнула пальцами и, улыбнувшись, подошла к своей юной ученице.

— Астра, пожалуй, у меня есть одна очень интересная мысль, касательно тебя…

— Ты придумала для меня особое наказание? – Астра сделала шаг назад, готовясь применить заклинание телепортации. – Я, правда, не хотела, оно само…

— Глупости! – Принцесса махнула рукой. – Я, наконец-то, поняла, почему ты не можешь использовать это заклинание! – Астра затаила дыхание, в ожидании вердикта принцессы. – Ты можешь только разрушать!

— Не тянет это на комплимент...

— Прости, я хотела сказать, что твой талант, это магия разрушения! Что не удивительно, если вспомнить кто твои родители. – Луна встала на колено и потрепала Астру по голове. – Маленькая ты моя разрушительница!

— Тётя Луна! – Астра поспешно телепортировалась на пару метров в сторону (на большее её сил пока не хватало), опасаясь, что её вот-вот начнут тискать.

— Ой, да ладно тебе! – Луна отряхнула своё платье. – У твоего отца точно такая же проблема с защитными заклинаниями. Атакующую магию он знает так же хорошо как и я, а вот защита у него не получается совсем. – Принцесса хихикнула. – Ты бы видела его, когда он пытался сотворить это заклинание! Учитывая его предрасположенность к стихии льда… — Луна не сдержалась и прыснула в кулачок, вспомнив выражения лица Артаниса, когда его заклинание взорвалось, заковав его в лёд.

— Мммм, то есть вы с папой занимались магией? – Астра нахмурилась что-то вспоминая. – Я что-то не могу такого вспомнить…

— О, милая, это было довольно давно. – Луна подняла взгляд на прекрасно видную с опушки цитадель, занимающую половину горного склона. – Тогда в этих местах было гораздо спокойнее, так что иногда, я могла сбегать сюда из Кантерлота… Твой отец был не против, замок тогда был практически пустой, а местные были слишком заняты благоустройством этих земель, чтобы обращать внимание на гостей своего господина... Не то, что сейчас.

— Ну, мама рассказывала, что вы с папой были друзьями, давным-давно, но я и не думала, что он мог учится у тебя чему-то! – Астра скорчила недоверчивую гримасу. – Тётя Луна, а ты точно меня не обманываешь?

— Астра! Я хоть раз врала тебе?!

— Постоянно. – Астра скрестила руки на груди. – Например, в нашу последнюю встречу, ты сказала, что детей приносят ангелы, а потом папа рассказал мне, что на самом деле мужчина и женщина должны…

— Хватит! – Луна закрыла рот Астры ладонью. — Послушай меня внимательно, милая, ты не должна говорить об этом никому! И ещё, мне нужно будет серьёзно поговорить с твоим отцом…

— Хи-хи, а ведь папа говорил, что ты так отреагируешь! – Астра продолжала хихикать, не обращая внимания на выражение лица Луны. – И что такого в том, что мальчик и девочка должны попросить ребёнка у фей?

Из-за обугленного дерева вышел не менее обугленный и довольно злой тролль. Отыскав взглядом хихикающую Астру и немного выбитую из колеи Луну, он взревел и с корнем вырвал ближайшее дерево.

— Та-а-ак, пожалуй, на сегодня мы можем закончить с занятиями.

Принцесса схватила Астру за руку и спешно телепортировалась в цитадель. Размахивающий вырванным деревом, как дубиной, тролль, резко остановился и стал с огромным удивлением осматривать место, в котором ещё секунду назад стояли двое, человеческих самок. А вот вышедшие, из-за деревьев Нуиза’ак в свою очередь стали рассматривать тролля.


— Может быть, это не самая лучшая моя идея? – Пинки осматривала дюжину некромантов, раскиданных по всей поляне. – Эти ребята как то уж слишком бурно реагируют на розыгрыши…

Отбивающийся от результата сорванного ритуала, Метелис, что-то прокричал, но из-за шлема, было не разобрать.

— Я тоже так думаю, дорогой. – Пинки пинком привела в сознание ближайшего некроманта. – Эм, мистер, я, конечно, прошу прощения, за то, что случилось, но всё же не могли бы вы… – Она кивнула в сторону тёмно-зелёного демона, пытающегося достать Метелиса своей шипованной палицей. – Изгнать вот это?

Некромант несколько секунд осмысливал происходящее. Последнее, что он помнил, был взрыв и разлетающиеся по всей поляне цветные ленточки… ну и вырвавшийся из-под контроля демон. Растолкав пару своих коллег, он кое-как встал на ноги, и, шатаясь, побрёл к демону, увлечённому попыткой попасть своей дубиной по стражу.

— Daos khar dhar! – Демон резко остановился, услышав слова заклинания, и повернулся в сторону некроманта. – Khaishek ‘fek dhachmon! – Демон, молча, облокотился на свою дубину, предварительно вогнав её в землю и подперев свою морду кулаком, стал наблюдать за некромантом.

— Тарэк? – К читающему заклинание некроманту подошёл его очнувшийся товарищ. – По моему этой твари твоя магия, что огру стрела… – Демон активно закивал, соглашаясь со словами второго некроманта.

Откуда-то из-за деревьев прилетела молния, испарив дубину демона. Заорав нечеловеческим голосом, порождение хаоса повалилось в снег. В след за этим, из слабого портала появился довольно хилый скелет, вооружённый проржавевшим топором. Поднявшийся из снега демон, был крайне удивлён, когда этот скелет напал на него. Воодушевлённые успехом своего товарища, прочие некроманты подключились к изгнанию демона с особым энтузиазмом…

Через пару минут, немного сбитый с толку демон, почёсывал свою рогатую голову, сидя в кольце из десятка скелетов и двух ледяных големов, пытающихся пробить его шкуру. Стоящие в сторонке некроманты восстанавливали силы и готовились призвать ещё одну партию нежити. Стоящая ещё дальше, Пинки, во всю хлопотала над зашибленным Метелисом.

— Дурашка! Вот зачем ты подставился под удар его дубины? А если бы доспехи не выдержали?! – Пинки влила ещё одну склянку лечебного зелья в рот Метелиса. – Вооот, молодец!

— Пинки, милая… — Метелис откашлялся от зелья и отвернулся от очередной склянки, протянутой Пинки. – Хватило бы и одного флакона. Сейчас же перестань, ты на меня сейчас всю полевую аптечку переведёшь! – Он выхватил у Пинки очередное зелье, и, закупорив, бросил в сумку с медикаментами, висящую у неё же на поясе.

— Но… Я ведь волнуюсь о тебе… А т-ты, вот так… – Пинки довольно громко всхлипнула. – Когда эта тварь ударила тебя, я же… я думала… – Она всё-таки разревелась.

— Пинки, родная, прошу тебя… – Метелис попытался обнять её, но розововласая девушка ловко вывернулась из его объятий.

— Ты ведь знаешь, как сильно я за тебя переживаю! Знаешь и всё равно поступаешь по своему! Хоть бы раз послушал меня…

— Кхм, миледи, я понимаю, что это не моё дело, но всё-таки этот демон появился из-за вас. – Некромант указал в сторону зелёной твари, догрызающей последнего скелета.

— Вас не спрашивали, милейший. – Пинки подняла из снега обронённый Метелисом скорострельный арбалет, и, прицелившись, вогнала десяток болтов точно между глаз демона. – И впредь, советую вам молчать, если к вам не обращаются. – Она вручила арбалет ошарашенному Метелису, и, гордо задрав носик, прошла мимо медленно развоплощяющегося демона.

Проводив взглядом, одетую в снаряжение стражника-добровольца, девушку, Тарэк подошёл к стражу в помятых доспехах, и задал один очень интересующий его вопрос.

— Это… твоя девушка?

— Жена.

Метелис отсоединил барабан с дротиками и проверил количество оставшихся там боеприпасов. Вернув барабан на место, он повесил арбалет себе на плечо и поднял из снега свой меч и немного помятый щит, после чего поспешил вслед за Пинки, игнорируя полный сочувствия взгляд некроманта. Пинки ушла недалеко, так что Метелису не составило особого труда догнать её, хоть и пришлось изрядно попотеть. Полный комплект брони стража младшего порядка весил всё-таки больше, чем комплект утеплённой одежды, с поддетой лёгкой кольчугой. Пинки обнаружилась на окраине леса. Насвистывая незамысловатый мотивчик, она кромсала своим коротким мечом ледяного призрака*, периодически отскакивая от его попыток впиться в неё своими ледяными клыками. Наконец, изловчившись, Пинки нанесла точный удар в мерцающую сердцевину призрака, заставив того рассыпаться безобидной кучкой льда и снега.

— Пинки… – Метелис еле увернулся от брошенного в его сторону метательного ножа. – Как же я рад, что ты цела…

— Метелис? – Пинки спрятала готовый к броску нож в висящие на поясе ножны, и виновато шаркнув ножкой, выпалила: – Скажияведьопятьвсёиспортила,верно?

— Что?

— Я опять всё испортила? – Пинки всхлипнула и отвернулась от Метелиса. – Второй раз за месяц, тебя отправляют на задание, а я, как дура, увязываюсь за тобой и всё порчу…

— Милая, я так не считаю! – Метелис попытался подобрать слова. – К тому же идея поздравить тех некромантов с поимкой очередной демонической сущности, было неплохой идеей!

— Кроме того момент, где эта сущность материализовалась и раскидала наших горемык в чёрных робах по поляне. – Пинки усмехнулась. – Наверное, меня теперь ещё и накажут…

— Не говори глупостей! Ты всего месяц в добровольцах*, с кем не бывает...

Мимо них, ломая деревья и поднимая в воздух целые комья снега, пробежал вопящий во всё горло тролль, за шею которого держался так же вопящий нуиза’ак. Ещё дюжина легионеров вынырнуло из леса следом за ними. Проводив эту процессию взглядом, Метелис уже было хотел сказать нечто вроде «Ну я же тебе говорил!», но Пинки опередила его. Точнее, она сорвалась с места и побежала в сторону города.

— Давай быстрее! – Она чуть притормозила. – Если мы расскажем об этом капитану, он точно не вспомнит про нашу миссию!


Артанис стоял на внешней стене цитадели и в очередной раз наслаждался открывающимся с неё видом. Правда, картину немного портил своими воплями пробегающий неподалёку тролль... Однако лорд северных земель уже давно привык к подобным нюансам, что идут под руку с проживанием в этом суровом, но по своему прекрасном краю. А вот к тому, что тебе за шиворот засыпают снег, привыкнуть было невозможно.

— Сансет… — Артанис чуть поморщился из-за снега. – Иногда мне кажется, что ты никогда не повзрослеешь.

— На себя посмотри, герой любовник! – Улыбающаяся девушка подняла в воздух ещё ком снега, при помощи заклинания левитации и, придав ему ускорение, отправила в полёт до Артаниса.

Совершив скачок сквозь тьму, Артанис ушёл с траектории огромного снежка, позволив тому беспрепятственно вылететь через бойницу. Усмехнувшись, Сансет подняла в воздух ещё десяток снежков, подготовившись к атаке с любой стороны. С хрустальным звоном её заклинания развеялись, и снег окутала серебристая дымка, запустившая его в успевшую только взвизгнуть Сансет. Хохочущий Артанис появился рядом с облепленной снегом Сансет и заключил ту в объятия. Надув губки, магесса зачерпнула ладошкой снега и впечатала его в лицо улыбающегося супруга.

Сметающий снег дворник дёрнулся, и чуть было не упал со стены, когда после нескольких секунд оглушительной тишины неподалёку от него раздался двухголосый хохот.

— Итак… – Сансет отряхнула своё платье и высушила волосы заклинанием. – Полагаю, ты закончил отлынивать от своих обязанностей? Министры уже пятый день не могут тебя найти!

Артанис скривился.

— Хаос всеединый, когда я создал министерства, я надеялся, что они возьмут на себя большую часть государственных забот, а не добавят ещё десяток к уже имеющимся…

— Думать надо было, прежде чем присваивать статус владыки севера! – Сансет скрестила руки на груди и незаметным движением пальца окутала небольшой снежок бирюзовым облачком левитации. – Подумать только, да ведь ты элементарное заклинание левитации не знаешь! Даже те снежки ты схватил с помощью амулета!

— Ты ведь знаешь, что мне никогда не давалось заклинание левитации… да и бытовая магия в целом… – Снежок попал ему точно в глаз. – … А у тебя таких проблем нет, как я вижу.

— Ага! – Сансет хихикнула и с помощью магии подняла в воздух немного снега, придав ему поочерёдно форму куклы, лошади и кошки. – У меня был очень хороший учитель! – Сансет грустно улыбнулась, рассматривая снежную кошку, парящую перед ней. – И если бы не одна одарённая выскочка... – Фигурку кошки словно сдавили огромной рукой.

— Мы бы с тобой не встретились. – Артанис положил руку ей на плечо. – Ты один из сильнейших магов, что я знаю. Принцесса Селестия действительно проделала великолепную работу.

— И тем не менее… – Сансет обернулась к нему и посмотрела прямо в глаза. – Ты… — Её прервало вежливое покашливание, раздавшееся из тени одного из орудий. — …предпочитаешь мне суккуба.

— Я, конечно, очень польщена тем, что ты такого высокого мнения обо мне, моя дорогая, но если бы он предпочитал меня, ты бы уже не дышала. – Найтмер невинно, насколько у неё получилось, улыбнулась и подошла к паре.

— Ты что-то хотела? – Голос Сансет снова стад холодным.

— Да, я прибыла, чтобы представить милорду подробный отчёт о функциональности «Идущего».

— Новая игрушка, на которую мой драгоценный супруг спустил треть казны, может подождать, а вот вопрос по добыче полезных ископаемых в области близ Тенеземья, нет.

— Это решать милорду, а не тебе! – В глазах Найтмер сверкнули опасные искорки.

— Вот пусть он и решает!

Найтмер и Сансет одновременно повернулись к Артанису, ожидая его решения.

— Дело клонится к вечеру, а я как раз обещал Астре, что расскажу ей сказку на ночь… — Артанис усмехнулся. – А я привык держать своё слово, так что придётся отложить всё до завтра.

Сансет накрыла лицо ладонью, а Найтмер закатила глаза.

— Это самая жалкая из всех твоих отговорок. — Демонесса недовольно скривилась. — И я готова поспорить, что ты придумал этот бред про "слово" только что.

— Докажи.

— Опровергни.

Сансет что-то прошипела в адрес их обоих и попробовала взять себя в руки. С третей попытки у неё получилось. По крайне мере вспыхнувшие пару секунд назад желание убивать сошло на нет.

— Я очень надеюсь, что это будет не одна из тех сказок, после которых наша девочка неделями не может заснуть?


И вот прекрасная принцесса увидела того, кто должен был стать её мужем. Высокий, сильный, богатый и необычайно красивый. Но прекрасной принцессе было на это наплевать! Она любила принца другого царства, по документам государства, что поклялся ей в вечной любви пять лун назад. Она взмолилась, чтобы родители не отдавали её замуж силой, а позволили найти своё настоящие счастье в объятиях любимого.

— Ах, маменька! Ну как же вы можете быть такой жестокой!

— Доченька моя, послушай, твой брак послужит на благо нашему государству!

— Но я не люблю его! – Она махнула рукой в сторону своего будущего мужа. – Какой смысл в благе, если я не могу разделить его с любимым?!

— Ты дашь своему народу мирное будущие и сильного союзника! — Не унимался отец.

— Я вольная птица и в моей груди бьётся любящее сердце! Мне нет места в золочёной клетке!

— Доченька, если ты не женишься на младшем сыне императора Шамидена, его армия уничтожит наше королевство и уведёт наш народ в рабство!

Но принцесса уже не слушала свою мать. Она сбежала из замка, села на лошадь и умчалась в королевство своего возлюбленного, на котором женилась на следующий же день. И жили они долго и счастливо, целый месяц, пока армада императора не пришла в их край и не утопила его в крови. Принца распяли на воротах сожженного замка, а глупую принцессу лично казнил старший сын императора, и сделал из её черепа кубок. Конец!

— … — Астра, не мигая, смотрела на своего улыбающегося отца, натянув одеяло до носа.

— Итак, милая, ты поняла мораль этой истории?

— … Не влюбляйся или умрёшь страшной смертью?

— Нет, ну что ты… Просто, когда тебе говорят, что от тебя зависит выживание твоего народа, такие вещи как любовь, мораль и личные интересы, дружно обнявшись, идут прямиком в ближайшую бездонную пропасть.


Торгар проводил взглядом перекатывающуюся колесом Пинки и отложил кружку с элем в сторону. Встретившись взглядом с плетущимся следом за своей женой Тероресом, Торгар помахал тому рукой и мысленно пожелал ему удачи.

— Итак, может быть ты уже скажешь, что мы тут делаем? — Весьма недовольная девушка с волосами напоминающими своей расцветкой радугу, осушила свою кружку и с грохотом поставила её на стол. — У меня вот-вот начнётся занятие с мастером фехтования.

— Этот эльф может подождать. — Торгар бросил короткий взгляд на парные клинки, покоящиеся в заплечных ножнах его оппонентки. — А вот наш разговор ни в коем случае.

— Я бы сказала, что мне интересно, но это будет ложью. — Радужновласая, жестом, подозвала к себе официанта и заказала ещё одну кружку эля. — Говори уж.

— Тебе пора замуж, доченька.

Девушка какое-то время смотрела на сидящего перед ней берсерка, а потом расхохоталась. Прохожие, и без того косившиеся на необычную парочку, теперь во всю на неё таращились. В принципе их можно понять, не каждый день в северной столице можно встретить берсерка без шлема и девушку с такой необычной внешностью. Хотя нет. К девушке многие старожилы уже привыкли, а вот к тому факту, что кто-то подошёл к ней по своей воле...

— Пап, ну ты и отжёг! — Она утёрла выступившие от смеха слёзы и потянулась к принесённой кружке.

— Твоя младшая сестра уже вышла замуж и родила двойню...

— Она всего на год младше меня... — Девушка сильнее стиснула деревянную кружку. — Подумаешь, вокруг неё с детства крутились парни. Подумаешь, она всегда была в центре внимания. Подумаешь, её взял в жёны один из высших Стражей милорда и теперь она живёт в Его цитадели. Подумаешь, вы с мамой любите её сильнее чем меня...

— Мира...

— Подумаешь... — Мирабель одним глотком осушила свою кружку и встав из-за стола, тут же разбила её в щепки об стол. — Если это всё, что ты хотел мне сообщить, папуля, то я пойду. — Она поправила меховой воротник своей куртки и напоследок стрельнула своими изумрудными глазами по толпе, одним только взглядом высказав собравшимся зевакам, что она о них думает.

Проводив взглядом уходящую Миру, Торгар слегка ухмыльнулся и кинул слуге мешочек медяков.

— Вся в мать... — Он принял принесённую ему кружку и поднял взгляд к небу. — Боги, как же эти две бестии похожи...


У Луциана был очень плохой день. Сначала, мать отправила его в Серебряный Лес, приказав в кратчайшие сроки очистить южный квадрат от нечисти... После частичного выполнения этого задания, его отряд наткнулся на громадного тролля, в шее которого застряли парные клинки Луциана. Тварь была настолько живучей, что протаскала на себе Луциана следующие два часа, попутно перепугав до смерти пару патрулей стражи. И теперь ему предстоит писать отчёт лично для милорда, в котором придётся во всех подробностях расписывать то, почему его дочь и миледи Луна столкнулись с троллем и прервали свои занятия.

Зарычав, Луциан плотнее закутался в свой плащ и прибавил ходу. С этого дня у него отгул и это значит, что он может посвятить следующие три дня себе... Или три ночи. Смотря насколько ярко будет светить проклятое солнце. Доспехи остались в казарме, вместе с оружием, вместо них Луциан надел свою обычную одежду, которую в принципе одевал в разы реже чем доспехи, и накинул сверху плащ, чтобы защититься от всё ещё не полностью скрывшегося за горизонтом солнца. Вопреки расхожему мнению в сумерки вампирам видно ещё хуже чем при свете солнца. Наверное на это можно списать то, что Луциан столкнулся с выходящей из-за довольно крупной телеги девчонкой. Всё-таки ворота северной столицы — это довольно оживлённое место.

— Смотри куда прёшь! — Одетая в практически такой же плащ как и Луциан девушка, оказалась почти что аномально сильной. Нуиза'ак почувствовал это, когда она оттолкнула его в сторону.

— Проклятый кусок мяса... — Он отвернулся от девчонки, прежде чем увидел как её лицо побагровело от гнева.

Луциан сделал ещё несколько шагов, прежде чем ему в голову прилетел довольно увесистый кирпич. Возмущённые вопли торговца, у которого этот самый кирпич вытащили из телеги отошли на второй план, когда толпа радостно загалдела и обступила ухмыляющуюся во все тридцать два зуба Миру и потирающего ушибленную голову Луциана. Обычного человека такой удар бы точно убил или отправил в нокаут, но к счастью, или к несчастью, Луциан человеком не был.

— Ой, вы только посмотрите, кто разозлился... — Ухмылка Миры стала ещё шире. — Хочешь подраться, мальчик?

— Нет, я всего лишь хочу содрать с тебя кожу и сшить себе новый плащик. — Луциан чуть оскалился.

— Видимо ты тут новенький... — Мира отбросила с лица алую прядку волос и хрустнула костяшками пальцев. — Господа, делайте ваши ставки! — Она прокричала это продолжающей расти толпе зевак. — Сколько же продержится этот дохляк!

— Поддерживаю! — Луциан натянул на лицо ухмылку. — Ставлю пять золотых, что эта плоская доска и минуты не протянет.

Мира резко изменилась в лице. Выпустив воздух сквозь сжатые зубы, она вытянула из-за спины один из своих клинков.

— Молись. Кому бы ты там не молился, молись ему или ей, чтобы твоя смерть была быстрой!

Толпа начала бесноваться, скандируя имя Мирабэль. Миру тут явно уважали гораздо больше чем Луциана. Хотя, до этого момента о нём даже и не слышали, а вот про Мирабэль, почти что ежедневно завязывающую с кем-нибудь драку, слышали наверняка многие. Сорвавшись с места, Мира почти что играючи полоснула по тому месту, где секунду назад стоял Луциан. Ключевое слово "стоял". Нуиза'ак, так же играючи, поднырнул под клинок своей оппонентки и почти мгновенно нанёс удар точно в живот. Девчонка издала полу-вздох, полу-всхлип и согнулась пополам, уперевшись руками в брусчатку мостовой. Луциан разочарованно хмыкнул и поднял обронённый Мирой клинок.

— Отличный меч... Очень жаль, что его вложили в руку такому плохому воину.

Сплюнув кровью, Мирабэлла во всю глотку проорала боевой клич и одним резким прыжком повалила Луциана на землю. Толпа загалдела с новой силой, наблюдая за тем, как Мира наносит удар за ударом своей крайне ошарашенной жертве.

— Что за дьявольщина здесь происходит?! — Сквозь толпу, словно ледокол, двигался стражник с золотым орлом* на правой части нагрудника. — Ох, боги всемилостивые, Мирабэль! — Стражник чуть ли не бегом подошёл к дерущимся и оттащил натурально рычащую девушку от Луциана. — Когда твой отец узнает...

— Плевать!!! — У неё изо рта текла кровь, но всецело овладевшая ею ярость притупила боль, из-за которой она даже двигаться бы не смогла. — Пусти меня!

Поднявшийся с земли Луциан молча подошёл к девушке, которую всеми силами пытался сдержать стражник, и быстрым движением положил руку ей на шею. Дёрнувшись, Мира обмякла на руках стражника и засопела.

— Она будет спать ещё несколько часов, а я пожалуй пойду... — Развернувшийся Нуиза'ак столкнулся нос к шлему с подоспевшим товарищем, оставшегося безымянным стражника.

— Ты арестован за создание транспортного застоя во второстепенных* воротах города и за не санкционированную драку. — Стражник постучал по золотому орлу на своём нагруднике. — Я приказываю тебе пройти со стражей, именем милорда Артаниса и госпожи Сансет.


1.) Скорбящий* – Я думаю, все помнят, что я расписывал в прошлых рассказах по поводу «Ледяной Скорби»? Так вот, никакой «Скорби» у Артаниса никогда не было. Был «Скорбящий». Он и выглядит совершенно по-другому, и история возникновения у него другая и… всё у этого меча иначе. В ближайшем будущем перепишу капитально всё своё "творчество", и исправлю всё, что было набедокурено, в том числе и названия.
2.) Светосталь* – Особый сплав, по прочности ненамного уступающий керефу. Широко использовался Рыцарями Света, но в основном применялся для создания брони и оружия. В процессе создания, монах-кузнец напевал молитву, вливая в сплав светлую магию, добавляя ему свойства, так необходимые Рыцарям Света.
3.) Осквернённая светосталь* – Это тот же сплав, что используется при изготовлении светостали, вот только на этапе «наполнения силой», вместо светлой магии, напитывается скверной и закрепляется нечестивыми рунами тёмного наречия демонов. Этот материал активно использовался Рыцарями Смерти.
4.) Аниморфы* – От обычных людей этих существ отличают звериные уши и хвост. Обладают потрясающим чувством природы и имеют средний магический потенциал, нередко превышающий человеческий. Аниморфы населяют часть Азанота, не подвластную лорду Артанису, и нередко предпринимают попытки расширить свои владения. Ну, если быть честным, то они скорее стараются вернуть себе свои земли, потерянные во время вторжения северян в земли Азанота. Аниморфы, в большинстве своём, живут разрозненными, сокрытыми государствами, почти в каждом из миров спирали. Это связано с отгремевшей несколько тысячелетий назад войной, в ходе которой аниморфы пытались подчинить себе большую часть известных миров. Объединённые войска людей разбили армии аниморфов, развязав первую в истории инквизицию, отголоски которой можно смело считать мотивом самых страшных снов. На момент вторжения Артаниса, аниморфы начали тотальное объединение, оборвавшееся из-за пропажи их Архимага-Повелителя. И скоропостижной кончины его заместителя.
5.) Ледяной призрак* – Ледяной элементаль, обычно принимающий форму летающей пасти, состоящей из острых кусков льда. Встречается повсеместно в пределах серебряного леса. Не отличается каким либо интеллектом или хитростью, тем не менее, может быть крайне опасен для неподготовленного путника.
6.) Добровольцы* — Стражники-добровольцы, это легковооружённые отряды, созданные в помощь стражам младшего порядка. В их обязательное снаряжение входит утеплённый комплект одежды с вшитой кольчугой, поверх которого одевается накидка с изображением герба рода Септимиус и набор особых медикаментов. В основном исполняют роль лекарей.
7.) Золотой орёл* — Даруется стражам за особые заслуги перед родом Септимиус. Обычно расположен на левой части нагрудника, как бы защищая сердце своего носителя. Наделяет своего владельца рядом привилегий.
8.) Второстепенные ворота* — Всего существует семь ворот в северную столицу. Шесть второстепенных и одни парадные. Парадные напоминают ворота цитадели лорда Артаниса и почти всегда открыты. Второстепенные гораздо меньше парадных, их используют для транспортировки товаров со всех частей Севера, и, в отличии от парадных их закрывают на ночь.