Ночь Согревающего Очага

Ночь Согревающего Очага любит преподносить сюрпризы. Не все из них можно обнаружить под елкой, споткнувшись о них с утреца пораньше, но тем не менее, именно в эту ночь просыпаются забытые силы, дремавшие весь год и готовящиеся к этому мигу… Что будет если почти самые обычные пони встретятся с ними в канун этого замечательного праздника?

Флим Флэм

Растительное буйство

После возвращения принцессы Луны прошёл год. Сёстры снова вмесе и кажется, что их ничто не сможет разлучить.

Принцесса Луна

Долгая дорога к дружбе / Long Road to Friendship

Возложив на себя Элемент Магии, Сансет Шиммер узрела скрывающееся в ней чудовище. И оно испугало её. Свершилось правосудие Элементов Гармонии — отныне Сансет вынуждена всегда говорить правду и исполнять чужие просьбы, хоть она совершенно не горит таким желанием. И пока в её сердце живёт злоба, девушка целиком отдана во власть своих сверстников, пусть и без их на то ведома. Помогут ли новые «друзья» встать на тропу искупления или же низвергнут отступницу в пропасть? И будто этого мало, существует другая Твайлайт Спаркл, с которой Сансет продолжает постоянно сталкиваться!

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Другие пони Человеки Сансет Шиммер

Волшебный аликорн алмазного города грёз.

Спайк употребляет. Теперь не один и в больших масштабах.

Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Принцесса Селестия

6 Дней в Вечно диком лесу

Наш главный герой по имени ТандерШард попадает в Вечно дикий лес где он должен выполнить важную мисию

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Зекора ОС - пони

Зов приключений

Мир такой непредсказуемый, особенно когда посмотришь на него другими глазами. Во время путешествия наш герой не только увидит все краски этого мира, но и поймет, что значит быть взрослым, поймет в чем смысл его жизни и просто любить того, кого совсем не подозреваешь. Мир, полный приключений, таит в себе много опасностей и ловушек стоит только переступить порог своего дома и устремиться в неизведанную часть леса как все абсолютно меняется...

Другие пони

Новый мир

Вторая часть приключений попаданца Макса, волей судьбы застрявшего в Эквестрии, на каменной ферме семейки Пай. Проблема недопонимания частично решена, однако человеку предстоит сделать ещё многое, чтобы освоиться в новом мире, узнать, как он здесь оказался, и попытаться вернуться домой.

Пинки Пай Другие пони Человеки Лаймстоун Пай Марбл Пай Старлайт Глиммер

Анон и пони-роботы

Три небольших рассказа на тему "роботы-пони".

ОС - пони Человеки

Машина

Рассказ о Твайлайт, её шедеврах и ржавых рычагах. Но совсем не про это!

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Спайк Принцесса Селестия

Я тебя люблю… Я тебя тоже нет

Любовь...

Флаттершай Твайлайт Спаркл

S03E05
4 Глава 6 Глава

5 Глава

Едкий дым, грязно-серой пеленой накрывший поле битвы, пробивается сквозь смотровые щели шлема и приносит с собой нестерпимую вонь гари... Дышать становиться невозможно. Сорвав с себя шлем, отбрасываю его в сторону и поудобнее перехватываю боевой молот, в очередной раз, сожалея о том, что это не мой клинок. От дыма слезятся глаза и пылают лёгкие, но если я обращу на это внимание, то моя жизнь оборвётся раньше, чем я это осознаю...

Из сплошной пелены резко вынырнул эльфийский легионер, заносящий саблю для удара. Шаг назад, взмах молотом... Удар приходиться точно по богато украшенному забралу эльфийского шлема. Дезориентированный легионер пытается достать меня своим клинком. Новый удар молота проламывает золочёный шлем, мгновенно обрывая жизнь эльфа. Из дыма плавно выходят ещё несколько легионеров. Отбиваю выпад алебардиста, парирую атаку его товарища... Стрела с золотым оперением влетает точно в сочленение доспеха, на целое мгновение лишая меня концентрации. Этого мгновения хватает, чтобы получить удар алебардой. Наплечник из светостали выдерживает удар, но рука бессильно обвисает. Молот лежит в левой руке непривычно, неправильно, жалко... Пробный взмах. Подбиравшийся ко мне легионер успевает прикрыться щитом. Отступаю назад.

Начищенные до блеска золочённые эльфийские доспехи отражают пробивающийся сквозь дым свет солнца, искусно сделанные эмблемы королевских фениксов, играющие роль масок, скрывают их лица, шёлковые плащи развиваются на ветру, что вместе с клубящимся дымом придаёт им облик призраков. Из-за моей спины слышится полный ярости боевой кличь. Голову алебардиста сносит промчавший мимо меня всадник. Эльфийский лучник отвлекается на него, забывая обо мне. Непростительная ошибка. Молот делает широкую дугу и врезается в бронированную спину остроухого, сбивая того с ног. Его товарищ пытается помочь, но секира всадника разрубает его прежде, чем он успевает хоть что-то сделать.

Чуть рассеявшийся туман позволяет мне, наконец, рассмотреть моего спасителя. Рыцарь хаоса гортанно смеётся и вытирает лезвие секиры об алую попону своего жуткого коня. Впрочем, назвать раздающиеся из-под шлема звуки — смехом, можно только с очень сильной натяжкой. Меня спас хаосит. Жалкий демонопоклонник... Пародия на смех оборвалась. Всадник прорычал сквозь зубы нечто презрительное в адрес эльфов, наконец, повернув ко мне голову. Усмехнувшись и гаркнув что-то про "жалкую силу света", он пришпорил коня. Я снова остался один.

Этот день должен был стать триумфом объединённых войск севера над остатками армии южан... Но, теперь даже слепому ясно, что этот день всего лишь очередной день войны, длящейся уже... А сколько вообще существуют королевства севера и юга? На этот вопрос мало кто может ответить, так же как и на вопрос о том, как именно эта война началась. Южане называют нас необузданными, тупыми дикарями, живущими ради войны, мы же называем их трусливыми, мягкотелыми неженками, что неспособны воевать с честью... И никто из нас не помнит, откуда всё это пошло. Как бы то ни было, наши враги в очередной раз подтвердили своё прозвище. Эти жалкие трусы заручились поддержкой эльфов Альтер'ры. Остроухие всегда смотрели на нашу войну с презрением, предпочитая прозябать отведённую им вечность в своих непреступных крепостях на восточной границе южных королевств, отделённые от наших границ средиземскими лесами и равнинами, застроенными южными крепостями и фортами.

Я не знаю, что побудило их принять сторону южан... Но я знаю, что оборву как можно больше эльфийских жизней, прежде чем Всесоздатель призовёт меня к себе.

Дым начал рассеиваться...


Опустившуюся на Нордскэнд ночь потревожила еле заметная бирюзовая вспышка, на мгновение осветившая восточную башню цитадели. Сансет чуть поёжилась от холода, поплотнее закутавшись в впопыхах накинутый шерстяной плащ. Потратив ещё несколько секунд на осмотр башни, она, наконец, нашла пропажу. Артанис стоял в дальней части башни, оперся спиной на флагшток и, не мигая, смотрел в небо, усыпанное звёздами. На появление Сансет он никак не отреагировал. Ещё раз поёжившись, Сансет подошла к нему и, встав рядом обратила свой взгляд к небу. За последний месяц это был уже пятый раз, когда её супруг вдруг просыпался посреди ночи и ни слова не сказав, сбегал сюда и до рассвета смотрел на звёзды. В первый раз это было даже забавно, во второй и третий это жутко её раздражало... А в четвёртый это уже начало её беспокоить. Прошло несколько минут тишины, нарушаемой лишь редкими звуками, доносящимися со стороны города и обозримой части Серебряного Леса.

— Лучше вернись в покои. — Артанис заговорил настолько внезапно, что Сансет дёрнулась от неожиданности. – Здесь довольно холодно.

— Тебе-то откуда знать, бревно бесчувственное... — Сансет чуть улыбнулась, когда Артанис, наконец, оторвал взгляд от небес. – Может, уже расскажешь, что тебя беспокоит?

— Сколько заботы... — Он натянуто улыбнулся и вновь перевёл взгляд на звёзды. — В последнее время мне сниться моё прошлое...

— Крестовый поход Короля Мёртвых? — Сансет секунду помедлила, словно вспоминая что-то. — Я думала, что ты гордишься тем, что стал Рыцарем Смерти...

— Я вспоминаю о тех временах, когда хаос был для меня чем-то омерзительным... Когда я ещё был Рыцарем Света и отчаянно замаливал грехи моих предков, надеясь спасти их души из лап демонов...

— Что, прости? — Сансет уставилась на Артаниса. — Ты ведь сейчас не серьёзно?

— Мда... — Артанис снял свой подшитый медвежьим мехом плащ и надел его на Сансет. — Я в те годы носил сверкающие доспехи, говорил пафосные речи и проводил большую часть своего времени, тренируясь или распевая молитвы в храме... Мои предки поголовно были слугами хаоса, хоть и не выставляли это на всеобщее обозрение. А я вот попал под влияние материнских книг... — Он на секунду тепло улыбнулся, предавшись воспоминаниям. — Истории об ангелах и праведных героях, что сокрушают тьму и приносят в этот мир свет... Не знаю почему, но они заставили меня смотреть на мир по-другому. Мне хотелось быть таким же, как те герои, хотелось творить добро и менять этот мир в лучшую сторону.

— И ты вступил в орден Света?

— Ага. — Улыбка Артаниса медленно сошла на нет.

— ...

— Церковь брала с Хаоситов огромный налог, за их идолопоклонничество, но кроме этого ничего не делала. Хаоситы исправно несли в храм золото, а священники и те, кого я звал братьями, исправно закрывали глаза на их ритуалы и растущую армаду. Причём вопрос "Откуда же они берут столько золота?" не возникал ни у кого... Наш орден брал его там же.

— В каком смысле?

— Крестовые походы на юг, или "избавление грешных земель от иноязычной ереси и богопротивных идолов" нередко пересекались с набегами варбанд хаоситов. Причём наши действия отличались только названиями. Мы не были героями, Сансет, мы были теми же мародёрами и убийцами, только в отличие от хаоситов, мы прикрывались именем единого бога и благими намереньями... Относительно благими. Мы ненавидели южан за их извечные призывы к миру, южане ненавидели нас за нашу кровожадность... Никто и глазом моргнуть не успел, как это вылилось в полноценную войну. Три сотни лет беспрерывной резни и кровопролития. И это на фоне ширящихся с каждым годом владений хаоса. Если бы не Король Лич, кто знает, что стало бы с этим миром? Он ведь практически спас нас тогда… — Артанис прервался и наконец обратил внимание на мирно сопящую Сансет, облокотившуюся об его плечо. – Ну что ж, думаю, что на сегодня хватит откровений...

Восточную башню вновь осветила вспышка заклинания телепортации.


Мира была в бешенстве. Мало того, что её заперли на всю ночь в клетке, так ещё и рядом с тем самым ублюдком из-за которого она здесь и оказалась. Если бы они были в одной камере, то она бы уже давно свернула ему шею... Вот только на его счастье их разделяла перегородка из стальных прутьев.

Луциан был более спокоен. Пусть его отгул и пропал ровно на половину, завтра его уже выпустят отсюда... Если, конечно, та бестия, что сидит в соседней камере не доберётся до него раньше. Первые несколько часов, что они провели в заключении, она отчаянно пыталась дотянуться до него через прутья, но к счастью тщетно. Перед тем как закинуть в камеру, её отпоили лечебным зельем, так что их драки как будто и не было. Луциану никто подобной милости не оказал, но ему было как-то плевать на это. Достаточно было всего пару часов неподвижно посидеть в позе медитации, чтобы проклятая девчонка успокоилась и наконец, замолчала. А с виду и не скажешь, что кто-то вроде неё может иметь такой поразительный запас ругательств... В любом случае, она, наконец, замолчала и Луциан смог насладиться...

— Эй...

Двадцатью секундами тишины.

— Раз уж ты решил меня игнорировать... — Её голос чуть охрип от непрекращающихся криков, но, тем не менее, остался на удивление приятным. — Нас всё равно уже полчаса как никто не слушает... — Мирабэль облокотилась спиной об прутья перегородки. — Стражники наверняка уже заперли двери и режутся в скреф*… Честно говоря, за последние несколько месяцев ты единственный, кого эти олухи оставили со мной. Обычно тут довольно одиноко.

— А ты, как я погляжу, довольно часто тут бываешь… — Луциан всё-таки не удержался.

— Ага. – Мира закинула ногу на ногу и потянулась. – Обычно пару раз в месяц.

— Я бы не гордился подобными «достижениями».

— А ты и не гордись. – Мира чуть повернула голову, чтобы убедиться, что её горе-собеседник всё ещё сидит посреди своей камеры, причудливо скрестив ноги. – Твоё мнение всё равно никого не волнует.

— Чья бы корова мычала, женщина…

— Ты там, что сейчас ляпнул, огузок бледнорожий?! – Мира резко развернулась к решётке и столкнулась нос к носу с Луцианом.

В следующие три секунды случилось довольно много событий, для столь короткого промежутка времени: Мира попыталась схватить Луциана за горло, Луциан попытался прирезать Миру спрятанным до сего момента клинком, пробегавший мимо тюрьмы маг, поскользнулся на присыпанном снегом льду и выпустил на волю больше двух дюжин недавно пойманных им ледяных призраков. И в этот самый момент дверь в камеру Мирабэль распахнулась с треском, впустив крайне недовольную радужновласую особу. Увиденное ею могло вполне сойти за сцену циркового представления: Мира вцепилась руками в волосы и одежду Луциана, попутно удерживая зубами намеченный ей в шею кинжал эльфийской работы. Луциан же пытался вырвать своё оружие из мёртвой хватки, при этом левой рукой пытаясь отпихнуть от себя проклятую девчонку.

— У тебя есть минута на то, чтобы самостоятельно выйти отсюда. – Неизвестная вышла из камеры, оставив двух сцепившихся заключённых наедине.

Зарычав, Мира попыталась оттолкнуть своего оппонента, но лишь заставила его чуть пошатнуться. Так продолжалось на протяжении всей отведённой минуты, по истечению которой в камеру, через всё ещё открытую дверь влетела дымовая шашка. Последовал хлопок, вслед за которым всё видимое пространство заволок зловонный серо-зелёный дым*. Мира задержала дыхание и, забыв, про Луциана бросилась к выходу из комнаты. Стоит отметить, что Луциан поступил точно также, причём, к его немалому удивлению, его дверь так же оказалась открыта. Вывалившись из камеры, он оперся на руки и как можно глубже вздохнул.

— Как же мне надоели твои выходки, Мирабэль… — Голос той самой незнакомки заставил Луциана повернуться… — Да и не только твои. – И получить сапогом по лицу.

Удар был довольно сильный, но его явно было не достаточно, чтобы вырубить вампира полукровку.

— Это уже третий раз за месяц, когда я вытаскиваю тебя отсюда… — Послышался кашель, на фоне которого раздавалось ритмичный стук металлических сапог по каменной кладке тюремного коридора. – И это спустя всего полдня, после того как твой отец прислал мне письмо, в котором заверил меня в том, что ты наконец взялась за ум. – Стук прекратился. – Я оставила своих людей на берегу южных пустошей и, схватив в охапку мага-навигатора телепортировалась в Скингард, стоило мне получить сообщение о том, что тебя опять упрятали в клетку.

Убедившись, что на него больше не обращают внимания, Луциан чуть повернул голову, чтобы видеть происходящие.

— Я очень, очень, очень сильно разочарована в тебе, доченька… — Одетая в облегчённые мифрилловые доспехи женщина, с заплетёнными в тугую косу семицветными волосами, держала Миру за подбородок и неодобрительно качала головой.

— Кха-кха, мам… Ты прекрасно умеешь поднять настроение… — В этот момент Луциан подметил деталь, которую было практически невозможно не заметить: Мира была практически полной копией своей оппонентки, за исключением, разве что, цвета глаз. Нуиза’ак заметил это как раз в тот момент, когда они одновременно посмотрели в его сторону.

— А вот и наш кровосос очнулся.


Байон закрылся щитом и отступил назад. Ледяной призрак выдал нечто среднее между рыком и скрежетом и выпустил в сторону стражника ещё один ледяной шип. Всего десять минут назад всё было так спокойно, а потом, невесть откуда, появились эти проклятые всеми богами и демонами твари… Ледяной шип разбился об щит, заставив стражника невольно отступить назад. С кристальным звоном в ледяного призрака влетела магическая стрела, прервав его существование. Байон скосил взгляд в сторону, из которой прилетел снаряд:

Маг, ругающийся на ломанном эльфийском, метнул ещё несколько стрел в зависших неподалёку призраков и практически моментально закрылся магическим куполом от последовавшего шквала ледяных снарядов.

Убрав меч в ножны, Байон потянулся к автоматическому арбалету, не спуская глаз с тройки призраков, яростно атакующих мага... В ту же секунду у него над головой раздался оглушительный свист, а тройку ледяных призраков разорвало в клочья. Медленно повернув голову, стражник северо-восточного квартала тупо уставился на зависшую в воздухе девушку с крайне эффектной расцветкой волос. Она мягко опустилась на брусчатку мостовой и сложила свои небесно-голубые крылья*. Байон завис. Чего-чего, а подобного он уж никак не ожидал. Оглядевшись по сторонам, она неодобрительно цокнула языком и вновь взлетела.

— Эй! — Голос мага вывел Байона из прострации. — Ты там живой?

— Да... – Он проследил взглядом за улетающей девушкой. — Кажется...

— Серафима* в первый раз увидел что ли? — Маг усмехнулся. — Чего только на свете нет... Вот говорят, что личная гвардия южной принцесски, Селесты кажется, полностью из них состоит. – Маг ещё секунду наблюдал за девушкой, после чего вздохнул и поплёлся вниз по улице. – Вот, говорят, что им, когда крылья пришивают, жизнь продлевают алхимией… Мол дорого эти самые крылья лепить, а жизнь то у нас короткая… Вот и экономят. Эта серафима и тебя переживёт и твоих детей… И может даже внуков…

Старик продолжал ворчать себе под нос, а Байон в свою очередь продолжал озираться по сторонам, вышагивая в ногу с магом. Вместе с боевым магом, пусть и стариком, больше шансов отбиться от тварей. Так – что уж лучше послушать бред старика пару часиков, чем напороться на ещё одну партию ледяных призраков.


Луциан в очередной раз попытался пошевелить руками, скованными серебряными кандалами.

— Ещё раз дернешься, и я сдёрну с тебя плащ. — Последовал тычок под рёбра. – Уже соскучился по ласковым лучам солнца?

— Напомни мне, зачем я вам вообще нужен?

— Без понятия. — Мира пожала плечами, но Луциан не мог этого видеть, ведь радужноволосая бестия шла позади и периодически толкала его в спину. — Дэш что-то говорила о цитадели, так что, скорее всего, оттащим тебя туда... — Ещё один тычок по рёбрам. – Я, конечно, слышала, что у милорда есть отряд вампиров, охотящийся на неугодных, но до последнего не верила, что это правда... – Она поравнялась с Луцианом. — Так, вы и вправду пьёте кровь?

— Расспросишь его об этом позже. — Дэш мягко коснулась земли и сложила крылья. — Сейчас нам предстоит небольшая прогулка до цитадели и аудиенция у милорда.

— Аудиенция? — Мира усмехнулась. — А всего час назад ты распиналась о том, что прибыла сюда, чтобы вытащить меня из клетки...

— Так и было. — Дэш быстрым движениям сняла с пояса раскладной лук и вытянула из висящего на бедре колчана стрелу. Очередного ледяного призрака разнесло в клочья. — И откуда эти твари вообще взялись? В любом случае, в данный момент я планирую взять небольшой отпуск и провести немного времени со своей непутёвой дочерью... Может быть, даже выдам тебя за кого-нибудь... — Она резко замолчала и вновь натянула тетиву, выцелив очередную тварь.

— И за кого ты собралась меня выдавать? – Мира скучающим взглядом проследила за тем, как очередную тварь буквально разрывает стрелой свиста*. – Уж, не за нашего ли пленного?

— А почему бы и нет? – Дэш вернула сложенный лук в крепление на левом бедре. – Раз уж мы его повязали, то почему бы не затащить под венец?

Мира и Луциан сбились с шагу одновременно.

— Да успокоитесь, я не в серьёз. – Дэш хохотнула, и отвернулась от застывших компаньонов. – О! Вы только взгляните на этих оболтусов! – Она указала в направлении усиленного отряда стражников, активно преследующего одного единственного ледяного призрака. – Интересно, где они вообще были, когда эти твари появились?!

— Скорей всего «разнимали» очередную спланированную драку на рыночной площади… — Мира показательно громко фыркнула. – А я вместо того, чтобы веселиться со всеми и делать ставки, торчала в клетке с этим вот мертвяком.

— Это объясняет, почему тебя охраняло всего трое человек…

— Которых ты, небось, подкупила…

— Порой я начинаю понимать, почему Торгар так сильно хочет выдать тебя замуж…

— Ради Всеединого, не приплетай сюда папу, он недавно мне все уши прожужжал по поводу замужества…

— И правильно сделал. Мне было столько же, сколько тебя сейчас, когда я встретила его…

— Так тебе было девятнадцать?! В прошлый раз ты говорила, что двадцать один…

Этот бессмысленный трёп продолжался на протяжении всего их пути из города. Они не обращали внимания ни на прохожих, ни на патрули стражников, ни на редкие, но от этого не менее едкие комментарии Луциана. Чуть севернее ворот, в стороне от главной дороги, их поджидал маг-навигатор, поддерживающий открытый портал.

Описывать перепалку между Дэш и навигатором будет излишним, так как вся перепалка свелась к минуте взаимных оскорблений и упрёков, большая часть которых была направлена на некомпетентность серафимы и её запросы, переходящие все грани дозволенного. Тем не менее, маг довольно быстро замолчал и пропустил всех троих через портал. Однако, нуиза’ак был настолько впечатлён красноречием навигатора, что просто не мог не озвучить одну из особо понравившихся ему фраз:

— Самовлюблённая эгоистка, думающая не головой, а своей филейной частью? – Луциан лишь глумливо усмехнулся, наблюдая за тем, как свирепеет Дэш. – Пожалуй, я запомню это высказывание…

Мира, молча, сдёрнула с Луциана капюшон.


Астра тайком пробиралась по коридору цитадели, стараясь как можно меньше попадаться на глаза прислуге. Само по себе это было крайне сложной задачей, учитывая тот факт, что единственными украшениями этого самого коридора были гобелены и картины. Пока что её спасало то, что завидевшие её стражи или слуги предпочитали делать вид, что не замечают её. Большинство из них на личном опыте убедились, что будет, если влезть в игру юной госпожи и насколько неприятными могут оказаться последствия…

Проскользнув в тронную залу, Астра первым делом залезла за трон и кое-как дотянувшись, повернула ничем не примечательный выступ в форме черепа в короне, коих было больше дюжины на спинке трона. Тайный проход открылся практически моментально, вызвав на личике Астры не самую милую улыбочку. Которая исчезла, стоило дверям в зал с грохотом распахнуться. В панике Астра сама не заметила, как закрыла тайный проход. Всё, что ей оставалось, это прижаться к спинке громадного каменного трона и слушать стук приближающихся шагов. А спутать отзвук подкованных сапог отца с чем-то ещё, Астра не смогла бы при всём желании...

— Кайвон! — Голос Артаниса эхом отразился от стен зала.

— Я здесь, мой лорд! — Сквозь распахнутые настежь двери зала вбежал молодой прислужник, одетый в белоснежный кафтан. — Что-то стряслось?

— У меня впереди несколько часов бессмысленных разговоров и пара десятков безмозглых крестьян, каждый из которых считает, что его невспаханное поле, по какой-то причине важнее, чем поля его соседей... Вот что стряслось! — Излишне громко вздохнув, Артанис одел на голову покоящуюся до этого момента на подлокотнике трона серебряную зубчатую корону. — Просто запускай их.

Поклонившись, Кайвон вышел из зала, прикрыв за собой сводчатые двери. После того, как до слуха Астра донёсся стук закрывшихся дверей, она рискнула чуть высунуться из-за трона… Артанис сидел на своём престоле и, закрыв глаза, что-то беззвучно шептал себе под нос. Если он её заметил, то явно не хотел подавать виду. Спрятавшись обратно, юная магесса выругалась про себя. Сегодня был день аудиенций, что значило, она застряла здесь на полдня, если не больше. Двери открылись и как раз, вовремя подоспевший герольд объявил имя первого визитёра, прервав тем самым все попытки Астры придумать план бегства. Она уже готова была смириться с тем, что следующие несколько часов пройдут в атмосфере дичайшей скуки и безделья, однако дальше случилось нечто, заставившее её изменить своё мнение.

Оттолкнув в сторону ранее объявленного чиновника из какой-то деревеньки, близ Аккритского леса*, в зал прошествовала тройка укутанных в плащи людей. Само их появление сопровождалось крайне недовольным ропотом и не совсем цензурными выкриками из коридора. Двое стражей высшего порядка, что обычно стоят в небольшом отдалении от трона, крайне умело изображая статуи, с, казалось бы, невозможной для веса их брони проворностью встали в боевые стойки и направили на вошедших потрескивающие от разрушительной магии алебарды. Артанис лишь вопросительно поднял бровь, при этом положив руку на рукоять рунного клинка, приставленного к подлокотнику трона. Неизвестные прошли до середины зала и остановились. После секундной паузы, одна из фигур скинула капюшон, оказавшись довольно красивой женщиной средних лет с семицветной шевелюрой, заплетённой в косу. Увидев её лицо, Артанис лишь хмыкнул и подал стражам знак убрать оружие. Пройдя мимо вновь застывших стражей, неизвестная дошла до самого подножья трона и, приложив кулак к груди встала на одно колено.

— Мой лорд.

— Командир ударного отряда «Небесных скакунов». – Артанис ухмыльнулся. – Я надеюсь, что у тебя есть ОЧЕНЬ веская причина для подобного появления.

— Да, мой лорд, у меня есть такая причина. – Она встала в полный рост. – Я здесь, чтобы доложить об успешном выполнении разведывательной миссии в южных пустошах и для того, чтобы повидаться с дочерью.

Несколько секунд тишины нарушил всё-таки соскользнувший со своего места рунный меч, со звоном прокатившийся по ступеням трона.

— Наглости тебе не занимать… — Тон Артаниса ну никак нельзя было назвать доброжелательным. – Если бы не твои заслуги и не тот факт, что ты жена одного из моих военачальников, я бы уже приказал казнить тебя. – Он целую секунду, сохранял серьёзное выражение лица, после чего снова ухмыльнулся. – Докладывай о результатах разведки, Семицветик. – Ухмылка лорда стала ещё шире, когда его собеседница чуть дёрнулась, услышав своё прозвище.

— Остатки племён зверолюдов отступили вглубь своих земель, спасаясь от призванной нашими некромантами нежити. Наёмники из числа гноллов* выполнили условия своего контракта, «расчистив» для нас западное побережье, и, со слов их предводителя, надеются продлить его так же сильно, как на то, что небеса никогда не упадут на наши головы. Как по мне, мой лорд, эти шавки могут оказаться крайне полезны, в случае войны…

— Это уже не тебе решать… — Эта фраза была сказано тем самым скучающим тоном, которым заговорившемуся намекают на то, что ему стоило бы, наконец, прикусить язык. – Если это всё, что ты хотела сказать, то можешь идти…

— Конечно, мой лорд…

— Но только без этой девушки, с которой ты пришла.

— М-милорд?

— Ей предстоит объяснить мне, почему у меня в зале обгоревшей нуиза’ак. – Артанис перевёл взгляд от сжавшейся девушки обратно на Дэш. – У меня глаза и уши везде, где есть хоть намёк на мою власть. В любом случае это больше не твоя забота, Семицветик.

Поколебавшись секунду, Дэш всё-таки покинула зал, оставив своих спутников наедине с лордом.

Стоило дверям зала звучно захлопнуться за Дэш, как Мирабэль неосознанно сделала шаг назад.

— Итак… — Артанис подарил Мире заинтерисованный взгляд. – Как твоё имя, дитя?

— М-мирабэль, мой лорд…

— Мирабэль… — Он повторил её имя, как бы пробуя его на вкус. – Уж не та ли Мирабэль, что недавно устроила погром на рыночной площади в Скингарде?

— Эмм…

— Или, быть может, та Мирабэль, на спор разбудившая ледяного тролля в окрестностях «Серебряного леса», меньше месяца назад?

— Ну…

— О! Может быть та самая Мирабэль, что полтора года назад взорвала пивоварню, в Двинфэле*?

— В свою защиту могу сказать, что они делали самый дреной мед, какой я только пробовала! А уж о том, насколько отвратным у них получалось пиво…

— Милорд, я более чем уверен, что это всё была она. Горожане даже прозвище ей придумали… – Луциан изобразил задумчивость. – «Радужное бедствие», если я не ошибаюсь.

— Поверь мне, я в курсе. – Артанис встал с трона и медленно подошёл к радужновласой девушке, которая ростом еле доставала ему до груди. – Я просто размышлял над тем, какую же кару обрушить на эту семицветную голову… — Мира сжалась, под взглядом серебряно-стальных глаз Артаниса. – Хм… Думаю, что это будет крайне жестоко, но всё же, как по мне, ты это заслужила… — Он отвернулся от Миры, лихорадочно перебирающей в голове варианты самых страшных казней, про которые ей когда-то рассказывал отец. – Астра, милая, будь добра, выйди уже из-за трона! И не стоит претворяться, ты прекрасно знаешь, что меня не обмануть. – Мирабэль и Луциан одновременно повернули головы к трону, из-за спинки которого осторожно выскользнула тёмноволосая девчонка лет двенадцати. – Мирабэль, я назначаю тебя особым телохранителем моей дочери. — Повисшая тишина была практически ощутимой. Уже не ухмыляющийся, а натурально скалящийся Артанис продолжил. — Ты ни на шаг не должна отходить от неё, во всём слушаться и ставить её жизнь превыше своей в любой ситуации… — Он протянул ей серебряный кулон, сделанный в виде оплетённого лавровым венком черепа. – Покажешь его в оружейной, чтобы получить доспехи и оружие, подчёркивающие твою новую должность и необходимые для выполнения твоих новых обязанностей.

— Пап… Ты ведь это сейчас не серьёзно? – Астра умоляюще посмотрела на отца. – Мне хватает и той двадцатки, что ты ко мне приставил…

— Они не могут быть с тобой постоянно, а вот Мирабэль, запросто.

— Интересно, каким образом? – Астра скрестила руки на груди и сделала, как ей казалось, серьёзное выражение лица.

— Это уже её проблемы. – Артанис повернулся к всё ещё стоящей столбом Мирабэль и жестом подозвал её к себе. – Отправляйтесь в оружейную, пусть Мира, наконец, примет подобающий её новой должности облик, а оттуда в библиотеку западной башни. – Артанис замолчал и вернулся на трон. – А у меня впереди невероятно долгий день, который вашими стараниями стал ещё дольше.

— Пойдём. – Астра дёрнула Миру за плащ. – У нас впереди ещё более весёлый денёк…

— В каком смысле? – Мира последовала за Астрой.

— Увидишь.

Когда двери тронного зала в очередной раз захлопнулись, Луциан всё же решился подать голос.

— Мой лорд, не сочтите за дерзость…

— Сочту. Но всё равно продолжай.

— Кхм… Вы уверены, что сделали правильный выбор? Мирабэль…

— Дочь моего лучшего друга и подающая надежды кандидатка в серафимы. Мутации родителей, каким-то образом передались её по наследству, впрочем, я более чем уверен, что ты уже успел проверить это на собственной шкуре, не так ли? Лучшего кандидата на эту должность я и представить не могу.

— Но как же стражи? Ведь их чуть ли не создали для этого…

— Страж вряд ли сможет стать для неё подругой, сам понимаешь, это физически невозможно…

— И поэтому вы решили свести ей с этой…

— Бестией? – Артанис хмыкнул. – Кому как не тебя знать насколько «ангельский» характер у моей дочери. Поверь, если хотя бы половина рассказов о ней верны, то эти двое подружатся в первые же несколько часов,… Если они уже не спелись.

— Но…

— К слову, ты свободен. Я и так потратил на вас троих кучу времени, к тому же ты уже получил сполна за свой проступок. Так что отправляйся в казарму и, ради Хаоса Всеединого, воспользуйся заживляющей мазью, тебе словно огненным шаром в лицо попали.

Луциан натянул поглубже капюшон и как можно скорее удалился из зала. После его ухода двери не захлопнулись. Их придержал изрядно взволнованный Кайвон.

— Мой лорд?

Артанис тяжело вздохнул.

— Впускай их.


— Мама, может, в этот раз ты останешься подольше? – В рубиновых глазах девушки с опускающимися до пояса волосами цвета каштана читалась немая мольба. – Мы так редко видимся…

— Елена… — Дэш тяжело вздохнула и отвела взгляд в сторону. – Ты ведь прекрасно знаешь, что я не могу…

— Но…

— Через месяц милорд планирует отозвать мой отряд обратно в Нордскэнд… — Дэш еле заметно усмехнулась. – У меня появиться неделька свободного времени и вот тогда…

— Ты говорила это в прошлый раз. – Елена грустно улыбнулась. – И в позапрошлый раз, только тогда ты обещала, что...

— Как только вернусь, то стану командовать личной гвардией милорда и мы больше не расстанемся. – Дэш укрыла крылом рядом стоящую Елену. — Я помню, Звёздочка, я всё прекрасно помню… Пойми, это не зависит от меня…

— Приказания Милорда не обсуждаются…

— Что?

— Так говорит Аларик. – Елена еле заметно улыбнулась. – Он бывает довольно фанатичным, когда речь заходит о Милорде…

— Хм… Знаешь, когда твой отец сказал, что тебя выдают замуж за высшего стража, я подумала, что он шутит…

— Я помню. – Елена хихикнула. – У тебя было такое забавное лицо на свадьбе…

— Я готова поспорить, что сейчас у тебя будет точно такое же лицо, Звёздочка…

Дверь, связующая спальню и открытый балкон, на котором стояли мать с дочерью, еле слышно скрипнула. Вошедшая девушка, молча, встала справа от Дэш, и, так же как и её сестра устремила взгляд к горизонту, к которому медленно клонилось солнце.

— Мирабэль? – Елена удивлённо смотрела на радужноволосую девушку, которую так же как её, мать, укрыла крылом. – Сестрёнка?

— Давно не виделись, Елена… — Мира повернулась к сестре и чуть улыбнулась. – Правда, теперь мы будем видеться почти каждый день. – Она указала на белоснежную гербовую накидку, на которой серебряными нитями был во всю грудь вышит меч обрамлённый крыльями. – Я теперь особый телохранитель миледи Астры…

— Насколько сильно ты должна была провиниться, чтобы тебя привязали к этому порождению Хаоса?!

— Елена?.. — Мира непонимающе уставилась на свою сестру.

— Прости, Мира, просто… Ты не жила в цитадели и не знаешь, на что порой бывает, способна эта маленькая бестия… И как только госпожа Сансет и миледи Луна справляются с ней?

— С Сансет даже гадать ничего не нужно, яблочко от яблоньки недалеко падает. – Дэш широко улыбнулась. – А Луна всегда славилась тем, что может, кого угодно поставить на место. В этом плане она уступает только своей сестре и нашему Милорду…

— Кстати, мам, а почему Милорд называет тебя «Семицветик»?

— Как бы тебе сказать Мира… — Дэш помолчала несколько секунд. – Мы с милордом давние знакомые. Когда я больше всего нуждалась в помощи, он был единственным, кто протянул мне руку помощи. Он помог мне спасти моих подруг, будучи никем, а когда стал владыкой севера, то буквально взял нас троих под крыло… Мы с Пинки и Флатти обязаны ему буквально всем, что имеем. К тому же, если бы не милорд, то я бы никогда не встретила вашего отца.

— Это конечно очень мило… — Елена заколебалась.

— …Но это не объясняет, почему он зовёт тебя Семицветиком. – Мира закончила фразу сестры и как можно более нахально пихнула Дэш локтём в бок, за что и получила неслабый подзатыльник.

— Когда Торгар представил меня нашему милорду как свою невесту, он случайно ляпнул «мой Семицветик». – Дэш закатила глаза. – С тех пор за мной и закрепилось это идиотское прозвище.

Солнце почти полностью скрылось за горизонтом, даря свои последние лучи тепла раскинувшемуся пред цитаделью пейзажу…

Тьма, медленно, но верно отвоёвывала у света клочок за клочком, неумолимо погружая землю во мрак. Но стоило свету покинуть раскинувшийся на равнине город, как тут и там начали зажигаться огоньки уличных ламп, фонарей стражников и домашних очагов, свет от которых лился сквозь окна уютных домов, стремясь отогнать наступающую тьму как можно дальше. С высоты цитадели можно было даже разглядеть дальние огни сторожевых башен и ночных патрулей. Серебряный лес в очередной раз подтвердил своё название, прогнав тьму из своих владений мягким серебристым светом волшебной листвы. Наконец зажглись первые звёзды, внеся в картину незабываемый последний штрих…

Дэш продолжала рассказывать дочерям о своём прошлом. Елена с жадностью слушала мать, не желая пропустить ни единого слова. Мира же полностью ушла в свои мысли, рассуждая о прошлом и просто радуясь тому факту, что все они вместе. Хоть и ненадолго, но вместе.


1.) Скреф* — Карточная игра, получившая широкое распространение на всей территории Авалона.
2.) Парализующий дым, производимый северными алхимиками на основе спор светящихся пещерных грибов.
3.) Особые крылья, созданные и зачарованные эльфийскими мастерами. Это чудо техно-магической мысли крепиться к спине носителя хирургически путём и остаётся с ним до конца жизни, искусственно продлённой алхимическими эликсирами. Встретить обладателя подобных крыльев (Серафима) можно в элитных подразделениях всех известных на данный момент государств.
4.) Серафимы* — Этим именем обозначают людей, которым были привиты зачарованные крылья. Из-за дороговизны самих крыльев и из-за крайне жёстких требований к носителю, стать серафимом могут лишь единицы, прошедшие жесточайший отбор и выдержавшие все предоставленные им испытания.

Жизнь серафимов искусственно продляется тем же способом, что и жизнь стражей высшего порядка. Обострённые чувства, повышенная выносливость и в особенности крайне острое зрение в тандеме с самими крыльями, делают серафимов незаменимыми бойцами в любом сражении, будь то затяжная битва двух воинств или короткий рейд в земли неприятеля.

В южных землях серафимов называют детьми Богини и относятся к ним как к святым. На севере отношение к серафимам несколько хуже. Алхимики севера не чурятся чёрной магии, пополам с некромантией и порой это отражается на их подопечных. Встретить серафима с крыльями летучей мыши можно и в южных королевствах, личное охранение принцессы Луны Авалонской как раз состоит из них, вот только на севере это будет наименьшая из возможных мутаций серафима. Однако стоит отметить, что их число крайне незначительно.

Мутанты из числа серафимов служат наравне с прочими «любимцами богов» в особом подразделении северной армии, прозванном в народе «Легион Зверя».

Примечание: В мирное время серафимов используют как разведчиков в дальних землях.
5.) Стрелы свиста* — Выкованные из особого, сверхпрочного сплава и зачарованные магией ветра, эти стрелы, если выпускать их из правильно зачарованного лука, могут развивать огромную скорость, за счёт которой навылет пробивают стальные доспехи. Своё название получили из-за оглушающего свиста, сопровождающего их полёт. На подобные боеприпасы могут рассчитывать только бойцы элитных подразделений.
6.) Аккритский лес* — Расположенный на западе северных земель, этот лес простирается от окраины северных пустошей до скалистых берегов «Моря Чудовищ». Он известен своими тысячелетними деревьями, прорастающими в самом его сердце, и по слухам превосходящими в размерах мелкие горы. По рассказам некоторых особо храбрых искателей приключений, эти деревья служат домом для птицеподобных существ, родственных аниморфам.

В Аккритском лесу можно найти редчайшие ингредиенты для зелий и алхимических препаратов, нашедших весьма широкое применение в Авалоне.
7.) Гноллы* — Зверолюды, представляющие из себя помесь человека и волка. Отличаются от прочих типов зверолюдов особой сообразительностью и крепкими клановыми связями, что держаться друг за друга настолько тесно, что способствовали созданию некоего пародия на государство. Помимо всего прочего, они даже имеют свою письменность, происходящую от сильно искажённой рунописи «Тёмного наречия».

Территория этих созданий простирается от восточного берега южных пустошей до конца «Железных ущелий».

Отличаются необъяснимой тягой к металлам и любовью к стальным изделиям. Возвели кузнечное ремесло в культ, что способствовало его дальнейшему развитию. Воины этой расы идут в бой закованные в железо с ног до головы, разрубая своих врагов громадными двуручными тесками, или же поражают его издали, при помощи необычных арбалетов, изготовленных из всё того же железа. Среди них встречаются и маги, разительно превосходящие своим мастерством шаманов прочих зверолюдов.

Превосходные наёмники, свято чтящие кодекс чести.
8.) Двинфэл* — Средних размеров город, расположенный чуть южнее «Серебряного леса». Славиться своими медоварами.