Вопросы жизни

Жестокий мир. Как он меняет людей, превращая их в жалкие тени самих себя или ещё что похуже...? Что тогда говорить о наивной пони, попавшей в этот адский круговорот?

Лира

Последний фанфик

Нарастающее безумие

Рэйнбоу Дэш Принцесса Селестия Человеки

Виниловая пластинка

Сия история рассказывает о том, как Винил Скрэтч случайно находит некую пластинку для граммофона, которая даёт возможность перемещаться между мирами.

Дерпи Хувз DJ PON-3 Доктор Хувз Октавия

Фабрика облаков

Пегасы не способны управлять земной погодой. Впрочем, Циррус Висп, кажется, нашла способ в земном стиле - она построила свою собственную "Фабрику облаков".

ОС - пони

Застрявшая

Эпплджек и Рэйнбоу Дэш совершают пробежку по Белохвостому Лесу, однако случайное падение ставит ЭйДжей в весьма неловкое положение...

Рэйнбоу Дэш Эплджек

Падший ангел

Вы когда-нибудь получали второй шанс начать жизнь с начала? Забыть все, даже кем вы были? А смогли бы вы решиться на это? Смогли бы вы предать своё прошлое, чтобы получить возможность жить настоящим? Я хочу поведать вам историю о том, как житель Кристальной Империи предал своего хозяина ради лучшей жизни, за что поплатился.

ОС - пони Король Сомбра

Зима неурочная

Морозы наступают в самое неожиданное время... но разве это повод для беспокойства, когда можно радоваться в кругу друзей?

Эплджек Эплблум

Walk on the front line

Вера... Горе... Ярость... Счастье... Ужас... Любовь... "Я не знаю своего имени, а может быть когда-то и знал, но оно было стерто веками из моей памяти. У меня нет лица, я лишь тень живого существа. Я есть во всех мирах этой бесконечной вселенной. Бесчисленное количество ран покрывают моё тело, рассказывая историю моей жизни. Я появляюсь лишь на миг, делаю выстрел и исчезаю. У меня есть лишь револьвер - он ловушка моей души. Ловушка, обрекающая меня на бесконечную прогулку по линии фронта." (Таинственный незнакомец)

Гильда Другие пони ОС - пони

Любовь не зависит от жизни.

Рассказ-это дневник одного пони, попавшего в тяжелую ситуацию. Действие происходит в будущем, после ядерного апокалипсиса.

Одиннадцать минут

Небольшая хронология жизни Дежурного космического корабля.

Другие пони

Автор рисунка: Noben
5 Глава 7 Глава

6 Глава

Свет полуденного солнца пробивается сквозь огромные витражные окна, на которых удивительным образом запечатлены ангелы и величайшие битвы воинства света против орд тьмы. Несколько сотен рыцарей, с ног до головы закованных в бело-серебряные доспехи, стоят на коленях пред центральным алтарём и слитным хором поют молитву Всезоздателю. Шлемы сняты и лежат у ног своих хозяев, дожидаясь той минуты, когда молитва закончиться, и они вновь смогут скрыть лица «Рыцарей Света».

Наконец, последний куплет молитвы спет, и высший лорд встаёт с колен, чтобы произнести очередную короткую речь, после которой всем остальным уже будет позволено подняться. Но он лишь обводит собравшихся воинов взглядом, и, одев свой украшенный золотыми крыльями шлем, еле слышно повторяет последнюю строчку молитвы. Он, как и все собравшиеся здесь прекрасно знает, что время слов уже упущено. Вот-вот должно наступить время крови, и ни у кого нет, ни малейшего желания оттягивать его ещё хоть на секунду.

Одним синхронным движением воины света встали с колен и развернулись к сводчатым дверям храма.

Воинство Короля Лича было уже у стен…


— Ладно, может быть, я и в правду ничего не смыслю в магии… — Мира спокойно проследила взглядом за очередной бледно-бирюзовой молнией, улетевшей в сторону леса. — Но разве так должно быть?

Стоящая чуть в стороне принцесса Луна, одетая в удивительную помесь обшитой мехом утепленной куртки и платья не обратила ни малейшего внимания на замечание Миры. Принцесса изо всех сил пыталась не рассмеяться, наблюдая за тем, как её юная ученица пытается убежать от ею же призванного миниатюрного элементаля магии.

— Эм… Выше высочество? – Мира подошла поближе к принцессе. – Может, стоит вмешаться?

Луна раздражённо обернулась к Мире.

— Не забывай своё место, "страж". — Принцесса сделала особый акцент на последнем слове. — Я лучше знаю, что необходимо моей ученице.

— Ей так необходимо быть избитой собственным неудачным колдунством?

— Элементаль — это эфирное существо, призываемое магом из-за границ мироздания...

— Ваше высочество, я всё равно это не запомню, так что не утруждайтесь...

Послышался резкий хлопок, вслед за которым последовала яркая вспышка, на секунду ослепившая обеих собеседниц. Первое, что увидела Мира, после того, как снова смогла видеть, было крайне недовольное личико Астры, перемазанное чем-то непонятным. И это что-то непонятное имело светло-фиолетовый оттенок.

— Почему вы не вмешались?! — Этот возглас был просто переполнен обидой.

— Кхм... — Мира кашлянула в кулак и отвела взгляд в сторону. — Её высочество посчитала, что это излишне...

— Что?! — Астра вперила в принцессу полный ненависти взгляд.

Принцесса Луна улыбнулась уголками губ. Подойдя к Астре, она присела, и, достав платок начала приводить личико своей подопечной в относительный порядок.

— Призванный тобою элементаль, моя милая, был всего лишь слабым отражением его истинной сущности, заключённой в эфире...

— Для отражения он бил довольно больно. — Астра зажмурила правый глаз, давая принцессе возможность вытереть особо крупное пятно, под этим самым глазом.

— Поверь, милая, будь он настоящим, мы бы с тобой уже не разговаривали... — Заметив испуг, исказивший личико её ученицы, принцесса поспешила исправить свою ошибку. — Но в этом случае я бы точно вмешалась и защитила тебя, моя маленькая ученица. — Луна поцеловала Астру в лоб и встала, попутно отряхивая от снега свой наряд.

— Я не маленькая! — Астра даже не обратила внимания на то, что улыбка её учительницы стала шире. Светло-синий отпечаток губ принцессы Луны смотрелся на лбу Астры настолько забавно, что Мирабэль прикрыла рот кольчужным рукавом и тихо похрюкивала от смеха.

— Раз уж мы со всем разобрались, то не могла бы ты выполнить призыв элементаля ещё раз? И не надо так хмуриться, милая! Обещаю, в этот раз, я помогу тебе, если призванная сущность выйдет из-под контроля.

Взяв себя в руки, Мира подошла к принцессе, не забывая в пол глаза наблюдать за тем, как Астра пытается колдовать.

— Ваше высочество…

— По крайне мере ты хотя бы учтива. – Луна не сводила глаз с Астры. – Говори быстрее, меня раздражает то, как ты мямлишь.

— Это я то мямлю?! – Мирабэль резко сникла, стоило ей поймать мимолётный взгляд принцессы.

— Лунаааа! – Астра буквально пролетела мимо принцессы, сидя верхом на призванном элементале. – У меня получилось! — Элементаль был чуть крупнее предыдущего, но, тем не менее, без каких либо возражений слушался свою юную хозяйку.

— А… — Мира пыталась вновь сформулировать вопрос, который хотела задать принцессе. — Разве это нормально, что она может вытворять такое в двенадцать лет?

— Нет, не нормально. – Луна продолжала взглядом следить за Астрой. – Если бы подобное было в порядке вещей, то с её образованием вполне справился бы любой сторонний учитель магии. Но ты и сама, наверняка, уже заметила, что её дар проявляет себя несколько активнее, чем следовало бы…

— Насколько активнее?

— Ну… В её возрасте, обычно, разучивают заклинание света и некоторое подобие телекинеза для начинающих… В большинстве случаев еле-еле. – Луна прервалась, чтобы помахать рукой Астре, которую её магический скакун отвёз на довольно приличное расстояние. – Астра же, как ты могла заметить, уже вовсю пользуется боевыми заклинаниями и каким-то неведомым для меня образом смогла освоить телепортацию. Честно говоря, я боюсь представить, на что она будет способна, когда повзрослеет...

— Луна! – Элементаль привёз Астру точно туда, где был призван, продолжая показывать чудеса покорности. – У меня вышло! Я смогла подчинить его! Я… — С тем же хлопком, что и предыдущий, этот элементаль развеялся, оставив свою хозяйку висеть в воздухе. – …Падаю. – За секунду до того, как Астра впечаталась бы личиком в сугроб, её подхватила нежно-синяя аура заклинания левитации.

— Ну вот видишь? — Луна подошла к Астре, продолжая поддерживать поле левитации. — Я тебя держу!

— Это очень здорово, конечно... Но не могла бы ты опустить меня на землю? Вверх ногами вид так себе.

— Как пожелаешь! — Луна щёлкнула пальцами и поддерживающее Астру заклинание развеялось.

Начавшую заранее визжать девчонку снова поймали в считанных сантиметрах от снежного покрова. В этот раз её действительно поймали, а вернее поймала Мирабэль.

— Во имя Всесоздателя! — Мира выдохнула сквозь сжатые зубы, сдерживаясь от нецензурной брани в адрес ухмыляющейся Луны. — Ты бессмертная принцесса, а ведёшь себя как ребёнок!

— Покажи мне хоть одного взрослого, что не мечтал хотя бы на минутку вновь стать ребёнком… — Принцесса перестала улыбаться. – На сегодня наш урок закончен, вы обе свободны. – Она, молча, отвернулась от застывшей Миры и грациозным движением руки создала портал, переливающийся всеми оттенками синевы и всё так же, молча, шагнула в него.

Опустившаяся тишина нарушалась только слабым гудением открытого портала.

— Мда… Не думала, что кому-то удастся вывести её из себя. — Астра направилась к порталу.

— Да что я такого сказала, что она…

— Ты напомнила ей о её бессмертии. – Астра на секунду задержалась возле мерцающей поверхности портала. – И о её детстве... Хаос, Мирабэль, даже я это понимаю, а мне всего двенадцать! Тебе пора повзрослеть, семицветная.

Мира ошарашено смотрела на шагнувшую в портал девчонку. Сплюнув в сторону и пробормотав нечто неразборчивое, она зашагала к начинающему тускнеть порталу. Но стоило ей пройти всего пару шагов, как она ощутила на себе чей-то пристальный и явно недружелюбный взгляд. Резко развернувшись и вытянув из ножен парные клинки, Мирабэль встала в защитную стойку, ожидая атаки. Но, кто бы ни следил за ней, он явно не спешил с нападением. Простояв несколько секунд в ожидании, Мира всё же убрала клинки обратно в ножны и как можно быстрее зашла в портал.

Нуиза’ак проследил за тем, как радужновласая исчезла в портале, и еле слышно прошипел короткое заклинание. С хрустальным звоном портал рассеялся. Удовлетворённо хмыкнув, вампир вышел из тени деревьев, заставив пару весьма любопытных белок, привлечённых недавними событиями, в ужасе броситься прочь. Подав знак своим напарникам, нуиза’ак неспешным шагом направился в сторону видневшейся на склоне горы цитадели. Его задача была выполнена, с остальным должны справиться его братья.


Двери гостевых покоев с грохотом распахнулись, впуская на удивление спокойную принцессу Луну. Служанка, не успевшая закончить ежедневную уборку, так и не смогла понять, как она оказалась за вновь захлопнувшимися дверьми. Встретившись с вопросительным взглядом одного из Лунных Гвардейцев, она лишь пожала плечами и, собрав свой каждодневный инвентарь уборщицы, поспешила покинуть гостевое крыло. Ей не терпелось рассказать кому-нибудь об увиденном.

Спустя неполный час, в цитадели появилась очередная горячая сплетня.


Принцесса Луна молча, и совсем не по-королевски плюхнулась на огромную кровать, которую по какому-то недоразумению впихнули прямо в центр громадной комнаты, потолок которой был выполнен в виде звёздного неба. И именно на этот потолок сейчас смотрела принцесса. Она отыскала взглядом созвездия ангелов и волков, после чего недовольно цокнула языком. Расположение звёзд было неточным. Она могла бы подправить картину магией… но ей не хотелось. Хотя, если задуматься, то конкретно сейчас ей вообще ничего не хотелось. Совершенно. Ничего. Бросив короткий взгляд в сторону огромных окон, обрамлённых шёлковыми шторами, Луна прошептала короткое заклинание. В ту же секунду окна и двери осветились светло синими переливами. Печать тишины и защиты была установлена. Ещё несколько секунд пролежав, пялясь в потолок, принцесса сгребла в объятья одну из тёмно-синих подушек и уткнулась в неё лицом. Она вспоминала всё то, что так старательно пыталась забыть. Впрочем, до конца никогда так и не забывала. Великая война, гибель родителей, вторжение нежити… Неизбежная смерть всех, кто был ей дорог... Всех, кроме сестры. Словно в подтверждение её мыслей, из воздуха, со звоном, в сопровождении неяркой вспышки золотистого пламени, появился белоснежный свиток, перетянутый алой лентой и скреплённый золотой печатью в виде стилизованного солнца.

— Вспомнишь солнце, вот и лучик. – Луна подложила подушку под голову и притянув к себе свиток, стянула с него скрепляющую ленту.

Прочитав первую строчку, принцесса отметила про себя, что обычно идеальный до мелочей подчерк сестры выглядел несколько неряшливо… словно Селестия писала письмо впопыхах. Дочитав послание, Луна вскочила с кровати и бегом бросилась к двери. Мельком заметив своё отражение в ростовом настенном зеркале, она на ходу применила ряд простейших бытовых заклинаний, чтобы придать себе менее растрепанный вид, и в процессе чуть не выбила дверь своей комнаты. Затормозив у самой двери, Луна сделала глубокий вздох и вновь накинула маску царственности. Сняв печать, она спокойно распахнула дверь и уверенной походкой направилась в центральную часть цитадели.

Светло-серый камень коридора действовал бы удручающе, если бы не красочные витражи, украшающие многочисленные окна и свисающие в промежутках между этими самыми витражами гобелены, тончайшей работы. Впрочем, в отличие от витражей, каждый из которых был уникален, гобелены не могли похвастаться даже иллюзией разнообразия: все они изображали вышитый серебром герб рода Септимиус на изумрудном фоне, обрамлённом по краям витиеватым узором.

Внешняя, или воинская часть цитадели представляла собой неприступную крепость, при создании которой архитекторы делали ставку на практичность и максимальную эффективность*. Внутреннюю стену же смело можно было отнести к произведению искусства. Архитекторы отыгрались на новом замке милорда со всем присущим их профессии размахом, и принцесса просто не могла не оценить их гений. Серый камень стен сменился белоснежным мрамором, а изумрудный ковёр, пурпурным, стоило Луне преодолеть арочный проход, украшенный парой статуй. На мгновение, задержав взгляд на одной из статуй, Луна усмехнулась, вспомнив, что именно эти статуи пять лет назад Селестия подарила Артанису, в знак признательности за его помощь в войне со зверолюдами. На то, чтобы найти нужную дверь ушло меньше пяти минут. Арочные двери, створки которых были изготовлены из тёмного дерева и украшены серебряными узорами, в виде виноградной лозы, опутывающей обе створки одним гармоничным узором, производили отдельное впечатление. Двери охраняли двое высших стражей, одного взгляда на которых было достаточно, чтобы понять насколько высоко положение того, чью жизнь они берегут. Белоснежные шёлковые плащи и того же цвета плюмажи в сочетании с богато украшенными серебром угольно-чёрными доспехами и алебардами делали невероятно высоких и широкоплечих воинов крайне величественными и грозными. На появление принцессы стражи никак не отреагировали, и на секунду Луне показалось, что это не люди, а ещё пара статуй… вот только статуя не изучают тебе пристальным взглядом, когда ты останавливаешься возле неё. Поборов мурашки, принцесса показала стражу необходимый документ. Спустя пару секунд страж еле заметно кивнул. Подчиняясь заклятью стража, двери распахнулись, давая Луне возможность войти в, скорее всего, самую защищённую часть цитадели. В личные покои правящей четы Севера.

— Госпожа Сансет ждёт вас. – Страж проследил взглядом за тем, как принцесса входит в покои и повторным заклинанием закрыл за ней двери.

Войдя в покои, Луна оказалась в просто огромной и обычно служащей для приёма особых гостей комнате. К не малому разочарованию принцессы, в богато украшенном и с особым вкусом обставленном зале никого не оказалось. В ожидании, Луна решила повнимательнее рассмотреть окружение, претерпевшее ряд изменений, с её последнего визита. От этого занятия её отвлекла грациозно зашедшая в зал через противоположные двери, Сансет. Она была одета в лёгкое белое с золотым узором платье, а её распущенные волосы, напоминающие своей расцветкой пламя, свободно ниспадали на плечи. Сансет чуть склонила голову в знак приветствия и жестом пригласила принцессу присесть за установленный в центре зала стол.

— Итак, чем я могу помочь? — Сансет мило улыбнулась принцессе.

— Я бы хотела обсудить этот вопрос с твоим мужем, если это возможно…

— Артанис уже обсуждает ряд важных вопросов с министрами. – Улыбка Сансет чуть дрогнула. – И вряд ли освободится в ближайшее время. Если Вашему Высочеству так необходимо что-то обсудить, то я вся во внимании.

— Понимаю. – Луна протянула Сансет свиток, присланный Селестией. – Однако в этом вопросе ты мне вряд ли поможешь.

Сансет в течение минуты изучала содержимое свитка, после чего отложила его в сторону и тяжело вздохнув, прикрыла глаза.

— Наги напали на западное побережье, и, вырезав один из портовых городов, устремились вглубь континента… — Сансет открыла глаза и встретилась взглядом с принцессой Луной. – И Селестия просит у Севера помощи в войне с этими тварями. Всё верно?

— Да, ты всё правильно поняла. – Луна отвела взгляд. – Эти омерзительные создания уже не раз нападали на наши земли, но обычно они не отходили далеко от океана и их нападения скорее напоминали комариные укусы…

— Селестия просила помощи в усмирении зверолюдов, в войне против гигантов с западного материка, а теперь…

— Не её вина в том, что враги нашего государства настолько многочисленны, что нашей армии приходиться воевать на несколько фронтов одновременно! – Луна чуть понизила голос. – Я прекрасно понимаю, что у севера хватает и своих проблем, но на фоне того, что сейчас обрушилось на южные королевства, они просто ничтожны.

Сансет выслушала короткую речь принцессы с каменным лицом, лишь немного приподняв бровь на последней фразе.

— Позволь напомнить тебе, что нам приходится держать в узде хаоситов и одновременно давить любые признаки восстания в Азаноте. Эльфы были не слишком обрадованы, когда войска Артаниса ворвались в их мир и в течение полугода практически разорили его в попытке поставить население на колени.

— Позволь напомнить тебе, что мы говорим о том, что происходит сейчас, а не о событиях двадцатилетней давности.

— Прошу прощения, Твоё высочество, но не моя вина в том, что эльфийская злопамятность оказалась сильнее здравого смысла. Если бы не ренегаты и оппозиция в лице «Армии Расколотого Солнца», Азанот бы до сих пор был полем битвы.

— Оппозиция… — Луна усмехнулась. – Как же банально…

— И, тем не менее, действенно. Благодаря их содействию удалось в кратчайшие сроки подчинить оставшиеся непокорными земли и приступить к восстановлению уничтоженного в ходе покорения…

— Ты хотела сказать «в ходе разграбления», верно? – Луна невинно взмахнула ресницами, наблюдая за тем, как маска спокойствия её собеседницы дала трещину.

— Это, смотря с какого угла смотреть на этот вопрос. – Сансет больше не улыбалась. – Вспомни хотя бы тот факт, что в течение пяти лет всё уничтоженное в пламени войны было восстановлено, и в Азаноте начался небывалый технологический и экономический подъём.

— Я полагаю, что во многом это заслуга тёмных эльфов Кризалис. Это ведь с ними вы заключили настолько тесный союз, что до сих пор не знаете, где заканчиваются ваши владения и начинаются Её?

— Кризалис понимает всю выгодность нашего союза и потому предпочитает держать вверенные ей владения под нашим покровительством.

— Пожалуй, я могу сказать то же самое про семь королевств*…

Словесная дуэль продолжалась ещё несколько минут, но в определённый момент, двери, ведущие в зал совещаний, распахнулись, выпуская шестёрку переругивающихся людей, облачённых в богатые, но довольно безвкусные одежды. На присутствие принцессы они никак не отреагировали, всецело сосредоточившись на своём споре. Вслед за ними вышел крайне хмурый Артанис. И его взгляд, всего мгновение назад блуждавший по залу, остановился на Луне.

— А я то думал, что этот день до самого вечера будет серым. – Вся его раздражительность и апатия куда-то пропали, а на губах заиграла лёгкая полуулыбка. Его белоснежный наряд, и столь же белоснежные волосы, в данный момент зачёсанные, на эльфийский манер, в сочетании с правильными чертами лица и белоснежной улыбкой, придавали ему обличие того самого Ангельского рыцаря*, о котором грезят девушки, начитавшиеся любовных романов. Но его выдавали глаза – щелевидный зрачок, окружённый светло-серой радужкой, утопающей в кромешной тьме, заменяющей белок. Взгляд этих глаз был способен кого угодно заставить чувствовать себя неуютно. – Я рад нашей встрече, Луна. – Он занял место возле Сансет, взглянув на неё лишь мимолётом. – И я полагаю, что твоя сестра, наконец, решила попросить моей помощи в войне с нагами. Забавно, что она решила передать эту просьбу через тебя. – Его голос был ровным, но в глазах читалась неприкрытая издёвка.

Луна бросила взгляд в сторону Сансет и заметила в её взгляде то же самое, что и в глазах её супруга.

«Они знали! Они всё прекрасно знали, в то время, когда даже я оставалась в неведенье. Хуже того, они знали и ничего не предпринимали, просто наблюдая…»

— Как давно… — Голос Луны дрогнул.

— Три дня. – Улыбка Артаниса становилась шире, по мере того как он говорил. – Мои разведчики доложили о первых нападениях три дня назад. Честно говоря, я ожидал, что твоя сестра отреагирует чуть быстрее…

— Учитывая то, как завершилась ваша с ней последняя встреча, я не слишком удивлена тому факту, что она не явилась лично.

— Зато тебя удивляет тот факт, что она не оповестила тебя. – Сансет в очередной раз пробежалась взглядом пот тексту свитка. – Поверь, конкретно этот факт удивляет не тебя одну.

— Мы можем развивать эту тему до бесконечности… — Луна запнулась, когда заметила, что Артанис что-то пишет.

— Мои войска выступят завтра на рассвете. – Только что написанное письмо исчезло во вспышке синего пламени. Артанис взял протянутый женою свиток, и, так же как и она пробежался взглядом по написанному. – Селестия оказалась столь любезна, что даже расписала место встречи наших армий… — Он чуть приподнял левую бровь, читая последнюю строчку письма. — Лулу? Серьёзно?


Первый лучик медленно выплывающего из-за горизонта светила скользнул по окнам небольшого коттеджа, стоящего чуть на отшибе от остальных домов Айтенвилля. Вслед за первым лучиком последовали и прочие, разгоняя тьму и даря тепло. Все вместе, они назойливо пытались разбудить дремлющих обитателей домика. Впрочем, будить нужно было лишь одного, а точнее одну, из его обитателей. Девушка улыбнулась во сне, когда лучики скользнули по её лицу, прося её сбросить оковы снов. Не просыпаясь, она накрыла голову одеялом, спасаясь от обнаглевших лучиков. Сон явно не собирался её отпускать, а она явно не собиралась от него уходить. Она бы и дальше самозабвенно предавалась сну, если бы не внезапное чувство холода. Проведя рукой по второй половине кровати, она не обнаружила того, кто должен был там лежать. Тяжело вздохнув, она присела на кровати и стянула с себя такое манящее и просящее её ещё хоть на минуточку задержаться в своих объятиях, одеяло. Зажмурившись, она встала с кровати и потянулась. Бросив взгляд на измятую кровать и чуть свисающее на пол одеяло, она только зевнула и заковыляла к открытым дверям балкона. Дунувший ветерок частично прогнал сонливость и заставил её поёжится. Просторная ночная рубашка, цвета лаванды, не спасала от утренней прохлады, но в данный момент её это не особо заботило. Выйдя на балкон, она окинула взглядом раскинувшийся перед коттеджем цветочный луг, который, словно молния грозовое небо, пересекала неглубокая речонка. На западе раскинулся Велькарский лес, из которого и вытекала река, а с востока виднелись домики Айтенвилля. Городок так же медленно просыпался, свидетельством чему служили редкие прохожие, изредка мелькающие среди домов. Её взгляд ещё какое-то время блуждал по поляне, изучая удивительную палитру полевых цветов, но затем, он зацепился за того, кого она искала.

Терорес окинул взглядом цветущий луг и сплошную стену деревьев, освещённых первыми лучами солнца. Переведя взгляд на мольберт, он макнул кисть в палитру и нанёс первый штрих на девственно чистый холст. Идея нарисовать пейзаж пришла к нему во сне, и сам не зная почему, он засветло вскочил с кровати, причём так, чтобы не разбудить свою всё ещё дремлющую супругу, и, накинув мантию, собрал всё необходимое для написания новой картины и вышел в поле. Штрих за штрихом, мазок за мазком, картина приобретала свои очертания, а Терорес всё больше и больше погружался в работу, позабыв обо всём на свете, в том числе и про пропущенный завтрак. Почувствовав на себе чей-то взгляд, он обернулся к коттеджу и увидел стоящую на балконе Твайлайт. Тёмно-фиолетовые волосы магессы развевались на лёгком ветру, а глаза цвета фиалки смотрели на Терореса с лёгким укором. Заправив непослушную прядь волос за ухо, девушка вернулась в дом, оставив Терореса наедине с его мыслями. Первым его порывом было вернуться к ней, но стоило ему ещё раз бросить взгляд на практически законченную картину, как вдохновение мгновенно задуло этот порыв. Спустя какое-то время, ход которого Терорес потерял, завершая картину, желудок всё-таки напомнил о себе и о такой важной вещи как приём пищи.

На кухне Терореса уже дожидалась Твайлайт. Магесса облокотилась локтями об подоконник огромного окна, занимающего добрую треть стены, и потягивала исходящий паром ароматный настой из лесных ягод. На довольно крупном, даже по меркам весьма не маленькой кухни коттеджа, столе лежала тарелка с уже практически остывшими блинами и исходящий ароматным паром чайник. Характерная вспышка заклинания телепортации на секунду осветила кухню за спиной у Твайлайт, как раз в тот момент, когда она сделала очередной глоток и зажмурилась от удовольствия.

— Ты в очередной раз доказал, что мужчины и мудрость – это два несовместимых понятия. – Твайлайт обернулась как раз вовремя, чтобы заметить, как Терорес с особой интенсивностью поглощает уже остывшие блины. Бросив мимолётный взгляд на незавершённую картину, которую супруг небрежно прислонил к своему стулу, она отвернулась к окну. – Запей хотя бы, художник…

— Сегодня ты проснулась необычайно рано… — Терорес налил в кружку содержимое чайника и сделал осторожный глоток. – Плохой сон?

Твайлайт засмеялась.

— У меня не было плохих снов с тех пор, как мы оказались здесь, и, если Богиня будет благосклонна, не будет. – Она лишь усмехнулась, наблюдая за тем

как поморщился Терорес, при упоминании «Богини». – Кстати, твоя предыдущая картина была гораздо лучше…

— Эта картина не окончена. – Терорес сделал ещё один глоток из чашки. – И я написал ее, скорее для души, а не для того, чтобы показывать кому-либо постороннему.

— Значит я для тебя уже посторонняя? – Твайлайт попыталась сдержать смешок, увидев, как изменилось выражение лица Терореса.

— Нет, что ты, просто… Ты снова меня подловила…

— Ага! Ты порой такой доверчивый!

— Nemisis*.

— Придурок.

Терорес повторно наполнил кружку из чайника и подошёл к окну, встав бок обок с Твайлайт.

— И всё-таки отправиться сюда было потрясающей идеей… — Почувствовав лёгкий тычок в бок, Терорес обернулся к Твайлайт, чтобы увидеть протянутую пустую кружку. Хмыкнув, маг сделал лёгкий пас рукой и наполовину полный чайник, объятый бирюзовым облачком левитации, пролетел через пол кухни и плавно приземлился на широкий подоконник. Практически мгновенно цвет ауры заклятья сменился на нежно-фиолетовый и чайник вновь оторвался от твёрдой поверхности, вот только в этот раз, для того, чтобы выполнить своё предназначение. Он наполнил опустевшую кружку Твайлайт и вернулся на подоконник. Девушка снова зажмурилась и сделала большой глоток ароматной жидкости. – И ты со мной полностью согласна, не так ли?

— Угу. – Твайлайт прильнула к супругу. – Я помню как жила здесь, лет двадцать назад и всё свой время проводила в исследованиях, даже не замечая как же здесь прекрасно... Пожалуй, Сансет была права, мне просто нужно было взять передышку.

— Подумать только, как же прекрасен, становиться мир, когда не нужно не о чём думать или куда-то спешить! – Терорес проследил взглядом за пролетевшей неподалёку от дома птицей и сделал ещё один глоток из кружки. – Как бы я хотел, чтобы мы могли прожить так же безмятежно каждый день из нашей жизни.

— А как бы я этого хотела… — Твайлайт положила голову на плечо супруга и закрыла глаза.

— Но…

— Но?

Терорес молча, достал из-за пазухи свиток, перетянутый чёрной лентой.

— Я получил его вчера вечером… Милорд призывает нас обоих на войну.

— Войну? – Твайлайт чуть отстранилась от него. – С кем на этот раз?

— В свитке сказано, что наши войска выступят в союзе с южанами против наг, засевших где-то на юго-западе.

— Королевство белого льва захвачено? – Твайлайт взяла протянутый свиток и вчиталась в текст послания. – Бессмыслится какая-то...

— А я не вижу ничего удивительного.

— Ты просто никогда не был в третьем королевстве и не видел их фортов и крепостей...

— Даже самый неприступный форт превратиться в бесполезную груду камней, если у него не будет должных защитников.

— Сейчас это уже не важно. — Твайлайт вернула Тероресу свиток. — Там сказано, что мы уже должны быть в Итеринской крепости.

— Ты про одну из тех гигантских крепостей, что разделяют ваши королевства? — Терорес отложил в сторону опустевшую кружку, наблюдая за тем как Твайлайт подвязывает волосы алой лентой, вытащенной из сундука, которого ещё секунду назад не было и в помине.

— Да, Итеринская крепость стоит ещё с тех далёких времён, когда северяне регулярно грабили южные земли... — Твайлайт прервалась, углубившись в призванный сундук. — И я бы посоветовала тебе тоже начать собираться, у нас не так уж и много времени. — Она вытащила из сундука металлический посох, древко которого было покрыто замысловатым узором, пульсирующим мягким фиолетовым светом. Посох заканчивался кристаллом, внутри которого тлел тёмно-фиолетовый огонёк, разгоревшийся ярче, когда Твайлайт взяла посох в руки.

— Я готов. — Терорес не стал заморачиваться и просто призвал своё облачение. — И не надо так на меня смотреть, я уже не раз говорил тебе, что это заклинание в разы эффективнее твоего чудо-сундука.

Твайлайт окинула внимательным взглядом тёмно-синюю мантию Терореса, поверх которой были одеты расписанные рунами пластинчатые доспехи. Переведя взгляд на закрывающую лицо супруга металлическую маску, часть которой скрывалась под капюшоном, она лишь хмыкнула.

— Ты оделся так, как будто собираешься воевать в первых рядах. — Твайлайт коснулась кристалла своего посоха и на секунду коттедж окутала сиреневая полусфера защитного заклинания. — Мы всего лишь покажемся на военном совете, и, если не повезёт, примем участие в паре сражений.

Терорес лишь махнул рукой и вытащил из ножен меч, на мгновение залюбовавшись бледно-синим ореолом губительной энергии, окружившим клинок. Сделав пару пробных взмахов, он бросил ещё один взгляд на собирающуюся супругу, отметив про себя, что она, наконец, готова.

— Идём, нет смысла заставлять высокопоставленных особ ждать ещё дольше.


Южные войска выстроились на равнине пред самой Итеринской крепостью, тем самым лишь подчеркнув масштаб величественной твердыни, на фоне которой больше девяти тысяч воинов казались жалкими муравьями. Над ровными рядами солдат и гвардейцев реяли стяги и знамёна объединённых королевств, что меркли перед пёстрыми знамёнами рыцарских орденов и отрядов храмовников. Пушки и орудийные расчёты расположились за основными силами такими же ровными рядами, всем своим видом показывая готовность обрушить всю мощь артиллерии на головы врагов, кем бы они ни оказались. Принцесса Селестия стояла в полном боевом облачении, в окружении гвардейцев-серафимов, под вышитым золотом и серебром стягом с изображением восходящего солнца. Её золотые доспехи отражали солнечный свет, создавая иллюзию свечения, что в комплекте с белоснежными крыльями из светостали придавало ей облик ангела. Её алебарда "Солнечный Серп", чувствуя настроение хозяйки, готовилась в любой момент извергнуть луч чистой магии, испепеляющий буквально всё и вся. Принцесса нервничала из-за отсутствия сестры, но старалась не показывать этого, дабы не поднимать и так висящее в воздухе напряжение.

С громоподобным грохотом в материальном мире появилась переливающаяся всеми цветами радуги брешь. Спустя один удар сердца она схлопнулась с ослепительной вспышкой, оставив после себя ровные ряды солдат под мрачными стягами и вымпелами. Две армии разделяло всего лишь сотня метров. Напряжение, наконец, достигло своего пика.

Первый шаг сделала Селестия. Вслед за ней двинулся и её эскорт. Со стороны армии северян так же выдвинулась встречающая делегация. И навстречу Селестии шёл сам Артанис. Его черные как смоль доспехи, частично скрытые плащом, покрывала вязь рун и печатей, от одного взгляда на которые начинала кружиться голова. Шлем, имеющий вид скалящегося демонического черепа с загнутыми бараньими рогами и белоснежным плюмажем был прикреплён к поясу, оставляя лицо владыки Севера открытым. С обманчиво дружелюбного лица не сходила улыбка.

— Я рада, что моя мольба о помощи нашла отклик в вашем сердце. – Селестия остановилась в пяти шагах от Артаниса. – И я благодарна за столь быструю реакцию.

— Союзники – на это слово Артанис сделал особое ударение, – всегда должны помогать друг другу в час нужды.

— Приятно осознавать, что наш союз всё ещё имеет силу и значимость. – Селестия указала левой рукой на равнину, отделенную от лагеря её армии неглубокой рекою, через которую был, перекинут внушительный каменный мост. – Ваши войска могут разбить лагерь на том берегу Авилены*.

— Превосходно. – Артанис обвёл взглядом воинство юга и крепость за спинами солдат. Спустя мгновение его взгляд вновь вернулся к обрамлённому открытым золотым шлемом лицу Селестии. – Что-то ещё?

— Военный совет состоится на закате. – Селестия чуть склонила голову. – С нетерпением жду того часа, когда мы выступим против наших общих врагов и предадим их огню возмездия.

Артанис смерил Селестию вопросительным взглядом, после чего заметил чуть в отдалении от неё человека, одетого в мифриловую кольчугу, поверх которой была накинута гербовая накидка с изображением стилизованного солнца. Кем бы этот человек ни был, он старательно записывал каждое слово, слетевшее с губ принцессы. Летописец оторвался от своей работы и встретился взглядом с Артанисом. Что-то в ужасе пропищав, он вновь уткнулся в свой свиток, что-то старательно записывая. Летописец оказался не слишком приятным сюрпризом, но терпимым. По крайне мере, пафосное приветствие Селестии нашло логичное объяснение... Отдав короткий приказ, который повторили глашатаи, Артанис так же чуть склонил голову в знак уважения и отвернулся от принцессы, возвращаясь к своим людям. Луна проводила его взглядом и заняла место возле своей сестры. Дождавшись, когда два эскорта сформируют один, царственные сёстры вернулись к своей армии.

Северяне вышагивали ровным строем перед армией южан, одним своим присутствием заставляя солдат и гвардейцев, мягко говоря, нервничать. Простые пехотинцы, несущие знамёна рода Септимиус возвышались над своими южными сородичами минимум на голову, а сохраняющие на удивление слаженный строй берсерки и то некоторым особо впечатлительным казались просто великанами в багряных доспехах. Необузданные в бою и неспособные, на первый взгляд, действовать слаженно, берсерки, в нужный момент могли показать железную дисциплину, которой позавидовали бы даже рыцари Серебряного Льва. Вслед за ними, сохраняя идеальный порядок, ехали волчьи всадники. Их грозные ездовые животные на протяжении всего шествия сохраняли настолько гордую осанку, что рыцарские породистые жеребцы выглядели на их фоне деревенскими клячами. С лязгом шествие замыкали самоходные артиллерийские установки.

Когда северяне перебрались на противоположный берег, офицеры отдали приказ о возвращении в лагерь. Казалось, что в этот момент треть южной армии вздохнула с явным облегчением.

Пока что всех ждал отдых и относительный мир. Но завтрашний день уже глядел на собравшиеся армии смертных с плохо скрываемым ужасом…


1.) Внешняя или воинская часть цитадели включает в себя основную стену, казармы настенной стражи, рассредоточенные по периметру стены башни магов-протекторов и орудийные расчёты.
2.) Ангельский рыцарь* — Ещё известен под именем Рыцаря-ангела, или Ангельского паладина. Крайне популярный литературный персонаж второсортных любовных романов, изображающий идеального мужчину, или «рыцаря в сияющих доспехах».

«Рыцарь в белоснежных латах, спускающийся с небес на сплетённых из света крыльях и спасающий благочестивых девушек». Пожалуй — это самый точный, из всех его расплывчатых описаний.

В высших кругах Кантерлота бытует сплетня, что первый роман с участием «Ангельского рыцаря» был написан лично принцессой Селестией.
3.) Семь королевств* — Южные королевства, объединившиеся в союз ещё в незапамятные времена. В каждом королевстве есть свой правитель и свои законы, но, тем не менее, реальная власть находится лишь в руках властительниц Кантерлота.
4.) Nemisis* — В переводе с тёмного наречия может означать как «бестия», так и ряд синонимичных имён нарицательных.
5.) Авилена* — Название реки, близ пограничной Итеринской крепости. Названа так в честь командующей Авилены, что, во времена Великой войны, удерживала войска северян на противоположном берегу этой самой реки в течение нескольких месяцев.