Осознание – путь к пониманию

Осознание – путь к пониманию. Хорошее наставление, не так ли? Вот и мне нравиться. Но осознать мало, надо на эту дорожку еще иметь смелость вступить. А ступив, не оступиться.

Принцесса Селестия Человеки

Бейся, стальное сердце!

Совершенно случайно одному технику попалась сломанная механическая игрушка маленькой единорожки. Чего он точно не ожидал, так это явных приключений которые последуют за этим. Благодарю товарища Svintoo за помощь в редактуре рассказа.

Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна Октавия Дискорд Флим Мистер Кейк Человеки Кризалис Шайнинг Армор

Фоллаут: Эквестрия. Обречённые

Действие повести разворачивается в первые годы войны между Эквестрией и Империей Зебрика. Главная героиня, молодая единорожка Типпи Дегару, волею судьбы оказалась заброшена на далёкий тропический архипелаг, находящийся в тысяче миль от театра военных действий. Но война, как известно никогда не меняется, рано или поздно она всё равно придёт за тобой и тогда нужно будет выбрать раз и навсегда, на чьей стороне драться и умирать...

Другие пони

Ветер Времен

История о том, как опасен самообман и о том как давным давно умершая пони возвращается в Эквестрию с целью, о которой она и сама ничего не знает.

Твайлайт Спаркл Рэрити Принцесса Селестия Принцесса Луна ОС - пони

Изучение человечьих повадок в Вечнодиком лесу

В Вечнодиком лесу скрывается странное двуногое существо, его повадки не изучены, и никто даже не знает, где его логово. Отважная пегаска отправляется в экспедицию, даже не подозревая, что ждёт её в конце.

ОС - пони Человеки

Рожденный ползать

Хроника пикирующего карданолета

Другие пони

Кобальт

Небольшой рассказ, написанный за две ночи. История повествует о том, как странно иногда приходит к нам её величество Счастье.

Другие пони ОС - пони

Принцип параспрайта

Флаттершай, прогуливаясь по берегу замечает необычное существо, после укуса которого ее начинает преследовать неутолимый голод. Со временем пегаске уже не удается контролировать его и Флатти ожидают страшные последствия.

Флаттершай Твайлайт Спаркл Спайк Другие пони

Внутривенное вмешательство

В последний день года медсестра Свитхарт отправляется на миссию по спасению сестры Редхарт и пытается вылечить еще одного трудного пациента. Одно можно сказать точно — Новый Год будет просто бомбическим.

Трикси, Великая и Могучая Другие пони Сестра Рэдхарт Старлайт Глиммер

Я не брони, и я кобылка (2.33)

В лесу есть деревья, а у оных, в свою очередь, имеются корни.

Человеки

Автор рисунка: Siansaar
6 Глава

7 Глава

— Запомни мои слова, брат! Эти омерзительные твари ответят за то, что они сделали! — Закованный в белоснежные латы паладин держал свой шлем на сгибе локтя, оставляя небритое лицо, испещрённое паутиной шрамов и рубцов, открытым. — Как бы они не брыкались, где бы они ни прятались, мы найдём их и спалим каждое их гнездо дотла!

Я не слушал его. Брат Тирас на старости лет стал сам не свой. Многие считают, что его оставили в ордене как реликвию, напоминающую о нашем прошлом. Говорят, что, он застал первый крестовый поход, будучи ещё послушником… И это было не так уж и далеко от правды, если учесть, что он был настолько стар, что эликсир долголетия* перестал хранить его молодость.

Отойдя от продолжающего что-то рассказывать капитана, я осмотрелся:

Поле битвы между рыцарями Карающей Длани и зверолюдами было усеяно изуродованными и опалёнными магией Света телами двуногих животных. Зверолюды встретили свою погибель от рук поборников Всесоздателя, и этот факт наполнял моё сердце праведным триумфом. Большинство паладинов уже покинуло поле битвы, готовясь к переходу через Эдильскую лощину к берегам южного моря, куда уводил след бежавших зверолюдов. Бежавших с поля боя.

Усмехнувшись, я бросил взгляд через плечо, проверяя своего капитана. Тирас продолжал что-то вдохновенно вещать, ни на секунду не замолкая. Его даже не смущал тот факт, что его единственный слушатель уже отдалился на достаточное расстояние, чтобы не слышать его. Впрочем, ветер доносил до меня обрывки его сочащейся пафосом и жаждой битвы речи.

— Если это и есть старость, то лучше умереть в бою… — Подошедший ко мне рыжеволосый паладин, с закреплённым на поясе шлемом, ударил себя кулаком по нагруднику и чуть склонил голову в знак приветствия. – Ангелок, готов поспорить на что угодно, что ты думаешь совсем иначе. Не зря же ты столько времени возишься с этим стариком!

— Лис, порой мне кажется, что твой язык сведёт тебя в могилу. — Я позволил себе улыбнуться уголками губ. Аларик никогда не упустит возможности напомнить мне о моём прозвище, что преследует меня ещё с тех времён, когда я был послушником. Впрочем, я всегда могу ответить ему тем же. – Этот старик — капитан нашей когорты, и тебе следовало бы поуважительнее относиться к его боевому опыту.

— Ладно, ты меня убедил. – Аларик поднял руки, признавая своё поражение, впрочем, не спеша стирать с лица свою фирменную ухмылочку. – Но даже ты не можешь всё время быть настолько серьёзным. Вспомни, хоть, как мы отжигали, когда были послушниками! Настоятель тогда грозился выгнать нас из монастыря, если мы ещё хоть раз…

— Мы уже давно не безмозглые послушники, позавчера взявшие в руки настоящие клинки, брат. Мы паладины Всесоздателя, Его карающая длань! У нас нет права на ребячество. И ты…

— Я прекрасно знаю правила нашего ордена. Если ты забыл, то в своё время мы вместе зубрили их наизусть.

— Моя память меня никогда не подводит, брат.

— Не похоже, брат. – Аларик раздражённо сплюнул на обугленную землю. – Тебя прозвали Ангелом, из-за твоего идиотского стремления всё делать идеально, ни под каким предлогом не отступая от установленных правил. Если помнишь, вы с Тариком не раз дрались из-за этого.

— Я помню брата Тарика, как помню и то, что своё прозвище, как и ты, я получил из-за цвета волос, а не из-за простого желания сделать что-то правильно.

Аларик ещё секунду сохранял хмурое выражения лица, после чего разразился хохотом.

— Вот уж точно! Мы с тобой выделялись в той толпе новобранцев, как бельмо на глазу!

— На сорок новичков только один с рыжими волосами и один с белыми… — Улыбнувшись, вспомнив прошлое, я ударил Аларика по наплечнику. – Тебя тогда дразнили «лисицей, прокравшейся в храм»!

— А тебя «сбежавшим с витража ангелочком»! – Аларик повторил мой жест, улыбаясь во всю ширь. – И знаешь, что самое забавное? – Дождавшись моего кивка, он продолжил. – Я до сих пор не могу решить, чьё же прозвище было обиднее! – Аларик снова расхохотался.

— Как и я, брат мой, как и я…

— Ну? А сейчас то, ты чего приуныл?

— Тарик ведь не пережил вознесение, помнишь?

Аларик снова чуть помрачнел.

— Из всей нашей группы его перенесло только шестнадцать человек. – Аларик невесело ухмыльнулся. – Чёртовы алхимики, если бы они создавали свои эликсиры качественнее, наши ряды бы были вдвое больше!

— Это не их вина. Угадать, чей организм сможет принять перемены, а чей отвергнет, практически невозможно…

— Милорд! – Окрик с другого конца долины, застал врасплох нас обоих.

— Это из твоего отделения. – Аларик чуть скривился, при виде молодого паладина со всех ног бегущего в нашем направлении. – В моём нет таких самодуров.

— Это ты так думаешь, брат мой.

— По крайне мере, моему ратнику хватило бы мозгов воспользоваться лошадью. – Аларик замолчал, стоило паладину из моего отряда, наконец, добежать до нас.

— Милорд, срочное сообщение из командной ставки! – Он снял свой шлем, и ударил себя кулаком по нагруднику. Под шлемом скрывалось на удивление молодое лицо, обрамлённое опускающейся до плеч золотистой шевелюрой. Весь его облик был настолько невинен, что простой человек, встретив этого воина без брони, ни за что бы, не поверил в то, что ему под силу разорвать взрослого медведя голыми руками. Впрочем, образ невинности портили как броня, так и двуручный молот, закреплённый на спине воина. – Наше отделение должно немедленно вернуться в Нордскенд, приказ самого Архимагистра Вольдемара.

— Просто превосходно, Клавдий. – Настроение помахало на прощание платочком и затянуло петлю у себя на шее. — Отправляйся к нашей ставке и прикажи остальным готовиться к перемещению.

— Однако! – Аларик гоготнул. – Похоже, что слава снова обошла тебя стороной, брат!

— Я обязательно наверстаю упущенное в следующей компании, брат. – Чуть склонив голову в знак прощания, я отправился к ставке своего отделения, вслед за Клавдием.

— Милорд. – Клавдий чуть сбавил шаг, позволяя мне нагнать его. – Помимо нашего отделения в Нордскэнд возвращается примерно четверть когорты «Ангелов», а так же когорты «Грифонов» и «Ревнителей» в полном составе. — Клавдий понизил голос до шёпота. – Отзывают ровно треть сил экспедиции. Я не провидец, но даже мне ясно, что надвигается нечто ужасное…

— Не ужаснее хаоситских божков. В этом мире нет силы, с которой мы не смогли бы справиться.

— Всё верно, мой лорд. Карающей длани Всесоздателя неведомы страх и сомнения…

— И как Его карающая длань мы пронесём огонь очищения по всем землям еретиков, отсеяв праведников и мучеников от грешников и выродков. Седьмая книга, третий стих. – Ещё одно воспоминание о юношеских годах вернула на моё лицо улыбку. – Продолжай декламировать святые писания и однажды тебя обязательно сделают настоятелем…

— Буду надеяться, милорд. – Клавдий хмыкнул, одевая, шлем обратно на голову. – Настоятель крайне почётное звание.

— Но Архимагистр куда почётнее…

— АРТАНИС!!!

Обернувшись на окрик Аларика, я уже знал, что увижу. Надев свой шлем, украшенный изумрудным плюмажем, Аларик поднял свой двуручный клинок на уровень лица и отсалютовал мне в прощальном жесте мастера-фехтовальщика.

— Отвага и кровь, брат мой!

— Отвага и кровь, брат! – Вынув свой клинок из наспинных ножен, я в точности повторил жест Аларика. Прямо как на тренировках в ордене. Прямо как в старые добрые времена…


Военный совет в стенах Итеринской крепости начался всего час назад, а Твайлайт уже чувствовала себя выжатой как лимон. На самом деле сам совет состоял только из бесконечных споров о тактике и стратегии, вкупе с практически ежесекундной руганью между Артанисом и Селестией, из-за которой собравшиеся генералы бледнели до такой степени, что начинали напоминать собрание ледяных скульптур. И учитывая, КАК эти двое ругаются, подобная реакция вполне объяснима. И пусть смысл большинства речевых оборотов из устаревшего эльфийского наречия, употребляемых Селестией остался для Твайлайт загадкой, Королевский Кантерлотский Глас, от которого разве что стены не тряслись, довольно ясно намекал об их смысле. Артанис отвечал на тон тише... Но магесса даже вникать не хотела в то, что он говорил. От первых же звуков этого языка у неё начала кружиться голова. Что удивительно — принцесса с лордом, похоже, отлично понимали друг друга.

Немного поёрзав на не самом удобном каменном троне, холод которого пробивался даже сквозь, подложенную кем-то весьма осмотрительным, медвежью шкуру, Твайлайт в очередной раз осмотрелась. "Гениальнейший" архитектор, придумавший эти чудовищные сидения в зале совета, скорее всего, не получил обещанный гонорар, и таким образом решил отомстить своим нанимателям. И всем, кто придёт после них. Сохраняя предельно серьёзное лицо, Твайлайт бросила быстрый взгляд в сторону Терореса, сидящего на точно таком же "троне". Поймав взгляд жены, колдун еле заметно ухмыльнулся, буквально тут же вернув на лицо выражение полной отстранённости.
"По крайне мере, он хотя бы снял свою маску"

Твайлайт улыбнулась внезапно возникшей мысли. И тут же поморщилась, наткнувшись взглядом на проекцию карты королевства Белого Льва, занимающую всю доступную площадь громадного овального стола, вокруг которого и были расставлены "троны". С каждым высказанным предложением, или чьим-то комментарием, проекция укомплектовывалась новой партией деталей. Вскоре масштаб карты изменился, и ранее выделенная область заняла всю поверхность стола. Секундой позже, под руководством Артаниса на ней начали появляться модели войск. И судя по тому, что Селестия, молча, наблюдала за происходящим, они с Артанисом всё-таки смогли прийти к компромиссу... Ещё чуть погодя, как из рога изобилия, посыпались бессмысленные для Твайлайт военные термины и обозначения, которые магесса предпочла пропустить мимо ушей. Её присутствие на совете было очередной бессмысленной формальностью, подсчитать точное число которых, было настолько же невыполнимо, насколько и бессмысленно. Но во всём есть свои плюсы. Например, Твайлайт приятно удивило мастерство мага, ответственного за проекцию карты. Настолько точная детализация ландшафта приятно радовала глаз и хоть немного, но помогала скоротать время. И всё же, в определённый момент случилось неизбежное: прозвучало её имя.

— Госпожа Твайлайт, как нас заверили, вызвалась командовать группой магов поддержки. – Говоривший генерал, облачённый в мифриловые латы, поверх которых была накинута гербовая накидка ударного отряда армии северян, даже не смотрел в сторону магессы. – Из уважения к её многолетнему опыту, я бы рекомендовал её к командованию группой техномагов, занимающихся ремонтом матриц* доспехов. Наши воины не смогут одолеть этих тварей, если пойдут в бой не в усиленной магией броне, а обвешанные металлоломом. – Генерал смотрел куда угодно, но только не в сторону Твайлайт, продолжая нервно теребить рубиновый гребень прикреплённого к поясу шлема.

Твайлайт почувствовала, что звереет. Мало того, что из-за этого упыря она теперь застряла здесь до окончания войны, так её ещё и определили к магам-прислужникам! Фактически это означало, что ей против воли навязали самую грязную работу. Самым отвратительным было то, что раз это предложение прозвучало в присутствии двух венценосных особ, которые наверняка одобрят её кандидатуру, то ей уже никак не отвертеться. Уже готовый вырваться из глотки протест был остановлен Тероресом, аккуратно взявшим Твайлайт за руку. Продолжая держать её руку, маг, молча, помотал головой из стороны в сторону. Ещё секунду прожигая его полным негодования взглядом, Твайлайт так же, молча, кивнула. Отпустив её руку, Терорес попробовал ободряюще улыбнуться… Вот только эта улыбка угасла, стоило архимагу южан подняться со своего места.

— Как глава магической комиссии и уполномоченный представитель Кантерлотской коллегии магов, а так же совета архимагов, я официально одобряю кандидатуру госпожи Спаркл. Бывшая ученица нашей Солнцеликой госпожи подойдёт на эту роль лучше, чем кто либо. – Пожилой маг, одетый в небесно голубую мантию, украшенную золотым гербом Кантерлота и россыпью вышитых звёзд и полумесяцев, учтиво кивнул Твайлайт, после чего продолжил свою речь, повернувшись уже к Тероресу. – И раз уж речь зашла о роли магов в этой военной кампании, то я бы хотел обсудить место северных колдунов… — К удивлению Твайлайт, Терорес никак не отреагировал на слова старика. — Архимаг Терорес. — Старик прокашлялся. — Каковы будут ваши предложения?


Торгар проверял заточку секиры, когда его улучшенный слух уловил приближающиеся к шатру шаги. Очень знакомые шаги. Бросив взгляд на разложенный доспех, чистку и полную проверку которого он закончил менее минуты назад, берсерк тяжело вздохнул и поднялся с ковра, замещающего пол в шатре. Он откинул ткань, заслоняющую проход, и буквально тут же встретился с насмешливым взглядом Дэш. Провожаемая взглядами десятков берсерков, оторвавшихся от подготовки к бою (что само по себе было практически немыслимо) она прошла в шатёр их командора. Проходя мимо Торгара, Дэш как бы невзначай, как ей казалось, слегка мазнула его крылом по лицу. Еле заметно поморщившись от не слишком приятного касания, больше похожего на удар, Торгар одним только взглядом заставил стоявшего неподалёку берсерка подавиться смешком. Супруга, зашедшая в шатёр на каких-то три секунды раньше Торгара, уже держала в руках его украшенный рогами шлем и пыталась рассмотреть своё отражение в начищенном до блеска забрале, выполненном в виде скалящейся звериной пасти.

— Итак, ты пришла, чтобы лишний раз меня позлить, или...

— Не могу сказать, что это не входило в мои планы. — Дэш небрежно уронила шлем рядом с остальными элементами брони Торгара, заработав от последнего не самый дружелюбный взгляд. — Так уж вышло, что мне, наконец, удалось пристроить нашу непутёвую дочурку под крыло милорда...

— Будь так добра, не напоминать о Его крыльях в моём присутствии... — Торгар поднял свой шлем, и придирчиво осмотрев, вернул на законное место.

— Ты на удивление вежлив... — Дэш сделала вид, что задумалась. — Готова поспорить, что это как-то связано с советом. Может, поделишься со мной новостями?

— Ты могла спросить это сразу. — Торгар вернулся к полировке лезвия секиры, от которой его отвлёк визит Дэш. — Могу сказать только, что венценосные были на удивление единодушны.

— Пояснишь? — Дэш присела напротив Торгара, всем своим видом излучая любопытство.

— Артанис и Селестия на удивление быстро нашли общий язык и уже скорректировали основное направление нашего похода. — Торгар усмехнулся. — Видела бы ты лица "генералов" — берсерк каким-то образом смог произнести это слово как ругательство, — когда эти двое вместо приветствия обругали друг друга.

— У коронованных особ свои причуды... — Дэш не спускала глаз с украшенной рунами кровопролития секиры. – Я, конечно, ожидала нечто подобное от нашего лорда, но чтоб принцесса...

— Если бы ты провела в её обществе пару дней, то поняла бы, что все слухи касательно Её Солнцеликого высочества всего лишь жалкие выдумки и пустые домыслы.

— Пару дней? — Дэш исподлобья взглянула в глаза Торгара. — Когда это ты успел?

— Южный полис.

Дэш пару раз моргнула, после чего склонила голову набок и растянула губы в издевательской ухмылке.

— А, ты про тот случай, когда твоих несокрушимых вояк и личную гвардию Солнцеликой, с оной во главе, поймали в ловушку безмозглые куски жира и шерсти?

— Огры*. — Торгар поморщился от не слишком приятных воспоминаний и, секунду помедлив, продолжил. – Если бы ты видела их вблизи, ты бы сейчас не ухмылялась… — Натолкнувшись на полный любопытства взгляд жены, Торгар запнулся. — Они просто закидали нас камнями. — Берсерк отложил секиру в сторону и грустно усмехнулся. — Ты можешь себе это представить? Эти твари загнали нас в ущелье, а потом просто завалили вход валунами и стали скидывать их же нам на головы... Если бы не призванный Солнцеликой щит, они бы просто похоронили нас там заживо. Пока основные войска, с Милордом во главе не пробились к нам и не вырезали этих тварей... У нас было много времени для разговоров.

— Хех, если бы я была там со своим отрядом…

— Но тебя там не было. – Торгар чуть нахмурился. – Ты нанимала бронированных псов для того, чтобы они делали работу моих воинов.

— Твоих воинов, если ты забыл, оказалось недостаточно. – Дэш приняла горделивую позу, вздёрнув нос и уперев руки в бока, при этом ещё и расправив свои небесно-голубые крылья. – А благодаря моей находчивости и безупречным дипломатическим навыкам, на нашей стороне выступила единственная армия того континента, способная составить конкуренцию твоим бронированным маньякам! И благодаря их бесценному вкладу, мы одержали победу на несколько месяцев раньше даты, запланированной нашими «безупречными тактиками»… Эй! Прекрати смеяться!

Торгар не смеялся, он откровенно ржал, периодически задыхаясь от неудержимого хохота.

— Ты бы видела своё лицо! – Торгар расхохотался с новой силой, схватившись за живот. Кое-как отдышавшись, он ткнул пальцем в сторону насупившейся Дэш, прожигающей его гневным взглядом. – Я не видел настолько пафосное выражение лица даже у Милорда, когда он толкал речь перед нашим войском, прямо перед штурмом столицы Азанота! – Торгар рассмеялся вновь, наблюдая за тем, как медленно вскипает Дэш.

— Много ты понимаешь…

– Ну, милая, не злись! – К великому удивлению супруги, Торгар резко перестал смеяться и добавил в голос… Нежности? — Когда ты сердишься, ты похожа на обиженного воробья! – Новый взрыв хохота сотряс командирский шатёр.

Взбешённая Дэш со всего размаха ударила Торгара в незащищённый живот, надеясь прервать хохот супруга, но добилась лишь того, что вызвала новый приступ смеха.

— Ладно, ладно, ты победил… — Дэш подняла руки в жесте капитуляции. – Ты победил. – Она вновь села напротив Торгара, наблюдая за тем, как мало-помалу стал успокаиваться берсерк. – Может теперь-то, ты расскажешь мне про план битвы?

— А разве тебя не должны были оповестить, как командира одного из ударных отрядов?

— Разумеется, должны… — Дэш рассеянно поглаживала тугую семицветную косу, опускающуюся ей на плечо. Чуть помедлив, она всё же взглянула в глаза берсерку и улыбнулась. – Но мне бы хотелось, чтобы именно ты ввёл меня в курс дела…


Астра потянулась со смачным зевком, удобнее устраиваясь в оббитом бархатом дубовом кресле. Она всё же смогла проникнуть в тайную комнату, вход в которую был сокрыт за спинкой отцовского трона. Впрочем, то был лишь один из многих входов в это крайне интересное место. "Тайная" комната представляла из себя натуральную комнату отдыха, довольную крупную и хорошо освещённую кристаллами, дающими приятный глазу свет, чем-то напоминающий солнечный. Стены комнаты были украшены замысловатым узором и скорее всего несли на себе больше десятка защитных чар. Интерьер был несколько необычен, учитывая, кто именно регулярно пользуется ею, ускользая с совещаний, или прячась от министров. Помимо необычайно удобного кресла, и парочки его клонов, присутствовал крупный стол, аккуратно заваленный всевозможными книгами. В целом атмосфера комнаты была довольно уютной...

— Кхм, Астра... — Нерешительно переминающаяся с ноги на ногу Мира наконец, решила подать голос. — Ты уверена, что нам РАЗРЕШЕНО здесь находиться?

— Ни капельки. — Астра потянулась к столу и взяла первую, попавшуюся под руку книгу. — "Кровь розы"*? Вау... Никогда бы не подумала, что папа читает нечто подобное...

— Миледи, я не совсем поняла ваш ответ... — Мира попыталась сдержать зевок. Впрочем, не слишком удачно.

— Формально об этом месте никто не знает, так что мне не запрещено здесь находиться, довольна? — Астра вернула книгу на место, отметив, что закладка лежала на восьмой странице, после чего поднялась на ноги. — Довольно сложно запретить не ходить в место, которого по идее даже не существует!

— Это всё, конечно, очень интересно, но не могла бы ты уточнить, что это за место о котором "формально" никто не знает?

— Ну... — Астра чуть помедлила с ответом, как бы раздумывая, а стоит ли вообще говорить Мирабэль правду? — Я думаю, ты и сама вполне сможешь догадаться. — По личику Астры расползлась злобная ухмылочка.

— А сказать напрямую, язык отвалится?

Мира протяжно зевнула. "Чёртова малявка", так же известная как "госпожа Астра", подняла её ни свет, ни заря и повела не пойми куда, через не блещущий чистотой скрытый коридор, внезапно оказавшийся за кроватью в отведённых ей покоях. Прибывая в полусонном состоянии, "особый телохранитель", молча, следила за тем, как Астра открывает очередную дверь и скрывается в царящей за порогом тьме. Еле слышно простонав и попросив у Хаоса сил и терпения, Мира последовала за своей подопечной... Переход оказался невероятно коротким, впрочем, Мирабэль это не особо волновало, ведь зал, в котором она оказалась, был ей очень хорошо знаком. Настолько хорошо, что сонливость как рукой сняло. Астра привела её в тронный зал цитадели.

— Астра... — Мира скользнула взглядом по тому месту, где во время её прошлого визита стояли высшие стражи. — Это не самая удачная шутка.

— А кто здесь шутит? — Девчонка ловко забралась на трон и попробовала нацепить корону отца, чуть не вызвав у Миры сердечный приступ.

— Нет! — Мирабэль перехватила руки Астры за секунды до того как корона опустилась ей на плечи (всё-таки она была рассчитана на весьма не маленькие габариты её отца). — Ты не смеешь...

— Мирабэль... — Астра сверлила Миру особо злобным взглядом сквозь серебряные зубцы короны. – Может, объяснишься?

— Я... Я... – Мира собралась с мыслями. – Я…

— Ещё раз скажешь «Я» и отправишься чистить конюшни стражи. – Астра вернула корону на подлокотник трона. – А теперь, когда мы всё разъяснили, может, всё-таки скажешь мне, что именно я не смею?

— Трогать корону всеизбранника… — Мирабэль прошептала это себе под нос настолько тихо, что Астра еле расслышала её шёпот. – И на Его троне ты тоже сидеть не смеешь…

— Повтори? – Астра чуть привстала с трона. – Особенно последнюю фразу про трон.

— Трон и корона всеизбранного… — Обычно крикливая и не слишком сдержанная Мира вдруг стала тихой и застенчивой. — Ты не смеешь…

— Заткнись! – Астра глубоко вздохнула и выдохнула, после чего начала хихикать. Спустя несколько секунд она расхохоталась в полную силу. – Просто прекрасно! Ты не только дура, но ещё и хаоситка!

— Лучше сама заткнись, мелочь!

— Какие мы обидчивые… – Смех Астры понемногу начал сходить на нет. – Может напомнить тебе, кто есть кто? Ты дала моему отцу клятву, что при любых обстоятельствах будешь ставить мою жизнь выше своей и исполнять любой мой каприз… — Астра соскочила с трона и подошла вплотную к Мирабэль. – А зная методы моего отца, я готова поспорить, что без пары-тройки печатей здесь не обошлось.

Мирабэль неосознанно прикоснулась рукой к шее сокрытой кольчужным воротом. Это движение вызвало ехидную улыбку на лице Астры. Если бы она видела руническую вязь, обвивающую шею ей телохранителя, то эта отнюдь не детская ухмылочка была бы куда шире. Они обе прекрасно знали, что в случае если Астре будет угрожать реальная опасность, этот с виду безобидный рисунок возьмёт полный контроль над телом Мирабэль и заставит её сложить голову, но спасти жизнь юной госпожи. А если её сил окажется недостаточно… На груди и плечах имелась ещё парочка печатей, воспоминания о которых заставили Миру поёжиться.

— Ладно, пошли уже отсюда. – Астра обошла застывшую Мирабэль и направилась обратно к потайному ходу.

— Г-госпожа…

— Да ладно? – Астра остановилась и обернулась к застывшей Мире. – До тебя, наконец, дошло? Или созрел очередной глупый вопрос?

— Почему ты… Вы решили, что я хаоситка?

— А ты хочешь сказать, что не носишь серебряную восьмиконечную звезду на цепочке? И не надо делать такое лицо, я заметила эту побрякушку у тебя на шее, когда ты одевалась. – Астра указала на витражное окно, в центре которого красовалась словно сшитая из четырёх разных фрагментов восьмиконечная звезда Хаоса. – Ничего не напоминает? Если ты думаешь, что я не в курсе, что толпа безмозглых идиотов поклоняется моему отцу, как избраннику всеединого и неделимого Хаоса, то ты явно держишь, мня за одну из тех изнеженных и избалованных фиф, населяющих Кантерлот…

— Я никогда не была в Кантерлоте…

— Поверь, ты не слишком много потеряла. – Астра отвернулась от своей собеседницы и шагнула в тень тайного прохода. – Ты идёшь? И давай без «госпожи» и «миледи», меня ещё няньки этим бредом доконали.

— Иду, мелкая.

— Как будто ты у нас высокая…


Гвинэль в очередной раз отстегнул барабан с дротиками и принялся разбирать автоматический арбалет деталь за деталью. Полностью проверенные и укомплектованные доспехи стояли в стороне от верстака у которого работал их хозяин и дожидались того чудесного момента, когда он наконец соизволит одеть их и оживит матрицу заклинания, напитав мифриловые суставы магией. Впрочем, судя по тому, что это уже восьмой раз за вечер, когда он перебирает «Охотника», осматривая каждую деталь, в ближайшее время этот чудесный момент точно не наступит. Проверяя магнитную катушку, благодаря которой трилитовые* дротики разгоняются до той скорости, при которой навылет прошивают воина в примитивных железных латах, Гвинэль чуть нахмурился, заметив маленькую, практически неразличимую царапину на внутренней стороне детали. Ближайшие несколько часов точно уйдут на то, чтобы выяснить, откуда она взялась… Закрывающий вход занавес, чуть колыхнулся, когда в шатёр кто-то зашёл.

— Гвинэль, ты слышал новость? – Вошедший был на голову выше хозяина шатра и в противовес его коротко остриженной пшеничной шевелюре носил пышную копну тёмно-русых волос. – Мы выступаем на рассвете! – Как и Гвинэль, он был одет в белоснежный поддоспешник, с кроваво-красной эмблемой второй армии Севера на правой стороне груди.

— Нирас. — Это было скорее подтверждение, чем приветствие. – Нет, что ты, я не слышал об этом. Мне, как и всей нашей армии, прислали сообщение на коммуникатор. – Гвинэль кивнул на небольшой зеленоватый кристалл, инкрустированный в замысловатое приспособление, выполняющее роль крепежа. – Если хочешь, то я могу прочитать его снова.

— Спасибо, воздержусь. – Нирас чуть поморщился, но улыбка с его лица так и не сошла. – Ты как всегда, не меняешься.

— И ты тоже. – Гвинэль не отрывался от работы, обращая на гостя минимум внимания. – Лучше иди и займись своим снаряжением, завтра у нас не будет столько времени…

— Ещё как будет. Милорд оставил нашу армию в резерве.

— Что? – Гвинэль, наконец, повернулся к своему гостю лицом.

— Что слышал. – Нирас вытащил из ножен свой меч и сделал пару пробных взмахов. – Первая, шестая и седьмая идут в авангарде, вместе с первым и вторым легионами южан, а все остальные, кроме нас и третьего южан, за ними следом.

— Превосходно. – Гвинэль отложил разобранный арбалет и направился к своему доспеху. Проведя пальцами по белоснежной накидке, на которой был вышит алый лев, занимающий всю грудь доспеха, Гвинэль насмешливо фыркнул и повернулся к Нирасу. – Восьмая армия снова в пролёте!

— Ха! По крайне мере мы не прокладываем пути снабжения, как парни из двенадцатой.

— Как по мне, лучше бы мы хоть что-то делали, чем сидели в тылу и ждали команды.

— Не скажи... — Нирас подошёл к своему брату по оружию. — Первый удар не за нами, зато все последующие вполне могут лечь на наши плечи. Ну и плюс ко всему мы всё ещё ожидаем подхода основных сил, так что мы застряли здесь на неделю, если не больше.

— Ха. — Гвинэль снял с пояса свой излюбленный топор и повернулся к Нирасу. — Раз уж нам выпало немного дополнительного времени, то стоит использовать его с пользой.

— Спарринг? — Нирас криво ухмыльнулся, разглядывая свой клинок.

— Спарринг. — Гвинэль поднял свой щит и направился к выходу из шатра.


Зрители со смехом втолкнули изрядно помятого берсерка обратно на ристалище. Подхватив выпавший из рук меч, он вновь кинулся на своего противника. Торгару же пришлось сделать шаг назад, чтобы уйти от просвистевшего в каком-то сантиметре от его лица зазубренного лезвия. Заблокировав следующий удар топорищем секиры, он нанёс своему оппоненту чудовищный удар кулаком в голову. Обычному человеку подобным ударом он бы уже раздробил череп... Вот только его противник был вовсе не обычным человеком. Берсерк сорвал с головы смятый шлем и взревел в бешенстве, усилив свой и без того яростный натиск. Увернувшись от очередного рубящего удара, Торгар нанёс прямой удар в грудь своего противника, намереваясь опрокинуть его. Остатки изрубленного тренировочного щита разлетелись в щепки. К вящему удивлению всех и каждого, кто наблюдал за этим боем, удар Торгара был заблокирован. В следующее мгновение гарда зазубренного клинка встретилась с забралом шлема Торгара. Радостно взревевшие зрители начали скандировать имя воина, чей удар заставил пошатнуться «непобедимого чемпиона арены». Освободившись от ремней уничтоженного щита, берсерк перехватил свой клинок обеими руками и криво ухмыльнулся, наблюдая за тем, как его оппонент отбрасывает в сторону смятый шлем. Через секунду клинок и секира схлестнулись с новой силой. Впрочем, спустя минуту, в толпе послышались разочарованные вздохи и проклятья тех, кто ставил на победу соперника Торгара.

— Ты был достойным противником, Дарий из когорты Кроваворуких. — С этими словами Торгар вогнал лезвие секиры в каком-то дюйме от головы, лежащего на земле соперника. – Но это не оправдывает твоей слабости.

Побеждённому помогли подняться товарищи из его когорты, и девушка в одеянии лекаря. Бросив последний взгляд на своего бывшего соперника, Торгар размеренным шагом направился к шатру с амуницией. Светлые волосы и голубые глаза выдавали в берсерке уроженца того же племени из которого был родом и сам Торгар, а перечеркнувшие лицо от подбородка до лба шрамы в свою очередь выдавали в нём ветерана войны со зверолюдами. Подобные шрамы могли оставить только когти Векситских гарпий... Сколь бы не были эти мысли занимательны, берсерк отодвинул их на задний план, встретившись с насмешливым взглядом супруги. «Семицветик» была явно в приподнятом настроении, причиной которого, скорее всего, был пухлый кошель, привязанный к её поясу.

— Сколько же ты поставила на этот раз? – Торгар прошёл мимо Дэш, одарив ей лишь мимолётным взглядом.

— Не так уж и много, мой «непобедимый чемпион». – Она хихикнула, наблюдая за тем, как её супруг непроизвольно кривит губы при упоминании своего «титула».

— Не произноси эту кличку.

— А тебе разве не нравиться? — Ухмылка Дэш стала ещё шире. — Десять боёв и ни одного поражения! – Дэш сняла с пояса увесистый кошель и пару раз подкинула его на ладони. — Десять ставок и ни одного проигрыша!

Проворчав что-то в ответ, Торгар начал элемент за элементом снимать с себя броню, специально подогнанную для боёв на ристалище. Кое-как выпутавшись из плена доспехов и размяв мышцы, Торагр натолкнулся на испытующий взгляд жены.

— Признавайся, муженёк Флатти ведь чуть не уделал тебя, верно?

«Флатти». Торгар, наконец, вспомнил имя той девушки в одеянии лекаря, что привлекла его внимание. Ну, или её прозвище. Встряхнув головой, Торгар аккуратно отодвинул Дэш в сторону.

— Дарий прекрасный воин, но ему явно не хватает концентрации и терпения. У него был лишь незначительный шанс на победу, но… – Перехватив взгляд супруги в котором плескалось неприкрытое веселье, Торгар предпочёл промолчать.

— Но всё же, какой никакой, а шанс у него был… — Дэш отвлеклась на начавшееся сражение между двумя солдатами северной армии, сопровождаемое подбадривающими выкриками зрителей. – Бедняжка Флатти, из-за тебя латает своего рыцаря…

— Я видел, как она дала ему лечащее зелье. – Торгар цокнул языком. – Глупая трата, худшее, что могло с ним приключиться после нашего боя – это несколько сломанных костей. Берсерк может исцелиться и после более серьёзных ран.

— Это одна из дюжины причин, по которым я никогда в жизни не соглашусь на спарринг с тобой, друг мой.

Обернувшись на голос, Торгар наткнулся взглядом на Терореса. Архимаг был закован в вычурные серебристые доспехи, вся поверхность которых была покрыта руническими письменами. В практичности этой брони Торгар сильно сомневался.

— Вы посмотрите, кто явился! — Улыбка Дэш моментально испарилась. — Я думала, что ты со своей ведьмочкой где-то на юге отдыхаешь... Кстати, а она случаем не с тобой?

— Твайлайт сейчас в крепости, проводит инструктаж для подчинённых и составляет план действий...

— Да, да, да, я поняла! — Дэш довольно проворно обошла Терореса и направилась к выходу из шатра. — Удачи вам, мальчики!

— Она всегда такая? — Терорес подошёл к берсерку и протянул руку для приветствия.

— Сколько себя помню... — Торгар проигнорировал протянутую руку. — Честно говоря, тогда на совете я думал, что ты не сдержишься и проломишь этому старику голову.

— Моя голова бы слетела с плеч следующей. — Терорес чуть помедлил, прежде чем опустить руку. — Я пришел, чтобы поздравить тебя с назначением в авангард и передать приглашение милорда.

— Приглашение?

— Звучит лучше, чем приказ немедленно явиться в крепость, не правда ли?

— Значительно. – Торгар накинул поверх поддоспешника подбитый мехом плащ и направился к выходу из шатра. – Я сам найду дорогу в крепость, можешь не напрягаться.

— Поверь, небольшая прогулка для меня будет вовсе не в тягость. – Терорес поравнялся с Торгаром. – На самом деле, я бы хотел узнать твоё мнение, касательно одного вопроса...

— Касательно всей этой войны или того факта, что мы должны были вступить в бой ещё три дня назад? – Торгар проводил взглядом полевую кухню, возле которой собралась шумная компания подвыпивших южан.

— В точку. – Терорес кивком поприветствовал кого-то из солдат и вновь обернулся к Торгару. – Последние четыре войны, в которых наши войска принимали участие, окупали себя троекратно. Одни только рудники в Восточном Нагорье ежегодно приносят казне несколько тонн чистого золота.

— За то, чтобы коллегия инженеров прокопала эти рудники, мы заплатили двумя годами войны с тварями из бездны. – Торгар невозмутимо прибавил шагу. – И это не считая нескольких месяцев войны с минотаврами.

— Никто не мог предположить, что шаманам этих рогатых ублюдков хватит сил, чтобы открыть врата в бездну. – Терорес всеми силами пытался сделать вид, что заданный берсерком темп ему по силам.

— Особенно «всевидящая» коллегия магов.

— Мы не провидцы и не гадалки, чтобы предугадывать нечто подобное. – В голосе Терореса проскользнул намёк на обиду. – Люди любят приписывать магии и самим магам чуть ли не власть над всем сущим. А стоит чему-то выйти из-под контроля или случится чему-то необъяснимому, как все обвинения сразу сбрасывают на магов!

— Наш мир полон несправедливости, уж в твоём-то возрасте пора это признать.

— Как по мне, весь наш мир это одна большая несправедливость, которую все принимают как должное...

— Ты хотел узнать моё мнение о предстоящей войне или посетовать на судьбу?

— А ты готов его высказать? – Терорес остановился, чтобы отдышаться.

Притормозивший Торгар лишь хмыкнул. Берсерк поднял взгляд на одну из башен Итеринской крепости и несколько секунд разглядывал её, прежде чем ответить.

— Мы исполняем клятву союзников. В этой войне нет даже намёка на прибыль, однако…

— Однако?..

— Это хорошая встряска для заскучавших воителей и отличный повод забыть недавние пограничные стычки… — Торгар перевёл взгляд с крепости на громадный палаточный лагерь у её подножья. – А так же отличная возможность пресечь возможную угрозу нашему королевству.

— Ты почти угадал. – Терорес смотрел в затянутое тучами небо. – Если верить летописям, то мы имеем дело с самым крупным вторжением наг в истории Авалона. Южанам в одиночку не отбиться, и милорд это отлично понимает.

— Кажется, я понимаю, к чему ты клонишь. – Торгар накинул капюшон. – Но Селестия не пойдёт на уступки. Она будет до последней капли крови стоять за свой народ и за свою империю.

— Просто побеседуй с милордом. – Терорес запахнул свой плащ и накинул капюшон за секунду до того, как на лагерь обрушился ливень. – Он бывает крайне убедительным.


1.) Эликсир долголетия* — Данный эликсир изобрели ещё эльфы Авалона, но не видели смысла в попытках скрыть его рецепт от других народов. Добыть ингредиенты для его изготовления во все времена было крайне проблематично. Орден рыцарей света использовал несколько изменённую формулу этого эликсира, для поддержания долголетия своих сильнейших воителей, чей опыт и навыки были признаны бесценными. Рецепт этого эликсира дошёл и до эры гармонии, пусть и в несколько изменённой форме.
2.) Матрица брони* — Особое заклинание, закреплённое на кристаллической основе. Сами по себе доспехи воителей Авалона представляют собой крайне сложный техно-магический механизм, призванный не только обеспечить своему носителю должный уровень защиты, но и поднять его физические показатели на совершенно новый уровень. Матрица является центральным ядром всего этого механизма, без которого великолепная броня превращается в груду железа, мифрила или адамантия.
3.) Огры* — Огромные твари, чем-то похожие на гигантских обезьян из джунглей близ Мёртвой пустыни, только гораздо крупнее и гораздо свирепее. Обладатели крайне толстой шкуры и стальной мускулатуры. Считаются частично разумными.
4.) Кровь розы* — Самый популярный роман из серии похождений "ангелського рыцаря".
5.) Трилит* — Особый металл, в основном использующийся при изготовлении стрел и дротиков. Встречается повсеместно на территории Авалона, за исключением «Мёртвой пустыни».