Автор рисунка: aJVL
Часть 8 (Коди) — Глава 2 Список имён и терминов

Часть 8 (Коди) – Глава 3

К работе Алекс смогла вернуться через пару недель, хотя большую часть времени Коди пришлось таскать с собой. Население Александрии было невелико, поэтому другие пони не жаловались, пока Алекс справлялась с работой. А она справлялась. Может она и не была профильным специалистом или опытным администратором, но чем дольше она работала, тем больше читала, а всё прочитанное оставалось при ней навеки.

Присутствие Коди не создавало тех проблем, которыми обеспечил бы её человеческий младенец. Жеребята не были младенцами, не были беспомощными ноющими и слегка подёргивающимися предметами, иногда гадящими в пелёнки. С первой же недели Коди уже умел ходить. К моменту, когда она вернулась к работе, он уже и бегать мог. Поэтому пока она сидела в офисе, его приходилось не только развлекать, но и следить, чтобы он никуда не убежал, а каждый раз, когда надо было куда-то выйти, ему приходилось идти следом.

Какие бы надежды она ни питала, что их сын заинтересуется работой Оливера – они быстро разбились. Хоть отца Коди и любил, его довольно сильно пугала больница и жуткие вещи, которые там временами происходили. Оливер был невероятно талантлив, но не всем пони, вошедшим в больницу, было суждено из неё выйти.

Следующие несколько лет выдались неплохими, несмотря ни на что. Александрия разрослась с нескольких дюжин населения до нескольких тысяч, как привлекая немалую часть недавно вернувшихся, так и с помощью очень высокой рождаемости. Алекс пока не знала, хватит ли народу чтобы поддерживать их человеческое наследие, все эти водопроводы, электричество и дома. Время покажет.

Когда судьба города начинала волновать её особенно сильно, Алекс покидала растущие горы металлолома и мусора, и доходила до руин Иллинойса.

Однажды Коди увязался за ней, сразу после того, как её четвёртый раз переизбрали мэром. Жеребёнок настаивал на том, чтобы обязательно надевать свою бейсболку во все походы за пределы города, точно так же, как Алекс непременно брала с собой хорошо смазанную и тщательно доработанную P90. Вес автомата она совершенно не ощущала, по крайней мере, пока под её копытами была земля.

Иногда Алекс встречалась за пределами города со странными созданиями или разговаривала с тем, что было не совсем людьми.

Сегодня ей чем-то приглянулся южный конец Александрии, где раньше располагался ещё один маленький городишко.

– Тут всё… поломатое, – сказал Коди, останавливаясь рядом с Алекс и трогая её за ногу – единственное, что ему требовалось сделать, чтобы она поняла, что он хочет залезть ей на спину. Поднять его ей было нечем, рук у неё тоже не было, но она могла пригнуться, и ему этого хватало. Он всё ещё был достаточно маленьким, чтобы она почти не почувствовала его вес.

Алекс кивнула. В глубине души она подозревала, что эти здания паршиво выглядели ещё до События, хоть и не могла это доказать. В городе было всего несколько сот домиков, и с годами трава поглотила посыпанные щебёнкой дороги между ними. Немало построек уже укрыл постепенно растущий слой растительности. Трава взбиралась по стенам, птицы вили гнёзда на местах, где из крыш выпала черепица, а разбитые окна впускали внутрь домов целые экосистемы.

Алекс видела фотографии окрестностей Припяти после чернобыльской катастрофы – громадные просторы, считающиеся слишком опасными, чтобы на них жили люди. Выглядели они практически в точности так же: радиация прогнала людей, и природа заняла пустующие ниши.

Всё это могло выглядеть в некотором печальном смысле мирно, если бы не припаркованный за тысячу футов от них гигантский экскаватор, расположившийся возле горы земли выше, чем любое здание Александрии. Неподалёку виднелись и другие строительные машины, большая автоцистерна, несколько тракторов и несколько больших бензовозов.

Естественно, источник, из которого Райли брала топливо, был одной из многих безответных тайн. Откуда она брала рабочие руки было намного более очевидно.

Коди прижался к шее Алекс как только мимо прошёл первый из чейнджлинских дронов –  ростом выше, чем Алекс, с сверкающими многоцветными крыльями и без одежды. У этого с собой был отбойный молоток, а идущий за ним следом нёс плотно скатанный моток шланга высокого давления.

– Привет, – рефлекторно поздоровалась Алекс. Дроны не подняли взгляда и вообще никак не подали вида, что её заметили.

– Почему мы позволяем им тут жить? – спросил Коди, судя по всему, уверенный, что на их разговор не обратят внимания. Ну или не беспокоясь, что его слова их как-то обидят. Он не понимает разницы между чейнджлингами и пони, так ведь? Её сыну ещё и четырёх лет от роду не было.

Тем не менее, жизнь преподала Алекс несколько уроков, и одним из них было что ей не стоит бояться любых неловких вопросов от собственного сына. По крайней мере, у меня их не несколько, как у Скай. Как она вообще это выносит?

– Потому что они совсем не страшные, если познакомиться с ними поближе, – ответила Алекс. Она последовала за группой, заставляя Коди на них смотреть. По крайней мере, надеясь, что он смотрит – использовать для этого магию, как делали Мория и Джо с Ричардом, она не могла. – Видишь, они тебе ничего плохого не делают.

– Потому что ты тут, – возразил Коди. – Если бы я был… один, они бы меня съели.

– Мясо пони слишком жёсткое, – сказал голос из соседнего здания. Когда-то оно было домом, одним из самых больших и прочных в окрестностях. Теперь его окна были заколочены досками, а ворота гаража – приветливо распахнуты. – Вот если бы ты был тортом, тогда, возможно, тебе было бы чего бояться.

На голове Чипа была надета человеческая строительная каска, выглядящая комично громадной, но дающая достаточно места для рога. Судя по торчащей из кармана его светоотражающего жилета папке, он руководил работами.

Как я их вообще когда-то пугалась? Даже в Корпорации Монстров звери были пострашнее. Чем больше времени Алекс проводила с чейнджлингами, тем легче ей было распознать влияние инстинктов пони. И тем легче было их игнорировать.

Гараж теперь представлял из себя настоящую строительную мастерскую – с аккуратно разложенными по полочкам инструментами и несколькими генераторами и другим большим оборудованием, установленным снаружи. Забор разобрали и вместо него теперь лежали гигантские палеты с металлом и цементом, ожидающими своей очереди.

Она почувствовала, как Коди на её голове повернулся и сполз на спину. Может, он хотел попробовать сбежать. Но она это предотвратила, качнувшись из стороны в сторону, удерживая его на месте. Движение включило в нём ещё один инстинкт и он вцепился ей в спину, хотя явно совершенно не хотел этого делать.

– Мы не бегаем от друзей, – сказала она спокойным тоном. – Чейнджлинг только что сказал, что не будет тебя есть. И я не думаю, что он ещё хоть раз рискнёт съесть что-то сделанное мной.

Коди, судя по всему, шутки не понял, но Чип вежливо засмеялся.

– Далековато от дома вас занесло, – сказал он. – Разве у мэра нет какой-нибудь важной работы? Да даже больше, президента мира. Мир у нас махонький, но другого нет.

Алекс пожала плечами и подошла поближе. Коди через несколько мгновений перестал ворочаться и прижался к ней, время от времени выглядывая из-за неё одним глазом, чтобы понять, что происходит. Нет, малыш, я из тебя это выбью. Своих ненавидеть нельзя.

– Судя по всему, миру я скоро буду не нужна. У нас теперь намного больше народа, и они не слишком-то озабочены местными основателями. Мне от этого никаких бонусов не перепадает, я просто ребёнок, а всё, что я рассказываю об Эквестрии – просто выдумки.

Чип не был из тех, кто мог предложить полезный совет или в чём-то с ней поспорить. Это было одной из причин, по которым она вообще открыла рот. Он просто указал на одного из дронов:

– Могло быть и хуже. По крайней мере, ты не они.

Алекс покосилась в ту же сторону, пытаясь разглядеть что-нибудь в дроне. Ничего особенного в двух работающих дронах не было – у обоих были красные гребни и красноватые глаза, но в остальном они выглядели в точности как все остальные встреченные ею чейнджлинги. Неподалёку от них работали ещё несколько. Скорее всего, Чип за ними всеми присматривал.

– Дроном? Я не думаю, что это… возможно. Заклинание Сохранения не может тебя убить, эквестрийцы по этому поводу вариантов не допускали. Вернувшихся убивают падение, столкновение, голод или пожар.

– Нет, – Чип наклонился поближе и зашептал ей в ухо. Коди содрогнулся при его приближении, но сама Алекс уже даже не напрягалась. Да, чейнджлинги были хищниками, но эти ничего плохого ей не сделают. – Одним дроном ты быть не можешь, но зато можешь быть… многими. Одновременно.

Коди наконец достиг своего предела и спрыгнул с её спины. Он осмотрелся вокруг, заметив других чейнджлингов, после чего бросился у Алекс между ног, где и спрятался, всхлипывая . Но Алекс на мгновение отвлеклась.

– Как?

Чип пожал плечами:

– Если бы ты была чейнджлингом, я бы тебе показал. Наши разумы… соединены. Самцы вроде меня, у нас получается, может быть… меня хватает на этих шестерых, – он махнул копытом и дроны мгновенно бросили работу, с жужжанием подлетели к ним и выстроились в линию. Они отсалютовали Алекс синхронно с самим Чипом. – Видишь?

– Я знаю, на что вы способны, – сказала она, пододвигая Коди поближе и закрывая ему глаза ногой. Для него это было, пожалуй, слишком. Общаться с чейнджлингами было полезно, но пугать его просто так… от этого могли остаться травмы на всю жизнь. – Точнее, я знала, что Райли так может. Не знала, что и ты тоже.

– Она меня научила, – сказал он, немножко покраснев. Его глаза покосились на Коди, и он, судя по всему, понял, насколько жеребёнка пугало их поведение. Без каких-либо заметных жестов с его стороны насекомые разбежались подальше. Не вернулись к работе, а спрятались в большую яму у него за спиной, в которой широкая рампа для тяжёлой техники уходила куда-то в темноту. – Извини, малыш. Я их отправил отдохнуть.

Коди поднял голову и осмотрелся. Он отпустил ногу Алекс, но выходить из-под неё не стал. Она не стала его заставлять, он и так демонстрировал немалый прогресс.

– Ты думаешь, они… одна личность?

– Все вместе – да, – согласился Чип. – Райли может рассказать подробнее, потому что видит сразу весь рой. Я вижу только тех, кто под моим управлением, и больше шести у меня не получается. Но я вижу некоторые части. Память, страхи, желания – их звали Флора Хикс. Теперь они Флора Хикс с первой по сорок вторую.

– Звучит довольно… – Алекс уселась на землю, оставив Коди без укрытия. Но вместо того, чтобы запаниковать, он сделал несколько осторожных шагов вперёд. Его глаза не оставляли Чипа, но тот не делал ничего угрожающего. – …мрачно.

– Хуже, чем мрачно, – отозвался Чип. – Как ты думаешь, что случается с частью Флоры, если один из них умирает? Лучшее, что Райли может для них сделать – дать им цель. Дроны хотят быть частью роя, как и все чейнджлинги. Нам необходимо быть частью чего-то большего.

Не слишком отличается от всех остальных. Алекс встала, поддела Коди носом и забросила к себе на спину. Получилось с первого раза, хотя он чуть было не упал. Коди возмущённо пискнул, но сопротивляться не мог.

– Я рада, что я не она, – сказала Алекс. – Впрочем, если кто-то и может помочь, то это Райли.

– А ты помогаешь ей, – продолжил Чип. – Наши отношения с Александрией… как говорит Райли, совершенно критичны для всех наших начинаний. Без вас мы вымрем с голоду. Или придётся охотиться. Оба варианта так себе.

Как говорит Райли. Наверное, как то связано с тем, что их разумы непрерывно контактируют.

– Вы для Александрии уже слишком важны, чтобы от вас избавиться, – сказала она. – Даже когда я уже не буду мэром. Работа сама себя не сделает. – Она опустила глаза и неловко копнула копытом землю. – И мне неприятно думать, что ваших дронов так гоняют, если они все и впрямь… Флора Хикс.

– Не все, – ответил Чип. – Скоро они будут мои и Райли. Или других самцов, если она ещё найдёт. – Это было сказано таким тоном, что становилось ясно, этого ему его королева говорить не приказывала, столько в нём было горечи и ревности. – Мы тебя не виним, Алекс. Помогать по городу – хорошее начало отношений. Так нас видят, так нас не боятся. – Он наклонился и погладил Коди по голове. Жеребёнок содрогнулся, но не соскользнул и не упал с её спины.

– Мне пора возвращаться к копке. Улей сам себя не построит. – Он повернулся и показал на самый большой трактор.

– Не станешь на это пускать дрона?

Улыбка Чипа расплылась до ушей:

– Шутишь? Сколько раз в жизни тебе приходилось водить бульдозер?

В тот день ни разу. Бедный Коди явно был на грани срыва, пусть даже его природа земнопони и позволяла ему спокойно пройти несколько миль от Александрии и назад. К городу и его стенам из металлолома он приближался медленным шагом.

Но даже так он первым заметил розоватую фигуру в небе, ныряющую к ним одним плавным движением. Он ухмыльнулся и показал:

– Мам, вон она! Тётя Клауди!

Тётя Клауди грациозно приземлилась на дорогу, нарочито подняв немного пыли и остановившись от них в нескольких дюймах. Как всегда с Клауди Скайз, она была без одежды, хоть ей не мешало бы прихватить с собой шляпу или рацию. В этот раз у неё не было ни того, ни другого, как и оружия.

С другой стороны, она может убежать от чего угодно. В мире не так много пони, могущих летать так же хорошо, как и она. Возвращающимся умение летать сразу не давалось.

Алекс рефлекторно подалась вперёд и сгребла пегаску в объятия. Как обычно, её подруга пахла молнией и влагой неба. Странно и волнующе.

И никогда ты её не привлекаешь, Алекс, даже не думай.

Думать она не стала, но и забыть не могла.

– Вот ведь ты вредина, – сказала Клауди, осуждающе уставившись на висящую через плечо винтовку. – На кой она тебе тут?

Естественно, Коди тоже потребовал обнимашек, которые Клауди ему немедленно выдала, укутав его в крылья.

Алекс терпеливо дождалась возможности ответить – несмотря на лёгкое чувство ревности к тому, насколько у Клауди получалось лучше, она всё ещё была другом. Алекс было чему у неё поучиться.

– Обеспечиваю Коди безопасность. Если придётся.

– И сколько раз пришлось, в трёх-то милях от дома?

Алекс покосилась на сорняки, идущие по траве на полях волны, на ржавый трактор.

– Не раз, – она могла бы описать каждый случай в мельчайших подробностях, но хватило бы и одного раза. Клауди не одобряла её работы с HPI, и совершенно не одобряла ношение оружия в присутствии ребёнка. Но представления Клауди о мире как подобной Эквестрии утопии были совершенно нереалистичны.

– А твои-то где? Время уже к ужину.

В мире были монстры – как четвероногие, так и двуногие. Одиум умер, но брат его всё ещё где-то жил.

Клауди кивнула:

– Адриан со всеми дома… кроме Шурфайр. – Она указала крылом в небо и энергично им помахала. Высоко над ними Алекс разглядела маленькую точку, молодую пони, борющуюся с ветром. Судя по всему, для посадки требовалось слишком много сил, потому что она даже не попыталась этого сделать.

– Я хочу летать! – возмутился Коди. Но, прежде чем он смог продолжить, Алекс сгребла его и усадила к себе на спину. Именно этого она позволять не собиралась. Даже если Клауди и могла его немножко подвезти, только его юный возраст делал это возможным.

Нет, малыш, тебе придётся принять, что ты таков, какой есть. Как пришлось мне.

– Не сегодня, – отрезала она, разворачиваясь к городу. – Что-то случилось?

Клауди хихикнула.

– А обязательно что-то должно было случиться? Я просто поздороваться хотела.

Алекс подняла бровь:

– Мы соседи.

– Ну да, но как часто ты дома бываешь?

На это ответить было нечего. Судя по всему, именно этого признания дожидалась Клауди, потому что она наклонилась и растрепала ей гриву. Чёртова Скай и чёртов пегасий высокий рост.

– Я хотела тебя позвать на ужин, раз уж Оливер ещё не вернулся из Чикаго.

Ты за меня волнуешься. Она видела это в глазах Клауди, хотя та, конечно, никогда бы в этом не призналась. И поэтому Алекс хотелось отказаться просто из принципа. Но если бы Клауди в своё время отказала Алекс, то наверняка умерла бы в одиночестве в своей квартире.

– Если ты будешь меня непрерывно приглашать, твои дети подумают, что я их старшая сестра.

Клауди пожала плечами:

– Ну и кто в этом виноват? Вырасти уже, и всё станет намного проще.

– Я работаю над этим.

...