4 детектива

Всё началось с того что Селестии донесли о том что Твайлайт Спаркл пропала по неизвестным причинам! Друзья не знают где она, а ведь её не было уже 3 дня! Тогда принцесса солнца обращается на помощь к детективам Октавии, Лире, Бон-Бон и Дерпи! 4 пони расследуют дело по исчезновению единорога. Найдут ли они её? Смогут открыть тайну Твайлайт из-за чего она пропала?

Твайлайт Спаркл Дерпи Хувз Лира Бон-Бон Другие пони ОС - пони Октавия

Ещё один особенный день

Ещё один день из жизни юного грифончика Клюви в семье пони.

ОС - пони

Мифология каланнов и ланчи

Стилизация под фрагмент эквестрийского сборника мифологии и фольклора, написанная на Конкурс мифов и легенд древней Эквестрии. Основой послужили реальные предания обитающих на территории Индии и Мьянмы народов тибето-бирманской языковой семьи (чинов и качинов), и — отчасти — некоторых других народов Юго-Восточной Азии. Не все, но значительная часть омонимов и топонимов основана на реальных корнях качинского языка (в некоторых случаях использованы бирманские корни); однако автор ни в коем случае не претендует на то, что эти имена и названия образованы корректно с точки зрения исходного языка, и считает, что они уместны только в рамках "вторичного мира".

Твайлайт Спаркл Спайк ОС - пони

Four of a kind

Что может быть хуже срыва важных переговоров на государственном уровне? Только ситуация, когда этим переговорам угрожают жуткие существа из древних легенд с записями мрачных предзнаменований. Элементам Гармонии и их помощникам придется ввязаться в расследование, результат которого может оказаться весьма неожиданным…

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Луна ОС - пони

Очень страшный сон.

Приснился до жути страшный сон. Проснулся от него в поту. Решил переделать под фанфик.

Другие пони

Новое платье принцессы

Хорошо известно, что пони Эквестрии, в целом, не носят одежду. От самой принцессы Селестии и до последнего крестьянина - все вспоминают о ней лишь по особым случаям. Но истина куда сложнее. Пони, на самом деле, одеты. Просто одежда не видна.

Принцесса Селестия Другие пони

Форма снежинки

В последний месяц перед Днём Согревающего Очага принцесса Селестия всегда старалась завершить все дела, заботившие страну в течение года, чтобы не только не лишать своих подчинённых праздника, но и дарить его сверх этого.

Принцесса Селестия

Я буду здесь

Возвращаясь из поездки, целью которой был отчаянный порыв найти себя, Сомбра возвращается в Кристальную Империю, но вместо любимой кобылки его встречает кристальное надгробие.

Король Сомбра Принцесса Миаморе Каденца

Ассасин

Ассасcин попал, и не просто попал, а попал на всю катушку, и по вине кого? Одного чекнутого демона, по имени Дискорд.

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Эплджек Принцесса Селестия Принцесса Луна DJ PON-3 Октавия Дискорд Человеки Шайнинг Армор

2012

Как мне сказал мой друг лис, который познакомил меня с миром Пони -- 21.12 день рождение у Луны. Ну вот, когда настала эта дата, решил написать для него маленькую зарисовочку. Никому не секрет, что каждый тяготеет к кому то из пони... Вот я оттолкнулся от этой точки, и от самого дня 21.12. и вот что вышло. ашыпки, думаю, присутствуют, и могу напортачить с тегами. так что хозяина, поправьте залетного кота с тегами и данными, коль чего) а история, пущай тут поживет. Чтоб не посеял.

Принцесса Луна Человеки

Автор рисунка: Noben
Ремонт

Не включайте ночью свет

Спайк задумчиво смотрел на свою растрёпанную постель, где расплывалось по простыне пятно его спермы. Он вздохнул, стянул простынь с кровати и, скомкав, запихал под кровать, решив, что он с ней потом разберется. Походы в бордель и некоторые книги сильно развили его фантазию, и эротические сны посещали его довольно часто. Но, к сожалению, постель после них приходилось менять. Но дракончик не расстраивался, где ещё с ним такое может случиться?

Решив сходить облегчиться, Спайк вышел из комнаты, и уже спускался по лестнице, когда увидел, что внизу определённо горит свет. Здесь был полумрак, но света было достаточно, для того что бы убедится в отсутствии каких-либо следов поллюции на своём теле. Убедившись в своей чистоте, он вошел в библиотеку. Твайлайт читала при слабом свете свечей. Она повернулась к нему.

— Спайк ты ещё не спишь? Уже за полночь.

— Я проснулся только что и, полежав, решил немного подышать воздухом на улице.

— Подышать воздухом? — спросила Твайлайт, едва-едва улыбаясь.

— Ну да. Там… посмотреть на звёзды.

— Ну ладно.

Пони отвернулась к своим книгам, а Спайк вышел из дома. Свернув за угол, он прошел мимо окна, где увидел Твайлайт за столом, прошёл ещё немного и зашел в туалет. После сидя на крыльце, он смотрел на небо и раздумывал.

«Твайлайт думает, что я хожу на улицу, потому что я стесняюсь ходить в туалет, когда она дома. Ну, это раньше было так, а сейчас уже не так сильно. И сегодня я ушёл не из-за стыда, а из-за тьмы за окном библиотеки, которую я увидел. И возникшей у меня идеи».

Спайк сидел на крыльце, задумчиво смотрел на звёзды и о чём-то размышлял. Совсем немного времени прошло, и он встал с крыльца и зашел в дом. Твайлайт ещё читала свои книги.

— Твайлайт ты испортишь себе глаза, если будешь читать в темноте, при этих слабых свечах, я зажгу для тебя свечи на люстре, – сказал Спайк, закрывая за собой дверь.

— Спасибо, но это лишнее.

— Нет, нет. Я, как твой помощник обязан следить за всем, что тебя окружает. И я должен тебе всегда помогать, дабы тебя ничего не отвлекало.

Пони покачала головой, но ничего не сказала. Спайк подставив лестницу, и немного занявшись эквилибристикой, зажёг все магические свечи. Комната осветилась как днём. Такие свечи, благодаря наложенной на них магией, давали гораздо больше света, и их было гораздо больше чем три.

— Спасибо тебе, — поблагодарила его Твайлайт, когда дракончик спустился на пол.

— Это моя работа — отозвался Спайк.

— А теперь иди спать. Уже совсем поздно. Ты завтра опять у Рарити?

— Да, и скорее всего допоздна, — ответил Спайк, смотря в окно.

— Не перенапрягай себя. Спокойной ночи.

— Спокойной ночи.

Спайк прислонил лестницу к шкафу с книгами, бросил ещё один взгляд на окно и пошёл к себе.

В начале следующего дня Спайк был сонным из-за ночных событий. Хорошо, что Рарити поручила ему разбирать коробки с обоями, тканями, какими – то украшениями тому подобными вещами, где не требовалось больших сил. А ближе к полудню, когда Рарити стала смотреть, как сочетаются между собой цвета и материалы – работы прибавилось, но к тому времени сонливость ушла, прояснив голову Спайка. Он стал более бодрым и с нетерпением ждал наступления вечера.

Когда солнце начало садится, то Спайку и так находившийся в нервном предвкушении, стало совсем не по себе. Становилось темнее и темнее. По просьбе Рарити Спайк зажег магические свечи на люстре, которую ещё не сменили на новую. Света на улице становись всё меньше, и тьма подбиралась к окнам бутика всё ближе. И чем ближе была тьма, тем сильнее нервничал Спайк. Они закончили, когда совсем стемнело, и тьма взяла весь мир в плен.

— Ты сегодня так сильно мне помог, что бы я без тебя делала. Спасибо большое Спайк, — провожала Рарити дракончика.

— И завтра приду. Я всегда рад тебе помочь Рарити, — краснел Спайк, ведь именно сейчас Рарити его поцеловала на прощание.

Рарити открыла дверь, и Спайк помахав ей лапкой, побежал по дороге домой. Но спустя минуту он остановился и прислушался. Решив, что никого поблизости нет, осторожно зашагал назад к бутику. Подойдя к дому, он прошел мимо входа, и свернул за угол. Спайк огляделся.

«Хорошо, что здесь есть кусты, да и бутик стоит несколько в стороне от других домов, подальше от чужих глаз. Сейчас посмотрим, правильно ли я всё придумал».

Он подошел к окну на боковой стене дома и увидел Рарити. Та магией складывала ткани в коробки. Было видно, что она заканчивает. И через пару минут она закончила работу. Спайк смотрел на Рарити стоя в полный рост перед окном на расстоянии не больше длины вытянутой лапки. В эти минуты он крепко сжимал свои челюсти, пытаясь унять панику. Его голову словно пытались надуть изнутри, а сердце бешено стучало. Но он стоял и смотрел на неё. А Рарити сложив ткань и оглядевшись вокруг в поиске чего-либо забытого, и видимо ничего не найдя подошла к зеркалу. Спайк видел, как она недовольно посмотрела на свои передние ноги. Было видно, что они запачкались. Пони повернулась боком к зеркалу и осмотрела себя с этой стороны.

Спайк отошел от окна и присел на травку. Паника его отпускала, а сердце успокаивалось.

«Я стоял перед ней так долго, а она меня не видела. Она смотрела в окно прямо на меня несколько раз, и не видела! Всё получилось, как я и рассчитывал. Она смотрела в окно, но видела лишь тьму и своё отражение, а не меня. Как и я видел только тьму и себя когда проверял свои наблюдения. Как же хорошо получается! Пора вс… Что за!?»

Свет в окне погас. И Спайк почувствовал, как демоны паники снова топят его в страхе. Но не успел он, как следует испугаться, как свет загорелся в соседнем окне. Осторожно подобравшись к окну, и видя в нем яркий свет, осторожно заглянул и увидел там Рарити. Жар разлился по телу дракончика, а сердце совсем зашлось, ноги его задрожали, и какая-то истома охватила его пах.

Рарити под люстрой с горящими свечами набирала себе ванную. Он смотрел во все глаза, как она сыпет в ванную соль, капает масло и специальную жидкость для пены. Пока ванная набиралась Рарити сидела рядом с ней на пуфике и рассеяно гладила свои бёдра копытцами. Спайк совсем перестал дышать. От увиденного он чуть было не прилип к окну мордочкой, но вовремя остановился. Дракончик потёр лапками свою мордочку, а когда вновь посмотрел на Рарити…

Пони развела свои ноги и опустив своё копытце между ними медленно тёрла свою петельку. Её лицо порозовело, а дыхание стало более глубоким. Рарити это нравилось. Спайк же мог только кусать губы от досады. Пони сидела к нему боком, и самое интересное он не мог видеть, но и то что он видел не оставляло ни каких сомнений в её занятии. Рарити ещё немного развела ноги, подняла копытце, плюнула на него и вернула его к работе. Спайк дрожал от всего происходящего. Он смотрел на неё, как она дарит себе удовольствие и дрожал всем телом от возбуждения. И когда пони посмотрев в ванную, магией выключила воду и поднялась с пуфа, то Спайк уже не мог терпеть. Он взял свой член в лапку, и, массируя его, видел, как Рарити тонет в груде пены, ложась в ванную. Теперь только её голова была видна дракончику, которая как айсберг возвышалась над океаном пены. Спайк не успел расстроиться, как Рарити подняла свои задние ноги и свесила с их краёв ванны. Член Спайка уже обрёл твердость, и, перехватившись, он, сжав ладонь, заскользил ей от головки к основанию. Рарити лежала, закрыв глаза. Он видел, как жарко она дышала, какое блаженство было на её мордочке, и как колыхалась пена на воде. Он видел, как она сладко потянулась и открыла глаза. Рарити дунула на пену, рассмеялась, а затем зажгла две совсем слабые свечи на столике трюмо, и погасила магией свет люстры.

Спайк метнулся от окна змеёй. Зацепившись за что-то в темноте, он упал и ударился животом о камни. Целую минуту он лежал, скрючившись от боли и хватая воздух, а в голове билась мысль, что сейчас хлопнет дверь и Рарити найдёт его и это будет конец. Спайк ждал, но всё было тихо. Не слышно звуков шагов, и окна как были темными, так и остались, ну кроме окна ванной, из которой едва светился свет. «Неужели не услышала меня. Я падал как камень. Казалось, грохот был ужасный. Наверное, всё было не так громко».

Спайк смотря себе под ноги, осторожно шагал к себе домой. Его живот ещё побаливал, он то и дело оглядывался, но ничего подозрительного не замечал. Когда он добрался до дома, везде было темно, видимо Твайлайт уже спала. Спайк поднялся к себе и лёг в постель. Он лежал и думал о Рарити и том, как она изящна, о том, как он думал над своим планом, и какую красоту он сегодня видел в ванной комнате. Думал о падении, как боялся, что его обнаружат, и о том, как быстро прошло его возбуждение от встречи живота с камнем. Спайк слишком устал что бы помочь себе разрядиться и поэтому просто уснул.

И конечно после такого богатого на события дня ему снились сны.

Когти царапали её спину, оставляя после себя вздувшиеся багровые полосы. Её брали сзади. При каждом толчке стенки её киски судорожно сжимались, словно пытаясь раздавить незваного пришельца, а потом нехотя отпускали член. И с каждым новым разом стенки сжимались туже и туже. Пони уже не кричала, а только стонала тем животным криком, когда у её племени не было разума, а лишь инстинкты, и самцы брали своих самок, не потому что самка разрешала, а потому что он мог не спрашивать её согласия. Это был стон боли и унижения, покорности и удовольствия. Тот самый стон из первобытной ночи, которая такая же древняя, как и весь мир.

— Ты кончаешь от боли?

— Да, Спайк! — хрипела Рарити.

— Но сейчас её мало что бы ты кончила?

— Да, я хочу ещё сильнее!

— Ну, хорошо.

Член Спайка вышел из пещерки Рарити. Он смотрел на свою жертву, которая подняв круп, подрагивая, ждала его возвращения. Вся её спина была в царапинах от его когтей, а вот попка была нетронута.

— Какой здесь непорядок!

Положив свои лапки на вверх её попки, он повёл своими коготками сверху вниз к её лону.

— Ах! — выдохнула Рарити.

Шесть свежих царапин, слово дорога, вели от её крупа туда, где усталого путника ждала награда. Спайк смотрел на её открытый бутон, к которому привели его коготки, он развёл её булочки и увидел её жаркий туннель. Приблизил мордочку к её истекающему лону.

— Всё для тебя, любимая.

Прижавшись к ней, он протолкнул свой длинный язык внутрь, оглаживая её там. Недовольное сопение раздалось с кушетки.

— Да мне боли! — требовала Рарити.

— Ну, раз так, — подумал Спайк.

Отстранившись, Спайк отпустил её попку, которая немного скрыла петельку пони. Развернув свои лапки, он начал вдавливать когти в плоть её попки. Дракончик вдавливал когти попарно, улыбаясь, слушая, как её вскрики становились тоньше, при каждой новой паре, рвущей, хоть и не глубоко, плоть. Из шести ранок потекли небольшие струйки крови. Булочки были прижаты друг к другу и струйки, стекая вниз, соединялись у петельки, смешиваясь с её соками, и доходили до вымечка, где и падали крупными каплями, как странное молочко.

— Ещё! — стонала Рарити.

Спайк потянул половинки попки друг от друга, открывая её беззащитную перед ним, петельку.

Когда она показалась почти полностью, изнутри лона прыснула струйка понячьего сока.

— Ещё! — хрипела Рарити, захлебываясь словами, — Дай мне ещё боли, мой Дракон!

Спайк развел её булочки до конца, слизнул с петельки её соки, перемешанные с кровью, прижался к ней лицом и дыхнул в её матку свой огонь.

Продолжение следует...