Из жизни Оскара и Виолин

Простые зарисовки из жизни двух обычных поней - Оскара и Виолин. Зарисовки о том, как они ухитряются жить и ладить друг с другом, несмотря на кардинальные различия в их характере и образе жизни. Даже более того, как они ухитряются при этом любить друг друга.

ОС - пони

Новые стражники элементов гармонии

Фанф посвящён 6 пони( осы которые автор сам придумал).Не обращайте внимание на столь маленькое количество слов в главах, зато я постараюсь сделать много глав.

Принцесса Луна ОС - пони

Песнь Солнца и Луны: Чёрный Кристалл

Эта история о том, как менялся наш мир в те странные и тёмные времена, длинною в тысячу и больше лет. Дорогая Твайлайт, ты единственная задалась подобным вопросом и ты, к сожалению, никогда не услышишь ответа в своём времени. И не сможешь прочесть об этих рассказах в книгах, ибо таких книг больше нет. Наша Земля - она всё слышит и всех помнит, даже когда мы уходим в одиночестве. И Она запомнит мои самые величайшие Творения. Но знай, история всегда создавалась многими. И первая история - о них.

Твайлайт Спаркл Кризалис

Fallout Equestria: Кругозор

Давным-давно мир был удивительно мал. Можно было сесть на поезд, корабль или дирижабль и за несколько часов попасть в другой город или другую страну. Можно было просто прочитать газету или послушать радио -- и узнать что произошло в тысячах миль от тебя. Не нужно было продираться сквозь джунгли или нырять на дно океана -- можно было пойти в библиотеку за углом и прочесть что угодно о любом уголке мира. Потом упали бомбы. И вместе с расширяющимся огненным шаром жар-взрыва мир тоже расширился. Расширился настолько, что двор многоэтажки стал как город, город стал как страна, а страна превратилась в Пустошь. В этом мире невообразимо широк кругозор тех немногих, кто осмеливаются путешествовать, но еще шире кругозор того, кто внимательно слушает их рассказы. Зарисовка об обычном разговоре обычного бармена и обычного посетителя бара в обычной пост-апокалиптической Эквестрии.

Другие пони ОС - пони

"Когда копыта не удержат землю..." ("Keep the Earth Below my Hooves")

Эпплджек. Элемент Правды. Верный, надёжный друг, пони, всегда готовая прийти на помощь. Про таких говорят, что они крепко стоят на своих копытах. Но как устоять под градом ударов безжалостной судьбы? Как преодолеть боль и страх?

Рэйнбоу Дэш Твайлайт Спаркл Рэрити Эплджек

Пегасочка Лиди.

Выставка картин, но кто бы мог подумать, что для Кристалла она обернётся романтическими отношениями.

Стражи Эквестрии 1 - Эпизод III: Путь обратно

Такие вот пироги друзья! Третья часть похождений Эдриана. Веселья больше, маразма меньше, больше магии и дружбы, меньше крови.

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл Спайк Принцесса Селестия Принцесса Луна Биг Макинтош Лира DJ PON-3 ОС - пони Октавия Дискорд Человеки Принцесса Миаморе Каденца Сестра Рэдхарт

Киберпони

Прогресс - вещь необратимая. Он стирает любые преграды, давая разумным существам, сумевшим его обуздать, невероятную мощь. Он способен в мгновение ока изменять то, что годами создавалось природой. Будущее подкрадывается незаметно... Добро пожаловать в новую Эквестрию.

За Республику!

Кто бы мог подумать, что в Эквестрии настанут тёмные времена? Но они настали. Принцесса Селестия оказалась скрытным тираном и принцесса Луна решает дать ей отпор. Гражданская война началась. Повествование ведётся от лица молодого жеребца Константина, который вместе с друзьями решает уйти в ряды армии Лунного Сопротивления.

Другие пони Стража Дворца

Хранительницы

Небольшое приключение пяти подруг. И в конце побеждает дружба-магия!

ОС - пони

Автор рисунка: aJVL
Глава 4 Глава 6

Глава 5

-Ну что же. Думаю, она поправится.

Всё-таки, главный врач есть главный врач. Его кабинет выгодно отличался от других тем, что в нем присутствовало какое-то подобие роскоши. Без излишеств. Стол из красного дерева, диван с серой обивкой. Шкаф украшали многочисленные грамоты и награды, а на стене, за непробиваемым стеклом, диплом доктора Брэйнса. Стэйбл молча смотрел на главного врача, тщательно обдумывая слова. Он собирался рассказать ему о том, как он увидел Скрю в Вечнодиком лесу. И о том, что случилось потом.

Разумеется, Стэйбл рассказал всё, без утайки. Доктор внимательно выслушал его.

-Пони и волки… как интересно, — старый жеребец прикрыл глаза и отпустил стрелку метронома. Прерывистое тиканье в ночной тишине помогало ему сосредоточиться на собственных мыслях.

-Да… Знаете, Стэйбл, — он отвлекся от раздумий и потянулся за трубкой, — волки – это очень любопытные существа. У них есть страсть к свободе, которую чрезвычайно сложно подавить. Посади волка в клетку, и он не превратится в покорную собачку. Скорее наоборот – станет еще более агрессивным, и будет рваться из плена всеми силами, пока не примет свою участь.

И, несмотря на свою тягу к свободе, волчья стая является примитивнейшей из организаций, которая, тем не менее, довольно стабильна и работает на подчинении вожаку. Я так понимаю, ты уже имел честь с ним познакомиться.

-Это как-то связано со Скрю? – спросил доктор Стэйбл. Брэйнс кивнул.

-Разумеется. Кое-что из её «звериной сущности» мне становится понятным. То, что случилось в Вечнодиком лесу, вряд ли расскажет нам о её прошлом… по крайней мере, откуда она, и где её настоящая семья.

Более того, я полагаю, что эта стая стала её семьей.


…Я еще никогда с подобным не сталкивался. Кое-что слышал… подобные случаи настолько редки, что в медицине так и не нашлось для них подходящей классификации. Но кое-какие объяснения по этому поводу существуют.

Представь себе обычную семью: мама, папа, жеребенок. Жеребенок с самых ранних лет постигает жизнь, общаясь с родителями, с другими пони… у него проявляется характер, мировоззрение и собственный взгляд на мир. Он многого не понимает – он всего лишь материал для лепки, а вот уже общество лепит для него мир, полный радости и разочарований. И всё это для того, чтобы в конце он сам сделал выбор – насколько независимым ему нужно стать в своей жизни. Недостаток общения либо уничтожает личность, либо делает её уникальной… хотя и глубоко несчастной, зацикленной на собственных взлетах и падениях.

Но что будет, если жеребенка оторвать от общества? Отдать его в иное, которое является лишь пародией на нормальную семью? Которая примет его, хотя и будет настолько чужой в наших глазах?

Нас с волками объединяет только то, что мы – млекопитающие, как и они. И больше ничего.


Скрю не просто больна. Я полагаю, что её оторванность от общества в детстве привела к таким осложнениям. Её вырастили волки. Я практически уверен в этом, — продолжил Брэйнс.

-Это возможно?.. – вырвалось у Стэйбла, — обычно волки нас не жалуют.

-Согласен. Обычно пони становятся отличным ужином для целой стаи. С другой стороны… поведение волков еще до конца не изучено. Я бы даже сказал, что они её пожалели — если к волкам такое вообще применимо. Кто знает, может, малютка Скрю умирала в этом лесу, без пищи и крова. И когда ни один пони не смог ей помочь, ей помогли волки. Стая вырастила её, как свою – потому что иначе не могут. Они выкормили её, а Скрю, в свою очередь, запоминала их действия и повадки, потому что выживание – это единственное, к чему она стремилась.

-Значит, если мы внушим ей, что она пони…

-А не всё так просто, дружок, — Брэйнс нахмурился, — какая-то её часть это осознает. Она видит других пони вокруг себя. Она сама видит, что очень сильно похожа на них – больше чем на волков. У неё четыре копыта, грива и хвост. Но! Вся её жизнь проходила среди волков. Отвергнуть родную семью ради жизни, которой она не знает, более того – в которой она лишена желанной свободы… нет уж.

-Тогда почему она не сбежит к своей стае навсегда?

-Та часть, которая говорит ей о том, что она – пони, упорно не хочет этого делать. Скрю видит определенные… радости в своем пребывании здесь. К тому же, мы её приручили, что далось нам нелегко, а значит – она разрывается между двумя мирами. Миром пони и миром волков.

-Так что на данный момент мы начинаем выигрывать. И это хорошо. Нам придется начать с нуля – мы полностью адаптируем её для новой жизни. Нужно показать ей, что жизнь не ограничивается слепыми инстинктами. И что она вполне себе разумное существо, чтобы от них отказаться.

Брэйнс перевел дух. Его голос звучал тихо; не исключено, что старый доктор всё еще находился в собственных размышлениях, и ему приходилось отвлекаться, чтобы дать Стэйблу нужные указания.

-Всё-таки, ты молодец, Стэйбл, — наконец сказал он, — не зря ты здесь появился. И я думаю, что смогу тебе поручить одно очень ответственное задание. Возможно, я немного тороплю события, но…

В общем, я хочу, чтобы ты стал её опекуном.

У Стэйбла чуть не отвалилась челюсть.

-Я? Как это?..

-Подожди. Дай мне закончить, — перебил его Брэйнс, — Скрю очень сильно привязалась к тебе. По этой причине она сбежала отсюда. Я убежден, что она следовала за тобой, чтобы поиграть. Более того – она защищала тебя от древесного волка, а это кое-что должно значить. Я полагаю, что ты и будешь той самой отправной точкой, с которой она начнет новую жизнь. Если Скрю тебя так слушается, значит, ты и сможешь ей внушить все радости жизни пони.

Стэйбл застыл как вкопанный. Такого он не ожидал. Он вполне справедливо полагал, что его отчитают за то, что произошло. Вечнодикий лес, эта дурацкая игрушка…

Но похвала от доктора Брэйнса его очень обрадовала. Конечно, быть нянькой для безумной пони – это немного смущало молодого врача. В конце концов, для этого есть медсестры.

И конечно, я смотрел на это с другой стороны. Случай Скрю Луз был уникальным в своем роде. Отказываться от него было бы как минимум глупо.

А еще… было кое-что другое. Я очень хотел ей помочь. Единственная в своем роде пони, которая не нашла себе пристанища в жизни. И то, как вели себя другие по отношению к ней – я считал это слишком неправильным.

К тому же… за мной остался должок. Она мне жизнь спасла. И видит Селестия, я должен спасти её. Я верен своей клятве до конца. Я должен помогать больным и отчаявшимся, а она под эту категорию подходит просто превосходно.