S03E05
Глава 3 Глава 5

Глава 4

Вот как? Ни с того ни с сего ко мне прилипла психически больная кобылка?

На самом деле, всё не так уж и плохо. Если не считать того, что мне каждое долбанное утро приходится вставать на час раньше, потому что Скрю опять теряет свою шкатулку. Снова, и снова, и снова, и снова. Вот что такое настоящее безумие.

Так прошла неделя. Самая скучная неделя в моей жизни, если бы не она. Ну серьезно: я не хочу как-то плохо говорить о душевнобольных, но… она была забавной. Даже слишком. Она была слишком хороша для этого места.

Просто… мне уже приходилось наблюдать за теми, чья жизнь перечеркнута диагнозом. Я повидал психов на своем пути. И только сейчас я понимаю, что каждый из них был личностью. Одурманенной, уничтоженной тоннами препаратов и живительными процедурами. А всё только потому, что никто не воспринял их чудачества всерьез. Более того, посчитал их опасными. Самое плохое в этом то, что они правы. И в этом мире грань между нормальным и безумным слишком тонка и сложно поддается логическому объяснению.

-….В общем, заходит доктор в палату, и видит, что все земные пони бегают по ней, махают копытами, жужжат, подушки жуют… Ну, он спрашивает: «А что вы тут делаете?». А они ему в ответ: «Мы Вандерболты, облака разгоняем!». Ну, он не понимает, спрашивает, где главный врач, а они знаете что отвечают?

Стэйбл вздохнул. Этой шутке тысяча лет.

-«Первым рейсом улетел!» — Редхарт расхохоталась. Хохот дружно подхватили остальные медсестры, и даже Хорс, который, в общем-то, знал этот анекдот. Так, посмеялся за компанию.

-Чего раскис, Стэйбл? – на него посмотрела желтенькая медпони.

-Оставь его, Тенди, — Редхарт усмехнулась. Самая Главная Медпони пожевывала бутерброд с ромашкой, — ему Скрю высыпаться не дает.

-Ммм… а она довольно милая. Когда не лает, – улыбнулась сестра Тендерхарт. Стэйбл вздохнул. День искрометных шуток и тонких острот начинается.

-Главное, — Редхарт с трудом проглотила кусок, – не запираться на замок. Скрю обожает открывать двери любыми способами.

-Я заметил, — Стэйбл устало зевнул. В прошлый раз он имел неосторожность закрыть дверь на задвижку. И на этот раз его разбудило не копыто Скрю, а грохот падающей двери. В пять утра. Просто бодрость накатывает.

-Для неё вообще преград не существует, — продолжила Редхарт, — Стрэйт как-то говорил, что она спокойно выбиралась из палаты для особенно буйных. А там ничего нет на шурупах. Даже дверь открывается… а как она открывается?

-Механический замок. Чистая автоматика.

-И как она сбегает оттуда? – поинтересовался рыжий единорог – доктор Хорс.

-Никто не знает, — развела копытами белая медпони, — Брэйнс страшно злился, а потом махнул на всё копытом, и сказал: «Потеряете её – сами виноваты»

-А вы не думали, что она может на кого-нибудь напасть? Если будет гулять по городу?

И тут дверь раскрылась. Стэйбл заметил, как Скрю вбежала сюда, помахивая хвостиком.

-Напасть? Ты что? – Редхарт подошла к кобылке и нежно улыбнулась ей, — она же такая милашка! Ну как она может кого-нибудь обидеть? Скрю, сидеть!

Кобылка послушно присела и со счастливым видом посмотрела на Стэйбла.

-Видишь? Она послушная девочка, ей не надо никого обижать! Кто у нас хорошая пони? Кто у нас хорошая пони… — умилительно засюсюкала Редхарт, подойдя к ней и взяв за щечки, — ты у нас хорошая пони!

-Лови! – Тендерхарт бросила ей бутерброд с джемом. Зря. Ой, зря… Скрю стремительным броском, сбив с ног Редхарт, пронеслась за лакомым кусочкам. Стол опрокинулся; халат Хорса залило фруктовым соком.

-Ну вот… Тенди, я же просила, никаких игр с едой! – раздосадовано воскликнула Редхарт, но медпони только захихикала, глядя, как Скрю жует бутерброд прямо с пола.

И только Стэйбл не разделял общей радости. Это было отвратительно. Самое настоящее издевательство над пациенткой, которая этого даже не понимает. И мысль о том, что остальные пони ведут себя с ней точно так же…

Его аж передернуло от гнева. Но он взял себя в копыта и молча вышел из кабинета медсестры, закрыв за собой дверь.

***

Не получилось. Его догнала Редхарт.

-Эй, ты чего? – недоуменно спросила она. Стэйбл перевел дух, он хотел что-то сказать… но нет. Он просто пошел дальше. Медпони пошла за ним.

-Нет, серьезно? Ну извини пожалуйста, что задела твои высокие и чистые идеи!

-Думай что хочешь,- холодно ответил ей доктор. Единорог вошел в свой кабинет, чтобы прибрать кровать. Редхарт усмехнулась.

-Ладно-ладно, жеребец. Тут я, пожалуй, с тобой соглашусь. Скрю – пони. Нам очень жаль. Ты доволен?

Единорог на минуту отвлекся, чтобы на неё посмотреть. Не очень-то похоже на раскаивание.

-Нет, — и поправил подушку.

-Ой да ладно тебе, — протянула медпони, — мы же с ней всего лишь играем! Даже она счастлива.

-Ну да, счастлива. У собак мало радости в жизни: выкопать косточку, пометить дерево…

-Не надо так утрировать, — уже серьезно сказала Редхарт, — она больна, я знаю и не надо мне напо…

-Редхарт, в медицине есть такое понятие – «Уважение к пациенту». Слышала? – язвительно заметил Стэйбл. Медпони резко ощетинилась, превратившись из кроткой санитарочки в грозу нарушителей порядка.

-Не надо мне читать лекции, малыш.

-Малыш? Ты меня младше!

-Зато опытнее, — сухо заключила Редхарт, — и еще кое-что, о чем тебе стоит знать: если я увижу, что кто-то посмеет задеть малышку Скрю… ох, лучше бы ему бежать. И бежать далеко, потому что у меня очень длинные копыта. Если ты понимаешь, о чем я.

Еще с минуту они смотрели друг на друга.

-Ну так что, мир?

-Мир.

***

-Слушай, жеребец! У меня к тебе взаимовыгодное дело.

-Взаимовыгодное? В каком смысле?

Редхарт залихватски ему подмигнула.

-У нас в клинике всё основано на доверии. Мы всегда готовы прийти на выручку товарищу по медицине, и надеемся на то же самое в ответ… ну, если помощь нам потребуется.

-Так чем тебе нужно помочь?

-В точку, Стэйбл! Нужно, чтобы кто-то прикрыл мой круп, пока я сижу здесь, и выполнил одну очень ответственную миссию.

-А кто прикроет мой?

-Я и прикрою. Тут вот какая проблема: ко мне недавно прилетел племянник. Из Клаудсдейла. Ну, и пока он летел сюда, умудрился потерять свою любимую игрушку где-то над городом. Ты не мог бы её поискать, пока я тут копаюсь?

-И где мне её искать?

-Как где? В Понивилле, конечно. Где же еще? Походи по городу, поспрашивай, не видел ли кто желтого лягушонка с шарфиком.

-Желтый лягушонок. С шарфиком. Понятно, — Стэйбл кивнул, — не вопрос. Помогу чем смогу. После работы пойду погуляю по городу, может и найду.

***

А ведь Понивилль не такой уж и огромный. Потерять здесь игрушку… возможно, но скорее всего, её найдут. Стэйбл обежал весь город. Расспросил проходящих мимо пони, не видел ли кто эту игрушку. Поговорил с жеребятами, с их мамами, с торговыми пони, с рабочими пони, с обитателями фермы «Сладкое Яблочко»…

-Ну, я что-т видела. Оно там упало, — ответила ему оранжевая ковпони с кьютимаркой-яблоком. И копытом показала ему в сторону, где заканчивался яблочный сад. Стэйбл поблагодарил пони и заторопился, потому что время близилось к вечеру. Солнце уже прощалось с жителями славного городка, укатываясь куда-то за горизонт, посылая прощальные лучи любви уставшему доктору.

Но когда он пришел в означенное место, он совсем не ожидал встретить там...

-Скрю?!

Голубенькая кобылка завиляла хвостиком и залаяла, приветствуя доктора. Желтый лягушонок с махровым шарфиком лежал прямо перед ней, и кобылка быстро схватила его в зубы, слегка пожевывая плюшевое брюхо.

-Скрю! Положи на место! — Стэйбл уже подумывал о том, что она получила метку вовсе не за винтики. Она и есть винтик. Один большой винтик в его заднице по самую шляпку.

Кобылка никак не реагировала на его приказы. Ну, если быть точнее, то вряд ли можно назвать её состояние обычным. Эта пони виляет хвостом, как сумасшедшая, жует игрушку и пускает слюни, и при этом её глаза как-то странно смотрят на доктора. Такое ощущение, что на его месте она видела огромный, сочный кусок говядины. Или о чем вообще мечтают собаки?

-Отдай мне игрушку, — доктор осторожно подошел к ней. Пони отступила. Она хотела поиграть. Стэйбл сделал еще один шаг, и Скрю отступила. За каждым шагом доктора кобылка отступала на один. Жеребец даже пожалел, что не так уж и много знает хороших заклинаний. Например… ну скажем, какая-нибудь магия, которая автоматически одевает психованных пони в смирительную рубашку. Как бы это сейчас пригодилось.

Но нет. Стэйбл резко сорвался с места, и Скрю резво побежала от него. Для больной кобылки она бежит слишком хорошо. Гоняться за ней было бы настоящим мучением, будь Стэйбл младше на пару лет… и толще на десяток килограмм.

-Скрю, стой! – нет, она его не слышала. Её мысли были полностью заняты беготней от назойливого докторишки. Да и собственно, что ему с этого? Игрушку первой нашла она. И достаться должна ей. А если он хочет её получить, чтобы поиграть… пускай постарается её забрать.

Так они всё дальше и дальше отбегали от Понивилля. Стэйбл чуть не остановился, когда кобылка побежала в сторону лесной опушки, что укрывала её от и без того слабого света солнца. Это было опасно. Очень опасно, если судить лишь по одной грозной табличке, которую Скрю чуть не сбила по дороге. Но это только придало ему решимости – Вечнодикий лес не место для прогулок. И ему нужно вернуть сбежавшую пациентку в клинику. А еще забрать эту дурацкую игрушку.

Но она убежала, став недосягаемой для видимости. Стэйбл остановился, чтобы перевести дух. Он осмотрелся. Неужели он так далеко забрел в чащу, что не видит дороги обратно? Лес идет бесконечной чередой из старых сухих деревьев, кустарников… и в нем нет ничего примечательного. Такого, что помогло бы ему сориентироваться в дороге.

Как же отсюда выбраться?.. И как найти сбежавшую пони?

***

…Он не знал, как много времени пройдет, прежде чем он выберется отсюда. Стэйбл в душе проклинал этот день. А еще Редхарт, которая, в общем-то, и виноватой не была. Просто так, наравне с этим Вечнодиким лесом, этой дурацкой игрушкой… и Скрю.

Ну и куда она исчезла?!

Стэйбл позвал её по имени. Тишина в ответ.

-Скрю! Выходи! Это уже не смешно! – ему показалось, что кусты зашевелились. Наверное, ветер… или нет?

Доктор усмехнулся. Не всё так плохо. Значит, пони решила поиграть с ним в прятки. Ну хорошо…

-Интересно, куда же она подевалась? – он наигранно осмотрелся, — может она под камнем? Нет? Какая жалость! Не могла же она отрастить крылья!

Из-за кустов донеслось тихое рычание. Доктор улыбнулся. Да уж, эта пони не умеет держать себя в копытах. Стэйбл подошел к кустам.

-Куда же она пропа… а вот и она! – и он раздвинул копытами ветки.

Его идиотская улыбка очень быстро стерлась. Перед собой он увидел нечто такое, что надолго запомнится в самых страшных кошмарах. На мгновение ему казалось, что это очень странная коряга – по форме она была похожа на волка. И всё бы ничего, но эти горящие зелеными огнями глаза, как неоновые огоньки в ночном городе. Это существо… чем бы оно ни было, оно было живым. И у него была огромная пасть с острыми зубами.

-Упс… — Стэйбл быстро отпустил кусты, Но древесный волк с силой набросился на него , прижав к холодной земле. Зубы чуть не сомкнулись на его шее, но Стэйбл с силой врезал по клыкастой морде копытом, его рог угрожающе засветился искрами.

Грянула вспышка – «волк» не просто отлетел. Его разорвало! Палки и коряги, которые были… кхм, составной частью этого существа, разлетелись по разным сторонам. Доктор не без гордости смотрел на это. Вот она, сила магии. Будет знать, как сталкиваться с единорогом. Или не будет. Наверное, теперь ему всё равно…

Или нет. Глаза доктора невольно расширились от ужаса. Острые коряги медленно подтягивались к тому месту, где волка разнесло на части. Чья-то злая магия собирала его по частям, и теперь доктор не собирался сражаться с ним заново. Запулив еще разок по чудовищу, он побежал как можно дальше от этого проклятого места.

Да, теперь понятно, почему в Вечнодикий Лес лучше не соваться. Опасное местечко. С мечтой о лесном пикнике придется повременить.

Но древесный волк догонял его. Целый и невредимый. Стэйбл в страхе, не оглядываясь, бежал и бежал, чувствуя тяжелое дыхание за своей спиной.

***

Скрю!

В тот самый момент, когда волк приготовился к броску, кобылка преградила ему дорогу. Она первой налетела на него, вцепившись зубами в его деревянную шею. Они покатились по земле. Стэйбл боялся зацепить её заклинанием, а древесный волк вонзил свои острые когти ей в живот.

Скрю закричала, отпустив его шею. Она неистово сопротивлялась, молотя по нему копытами, но расклад был явно не в её пользу.

Услышав вой за своей спиной, единорог в страхе обернулся. Волки. Не древесные. Обыкновенные лесные волки, не меньше десятка. Лунный свет поблескивает на их шкурах. Древесный волк отшвырнул раненую кобылку и злобно оскалился, отступая назад.

Но волки подходили всё ближе и ближе к нему, не замечая более лакомый кусочек (Ну, если так можно говорить о единорогах). Или они просто не хотели его замечать. С их морд капала слюна. Они набросились на древесного волка, свалив его на землю. Невзирая на его брыкания, каждый из стаи смог унести себе по кусочку. Что довольно странно. Зубы у них может и острые, но разломать дерево на части… хотя это и не дерево. У этого существа есть слабые стороны.

Стэйбл об этом как-то не думал. Он хотел подбежать к Скрю, когда огромный черный волк преградил ему дорогу. Он зарычал, обнажив свои желтые зубы. Рог доктора был готов выкинуть новое заклинание, чтобы отбросить его подальше, но Скрю сама подошла к нему, хромая на левое переднее копыто.

Когти древесного волка прошлись по её ребрам. Причем довольно глубоко. Доктор внимательно осмотрел раны. Скрю повисла на нем; она медленно теряла сознание от кровотечения. Её глаза закрывались; она что-то бессвязно шептала, с трудом держась на ватных ногах.

Времени мало. Нужно торопиться. Стэйбл взвалил бесчувственную кобылку на себя. Волчья стая провожала его взглядом. Черный волк осмотрел своих собратьев. Из стаи отделилась одна волчица и побежала вслед за Стэйблом.

Она быстро догнала его и побежала дальше. Единорог не понимал, что происходит. Что-то подсказывало ему, что нужно бежать за ней. Как бы глупо это ни звучало, но это было так. Волчица знала выход из Вечнодикого леса. Она помогала Скрю.

Что это за стая? Ворох мыслей проносился в его голове, пока он бежал в кромешной темноте, освещаемой лишь одиноким лунным светом. Дорога казалась бесконечной, но Стэйбл, без передышки, не ведая усталости, следовал за волчицей.

И когда волчица остановилась, Стэйбл перевел дух, и понял, что находится на выходе из лесной опушки. Это придало ему новых сил. Он побежал в сторону клиники, и даже не успел удивиться, что на улице была глубокая ночь.

Клиника. Мать-Селестия, как же она далеко…

-Держись! Не вздумай засыпать! – крикнул Стэйбл. Кобылка на его спине жалобно поскуливала, свесив копыта. Она была не очень тяжелой – доктору приходилось в свое время таскать довольно грузных пони, да и с телосложением у него было всё в порядке. Хотя вот именно в такие моменты он жалел, что у него нет крыльев.

***

Двери распахнулись. Яркий свет больно ударил ему в глаза. В клинике было тихо. Очень тихо. Только Редхарт сидела перед столом и клевала носом, потирая носик копытом.

-Редхарт! – от крика она встрепенулась. Увидев Стэйбла с окровавленной Скрю на спине, она тут же забыла про сон. Её глаза расширились, но она быстро взяла себя в копыта и подбежала к нему.

-Что случилось?

-Не сейчас, — доктор Стэйбл с помощью Редхарт положил раненую пони на кушетку. Медпони резво схватилась за кушетку, и колесики покатились, увозя Скрю в через двери с табличкой «Травмпункт».

-Нам нужно промыть рану. Хорс! Конские перья, да где этого придурка носит? ХОРС!!!

-Что у вас тут… — из соседней койки показалась заспанная мордашка с рыжей шевелюрой. На гнев по поводу «сонного царства», царящего в клинике на ночном дежурстве у Стэйбла не было времени. Он помогал Редхарт промывать многочисленные царапины на теле Скрю.

Кобылка взвизгнула. Медпони ласково погладила её по головке.

-Тише, Скрю, не бойся. Всё хорошо. Хорс, давай быстрее!

Хорс встал рядом с Редхарт.

-Так, промыли? Внутренние органы не задеты, но по ней прошлись хорошо. Придется зашивать... — Хорс поправил очки и подтянул хирургический набор.

-И вообще, вас тут слишком много, я не могу сосредоточиться, — сказал он, — Стэйбл, иди погуляй!

Стэйбл недоуменно на него посмотрел.

-Я серьезно! Редхарт, помоги мне её придержать! — Хорс сам единорог, и его магия работала на полную катушку. Бинты, пинцеты, нитка и иголка взмывали над его головой, Редхарт вкалывала успокоительное Скрю, и через несколько минут кобылка забылась в сновидениях, что позволило докторам продолжить работу.

***

Стэйбл вышел за дверь. Вот теперь он действительно узнал, что такое усталость. Копыта невольно подкосились; он свалился у края стены, чтобы немного успокоить расшалившееся сердце.

-Сумасшедший денек, не правда ли? – единорог вздрогнул, когда из второго этажа вышел доктор Брэйнс. Он подошел к единорогу и бросил взгляд на дверь травмпункта.

-Что у вас случилось?

-Я… Скрю, — на большее у Стэйбла не хватило сил. Старый пони нахмурился и вошел внутрь, оставив молодого единорога одного. Стэйбл вытер пот дрожавшим копытом и перевел дух.

Ох уж эта безумная ночь. Хоть бы она быстрее закончилась.