Внутренний Город

Рэйндропс, молодая пегаска из Понивилля, едет к своей больной тётушке. Казалось бы, что может быть обыденнее, чем эта совершенно непримечательная поездка? Но, возможно, всё не так просто, ведь пункт назначения — таинственный город Сталлионград с его малопонятной для остальных эквестрийцев жизнью.

Другие пони

ФоЭ. Котята в коробке

Земная экспедиция прибывает на планету, население которой уничтожило собственную цивилизацию во время ядерной войны. С момента удара прошло всего три дня и люди надеятся, что им удастся спасти остатки выживших, медленно умирающих в ненадёжных подземных убежищах...

Другие пони Человеки

Неожиданность

Обычная жизнь, обычный день. И вдруг, резко, происходит нечто странное... Что это событие даст главному герою?

Твайлайт Спаркл Человеки

Поросший двор

Семья фестралов решила поселиться на новом месте, но ведь ничего столь грандиозного, как переезд, не обходится без проблем, или им повезёт?

Другие пони ОС - пони

Над грифом «Секретно»

Взрослые герои. Недетские проблемы. Новая жизнь. Свёрстанная версия в .pdf доступна здесь: http://www.mediafire.com/?akvpib3hznu8ib2, в том же архиве можно найти запись песни из эпилога.

Рэйнбоу Дэш Спайк Гильда

Великое и Могучее приключение Трикси

Твайлайт всего лишь хотела попить чаю со Старсвирлом Бородатым. Но Трикси...

Твайлайт Спаркл Трикси, Великая и Могучая Старлайт Глиммер

Настоящее сокровище

Очередной будничный день превращается в удивительное приключение.

Рэйнбоу Дэш Эплджек Эплблум Скуталу Свити Белл

Братство — это Магия!

Что-то странное происходит в замке Твайлайт. А именно что-то не так с волшебным зеркалом: в период интенсивных солнечных вспышек оно начало вести себя странно, заставляя аликорна беспокоиться о возможных осложнениях. Следующее, что она узнает - через цепочку событий, которые у неё не было возможности проанализировать, - зеркало необъяснимым образом переносит её саму, а также её друзей и Спайка в таинственный и опасный мир, совершенно ей неведомый, и где единственный, по-видимому, способ вернуться домой - так это отправиться с группой странных существ в поход, целью которого является уничтожение мощного кольца в далёкой стране... Все права на MLP:FiM принадлежат Лорен Фауст. Все права на "Властелин Колец" принадлежат Дж. Р. Р. Толкину

Рэйнбоу Дэш Флаттершай Твайлайт Спаркл Рэрити Пинки Пай Эплджек Спайк Принцесса Селестия Дискорд Человеки

Забытые катакомбы.

Кружка чая, два друга в скайпе, грусть печаль.Одному из друзей пришла в голову дурацкая мысль, которую МЫ и написали.Сразу скажу, здесь НЕ ПРО ПОНИ!Я думаю не стоит писать, т.к. фик меньше чем на страницу.И да, это наша первая работа, но ждем критики.

Лунные Сонаты

В этой Эквестрии не всегда всё хорошо. И Мелоди, молодая земная пони, лучше всех это понимает. Судьба с самого рождения Мелоди была к ней сурова. Редкая мутация позволила кобылке идеально имитировать любые голоса, но сделала её физически слабой. Детство Мелоди закончилось рано, когда погиб её отец, а мать пристрастилась к сидру. И дальше становилось только хуже. Пока однажды в её жизни не появился пони из далёкого прошлого.

ОС - пони

Автор рисунка: Devinian

Шкатулка Скрю

Глава 3

День второй. Стэйбла разбудили. Кто-то несколько раз пихнул его копытом. Он отвернулся. Но этот “кто-то” упорно добивался его пробуждения. Открыв глаза и повернувшись на спину, единорог увидел перед собой знакомую мордашку.

-Ты опять потеряла свой голос, да?

Скрю закивала головой. Стэйбл прикрыл глаза и кое-как слез с тахты.

-…Ладно. Пойдем его искать.

Стэйбл устало зевнул, протягивая ей шкатулку. На этот раз Скрю оставила её в кабинете старшей медсестры. Как только они собрались уходить, дорогу им преградила Редхарт.

-А, знакомые лица! – она довольно посмотрела на доктора, — жеребец, сегодня твоя очередь!

Молодой доктор нахмурился. Судя по её тону, предстояло что-то поистине отвратительное.

Но нет. Оказывается, что сегодня пришло время для прогулки!

-Вы что, серьезно? – только и сказал доктор, глядя на то, как Редхарт протягивает ему поводок и намордник.

-Без этого она гулять не станет, — абсолютно серьезно заметила она.

Стэйбл шумно вздохнул.

-Редхарт. Она – пони.

-А я и не говорила о том, что тебе нужно ходить с ней, как с собачкой, — ответила Редхарт, — но без этих вещей она с тобой никуда не пойдет. Просто возьми и держи при себе.


Безоблачное, чистое небо над головой. Стэйбл сидел, прислонившись к старому дубу, что рос на территории больницы. В тени ему было гораздо приятнее.

Без всякого энтузиазма молодой доктор забрасывал магией игрушечный мячик куда подальше. И Скрю… да, мчалась за ним и приносила в зубах. Поскольку это действие было отточено до автоматизма, он углубился в чтение книги. Так, что даже не заметил, как подошел доктор Брэйнс.

-Вижу, развлекаетесь, — Стэйбл резко захлопнул книгу. Увидев перед собой главного врача, единорог смутился.

-Доктор Брэйнс, я…

-Всё нормально, — доктор подсел рядом с ним. Его зоркий глаз следил за тем, как Скрю возвращается к ним с мячиком. Доктор весело улыбнулся ей… и, забрав мячик, забросил обратно. Кобылка побежала за ним, а Брэйнс тем временем продолжил:

-Скрю витает в своем милом маленьком мирке. И в нем она — собака.

-И как же так произошло?

-Сложно сказать. Это очень странная патология. То, что это – чистой воды психиатрия, я и не сомневаюсь – взять хотя бы её шкатулку с голосом.

-У неё есть семья? – спросил Стэйбл. Брэйнс покачал головой.

-Видишь ли, Стэйбл… у нас на третьем этаже так мало пациентов только потому, что безумные пони живут не внутри, а снаружи больницы. А что касается Скрю, то она слишком странная даже для них. И да, её приходится держать здесь.

-Странно, что вы её вообще выпускаете на волю, — вырвалось у единорога. Он тут же спохватился: — то есть, я хотел сказать, что… если пони считает себя собакой, то она может и…

-Покусать? – главврач кивнул, — так и есть. И Скрю была уже такой, когда росла здесь.

-Росла? – Стэйбл задумался. Да, это кое-что объясняло.

-Сколько я себя помню, Скрю содержалась в психиатрическом отделении. Я даже помню тот день, когда её принесли сюда. Январь, самая холодная пора года. На улице бушует метель, и времени за полночь, но я решил остаться в клинике и разобраться с бумагами. И только представьте себе – в больницу вбегает лесник и кричит, что нашел в лесу жеребенка!

-Это была Скрю?

-О да. Кстати, к тому времени она была довольно развитым и крепким жеребенком. Мы боялись, что потеряем её – сами знаете, на таком холоде немудрено было схватить воспаление легких… или тяжелое обморожение. Я в свое время работал в военном госпитале, всякое видел. И уж меньше всего на свете я хотел звать хирурга для ампутации.

Стэйбл вздрогнул. От одного слова «ампутация» по его телу пробежал легкий холодок. Но Брэйнс, как ни в чем не бывало, продолжал:

-Мы не нашли её родителей. Мы вообще ничего не нашли – ни единого намека на то, откуда она. Старик отдал нам эту шкатулку, он сказал, что Скрю держала её при себе, когда он нашел её.

-Мы спасли её, однако Скрю вела себя очень странно. Кусалась, никого не подпускала к себе. От обычной еды отказывалась, предпочитая грызть… кхм, кости. Постоянно пыталась сбежать из клиники. Выла на луну… в общем, вела себя совсем не как пони. Мы уже и не знали, что думать, но один мой хороший друг предложил такой вариант: если пони считает себя собакой… то почему бы не сделать из плохой собаки хорошую?

Пришлось потрудиться. Сначала мы позвали опытного кинолога…

Молодой единорог в недоумении посмотрел на него.

-Вы серьезно?

-Увы. К помощи психолога мы уже прибегали. Ничего не получилось. Сам подумай – если пони не считает себя пони, чем психолог может ей помочь? Тем более, в таком юном возрасте, когда у неё даже личность не сформирована? Пришлось взяться за воспитание Скрю именно таким вот… методом. Кинолог тоже в шоке был, не волнуйся.

Но на самом деле, тренировка принесла успех. Мы выдрессировали её. А вот уже после этого мы решили сделать из неё полноценную пони. И пригласили учителя. Миссис Черили помогла наладить с ней контакт. Скрю молодчина, она очень быстро всему учится. По крайней мере, разговаривать она умеет. Это лучше, чем рычать, уж поверь.

И всё-таки…

Шкатулка. Как мы ни пытались, мы не могли понять, почему она так сильно к ней привязана. И уж тем более – почему она так свято уверовала в то, что её голосок находится именно в ней. А вот это уже была чистой воды психиатрия. Хотя бы потому, что когда она открывала её утром, к ней возвращалась её… «звериная сущность». Хотя мы её и укротили, конечно.

-А почему её зовут Скрю?

-Забавная история, — доктор Брэйнс усмехнулся, — ты видел её кьютимарку?

Стэйбл резко покраснел. Только сейчас он заметил, что метка голубенькой земной пони представляла собой… винтик.

-Мы не знали, как её зовут. И долго думали над её именем. До одного веселого момента. К нам раз в неделю приезжает электрик – ну там, лампочки поменять, проверить генератор… ну, и уходя, он забыл свою отвертку.

А теперь представь себе: я подхожу к палате больного, открываю дверь… а она не открывается. Она падает! С грохотом. И все двери на втором этаже… Всё на этаже было развинчено – тумбочки в палате медсестры, шкаф, даже картины лежат на полу, потому что кто-то снял шурупы со стены!

Доктора в панике, я прихожу в свой кабинет… и вижу её. Понятно, что и мой кабинет она разобрала на винтики. И вот, я, доктор с многолетним стажем, вижу маленькую пони, которая держит в зубах отвертку, среди кучи винтиков… и чувствую себя полным дураком.

Вот так она и получила свою кьютимарку. А еще имя. Фамилию… мы придумали чуть позже. Для того, чтобы заполнить все нужные бумаги. У нас обычно так называют «потеряшек».


Брэйнс закончил повествование и напряженно посмотрел в сторону Скрю. Кобылка забросила свою любимую игрушку и отвлеклась. Едва завидев внезапного гостя, перешагнувшего через ворота клиники, она встрепенулась и злобно зарычала. Стэйбл вскочил; кобылка резко подбежала к пони-почтальону, не давая ему подойти поближе.

Почтальон – земной пони вороной масти – задрожал и неловко отступил. Наверное, он уже и раньше имел честь познакомиться с ней. Скрю впилась в него своим грозным взглядом, оскалив зубы.

Ситуация критическая. Стэйбл понял, что нужно реагировать быстро. С помощью магии он поднял мячик и подошел к кобылке.

-Скрю, — сказал он, — нельзя.

Но кобылка его не слушала. Ей двигал какой-то странный инстинкт. Почему-то, глядя на почтальона, она испытывала странное желание за ним погнаться. Или сразу укусить, чтобы знал свое место.

-Скрю! – Стэйбл повысил голос. Она повернулась к нему. Её взгляд недовольно скользил по мячику с желтыми искорками. Он летал туда-сюда, движимый магией, и пони приготовилась к броску, оставив почтальона в покое.

-Лови! – Стэйбл запулил мячик куда подальше. Скрю резко рванула за ним. Пони-почтальон вытер копытом пот.

-Кажись, пронесло. У меня тут пачка писем для ваших пациентов.

Доктор Брэйнс неловко поднялся. Всё это время он просто наблюдал за тем, что произойдет, держа в зубах курительную трубку. Он подошел к Стэйблу.

-Большое спасибо, мистер Леттер, я их доставлю. Извините за Скрю… опять.

-Да ничего. Собака, что с неё возьмешь, — понимающе протянул почтальон, передавая пачку с конвертами престарелому пони. Стэйбл смерил его гневным взглядом, и когда тот ушел, обратился к Брэйнсу:

-Собака?

-Пока она не научится вести себя, как нормальная пони, дальше собаки не уйдет, — сквозь трубку произнес Брэйнс. Как отрезал. Единорог в ответ только покачал головой.

-Да… Стэйбл, подсоби старику. Подкинь огонька в трубку.

-С удовольствием. Вам помочь с письмами?

-Не откажусь. Да, и еще… кое-что. Моя личная просьба.

-Слушаю вас внимательно.

-Присмотри за Скрю, — легкий табачный дымок трубки поднимался в чистое небо, — Тебе не показалось ничего странного в её поведении?

-Кроме того, что она… собака?

-Это и мне понятно. Я о другом. Она часто гоняется за почтовыми пони. Тебе не кажется, что она как-то слишком быстро… послушалась твоей команды?

-Разве?

-Я уверен в этом, — доктор Брэйнс посмотрел на кипу бумаги над своей головой (магия, да), — если бы ты принял это во внимание, то заметил, что эта пони ищет себе…

-Кого?

-Ну… хозяина. Улавливаешь?

-А почему я? – невольно спросил единорог.

-Я довольно староват, она меня никогда не слушалась. Редхарт… да, она несомненный авторитет, но и ей пришлось постараться, чтобы взять её под свой контроль. А ты стремительно врываешься в её жизнь, и она начинает тебе доверять.

-А еще в этом есть некоторая… кхм, физиологическая особенность.

-Какая, доктор Брэйнс?

Доктор отложил трубку и прихватил на переднее копыто связку с письмами.

-Несмотря на то, что она считает себя собакой, она – пони. А еще она – кобылка. А ты – жеребец. Такие дела.

И он ушел, захлопнув за собой дверь в клинику.